Меню Рубрики

Эссе точка зрения на массовые антибольшевистские восстания

Политика военного коммунизма стала причиной огромного количества крестьянских восстаний и мятежей, среди которых особым размахом отличались:

• Восстание крестьян Тамбовской и Воронежской губерний, которое возглавил бывший начальник кирсановской уездной милиции Александр Сергеевич Антонов. В ноябре 1920 г. под его руководством создается Тамбовская партизанская армия, численность которой составила более 50 тысяч человек. В ноябре 1920 г. — апреле 1921 г. части регулярной армии, милиции и ВЧК так и не смогли уничтожить этот мощный очаг народного сопротивления. Тогда в конце апреля 1921 г. решением Политбюро ЦК была создана «Полномочная комиссия ВЦИК для борьбы с бандитизмом в Тамбовской губернии», которую возглавили В.А. Антонов-Овсеенко и новый командующий войсками Тамбовского военного округа М.Н. Тухачевский, особо отличившийся при подавлении Кронштадтского мятежа. В мае — июле 1921 г. части и соединения РККА, используя все средства, в том числе массовый террор, институт заложничества и ядовитые газы, буквально утопили в крови тамбовское народное восстание, уничтожив несколько десятков тысяч воронежских и тамбовских крестьян.

• Восстание крестьян Южной и Левобережной Новороссии, которое возглавил идейный анархист Нестор Иванович Махно. В феврале 1921 г. по решению ЦК КП(б)У было создано «Постоянное совещание по борьбе с бандитизмом» во главе с председателем СНК УССР Х.Г. Раковским, которое возложило разгром войск Украинской Повстанческой армии Н.И. Махно на главкома украинскими советскими войсками М.В. Фрунзе. В мае — августе 1921 г. части и соединения советской армии в тяжелейших кровопролитных боях разгромили крестьянское восстание на Украине и уничтожили один из опаснейших очагов новой Гражданской войны в стране.

• Но, безусловно, самым опасным и знаковым сигналом для большевиков стал знаменитый Кронштадтский мятеж. Предыстория этих драматических событий была такова: в начале февраля 1921 г. в северной столице, где состоялись массовые выступления рабочих крупнейших питерских предприятий (Путиловского, Невского и Сестрорецкого заводов), закрытых по решению советского правительства, было введено военное положение и создан городской Комитет обороны, который возглавил лидер питерских коммунистов Г.Е. Зиновьев. В ответ на данное решение правительства 28 февраля 1921 г. моряки двух линейных кораблей Балтийского флота «Петропавловск» и «Севастополь» приняли жесткую петицию, в которой выступили против большевистского всевластия в Советах и за возрождение поруганных большевиками светлых идеалов Октября.

1 марта 1921 г. в ходе многотысячного митинга солдат и моряков Кронштадтского военно-морского гарнизона было принято решение создать Временный революционный комитет, который возглавили Сергей Михайлович Петриченко и бывший царский генерал Арсений Романович Козловский. Все попытки главы ВЦИК урезонить восставших моряков не увенчались успехом, и всероссийский староста М.И. Калинин «несолоно хлебавши» уехал восвояси.

В этой ситуации под Петроград были срочно переброшены части 7-й армии РККА, которую возглавил любимец Л.Д. Троцкого и будущий советский маршал М.Н. Тухачевский. 8 и 17 марта 1921 г. в ходе двух кровопролитных штурмов Кронштадтская крепость была взята: часть участников этого мятежа успела отойти на территорию Финляндии, но значительная часть мятежников была арестована. Большинство из них ждала трагическая участь: 6500 моряков приговорили к различным срокам заключения, а более 2000 мятежников по приговорам ревтрибуналов были казнены.

В советской историографии (О. Леонидов, С. Семанов, Ю. Щетинов) Кронштадтский мятеж традиционно расценивали как «антисоветский заговор», который был инспирирован «недобитой белогвардейщиной и агентами иностранных спецслужб».

В настоящий момент подобные оценки кронштадтских событий отошли в прошлое, и большинство современных авторов (А. Новиков, П. Эврич) говорит о том, что восстание боевых частей РККА было вызвано чисто объективными причинами экономического состояния страны, в котором она оказалась после завершения Гражданской войны и иностранной интервенции.

Эссе точка зрения на массовые антибольшевистские восстания

40. Кризис 1921 г. и его уроки

Крестьянство и власть.

С конца 1920 г. положение правящей в России коммунистической партии стало стремительно ухудшаться. Многомиллионное российское крестьянство, отстояв в боях с белогвардейцами и интервентами землю, все настойчивее выражало нежелание мириться с удушавшей всякую хозяйственную инициативу экономической политикой большевиков.

В РКП(б) были люди, предвидевшие такой поворот событий и пытавшиеся так или иначе его предотвратить. Сразу после решающих побед Красной Армии над белогвардейцами, в январе 1920 г., состоялся III Всероссийский съезд Советов народного хозяйства, одобривший предложение экономиста М. А. Ларина упразднить продразверстку, ввести продналог вдвое ниже разверстки, а все остальное получать от крестьян путем свободного товарообмена. Менее радикальное предложение внес в марте 1920 г. Л. Д. Троцкий. В докладной записке в ЦК РКП(б) он констатировал, что разверстка не только подрывает сельское хозяйство, но и грозит окончательно разрушить всю экономическую жизнь страны и что никакое усиление реквизиционного аппарата не даст большого количества продуктов. Бороться с хозяйственной деградацией, по мнению Троцкого, возможно двумя методами: в богатых земледельческих районах (Украина, Дон, Сибирь) заменить разверстку процентным натуральным налогом и снабжать крестьян промтоварами в соответствии со сданным количеством зерна; в разоренных центральных губерниях дополнить разверстку по ссылке хлеба принудительными мерами по запашке земли.

ЦК под нажимом В. И. Ленина отверг эти инициативы. Нежелание лидера большевиков вносить какие-либо коррективы в стратегию и тактику экономической политики объяснялось по меньшей мере тремя взаимообусловленными обстоятельствами:

традиционной для марксистов отрицательной оценкой принципа свободы товарооборота, вокруг которого прямо или косвенно вращались все предложения по изменению хозяйственной политики. «Свобода оборота — это есть свобода торговли, а свобода торговли значит назад к капитализму,— подчеркивал В. И. Ленин.— Свобода оборота и свобода торговли это значит товарный обмен между отдельными мелкими хозяевами. Мы все, кто учился хотя бы азбуке марксизма, знаем, что из этого оборот.а и свободы торговли неизбежно вытекает деление товаропроизводства на владельца капитала и на владельца рабочих рук, разделение на капиталиста и на наемного рабочего, то есть воссоздание снова капиталистического наемного рабства»;

устоявшейся к тому времени оценкой всей предшествующей экономической политики советской власти, в том числе «военного коммунизма». Последний рассматривался большинством руководителей РКП(б) не только как сумма продиктованных войной чрезвычайных мер, но и как прорыв в правильном направлении — к созданию нетоварной, истинно социалистической экономики. Правда, признавали большевики (да и то в основном позднее), продвинулись к новой экономике по пути коренной ломки прежних рыночных структур намного дальше и быстрее, чем планировалось первоначально, и объясняли это тем, что буржуазия сопротивлялась по-военному и необходимо было ради защиты революции немедленно лишить ее экономического могущества. В новых же, мирных условиях крестьянам следует набраться терпения, исправно поставлять в город хлеб по продразверстке, а власть «разверстает его по заводам и фабрикам», оперативно восстановит на этой основе почти полностью разрушенную за годы лихолетья промышленность, вернет крестьянству долг, и тогда-то, по словам В. И. Ленина, «выйдет у нас коммунистическое производство и распределение». С тем чтобы это «вышло» как можно быстрее, еще более усиливалось государственное регулирование крестьянского хозяйства. В соответствии с постановлением VIII съезда Советов (декабрь 1920 г.) на местах были созданы посевкомы. Им вменялось в обязанность следить за выполнением новой повинности крестьян — безукоснительно засевать и обрабатывать все имеющиеся в стране пахотные площади;

