Меню Рубрики

Высказывания о личности с исторической точки зрения

Соловьев о петре 1

«Сей государь (Иван Грозный) есть мой предшественник и образец; я всегда представлял его себе образцом моего правления в гражданских и воинских делах, но не успел еще в том столь далеко, как он. Глупцы только, коим не известны об-стоятельства его времени, свойства его народа и великие его заслуги, называют его мучителем».

«Мы стали гражданами мира, но перестали быть в некоторых случаях граждана-ми России — виною Петр! Он велик без сомнения, но еще мог бы возвеличиться больше, когда бы нашел способ просветить ум россиян без вреда для их граждан-ских добродетелей».

«Петр I не страшился народной свободы, неминуемого следствия просвещения, ибо доверял своему могуществу и презирал человечество, может быть более, чем Наполеон… История представляет около него всеобщее рабство».

«Реформа Петра была борьбой деспотизма с народом, с его косностью. Он наде-ялся грозою власти вызвать самодеятельность в порабощенном обществе и через рабовладельческое дворянство водворить в России европейскую науку, народное просвещение как необходимое условие общественной самодеятельности, хотел, чтобы раб, оставаясь рабом, действовал сознательно и свободно. Совместное дей-ствие деспотизма и свободы, просвещения и рабства — это политическая квадра-тура круга, загадка, разрешавшаяся у нас со времени Петра два века и доселе не разрешенная».

«Гений Петра высказался в ясном уразумении положения своего народа и свое-го собственного как вождя этого народа, он осознал, что его обязанность — выве-сти слабый, бедный, почти неизвестный народ из этого печального положения по-средством цивилизации…»

«Весь узел русской жизни сидит тут».

«Прекрасно уразумели теперь все, кому было чем разуметь: действительная за-дача России, если она желает стать европейской страной, где гражданин не должен всякий миг ожидать, что тут ему от рук деспота кончина будет, заключается в том, чтобы предотвратить реставрацию нового безумного приступа «опричной цивили-зации», оказавшейся на поверку обыкновенным «людодерством». Жизнь бы народу устроить по-человечески — без подушного грабежа, без доносов и пыток, без диктатуры армии. Жизнь — с гарантиями личной и имущественной безопасности, при которых он, народ, уж как-нибудь сам — с Божьей помощью и без посредства застенка добился бы благополучия и процветания».

(Профессор Нью-Йоркского университета А.Янов.)

«На весь XVIII в. и шире — Петербургский период русской истории — ложится одна гигантская тень — Петра Великого — императора-реформатора. И пусть он действовал в том направлении, которое вполне определилось при его отце, пусть его реформы были рождены самой логикой исторического развития XVII в. … — все равно нельзя отрицать, что именно Петр стал создателем Новой России».

(Современный отечественный историк С.В.Бушуев.>

1 До XVIII в. год начинали с церковного новолетия — 1 сентября, а летосчисление вели «от сотворения мира».

Дата добавления: 2015-09-06; просмотров: 6367; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных |

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Похожие главы из других работ:

Выдающиеся дипломаты России XIX в.: жизнь и политическая деятельность А.М. Горчакова

2.1 Оценка деятельности А.М. Горчакова с точки зрения российских ученых

Для характеристики политической деятельности А.М. Горчакова нужно учитывать те обстоятельства, при которых русская внешняя политика не всегда направлялась исключительно министром иностранных дел…

Иван Грозный в истории и литературе

ОЦЕНКА Н. М. КАРАМЗИНЫМ ЛИЧНОСТИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИВАНА ГРОЗНОГО

Николай Михайлович Карамзин в своей работе — «История Государства Российского» при описании Ивана IV Грозного разделил его долгое царствование на два этапа, гранью между которыми стала смерть царицы Анастасии. Со смертью царицы исчезло начало…

Иван Грозный в истории и литературе

2. ОЦЕНКА ЛИЧНОСТИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИВАНА ГРОЗНОГО СОВРЕМЕННОЙ ИСТОРИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРОЙ

Сложность и противоречивость толкования личности царя современной литературой объясняется тем, что о его времени осталось очень мало исторических материалов, поэтому составить объективную картину характера и жизнедеятельности царя…

Развитие европейского общества в XVIII веке

Задание 1. Раскройте сущность исторического познания и охарактеризуйте его основные функции. Какие из них представляются наиболее важными? Приведите аргументы в защиту своей точки зрения

Интерес к прошлому существует с тех пор, как появился род человеческий. Этот интерес трудно объяснить одной человеческой любознательностью. Дело в том, что сам человек — существо историческое. Он растет, изменяется…

Контрольная работа № 00 по предмету «Отечественная история» (ИР)

В каких сферах жизни общества реформы Петра оказались наиболее результативными? Почему? Чем вы можете объяснить нынешний интерес в обществе к личности и реформам Петра?

Петром I был издан Устав о престолонаследии, по которому монарх мог определять своего преемника «признавая удобного» и имел право, видя «непотребство в наследнике», лишить его престола «усмотря достойного»…

Образование и развитие Российского централизованного государства

Рост Московского государства в XVI веке. Иван IV Грозный и становление самодержавия.

Опричнина: точки зрения историков

Образовавшееся в конце XV — начале XVI в. Российское государство развивалось как часть общемировой цивилизации. Однако следует учитывать своеобразие условий, в которых происходило это развитие…

Особенности правления Ивана Грозного, Елизаветы Английской и Сулеймана Великолепного

Сравнительная характеристика правления Ивана Грозного, Елизаветы Английской и Сулеймана Великолепного с точки зрения единства всемирно-исторического развития народов

правитель реформа грозный елизавета В первых трех главах изложены история жизни, и правления великих государей своего времени: Ивана Грозного, Елизаветы Английской и Сулеймана Великолепного.

Их объединяет нелегкая судьба…

Оценка личности и деятельности Петра I

I. Оценка личности и деятельности Петра I с точки зрения В.О. Ключевского

Оценка личности и деятельности Петра I

II. Оценка личности и деятельности Петра I с точки зрения С.М. Соловьева

С.М. Соловьев писал, что Петр 1 был действительно Великим, как и прозвали его в народе. Петр не был славолюбцем.

Он жил и трудился на благо народа и заботился только о народе. Он осознал, что его обязанность — вывести слабый, бедный…

Оценка роли монголо-татарского нашествия на развитие цивилизационных процессов в России в отечественной литературе

Три точки зрения

Итак, рассмотрим первую точку зрения, которая отражает значительное и положительное влияние монголо-татарского нашествия на Русь.

