Меню Рубрики

Точки зрения по вопросу о включении судебных решений правовых позиций судов в число источников права

В справочную правовую систему КонсультантПлюс включен новый информационный банк «Правовые позиции высших судов». Новый банк развивает возможности работы с судебной практикой в КонсультантПлюс и упрощает ее анализ. Изучая важнейшие статьи кодексов, специалисты могут сразу увидеть мнения высших судов — как наиболее авторитетных и обязательных для нижестоящих судов.

В банк вошли позиции трех судов: Конституционного суда РФ, Верховного суда РФ и Высшего арбитражного суда РФ (решения до 06.08.2014).

Позиции даны по наиболее востребованным статьям Гражданского кодекса РФ (в частности, по договорам) и Арбитражного процессуального кодекса РФ. В дальнейшем будут включаться новые позиции, в том числе по другим статьям кодексов и законов.

Информация регулярно обновляется. На момент выпуска банк содержит более 1900 правовых позиций этих судов (за период с 1996 по 2014 гг.).

В числе достоинств нового банка:

— все позиции снабжены кратким описанием;

— дан список применимых правовых норм к каждой позиции;

— приведена подборка актов (или акт, если он один) высших судов для каждой позиции;

— если есть расхождения в толковании нормы, то в позиции приводятся все точки зрения высших судов по вопросу;

— указана актуальность позиции на данный момент, если применимая норма изменилась.

К правовым позициям можно перейти сразу из текстов кодексов и законов — по специальным ссылкам или по кнопке i на полях правовых актов. Также правовые позиции отображаются в результатах поиска.

Новый банк «Правовые позиции высших судов» адресован сотрудникам как коммерческих компаний, так и бюджетных организаций. Материалы будут полезны при подготовке исковых заявлений, консультаций, других правовых документов. Они также помогут юристам и главным бухгалтерам обосновать свою точку зрения в суде.

Банк пополнил раздел «Судебная практика» системы КонсультантПлюс, который включает судебные акты любых инстанций всех судов РФ (документы высших, арбитражных, апелляционных судов, судов общей юрисдикции и т.д.).

Правовые позиции судов (в том числе и позиции Конституционного Суда РФ) являются разновидностью правовых позиций и, следовательно, соответствуют их общей логико-языковой природе. Подчеркнем, что все правовые позиции есть мыслительный акт, представляющий собой системное изложение суждений о правовом опосредовании общественных отношений. В большинстве случаев, это текстовое выражение мысли о реализуемом правовом предписании, которое должно отвечать языковым, логическим и иным требованиям, предъявляемым к письменным документам.

Очевидно также, что правовая позиция суда должна соответствовать общим стандартам прагматической речи, преднамеренности замысла и способности воздействовать на общественные отношения. Кроме того, правовые позиции суда выражены документально, поэтому от качества текста, точности и ясности его стиля зависят юридическая отточенность и последовательность судебной правовой позиции. Требования к юридическим документам не стоит игнорировать и при изложении неофициальной позиции суда, например, при написании научного комментария к судебному решению и т.д.

Таким образом, под правовой позицией суда следует понимать акт, представляющий собой системное текстовое изложение суждений судебной инстанции (судьи) или других субъектов о мотивах предпочтения применения той или иной юридической нормы (норм).

Правовые позиции судов можно подразделить по различным основаниям, и прежде всего по таким, как:

1) субъект, формирующий правовую позицию;

2) юридический авторитет или юридическая обязательность такой позиции и

3) способ выражения волевых мотивов правовой позиции суда.

С точки зрения субъекта следует выделить, например, правовые позиции судебных инстанций, изложенных в их решениях (постановлениях, определениях, приговорах и т.д.), а также иных официальных документах судебных органов и их должностных лиц (информационные письма, обзоры судебной практики и др.). Этот критерий позволяет не только оценить источник правовых позиций судов, но и обозначить их роль и место среди иных правовых позиций (например, законодателя, истца, ответчика и т.д.). Более того, именно этот критерий дает возможность сравнивать правовые позиции суда с источниками права и видеть их роль в правовом регулировании.

Следующее основание деления правовых позиций — юридическая обязательность (авторитет), с точки зрения которого правовые позиции судов можно подразделить на официальные и неофициальные. Официальными являются правовые позиции, имеющие юридическое значение в смысле наступления обязательных правовых последствий (например, решение суда и др.). Неофициальная судебная правовая позиция вне механизма судебного решения, но находится в правовом поле и, безусловно, оказывает или способна оказывать воздействие на формирование официальной правовой позиции суда.

Способ выражения правовых позиций судов как основание их деления учитывает их логико-языковую природу. Форма выражения правовой позиции суда может быть разной — решение (приговор, определение, постановление) суда, решение президиума судебной инстанции, информационные письма президиумов судов, научно-практический комментарий судебной практики и т.д.

Среди рассмотренных нами оснований деления правовых позиций судов наиболее важна классификация правовых позиций по субъектам, что позволяет определить их юридическую обязательность и место в механизме правового регулирования. Остальные критерии классификации следует использовать в качестве дополнительных.

Таким образом, в зависимости от субъекта, формирующего судебные правовые позиции, можно выделить:

а) индивидуальные правовые позиции суда;

б) особое мнение судьи;

в) типовые (устоявшиеся или сложившиеся) правовые позиции судов;

г) коллегиальные правовые позиции (правовые позиции структур судебных инстанций) и др.

Индивидуальные правовые позиции суда представляют собой сложную информационную модель, построенную по принципу: фактическая основа, соответствующая юридическая норма и решение по делу. Однако это достаточно общая схема. Позиция же по судебному делу есть наполнение заданной идеальной модели соответствующим содержанием, где в качестве главного момента выступает мотивирование, т.е. та часть судебного решения, в которой сформулировано указание на окончательный вывод суда по делу и его обоснование.

Особое мнение судьи — разновидность судебной правовой позиции. В том случае, когда судебная правовая позиция выражена в решении, она регламентируется в соответствии с процессуальным законодательством. Особое мнение судьи изложено в достаточно произвольной форме. Дело в том, что процессуальное законодательство не содержит каких-либо требований к содержанию особого мнения судьи. Изучение особых мнений, например, арбитражных судей показывает, что, как правило, судьи не согласны с толкованием материальной нормы права, и, соответственно, с ее применением. Правовая позиция, сформулированная в особом мнении судьи, часто строится следующим образом: указывается на то, какая норма материального права неправильно истолкована и почему; обосновывается вывод о том, какая норма права должна быть положена в основу решения и в силу каких мотивов.

Типовые (устоявшиеся) правовые позиции суда — это повторяющиеся решения судебных органов разных регионов страны. В основе таких правовых позиций лежит сходная оценка судами фактических обстоятельств дела, что приводит в конечном итоге к принятию однотипных решений и порождает единообразную судебную практику. Подчеркнем, что типовые правовые позиции суда — это не только однообразные судебные решения в ситуациях применения судебными инстанциями одного уровня одних и тех же юридических норм.

Важно иметь в виду, что типовые правовые позиции могут и исключать друг друга или даже противостоять друг другу, поскольку в некоторых случаях суды по-разному оценивают одни и те же фактические обстоятельства дела. Неодинаковые юридические оценки однородных фактов порождают и разнородную судебную практику, что недопустимо.

К коллегиальным правовым позициям суда относятся правовые позиции, выраженные в решениях пленумов, президиумов и коллегий Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ. Каждый из этих органов наделен соответствующими полномочиями и вправе высказываться по вопросам функционирования и практики применения действующего законодательства. В большинстве случаев так называемые коллегиальные высказывания находят выражение в судебных правовых позициях и получают соответствующее документальное оформление. Так, правовые позиции пленумов высших судов облекаются в форму постановлений.

Правовые позиции президиумов высших судебных инстанций формулируются в процессе реализации ими своих полномочий. Так, правовые позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда излагаются в решениях по делам, рассматриваемым в порядке надзора, а также в документах, информирующих арбитражные суды о судебной практике (например, в обзорах судебной практики).

Правовые позиции коллегий высших судебных инстанций формируются прежде всего в процессе рассмотрения конкретных гражданских и уголовных дел. Кроме того, одним из полномочий судебных коллегий является изучение и обобщение судебной практики с целью придания ей единообразия. Поэтому можно сказать, что при рассмотрении конкретных дел судебные коллегии формируют индивидуальные правовые позиции, а в случаях обобщения судебной практики — рекомендательные.

С точки зрения цели в правовом регулировании можно выделить рекомендательные правовые позиции судов. Их субъектами могут быть непосредственно судебные инстанции, когда речь идет об обобщении судебной практики, что отмечалось выше. Кроме того, это могут быть судебные позиции, сформулированные непосредственно судьями с привлечением специалистов (ученых-юристов) в рамках разных организационных форм. Природа и юридический авторитет, а следовательно, и юридическая обязательность рекомендательных судебных правовых позиций неодинаковы. С точки зрения значения в первую очередь следует указать на информационные письма председателей высших судебных инстанций.

Другой разновидностью рекомендательных правовых позиций судов являются правовые позиции совещания судей. В судебных инстанциях нередко проводятся форумы по вопросам применения как материальных, так и процессуальных юридических норм, в ходе которых вырабатываются судебные правовые позиции. К работе таких совещаний нередко привлекаются ученые (юристы и специалисты другого профиля). Иногда для выработки судебных правовых позиций используется и такая организационная форма, как совещание рабочих групп. Нередко судебные правовые позиции формируются на заседаниях так называемых «круглых столов».