поверхностным, как вскоре выяснилось, пониманием глубинных причин крестьянского недовольства. В. И. Ленин явно переоценивал степень «согласия» деревни с политикой «военного коммунизма», упуская из виду, что отсутствие массового и повсеместного сопротивления крестьян продразверстке в 1919 — первой половине 1920 г. определялось не верностью принципиального курса на не рыночные связи с мелкими товаропроизводителями и жесткое государственное регулирование сельского хозяйства, а опасностью реставрации дореволюционных земельных порядков в период ожесточенной борьбы с белогвардейцами и интервентами. Поэтому причины усиливающегося буквально на глазах политического брожения в деревне Ленин искал главным образом в «чрезмерности» разверстки для отдельных губерний страны и в бесчинствах тех, кто ее собирал.

Массовые антибольшевистские восстания.

Ответ деревни не заставил себя ждать. Одно за другим в разных концах страны (в Тамбовской губернии, в Среднем Поволжье, на Дону, Кубани, в Западной Сибири) вспыхивают антиправительственные восстания крестьян. К весне 1921 г. в рядах их участников насчитывалось уже около 200 тыс. человек. Недовольство бурлило и в Вооруженных Силах. В марте с оружием в руках против коммунистов выступили матросы и красноармейцы Кронштадта, крупнейшей военно-морской базы Балтийского флота. В Москве, Петрограде и других крупных городах нарастала волна массовых забастовок и демонстраций рабочих.

Поднимавшиеся на борьбу с властью трудящиеся требовали отмены разверстки, свободы торговли и хозяйствования на земле, наконец, демократизации политического режима в стране, что выражалось в лозунгах «свободных Советов» (то есть Советов, переизбранных без диктата коммунистов при свободе агитации социалистических партий) и изредка — созыва нового Учредительного собрания.

По своей сути это были стихийные взрывы народного возмущения политикой советского правительства. Но в каждом из них в большей или меньшей степени наличествовал и элемент организации. Его вносил широкий спектр политических сил: от монархистов до социалистов, действовавших особенно напористо и энергично. Объединяло эти разнородные силы стремление овладеть начавшимся народным движением и, опираясь на него, ликвидировать власть большевиков.

С точки зрения западных историков, бурные и трагические события начала 1921 г. вылились в малоизвестную миру новую народную революцию, участники которой пытались добиться воплощения в жизнь лозунгов Октября. Дискуссия о перспективах и возможном исходе этого мощного движения народного протеста, начатая тогда же политиками разной ориентации, не затихает до сего времени.

Лидеры умеренных социалистов Ю. О. Мартов и В. М. Чернов поспешили объявить кронштадтское и другие восстания 1921 г. доказательством того, что возможна «борьба за освобождение России от полицейско-бюрократической диктатуры коммунистов», «идущая по линии интересов революции, а не обреченная стать невольным орудием контрреволюции» в лице белогвардейцев.

Диаметрально иную трактовку событий начала 1921 г. дал многоопытный и авторитетный буржуазный политик П. Н. Милюков. Он сразу и без дипломатических экивоков указал на то, что стоит за безоговорочно поддержанным им лозунгом «свободных Советов»: «Для настоящего момента это означает, всего вероятнее, что власть должна перейти от большевиков к умеренным социалистам, которые получат большинство в Советах. Для многих, конечно, эти последние тем же миром мазаны, как и сами большевики». Милюков с таким мнением был в корне не согласен. Плавная передвижка власти к эсерам и меньшевикам в рамках Советов, на его взгляд, единственно способна спасти страну от анархии. Сама же новая власть, «санкционированная учреждениями вроде Советов», будет, «конечно, временной», а дальше все «образуется». Лидер кадетов прекрасно помнил недавний опыт гражданской войны, выявившей полную неспособность «чистых демократов» удержать кормило государственной власти сколько-нибудь длительное время.

Аналогичным образом оценивал ситуацию и В. И. Ленин. «Умный вождь буржуазии и помещиков, кадет Милюков,— писал он в мае 1921 г.,— . прав против Черновых и Мартовых, ибо выдает действительную тактику действительной белогвардейской силы, силы капиталистов и помещиков: давайте поддерживать кого угодно, даже анархистов, какую угодно Советскую власть, лишь бы осуществить передвижку власти. А остальное «мы», Милюковы, «мы», капиталисты и помещики, «сами» сделаем, анархистов, Черновых, Мартовых мы шлепками прогоним, как делали в Сибири. Это доказано историей, это проверено фактами».

Дискуссия носила довольно отвлеченный, теоретический характер, хотя нельзя не признать, что наиболее убедительную и ближе всего соответствующую реальной ситуации в России перспективу дальнейшего развития общенационального кризиса сформулировали совместными усилиями В. И. Ленин и П. Н. Милюков. Руководство компартии просто не могло позволить себе роскоши дожидаться практического подтверждения своего прогноза и, не дрогнув, хладнокровно бросило на подавление народных выступлений сотни тысяч штыков и сабель регулярной Красной Армии и ее лучших полководцев (М. И. Фрунзе, М. Н. Тухачевский, С. М. Буденный и др.). 18 марта пал Кронштадт. К концу лета 1921 г. было в основном покончено и с другими крупными очагами повстанческого движения в стране.

Ленинские «уроки Кронштадта».

В большевистских верхах между тем крепла уверенность, что с помощью одного голого насилия выйти из кризиса невозможно. По вопросу, что делать дальше, в компартии с ноября 1920 г. развернулась острейшая дискуссия, получившая название «дискуссия о профсоюзах». На деле же, как позднее отметил пленум ЦК РКП(б), спор шел «об отношении к крестьянству, подымавшемуся против военного коммунизма, об отношении к беспартийной массе рабочих, вообще о подходе партии к массе в полосу, когда гражданская война уже кончилась».

Мнение членов ЦК РКП(б) разделилось примерно поровну между платформами В. И. Ленина и Л. Д. Троцкого. Кроме них было предложено еще несколько платформ: «рабочей оппозиции» (А. М. Коллонтай и А. Г. Шляпников), «демократического централизма» (А. С. Бубнов, В. В. Осинский, Г. В. Сапронов) и др.

Л. Д. Троцкий, забыв о своих реформаторских поползновениях весны 1920 г., выступал за введение в норму деятельности государственных и профсоюзных органов чрезвычайных, по сути, военизированных методов руководства, «закручивание гаек» в политике и экономике, в том числе для того, чтобы «держать в узде» многомиллионное крестьянство. А. Г. Шляпников и А. М. Коллонтай, напротив, ратовали за передачу управления народным хозяйством в руки самих «производителей-рабочих», требовали невмешательства ЦК РКП(б) в работу советских и профсоюзных органов, отказа от назначений работников на административно-хозяйственные должности. Близкие по духу с «рабочей оппозицией» предложения отстаивали А. С. Бубнов, В. В. Осинский и Г. В. Сапронов, делая особый упор на необходимости расширить внутрипартийную демократию за счет большей свободы действий фракционных группировок в РКП(б).