Начнем с основоположника этой точки зрения Н.М. Карамзина…

Партизанское движение в Беларуси в годы Великой отечественной войны

4. Некоторые современные точки зрения на партизанское движение в Беларуси

В последние годы нередко имеют место попытки моральной дискриминации, деидеологизации, оскорбления чести и достоинства известных всему миру политических деятелей— участников и организаторов антифашистского сопротивления…

Положение женщин в Древнем Египте

1.2 Жизнь женщин в Древнем Египте с точки зрения социального, правового положения, причастности к политике, религии, искусству

Положение женщин в Древнем Египте было почти равным мужскому.

Они также готовили, варили пиво, ткали ткани, однако не собирали урожаи и не стирали белье в кишащем крокодилами Ниле. Каждая египтянка имела право заключать сделки…

Преобразования Петра Великого в области государственно-административного управления

1.1 Личность Петра Алексеевича. Факторы, оказавшие влияние на формирование личности Петра

Обращаясь к ранним летам жизни необыкновенного царя, невольно стремишься найти на берегах пресловутой реки времени свидетельства неординарности Петра и поэтому особенно внимательно рассматриваешь его учебные тетради, первые письма, записки…

Булгаро-татарская и татаро-монгольская точки зрения на этногенез татар

Надо отметить, что кроме языковой и культурной общности, а также общих антропологических черт, историки немалую роль уделяют происхождению государственности.

Советско-германский пакт о ненападении и секретные протоколы к нему: военно-политические цели и последствия

3. Последствия подписания пакта, их оценка с различных точек зрения

Во-первых, следует привести оценки свидетелей того времени.

Из воспоминаний самого Молотова: «Мы знали, что война не за горами, что мы слабей Германии, что нам придётся отступать. Весь вопрос был в том…

Деятельность Петра I с точки зрения С. М. Соловьева и Н. В. Карамзина

С. М. Соловьев писал, что Петр 1 был действительно Великим, как и прозвали его в народе.

Петр не был славолюбцем. Он жил и трудился на благо народа и заботился только о народе. Он осознал, что его обязанность — вывести слабый, бедный, почти неизвестный народ из этого печального положения посредством цивилизации.

Например, по просьбе народа, для борьбы с частными пожарами, крыши кроют черепицей вместо тисовых, а дома строят каменные, и строят их вдоль улиц, по европейскому обычаю, а не внутри дворов, как раньше. Петр запрещает ношение холодного оружия, т.к. во время пьяных драк люди режут друг друга ножами, иногда насмерть.

Довольно интересным нововведение было то, что женщин отныне запрещено было запирать дома, а надобно вывозить в общественные собрания.

Так же при женщине мужчины должны были сдерживать свои дурные или неприличные нравы. Также Петр делает общедоступным театральное искусство — «на Красной площади построена была деревянная комедиальная храмина — для всех».

Петру предстояла трудная задача: для образования русских людей необходимо было вызвать иностранных наставников, руководителей, которые, естественно, стремились подчинить учеников своему влиянию, стать выше их.

Это унижало учеников, которых Петр хотел сделать как можно скорее мастерами. Он хотел, чтобы обязательного обучения грамоте подлежало хотя бы дворянство. Историк писал, что Петр заставлял переводить иностранные книги, причем перевод, приказывал царь, должен быть не дословный, а смысловой.

Историк отзывался о Петре в восторженных тонах, приписывая ему все успехи России, как во внутренних делах, так и во внешней политике, показал органичность и историческую подготовленность реформ: «Необходимость движения на новую дорогу была осознана; обязанности при этом определились: народ поднялся и собрался в дорогу; но кого-то ждали; ждали вождя; вождь явился»

Военные действия ведутся Петром умело и четко, без излишней самоуверенности, но с целеустремленностью.

Чтобы противостоять Турции, берет со второго раза Азовскую крепость. Чтобы пробить «окно в Европу», т.е. выход на Балтийское море, ведет войну со шведами. Историк считал, что главную свою задачу император усматривал во внутреннем преобразовании России, а Северная война со Швецией была только средством к этому преобразованию.

Соловьев придавал первостепенное значение не внешним влияниям на историю страны, а внутренним процессам, происходившим в ней.

По его мнению, основой исторического процесса было движение от родового строя к государству и развитие самого государства.

Историк также придавал большое значение географическому фактору.

Для страны в целом Петр тоже делает немало, а возможно, даже больше. При его правлении развивается добыча каменного угля и железной руды, металлургия, кожевенное производство, кораблестроение, военное ремесло.

Соловьев значительно отличает Петра от своих предшественников: «Петр не был царем в смысле своих предков, это был герой-преобразователь или, лучше сказать, основатель нового царства, новой империи и, чем более вдавался он в свою преобразовательную деятельность, тем более терял возможность быть похожим на своих предков; притом же и великая война прекратилась незадолго до его смерти»

Итак, Соловьев характеризует Петра очень отзывчивым по отношению к народу.

Он заботился о состоянии народа, стремился сделать его образованным. Так же Соловьев отмечает, что во время правления Петра I происходило окультуривание общества. У Соловьева реформы представлены в виде строго последовательного ряда звеньев, составляющих всесторонне продуманную и предварительно спланированную программу преобразований, имеющую в своей основе жесткую систему четко сформулированных целевых установок.

Оценка личности и деятельности Петра I с точки зрения Н.

Н. В. Карамзин с особым интересом относился к личности Петра I и его реформам. В 1798 г. у писателя даже появился замысел написать «Похвальную речь Петру I», однако он не был осуществлен. В записной книжке Карамзина сохранился лишь набросок «Мысли для похвального слова Петру I», датированный 11 июня 1798 г.

Описывая императора, Карамзин пишет, что в необыкновенных усилиях Петра мы видим всю твердость его характера и власти самодержавной.

Ничто не казалось ему страшным.

Карамзин отмечает, что Петр велик без сомнения, но еще мог бы возвеличиться гораздо более, когда бы нашел способ просветить ум россиян без вреда для их гражданских добродетелей. Он считает его «худо воспитанным» Лефортом, который от бедности заехал в Москву и, весьма естественно, находя русские обычаи для него странными, говорил Петру об них с презрением, а все европейское возвышал до небес.

По мнению Карамзина, увидев Европу, Петр, захотел сделать из России — Голландию.

Одной из многочисленных ошибок Петра I, Карамзин считает основание новой столицы на северном крае государства, «среди зыбей болотных, в местах, осужденных породою на бесплодие и недостаток». Можно сказать, что Петербург основан на слезах и трупах.