Особо следует отметить судебные правовые позиции, сформулированные в обзорах судебной практики. Среди рекомендательных правовых позиций суда следует выделить доктринальные, т.е. изложенные в научных и научно-практических изданиях (журналах, комментариях судебной практики и т.п.).

В понимании правовой позиции суда нужно исходить из ее достаточно широкого толкования. По нашему мнению, судебные правовые позиции не сводятся только к решению суда, особому мнению судьи. В судебном правовом поле, кроме официальных судебных решений, могут существовать и другие судебные правовые позиции, изложенные, например, в обзорах судебной практики, различных информационных письмах и опубликованные в официальных источниках, например «Вестнике Арбитражного Суда Российской Федерации». Все они выполняют определенные функции в правовом регулировании и в судебном правовом поле, что предполагает дальнейшее исследование статуса правовых позиций суда, их роли в судебной практике.

Таким образом, понятие судебные правовые позиции шире понятия правовые позиции судов.

Вопросы для самоконтроля

1. Что понимать под правовой позицией? Какие есть точки зрения по этому вопросу в юридической науке?

2. Философское понимание позиций.

3. Понятие и признаки правовых позиций.

4. Основания классификаций и виды правовых позиций.

5. Нормотворческие правовые позиции.

6. Идея законопроекта, концепция законопроекта и правовые позиции.

7. Доктринальные правовые позиции.

8. Правоприменительные правовые позиции.

9. Понятие судебных правовых позиций.

10. Основания классификаций и виды судебных правовых позиций.

Список литературы

1. Баранов В.М., Степанков В.Г. Правовая позиция как общетеоретический феномен. Н. Новгород, 2003.

2. Степанков В.Г. Виды общетеоретических правовых позиций. Н. Новгород, 2003.

3. Волкова Н.С, Хабриева Т.Я. Правовые позиции Конституционного Суда РФ и парламент. М., 2005.

4. Кряжкова О.Н. Правовые позиции Конституционного Суда РФ. Теоретические основы и признаки реализации судами. М., 2006.

5. Власенко Н.А. «Тревожные вопросы» по поводу судебных правовых позиций // Новая юстиция. 2008. N 1.

6. Власенко Н.А. Правовая природа, виды и понятие правовых позиций суда // Российское правосудие. 2008. N 9.

7. Гринева А.В. Судебные правовые позиции. Теоретические вопросы. Авто-реф. дисс. . канд. юрид. наук. М., 2008.

8. Власенко Н.А., Гринева А.В. Источники права и судебные правовые позиции. В сб. Источники права: проблемы теории и практики / под ред. В.М. Сырых. М.,2007.

9. Власенко Н.А. Правовые позиции: понятие и виды // Журнал российского права. 2008. N 12.

10. Власенко Н.А., Гринева А.В. Судебные правовые позиции. Основы теории. Монография. М., 2009.

11. Никитин С.В. Судебный контроль за нормативными правовыми актами в гражданском и арбитражном процессе. М., 2010.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Студент — человек, постоянно откладывающий неизбежность. 9596 — | 6809 — или читать все.

193.124.117.139 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

Судебные решения как специфические источники права

В юридической литературе не решен однозначно вопрос о том, являются ли судебные решения источниками права. Большинство юристов дают отрицательный ответ на этот вопрос. Однако им возражают многие известные ученые. Не углубляясь в детали дискуссии, следует отметить, что указанный вопрос пока не может быть решен положительно. С точки зрения укоренившейся в России доктрины в качестве источников права признается только нормативный акт и/или правовой обычай. Из числа таковых исключаются судебные прецеденты.

Вместе с тем существо обсуждаемого вопроса, безусловно, имеет позитивный характер. Суть заключается в том, что решения высших судов оказывают правовое воздействие на общественные отношения. При этом в ряде случаев судебные решения непосредственно определяют нормативный состав права, предопределяют изменение его структуры, а нередко и непосредственно корректируют нормативное содержание. Такие судебные решения именуются нормативными.

Исходя из сказанного судебные решения следует рассматривать по существу как специфические источники права.

Решения Конституционного Суда РФ. Конституционный Суд РФ решает три категории дел: 1) о соответствии Конституции РФ правовых актов; 2) споры о компетенции и 3) о толковании Конституции РФ (ст.125 Конституции РФ).

Согласно Конституции РФ (ч.6 ст.125) и № 3-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу; не соответствующие Конституции РФ международные договоры Российской Федерации не подлежат введению в действие и применению (ч.3 ст.79).

Указанные законодательные положения определяют общеобязательность решений Конституционного Суда РФ по делам о соответствии Конституции РФ актов (договоров) и по спорам о компетенции.

По спорам о компетенции Конституционный Суд РФ может подтвердить или, наоборот, не признать полномочия соответствующего органа по изданию акта или совершению действий правового характера, послужившие причиной спора о компетенции (ст.95 № 3-ФКЗ).

Решения Конституционного Суда РФ оказывают воздействие на структуру права, они корректируют или изменяют ее нормативное содержание.

Во-первых, на основе указанных судебных решений утрачивают силу и (или) признаются не действующими конкретные правовые акты, в том числе договоры, и подтверждаются (отрицаются) полномочия органа государственной власти.

Во-вторых, решения органов государственной власти, в том числе судов, основанные на актах, признанных неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях (ч.3 ст.79 № 3-ФКЗ), т.е. с «использованием закрепленных другим законодательством материально-правовых оснований и процессуальных институтов»[42].

В-третьих, в случае, если решением Конституционного Суда РФ нормативный акт признан не соответствующим Конституции РФ полностью или частично либо из решения Конституционного Суда РФ
вытекает необходимость устранения пробела в правовом регулировании, государственный орган или должностное лицо, принявшие этот нормативный акт, рассматривают вопрос о принятии нового нормативного акта, который должен, в частности, содержать положения об отмене нормативного акта или отдельное его части, признанного не соответствующим Конституции РФ. До принятия нового нормативного акта непосредственно применяется Конституция РФ (ч.4 ст.79 № 3-ФКЗ).

В-четвертых, решения Конституционного Суда РФ окончательны, обжалованию не подлежат и вступают в силу немедленно после их провозглашения. Они действуют непосредственно и не требуют подтверждения другими органами и должностными лицами (ч.1 и 2 ст.79 № 3-ФКЗ).

Значительное (нередко определяющее) воздействие на правовую систему оказывают решения Конституционного Суда РФ по делам о толковании Конституции РФ. При рассмотрении таких дел Конституционный Суд РФ, исходя из смысла Конституции РФ и базовых принципов в ней заложенных, формулирует в своих решениях обязательные по характеру общерегулятивные положения, которые в тексте Конституции РФ прямо не закреплены.

Тем самым Конституционный Суд РФ, не ограничиваясь разъяснением смысла отдельных установлений Конституции РФ, по существу вводит в структуру права императивные положения конституционного содержания. В силу этого данные положения следует рассматривать как общерегулятивные.

К решениям Конституционного Суда РФ, которые содержат общерегулятивные по существу положения, относится, например, постановление Конституционного Суда РФ от 6 июля 1999 г. № 10-П[43] и ряд других постановлений, которые могут быть отнесены к специфическим источникам конституционного права[44].

Решения судов общей юрисдикции и арбитражных судов. На основе Конституции РФ, № 1-ФКЗ О судебной системе Российской Федерации и Федерального конституционного закона от 07.02.2011 №1-ФКЗ О судах общей юрисдикции (с изм. на 01.06.2011 г. № 3-ФКЗ). Верховный Суд РФ дает разъяснения по вопросам судебной практики и применения законодательства Российской Федерации.

Разъяснение – суть толкование. Поэтому решения Пленума Верховного Суда РФ, в которых даются разъяснения по вопросам применения законодательства в целях обеспечения единства судебной практики оказывают определяющее воздействие на правовую систему. Исходя из этого данные решения как и акты Конституционного Суда РФ в принципе могут рассматриваться в качестве специфических источников конституционного (уставного) права субъектов РФ.

Разъяснения по вопросам судебной практики дает также Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ (ст.127 Конституции РФ, абз.5 п.1 ст.10 и абз.1 п.1 ст.13 № 1-ФКЗ от 28 апреля 1995 г. «Об арбитражных судах в Российской Федерации» (с изм. на 30.04.2010 № 3-ФКЗ)). Эти разъяснения Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ обязательны для всех арбитражных судов (п.2 ст.13 № 1-ФКЗ).

Разъяснения могут корректировать круг правовых норм, применяемых арбитражными судами, в том числе и в сфере конституционного (уставного) права. Постольку данные решения (разъяснения) в принципе могут рассматриваться в качестве специфических источников права.

Суды общей юрисдикции и арбитражные суды могут признавать нормативные правовые акты ниже уровня федерального закона недействующими. Это право указанных судов подтверждено в постановлениях Конституционного Суда РФ от 16 июня 1998 г. № 19-П[45] и от 11 апреля 2000 г. № 6-П[46]. Признание правового акта недействующим изменяет структуру права, поскольку сужает круг действующих правовых норм.

Поэтому решения судов общей юрисдикции и арбитражных судов о признании правовых актов ниже уровня федерального закона не действующими могут рассматриваться в качестве специфических источников конституционного (уставного) права.

Судебные решения как источник права

Современное развитие России характеризуется тенденциями к европейской и мировой интеграции, в том числе и в правовом пространстве. Реальностью сегодняшнего дня уже стали решения Конституционного Суда РФ, решения Европейского Суда по правам человека, которые представляют собой достаточно заметный, бурно развивающийся сектор в системе источников права, а также постановления пленумов высших судов как один из основных ориентиров при работе над конкретными делами.