В понимании В. И. Ленина крайности (предложения троцкистов и «рабочей оппозиции») смыкались: и тот и другой путь, вступи на него большевистская партия, в конечном счете привел бы ее к утрате контроля над ситуацией в стране со всеми вытекающими из этого последствиями. Чтобы утихомирить бушевавшие страсти по малозначащему для него вопросу о собственно профессиональных союзах, Ленин выдвинул размытый и ни к чему не обязывающий тезис: «профсоюзы — школа коммунизма», то есть предложил их рассматривать как самодеятельные общественные организации, работающие под руководством компартии. Главные же усилия Ленин сосредоточил на поисках путей преодоления острейшего кризиса, охватившего страну. Охарактеризовав сложившуюся ситуацию чеканной формулой — «Экономика весны 1921 г. превратилась в политику: «Кронштадт», Ленин сформулировал три основных «урока Кронштадта».

Читайте также:  Сколько стоит линзы для зрения в уфе

Первый из них гласил: «Только соглашение с крестьянством может спасти социалистическую революцию в России, пока не наступила революция в других странах». Второй «урок» требовал ужесточить «борьбу против меньшевиков, социалистов-революционеров, анархистов» и прочих оппозиционных сил с целью их полной и окончательной изоляции от народных масс. Согласно третьему «уроку», следовало добиться большей «сплоченности (и дисциплины) внутри партии».

енинский анализ политической обстановки в России определил решения Х съезда РКП(б), собравшегося в Москве в марте 1921 г.

Реализуя установку вождя на экономическое соглашение с крестьянством, съезд одобрил постановление о замене разверстки меньшим по размеру продналогом. Земледельцам предоставлялось право обмена остающихся запасов продовольствия, сырья и фуража на нужные им продукты промышленного и сельскохозяйственного производства.

На съезде были подведены итоги дискуссии о профсоюзах, увенчавшиеся принятием ленинского проекта резолюции. В то же время накал межфракционных споров насторожил и обеспокоил большинство делегатов съезда, как никогда осознавших необходимость сплочения партийных рядов в условиях кризиса и реальной угрозы потери власти над Россией. Это позволило большевистскому лидеру без особого труда провести еще одну неожиданно предложенную им резолюцию — «О единстве партии», которая на десятилетия стала краеугольным камнем внутрипартийного режима. Она запрещала фракционную деятельность и наделяла ЦК правом исключать из своего состава любого его члена, на что раньше был полномочен только съезд. Тем самым традиции и законы внутрипартийной демократии оказались подорванными в своей основе.

Вопрос об оппозиционных политических партиях на Х съезде РКП(б) специально не обсуждался. Это произошло несколько позже, на Х общебольшевистской конференции в мае 1921 г., где с предельной категоричностью было еще раз подчеркнуто: «Все мысли, что война окончена и поэтому не нужна ЧК, что можно делать уступки политические, являются после трехмесячного опыта сплошным недоразумением. Перед Кронштадтом это могло быть не так ясно, но с момента, когда контрреволюция открыто доказала, что она готова пройти не только через правые, но и через левые двери, что им безразлично, едут ли они на красном или на белом коне, с этого момента положение стало яснее ясного: по отношению к меньшевикам и эсерам есть одна тактика — тактика беспощадной борьбы».

В результате Советская Россия вступила в полосу мирного строительства с двумя расходящимися линиями внутренней политики. С одной стороны, началось переосмысление основ политики экономической, сопровождавшееся раскрепощением хозяйственной жизни страны от тотального государственного регулирования. С другой — в области собственно политической — «гайки» оставались туго закрученными, сохранялась окостенелость советской системы, придавленной железной пятой большевистской диктатуры, решительно пресекались любые попытки демократизировать общество, расширить гражданские права

1. Проанализируйте этапы аграрной и продовольственной политики большевиков с октября 1917 по март 1921 г. (см. 33, 37, 40). Сделайте вывод об общей тенденции развития этой политики и ее характерных особенностях.
2. ЭССЕ: Массовые антибольшевистские восстания, вспыхнувшие в разных районах страны в конце 1920 — начале 1921 г. и поддержанные политической оппозицией, наводят историков на размышления о новой народной революции или еще об одном этапе гражданской войны. Какова ваша точка зрения на эти события?
3. Схематично покажите, на основе каких событий 1920-1921 гг. В. И. Ленин сформулировал три основных .
1-й урок —
2-й урок —
3-й урок —
Какие экономические и политические перспективы для дальнейшего развития Советской России они определяли?

Левандовский А.А., Щетинов Ю.А. Россия в XX веке. 10 -11 классы. — М.: Просвещение, 2002

История для 11 класса, учебники и книги по истории скачать, библиотека онлайн

Если у вас есть исправления или предложения к данному уроку, напишите нам.

Если вы хотите увидеть другие корректировки и пожелания к урокам, смотрите здесь — Образовательный форум.

Точки зрения известных историков по восстанию декабристов

Ознакомление со взглядами на восстание и деятельность декабристов Александра Ивановича Герцена и Василия Осиповича Ключевского. Рассмотрение роли декабристов в современной литературе: закономерностей их восстания, главных причин появления движения.

Рубрика История и исторические личности
Вид курсовая работа
Язык русский
Дата добавления 15.05.2014
Размер файла 35,5 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Декабризм как историческое явление чрезвычайно многогранен. Он включает в себя идеологию дворянских революционеров, оказавшую значительное влияние на общественное сознание передовой России первой половины XIX века. Родоначальники идейно осознанной и организованной политической борьбы против самодержавия и крепостного права, декабристы навечно вошли в историю России.

Движение декабристов и восстание 14 декабря 1825 года и до настоящего времени занимает большое место в исторических исследованиях многих видных российских ученых. Зарождение декабристского движения и причины, побудившие к этому, программные документы тайных Северного и Южного обществ, материалы допросов декабристов, жизнеописания лидеров этого движения стали главными научными проблемами в исследованиях ученых. Однако при этом, в недостаточной степени исследовались личные записки, воспоминания самих участников восстания, к которым было отнесено около 600 человек, осужденных и отправленных по этапу в Сибирь. Также не в полной мере исследовались воспоминания свидетелей процесса подготовки восстания, косвенно или напрямую причастных к нему. В конце 19 — начале 20 века стала издаваться мемуарная литература о событиях 14 декабря 1825 года, которые открывали глаза на реальные события, связанные с декабристами. Эти документы являлись ценным источником понимания мотивов участия в движении декабристов, их программных целей в видении будущего России. Конечно же, в сочинениях подобного рода прослеживается некоторый оттенок субъективизма и тенденциозности в освещении своей роли в движении декабристов и событиях на Сенатской площади 14 декабря 1825.

Многие историки обращали внимание на восстание 14 декабря 1825года. Это событие получило неоднозначную оценку у разных поколений. Современниками того времени, рассматривающими эту проблем, были барон М. Корф, Н. К. Шильдер, М. Лунин. Но особое внимание этой проблеме уделяли Василий Осипович Ключевсий и Александр Иванович Герцен. Во время советской историографии этот вопрос изучали: В. И. Ленин, М. Н. Покровский, М. В. Нечкина. В современной историографии был характерен пересмотр ряда устоявшихся в отечественной исторической науке выводов относительно декабристского движения.

Цель данной курсовой работы: рассмотреть точки зрения по восстанию декабристов известных историков и общественных деятелей.