По мнению Карамзина, причиной реформ была «страсть» Петра Великого: страсть возвеличить Россию и страсть «к новым для нас обычаям», которая «преступила в нем границы благоразумия».

Читайте также:  Культура с точки зрения коллективного бессознательного

Он винит Петра I в том, что он поставил целью «не только новое величие России, но и современное присвоение обычаев европейских».

Карамзин осудил перестройку системы государственного управления, ликвидацию патриаршества, подчинение церкви государству, Табель о рангах, перенесение столицы в Петербург, ломку старых обычаев.

Он считает, что Петр «насиловал» русскую природу и резко ломал старый быт. Карамзин заявляет, все русское было искоренено, мы стали гражданами мира, но перестали быть в некоторых случаях гражданами России, а виною тому — Петр.

Когда я читала «Записка о древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях», меня поразило резкое, критичное отношение Карамзина к Петру I.

Оценивая деятельность Петра, Карамзин подходит к этому более эмоционально, чем другие историки.

Возможно, это связано с тем, что он больше литератор, чем историк. У Карамзина структура рассуждений не такая четкая, как у других историков. Его работы трудно читать, потому что там присутствует старый язык и там больше художественных описаний, чем конкретных фактов.

2. АНАЛИТИЧЕСКИЙ ТРУД БАГГЕРА………………………………стр. 3

3. ПЕТРОВСКИЕ РЕФОРМЫ ГЛАЗАМИ КЛЮЧЕВСКОГО………..стр. 6

5. ПЕТРОВСКИЙ ТОТАЛИТАРИЗМ ГЛАЗАМИ АНИСИМОВА…..стр. 11

6. КРАТКАЯ ОЦЕНКА ПУШКАРЕВА…………………………………стр. 13

Фигура Петра I неотделима от истории России, впрочем, также неотделима она и от истории нашего города, может даже в большей степени нежели других городов, исключая, естественно С-Петербург.

Основное же внимание историков всех времен и всех национальностей привлекали реформы российского царя, ставшие поворотным пунктом в жизни российского государства.

Большие достижения во всех областях жизни, превращение России в великую мировую державу, ставшее своего рода феноменом истории, объясняют длительный, устойчивый, повышенный интерес к эпохе Петра в русской и зарубежной исторической науке.

Все крупнейшие ученые-историки, специалисты по истории России, начиная с XVIII столетия и до наших дней, так или иначе откликались на события петровского времени.

В своем реферате я и попытаюсь, используя материал различных книг, взглянуть на реформы Петра глазами разных историков.

Впрочем, вероятно, ту же задачу преследовал и датский историк Ханс Баггер. Поэтому свою работу я и начну с данного труда.

АНАЛИТИЧЕСКИЙ ТРУД БАГГЕРА

Естественно, что, живя на Западе, Баггер начинает свой обзор с оценок реформ западными исследователями.

Интересы западных исследователей сосредоточились прежде всего на внешней политике России и биографии Петра I; после Наполеона царь характеризовался ими как личность наиболее поразительная в истории Европы, как «самый значительный монарх раннего европейского Просвещения».

Разнообразен был и фон, на котором тот или иной исследователь оценивал реформы Петра.

В то время как одни историки рассматривали тему преимущественно в сравнении с предыдущим периодом русской истории, чаще всего непосредственно предшествовавшим, другие – в сопоставлении с положением в Европе начала XVIII века, а третьи оценивали историческое значение реформаторской деятельности Петра сквозь призму последующего развития России.

В большинстве обзорных трудов петровский период рассматривается как начало новой эпохи в истории России.

Однако глубокое несогласие царит среди историков, пытающихся ответить на вопрос, в какой степени эпоха реформ означала кардинальный разрыв с прошлым, отличалась ли новая Россия от старой качественно.

Ярким выразителем одной из крайних точек зрения в рамках «революционной» концепции был С.

М. Соловьев, который своей «Историей России» сделал крупный вклад в научное исследование эпохи правления Петра.

Он интерпретирует петровский период как эру ожесточенной борьбы между двумя диаметрально противоположными принципами государственного управления и характеризует реформы как радикальное преобразование, страшную революцию, рассекшую историю России надвое и означавшую переход из одной эпохи в истории народа в другую.

Среди ученых, отстаивающих «эволюционную» концепцию, особенно выделяются В.

О. Ключевский и С. Ф. Платонов, историки, глубоко исследовавшие допетровский период и в своих курсах лекций по отечественной истории настойчиво проводившие мысль о наличии преемственности между реформами Петра и предшествующим столетием.

Вторая из наиболее отчетливых поставленных проблем в общей дискуссии о реформах Петра содержит в себе вопрос: в какой мере для реформаторской деятельности были характерны планомерность и систематичность?

У С. М. Соловьева, по мнению Баггера, реформы представлены в виде строго последовательного ряда звеньев, составляющих всесторонне продуманную и предварительно спланированную программу преобразований, имеющую в своей основе жесткую систему четко сформулированных целевых установок.

Однако есть историки, придерживающиеся абсолютно противоположных взглядов.

Так для П. Н. Милюкова реформы выступают в виде непрерывной цепи просчетов и ошибок. Преобразовательная деятельность Петра обнаруживает, по его мнению, поразительное отсутствие перспективной оценки ситуации, систематичности, продуманного плана, следствием чего и явилась взаимная противоречивость многих реформ.

О. Ключевский же не только характеризовал реформы как длинный ряд ошибок, но и определил их как перманентное фиаско, а петровские приемы управления – как «хронический недуг», разрушавший организм нации на протяжении почти 200 лет.

По вопросу планомерности реформ советские историки не выработали единую позицию. Но, как правило, они предполагали иной, более глубокий, чем интенсификация и повышение эффективности военных действий, смысл преобразований.

Часть историков считает, что незаурядная личность Петра наложила отпечаток на всю политическую деятельность правительства и в положительном, и в отрицательном смысле.

Однако подобная оценка лишь изредка находит подтверждение в серьезных исследованиях, касающихся степени и характера влияния Петра на процесс преобразований.

П. Н. Милюков первым открыл и вызывающе усомнился в величии Петра. Он утверждает, что сфера влияния Петра была весьма ограниченной; реформы разрабатывались коллективно, а конечные цели преобразований осознавались царем лишь частично, да и то опосредованно ближайшим окружением.

Таким образом, Милюков обнаруживает длинный ряд «реформ без реформатора».