Практикующим юристам все чаще приходится сталкиваться с проблемами использования именно судебных решений разного уровня в делах о защите конституционных прав граждан, прав человека и даже использовать их как единственный источник, регулятор определенных общественных отношений.

При этом в российской теории права продолжает господствовать доктрина, не признающая источниками права, а соответственно, и действительными регуляторами общественных отношений, ни судебную практику российских и международных судов, ни судебный прецедент как таковой. Однако современная правовая реальность, активные процессы преобразований в российской правовой системе свидетельствуют о том, что такое положение сдерживает развитие важнейших механизмов в системе защиты прав человека и гражданина, снижает эффективность регулирования многих возникающих в обществе правоотношений.

Читайте также:  Полосы в поле зрения что это такое

Многие исследователи же рассматривают судебную практику и судебный прецедент не в качестве официально признанных и доктринально подтвержденных источников российского права, а как фактические, реально существующие регуляторы современных общественных отношений российской действительности, которые в настоящее время занимают определенное место в структуре праворегулирования и во многих ситуациях не могут быть заменены иными источниками права.

Российской правовой системе более свойственно использование термина «судебная практика» для отражения процессов, роли и места любого судебного влияния на праворегулирование в стране. Под судебной практикой как источником права в широком смысле предлагается понимать не всю деятельность судов, а ту ее часть, в рамках которой единообразно восполняется, дополняется либо заменяется в связи с дефектностью норм регулирование общественных отношений при рассмотрении конкретных дел. К судебной практике как источнику права в узком смысле необходимо относить только такие правоположения судебных актов, которые выработаны в ходе рассмотрения определенных категорий дел.

Термин и понятие «судебный прецедент» практически всегда воспринимался российской юриспруденцией как элемент исследования зарубежного опыта судебного правотворчества. Судебный прецедент – это общеобязательное правоположение, сформулированное высшим судом при рассмотрении конкретного дела, восполняющее, дополняющее или заменяющее существующее нормативное регулирование определенных общественных отношений. Соотношение судебного прецедента и судебной практики определяется следующими моментами: прецедент может стать первым образцом разрешения определенного дела и тогда деятельность судов по рассмотрению аналогичных дел будет базироваться на его основе, то есть прецедент порождает судебную практику.

Можно сделать вывод о том, что судебная составляющая в системе источников российского права объективно сложилась. Она представляет собой реальность нынешней системы правового регулирования, и в этой составляющей два основных элемента судебного правотворчества – судебная практика и судебный прецедент, которые невозможны друг без друга. Эти правовые явления представляют собой двуединое начало одного важнейшего структурного элемента в системе источников права – судебного правотворчества.

В континентальной европейской правовой доктрине в последние полвека явно возобладала тенденция к признанию судейского права, и судебная практика уже давно изучается как разновидность правотворчества. Задача науки – создать общую теорию, адекватно интерпретирующую судебные источники права как таковые, а не отдельно для англо-американского и для романо-германского права.

В российской же доктрине вопрос о судебном правотворчестве рассматривается, как правило, в отраслевых науках и на уровне отдельных, узких, прагматических аспектов общетеоретической проблемы, и теория вопроса о судебных источниках права часто подменяется мнениями или оценками.

Следует различать судебное правотворчество как непосредственное официальное формулирование норм права и правоустановительную деятельность судебной власти как более широкое понятие. Правоустановительная деятельность может происходить и без правотворчества – когда в правоустановительных актах (актах, направленных на официальное выражение и закрепление нормативно-правовых текстов) не устанавливаются как таковые нормы права. Правотворчество в собственном смысле – это официальное создание, формулирование нормативно-правовых текстов, норм права.

Правоустановительная деятельность судебной власти представляется очевидной в смысле так называемого негативного правоустановления в процессе нормоконтроля – когда компетентный суд лишает нормативно-правовой текст официальной силы. Однако такое правоустановление еще нельзя считать судебным правотворчеством (правотворчеством в собственном смысле), поскольку при этом официально не формулируются новые нормы права.

Разделение властей не является препятствием для судебного правотворчества. Это бесспорно в отношении стран общего права. Но поскольку разделение властей универсально, то и в странах европейского континентального права нельзя утверждать, что судебное правотворчество противоречит разделению властей.

В России высшие суды дают не только конкретное нормативное толкование, имеющее силу прецедента высшего суда, но и абстрактное нормативное толкование конституции или закона, в результате которого издаются постановления, имеющие характер нормативных актов. Издание нормативных актов, интерпретирующих и развивающих положения конституции или закона, противоречит природе правосудия, задачам судебной власти.

Особо следует отметить, что в систему источников российского права входят наряду с международными нормами также и правоположения, сформулированные международными судебными органами по конкретным делам при осуществлении ими правосудия; судебные решения международных судебных органов содержат правоположения, выявляющие смысл международных норм, объем их содержания, положения, подлежащие защите этими нормами, они несут в себе новое регулирование и становятся источниками международного права и через этот механизм воздействуют на национальное право.

С точки зрения места в системе источников российского права судебная практика и судебный прецедент – это самостоятельные источники, необходимость возникновения которых связывается с дефектностью основного источника права, то есть в случае отсутствия закона его недостаточности, противоречивости, иного дефекта либо неконституционности регулирования. Судебный источник в системе российского права – это субсидиарный по своей сути и правовой природе источник по отношению к нормативному источнику.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

21.3. Судебные правовые позиции. Правовые позиции судов

Правовые позиции судов (в том числе и позиции Конституционного Суда РФ) являются разновидностью правовых позиций и, следовательно, соответствуют их общей логико-языковой природе. Подчеркнем, что все правовые позиции есть мыслительный акт, представляющий собой системное изложение суждений о правовом опосредовании общественных отношений. В большинстве случаев, это текстовое выражение мысли о реализуемом правовом предписании, которое должно отвечать языковым, логическим и иным требованиям, предъявляемым к письменным документам. Очевидно также, что правовая позиция суда должна соответствовать общим стандартам прагматической речи, преднамеренности замысла и способности воздействовать на общественные отношения. Кроме того, правовые позиции суда выражены документально, поэтому от качества текста, точности и ясности его стиля зависят юридическая отточенность и последовательность судебной правовой позиции. Требования к юридическим документам не стоит игнорировать и при изложении неофициальной позиции суда, например, при написании научного комментария к судебному решению и т.д.

Таким образом, под правовой позицией суда следует понимать акт, представляющий собой системное текстовое изложение суждений судебной инстанции (судьи) или других субъектов о мотивах предпочтения применения той или иной юридической нормы (норм).

Правовые позиции судов можно подразделить по различным основаниям, и прежде всего по таким, как: 1) субъект, формирующий правовую позицию; 2) юридический авторитет или юридическая обязательность такой позиции и 3) способ выражения волевых мотивов правовой позиции суда.

С точки зрения субъекта следует выделить, например, правовые позиции судебных инстанций, изложенных в их решениях (постановлениях, определениях, приговорах и т.д.), а также иных официальных документах судебных органов и их должностных лиц (информационные письма, обзоры судебной практики и др.). Этот критерий позволяет не только оценить источник правовых позиций судов, но и обозначить их роль и место среди иных правовых позиций (например, законодателя, истца, ответчика и т.д.). Более того, именно этот критерий дает возможность сравнивать правовые позиции суда с источниками права и видеть их роль в правовом регулировании.

Следующее основание деления правовых позиций — юридическая обязательность (авторитет), с точки зрения которого правовые позиции судов можно подразделить на официальные и неофициальные. Официальными являются правовые позиции, имеющие юридическое значение в смысле наступления обязательных правовых последствий (например, решение суда и др.). Неофициальная судебная правовая позиция вне механизма судебного решения, но находится в правовом поле и, безусловно, оказывает или способна оказывать воздействие на формирование официальной правовой позиции суда.

Способ выражения правовых позиций судов как основание их деления учитывает их логико-языковую природу. Форма выражения правовой позиции суда может быть разной — решение (приговор, определение, постановление) суда, решение президиума судебной инстанции, информационные письма президиумов судов, научно-практический комментарий судебной практики и т.д.

Среди рассмотренных нами оснований деления правовых позиций судов наиболее важна классификация правовых позиций по субъектам, что позволяет определить их юридическую обязательность и место в механизме правового регулирования. Остальные критерии классификации следует использовать в качестве дополнительных.

Таким образом, в зависимости от субъекта, формирующего судебные правовые позиции, можно выделить: а) индивидуальные правовые позиции суда; б) особое мнение судьи; в) типовые (устоявшиеся или сложившиеся) правовые позиции судов; г) коллегиальные правовые позиции (правовые позиции структур судебных инстанций) и др.

Индивидуальные правовые позиции суда представляют собой сложную информационную модель, построенную по принципу: фактическая основа, соответствующая юридическая норма и решение по делу. Однако это достаточно общая схема. Позиция же по судебному делу есть наполнение заданной идеальной модели соответствующим содержанием, где в качестве главного момента выступает мотивирование, т.е. та часть судебного решения, в которой сформулировано указание на окончательный вывод суда по делу и его обоснование.