Для достижение этих целей необходимо решение следующих задач:

· Изучить оценку восстания декабристов и их деятельности историками и общественными деятелями первой четверти XIX -ХХ века.

· определить мнение А.И. Герцен и В.О. Ключевский о декабристах;

· современная литература о декабристах.

1. Оценка восстания декабристов и их деятельности историками и общественными деятелями первой четверти XIX -ХХ века

Официальная правительственная концепция толковала восстание декабристов как случайное явление, а самих декабристов — как скопище цареубийц, которые восприняли революционные идеи в Западной Европе, но потерпели неудачу в попытке привить их на русской почве. Официально стремились скрыть размеры и угрозу движения, старались показать бесперспективность движения. Ярким приверженцем этой концепции был барон М. Корф — «Историческое описание 14-го декабря [1825 гг.] и предшествовавших ему событий», «Четырнадцатое декабря 1825 г.», «Восшествие на престол императора Николая I». Корфа давала резко отрицательную оценку движению, обливала клеветой и смешивала с грязью его участников — «злодеев» и «мятежников», якобы не имевших никаких корней в окружавшей среде, «исчадий ада», осмелившихся выступить против священных устоев самодержавия, «бунтовщиков», попытки которых разбились об «искони» врожденное русскому народу «царелюбие» и отвращение к мятежам. Но в то же время, когда «верноподданным» вдалбливалось изложенное выше официальное понимание происшедших событий, складывалась и революционная концепция декабризма, возникшая среди дворянских революционеров и в общественных кругах, сочувствовавших им. Концепция решительно заявила: восстание — лишь досадная случайность, произошедшая по стечению обстоятельств. [7, с561-562]

Другой представитель дворянской историографии, правда, более позднего периода, — Н. К. Шильдер считал политику Александра I и его лично виновником восстания декабристов. Шильдер показал, что декабристы предвосхитили реформационные планы Александра II на 30 лет. Он подчеркнул благородную мотивацию их поступков, сочувствуя либеральной части восставших. герцен ключевский декабрист восстание

Первыми несогласными с официальной концепцией историками выступили сами декабристы. Особенно здесь проявил себя М. Лунин. В 1837 году он создает серию политических «Писем из Сибири», адресованных сестре. Он задался целью написать историю декабристского движения, предполагалось, что письма станут известны широкому кругу читателей. В начале 1838 года он пишет «Розыск исторически» (краткое обозрение прошлого Российского государства), в сентябре 1838 года. «Взгляд на Русское Тайное Общество с 1816 по 1826 года» (очерки по истории тайных обществ), в ноябре 1839 года «Разбор донесения, представленного императору Тайной комиссией 1826г.» (содержит критическое исследование «Донесения» и взглядов автора на декабристское движения с обозначение его истинных целей).

Сразу после восстания перу отца русской историографии Карамзина принадлежит следующая характеристика восстания декабристов: «Вот нелепая трагедия наших безумных либералистов! Дай Бог, чтобы истинных злодеев нашлось между ними не так много. Солдаты были только жертвой обмана». Обладая глубоким объективным умом историка, Карамзин отдавал себе ясный отчет в том, от какой опасности была спасена 14 декабря 1825 года Россия. «Бог спас нас 14 декабря, — пишет он, — от великой беды. Это стоило нашествия французов». Таким образом, в целом можно говорить о признании восстания тщательно подготовленным, что указывает на отсутствии в событиях случайности, но в связи с политическим убеждениями Николай Михайлович придерживалась официальной концепции. [5,с 208-281]

Одновременно с революционной и официальной сформировалась и либеральная концепция. Ее основателем стал декабрист Н.И. Тургенев, приговоренный по делу 14 декабря «к отсечению головы». Он был тогда за границей, приглашение царских властей вернуться на родину и дать отрубить себе голову отклонил, но в целях самооправдания начал изображать всех декабристов безобидными либералами. Эту концепцию развил академик А.Н. Пынин. В своей работе «Общественное движение в России при Александре I» он обобщил весь многочисленный материал, накопленный за этот период, провёл подробный анализ источников. А. Н. Пыпин прослеживает взаимозависимость взглядов императора и прогрессивного общества того времени. Личность Александра I, по его мнению, являлась мощной силой, поддерживающей общественные настроения. А. Н. Пыпин в своей работе исследует не сами события декабря 1825 г., а их предысторию. Первопричиной автор считает «пробуждение национального чувства в эпоху 1812 г. как источник нового либерального движения. и сильное европейское влияние, действовавшее на русское общество в течение Наполеоновских войн».

Крупнейшим по значению трудом дореволюционной историографии о декабристах является книга В. И. Семевского «Политические и общественные идеи декабристов» (1909). В.И.Семевский впервые в литературе широко и планомерно использовал следственное дело о декабристах, привлек к изучению их идеологии огромный круг первоисточников. Появление такого обширного монографического труда об отдельном революционном движении стало возможным лишь после революции 1905 г. Концепция В. И. Семевского, мировоззрение которого характеризуется народническими установками, является сложной и противоречивой. С одной стороны, им усвоены элементы революционной концепции Герцена, — это сказывается в высокой оценке Пестеля, в общем сочувственном внимании к движению, в положительной характеристике значения декабристов. Но одновременно в концепции В.И.Семевского имеются и многие черты либеральной трактовки: преобразовательные планы декабристов он преемственно связывает с преобразовательными планами Александра I, Сперанского и других правительственных деятелей, не усматривая между ними никакой принципиальной разницы. Движение декабристов В.И.Семевский трактует как движение внеклассовой интеллигенции. Концепция В.И.Семевского идеалистична. Критерий его оценок субъективен: он нередко говорит о «симпатичных» и «несимпатичных» чертах движения декабристов. Таки образом, в концепции В.И.Семевского больше прослеживается точка зрения революционной, «необходимой» идеи восстания декабристов. [17, с.38-39]

Под влиянием событий первой русской революции обратился к теме движения декабристов и А. Е. Пресняков. По его словам, движение декабристов «было колыбелью целого ряда позднее резче дифференцированных в жизни и общественном сознании, легко разошедшихся течений». Размышляя о причинах неспособности декабристов реализовать план действий и совершить государственный переворот, А. Е. Пресняков доказывал, что это движение было чуждо «подъему народной и солдатской массы». В среде декабристов было много революционной романтики и декламации «без подлинной решимости». Их революционность А.Е.Пресняков считал «весьма относительной». Аграрные проекты декабристов он оценивал как «преждевременные» и «бесплодные» для того времени. А Николаю I, несмотря на всю шаткость его положения, помогла «более чем слабая подготовка восстания». На стороне власти оказался выигрыш во времени и дезорганизация революционного центра.

Результаты исследования привели А.Е.Преснякова к выводу о предрешенности итога восстания. Значение восстания историк увидел в том, что оно вскрыло «трещины» в самодержавно-крепостническом строе, а в день 14 декабря 1825 г. самодержавие впервые встретилось «с отрицанием своих притязаний на произвольное распоряжение Россией как вотчиной». Пресняков определил национальные основы движения декабристов, указав, что оно выросло на «русской почве», а не на «наносной» с Запада.

После Великой Октябрьской революции 1917 года отношение к декабристам также делится на несколько направлений, из которых можно выделить два основных: М.Н.Покровского и В.ИЛенина.