Согласно общепринятому мнению, царь использовал большую часть своего времени и энергии именно на то, чтобы изменить отношения России и окружающего мира; кроме того, многие историки документально, на основе внешнеполитических материалов подтвердили активную и ведущую роль Петра в этой области государственной деятельности.

Создается впечатление полного единомыслия среди историков по поводу того, что административные реформы Петра по сравнению с прежней системой управления были шагом вперед.

Исследователи едины во мнении, считая петровскую эпоху весьма значительной в истории промышленности России, хотя бы потому, что в первой четверти XVIII века благодаря политике протекционизма и субсидиям государства были основаны многие новые предприятия.

Социальные реформы Петра всегда привлекали пристальное внимание историков.

Многие полагают, что в своем стремлении добиться максимальной отдачи от своих подданных по отношению к государству Петр предпочитал, как правило, строить новое на фундаменте существующей сословной структуры, постепенно увеличивая тяготы отдельных сословий.

В этом его политика отличалась от политики западного абсолютизма, который стремился, прежде всего, разрушить здание средневекового общества. Но есть и другое мнение, согласно которому Петр считал необходимым регулировать социальные функции, стирая традиционные сословные границы.

В литературе вопроса, касающейся результатов культурной политики Петра, наблюдается столь многообразная вариантность в их оценках, что объяснить ее, очевидно, можно лишь различием в широте подхода, с одной стороны, у историков, рассматривающих культурную политику царя как нечто цельное и принципиально всеохватывающее, и, с другой стороны, у тех исследователей, которые изучали претворение в жизнь и последствия проводимых мероприятий.

Так, легко заметить, что характеристики конкретных результатов реформ часто отрицательны, в то время как общие результаты преобразований обычно расцениваются положительно.

В исторической литературе сложилось устойчивое мнение: эпоха правления Петра означала в политическом отношении исторический поворот во взаимоотношениях России и Европы, сама же Россия благодаря победе над Швецией вошла в европейскую систему государств в качестве великой державы.

При этом некоторые авторы считают указанные результаты важнейшими во всей деятельности Петра, другие же – вообще важнейшим событием в истории Европы XVIII века.

В заключение обзора труда Баггера хотелось бы привести его слова, характеризующие все же псевдообъективность практически всех историков, попадающих в зависимость от общества и времени, в которых они живут и работают.

«Хотя известный русский историк и политик П. Н. Милюков и заметил менторским тоном, что не дело историка пускаться в рассуждения о том, были ли события прошлого позитивными или негативными, что он обязан вместо этого целиком сосредоточиться на своей деятельности «в качестве эксперта», то есть выявлять подлинность фактов, чтобы их можно было использовать в научных дебатах о политике; сам он, тем не менее, будучи ученым, столь же мало, как и его коллеги, преуспел в стремлении уйти от бесконечных публицистических дискуссий о том, насколько реформы Петра были вредны или полезны, предосудительны или достойны подражания с точки зрения морали или интересов нации.

Точно так же и более поздние поколения историков не могли похвастаться тем, что они полностью побороли соблазн строить свои выводы о результатах и методах деятельности Петра в соответствии с нормами современной им политики и морали…»

Таким образом, мы видим, что данный труд является важной сводкой историографического материала с середины XIX века до второй половины 70-х годов нашего столетия.

В нем отчетливо проявилось стремление к возможно более полному учету различных точек зрения, концепций по избранной проблеме, достаточно широкий подход к тому, что необходимо включать в сферу исследования.

ПЕТРОВСКИЕ РЕФОРМЫ ГЛАЗАМИ КЛЮЧЕВСКОГО

Несмотря на то, что в труде Х.

Баггера неоднократно упоминаются взгляды на ту или иную сторону петровских реформ В. О. Ключевского, нельзя не остановиться подробно на отношении этого историка к реформам, высказанное в его курсе лекций по российской истории.

Начнем с его высказываний относительно планомерности и естественности преобразований Петра I.

Н. Карамзин о пренебрежении Петром I волей русского народа

Карамзин, Российская империя, Цитаты и извлечения для рефератов, ЯАвторы

Петр не хотел вникнуть в истину, что дух народный составляет нравственное могущество Государств, подо­бно физическому, нужное для их твердости. Сей дух и вера спасли Россию во время Самозванцев; он есть не что иное, как привязанность к нашему особенному, — не что иное, как уважение к своему народному досто­инству.

Искореняя древние навыки, представляя их смешными, глупыми, хваля и вводя иностранные, Госу­дарь России унижал Россиян в собственном их сердце.

Презрение к самому себе располагает ли человека и Гражданина к великим делам? Любовь к Отечеству пи­тается сими народными особенностями, безгрешными в глазах космополита, благотворными в глазах политика глубокомысленного.

Просвещение достохвально, но в чем состоит оно? В знании нужного для благоденствия: художества, искусства, науки не имеют иной цены.

Рус­ская одежда, пища, борода не мешали заведению школ. Два Государства могут стоять на одной степени граж­данского просвещения, имея нравы различные. Государ­ство может заимствовать от другого полезные сведения, не следуя ему в обычаях.

Пусть сии обычаи естественно изменяются, но предписывать им Уставы есть насилие, беззаконное и для Монарха Самодержавного. Народ в первоначальном завете с Венценосцами сказал им: «Блю­дите нашу безопасность вне и внутри, наказывайте зло­деев, жертвуйте частию для спасения целого», — но не сказал: «Противуборствуйте нашим невинным склонно­стям и вкусам в домашней жизни».

В сем отношении Государь, по справедливости, может действовать только примером, а не указом.

Цитаты, поговорки, пословицы, высказывания, афоризмы о роли личности в истории

От самых великих людей нельзя требовать более того, что может сделать человечество.

Историю делает личность, когда её поддерживают миллионы.

Еще о роли личности в истории цитаты:

Делающих историю редактирует эпоха.

Мудрость отдельного человека есть достояние его времени.

А вот еще интересные цитаты о личности в истории:

Один человек может лучше выразить волю и дух народа, как органического целого, чем все, чем всё человеческое количество. На этом основано значение великих людей в исторической жизни народов.

Массы ощущают трудности, но выход (действительный или мнимый) указывают одиночки.

И еще фразы о роли личности в истории:

Великий человек является героем в том смысле, что его деятельность является сознательным и свободным выражением необходимого и бессознательного естественного хода вещей.

Великие люди — это оглавление книги человечества.

Очередные притчи о роли личности в истории:

Жизнь великих людей наполняет историю смыслом.

Еще цитаты о роли личности в истории:
Еще цитаты о роли личности в государстве:
Прошедшее и будущее озаряет только одних великих людей, точно так же как восхождение и захождение солнца освещает одни только вершины гор.