Особое мнение судьи — разновидность судебной правовой позиции. В том случае, когда судебная правовая позиция выражена в решении, она регламентируется в соответствии с процессуальным законодательством. Особое мнение судьи изложено в достаточно произвольной форме. Дело в том, что процессуальное законодательство не содержит каких-либо требований к содержанию особого мнения судьи. Изучение особых мнений, например, арбитражных судей показывает, что, как правило, судьи не согласны с толкованием материальной нормы права, и, соответственно, с ее применением. Правовая позиция, сформулированная в особом мнении судьи, часто строится следующим образом: указывается на то, какая норма материального права неправильно истолкована и почему; обосновывается вывод о том, какая норма права должна быть положена в основу решения и в силу каких мотивов.

Типовые (устоявшиеся) правовые позиции суда — это повторяющиеся решения судебных органов разных регионов страны. В основе таких правовых позиций лежит сходная оценка судами фактических обстоятельств дела, что приводит в конечном итоге к принятию однотипных решений и порождает единообразную судебную практику. Подчеркнем, что типовые правовые позиции суда — это не только однообразные судебные решения в ситуациях применения судебными инстанциями одного уровня одних и тех же юридических норм.

Важно иметь в виду, что типовые правовые позиции могут и исключать друг друга или даже противостоять друг другу, поскольку в некоторых случаях суды по-разному оценивают одни и те же фактические обстоятельства дела. Неодинаковые юридические оценки однородных фактов порождают и разнородную судебную практику, что недопустимо.

К коллегиальным правовым позициям суда относятся правовые позиции, выраженные в решениях пленумов, президиумов и коллегий Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ. Каждый из этих органов наделен соответствующими полномочиями и вправе высказываться по вопросам функционирования и практики применения действующего законодательства. В большинстве случаев так называемые коллегиальные высказывания находят выражение в судебных правовых позициях и получают соответствующее документальное оформление. Так, правовые позиции пленумов высших судов облекаются в форму постановлений.

Правовые позиции президиумов высших судебных инстанций формулируются в процессе реализации ими своих полномочий. Так, правовые позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда излагаются в решениях по делам, рассматриваемым в порядке надзора, а также в документах, информирующих арбитражные суды о судебной практике (например, в обзорах судебной практики).

Правовые позиции коллегий высших судебных инстанций формируются прежде всего в процессе рассмотрения конкретных гражданских и уголовных дел. Кроме того, одним из полномочий судебных коллегий является изучение и обобщение судебной практики с целью придания ей единообразия. Поэтому можно сказать, что при рассмотрении конкретных дел судебные коллегии формируют индивидуальные правовые позиции, а в случаях обобщения судебной практики — рекомендательные.

С точки зрения цели в правовом регулировании можно выделить рекомендательные правовые позиции судов. Их субъектами могут быть непосредственно судебные инстанции, когда речь идет об обобщении судебной практики, что отмечалось выше. Кроме того, это могут быть судебные позиции, сформулированные непосредственно судьями с привлечением специалистов (ученых-юристов) в рамках разных организационных форм. Природа и юридический авторитет, а следовательно, и юридическая обязательность рекомендательных судебных правовых позиций неодинаковы. С точки зрения значения в первую очередь следует указать на информационные письма председателей высших судебных инстанций.

Другой разновидностью рекомендательных правовых позиций судов являются правовые позиции совещания судей. В судебных инстанциях нередко проводятся форумы по вопросам применения как материальных, так и процессуальных юридических норм, в ходе которых вырабатываются судебные правовые позиции. К работе таких совещаний нередко привлекаются ученые (юристы и специалисты другого профиля). Иногда для выработки судебных правовых позиций используется и такая организационная форма, как совещание рабочих групп. Нередко судебные правовые позиции формируются на заседаниях так называемых «круглых столов».

Особо следует отметить судебные правовые позиции, сформулированные в обзорах судебной практики. Среди рекомендательных правовых позиций суда следует выделить доктринальные, т.е. изложенные в научных и научно-практических изданиях (журналах, комментариях судебной практики и т.п.).

В понимании правовой позиции суда нужно исходить из ее достаточно широкого толкования. По нашему мнению, судебные правовые позиции не сводятся только к решению суда, особому мнению судьи. В судебном правовом поле, кроме официальных судебных решений, могут существовать и другие судебные правовые позиции, изложенные, например, в обзорах судебной практики, различных информационных письмах и опубликованные в официальных источниках, например «Вестнике Арбитражного Суда Российской Федерации». Все они выполняют определенные функции в правовом регулировании и в судебном правовом поле, что предполагает дальнейшее исследование статуса правовых позиций суда, их роли в судебной практике.

Таким образом, понятие судебные правовые позиции шире понятия правовые позиции судов.

Судебные решения, как источник российского конституционного права

Судебное решение: предмет, содержание, юридическая сила

Француз Алексис де Токвиль так выразил социальную роль суда: «Все правительства имеют всего лишь две возможности преодолеть сопротивление, оказываемое ему гражданами: материальные средства, которыми они сами располагают, и решения судов, к чьей помощи они могут прибегать. Великая цель правосудия состоит в замене идеи насилия идеей права, в установлении правовой преграды между правительством и используемой им силой». Цит. по: Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Т.2, Изд-во БЕК, М., 1995.

Слова, записанные А. Токвилем в XIX в., сегодня имеют несколько иной смысл, чем тот, который был вложен в них автором. Применительно к теме нашего дипломного исследования они, в том числе, могут означать следующее: «Через свои решения суды могут влиять на национальное право с целью его совершенствования».

Обращает на себя внимание то, что в различных законодательных актах Российской Федерации под судебным решением понимаются различные по своему характеру и назначению процессуальные акты судебных органов. В этой связи возникает вопрос о самом понятии судебного решения. На первый взгляд вопрос не представляющий особой трудности, однако, при более подробном рассмотрении выясняется, что суд по гражданским, уголовным, арбитражным и иным категориям дел принимает различные по своему характеру и содержанию решения.

В процессе осуществления правосудия суды Российской Федерации принимают те или иные решения, направленные на разрешение текущих вопросов судебного процесса, которые не носят окончательного характера и не разрешают дела по существу. К таким актам можно отнести, например, дополнительное решение суда (ст. 201 ГПК РФ), решение вопроса о вменяемости подсудимого (ст. 300 УПК РФ), любое процессуальное решение по УПК РФ, и др.

Все процессуальные решения судов Российской Федерации и субъектов РФ в материальном смысле являются судебными актами. Хотя нами значение подобного рода судебных актов для конституционного права России рассматривалось, считаем необходимым коротко остановиться на этом вопросе.

В соответствии с общей нормой ст. 6 закона «О судебной системе РФ» вступившие в законную силу постановления федеральных судов, мировых судей и судов субъектов РФ, а также их законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и другие обращения являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации.

Положение ст. 6 закона «О судебной системе РФ», касающееся судебных актов в юридической литературе иногда понимается в качестве синонима понятия «судебное решение», что не совсем верно с точки зрения буквального названия каждого из этих актов, но, по нашему мнению, верно по существу. В этой связи считаем, что судебное решение необходимо понимать в широком и узком смысле. В широком смысле — это совокупность всех судебных актов (решений, постановлений, определений, обращений, распоряжений и т.д.), которые принимаются судом на любой его стадии процесса в целях разрешения дела. В узком смысле — это только решение суда как таковое, т.е. судебный акт, разрешающий дело по существу и носящий окончательный характер. Необходимо сделать пояснение о том, что, несмотря на то, что в рамках отдельных видов судопроизводства судебное решение может быть обжаловано или опротестовано, оно все же является окончательным (завершающим) для принявшего его органа.

С точки зрения теории права, судебное решение — это одно из средств судебной защиты, дающее ответ по существу заявленного требования. Судебные решения как акты применения права обладают способностью воздействовать на материальные и процессуальные правоотношения. По мнению Р. Кросса «судебное решение необходимо считать юридическим фактом в области материального и процессуального права». Кросс Р. Прецедент в английском праве // Пер. с англ. Т.В. Апаровой. под общей ред. Ф.М. Решетникова. М., 1985 С.42

Такого же мнения придерживается и Н.В. Тихонько, которая отмечает, что «с точки зрения материального явления судебное решение — это процессуальный документ, обладающий всеми необходимыми предусмотренными законом реквизитами, постановленный в соответствии с законом. Правовой момент судебного решения как юридического факта есть возможность воздействия решения на процессуальные и некоторые материальные правоотношения». Тихонько Н.В. Проблемы судебного решения как юридического факта. Дисс. канд. юрид. наук. — Саратов. 2000. С.15

Роль судебного решения в системе национальных процессуальных актов государства романо-германской правовой семьи определяется тем, что оно представляет акт государственной власти. Суд в своем решении властно подтверждает взаимоотношения субъектов материального права или иные правовые обстоятельства в неисковых делах, устраняет их спорность, создает правовую возможность (порой принципиальную) реализации права или охраняемого законом интереса.

Необходимо помнить, что как отдельный вид государственной деятельности, правосудие существует в неразрывной связи с позитивным правом и является как бы его выражением «в действии». Его цель — торжество право во всех случаях, обеспечение прав и свобод всех лиц, участвующих в судебном процессе.

По нашему мнению, связь судебной деятельности с позитивным правом выражается не только в применении соответствующих законодательным норм, но и безусловное влияние судебной практики на формирование национального законодательства, его отдельных отраслей. Например, уже не является дискуссионным вопрос о прямом влиянии на уголовное законодательства постановлений Пленума Верховного Суда РФ по уголовным делам.

