Меню Рубрики

Все с точки зрения логики и

Логика – это один из самых древних предметов, стоящий рядом с философией и социологией и являющийся существенным общекультурным феноменом с самого начала его возникновения. Роль этой науки в современном мире важна и многопланова. Те, кто владеют знаниями в этой области, могут покорить весь мир. Считалось, что это единственная наука, способная находить компромиссные решения в любой ситуации. Многие ученые относят дисциплину к разделу философии, другие же, в свое очередь, опровергают такую возможность.

Естественно, что со временем меняется ориентация логических исследований, усовершенствуются методы и возникают новые тенденции, которые отвечают научно-техническим требованиям. Это необходимо, поскольку с каждым годом общество сталкивается с новыми проблемами, которые невозможно решить устаревшими методами. Предмет логика изучает мышление человека со стороны тех закономерностей, которыми он пользуется в процессе познания истины. На самом деле, поскольку рассматриваемая нами дисциплина очень многогранна, ее изучают при помощи нескольких методов. Давайте их рассмотрим.

Этимология – это раздел языкознания, основной целью которого является происхождение слова, его изучение с точки зрения семантики (значения). «Логос» в переводе с греческого означает «слово», «мысль», «знание». Таким образом, можно сказать, что логика – предмет, который изучает мышление (рассуждение). Однако психология, философия и физиология нервной деятельности, так или иначе, также изучают мышление, но разве можно сказать, что эти науки изучают одно и то же? Скорее наоборот – в некоторым смысле они противоположны. Разница между этими науками состоит в способе мышления. Древние философы считали, что мышление человека многообразно, ведь он способен анализировать ситуации и создавать алгоритм выполнения тех или иных задач для достижения определенной цели. К примеру, философия как предмет – это скорее просто рассуждения о жизни, о смысле бытия, в то время как логика помимо праздных размышлений приводит к определенному результату.

Справочный метод

Попробуем обратиться к словарям. Здесь значение этого термина несколько другое. С точки зрения авторов энциклопедий, логика — предмет, который изучает законы и формы человеческого мышления с целью познания окружающей действительности. Эту науку интересует, как функционирует «живое» истинное знание, и в поисках ответов на свои вопросы ученые не обращаются к каждому конкретному случаю, а руководствуются особенными правилами и законами мышления. Главная задача логики как науки о мышлении состоит в том, чтобы в процессе познания окружающего мира принимать во внимание только способ получения нового знания, не связывая его форму с конкретным содержанием.

Принцип логики

Предмет и значение логики лучше всего рассматривать на конкретном примере. Возьмем два утверждения из различных областей науки.

  1. «Все звезды имеют собственное излучение. Солнце – это звезда. Оно имеет собственное излучение».
  2. Любой свидетель обязан говорить правду. Мой друг является свидетелем. Мой друг обязан говорить правду.

Если проанализировать эти суждения, можно увидеть, что в каждом из них двумя рассуждениями объясняется третье. Хоть каждый из примеров и принадлежит к различным областям знаний, способ связи составных частей содержания в каждом из них одинаковый. А именно: если предмет имеет определенное свойство, то все, что касается этого качества, имеет другое свойство. Результат: предмет, о котором идет речь, также имеет это второе свойство. Эти причинно-следственные связи и принято называть логикой. Такую взаимосвязь можно наблюдать во многих жизненных ситуациях.

Обратимся к истории

Чтобы понять истинный смысл данной науки, нужно знать, как и при каких обстоятельствах она возникла. Оказывается, что предмет логики как науки возник в нескольких странах практически одновременно: в Древней Индии, в Древнем Китае и в Древней Греции. Если говорить о Греции, то эта наука возникла в период разложения родового строя и формирования таких слоев населения, как купцы, землевладельцы и ремесленники. Те же, кто управлял Грецией, ущемлял интересы практически всех слоев населения, и греки активно начали высказывать свои позиции. Для того чтобы решить конфликт мирным путем, каждая из сторон использовала свои доводы и аргументы. Это дало стимул для развития такой науки, как логика. Предмет использовали очень активно, ведь очень важно было победить в дискуссиях, чтобы повлиять на принятие решений.

В Древнем Китае логика возникла в период золотого века китайской философии или, как еще его называли, период «борющихся государств». Подобно ситуации в Древней Греции, тут также разгорелась борьба между обеспеченными слоями населения и властью. Первые хотели изменить устрой государства и отменить передачу власти наследственным способом. Во время такой борьбы, чтобы победить, необходимо было собрать вокруг себя как можно больше сторонников. Однако если в Древней Греции это послужило дополнительным стимулом для развития логики, то в Древнем Китае – совсем наоборот. После того как царство Цинь все же стало главенствующим, и произошла так называемая культурная революция, развитие логики на этом этап

Учитывая, что в разных странах эта наука возникала именно в период борьбы, предмет и значение логики можно охарактеризовать следующим образом: это наука о последовательности мышления человека, которое может положительно влиять на решение конфликтных ситуаций и споров.

Основной предмет логики

Сложно выделить одно определенное значение, которое бы в целом могло охарактеризовать такую древнюю науку. К примеру, предметом логики считается исследование законов выведения правильных определенных суждений и утверждений из определенных истинных обстоятельств. Так характеризовал эту древнею науку Фридрих Людвиг Готлоб Фреге. Понятие и предмет логики изучал и Шуман Андрей Николаевич – известный логик современности. Он считал, что это наука о размышлениях, которая исследует различные способы мышления и моделирует их. Кроме того, объект и предмет логики — это, конечно же, речь, ведь логика осуществляется только при помощи разговора или дискуссии, и абсолютно неважно, вслух или «про себя».

Приведенные выше высказывания свидетельствуют о том, что предметом науки логики является структура мышления и его разнообразные свойства, которые отделяют сферу абстрактно-логического, рационального мышления – формы мышления, законы, необходимые взаимосвязи между структурными элементами и правильность мышления для достижения истины.

Процесс поиска истины

Если говорить простым языком, то логика — это мыслительный процесс поиска истины, ведь на основе ее принципов формируется процесс поиска научного познания. Существуют различные формы и методы использования логики и все они объединены в теорию выведения знания в различных областях наук. Это так называемая традиционная логика, в рамках которой насчитывается больше 10 различных методов, но основными все же считаются дедуктивная логика Декарта и индуктивная логика Бэкона.

Дедуктивная логика

Всем нам известен метод дедукции. Его использование так или иначе связано с такой наукой, как логика. Предмет логики Декарта — это метод научного познания, суть которого лежит в строгом выведении из определенных положений, которые были ранее изучены и доказаны, новых. Он сумел объяснить, почему, раз исходные утверждения истинные, то и выведенные тоже истинные.

Для дедуктивной логики очень важно, чтобы отсутствовали противоречия в исходных утверждениях, поскольку в дальнейшем они могут привести к неправильным выводам. Дедуктивная логика очень точна и не терпит допущений. Все постулаты, которые используются, как правило, основаны на проверенных данных. Этот логический метод обладает силой убеждения и используется, как правило, в точных науках, таких как математика. Более того, дедуктивный метод не ставится под сомнение, а изучается сам способ нахождения истины. К примеру, всем известная теорема Пифагора. Разве можно поставить под сомнение ее правильность? Скорее наоборот — необходимо выучить теорему и научится ее доказывать. Предмет «Логика» изучает именно это направление. С её помощью, при знании определенных законов и свойств предмета, появляется возможность вывести новые.