Цитаты про точку зрения

Москва слезам не верит

Иногда такую глупость услышишь, а оказывается – точка зрения.

Читайте также:  Пенсия по зрению с одним глазом

глупость взгляды точка зрения

Москва слезам не верит

— А если меня что-нибудь спросят? Я ляпну.
— И ляпай. Но ляпай уверенно. Это называется точкой зрения.

Интервью с вампиром (Interview with the Vampire: The Vampire Chronicles)

Зло – всего лишь точка зрения.

Александр Дюма. Граф Монте-Кристо

К сожалению, на этом свете каждый имеет свою точку зрения, мешающую ему видеть точку зрения другого.

Хлоя (Chloe)

Стараюсь найти в каждом что-нибудь приятное, пусть даже мелкую деталь. Кто-то может приятно улыбаться. В каждом что-то есть — должно быть.

Бернар Вербер. Империя ангелов

Анекдот: «один тип приходит к доктору. На нем высокая шляпа. Он садится и снимает шляпу. Врач замечает лягушку, сидящую на лысом черепе. Он приближается и видит, что лягушка будто приросла к коже.
— И давно это у вас? — удивляется он.
Тогда лягушка отвечает:
— Знаете доктор, сперва это было просто небольшой бородавкой на ноге»
Этот анекдот иллюстрирует концепцию. Порой люди ошибаются в анализе события, потому что ограничиваются единственной точкой зрения, которая кажется очевидной.

Михаил Афанасьевич Булгаков. Мастер и Маргарита

А не надо никаких точек зрения, просто он существовал, и больше ничего.

Иоганн Вольфганг фон Гете

Говорят, истина лежит между двумя противоположными мнениями. Неверно! Между ними лежит проблема.

(Говорят, что между двумя противоположными мнениями находится истина. Ни в коем случае! Между ними лежит проблема.)

проблемы истина мнение точка зрения

Москва слезам не верит

У тебя есть особенность: ты все слушаешь, слушаешь, а потом прямо в лоб задаешь вопрос, и почти всегда по делу. Такая, знаешь, почти мужская прямолинейность. Некоторым мужикам даже нравятся такие женщины.

женщины симпатия точка зрения индивидуальность

Вольтер (Франсуа-Мари Аруэ)

Человек чего-то стоит только тогда, когда он имеет свою собственную точку зрения.

Цитаты об истории

История — это исследование людских ошибок.

История это порой то, чего никогда не происходило, описанное тем, кто никогда там не был.

История учит лишь тому, что она никогда ничему не научила народы.

История ветер, который вырывает из прошлого имена, события и даты и гонит их перед собой в будущее, как стадо пустых консервных банок.

История развивается по штопору.

Всемирная история есть сумма всего того, чего можно было бы избежать.

История есть совокупность преступлений, безумств и несчастий, среди которых замечаются некоторые добродетели, некоторые счастливые времена, подобно тому, как среди дикой пустыни там и сям обнаруживаются человеческие поселения.

Ответственность перед историей освобождает от ответственности перед людьми. В этом ее удобство.

Историки фальсифицируют прошлое, идеологи будущее.

Историческая правда состоит из молчания мертвых.

История умалчивает о многих историях.

История — это метод эволюции к чистому сознанию не к тому, чтобы сознавать что-то, но к тому, чтобы стать самим сознанием.

Какой патриот, какому народу ни принадлежал бы он, не хотел бы выдрать несколько страниц из истории отечественной?

История ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков.

История — это прежде всего муза.

ЗАКОН УИМСА: Исторические заблуждения долговечнее исторических фактов.

Историк — крупнокалиберный сплетник.

История вынуждена повторяться, потому что никто ее не слушает.

Никто так не изменил историю человечества, как историки.

История — лишь принятая всеми басня.

История учит, используя запрещенные педагогические приемы.

История не повторяется – просто историки повторяют друг друга.

Надобно найти смысл и в бессмыслице: в этом неприятная обязанность историка, в умном деле найти смысл сумеет всякий философ.

История бросками и рывками Эпохи вытрясает с потрохами, И то, что затевало жить веками, Внезапно порастает лопухами.

История — это собрание путевых дневников тех, кто путешествовал по одной и той же стране и испытывал одни и те же невзгоды, их удачи и неудачи одинаково поучительны.

Всемирная история – это всемирный суд.

Самое оживленное движение часто наблюдается в тупиках истории.

Что такое история, как не ложь, с которой все согласны?

В истории мы узнаем больше фактов и меньше понимаем смысл явлений.

Все в руках Господа, и только История ускользнула из под Его контроля.

Будем снисходительны к великим деяниям: они так редко бывают преднамеренными.

Первое, что необходимо историку, – это крепкая задница.

Людвик Базылев, историк

История это драма свободы, где каждая точка окружена хаосом.

Трудности — это единственное извинение, которое не принимает история.

Философия изучает ошибочные взгляды людей, а история – их ошибочные поступки.

История — это политика, которую уже нельзя исправить. Политика — это история, которую еще можно исправить.

История слишком серьезное дело, чтобы доверять ее историкам.

История — то происходящее, которое, пересекая время, уничтожая его, соприкасается с вечным.

Те, кто творит историю, часто заодно и фальсифицируют ее.

История разных народов показывает, как глубоко укоренилась в нас склонность приписывать сверхчеловеческие свойства тем, кто обладает талантами или просто занимает видное положение. Я не сомневаюсь, что полубоги и даже боги древности — всего лишь те наши предки, которых высоко чтили.

История, в действительности, незначительно больше перечня преступлений, безрассудств и несчастий человечества.

Всемирная история состоит из биографий гениев и великих мерзавцев.

История, собственно, не существует, существуют лишь биографии.

Невозможно писать историю отдаленных эпох, поскольку у нас недостаточно источников, и невозможно писать историю новейшего времени, поскольку у нас слишком много источников.

Даже часы истории имеют своих часовщиков.

История – продукт выделений желез миллиона историков.

Историк – это вспять обращенный пророк.

История повторяется дважды, а переписывается гораздо чаше.

История — совокупность преступлений, безумств и несчастий, среди которых замечаются некоторые добродетели, некоторые счастливые времена, подобно тому как среди дикой пустыни там и сям обнаруживаются человеческие поселения.

Бог не может изменить прошлое, но историки могут. И, должно быть, как раз потому, что иногда они оказывают эту услугу, Бог терпит их существование.

Если бы Бетховен погиб в авиакатастрофе, совершенно иной была бы история музыки и авиации.