Согласно Конституции РФ и федеральному конституционному закону «О судебной системе Российской Федерации» Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996.- №1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. — 1997.- №1.- Ст.1. в России действуют федеральные суды, конституционные (уставные) суды и мировые судьи субъектов Российской Федерации.

Читайте также:  Таблица проверки зрения сивцева с монитора

В ч.3 ст.4 указанного законодательного акта поясняется, что к федеральным судам относятся: Конституционный Суд РФ; Верховный Суд РФ, верховные суды республик, краевые и областные суды, суды городов федерального значения, суды автономной области и автономных округов, районные суды, военные и специализированные суды, составляющие систему федеральных судов общей юрисдикции; Высший Арбитражный Суд РФ, федеральные арбитражные суды округов (арбитражные кассационные суды), арбитражные апелляционные суды, арбитражные суды субъектов Российской Федерации, составляющие систему федеральных арбитражных судов.

В ч.4 ст.4 сказано, что к судам субъектов Российской Федерации относятся: конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации, мировые судьи, являющиеся судьями общей юрисдикции субъектов Российской Федерации.

Судебная власть в Российской Федерации осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства (ч.2 ст.118). Попытаемся коротко охарактеризовать судебные решения, принимаемые национальными судами России в рамках того или иного вида судопроизводства и на основании общего анализа выявить особенности судебных решений.

Ведущим органом конституционного контроля в России, является Конституционный Суд Российской Федерации. Именно этот государственный орган обеспечивает единство законодательной и судебной практики в области защиты прав и свобод человека и гражданина.

По всем вопросам своей деятельности Конституционный Суд РФ принимает решения, которые обязательны на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.

В ст. 71 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде РФ» перечислены виды решений, принимаемых Конституционным судом Российской Федерации.

Так, решение, принятое как в пленарном заседании, так и в заседании палаты Конституционного Суда РФ, является решением Конституционного Суда РФ.

Итоговое решение Конституционного Суда РФ по существу любого из вопросов, перечисленных в п.п. 1, 2, 3, 4 ч.1 ст. 3 Закона «О Конституционном Суде РФ», именуется постановлением. Постановления выносятся именем Российской Федерации.

Итоговое решение Конституционного Суда РФ по существу запроса о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента РФ в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления именуется заключением. Заключение, в отличие от постановления, не выносится от имени Российской Федерации.

Все иные решения Конституционного Суда Российской Федерации, принимаемые в ходе осуществления конституционного судопроизводства, именуются определениями. В тоже время, по мнению Н.В. Витрука, «к итоговым решениям Конституционного Суда РФ следует относить определения Конституционного Суда РФ, которыми распространяется ранее сформулированная Конституционным Судом правовая позиция на аналогичные правовые ситуации». Витрук Н.В. Конституционное правосудие. Судебно-конституционное право и процесс — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Юристъ, 2005. С.116. Учитывая то значение, которое имеют правовые позиции Конституционного Суда РФ для развития конституционного права России, несмотря на отсутствие в законе о Конституционном Суде Российской Федерации указания на такого рода акт, мы признаем указанную выше точку зрения оправданной.

В заседаниях Конституционного Суда Российской Федерации принимаются также решения по вопросам организации его деятельности. Эти решения не могут влиять на развитие и формирование конституционного права и нами не рассматриваются.

Таким образом, указанный орган конституционного контроля принимает три вида окончательных решений: постановления и заключения, а также определения, которыми ранее сформулированная правовая позиция распространяется на аналогичные правовые ситуации.

В итоговом решении Конституционного Суда РФ находит отражение процесс его деятельности в области абстрактного и конкретного нормоконтроля, констатации факта соблюдения или несоблюдения порядка выдвижения обвинения против Президента РФ, распространения правовой позиции на аналогичные правовые ситуации.

По мнению абсолютного большинства исследователей, только итоговое решение Конституционного Суда РФ выраженное в форме постановления, обладает нормативным характером.

Итоговое решение Конституционного Суда РФ или конституционного (уставного) суда субъекта РФ является юридическим фактом, на основании которого возникают, прекращаются или изменяются различные правовые отношения.

Представляется возможным выделить общие признаки итоговых решений Конституционного Суда РФ и конституционных (уставных) судов субъектов РФ:

1) законность — решения органов судебного контроля принимаются строго в соответствии с Конституцией РФ, федеральными законами, конституциями (уставами) субъектов РФ, законами субъектов РФ;

2) обоснованность — решения органов судебного контроля основаны на всестороннем анализе предмета разбирательства, основанном на конкретных правовых нормах;

3) обязательность — итоговые решения органов судебного контроля обязательны для исполнения всеми органами государственной власти и местного самоуправления, их должностными лицами, предприятиями, организациями и учреждениями, а также гражданами на всей территории Российской Федерации;

4) окончательный характер — итоговое решение органа судебного контроля вступает в силу сразу же после обнародования и не подлежит обжалованию или опротестованию (хотя в отношении решений конституционных (уставных) судов субъектов РФ здесь есть определённые оговорки, о которых речь — в следующей главе);

5) непосредственное и прямое действие — итоговое решение органа судебного контроля не нуждается для вступления в действие в издании специального нормативно-правового акта и воздействует непосредственно на субъектов правоотношений, которые затронуты решением;

6) непреодолимость — итоговое решение органов конституционного контроля не может быть отменено каким-либо нормативно-правовым актом, а так же последующим решением того же органа;

7) «императивность воздействия решения на законодательство и правоприменительную судебную практику — определяет, что акты или их отдельные положения, признанные не соответствующими конституции (уставу), утрачивают силу, а решения судов и иных органов, основанные на актах, признанных неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленном законом порядке». Дворцова Ж.В., Елисеев Б.П. Решения конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации: юридическая сила и исполнимость // «Конституционное и муниципальное право». №4. 2004. С.33

По нашему мнению, предмет итогового решения Конституционного Суда РФ и конституционного (уставного) суда субъекта РФ — это вопрос права, в связи с обращением соответствующих субъектов исследованный судом, на основании и в соответствии с законом Российской Федерации или субъекта Федерации, в отношении которого вырабатывается правовая позиция.

Именно итоговые решения органов конституционного контроля имеют наиважнейшее значение для формирования и развития отрасли конституционного права России.

Судебная власть в области гражданского судопроизводства реализуется применительно ко всем трем видам судопроизводства — исковому производству, производству, возникающему из административных отношений, и особому производству, судами общей юрисдикции и мировыми судьями.

Согласно ст. 13 Гражданского процессуального кодекса РФ Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 №138-ФЗ // «Собрание законодательства РФ» 18.11.2002 №46, ст. 4532, вступившие в законную силу судебные постановления в форме судебных решений, являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации.

Юридическое значение судебного решения заключается в том, что этим актом разрешается спорное правоотношение, а вступившее в законную силу решение обязательно для исполнения всеми учреждениями, организациями, должностными лицами и гражданами на всей территории России.

В решении суда по гражданским, административным и уголовным делам находит отражение и завершение процесс по применению норм права к конкретным субъектам, исследованного материально-правового отношения. Будучи юридическим фактом, вынесенное судом решение становится предпосылкой для возникновения, изменения и прекращения множества разнообразных процессуальных правоотношений.

Таким образом, предмет судебного решения судов общей юрисдикции — это всегда конкретное материально-правовое отношение, исследованное судом, которое:

1) в гражданском и административном судопроизводстве было:

а) предметом иска в делах искового производства,

б) отношением, потенциальная спорность которого побудила заинтересованные лица возбудить гражданское дело об установлении фактов, имеющих юридическое значение, или юридических состояний,

в) административно-правовым отношением в делах, возникающих из административных отношений в делах особого производства;

2) в уголовном судопроизводстве было предметом обвинения.

Содержание предмета судебного решения судов общей юрисдикции выявляет и подчеркивает юридическую природу решения, механизм его воздействия как акта по принудительному применению норм права, определяет объективные и субъективные пределы законной силы решений.

По нашему мнению, основными признаками судебных решений судов общей юрисдикции по гражданским и административным делам и приговоров по уголовным делам являются:

— окончательный характер (когда на решение не подается апелляция);

— возможность пересмотра и отмены;

Место судебных решений в системе источников конституционного права Российской Федерации

Начиная разговор о месте судебных решений в системе источников конституционного права России, считаем необходимым коротко охарактеризовать классификации источников и основные критерии, согласно которым тот или иной источник занимает отведенное ему место.

В современной юридической литературе, к сожалению, нет единой модели системы источников конституционного права Российской Федерации, а все, что выдается за систему, как раз и представляет собой ничто иное, как классификацию этих самых источников по различным основаниям: юридической силе, виду нормативно-правового акта, органу, принявшему этот акт, территории действия др.

Основная причина, по которой нет предложений о том, как должна выглядеть система источников конституционного права России обусловлена, прежде всего, крайней трудностью этой задачи.

Современная отечественная наука конституционного права придерживается более широкого подхода к классификации источников отрасли. Так, С.А. Авакьян предлагает следующую классификацию источников конституционного права См.: Авакьян С.А. Конституционное право России. Т.1 — М.: Юристъ, 2005. С.64-76.:

— Конституции РФ 1993 г.;

— акты Конституционного Собрания РФ;

— законы РФ (законы о поправках к Конституции РФ; федеральные конституционные законы; федеральные законы);

— нормативные правовые акты палат Федерального Собрания;

— указы и распоряжения Президента РФ;

— нормативные акты правительства РФ, федеральных министерств и ведомств В настоящее время употребление термина «ведомство» можно считать не совсем корректным. ;

— конституции республик, уставы краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов, как субъектов в составе Российской Федерации;

— законы и иные нормативные акты субъектов РФ;

— нормативные акты местного самоуправления и органов местного самоуправления;

— решения Конституционного Суда РФ, а в субъектах — конституционных (уставных) судов.