Индуктивная логика

Можно сказать, что так называемая индуктивная логика Бэкона практически противоречит основным принципам дедуктивной. Если предыдущий метод используется для точных наук, то этот — для естественных, в которых необходима логика. Предмет логики в таких науках: знания добывают путем наблюдений и экспериментов. Здесь нет места точным данным и расчетам. Все вычисления производятся только чисто теоретически, с целью изучения предмета или явления. Суть индуктивной логики заключается в следующем:

  1. Осуществить постоянное наблюдение за объектом, который исследуется, и создать искусственную ситуацию, которая бы чисто теоретически могла бы возникнуть. Это необходимо для изучения свойств определенных предметов, которые невозможно выучить в природных условиях. Это обязательное условие для изучения индуктивной логики.
  2. На основе наблюдений собрать как можно больше фактов про исследуемый объект. Очень важно обратить внимание на то, что поскольку условия были созданы искусственно, факты могут быть искажены, однако это не означает, что они ложные.
  3. Обобщить и систематизировать данные, полученные в ходе экспериментов. Это необходимо для оценки возникшей ситуации. Если данных оказывается недостаточно, то явление либо предмет необходимо снова поместить в другую искусственную ситуацию.
  4. Создать теорию с целью объяснения полученных данных и прогнозировать их дальнейшее развитие. Это завершающий этап, который служит для подведения итогов. Теория может быть составлена без учета фактически полученных данных, однако, тем не менее, она будет точна.

Например, на основе эмпирических исследований над природными явлениями колебания звука, света, волн и т. д. физики сформулировали положение о том, что любое явление, имеющее периодическую природу, можно измерить. Конечно, для каждого явления были созданы отдельные условия и проведены определенные расчеты. В зависимости от сложности искусственной ситуации, показания значительно отличались. Именно это и позволило доказать, что периодичность колебания можно измерять. Научную индукцию Бэкон объяснял как метод научного познания причинно-следственных связей и метод научного открытия.

Причинно-следственная связь

С самого начала развития науки логики большое внимание уделялось именно этому фактору, влияющему на весь процесс исследований. Причинно-следственная связь – это очень важный аспект в процессе изучения логики. Причина – это определенное событие либо предмет (1), которое закономерно влияет на возникновение другого предмета или явления (2). Предмет науки логика, если говорить формально, заключается в выяснении причин этой последовательности. Ведь из вышесказанного получается, что (1) является причиной (2).

Можно привести такой пример: ученые, которые исследуют космическое пространство и объекты, которые там находятся, обнаружили феномен «черной дыры». Это некое космическое тело, гравитационное поле которого настолько велико, что оно способно поглощать любой другой предмет в космосе. Теперь выясним причинно-следственную связь данного феномена: если гравитационное поле любого космического тела очень велико: (1), то оно способно поглотить любое другое (2).

Основные методы логики

Предмет логики кратко изучает многие сферы жизни, однако в большинстве случаев полученная информация зависит от логического метода. Например, анализом называют образное разделение исследуемого объекта на определенные части, с целью изучения его свойств. Анализ, как правило обязательно связан с синтезом. Если первый метод разделяет явление, то второй, наоборот, соединяет полученные части для установления взаимосвязи между ними.

Еще одним интересным предметом логики является метод абстракции. Это процесс мысленного отделения определенных свойств предмета или явления с целью их изучения. Все эти приёмы можно отнести к категории методов познания.

Существует также метод интерпретации, который заключается в познании знаковой системы определенных объектов. Таким образом, предметам и явлениям можно дать символическое значение, которое облегчит понимание сути самого объекта.

Современная логика

Современная логика — это не учение, а отображение мира. Как правило, эта наука имеет два периода формирования. Первый начинается в Древнем мире (Древняя Греция, Древняя Индия, Древний Китай) и заканчивается в 19 столетии. Второй же период начинается во второй половине 19 столетия и продолжается до сих пор. Философы и ученые нашего времени не прекращают изучать эту древнюю науку. Казалось бы, все ее методы и принципы уже давно изучены Аристотелем и его последователями, однако с каждым годом логика как наука, предмет логики, а также ее особенности продолжают исследоваться.

Одной из особенностей современной логики является распространение предмета исследования, которое обусловлено новыми типами и способами мышления. Это повлекло за собой появление таких новых типов модальной логики, как логика изменений и причинная логика. Было доказано, что такие модели значительно отличаются от уже изученных.

Современная логика как наука используется во многих жизненных сферах, таких как техника и информационные технологии. К примеру, если рассмотреть, как устроен и работает компьютер, можно выяснить, что все программы на нем выполняются при помощи алгоритма, где так или иначе задействована логика. Другими словами, можно сказать, что научный процесс дошел то того уровня развития, где успешно создаются и вводятся в работу устройства и механизмы, работающие на логических принципах.

Другим же примером использования логики в современной науке являются управляющие программы в ЧПУ станках и установках. Здесь также, казалось бы, железный робот выполняет логически-построенные действия. Однако таких примеры лишь формально показывают нам развитие современной логики, ведь таким способом мышления может обладать лишь живое существо, такое как человек. Более того, многие ученые до сих пор спорят, могут ли животные обладать логическими навыками. Все исследования в этой области сводятся к тому, что принцип действий животных основан лишь на их инстинктах. Получить информацию, обработать ее и выдать результат может лишь человек.

Исследования в области такой науки, как логика, могут еще продолжаться тысячи лет, ведь головной мозг человека так и не был досконально изучен. Каждый год люди рождаются все более развитыми, что свидетельствует о продолжающейся эволюции человека.

Что такое вопрос с точки зрения логики, какова его логическая структура

Понятие эротематической или интеррогативной логики — раздела современной логики, исследующего логико-семантические свойства вопросно-ответных комплексов. Лингвистический и проблемно-семантический подход к определению вопроса. Логическая структура вопроса.

Рубрика Философия
Вид реферат
Язык русский
Дата добавления 02.02.2011
Размер файла 18,0 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

«Барановичский государственный университет»

Реферат на тему: «Что такое вопрос с точки зрения логики, и какова его логическая структура»

Подготовила: Шешко Светлана

1. Вопрос с точки зрения логики

2. Логическая структура вопроса

Список использованной литературы

Необходимое звено познавательного процесса — вопросно-ответная форма развития знаний. Постановка вопросов и поиск информации всегда выступают направляющим началом в развитии познания. В результате закрепляются и развиваются знания об окружающем мире, а также осуществляется целенаправленная их передача от одного человека к другому.

Важная роль принадлежит вопросно-ответному комплексу в экономической сфере. Так, экономическая история и современная хозяйственная практика свидетельствуют, что экономическим агентам постоянно приходится искать ответы на три основных вопроса:

ЧТО И СКОЛЬКО ПРОИЗВОДИТЬ?

ДЛЯ КОГО ПРОИЗВОДИТЬ?

Раздел современной логики, исследующий логико-семантические свойства вопросно-ответных комплексов, называется эротематической (греч. erotematikos в форме вопроса), или интеррогативной (лат. interrogativus — вопросительный) логикой.

1. Вопрос с точки зрения логики

Центральным понятием эротетической логики является понятие вопроса. При определении вопроса выделяются два подхода. Первый подход, условно названный лингвистическим, рассматривается вопрос как элемент естественного языка и форму человеческого общения. Под вопросом в таком случае понимают обращение, требующее ответа. Второй подход, компьютерный, связан с решением информационно-поисковых задач и проблемно ориентированной семантикой. В рамках этого подхода вопрос определяется как запрос об информации определенного типа. В отличие от второго подхода, использующего формальный тип вопросно-ответных отношений, первый связан с живым языком, с произвольной, неспециализированной семантикой и с проблемой понимания. Объяснение и понимание дополняют друг друга и присутствуют в любых науках.

Традиционно вопрос предстает в виде вопросительного предложения. Однако, во-первых, не всякое вопросительное предложение означает вопрос (к ним относятся, например, риторические вопросы), а во-вторых, вопрос не всегда выражается в вопросительной форме (вопросы плана курсовой, дипломной работы, экзаменационные вопросы могут не иметь вопросительной формы, но требуют ответа).

Риторический вопрос, хотя и выражен в форме вопросительного предложения, ответа не требует. По сути, он является утверждением в вопросительной форме. Форма служит риторическим, т. е. искусным, приемом высказывания. Выражения: «Какой же русский не любит быстрой езды?», «Кто признается, что не готовился к экзаменам?», «Какой он музыкант?» не ждут ответа. Поскольку по смыслу риторический вопрос выражает утверждение и вопросом не является, он является суждением.

Читайте также:  Культура с точки зрения описательного подхода

Существуют и другие виды вопросительных предложений, не являющиеся вопросами. Они могут выражать:

приглашение: «Не пойти ли нам в кино?»