Историк не должен доверять возвышенным мотивам любого деяния, если можно указать какой-либо низменный мотив.

История почти всегда приписывает отдельным личностям, а также правительствам больше комбинаций, чем у них на самом деле было.

История самый лучший учитель, у которого самые плохие ученики.

Всемирная история это всемирный суд.

История – как мясной паштет: лучше не вглядываться, как его приготовляют.

История — это цепь неудачных попыток человека вырваться из пут собственной порочной природы.

История — это в большинстве своем трагедия народа по глупости венценосных особ, тщеславных политиков, а также явных проходимцев.

В истории любого народа найдется немало страниц, которые были бы великолепны, будь они правдой.

Исторические романы родились от истины, изнасилованной ложью.

Всемирная история есть история побед людей над людьми.

Школьником я знал все даты французской истории, но никогда не помнил, что в эту дату случилось.

Если лесть, которой историк пользуется, чтобы преуспеть, противна каждому, то к наветам и клевете все охотно прислушиваются.

Талант историка состоит в том, чтобы создать верное целое из частей, которые верны лишь наполовину.

История место, куда легче влипнуть, чем войти.

История — собрание фактов, которых не должно было быть.

История мира — это история того, как слабые проклинают сильных, а сильные — слабых.

История это наука об освобождении себя из границ субъекта и объекта.

История — это наука преодоления анархии, наука обретения целостности сознания.

Нет ничего бесцельнее, как судить или лечить трупы: их велено только закапывать.

Многие скверные ученики стали знаменитыми историческими личностями. Как видно, историю легче делать, чем учить ее.

Уроки истории заключаются в том, что люди ничего не извлекают из уроков истории.

История состарившаяся современность.

Закономерность исторических явлений обратно пропорциональна их духовности.

История – слишком серьезное дело, чтобы доверять ее историкам.

Русская история до Петра Великого одна панихида, а после Петра Великого — одно уголовное дело.

Всемирная история есть заговор дипломатов против здравого смысла.

История не должна унижать себя до того, чтобы сделаться отголоском современных дрязг.

Если в длинном течении истории что-нибудь ясно, так это именно то, что если правительство и берет на себя защиту работы духа, оно защищает его не там, где надо, и награждает не тех людей, которых надо.

«Что скажет история?» – «История, сэр, солжет, как всегда».

Джордж Бернард Шоу

История — это апелляционная жалоба на современные заблуждения, поданная в суд потомства.

Часы истории бьют когда попало.

Археологи выкапывают из земли историю, которую закопали политики.

Илиада, Платон, Марафонская битва, Моисей, Венера Медицейская, Страсбургский собор, французская революция, Гегель, пароходы и т. д. – все это отдельные удачные мысли в творческом сне Бога. Но настанет час, и Бог проснется, протрет заспанные глаза, усмехнется – и наш мир растает без следа, да он, пожалуй, и не существовал вовсе.

История — это практически всего лишь журнал регистрации преступлений, глупостей и несчастий человечества.

История — это суд потомков над своими предками.

История не только ставит памятники, но и судит мерзавцев.

История — это страшный сон, от которого хочется проснуться.

История — это ряд выдуманных событий по поводу действительно совершившихся.

История начинается тогда, когда уже ничего невозможно проверить.

История — это исключительно процесс очеловечивания человечества.

История – это наука о том, чего уже нет и не будет.

Великие исторические деяния, ослепляющие нас своим блеском и толкуемые политиками как следствие великих замыслов, чаще всего являются плодом игры прихотей и страстей.

Историк – это нередко журналист, обращенный вспять.

Все исторические законы имеют свой срок давности.

Мария Эбнер Эшенбах

Бог не может изменить прошлое, но историки могут.

История – это союз между умершими, живыми и еще не родившимися.

Будущее археологии лежит в руинах.

В истории больше примеров верности собак, чем друзей.

История учит, что всюду, где слабые и невежественные люди обладали чем-либо, что хотели иметь люди сильные и образованные, первые всегда уступали это по доброй воле.

История — описание, чаще всего лживое, действий, чаще всего маловажных, совершенных правителями, чаще всего плутами, и солдатами, чаще всего глупцами.

Афоризмы об исторических личностях

Читая биографии великих людей, я обнаружил, что свою первую победу они одержали над собой.

Несколько слов об упоминаниях имени Сталина. Как ни тягостно вспоминать многое из того, что на протяжении тридцати лет было связано в нашей истории с его именем, в то же время попытки выбросить это имя из истории — бессмысленны. Я не включил в Собрание сочинений несколько стихотворений, через которые этот человек проходил в том качестве, в котором он существовал для меня тогда и в каком не существует для меня теперь,- в качестве примера настоящего коммуниста и интернационалиста. Но я не испытывал душевной потребности вычеркнуть из шеститомника такое, написанное вскоре после войны стихотворение, как «Митинг в Канаде», в котором для меня слово «Сталин», рядом со словами «Сталинград» и «Россия», существовало как один из символов нашей победы над фашизмом. То же самое относится и к некоторым страницам моих пьес и прозы военных лет. Одна из самых трагических черт минувшей эпохи, связанных с понятием «культа личности», заключается в противоречии между тем, каким Сталин был на самом деле, и каким он казался людям. И едва ли стоит смягчать это, уже теперь прочно закрепленное в нашем сознании, трагическое противоречие. Я глубоко убежден, что в книгах, изображающих историю нашего общества, будет рассказана вся правда о всех сторонах нашей жизни в разные эпохи, в том числе и вся правда о Сталине. Это необходимо для нормального развития нашего общества, и это, безусловно, будет сделано. Но не думаю, что мы, писатели, должны при этом делать вид, что уже тогда, в те годы знали все наперед. Во всяком случае, я к числу таких провидцев не принадлежал. Могу добавить — к сожалению. Но это не меняет сути дела.

Для того, чтобы уничтожить учение Коперника, вовсе недостаточно заткнуть кому-нибудь рот. Нужно еще наложить запрет на всю астрономическую науку и, сверх того, воспретить кому бы то ни было глядеть в небо!

Читайте также:  С точки зрения теории диссоциации кислотой называют соединение

Аристотель утверждал, что у женщин меньше зубов, чем у мужчин. Хотя он был женат дважды, ему так и не пришло в голову проверить правильность этого утверждения, заглянув в рот собственной жене.

О Джордже Вашингтоне: То, что Джордж был способен не лгать, не так уж примечательно; удивительно то, что это ему удавалось без подготовки, экспромтом.