Коротко характеризуя подход С.А. Авакьяна к классификации источников конституционного права России, отметим два основных постулата: во-первых, источником конституционного права можно считать только акт нормативного характера, во-вторых, акт полностью или в части должен относиться к конституционному праву и, соответственно, регулировать конституционно-правовые отношения.

М.В. Баглай предлагает следующую классификацию источников конституционного права. См.: Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации — 5-е изд., изм. и доп. — М.: Норма, 2005. С.17-31 Прежде всего, он делит все источники конституционного права на две основные сферы: естественное право и позитивное право. При этом к источникам сферы естественного права предлагается относить все неписанные источники, в основном как внутренне присущих человеку состояний свободы и неотъемлемых прав.

К источникам конституционного права, входящим в позитивную сферу, предлагается относить:

— конституции (Конституцию РФ 1993 г., конституции и уставы субъектов РФ);

— законы (федеральные конституционные законы и федеральные законы, законы субъектов РФ);

— договоры и соглашения (внутригосударственные договоры и соглашения, международные договоры РФ и т.д.);

— регламенты палат Федерального Собрания РФ;

— указы и распоряжения Президента РФ;

— постановления и распоряжения Правительства РФ;

— судебные решения (постановления Конституционного Суда РФ, решения судов общей юрисдикции во главе с Верховным Судом РФ);

— правовые акты СССР и РСФСР В настоящее время в области конституционно-правового регулирования данный вид источников конституционного права имеет крайне незначительное применение.;

— акты органов местного самоуправления.

В отличие от С.А. Авакьяна, М.В. Баглай предъявляет к актам, считаемым им источниками конституционного права, только требование об обязательном отношении полностью или в части к конституционному праву.

В учебнике Е.И. Козловой и О.Е. Кутафина, удостоенном Премии Президента РФ в области образования в 2001 г., содержится следующая классификация источников конституционного права См.: Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России: Учебник. — 3-е изд., перераб и доп. — М.: Юристъ, 2003. С.25-30:

— Конституция РФ 1993 г.;

— федеральные конституционные законы;

— закон о поправках к конституции;

— иные федеральные законы;

— указы и другие нормативные правовые акты Президента РФ;

— постановления палат Федерального Собрания РФ;

— постановления Правительства РФ;

— Регламенты палат Федерального Собрания РФ;

— Положения о различных органах, образуемых органами законодательной и исполнительной власти;

— договоры (международные договоры РФ и внутригосударственные договоры);

— конституции республик и уставы других субъектов РФ;

— законы, постановления и иные нормативные правовые акты, принимаемые органами государственной власти субъекта РФ;

— правовые акты представительных органов местного самоуправления;

— законы СССР (в той части, в которой они не противоречат действующему законодательству Российской Федерации);

— постановления Конституционного Суда РФ; Однако О.Е. Кутафин не считает судебные решения (в том числе Конституционного Суда РФ) источниками конституционного права России — см.: Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. — М.: Проспект, 2006. с. 546-547; Кутафин О.Е. Источники конституционного права Российской Федерации. — М.: Юристъ, 2002.

— постановления конституционных (уставных) судов субъектов РФ;

Основными и обязательными признаками, которыми должен обладать источник конституционного права, по мнению автора данной классификациии, являются: нормативный характер правового акта и наличие в нем норм конституционного права.

Таким образом, в наиболее общем виде можно говорить о том, что под источником конституционного права понимается нормативный акт, в котором содержатся конституционно-правовые нормы.

Переходя к непосредственному рассмотрению проблемы положения судебных решений в системе источников конституционного права России, считаем необходимым прибегнуть к логике изложения первого параграфа настоящего дипломного исследования.

1) Решения Европейского Суда по правам человека.

Как писал М.И. Кукушкин, для того, чтобы определить является ли тот или иной нормативный акт источником конституционного права «необходимо выяснить, относится ли он к числу актов, которые опосредствуют общественные отношения, входящие в предмет регулирования конституционного права». Конституционное право Российской Федерации. Екатеринбург, 1995. С.25

Российская Федерация, ратифицировав Европейскую конвенцию, признала юрисдикцию Европейского Суда по правам человека. Соответственно, любое решение, вынесенное Судом в отношении России, обязательно должно быть исполнено.

Не вдаваясь в подробности, отметим, что указание Суда на то, что Россия обязана устранить какие-либо нарушения прав и свобод личности может повлечь за собой, в том числе, внесение изменений в действующее законодательство Российской Федерации. Однако, внесение изменений оформляется нормативно-правовым актом, принимаемым соответствующим органом государственной власти Российской Федерации.

Соответственно, еще одним важным признаком источника конституционного права является его принятие компетентным органом государственной власти. Этому признаку решение Европейского Суда по правам человека так же не отвечает.

Далее попробуем установить, обладает ли решение Европейского Суда по правам человека и другими признаками и чертами, присущими источникам конституционного права РФ.

Итак, как мы уже указали, решения Суда, принятые в отношении России, влияют на развитие конституционного права РФ, хотя сами и не содержат конституционно-правовых норм, а принимаются наднациональным судебным органом.

Нормативный правовой акт обладает следующими признаками Хропанюк В.Н. Теория государства и права / под ред. проф. В.Г. Стрекозова. — М.: «Дебахов, Ткачев, Димов». 1995. С.240-241:

1. нормативный правовой акт создается в результате правотворческой деятельности компетентных органов государства или всенародным волеизъявлением (референдумом);

2. в нормативных правовых актах содержатся только нормы права, т.е. правила общего характера, обладающие государственной обязательностью;

3. нормативный правовой акт оформляется в виде официального государственного документа.

Решение Европейского Суда по правам человека всегда выносится в отношении конкретного нарушения и не распространяется на сходные случаи, т.е. носит характер правового акта индивидуального характера (однако имеет прецедентный характер).

В тоже время, исполнение решения Европейского Суда по правам человека гарантируется Российской Федерацией, как участницей конвенции, а само решение обязательно для сторон. Кроме того, решение публикуется в доступных общественности источниках и доводится до сведения сторон. Т.е. налицо соответствие требованиям общеобязательности и характеризуется наличием государственного принуждения исполнения решения.

В итоге мы можем заключить, что решения Европейского Суда по правам человека нельзя считать нормативными правовыми актами, так как отсутствуют основные признаки такого рода правовых актов, сформулированные наукой теории права.

Т.е. решение Европейского Суда по правам человека не обладает необходимыми формальными признаками для признания его таким же источником конституционного права России, как, например, федеральные законы или нормативно-правовые акты Президента РФ или Правительства РФ.

В тоже время, как мы уже указали, они могут оказать существенное влияние на принятие, изменение или отмену конституционно-правовых норм. А также они способны обогатить российское законодательство в области прав и свобод человека.

К примеру, Конституционный Суд РФ при постановлении своих решений исследует соответствующие решения Европейского Суда, что позволяет сформировать обогащенную правовую позицию Конституционного Суда РФ.

Кроме того, как мы отмечали в предыдущем параграфе, необходимо учитывать прецедентный характер решений Европейского Суда и их влияние на развитие национального законодательства в европейских странах.

Таким образом, мы утверждаем, что решения Европейского Суда по правам человека должны признаваться специфическим источником конституционного права России, выполняющим вспомогательную функцию, а порой имеющим направляющее значение, при формировании отечественной отрасли конституционного права, в частности, в области прав и свобод человека и гражданина.

Более подробный и аргументированный анализ той роли, которую играют решения Европейского Суда по правам человека в формировании и развитии конституционного права России будет дан в первом параграфе второй главы настоящего дипломного исследования.

Что касается места, которое занимают решения Европейского Суда по правам человека, то в этом вопросе мы пришли к следующему мнению. Все окончательные решения Европейского Суда мы условно разделили на две большие группы: решения, вынесенные в отношении Российской Федерации, и решения, вынесенные в отношении других европейских государств.

Непосредственное отношение к формированию российского конституционного права, посредством внесения в него соответствующих (в случае необходимости) изменений, влекущих в некоторых случаях отмену отдельных конституционно-правовых норм, имеют только окончательные решения Европейского Суда по правам человека, вынесенные в отношении Российской Федерации в пользу заявителя, подавшего жалобу.

Что касается тех решений Европейского Суда по правам человека, которые вынесены в отношении других европейских государств, то, по нашему мнению, они могут носить характер консультативных или информационных материалов, которые могут при обращении к ним российского законодателя и правоприменителя, существенно обогатить конституционное право России.

В этом смысле значение подобных решений Европейского Суда для российского конституционного права можно сравнить со значением правовой доктрины для конституционного (государственного) права некоторых зарубежных стран. В этой связи, нами предлагается ввести в научный оборот понятие консультативного источника конституционного права России, примером которого могут служить решения Европейского Суда, вынесенные не в отношении Российской Федерации.

В классификации источников конституционного права решения Европейского Суда по правам человека, по нашему мнению, должны располагаться на одной ступени с международными правовыми нормами.

2) Постановления Конституционного Суда РФ и конституционных (уставных) судов субъектов РФ.

Читайте также:  Картинки для тренировки зрения и снятия напряжения глаз сложные

На сегодняшний день можно говорить о том, что большинство отечественных правоведов признали окончательные решения органов конституционного контроля источниками российского конституционного права.