просьбу: «Не могли бы вы передать мне эту книгу?»

предложение: «Не передохнуть ли нам?»

побуждение: «Может быть, подвинетесь немного?»

запрещение: «Что это еще за прическа?»

призыв: «Не пора ли начать думать?»

Логико-лингвистический анализ вопроса сводится к следующим утверждениям. Вопрос — не является суждением, хотя также выражается в языке предложением. Вопрос — особая форма мысли.

Поскольку вопрос не является суждением, то он не является ни истинным, ни ложным. Вопрос можно оценивать по-разным критерием. Он может быть длинным и коротким, интересным и неинтересным, тактичным и бестактным, простым и сложным. Логическая же оценка вопроса сводится к установлению его корректности или некорректности, правильности или неправильности. Даже бестактный вопрос, увы, может быть корректным.

Определение «правильности» вопроса связано, прежде всего, с семантическим аспектом его структуры. Конечно, правильное построение вопроса влияет на качество ответа. Однако и правильно «построенный» вопрос может оказаться неправильным, если он основан на ложной предпосылке. Например, вопрос: «Кто открыл Берингов пролив?» является правильным. А вопрос: «Кто открыл Минское море?» является неправильным.

Итак, правильность вопроса зависит, прежде всего, от его содержания, от соответствия предпосылки вопроса (исходного знания) реальному положению вещей. Вопрос: «Почему карлики не едят рыбу?» — неправильный, ибо основан на ложной предпосылке «Карлики не едят рыбу». И «остается» лишь уточнить, «почему?».

Хотя вопрос в целом не является суждением, однако логическая предпосылка вопроса по смыслу соответствует суждению, которое может быть истинным или ложным. Вопрос, основанный на истинной предпосылке, называется в логике правильным, корректным. И наоборот, вопрос, основанный на ложной предпосылке, называется неправильным, некорректным.

Неправильный вопрос может быть как паралогическим (непреднамеренным), так и софистическим (сознательно вводящим в заблуждение). Паралогические вопросы связаны с некомпетентностью («Несведущ — не спрашивай»). Софистические вопросы формируются сознательно. К ним относятся, например, «провокационные» вопросы. Неосторожный ответ на «провокационный» вопрос может поставить отвечающего в нелепую ситуацию.

Л. Кэрролл выразил такую ситуацию в поэтической форме:

Вопрос: «Блуждал его взор, был вид его дик,

И дыбом стояли волосы,

Когда он спросил: «А много ль гвоздик

Растет на Северном полюсе?»

Ответ: «Число гвоздик ты хочешь знать,

Растущих на морозе?

Изволь: оно равно числу

Бананов на березе».

2. Логическая структура вопроса

логика вопрос лингвистический семантический

Смысловая правильность вопроса связана с его структурой. Любая форма мысли имеет структуру. Вопрос как особая форма мысли также имеет свою структуру. Структура вопроса складывается из формы вопроса (построение вопроса) и содержание вопроса (его значение). Синтаксический аспект структуры указывает на строй вопроса. В общем виде вопрос можно изобразить следующим образом:

Кто? Когда? Предшествующее знание, которое необходимо уточнить, дополнить

Что? Зачем? (логическая предпосылка вопроса)

Сколько? О ком? Справа — известное, Слева — неизвестное.

С точки зрения логической структуры вопрос состоит из трех частей: из того, что уже известно, но не до конца, и того, что хотелось бы узнать. Первая часть вопроса (исходное знание) образует предпосылку, базис вопроса и его содержание. Она определяет «тему» вопроса и существенно на результат вопросно-ответной ситуации. Вторая часть вопроса (искомое знание) выражает обращение или запрос при помощи вопросительных слов «кто?», «что?» и т. д. Третья часть — требование от незнания (непонимания) к знанию (пониманию), от исходного к искомому знанию. Например, студент, формулируя вопрос «Что характерно для экономического образа мышления?», ставит перед собой задачу установить неизвестные ему специфические признаки экономического мышления.

Однако нельзя сказать, что искомое является абсолютно неизвестным. Оно фиксируется в вопросе в виде неполного, незавершенного, неопределенного знания, имеющего нередко обобщенный характер. Требуя дополнительную информацию о том, что характерно для экономического образа мышления, студент ограничивает ее поиск конкретными признаками. На это указывает вопросительное местоимение «что». В хорошо сформулированном вопросе точное указание на категорию или множество, к которому относится искомое, является необходимой его частью. Далее, в вопросе содержится весьма определенное знание. Например, с помощью вопроса «Что характерно для экономического образа мышления?» не только что-то спрашивается, но и сообщается, что существует экономическое мышление. Обладая специфическими признаками, оно отличается от других видов профессионального мышления. Предшествующее знание, содержащееся в вопросе, составляет его логические предпосылки. В них явно или скрыто, заключена исходная информация, необходимая и достаточная для постановки вопроса и необходимая, но недостаточная для разрешения его. Предпосылки направляют поиск ответа и определяют его смысловое содержание. Важно также отметить, что вопрос — это требование найти, сообщить или уточнить некоторые сведения, неизвестное. В этом плане он выступает как продукт осознания разности между сущим и должным и потребности в устранении этой разности.

Вопросы могут обладать сильным внушающим воздействием. Оно обусловлено тем, что вопрос, наряду с затребованием информации, в своих предпосылках заключает определенные сведения, воспринимаемые тем, кому он адресован. Продуманные и умело, поставленные вопросы в ходе деловых бесед или переговоров могут с необходимостью подвести другого человека к правильным (необходимым) выводам. Достаточно убедительно в поэтической форме это выразил Леонид Филатов:

— Вот вы говорите, что слезы людские — вода?

— Все катаклизмы проходят для вас без следа?

— Христос, Робеспьер, Че Гевара для вас — лобуда?

— И вам все равно, что кого-то постигла беда?

— И вам наплевать, если где-то горят города?

— А совесть, скажите, тревожит ли вас иногда?

— Но вам удается ее усмирить без труда?

— А если разрушили созданный вами семейный очаг?

— Жестоко расправились с членами вашей семьи?

— И вам самому продырявили пулею грудь?

— Неужто бы вы и тогда мне ответили «да»?

— А вы говорите, что слезы людские вода?

— Все катаклизмы проходят для вас без следа?

— Так, значит, вас что-то тревожит еще иногда?

Если же сведения ложны, но хитроумно скрыты выразительным средствами, то вопрос может быть опасным для отвечающего в том смысле, что побуждает его к неявному признанию лжи за истину. Ловким приемом для предъявления какого-либо факта является применение нейролингвистического программирования. Это можно просмотреть на примере использования ассоциативности:

Вопрос: какого цвета снег? — Ответ: белый.

Вопрос: какого цвета лист? — Ответ: белый.

Вопрос: какого цвета холодильник? — Ответ: белый.

Вопрос: какого цвета подоконник? — Ответ: белый.

Вопрос: что пьет корова?

И каков же ответ? По проведенным исследованиям большинство респондентов отвечают: молоко. Хотя на самом деле ответ — вода. Происходит ассоциативное мышление.

Если вдуматься, то мышление и речь людей предстают чередой вопросов и ответов. Вопрос — форма развития знаний о мире. Дети познают мир, задавая град вопросов. Родителям же приходится на них отвечать. Природа играет с человеком, скрывая свои ответы. Жизнь задает вопросы всем, требуя ежедневно массу ответов. Вопрос — основа человеческого общения. Общаясь, мы вступаем в диалог друг с другом, обсуждаем проблемы и вместе ищем ответы на сложные вопросы. Информационный век вынуждает нас все чаще вступать в машинный диалог — с различными электронно-вычислительными и экспертными системами. Гуманитарно-ориентированные философы и деятели культуры ищут ответы на вечные вопросы, связанные со смыслом человеческого бытия. Образование и учебная практика также насыщены вопросами и ответами разного уровня степени сложности. Все это свидетельствует об исключительной важности вопросов и превращает их в объект логического исследования.