М.Н.Покровский в 20-е гг. негативно относился к выступлению на Сенатской площади. По его мнение, это было лишь выступление дворян за свои интересы. Интересна также и опубликованная впервые в 1907 г им работа «Декабристы». В основе ее лежит ошибочная концепция, согласно которой декабристы были не революционерами, а корыстными дворянами, обиженными правящим режимом и выступившими против него исключительно из-за собственных интересов. Однако показательно, что Пестель противопоставляется автором всем другим декабристам: «…его приходится поставить особняком в ряду его товарищей». Покровский утверждает: «Только Пестель понимал, что вырвать с корнем такой дуб, как самодержавие, не разрыв глубочайшим образом всей почвы, есть чистая утопия… Один Пестель говорил, что русская революция, если ей сужден успех, будет не меньше, а больше «великой» французской и что ждать этого успеха нельзя, не заинтересовав в революции широчайших масс». В то же время автор преувеличивает степень революционности Пестеля, которого он называет «якобинцем», «монтаньяром в полковничьем мундире» М.Н. Покровский. приписывает ему намерение отдать всю землю крестьянам, тогда как на самом деле он выступал за конфискацию только крупнейших латифундий при определенных условиях, оговоренных в «Русской правде». В его оценках восстание представлено как «мятеж эгоистичной части дворянства против ограничения дворянских привилегий». Но необходимо ответить, что прогрессивность его взглядов заключалась в оценке восстания как необходимого этапа гражданского общества в России. [14,с. 102-103]

Читайте также:  Зрение 0 7 на оба глаза это плохо

У В. И. Ленина по вопросу о декабристах имеется много высказываний, но особое значение для нас имеет его работа «Памяти Герцена», где он дает периодизацию истории революционного движения в России.

«В 1825 году,— писал В.И.Ленин,— Россия впервые видела революционное движение против царизма, и это движение было представлено почти исключительно дворянами». В трудах В. И. Ленина дана развернутая оценка движения декабристов, положивших начало сознательной, организованной борьбе с крепостничеством и царизмом. Создав научную концепцию истории и, в частности, истории освободительного движения в России, Ленин указывал, что декабристы являются представителями первого, дворянского этапа революционного движения в нашей стране, что с их деятельностью связано начало организованной борьбы против крепостничества и самодержавия, возникновение республиканской традиции в российском освободительном движении. На основе ленинских оценок советские исследователи создали целую серию работ как о движении декабристов в целом, так и о виднейших его участниках. Были разысканы и введены в научный оборот уникальные документы и материалы, изданы следственно-судебные дела (тринадцать томов), тщательно изучена иконография декабристов. Страницы Ленина о трех поколениях русского освободительного движения, об исторической роли декабристов отдавали должное и всему движению в целом, и каждому из первых революционеров-декабристов. Нельзя не отметить, что в работе «Памяти Герцена» впервые затрагивается социальная структура восстания, которая является одним из важнейших компонентов любого восстания. Это создает благодатную почву для того, чтобы отметить роль Ленина в развитии последующей историографии. [8.с. 15-16]

В советской исторической науке изучение движения было продолжено с марксистских позиций. Характерный для исторической науки советского времени догматизм превратил ленинские высказывания в незыблемую схему. На исходе 1923 г., с началом подготовки к 100-лстнему юбилею восстания декабристов, в советской исторической литературе вспыхнула дискуссия относительно сущности этого движения. Дискуссия началась после появления 16 декабря в газете «Рабочая Москва» статьи М.С.Ольминского «Две годовщины». Автор с ультрареволюционных позиций характеризовал движение декабристов как «движение дворян-землевладельцев», которые обманом увлекли солдат на Сенатскую площадь, а затем предательски покинули их.

Бесспорным лидером уже с 1920-х годов была М.В.Нечкина. Естественно, труды М. В. Нечкиной отличались марксистским подходом к освещению истории декабризма. Она наметила проблемы, которые стали предметом исследовательского внимания всех советских декабристоведов: декабристы и массовое революционное движение, формирование их идеологии, изучение процессов развития декабристских обществ, ход восстания 14 декабря, отношение к восставшим различных социальных слоев. В работах конца 20-х начала 30-х годов. М.В.Нечкина вывела принципиальную идею революционного единства всего движения декабристов. В послевоенный период проблематика исследований М.В.Нечкиной расширяется. Декабристы рассматриваются не только как революционная организация, но и как явление идеологии, общественное течение, «окрасившее атмосферу социальной и культурной жизни своего времени».

В фундаментальных трудах «Грибоедов и декабристы» (1947) и «Восстание 14 декабря 1825 г.» (1951) М. В. Нечкина старалась в конкретной форме воплотить ленинскую мысль о поисках в России правильной революционной теории. В 1955 г. вышла в свет ее двухтомная монография «Движение декабристов». Эта работа стала событием в советской исторической науке и в декабристоведении. Исследование интересно тем, что ленинская оценка восстания декабристов как первого революционного выступления, с присущей им классовой ограниченностью, впервые нашла свое наиболее полное воплощение в конкретном историческом материале. Движение декабристов М. В. Нечкина органически связывала с проблемой смены общественно-экономических формаций, их лозунги — с объективным ходом исторического развития.

Положение М. В, Нечкиной в исследовании истории русского революционного движения было практически монопольным. И оно закрепило в советской науке преувеличенное представление о масштабах и влиянии революционного движения в XIX веке, а также искусственную периодизацию исторического процесса XIX — начала XX века по революционным ситуациям.

2. Александр Иванович Герцен и Василий Осипович Ключевский — взгляд на восстание и деятельность декабристов

Но, все-таки мне кажется, более подробного изучения достойны работы, связанные с именами историка Василия Осиповича Ключевского и писателя Александра Ивановича Герцена. Это связано с тем, что Александр Иванович был «наследником декабристов» и одним из первых разработчиков революционной концепции, а Василий Осипович Ключевский является одним из самых прогрессивных историков во всей русской историографии, и при рассмотрении русской истории на первый план выдвигал политические, экономические и социальные события.

Герцен Александр Иванович — величайший российский революционер, писатель, философ. Честь первой подробной разработки оформления революционной концепции на восстание декабристов принадлежит именно ему — блестящему представителю того же революционного поколения в истории России, к которому принадлежали и декабристы.

Герцен сам считал себя последователем декабристов. Он говорил, что борется под их знаменем, «которого не покидал ни разу». «Нашими устами,— писал Герцен,— говорит Русь мучеников, Русь рудников, Сибири и казематов, Русь Пестеля и Муравьева, Рылеева и Бестужева». Свою концепцию восстания декабристов Герцен постоянно развивал, посвящая декабристам отдельные произведения или характеризуя их в своих многочисленных работах, написанных на другие темы.

А.И. Герцен в статье «О развитии революционных идей в России» писал: «…Люди 14 декабря, фаланга героев, вскормленная, как Ромул и Рем, молоком дикого зверя… Это какие-то богатыри, кованные из чистой стали с головы до ног, воины-сподвижники, вышедшие сознательно на явную гибель, чтобы разбудить к новой жизни молодое поколение и очистить детей, рожденных в среде палачества и раболепия» [2, с. 302-303]

Революционная концепция Герцена идеалистична — и в этом ее главный недостаток. Герцен, остановившийся, как говорит Ленин, перед историческим материализмом, не мог понять декабристов диалектически, не мог проанализировать классовую природу движения и его классовый смысл.

Герценом написаны следующие работы: «О развитии революционных идей в России», «По поводу одной драмы», «По разным поводам», «Новые вариации на старые темы», «Несколько замечаний об историческом развитии чести», «Из записок доктора Крупова», «Кто виноват?». Все другие сочинения и статьи Герцена, как, например, «Старый мир и Россия», «Концы и начала», и др. представляют простое развитие идей и настроений, вполне определившихся в период 1847—1852 годов в сочинениях, указанных выше.