О Бенджамине Франклине: Личность эта из тех, кого величают философами. Он был сам себе близнец, поскольку явился на свет одновременно в двух разных домах Бостона. Дома эти сохранились до сих пор, и в память о знаменательном событии к ним даже дощечки приклепали.

О Людовике XVI: История изображает его человеком смиренным и кротким, с сердцем христианской великомученицы и со слабой головой. Ни одно из этих качеств, кроме последнего, не пристало королю.

Афоризмы и цитаты про историю

История имеет такое же отношение к истине, как теология к религии – то есть такое, о котором и говорить не стоит.
Роберт Хайнлайн

История – ветер, который вырывает из прошлого имена, события и даты и гонит их перед собой в будущее, как стадо пустых консервных банок.
Алексей Бельмасов

История не должна унижать себя до того, чтобы сделаться отголоском современных дрязг.
Барант

Никто так не изменил историю человечества, как историки.

Школьником я знал все даты французской истории, но никогда не помнил, что в эту дату случилось.
Саша Гитри

По-настояшему древней развалиной ощушаешь себя тогда, когда в учебнике истории читаешь рассказ о событиях, которые помнишь как свежие новости.

Если бы Бетховен погиб в авиакатастрофе, совершенно иной была бы история музыки и авиации.
Том Стоппард

История — это вымысел, с которым все согласны.
Перефразированный Вольтер

История — это политика, которую уже нельзя исправить. Политика — это история, которую еще можно исправить.
Зигмунд Графф

История — это прежде всего муза.
Поль Валери

История умалчивает о многих историях.
Юзеф Булатович

История развивается по штопору.
Аркадий Давидович

В истории любого народа найдется немало страниц, которые были бы великолепны, будь они правдой.
Дени Дидро

История повторяется дважды, а переписывается гораздо чаше.
Анатолий Рас

История подтвердит мою правоту, особенно если я напишу ее сам.
Приписывается Уинстону Черчиллю

Каждый народ имеет такую историю, на какую у него хватает фантазии.
Максим Звонарев

ЗАКОН УИМСА: Исторические заблуждения долговечнее исторических фактов.
Мейсон Лок Уимс

Историческая правда состоит из молчания мертвых.
Этьен Рей

Невозможно писать историю отдаленных эпох, поскольку у нас недостаточно источников, и невозможно писать историю новейшего времени, поскольку у нас слишком много источников.
Шарль Пеги

Историк не должен доверять возвышенным мотивам любого деяния, если можно указать какой-либо низменный мотив.
Эдуард Гиббон

Если лесть, которой историк пользуется, чтобы преуспеть, противна каждому, то к наветам и клевете все охотно прислушиваются.
Тацит

Историк — это человек, избегающий мелких фактических ошибок при построении совершенно ошибочной обшей картины.

Мало что случается в нужное время, а многое не случается вовсе. Добросовестный историк может это исправить.
«The Tanniest Thing You Never Said» (2004)

История — это исключительно процесс очеловечивания человечества.
Л. Фейербах

История — лишь принятая всеми басня.
Б. Фонтенель

История – место, куда легче влипнуть, чем войти.
Автор неизвестен

История — описание, чаще всего лживое, действий, чаще всего маловажных, совершенных правителями, чаще всего плутами, и солдатами, чаще всего глупцами.
А. Бирс

История – самый лучший учитель, у которого самые плохие ученики.
И. Ганди

История – слишком серьезное дело, чтобы доверять ее историкам.
И. Маклеод

История — собрание фактов, которых не должно было быть.
Е. Лец

История — совокупность преступлений, безумств и несчастий, среди которых замечаются некоторые добродетели, некоторые счастливые времена, подобно тому как среди дикой пустыни там и сям обнаруживаются человеческие поселения.
Вольтер

История – состарившаяся современность.
Автор неизвестен

История — то происходящее, которое, пересекая время, уничтожая его, соприкасается с вечным.
К. Ясперс

История — это в большинстве своем трагедия народа по глупости венценосных особ, тщеславных политиков, а также явных проходимцев.
В. Зубков

История — это апелляционная жалоба на современные заблуждения, поданная в суд потомства.
С. Сегюр

История – это драма свободы, где каждая точка окружена хаосом.
М. Мамардашвили

История — это исследование людских ошибок.
Ф. Гуэдалла

История — это метод эволюции к чистому сознанию – не к тому, чтобы сознавать что-то, но к тому, чтобы стать самим сознанием.
Ш. Раджнеш

История – это наука об освобождении себя из границ субъекта и объекта.
Ш. Раджнеш

История — это наука преодоления анархии, наука обретения целостности сознания.
Ш. Раджнеш

История – это порой то, чего никогда не происходило, описанное тем, кто никогда там не был.
Э. Понсела

История — это практически всего лишь журнал регистрации преступлений, глупостей и несчастий человечества.
Э. Гиббон

История — это ряд выдуманных событий по поводу действительно совершившихся.
Ш. Монтескье

История — это собрание путевых дневников тех, кто путешествовал по одной и той же стране и испытывал одни и те же невзгоды; их удачи и неудачи одинаково поучительны.
Г. Болингброк

История — это страшный сон, от которого хочется проснуться.
Д. Джойс

История — это суд потомков над своими предками.
В. Зубков

История — это цепь неудачных попыток человека вырваться из пут собственной порочной природы.
Т. Уайлдер

История бросками и рывками
Эпохи вытрясает с потрохами,
И то, что затевало жить веками,
Внезапно порастает лопухами.
И. Губерман

История есть совокупность преступлений, безумств и несчастий, среди которых замечаются некоторые добродетели, некоторые счастливые времена, подобно тому, как среди дикой пустыни там и сям обнаруживаются человеческие поселения.
Вольтер

История мира — это история того, как слабые проклинают сильных, а сильные — слабых.
С. Батлер

История начинается тогда, когда уже ничего невозможно проверить.
В. Верховский

История не только ставит памятники, но и судит мерзавцев.
В. Зубков

История ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков.
В. Ключевский

История разных народов показывает, как глубоко укоренилась в нас склонность приписывать сверхчеловеческие свойства тем, кто обладает талантами или просто занимает видное положение. Я не сомневаюсь, что полубоги и даже боги древности — всего лишь те наши предки, которых высоко чтили.
Т. Уайлдер

История учит лишь тому, что она никогда ничему не научила народы.
Г. Гегель

История учит, какие ошибки нам предстоит совершить.
«Цитаты Питера»

История учит, что войны создают больше проблем, чем решают.
Из книги Э. Маккензи «14 ООО фраз…»