1. Белнап Н., Стил Т. Логика вопросов и ответов. М., 1982;

2. Берков В.Ф. Логика вопросов в преподавании. Мн., 1987;

3. Горский Д.П. Краткий словарь по логике. М.,1991, С. 24-25;

4. Петров Ю.А. Азбука логического мышления. М.,1991;

5. Кэрролл Л. Логическая игра М., 1991. С. 30, 38.

6. Филатов Л.А. Стихи. Песни. Пародии. Сказки. Пьесы. Киноповести. Екатеринбург, 1999. С. 60.

Размещено на Allbest.ru

Подобные документы

Суждение как форма мышления. Структура простого категорического суждения в логике. Суждение как логическая форма мышления. Суждение и вопрос. Требование истинности предпосылок при постановке вопроса, логические ошибки. Принципы классификации суждений.

реферат [22,8 K], добавлен 23.09.2010

Возникновение и этапы развития традиционной формальной логики. Аристотель как основатель логики. Создание символической логики, виды логических исчислений, алгебра логики. Метод формализации. Становление диалектической логики, работы И. Канта, Г. Гегеля.

реферат [26,9 K], добавлен 19.01.2009

Предмет и значение логики. Мышление как логическая ступень познания. Субъект и предикат — главные элементы мысли. Соотношение логики формальной и диалектической. Социальное назначение и функции логики. Логические формы и правила соединения наших мыслей.

реферат [29,1 K], добавлен 31.10.2010

Предмет и значение логики. Четыре закона логики. Для чего журналисту нужна логика. Логическая форма, которая определяет круг объектов по схожим. Обобщение и ограничение понятий. Отношения между субъектом и предикатом в суждении. Индуктивное умозаключение.

контрольная работа [28,5 K], добавлен 28.03.2009

Сущность мышления в системе познания, способы взаимопонимания, логика объяснения. Предмет и семантические категории традиционной формальной логики. Этапы становления логики как науки. Простое суждение и его логический анализ. Основы теории аргументации.

курс лекций [138,4 K], добавлен 02.03.2011

Понятие логики и ее развитие. Аристотель – отец логики. Формы мысли, их структурные особенности и зависимости, законы и распространенные ошибки при нарушении этих законов. Роль гипотез в науке, логическая структура, этапы разработки и виды гипотезы.

контрольная работа [131,7 K], добавлен 13.10.2009

Логическая характеристика понятий, отношения между ними, выражение с помощью круговых схем. Распределённость терминов при переходе от одного термина к другому. Основные законы логики. Непосредственные умозаключения и дедуктивные выводы из посылок.

контрольная работа [50,6 K], добавлен 01.07.2009

Сущность логики, отражение закономерности движения мышления к истине. Понятие, суждение и умозаключение — основные типы логических форм. Отражение объективной реальности в законах логики. Отличительные признаки формальной и математической логики.

контрольная работа [18,1 K], добавлен 29.09.2010

Логика как самостоятельная наука. Предмет и значение логики. Теоретические проблемы логики. Основные этапы развития логики. Логика и мышление. Предмет формальной логики и ее особенности. Мышление и язык. Основные правила научного исследования.

курс лекций [29,4 K], добавлен 09.10.2008

С чего началась наука логика. Формирование логики как самостоятельной науки. Внутренняя структура человеческого мышления. Законы и правила логики. Двухчленные и трехчленные суждения. Закон противоречия с логических позиций. Основные элементы силлогизма.

контрольная работа [22,4 K], добавлен 26.03.2011

Что ставит наш мозг в тупик?

Об этом и не только рассказывает Дмитрий Гусев, доктор философских наук, профессор МПГУ, РАНХиГС, Московского университета им. С. Ю. Витте.

Здравствуйте, дорогие слушатели и зрители. Меня зовут Дмитрий Гусев.

Логика, как мы с вами хорошо знаем, это наука о формах и о законах правильного мышления. А что значит — законы правильного мышления? Законы правильного мышления — это такие принципы или правила, соблюдение которых позволяет нам из истинных суждений всегда делать истинные выводы. Неправильное мышление — это такое мышление, которое не гарантирует нам получение истинных выводов из истинных суждений. Законы логики — такие правила или принципы, которые являются объективными, не зависящими от пола, национальности, возраста, исторической эпохи и многих других субъективных факторов и обстоятельств. Если в мышлении соблюдаются законы логики, то, независимо от содержания мышления, нам гарантируется получение истинных выводов из истинных суждений. И первый закон логики среди множества логических законов — это закон тождества, который говорит о том, что любая мысль должна быть ясной, определенной, недвусмысленной, однозначной и тождественной самой себе. Как понимать: тождественной самой себе? В рассуждении нельзя подменять и путать понятия, уклоняться от темы, создавать двусмысленность, употреблять разные слова в одних и тех же смыслах. Согласно закону тождества равное должно быть равным. А неравное должно быть неравным. Нарушения закона тождества приводят к разнообразным логическим ошибкам, которые засоряют не только повседневное, но и научное мышление, которые мешают нам общаться, понимать друг друга и понимать даже самих себя. Сумбурность мышления, его неясность, неопределенность, запутанность или некая мутность мышления — это прямое следствие нарушения закона тождества. И такое явление логическое, как софизмы, преднамеренные логические ошибки, — это то, что построено на нарушении закона тождества. Давайте вспомним, как строится любой софизм. Берутся две ситуации нетождественные и незаметно в рассуждении отождествляются. И возникает видимость правильного доказательства какой-то ложной мысли. Отождествление нетождественного. Вот анатомия любого софизма. Однако в логике есть еще такое явление, как логические парадоксы. Иногда парадоксы и софизмы, эти два понятия логических, отождествляют. В знаменитом романе Толстого «Война и мир» в третьем томе есть такая фраза: «Известен знаменитый софизм древних о том, что Ахиллес никогда не догонит бегущую впереди него черепаху, хотя идет гораздо быстрее, чем она». Это не софизм. Это скорее парадокс. Но вот великий писатель говорит, что это софизм. И иногда, действительно, такое бывает, что софизмы и парадоксы как-то путают и смешивают. И вот одна из целей нашей сегодняшней встречи — это рассказать о том, чем же отличаются софизмы от парадоксов. «Когда дважды два — не четыре» — первая часть названия нашей темы. Это как раз про софизмы. А вот «Когда лжец говорит правду» — это вторая часть, это логические парадоксы. Итак, софизмы — это логические ошибки. Это подвохи, это уловки. Софизмы — это преднамеренные ошибки, построенные на нарушении закона тождества. А что такое логические парадоксы? Для начала просто скажем, что такое парадоксы. Парадокс не в логике, а в повседневной жизни, парадокс вообще. Мы с вами привыкли к тому, что парадокс — это что-то необычное, что-то удивительное, что-то не совсем понятное, что-то, чего быть не должно, но оно почему-то есть. И вот это мы называем обычно парадоксом. Необычное, удивительное что-то, загадочное, вроде по всем законам быть не должно, а оно почему-то есть.

Логические парадоксы — это такие ситуации, это логические ситуации, удивительные, необыкновенные ситуации, в которых два противоречащих суждения являются одновременно истинными, да еще и вытекают друг из друга. Вдумайтесь! Два противоречащих суждения являются одновременно истинными и вытекают друг из друга. Поскольку такого быть не может, то хочется сказать: это, наверное, какой-то розыгрыш, какой-то фокус, какие-то нарушения логические, это, наверное, софизмы тоже.

Но в том то все и дело, что парадоксы от софизмов отличаются тем, что софизмы — это преднамеренные ошибки, которые всегда можно разоблачить. Как разоблачается любой софизм? В рассуждении мы должны найти некое А и некое Б. И сказать: посмотрите на эти две ситуации, они были нетождественными, но они в рассуждении незаметно отождествляются. Вот и получилась видимость правильного доказательства ложной мысли.

Парадокс — это совсем другая ситуация. Логические парадоксы — это в логике логические тупики. Такие вот белые пятна, такие черные дыры, с которыми до сих пор на 100 % никто не знает, что именно делать. Вы скажете: «Что, в логике такое есть?» Конечно, есть. В любой науке такое есть. И даже в науке всех наук — в математике. Что есть в математике? Недоказуемые теоремы. Теорема есть, доказательства нет. Нерешаемые задачи, математические тупики. Если уж даже в математике, что уж говорить про другие науки.