Герцен писал в статье «О развитии революционных идей в России» о том, что: «Пушки Исаакиевской площади разбудили целое поколение». Идеи декабристов получили свое дальнейшее развитие у революционеров. Герцен, являющийся ярким их представителем, в лаконичной и выразительной форме с исключительной точностью раскрыл исторический смысл восстания декабристов, подчеркнул его тесную связь с последующим ходом освободительного движения в России. [2, с. 323-324]

В статье Герцена можно отметить следующие моменты: было сильно идеализированное восприятие восстания; фактически шла попытка наметить путь развития России через революцию социализма; идеи Герцена и декабристов не могли быть осуществлены в их время из-за гнета абсолютизма.

Идеи Герцена, на мой взгляд, достаточно развитые для того времени, очень дельные. Но мне кажется, что их нельзя рассматривать объективно, в связи с тем, что его труд «О развитии революционных идей в России» идеализирован. В нем очень много образных выражений, описывающих восстание декабристов как борьбу против гнета. Я считаю, что Герцен очень серьезно рассматривает данный этап развития общественной мысли и демократических ценностей. Конечно, Герцен дает не вполне научную оценку в силу времени и убеждений, но он ясно понимал, что необходим многоаспектный подход к пониманию сути восстания на Сенатской площади. Герцен считал, что восстание декабристов произошло из слияния большого количества политических, социально-экономических, культурных. т.е, он сторонник концепции «необходимости восстания». В труде он подчеркивает названия восстания декабристов как «выступление угнетенных». И именно это слово чаще всего повторяется в его статье « О развитии революционных идей в России».

Василий Осипович Ключевский — один из выдающихся русских историков. Гениальнейший историк, уроженец Пензенской губернии Российской империи, всегда относился к истории родной земли как к самому дорогому. И, безусловно, он не мог пройти мимо вопроса событий 14 декабря 1825 года на Сенатской площади. Он всегда отталкивался от тезиса, что история должна быть правдивой и находиться вне политик. Но так как он жил во время абсолютной монархии он не мог выразить прямо свою оценку данным событиям. Он известен многими своими работами, такими как «Боярская Дума», «Курс русской истории», «Происхождение крепостного права в России», «Исторические портреты».

«Декабристы — историческая случайность, обросшая литературой. У нас доселе господствуют не совсем ясные, не совсем согласные суждения насчет события 14 декабря; одни видят в нем политическую эпопею, другие считают его великим несчастием. Большею частью то были добрые и образованные молодые люди, которые желали быть полезными отечеству, проникнуты были самыми чистыми побуждениями и глубоко возмущались при встрече с каждой, даже с самой привычной, несправедливостью, на которую равнодушно смотрели их отцы. Очень многие из них оставили после себя автобиографические записки; некоторые даже вышли недурными писателями. На всех произведениях лежит особый отпечаток, особый колорит, так что вы, вчитавшись в них, даже без особых автобиографических справок, можете угадать, что данное произведение писано декабристом. Я не знаю, как назвать этот колорит. Это соединение мягкой и ровной, совсем не режущей мысли с задушевным и опрятным чувством, которое чуть окрашено грустью; у них всего меньше соли и желчи ожесточения; так пишут хорошо воспитанные молодые люди, в которых жизнь еще не опустошила юношеских надежд, в которых первый пыл сердца зажег не думы о личном счастье, а стремление к общему благу. Впрочем, мне едва ли нужно много говорить об этом тоне; мы его очень хорошо знаем по самому серьезному политическому произведению русской литературы XIX в.; этот тип как живой стоит перед нами в неугомонной и говорливой, вечно негодующей и непобедимо бодрой, но при этом неустанно мыслящей фигуре Чацкого; декабрист послужил оригиналом, с которого списан Чацкий » — писал Ключевский. Для того чтобы установить правильный взгляд на это событие, нам надо рассмотреть ход, подготовивший общество к нему; это возвратит нас к истории общества, т. е. к истории чувств и мыслей, господствовавших в известное время. Движение 14 декабря вышло из одного сословия, из того, которое доселе делало нашу историю, — из высшего образованного дворянства. Но не весь этот класс принимал в нем прямое участие; событие это было частью этого класса, в которой господствовал известный образ мыслей, известное настроение. Но эта часть была собственно известный возраст, известное поколение; катастрофа 14 декабря сделана была дворянской образованной молодежью. Это легко заметить, просматривая графу о возрасте в списке лиц, которые судились по делу 14 декабря. Всех лиц к ответственности было призвано 121; из них только 12 имели 34 года, значительное большинство остальных не имело и 30 лет. [6, с.300-301]

Говоря о значении восстания декабристов, В.0. Ключевский отмечал: «Декабристы важны не как заговор, не как тайное общество, это нравственно-общественный симптом, вскрывший обществу недуги, которых оно само в себе не подозревало; это целое настроение, охватившее широкие круги, а не 121 человек только, признанных виновными и осужденных по нескольким степеням виновности». [10, с.20-21]

Ключевский делает выводы, что; у декабристов были чистые помыслы и идеи. Это может свидетельствовать о поддержке идеи декабристов о либерализме; считает и Пестеля одной из самых светлых голов в этой компании, т. е доказывает тем самым идею об участии в заговоре лучшей части дворянства; «Да, восстание само по себе было глупым, неподготовленным. Да, подвели под шпицрутены и Кавказ ничего не понимавших солдат, да, программы не было. Это мы все ведь знаем. Но знаем и то, как они держались на каторге и на поселении. Знаем, сколько добра сделали жителям Сибири, как не сломались, как писали, учили, помогали друг другу. И какой след оставили в памяти общества», — таково мнение Ключевского; значение восстания по Ключевскому состоит в том, что это ранний, но неотъемлемый период развития общественной мысли России XIX века. Если же внимательно прочитать все то, что писал Ключевский о декабристах, к которым он относился с большим уважением, то данное выражение не согласуется с его общей оценкой декабристов и декабризма, как «нравственно-общественного симптома….».[11,с.250-251]

В.О. Ключевский, скорее всего, был объективен в своих оценках, но в его трудах очень много сносок на воспоминания сторонников Николая I. Василий Осипович делает акцент на том, что «декабристы — это случайность, поросшая литературой», тем самым подтверждая идею значимости восстания 14 декабря в связи с обращением к данной проблематике большого числа писателей, историков и философов. Уже в первые годы после восстания к этой теме обращались либералы и консерваторы, либералы и сами декабристы. К середине века общее число произведение было весьма существенным. Присутствуют различные наименования событий на Сенатской площади: мятеж, выступление, восстание. Более употребительным является нейтральное «восстание». Позиция Ключевского такова: случайное совпадение многих факторов привело после неожиданной смерти Александра I к неожиданному выступлению. Я согласен с большей частью Василия Осиповича Ключевского, кроме одной позиции: декабристы это не «……случайность». Это изъявление воли свободной справедливой части российского дворянства народа. В.О. Ключевский, конечно же, приводит более фундаментальный анализ декабрьских событий 1825 года. Ведь он — представитель научного сообщества. Но эмоционально-оценочная концепция, выражение своего отношения у Александра Ивановича Герцена более четко отражена.

Читайте также:  Упражнение снайпера или как восстановить зрение

3. Восстание декабристов в современной литературе

Для современной историографии характерен пересмотр ряда устоявшихся в отечественной исторической науке выводов относительно декабристского движения.