Действительно, к этому есть все основания.

Решения Конституционного Суда РФ и конституционных (уставных) судов субъектов РФ содержат нормы конституционного права. Они способны создавать, изменять или отменять нормы конституционного права Российской Федерации или субъектов РФ.

Решения органов конституционного контроля в России принимаются специальными органами государственной власти в пределах их компетенции. Они не могут противоречить Конституции РФ, имеют общеобязательную силу и их исполнение обеспечивается силой государственного принуждения.

Конечно, все еще дискуссионным остается вопрос о правотворческой функции Конституционного Суда РФ и конституционных (уставных) судов субъектов РФ. Однако, по нашему мнению, к настоящему моменту также не стоит спорить с тем, что органы конституционного контроля участвуют в правотворчестве.

Так, например, М.С. Саликов пишет о том, что Конституционный Суд, включившись в работу по официальному толкованию Конституции, пошел дальше простого разъяснения смысла отдельных ее положений, значения отдельных понятий и т.п.: в ряде случаев он выступил в качестве квазизаконодателя. Речь идет о его решениях, в которых были определены наименование и форма документа, содержащего поправку к Конституции РФ, субъект, полномочный решать вопрос о включении в текст Конституции нового наименования субъекта Федерации и форме правового акта, опосредующего это заключение, и др. В этих решениях Конституционный Суд в силу «молчания» Конституции сам формулирует «недостающие элементы» конституционного текста, исходя из смысла других норм Основного закона и главных принципов, в нем заложенных». Саликов М.С. Проблемы науки конституционного права. — Екатеринбург, 1998. С.57-58

Поэтому, напрашивается очевидный вывод о необходимости признания окончательных решений Конституционного Суда РФ в форме постановлений источником конституционного права России.

Между тем, признание решений органов конституционного контроля в Российской Федерации источником конституционного права — еще только полдела. Как отмечает С.А. Авакьян, «появилась даже дискуссия о том, на какое место в классификации источников конституционного права (и вообще права) можно поставить постановления Конституционного Суда. Поскольку зачастую в этих документах дается оценка нормативных актов на предмет их соответствия Конституции РФ, разграничения компетенции государственных органов с точки зрения отраженного в Конституции РФ принципа разделения властей, а тем более учитывая толкование норм самой Конституции в актах Конституционного Суда, некоторые авторы предлагают поставить постановления Конституционного Суда в иерархии источников на второе место — сразу после Конституции РФ. (…) Думается, вместо подобных подходов лучше ставить вопрос иначе: положения о толковании должны найти скорейшее отражение в нормах самой Конституции». Авакьян С.А. Конституционное право России. Т.1 — М.: Юристъ, 2005. С.74

Мы придерживаемся одной из современных точек зрения о месте решений Конституционного Суда в классификации источников, которой, например, придерживаются М.В. Баглай, Н.В. Витрук, Б.С. Эбзеев, А.А. Безуглов, С.А. Солдатов, М.С. Саликов, И.А. Конюхова. См.: Конституционное право: Учебник / Отв. ред. В.В. Лазарев. — С.88; Эбзеев Б.С. Человек, народ, государство в конституционном строе Российской Федерации. — М.: Юридическая литература, 2005. с. 552-560; Безуглов А.И., Солдатов С.А. Конституционное право России. Т.1. — С.45-47; Саликов М.С. Источники конституционного права: проблемы структуризации и внутрисистемные противоречия // Проблемы науки конституционного права. — Екатеринбург, 1998. — С.57-58; Конюхова И. Роль судов в конституционном развитии России // «эж-ЮРИСТ», 2003. №49 По своей юридической силе решения Конституционного Суда РФ в форме постановлений занимают более высокое положение по сравнению с федеральными законами, но находятся ниже федеральных конституционных законов. Этот вывод обосновывается следующим образом. В соответствии со ст.79 Федерального конституционного закона о Конституционном Суде РФ его решение окончательно, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения. Акты или их отдельные положения, признанные Конституционным Судом РФ неконституционными, утрачивают силу; не соответствующие Конституции РФ международные договоры РФ не подлежат введению в действие и применению (п.6 ст.125 Конституции РФ). Решения судов и иных органов, основанные на актах, признанных неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях (ст.79 ФКЗ о Конституционном Суде).

Соответственно, постановления конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации занимают в иерархии региональных источников конституционного права России следующее место вслед за конституцией (уставом) субъекта. Так как ими могут быть признаны несоответствующими конституции (уставу) субъекта РФ законы субъекта, иные нормативные правовые акты субъекта, судебные решения и др.

3) Решения судов общей юрисдикции и арбитражных судов.

В юридической науке, как и в практике, уже длительное время существует мнение, что постановления судебных органов высшей инстанции (Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда) являются источниками права. Однако это утверждение поддерживается далеко не всеми правоведами, обоснованно полагающими, что только закон или другой нормативно-правовой акт может являться источником, в особенности, конституционного права.

В России, как известно, судебный прецедент не признается источником права, а суды общей юрисдикции не формулируют судебные прецеденты, а в затруднительных случаях решают дела по аналогии.

Как известно разрешение дел по аналогии существенно отличается от разрешения дел по существу на основе судебного прецедента.

В контексте судебной практики аналогия права — это применение к правовым отношениям, не урегулированным нормами отрасли права, общих начал и принципов правовой регламентации соответствующей отрасли права. Аналогия права применяется только в крайнем случае при невозможности применения аналогии закона и служит средством восполнения пробелов в праве. Что касается аналогии закона, то она может быть применена судами общей юрисдикции по гражданским делам в том случае, если необходима определенность правоотношений, которые не урегулированы ни нормами права, ни договором между сторонами. Иными словами, применение аналогии носит однократный характер и не имеет обязательной силы для других идентичных случаев.

Возникает вопрос: может ли применение судом аналогии считаться правотворческой деятельностью? В конце XIX в. Ф. Регельсбергер высказал мнение, что аналогия лежит на границе, но центр тяжести ее все-таки внутри сферы применения права, так как она опирается на положительное право и достигает своих результатов посредством оперирования над определениями положительного права. См.: Регельсбергер Ф. Общее учение о праве / Под ред. Ю.С. Гамбарова. М., 1897. С.170.

По истечении ста лет общественные отношения значительно усложнились, а правотворческие органы государственной власти в их классическом понимании перестали справляться с задачей качественного урегулирования общественных процессов путем создания и совершенствования национального законодательства. Е.И. Спектор пришла к мнению, что «достаточно часто при толковании норм соответствующего законодательства возникает ситуация, когда ряд общественных отношений, подпадающих под сферу правового регулирования, не охватывается нормативной регламентацией, вследствие чего судебные органы преодолевают пробелы посредством осуществления именно правотворческой функции. Так, на практике применение института аналогии (аналогии права и аналогии закона) Верховным Судом РФ, Высшим Арбитражным Судом РФ, Конституционным Судом РФ служит примером для идентичных случаев». Спектор Е.И. Судебный прецедент как источник права // «Журнал российского права», 2003. №5 Мы полностью согласны с высказанным мнением.

Того же мнения придерживается и Д.А. Тарасов, который пишет: «так как по современному законодательству суд не вправе отказывать в вынесении решения в связи с отсутствием правовых норм, охватывающих спорную ситуацию, ему приходится прибегать к такому толкованию, которое, с точки зрения теории права, чересчур напоминает правовое творчество, т.е. создание (или выведение из схожих норм закона или общих принципов права) новых правовых норм. Представляется, что именно эти процессы, неизбежно осуществляемые судебными органами из-за объективно обусловленной неполноты законодательных норм, и должны привлекать особое внимание государства и иных участников общественной жизни. Именно такие обобщения должны регулироваться особо во избежание перерастания судейского творчества в судейский произвол, прикрываемый положением о вынесении решения на основе внутреннего убеждения». Тарасов Д.А. Судебная практика — новый источник права? // «Адвокат», 2005. №4

Возникает вопрос: если деятельность судов по восполнению пробелов в праве может быть признана правотворческой, то могут ли вынесенные в результате этой деятельности решения судов общей юрисдикции являться источниками российского конституционного права?

Итак, на роль источников конституционного права, по нашему мнению, могут претендовать окончательные решения судов первой инстанции и решения высших судов (Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ).

Что касается решений судов общей юрисдикции первой инстанции то, по мнению М.В. Баглая, несмотря на то, что прецедентная сила решений судов общей юрисдикции «в стране не признана и единообразная практика пока не сложилась, они должны в своей совокупности рассматриваться как источник конституционного права». Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации — 5-е изд., изм. и доп. — М.: Норма, 2005. С.29 По нашему же мнению, подобный подход не совсем корректен и нуждается в существенном уточнении.

Содержат ли решения судов первой инстанции конституционно-правовые нормы и имеют ли они нормативный характер? Однозначно можно ответить, что решения судов общей юрисдикции в первой инстанции и арбитражных судов первой инстанции не содержат конституционно-правовых норм и не обладают нормативным характером, так как являются индивидуальными правовыми актами. Соответственно, и источниками права, в особенности конституционного, не являются.

Несколько иначе обстоит дело с решениями высших органов системы судов общей юрисдикции в Российской Федерации.