Так вот, в логике парадоксы — это как раз те самые ситуации, которые представляют собой некие логические тупики. За всю историю логики, я подчеркиваю, окончательных, общепризнанных способов преодоления парадоксов не найдено. Я предполагаю, что некоторые и нынешние, и будущие зрители скажут: как не найдено, да парадоксы давно разрешены… Да. Но именно вот так и вот так. Если мы говорим: «при таком условии и при таком этот парадокс решается так» — а если без этих условий? Если без этих если? Решается он? Универсально, общепризнанно, на 100 %… Нет, не решается. Поэтому тут нужно подчеркнуть: окончательных, общепризнанных, удовлетворительных способов преодоления парадоксов за всю историю логики не найдено. Решений есть множество, но в каждом из этих решений мы вводим какие-то условия, мы создаем какую-то систему координат. И говорим: если вот так — тогда да. Если на цилиндр посмотреть вот так, это будет прямоугольник. А если вот так — это будет круг. А если без если, тогда что? А вот тогда неизвестно что. Об этом в данном случае идет речь.

Читайте также:  С точки зрения канта найти решение трех вопросов

Итак, рассмотрим теперь сами парадоксы. Сначала — король логических парадоксов. Это знаменитый парадокс под названием «Лжец», или «Парадокс лжеца». Говорят, что он был открыт еще в пятом веке до нашей эры в Древней Греции. Логика как раз и появилась примерно в пятом веке до нашей эры в Древней Греции. Создателем логики считается Аристотель. И вот «Парадокс лжеца» был открыт еще тогда. И вот уже 2000 лет человеческий ум бьется над разрешением этого парадокса. Есть очень много формулировок «Парадокса лжеца», разных форм, формулировок этого парадокса. Рассмотрим самую простую, чтобы было проще. Человек произносит вот такую фразу: «Я лжец». Такое простое, короткое, невинное, на первый взгляд, высказывание. Ну и что? Анализ этого простого, на первый взгляд, высказывания приводит нас к ошеломляющему результату. Итак, любое высказывание может быть истинным или ложным. Например, высказывание «все мухи являются насекомыми». Оно какое? Истинное. Высказывание «все мухи — это птицы». Оно какое? Ложное. Итак, высказывание любое является истинным или ложным. Иногда логика еще называется «двузначная логика». Аристотелевская логика традиционная — двузначная. Любое высказывание принимает одно из двух значений — истина/ложь. Так вот, человек сказал фразу «Я лжец». Это высказывание может быть каким? Истинным или ложным. Когда он произнес эту фразу, он или сказал правду, или он солгал. Рассмотрим два варианта. Вариант первый: допустим, высказывание истинно, то есть человек, когда его сказал, он сказал правду. Но, если он сказал правду, значит, он действительно лжец, но, если он лжец, значит, произнеся эту фразу, он солгал. Что получилось? Получилась удивительная ситуация. Из того, что он сказал правду, вытекает, что он солгал. Одно суждение и второе ему противоречащее, одновременно истинны и еще друг из друга вытекают. Он сказал: «Я лжец». Первый вариант: он сказал правду. Но тогда он действительно лжец. И тогда он солгал.

И второй вариант. «Я лжец», —сказал он. Допустим, что это высказывание — ложное, то есть, сказав эту фразу, он солгал. Если он солгал, тогда он не лжец, но если он не лжец, тогда что он сделал, произнеся эту фразу? — Сказал правду. То есть из того, что он солгал, вытекает, что он сказал правду. Поскольку получается вот эта удивительная ситуация, то первый соблазн, иногда возникающий, — сказать, что здесь нас разыгрывают, это очередной софизм. Это не софизм. Это парадокс, это логический тупик. Это удивительная в логике ситуация. По преданию, какой-то греческий мыслитель дал обет не принимать пищу, пока не разрешит «парадокс лжеца», — и умер от голода. А другой мыслитель, отчаявшись разрешить «парадокс лжеца», даже бросился со скалы в море, утонул. Это предание, это легенда. Но тем не менее как решить этот парадокс, не прибегая ни к каким дополнительным средствам, условиям, ограничениям, не создавая дополнительную систему координат, сказать невозможно. Итак, первый парадокс, «парадокс лжеца», возраст которого —две с половиной тысячи лет.

Второй парадокс — это знаменитый «Парадокс деревенского парикмахера». Возраст этого парадокса совсем скромный, он, говорят, был открыт в XX веке, совсем недавно, английским логиком, философом, математиком Бертраном Расселом. Парадокс деревенского парикмахера. Парадокс называется парадоксом множеств, а его популярная форма — «Парадокс деревенского парикмахера». Итак, в деревне есть один парикмахер. Этот парикмахер бреет только тех жителей деревни, которые не бреются сами. Пока все просто. Мысленно представьте себе. Перед вами доска такая, школьная доска, она поделена пополам. Первая половина — жители деревни, которые бреются сами. Сами бреются. Раз сами — они к парикмахеру не ходят. Вторая половина — это жители, которые сами не бреются. Кто их бреет? Парикмахер. Пока все просто. Вопрос: а может ли этот парикмахер брить самого себя? Понятное дело, не физически побриться может ли он. А логически, если можно так сказать. Хотя логически побриться — это что-то не совсем понятное. Логически как ответить — может ли он брить самого себя? Давайте ответим. Варианта всего два: или да, или нет. Первый — он себя бреет, второй — он себя не бреет. Вариант первый: он сам себя бреет. Он тогда относится к этой группе жителей деревни. А мы помним, что эти жители — это те, кто бреет себя сам. Их парикмахер не бреет. Получается удивительная ситуация: если он сам себя бреет, то из этого следует, что он сам себя не бреет. Из того, что он себя бреет, вытекает, что он сам себя не бреет. Понятно почему? Если он сам себя бреет, он относится к этой группе. Эта группа, помните, это те, которых парикмахер не бреет. Значит, если он себя бреет, значит он себя не бреет. Теперь второй вариант. Он сам себя не бреет. Он к какой половине относится? Сам себя не бреет — вот к этой. Помните, эти жители деревни сами себя не бреют, их бреет парикмахер. Если он сам себя не бреет, то получается, что в этом случае он сам себя бреет. Из того, что он сам себя не бреет, вытекает, что он сам себя бреет. Понятно? Что мы видим? Как из «Парадокса лжеца» — два суждения противоречащих друг из друга вытекают.

Парадоксы лжеца, парикмахера и подобные им парадоксы еще называются в логике таким термином, как антиномия. Очень важное греческое слово — антиномия. Давайте его переведем на русский: «анти» — это «против», а греческое слово «номос» переводится как «закон». Астрономия — законы звезд. Если дословно перевести на русский, получается противозаконие. Как это понимать? По всем законам, как мы говорим, природы, мышления, этого быть не должно. По всем законам не должно быть, что, если он сам себя бреет, он сам себя не бреет. По всем законам этого быть не должно, но это почему-то есть. Понимаете, почему антиномия — противозаконие? Это то, чего быть не должно, но то, что есть. Антиномии считаются наиболее резкими формами логических парадоксов. А есть парадоксы, у которых более мягкая форма.