Во-первых, отмечается, что движение декабристов нельзя сводить только к революционному. По своему содержанию оно было гораздо шире. Здесь соединились различные взгляды, группы с разными идейными установками и интересами, по-разному понимавшие цели, задачи движения и пути их достижения. Исследователь Б. Бокова пишет, что «при желании — и без малейших натяжек — от декабристов можно провести маршруты куда угодно: к земскому движению 1860-х годов, к партии «Народной свободы», к «русскому социализму», к «аристократическому конституционализму», к правонационалистическим теориям, к российской религиозной философии, к социалистам-революционерам и т.д.».

Во-вторых, расширился спектр оценок закономерности восстания декабристов. Если раньше восстание декабристов представлялось как событие безусловно закономерное вследствие обострения классовых противоречий, то теперь высказывается мнение о том, что случайность и закономерность в событиях 14 декабря столь переплелись, что восстание могло и не состояться (С. В. Мироненко). Но в то же время высказывается мысль о возможной победе восстания. А. Н. Цамутали, П. В. Волобуев и Я. А. Гордин считают, что поражение декабристов не было заранее предрешено. И все же мнение об обреченности восстания преобладает в трудах историков.

П.В. Волобуев, основывая тезис «история как выбор», затрагивает и историю России конца 18-нач 19 вв.. Обращаясь к истории восстания он решительно отвергал оценку этого события с позиции исторического фатализма, когда- то, что имело место в прошлом, признается единственно возможным. Он не разделял взгляд на декабристское выступление 1825 г. как на заранее обреченное на поражение: «Восстание 1825 г., хоть и было вынужденным в отношении срока и повода, отнюдь не было фатально обречено на неудачу. Нельзя исключить и другой вариант исхода — его победу» — пишет Волобуев. [1,с.103]

К этой точки зрения близок и взгляд Я.А. Гордина, автора интересных книг, посвященных восстание декабристов. Я.А. Гордин делает совсем другой вывод о «действователей 14 декабря» : Дальнейшая история показала, что безумцами были те, кто 14 декабря стрелял картечью в самых передовых и здравомыслящих людей». В книгах Гордин прослеживает связь участников восстания с различными слоями общества, показана борьба группировок в правящих кругах, сложное переплетение интриг в придворной среде с планами и действиями членов тайных обществ. [3,с.377]

В-третьих, нет единства в оценке последствий возможной победы декабристов. Н.Я. Эйдельман, например, пишет: «Мятежники могли, конечно, взять власть. Вот тогда захваченный ими госаппарат (как в 1700-х гг. преображенцами, семёновцами) тут же приказал бы всей России разные свободы: конституцию (северяне настаивали на Земском соборе) и отмену крепостного права. И что бы после того ни случилось — смуты, монархическая контрреволюция, народное непонимание, борьба партий и группировок, — многое было бы абсолютно необратимо».[20, с33] С. В. Тютюкин считает: «Можно допустить, что при более активной, наступательной тактике декабристы могли бы одержать победу в Петербурге, затем на Украине и с помощью Ермолова на Кавказе, сформировать Временное правительство и приступить к осуществлению своей программы. Планы декабристов хотя бы частично могли воплотиться в жизнь». Но есть и совершенно противоположная точка зрения (Н. А. Рабкина): «Ни взять власть, ни тем более удержать ее декабристы бы не смогли, уровень народного сознания, царистские иллюзии, принципиальное отличие первого открытого революционного, организованного выступления от имевших место ранее многочисленных келейных дворцовых переворотов и победоносных заговоров были тому причиной». [18.с 214]

В-четвертых, дискутируется вопрос о причинах появления движения. Так, И. К. Пантин, Е. Г. Плимак и В. Г. Хорос в книге «Революционная традиция в России. 1783—1883 гг.» (1986) проанализировали движение декабристов в контексте мирового антифеодального процесса. Мнения указанных исследований в определении причин возникновения движения декабристов. В главе посвященной декабристам и написанной Плимаком и Хоросом, с одной стороны, подчеркнуто преобладание в среде членов тайных обществ офицерской молодежи, которую авторы называют «революционерами в офицерских мундирах» С другой стороны, подчеркивая неразрывное единство декабристов и современного общества, авторы пишут: « Хотя сами декабристские общества были количественно не многочисленными (две-три сотни человек), они, несомненно, имели много точек опоры в дворянской и государственно -бюрократической среде. Уже в Союзе спасения мы видим представителей дворянской элиты, тесно связанной с сановными верхами». Все выше сказанное целом не вызывает возражений, но требует уточнения. Действительно члены тайных обществ «имели много точек опоры в дворянской и государственно-бюрократической среде», но стоит отметить, что именно в наиболее привилегированной части российского дворянства возникали идеи, направленные на то, чтобы создать тайные общества. [13,с.114]

Обсуждается и вопрос, весьма односторонне освещавшийся раньше, — о последствиях и значении восстания декабристов.

Но одним из наиболее важных вопросов современного этапа исследований в области декабристоведения является историческая реконструкция состава участников движения декабристов. Он непосредственно связан с проблемой исторического содержания термина «декабристы» («кого считать декабристом?»). Согласно С. В. Мироненко, ответ на вопрос, кого считать декабристом, заключается в установлении тех, кто был членом декабристских тайных обществ и участником восстаний 1825 г. на севере и юге. П. В. Ильин разделяет этот принцип, исходя из того, что декабристы — это члены ряда преемственно связанных друг 70 с другом конспиративных объединений, ставивших своей целью подготовку политических преобразований, а также участники организованных этими объединениями военных выступлений, знавшие о политической цели заговора. К этой формуле склоняются и другие исследователи. Другой важный вопрос терминологического характера: какие тайные общества считать декабристскими.

Открытым остается и вопрос о том, насколько сильны были элементы сознательности в позиции солдатской массы. Подсчеты количества декабристов историками иногда существенно расходятся между собой. Так, В. А. Пушкина и П. В. Ильин полагают, что количество декабристов всех категорий может колебаться от 700 до 900 человек. М. А. Рахматуллин считает эти цифры завышенными, но, в свою очередь, настаивает на включении в число декабристов хотя бы тех солдат, которые имели «какое-то представление о планах офицеров-заговорщиков и выполняли их «общественные» поручения».

Движение декабристов и восстание 14 декабря 1825 года и до настоящего времени занимает большое место в исторических исследованиях многих видных российских ученых. Зарождение декабристского движения и причины, побудившие к этому, программные документы тайных Северного и Южного обществ, материалы допросов декабристов, жизнеописания лидеров этого движения стали главными научными проблемами в исследованиях ученых. Однако при этом, в недостаточной степени исследовались личные записки, воспоминания самих участников восстания, к которым было отнесено около 600 человек, осужденных и отправленных по этапу в Сибирь. Также не в полной мере исследовались воспоминания свидетелей процесса подготовки восстания, косвенно или напрямую причастных к нему.

Можно говорить о том, что позиции историков менялись с течением времени и в связи с их личностными убеждениями.

В первой четверти XIX веке параллельно развивались две концепции — официальная и революционная. Сторонники официальной концепции (М.А. Корф, Н.М. Карамзин) давали резко отрицательную оценку движению, доказывали, что выступление на Сенатской площади лишь случайность, декабристы-мятежники, восставшие против истинной власти. Революционеры же — как сами декабристы, так и А.Н. Герцен идеализировали восстание, приводили бесчисленное множество фактов, свидетельствующих в пользу необходимости.