История учит, что всюду, где слабые и невежественные люди обладали чем-либо, что хотели иметь люди сильные и образованные, первые всегда уступали это по доброй воле.
Марк Твен

История, в действительности, незначительно больше перечня преступлений, безрассудств и несчастий человечества.
Э. Гиббон

Всемирная история – это всемирный суд.
Ф. Шиллер

Всемирная история есть заговор дипломатов против здравого смысла.
А. Шницлер

Всемирная история есть история побед людей над людьми.
С. Жеромский

Всемирная история состоит из биографий гениев и великих мерзавцев.
Э. Севрус

Русская история до Петра Великого – одна панихида, а после Петра Великого — одно уголовное дело.
Ф. Тютчев

Трудности — это единственное извинение, которое не принимает история.
С. Грефтан

Что такое история, как не ложь, с которой все согласны?
Наполеон I

В истории больше примеров верности собак, чем друзей.
А. Поп

В истории мы узнаем больше фактов и меньше понимаем смысл явлений.
В. Ключевский

Какой патриот, какому народу ни принадлежал бы он, не хотел бы выдрать несколько страниц из истории отечественной?
П. Вяземский

Многие скверные ученики стали знаменитыми историческими личностями. Как видно, историю легче делать, чем учить ее.
Л. Фелеки

Если в длинном течении истории что-нибудь ясно, так это именно то, что если правительство и берет на себя защиту работы духа, оно защищает его не там, где надо, и награждает не тех людей, которых надо.
Г. Бокль

Ответственность перед историей освобождает от ответственности перед людьми. В этом ее удобство.
А. Камю

Уроки истории заключаются в том, что люди ничего не извлекают из уроков истории.
О. Хаксли

Те, кто творит историю, часто заодно и фальсифицируют ее.
В. Брудзиньский

Никто так не изменил историю человечества, как историки.
Э. Маккензи

Историк — крупнокалиберный сплетник.
А. Бирс

Историк – неудавшийся прозаик.
Г. Менкен

Историки фальсифицируют прошлое, идеологи – будущее.
Ж. Петан

Бог не может изменить прошлое, но историки могут.
С. Батлер

Исторические романы родились от истины, изнасилованной ложью.
П. Буаст

Великие исторические деяния, ослепляющие нас своим блеском и толкуемые политиками как следствие великих замыслов, чаще всего являются плодом игры прихотей и страстей.
Ф. Ларошфуко

Закономерность исторических явлений обратно пропорциональна их духовности.
В. Ключевский

Философия изучает ошибочные взгляды людей, а история – их ошибочные поступки.
Филип Гедалла

История – это наука о том, чего уже нет и не будет.
Поль Валери

История – наука будущего.
Константин Кушнер

Будущее археологии лежит в руинах.
Эрих фон Деникен

Археологи выкапывают из земли историю, которую закопали политики.
Габриэль Лауб

История – как мясной паштет: лучше не вглядываться, как его приготовляют.
Олдос Хаксли

История – это союз между умершими, живыми и еще не родившимися.
Эдмунд Берк

История, собственно, не существует, существуют лишь биографии.
Ралф Эмерсон

Всемирная история – это всемирный суд.
Фридрих Шлегель

Нет ничего бесцельнее, как судить или лечить трупы: их велено только закапывать.
Василий Ключевский

Всемирная история есть сумма всего того, чего можно было бы избежать.
Бертран Рассел

Все в руках Господа, и только История ускользнула из под Его контроля.
Збигнев Ежина

Все исторические законы имеют свой срок давности.
Мария Эбнер Эшенбах

Самое оживленное движение часто наблюдается в тупиках истории.
Арнолд Тойнби

Всемирная история есть история побед людей над людьми.
Стефан Жеромский

История почти всегда приписывает отдельным личностям, а также правительствам больше комбинаций, чем у них на самом деле было.
Жермена де Сталь

Будем снисходительны к великим деяниям: они так редко бывают преднамеренными.
Андре Берте

Часы истории бьют когда попало.
Яцек Вейрох

Даже часы истории имеют своих часовщиков.
Богуслав Войнар

История – продукт выделений желез миллиона историков.
Джон Стейнбек

Бог не может изменить прошлое, но историки могут. И, должно быть, как раз потому, что иногда они оказывают эту услугу, Бог терпит их существование.
Сэмюэл Батлер

История – слишком серьезное дело, чтобы доверять ее историкам.
Йан Маклауд

Историк – это вспять обращенный пророк.
Фридрих Шлегель

Историк – это нередко журналист, обращенный вспять.
Карл Краус

Талант историка состоит в том, чтобы создать верное целое из частей, которые верны лишь наполовину.
Эрнест Ренан

Те, кто творит историю, часто заодно и фальсифицируют ее.
Веслав Брудзиньский

Надобно найти смысл и в бессмыслице: в этом неприятная обязанность историка, в умном деле найти смысл сумеет всякий философ.
Василий Ключевский

Первое, что необходимо историку, – это крепкая задница.
Людвик Базылев, историк

«Что скажет история?» – «История, сэр, солжет, как всегда».
Джордж Бернард Шоу

История начинается тогда, когда уже ничего невозможно проверить.
Вячеслав Верховский

История повторяется.
Перефразированный Фукидид

История повторяется дважды – сначала в виде трагедии, потом в виде фарса.
Перефразированный Карл Маркс

История не повторяется; а если повторяется, то это уже социология.

История вынуждена повторяться, потому что никто ее не слушает.
Лоренс Питер

История не повторяется – просто историки повторяют друг друга.
Клемент Ф. Роджерс

История учит, используя запрещенные педагогические приемы.
Веслав Брудзиньский

Уроки истории заключаются в том, что люди ничего не извлекают из уроков истории.
Олдос Хаксли, вслед за Гегелем

Илиада, Платон, Марафонская битва, Моисей, Венера Медицейская, Страсбургский собор, французская революция, Гегель, пароходы и т. д. – все это отдельные удачные мысли в творческом сне Бога. Но настанет час, и Бог проснется, протрет заспанные глаза, усмехнется – и наш мир растает без следа, да он, пожалуй, и не существовал вовсе.
Генрих Гейне

Источники:
  • http://www.probydis.ru/aforizmy-po-temam/aforizmi-o-gosudarstve/1606-aforizmy-o-roli-lichnosti-v-istorii.html
  • http://itmydream.com/citati/tochka-zreniya
  • http://time365.info/aforizmi/temi/istoriya
  • http://www.respectme.ru/aphorism/historical
  • http://citaty.su/aforizmy-i-citaty-ob-istorii