И следующий парадокс по счету — третий уже в нашем разговоре. Это знаменитый парадокс, который можно назвать так: «Учитель и ученик». Или «Протагор и Эватл». Протагор — учитель, Эватл — ученик. В основе этого парадокса лежит история, которая якобы произошла все в той же Древней Греции две с половиной тысячи лет назад. Был такой софист Протагор, у него был ученик Эватл. Эватл брал у Протагора уроки судебного красноречия. Они договорились, что Эватл заплатит Протагору гонорар за обучение только в том случае, если он выиграет свой первый судебный процесс. Простой, внешне невинный договор учителя и ученика. И, кстати, хороший, справедливый, честный договор, даже как бы гарантирующий качество обучения. Очень хорошо было бы: ходил-ходил к репетитору, готовился к ЕГЭ, написал на 100 баллов, тогда заплачу. А написал не на 100 — все, тогда не плачу. Ну хорошо. Обучил Протагор Эватла, а Эватл взял и не стал участвовать ни в каких процессах. Ну и денег учителю, понятное дело, не платил. Протагор ему говорит: «Эватл, я на тебя в таком случае вынужден подать в суд. А какое может быть решение суда? Или тебя присудят к уплате или не присудят. Если тебя присудят к уплате, ты же мне должен будешь заплатить, потому что тебя присудили к уплате. А если не присудят, ты будешь выигравший свой первый процесс, и ты мне опять должен заплатить…» То есть, Эватл, не дури, заплати мне лучше сразу, потому что в любом случае деваться тебе некуда. Что присудят, что не присудят — ты по-любому мне платишь, правильно? Логично. Эватл ему, догадываетесь, что отвечает? «Правильно, Протагор, меня или присудят, или не присудят к уплате. Если меня к уплате присудят, то я проигравший, а как мы договаривались, я не плачу, если я проиграл. А если не присудят, то тем более не плачу, потому что не присудили». Смотрите, как логично. Причем, что интересно, здесь нет софистики, здесь нет подвоха, здесь нет никакой этой логической казуистики, как иногда говорят. Здесь действительно так и получается. Эватл должен Протагору и заплатить и не заплатить. Два противоречащих суждения одновременно. Два противоречащих суждения истинны. Здесь они друг из друга не вытекают, как в случае с антиномиями. Как в случае с парадоксом лжеца и деревенского парикмахера. Но они два противоречащих друг другу: должен Эватл платить или не должен. До сих пор этого так никто и не знает. Если кто-то из ваших знакомых, друзей учится на юридическом факультете, вот можете спросить, что юристы ответят на этот вопрос. Как в этом случае быть? Платить — не платить. Как решить эту ситуацию, не только логическую, но и юридическую в том числе. Итак, это был третий парадокс из тех, что мы рассмотрели.

Теперь отдельной группой стоят парадоксы, которые называются парадоксы-апории. Апории — это затруднения, это тоже некий тупик, это некая логическая сложность, некое безвыходное логическое положение. Но апории — это почему отдельные группы парадоксов? Потому что апории — это такие группы парадоксов, которые показали нам греческие философы, противопоставив в этих парадоксах два способа нашего познания мира. Есть познание чувственное, есть познание рациональное. Чувственное познание — познание с помощью органов чувств, рациональное — с помощью разума. Так, очень часто познание чувственное и рациональное друг другу противоречат. Данные органов чувств противоречат данным органов мышления и наоборот, поэтому возникает вопрос, философская проблема: а какое познание является более верным, какому доверять, какое рисует нам истинную картину вещей? И вот философ греческий Зенон Элейский разработал несколько апорий, или парадоксов, которые призваны показать следующее: что видим мы одно, а мыслим мы совсем другое. Что видимое и мыслимое часто приходит между собой в противоречие. Сначала общая идея всех апорий. Зададимся вопросом, очень простым: что значит — двигаться? Можете спросить товарища, знакомого: «А что значит — двигаться?» На этот вопрос ответить вот так: «Как что? Перемещаться», —нельзя. Потому что перемещаться — это синоним слова двигаться. Ответить: «ну, это менять положение тела в пространстве» — тоже нельзя. Потому что менять положение тела в пространстве — это синоним слова двигаться. Сделать вот так: это туда-сюда, туда-сюда — тоже нельзя, потому что туда-сюда — это будет апелляция к чувственному образу. Что значит — двигаться? Не с точки зрения органов чувств, а с точки зрения мышления. Ответим на этот вопрос. Ответ получается единственно возможный, но очень странный. Двигаться — это значит находиться в каком-то месте и одновременно в нем не находиться. Но смотрите, какой получился ответ, говорит Зенон. Ответ получился логически противоречивый. Двигаться — значит, находиться в каком-то месте и одновременно в нем не находиться. Но это же невозможно. Это же нарушение закона противоречия. Одного из главных законов логики. Значит, говорит он, мы можем увидеть движение, но не можем его помыслить. Увидеть можем, но помыслить не можем. То есть органы чувств говорят одно, а мышление говорит другое.

Ну а дальше сами апории. Итак, апория первая. Знаменитая апория, называется дихотомия. «Ди» — это два, «томия» — деление. Дихотомия — дословный перевод на русский: деление на два. Апория дихотомии звучит так. Телу нужно пройти из точки А в точку Б. Телу нужно пройти путь из А в Б. Мы можем увидеть, как тело пройдет этот путь? Конечно, можем. Мы постоянно видим, как тела проходят свой путь. А можем ли мы помыслить, как тело пройдет свой путь? Не можем. А почему не можем? Давайте попробуем помыслить, разобрать движение тела из точки в точку, не прибегая к чувственным образам. Не прибегая к этой картинке движения. Отключая чувственность на какое-то время. Итак, что значит пройти путь из А в Б. Помыслить, разобрать этот процесс с помощью только рассуждения. Прежде чем пройти весь путь, надо пройти полпути? Очень простой вопрос. Чтобы пройти мне весь путь, надо мне прежде пройти его половину? Конечно. Если я не пройду половину, я же весь путь не пройду. А прежде чем я пройду полпути, мне нужно пройти половину половины этого пути? Четвертую часть? Ну конечно, надо. Если я четверть пути не пройду, то я и половину не пройду, и весь путь не пройду. А прежде чем пройти четверть пути, нужно пройти одну восьмую часть пути? Конечно. А прежде чем я пройду одну восьмую, мне нужно пройти одну шестнадцатую? Ну конечно. А перед тем как я пройду одну шестнадцатую, мне нужно пройти одну тридцать вторую? А перед этим одну шестьдесят четвертую? А перед этим одну сто двадцать восьмую? А перед этим одну двести пятьдесят шестую? А перед этим одну пятьсот двенадцатую? Так будет продолжаться до… бесконечности. С точки зрения мышления, чтобы пройти путь из А в Б, телу нужно пройти бесконечное количество отрезков пути. Можно ли пройти бесконечное количество отрезков пути? Нельзя. Значит, с точки зрения мышления тело никогда не пройдет свой путь из точки А в точку Б. С точки зрения органов чувств — пройдет, с точки зрения мышления — не пройдет. Это апория первая.

Апория вторая. Апория вторая называется «стрела», или «летящая стрела», или «полет стрелы». Апория эта звучит так. Мы можем увидеть, как летит стрела, причем не обязательно стрела. Как летит футбольный мяч, как летит пушечное ядро, как летит птица, мы можем увидеть, как летит стрела. Но можем ли мы помыслить полет стрелы? Не можем в принципе. Почему? А вот почему. Зададимся сейчас вопросом. Где сейчас находится летящая стрела? Она летит, а мы себя спрашиваем, где сейчас находится летящая стрела? И мысленно подчеркните в вопросе слово «где». Ответить на этот вопрос «в воздухе» — нельзя, потому что вопрос был «где», не в какой среде. «В полете». Вопрос был не в каком состоянии, вопрос был «где». В какой точке своего маршрута. То есть ответить «в воздухе, в полете, на траектории, на маршруте, в состоянии полета» — это все не те ответы. Где сейчас находится летящая стрела? Она сейчас находится тут. И тыкаем в эту точку пальцем. А теперь самое интересное. Скажите, пожалуйста, находиться тут — эта фраза означает движение или неподвижность? Находиться тут — эта фраза означает неподвижность. А нам надо, чтобы двигалась. Ответим по-другому. Где сейчас находится летящая стрела? Здесь. Опять ткнем пальцем в эту точку. Опять та же проблема: находиться здесь — это находиться в неподвижности. Находиться здесь — это покоиться. А нам надо, чтобы двигалась. Ладно, ответим, она сейчас там. А что значит — находиться там? Опять — находиться в состоянии чего? Неподвижности. А нам нужно ответить так, чтобы она двигалась. Как же ответить? Придется ответить так: везде. Или второй вариант: нигде. А самый хороший ответ, единственно возможный: она сейчас везде и нигде. И только в этом случае она движется. Это единственный адекватный ответ на этот вопрос, по-другому нельзя ответить. Но какой получился ответ? Вы заметили? Противоречивый, абсурдный, нелепый, невозможный с логической точки зрения. Что случилось? Мы можем увидеть, как летит стрела, но мы не можем что сделать? Мы не можем помыслить ее полет. Потому что, когда мы начинаем мыслить, у нас получается какая-то абсурдная ситуация.