Василий Осипович Ключевский, представитель второй половины XIX века делает акцент на том, что «декабристы — это случайность, поросшая литературой», тем самым подтверждая идею значимости восстания 14 декабря в связи с обращением к данной проблематике большого числа писателей, историков и философов. Но, несмотря на употребление выражения «случайное восстание», им проводится тщательный анализ событий 1825 года и ему предшествующих годов, что говорит о вдумчивости изучения исторических событий и упоре на факты.

В XX веке историки и общественные деятели пришли к единому в целом мнению, что восстание было не случайным, но также выделяются революционная концепция, направленная на идеализацию личности и деятельности декабристов, и центристскую концепцию, подтверждающих теорию необходимости большим числом аргументов и фактов.

Трудно добавлять чего-то к словам людей, занимающихся движением декабристов длительное время, порой посвятив этому всю жизнь. Каждый человек имеет право на свою оценку, свое понимание.

1.Волобуев, П.В. Выбор пути общественного развития. Теория. История. Современность. / П.В.Волобуев. — Москва.1987 — 310 с

2.Герцен, А.И. Собрание сочинений: в 30 т. / А.И.Герцен.-Т.7.- Издательство Академии Наук СССР,1988.-400 с

3.Гордин.Я.А. Мятеж реформаторов. / Я.А.Гордин — Ленинград: Лениздат, 1989.- 250 с

4.Ильин П.В. Новое о декабристах. Прощенные, оправданные и необнаруженные следствием участники тайных обществ и военных выступлений 1825-1826 гг/ П.В. Ильин — Санкт-Петербург, 2004. — 664.с

5. Карамзин, Н.М. О древнейшей и новой России в ее политическом гражданском отношениях./ Н.М.Карамзин — Москва: Наука, 1991.-109 с

6. Ключевский, В.О. Русская история. / В.О.Ключевский.- Москва: Эксмо, 2000. -400

7. Корф,М.А. Восшествие на престол императора Николая I / М.А.Корф — Москва:Захаров,2003. -720 с

8. Ленин, В.И. Полное собрание сочинений. / В.И.Ленин-Т.12. Москва: Издательство политической литературы,1971. -251 с

9. Мироненко, С.В. «Московский заговор» 1817 г. и проблема формирования декабристской идеологии // Революционеры и либералы России. Сборник научных статей. / С.В.Мироненко. — Москва: Наука, 1990. 31 с

10. Миронов, Б. Н. Социальная история России / Б. Н. Миронов.- Санкт-Петербург, 1999. Т. 1—2.

11. Невелов, Г.А. Декабристы и декабристоведы. /Г.А.Невелов — Санкт-Петербург: Технологос,2003. -305 с

12. Нечкина М. В. Декабристы. / М.В.Нечкина — Москва: Наука, 1982. -283 с

13.Пантин, И.К, Плимак , Е.Г., Хорос, В.Г. Революционная традиция в России 1783-1883 гг.. / И.К.Пантин, Е.Г.Плимак, В.Г.Хорос. — Москва. 1986. -207 с

14.Покровский М.Н. Очерки по истории революционного движения в России XIX и XX вв./ М.Н.Покровский—Ленинград: Политиздат,1987.-120 с

15.Пресняков, А. Е.14 декабря 1825 г. / А.Е. Пресняков- Моск305 сва 1926.

16.Пынин А. Н. Общественное движение в России при Александре I А. Н. Пынин. — Санкт-Петербург, 2001. — 560 с.

17.Семевский В.И. Политические и общественные идеи декабристов. / В.И.Семевский -Санкт-Петербург: Эксмо,1996.-79 ст

18.Рабкина Н.А. К современному прочтению декабризма (Проблемы и тенденции) // История СССР. — 1988. Ст214

19.Шильде Н.К. Шильдер Император Александр Первый. Его жизнь и царствование. Т.1-4./ Н.К. Шильде -Санкт-Петербург: издание А.С. Суворина, 1897-1898

20. Эйдельман Н.Я. Революция сверху в России. / Н.Я. Эйдельман — Москва: Книга, 1989. — 176 с.

Размещено на Allbest.ru

Подобные документы

Причины движения декабристов. Особенности российской дворянской идеологии. Отказ правительства Александра I от политики преобразований. Программы переустройства России. Восстание 14 декабря 1825 г. в Петербурге. Причины поражения восстания декабристов.

контрольная работа [29,8 K], добавлен 20.06.2010

Первые организации будущих декабристов. Северное и южное общества. Восстание черниговского полка. Историческое значение движения декабристов. Трагедия на Сенатской площади. Революционная агитация Герцена. Осуждение обществом действий царя Николая-I.

реферат [54,6 K], добавлен 13.03.2013

Исторические аспекты царствования русских царей и восстания декабристов. Политическая и экономическая обстановка в период правления Александра I. Восстание на Сенатской площади. Заключение декабристов в Петропавловской крепости. Пушкин о декабристах.

реферат [38,5 K], добавлен 04.12.2010

Первое в истории России открытое политическое выступление. Формирование мировоззрения декабристов и первые тайные общества. «Северное» и «Южное» общества декабристов. Восстание декабристов в 1825 г. Следствие и суд. Программные положения декабристов.

контрольная работа [23,0 K], добавлен 08.05.2016

Причины зарождения и характер движения дворянских революционеров, первые организации декабристов. Тайные общества в России на рубеже XVIII-XIX вв. Конституционные проекты Н.И. Муравьева и П.И. Пестеля. Восстания декабристов в Петербурге и на юге России.

реферат [31,7 K], добавлен 26.09.2012

Предпосылки декабрьского восстания: крепостничество, палочный режим в армии, внутренняя политика Александра I. Конституция Н. Муравьева и «Русская правда» П. Пестеля. Восстание 14 декабря 1825г. и дальнейшая судьба его участников, подвиг жен декабристов.

реферат [29,8 K], добавлен 26.04.2009

Деятельность обществ. Радикальная и умеренная группы в Союзе спасения. Подготовка и план восстания. Восстание на Сенатской площади. Восстание Черниговского полка. Арест декабристов. Допросы. Суд и приговор.

реферат [49,1 K], добавлен 15.03.2006

Восстание декабристов 14 декабря 1825 г.: причины, ход, поражение, значение. Нижегородцы-декабристы. Оценка событий историками и общественными деятелями первой части XIX века. А.И. Герцен и В.О. Ключевский – взгляд на восстание и деятельность декабристов.

курсовая работа [139,5 K], добавлен 11.05.2011

Восстание декабристов — начало истории организованного революционного движения в России. Педагогическая, просветительская и хозяйственная деятельность декабристов, как основополагающая методики взаимного обучения в России. Их суждения о восточной окраине.

контрольная работа [39,6 K], добавлен 11.10.2010

Россия времен декабристов, крепостное право и самодержавие. Формирование мировоззрения революционеров, ранние преддекабристские организации. План Государственного переворота, начало восстания 14 декабря 1825 г. в Петербурге. Ход и итоги восстания.

реферат [40,8 K], добавлен 24.11.2010

Источники:
  • http://www.edufuture.biz/index.php?title=%D0%9A%D1%80%D0%B8%D0%B7%D0%B8%D1%81_1921_%D0%B3._%D0%B8_%D0%B5%D0%B3%D0%BE_%D1%83%D1%80%D0%BE%D0%BA%D0%B8
  • http://otherreferats.allbest.ru/history/00410570_0.html