Нормативный характер решения судебных органов приобретают в результате обобщения судебной практики. «Судебная практика выступает источником права в тех случаях, когда в силу неясности, противоречивости или неопределенности нормативных предписаний суд вынужден конкретизировать или уточнять содержание правовых норм или создавать новые нормы вследствие обнаружения пробелов в праве». Хропанюк В.Н. Теория государства и права / Под ред. проф. В.Г. Стрекозова. — М.: «Дебахов, Ткачев, Димов». 1995. С. 246 При этом сама судебная практика не может считаться источником конституционного права РФ.

Обобщением судебной практики в России занимаются высшие суды. На основе обобщения они создают в пределах своей компетенции новые правовые нормы с целью руководящего разъяснения применения действующего законодательства по тем вопросам, которые представляют трудности для разрешения в суде или недостаточно урегулированы правыми нормами.

Акты высших судебных инстанций действительно в определенных ситуациях могут содержать нормы права. Такие выводы позволяет сделать, например, п. 2 ст. 13 Федерального конституционного закона от 28 апреля 1995 г. N 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации», по которому постановления Пленума ВАС РФ обязательны для арбитражных судов. Такие положения соответствуют всем признакам правовой нормы.

Но в первую очередь источником конституционного права России могут быть признаны постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, которые носят нормативный характер, могут содержать нормы конституционного права, принимаются компетентным органом, общеобязательны и их исполнение обеспечивается силой государственного принуждения.

В отношении того места, которое занимают решения судов общей юрисдикции и арбитражных судов в системе источников российского конституционного права необходимо сказать следующее. Итак, решения низовых звеньев системы арбитражных судов и судов общей юрисдикции источниками конституционного права быть не могут. Решения Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, являющиеся результатом обобщения судебной практики и содержащие нормы конституционного права признаются в качестве источников российского конституционного права и занимают в системе источников, по признаку юридической силы и территории действия, место ниже постановлений Правительства РФ и выше внутригосударственных договоров.

Применение источников конституционного права не должно создавать трудностей в нормотворчестве и правоприменении. Следовательно, в частности этим обусловлена необходимость классифицирования и систематизации источников конституционного права.

В начале настоящего параграфа нами были приведены примеры современных классификаций источников конституционного права России. Отметим, что «классификация» и «система» не одно и тоже.

Если классификация источников подразумевает их расположение в определенном, обусловленном определенными критериями порядке, то система источников должна характеризоваться не только порядком расположения элементов системы, но и устойчивой связью между ними. При этом, к системе источников конституционного права должно предъявляться требование об ее обязательной функциональной способности, в противном случае расположение таким образом источников конституционного права приведет к нежелательным последствиям.

Наиболее подробно и удачно система источников конституционного права Российской Федерации рассмотрена О.Е. Кутафиным. Кутафин О.Е. Источники конституционного права Российской Федерации. — М.: Юристъ, 2002.

Исходя из теории права, и на основе проведенного О.Е. Кутафиным исследования можно сделать следующие выводы относительно признаков, которыми должна обладать система источников конституционного права:

— в условиях системы источники права должны находиться в условиях соподчинения и непротиворечия друг другу;

— иерархическое расположение источников права в рамках единой системы подразумевает следование иерархии органов государственной власти, принявших тот или иной вид источников;

— иерархическое расположение источников конституционного права диктуется их юридической силой;

— внутренняя взаимозависимость источников конституционного права.

К перечисленным признакам мы хотели бы добавить признак территории, на которую распространяется действие нормативной нормы того или иного источника, входящего в систему.

Итак, как мы уже говорили раньше, основная причина, по которой нет предложений о том, как должна выглядеть система источников конституционного права России обусловлена, прежде всего, крайней трудностью этой задачи.

По нашему мнению, модель системы источников конституционного права можно представить в форме конуса, вершиной и стержнем которого является Конституция РФ 1993 г.

Представим себе, что основание конуса есть проекция конституционных норм на общественные отношения, а пространство между вершиной и основанием — заполнено источниками конституционного права (кроме, естественно, Конституции РФ), расположенными в соответствии с органом, принявшим нормативно-правовой акт, юридической силой источника, территорией действия.

Расположение источников конституционного права необходимо представлять себе как винтовую лестницу, каждая из ступеней которой представляет собой источник конституционного права Росси:

— на федеральном уровне — декларации, акты Конституционного Собрания, постановления Конституционного Суда РФ, федеральные конституционные законы, федеральные законы, нормативные правовые акты палат Федерального Собрания РФ, указы и распоряжения Президента РФ, постановления Правительства РФ, постановления Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ;

— на федерально-региональном уровне — внутригосударственные договоры;

— на уровне субъектов Федерации — конституции (уставы) субъектов РФ, постановления конституционных (уставных) судов субъектов РФ, законы субъектов РФ, указы и распоряжения высшего должностного лица субъекта РФ, постановления высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ;

— на уровне местного самоуправления — нормативные правовые акты местного самоуправления и органов местного самоуправления.

При этом, каждый из источников конституционного права как бы проецируется на общественные отношения, создавая внутри большого конуса меньшие конусы, что в результате позволяет наиболее эффективно урегулировать общественные отношения в области конституционного права.

В предложенную нами систему источников конституционного права мы пока не включаем нормы международных правовых актов и решения Европейского Суда по правам человека. Причины в следующем. В нормах международного права отсутствуют некоторые основные признаки источника конституционного права: издание компетентным органом государственной власти и наличие норм конституционного права. То же самое относится и к решениям Европейского Суда, о чем мы говорили ранее.

В тоже время, международные правовые нормы имеют важное значение для развития конституционного права России, а согласно ч.4 ст. 15 Конституции РФ являются составной частью правовой системы Российской Федерации. А решения Европейского Суда, особенно вынесенные в отношении России, обязательны для исполнения и могут повлечь изменение конституционно-правового законодательства.

Возникает сложная проблема определения точного места международно-правовых актов в системе источников отрасли российского конституционного права.

Мы предлагаем следующее разрешение этой проблемы. Необходимо рассматривать конституционное право как совокупность двух частей: Общей и Особенной. В рамках Общей части будут рассматриваться общие для мировых государств вопросы конституционного права, в том числе и источники, и среди них международные правовые нормы и решения Европейского Суда по правам человека. А в рамках Особенной части удобно было бы разбираться с особенностями российского конституционного права, в том числе, с проблемой влияния международного права и решений Европейского Суда на конституционное право России.

Как видно, система источников представлена довольно большим их количеством, обусловленным сложностью общественных отношений, регулируемых нормами конституционного права и большим количеством органов, создающих источники российского конституционного права.

Как справедливо отмечает О.Е. Кутафин, «множественность источников конституционного права обусловлена тем, что, как правило, функции государства осуществляются не каким-либо одним звеном государственного механизма, а в силу разделения властей многими звеньями этого механизма. Это означает, что нормативные акты, регулирующие те или иные общественные отношения и являющиеся источниками конституционного права, издаются чаще всего не одним, а несколькими органами государства». Кутафин О.Е. Источники конституционного права Российской Федерации. — М.: Юристъ, 2002. С.22-23.

В этой связи, нам кажется справедливым мнение о том, что источники конституционного права должны приниматься органами, непосредственно осуществляющими суверенитет народа. Так, например, в Российской Федерации, формально приоритет в формировании отрасли конституционного права принадлежит парламенту страны, однако, всем хорошо известно политической волей каких органов государственной власти руководствуется Федеральное Собрание в принятии законов.

Применительно к теме настоящего дипломного исследования отметим, что органы конституционного контроля совершенно оправдано на сегодняшний день напрямую участвуют в издании источников конституционного права России. Однако и им не хватает связи с представительными (законодательными) органами государственной власти. Совершенно очевидно, что необходимо одновременно с повышением роли представительной власти в стране, установить порядок взаимодействия законодательных органов и органов конституционного контроля.

По нашему мнению, судебные решения (постановления Конституционного Суда РФ, постановление конституционных (уставных) судов субъектов РФ, постановления Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда) необходимо включать в систему источников конституционного права уже на том основании, что они выступают в большей или меньшей степени как акты, развивающие Конституцию РФ и конституционно-правовое законодательство России путем обогащения конституционно-правовой доктрины.

Кроме того, кому как не судам известно о недостатках действующего законодательства и кто как не высшие суды могут сформулировать предложения по совершенствованию законодательства, либо путем принятия соответствующего решения, облеченного в форму нормативного правового акта, которое становится источником права.

В Испании, например, судебная практика, основанная на ряде решений Верховного Суда Испании, формирует так называемую «общую правовую доктрину», нарушение которой, согласно закону, является одним из важнейших оснований для обжалования судебных решений в Верховный Суд. См.: Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. М., 1998. С.104; Марченко М.Н. Сравнительное правоведение. С.343

По мнению Е.И. Спектор «целесообразно на официальном уровне, законодательно признать судебное правотворчество за высшими судебными органами, в частности, за Конституционным Судом РФ, в качестве одного из необходимых способов формирования правовых норм, на основе которых будут разрешаться не только разово-конкретные дела, но и другие аналогичные дела. Тем более что такое правотворчество уже фактически существует». Спектор Е.И. Судебный прецедент как источник права // «Журнал российского права», 2003. №5.

Источники:
  • http://studopedia.ru/5_33181_sudebnie-pravovie-pozitsii-pravovie-pozitsii-sudov.html
  • http://mydocx.ru/4-44313.html
  • http://studopedia.ru/14_116903_pravovoy-obichay-kak-istochnik-prava.html
  • http://studfiles.net/preview/5641958/page:100/
  • http://studbooks.net/1052252/pravo/sudebnye_resheniya_istochnik_rossiyskogo_konstitutsionnogo_prava