Читайте также:  Автомобили для людей с плохим зрением

И третья апория. Та самая знаменитая апория, которую Толстой назвал софизмом древних в романе «Война и мир». Это, конечно, знаменитая апория про Ахиллеса и черепаху. Итак, идет черепаха, за ней идет Ахиллес. Ахиллес идет за черепахой в одну и ту же сторону на каком-то расстоянии. И он с точки зрения органов чувств в скором времени эту черепаху догонит и перегонит. Но мы постоянно, собственно, это и наблюдаем. Органы чувств нам об этом и говорят. А с точки зрения мышления он ее даже никогда не догонит. Ахиллес никогда не догонит идущую впереди него черепаху, хотя он идет в 10 раз быстрее, чем она. С точки зрения мышления. Почему? И тут важно отключить картинку чувственную, вы чувствуете, что эти чувственные образы, они иногда держат нас в плену, иногда, когда рассказываю эту апорию студентам, они говорят, ну какая чушь, ну ничего не понятно, конечно, догонит. Знаете почему? Трудно отключить картинку. А нужно именно отключить усилием воли, никаких образов зрительных, никакого представления, как он ее догоняет, мы слишком привыкли к тому, что догоняет одно тело, перегоняет… Отключите. Только логика, только мышление, только рациональные категории. Расстояние между Ахиллесом и черепахой. Когда он пройдет это расстояние? Помните, что она тоже движется? Она за это время тоже сколько-то пройдет. Сколько? Ну в 10 раз меньше, она же движется в 10 раз медленнее. Значит, пройдет в 10 раз меньше. Она пройдет одну десятую часть пути. От того, что он прошел, одну десятую. И на эту одну десятую будет находиться впереди него. Он пройдет эту одну десятую, она пройдет за это время в 10 раз меньше, а именно одну сотую часть этого пути. И на эту одну сотую будет находиться впереди него. Он пройдет одну сотую, а она на одну тысячную будет впереди. И так он ее никогда не догонит, потому что продолжаться все это будет до бесконечности. В прошлом году мне студенты сказали: сейчас опровергнем. Я говорю: «Давайте». «Вот смотрите. Математика. Никаких чувственных образов, как вы велели. Тысяча шагов. Он прошел тысячу, она — сто шагов. Он прошел эти сто, она — 10 шагов. И на 10 шагов впереди него. Он прошел эти 10, она — один. И на один шаг впереди него. И вот он ее догнал». Подождите. Как догнал? Он прошел этот один шаг, а она одну десятую этого шага. Он одну десятую, она — одну сотую. И так продолжается до бесконечности. Понятно, о чем идет речь? С точки зрения мышления никогда не догонит… Кстати, Зенон сказал, что черепаха движется, если бы он сделал ее даже неподвижной, Ахиллес все равно никогда бы к ней не приблизился. Почему? У вас до выхода из этой комнаты некое расстояние. Несколько метров. Это расстояние можно разделить на 10 частей. А можно на 100? А можно на 1000? А можно это разделить на расстояние бесконечных отрезков пути? Можно. А вы можете пройти расстояние бесконечных отрезков пути? Не можете. Значит, с точки зрения мышления вы никогда не сможете покинуть этой комнаты. С точки зрения органов чувств — пожалуйста. А с точки зрения мышления — никогда. Так получается? Кстати говоря, Зенон, как греческий философ, греческий мыслитель, особенно как представитель Элейской школы, настаивал на том, что как раз мышление дает нам достоверное познание, что органы чувств нас обманывают. Что если мы видим тела движущиеся, то это иллюзия органов чувств. На самом деле все неподвижно и неизменно, неделимо. И вот античная история доносит до нас интересные эпизоды. Когда Зенон в каком-то собрании философов высказал свои аргументы, один из них, по преданию — Диоген, вскочил и начал просто быстро ходить. Из конца в конец ходить по помещению. Ничего не говоря. Тем самым просто эпатируя публику и говоря как бы: видите, я двигаюсь, что за ерунду рассказал вам Зенон, что движение невозможно. Я же двигаюсь. Обратите внимание, Диоген здесь использовал аргумент к какому познанию? К чувственному познанию. Он сказал: смотрите, я двигаюсь. Зенон не отрицает, что тела движутся с точки зрения органов чувств. Он говорит, что помыслить это невозможно. И вот смотрите, какой колоссальный культурно-исторический резонанс имели эти апории и эти события, что уже в XIX веке Пушкин, можно сказать, на другом конце, условно, земного шара по поводу эпизода этого сочинил такие строчки:

Движенья нет, сказал мудрец брадатый.

Другой смолчал и стал пред ним ходить.

Сильнее бы не мог он возразить;

Хвалили все ответ замысловатый.

Но, господа, забавный случай сей

Другой пример на память мне приводит:

Ведь каждый день пред нами солнце ходит,

Однако ж прав упрямый Галилей.

О чем идет речь? Мы же видим, что солнце перед нами ходит? Мы говорим: солнце встало на востоке, солнце дошло до зенита, солнце клонится к закату, явно же. С точки зрения органов чувств солнце что делает? Вокруг нас движется. А вот мы говорим: нет, не движется. Это вроде как Земля вокруг Солнца, да еще вокруг своей оси. Правильно? То есть смотрите, что получается. Вот уже первый пример, что называется из повседневной жизни, мы видим.

А Земля с точки зрения нашего чувственного опыта плоская или шарообразная? Мы стоим на земле, вокруг себя во все стороны смотрим, какая? Плоская. То, что мы фотографии видим, картинки, учебники, это не в счет. Мало ли что можно там сфотографировать, нарисовать, а в космос никто из нас не летал. Так что Земля — плоская с точки зрения нашего чувственного опыта.

Но вроде как говорим: нет, органы чувств нас обманывают, вроде как шарообразная. А Земля еще вокруг оси вращается, кто-нибудь это чувствует сейчас? Как мы на этой чудесной карусели сейчас раскручиваемся. В наших широтах не берусь точно сказать, но на экваторе — 1600 километров в час. А сама Земля примерно 30 километров в секунду движется вокруг Солнца. Кто-нибудь чувствует? Не, никуда мы не движемся. Все нормально. На месте сидим. Сама Солнечная система сейчас со скоростью 250 километров в секунду движется вокруг центра галактики, совершая полный оборот за 200 миллионов лет, галактический год. То есть мы сейчас с этой скоростью совершаем увлекательное космическое путешествие посреди звезд галактики Млечный путь. Представляете, мы тратим огромные деньги, чтобы поехать куда-то там в Европу, в Америку. Зачем? Бесплатно и намного круче среди звезд прямо сейчас и все вместе. Ну разве не фантастика? Фантастика. Но что нам говорят органы чувств? Органы чувств говорят: «Какая ерунда… Что это такое? Мы никуда не движемся, никуда не летим, ничего не бесплатно и все это несерьезно, все равно заплатим сейчас кучу денег и поедем на соседний материк». Зачем? Если среди галактики Млечный путь, участвуя в таком движении…

Итак, о чем идет речь? Один из философских вопросов, можно сказать, один из вечных философских вопросов, это вопрос о чем? Вопрос о соотношении чувственного и рационального познания. Вопрос о соотношении данных наших органов чувств и нашего мышления. Кстати, говоря, на основании этого вопроса уже самые различные выводы строят различные мировоззренческие позиции — сайентизм и антисайентизм, материализм и идеализм, атеизм и религиозное сознание, рациональное и иррациональное мировоззрение. И поскольку логика — это наука о формах и законах правильного мышления, поскольку логика — это инструмент мышления, как говорил Аристотель — органон, инструмент мышления. Поскольку логические приемы, логические средства, они используются, если можно так сказать, в дискурсах, мышлениях самых разных — материалистическом, идеалистическом, биологическом, атеистическом, сайентистком, антисайентистком, напоследок можно остановиться вот на чем.

В многовековом споре между религией и атеизмом со стороны атеистического сознания часто звучит такой аргумент. В мировоззрении религиозном со стороны атеистического мировоззрения много надуманного, много противоречий, много несостыковок. Все с этим сталкивались, нет? Много нелепостей, откровенного абсурда. Еще такой аргумент: ну это же все какие-то мифы, какие-то сказки, какая-то фантастика. Как можно в это верить, это несерьезно, бабушки только старенькие, может быть, из деревни, но для меня-то, человека образованного, современного, на рубеже веков находящегося, который изучал науки и искусства, — ну как верить в эту фантазию? Это невозможно. Понятное дело, что для сознания религиозного эти аргументы ровным счетом ничего не значат. Для сознания атеистического эти аргументы как раз являются железобетонными. Атеистическое мировоззрение на них выстраивает свою мировоззренческую концепцию. Но для человека, который ни то и ни се, для колеблющегося, для сомневающегося человека, который, как мне говорят иногда коллеги: «стою перед закрытой дверью в религиозный мир уже много лет и не могу ее открыть со своей стороны. Потому что как раз вот это препятствует. Противоречия какие-то, какая-то мифология, какая-то сказочность, нелогичность…» Для них-то как раз и нужно об этом сказать. Для скептиков или сомневающихся. Для тех, кто называет себя агностиками. Кто не определился, кто хотел бы, но не получается. Очень хороший ответ, который кажется нелогичным, но при внимательном рассмотрении оказывается очень логичным, ответ на вопрос «как это так, столько противоречий» — это ответ одного из авторов первых веков нашей веры Тертуллиана. Ответ, который в виде тезиса Credo quia absurdum (перевод на русский «верую ибо абсурдно»). Сразу оговоримся, что высказывание Тертуллиана звучит развернуто. Именно такой фразы там нет. Несколько предложений, которые звучат по-другому, но мысль Тертуллиана, сам тезис, он сводится к этому положению, всем знакомому: «верую, ибо абсурдно». Обратите внимание на союз «ибо», который стоит в этой конструкции. «Ибо» — союз, который означает «потому что». Получается, «верую, потому что абсурдно». Иногда говорят: как-то странно сказано. Можно было бы сказать: верую, несмотря на то, что абсурдно. Противопоставить веру и знание. Знание и логика говорит мне о том, что это невозможно, а я все равно верю. На основе только своего свободного волевого выбора. Верую, несмотря на то, что абсурдно. Верую, хотя и абсурдно… Но тут-то сказано — ибо абсурдно. Верую, потому что абсурдно. Поскольку абсурдно, постольку у меня есть желание, вдохновение в это верить. На первый взгляд, выглядит как-то очень странно и даже парадоксально. И как-то нелогично. Мы можем сказать: «Я его люблю, хотя он и негодяй». Но сказать: «Я его люблю, потому что негодяй, я его очень люблю именно потому, что он мерзавец». Попробуйте. Нет, так сказать нельзя, нелогично получается. А Тертуллиан говорит: ибо абсурдно. О чем идет речь в этой фразе Тертуллиана? Представьте себе, что я учил математику до пятого класса и дальше дробей не продвинулся. А потом пришел на лекцию по высшей математике. И сижу, глазами хлопаю, ничего не понимаю, смотрю, как профессор расписывает доску дифференциалами, и ничего не понимаю, и говорю: «Ну что же, я ничего не понимаю, поэтому вся эта лекция — это чушь. И вся ваша высшая математика — тоже чушь». Но это первая возможность. Я могу так себя повести или не могу? Я ничего не понимаю — значит, чушь. Но есть и вторая возможность: не дорос, не доучился, это не она чушь, высшая математика, это разум мой, не доросший до этого, — это чушь. Поэтому пойду, книжками обложусь, подтянусь и буду опять то же слушать, все понимать. Но возможностей-то две. Возможностей две. Если не понимаю, значит, ерунда. Если не понимаю, значит, проблема не в математике, а во мне самом. Так вот первая возможность — это возможность атеистическая, вторая — теистическая. Абсурд для атеизма является критерием ложности этих идей, раз это выглядит абсурдно, нелепо, так значит, это и неправда. И другой вариант: поскольку это выглядит абсурдным, постольку это-то и является истиной. Абсурд здесь — критерий истины. А здесь — критерий лжи. Ну как абсурд может быть критерием истины? Если то, во что я верю, для разума, для моего осознания, понимания представляется абсурдным, нелепым, противоречивым, то это яркое свидетельство в пользу того, что мой разум с этим не справляется, что в мой разум это просто не укладывается. Что объем моего разума конечный не может вместить этот бесконечный объем. И в данном случае реакция моего разума в виде абсурда как раз и говорит мне о том, что раз оно абсурдно, то это для веры нисколько не хуже, а только лучше. Потому что оно, значит, сверхъявственного, сверхразумного происхождения, это еще более вдохновляет меня в это верить. Понятна идея? Мы говорим: не укладывается в голове. Раз не укладывается в голове, значит, виновата голова, а не то, что туда не укладывается. Не укладывается, потому что оно является по объему бесконечным. А голова является — при всех ее возможностях — неким конечным объемом. И вот очень хорошая аналогия в данном случае может быть рассмотрена. Ведь в модели провиденциальной Бог и человек — это кто? Это родитель и ребенок. В фатализме — это хозяин и питомец. Ребенок маленький, трехлетний, уже мыслит? Мыслит, рассуждает, строит умозаключения. И вот представьте себе. Я маму люблю? Люблю. Она меня тоже любит. Она меня в детский сад отдает, но я же туда не хочу. Раз отдает, значит, не любит. Чистая логика. Но она же меня любит. Противоречие. А может быть, я хочу в детский сад? Нет, а она отдает, значит, хочу. Опять противоречие. Это противоречие что показывает? Что разумение ребенка не способно подняться до разумения родителя. Разумение ребенка не может вместить в себя разумение родителя. И поэтому сознание ребенка выдает абсурд, выдает логический тупик. Это с точки зрения логичного — нелогичного. Но можно теперь, смотрите, что сделать. Мы говорим, что нелогичное показывает нам, что это является истиной. А можно подойти иначе. Представим себе такой геометрический объект, как отрезок. Это мы сейчас прибегаем к математике. Что делает Николай Кузанский в своем трактате «Об ученом незнании»? К математическим примерам прибегает, чтобы показать, что, когда мы имеем дело с бесконечностью, мы, конечные, — с бесконечностью, у нас не может не возникать абсурда, поскольку он возникает, то это очень логично, что он возникает. В данном случае нелогичность абсурда оказывается вполне логичной. У отрезка есть центр? Есть. А можно отрезок разделить на 10 частей? На 10 можно. А можно его сократить в два раза? А можно увеличить на три четверти? Все можно. А теперь берем следующий геометрический объект — это прямая линия. Есть у прямой центр? Центра нет. Можно разделить ее на 10 частей? А увеличить в два раза? А уменьшить на три четверти? Чувствуете? С отрезком все сделать можно, с прямой ничего этого нельзя. Почему? Отрезок конечен, прямая бесконечна. И то, что возможно в одном масштабе, невозможно в другом. И наоборот теперь. Логично то, что с отрезком все это сделать можно? Логично. А логично, что с прямой нельзя? Логично. Таким образом логично, что, если при попытке осмысления мной религиозных идей, сюжетов, понятий, догматов, мой разум выдает мне противоречие, абсурд и говорит мне о том, что это нелогично, как раз это-то и оказывается более чем логичным. И здесь, возможно, скрывается истина. Это как раз о том, как нелогичное на первый взгляд при более внимательном рассмотрении может оказать очень даже логичным.

И вот теперь, после того как мы рассмотрели еще и этот сюжет, мы будем сейчас останавливаться. Спасибо вам.

Проект осуществляется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

Источники:
  • http://otherreferats.allbest.ru/philosophy/00109158_0.html
  • http://foma.ru/chto-est-nelogichnogo-v-logike.html