Меню Рубрики

Точки зрения по уголовному праву по объектам

На рубеже XXI в. в отечественной уголовно-правовой литературе в отношении учения об объекте преступления обозначилось три подхода. Сторонники одного из них, можно сказать традиционного подхода, исходят из следующего: 1) объект преступления – это то, чему преступление причиняет или создает угрозу причинения вреда; 2) поскольку всякое преступление причиняет или создает угрозу причинения вреда общественным отношениям, то объектом преступления выступают именно они – общественные отношения – а не что-либо иное; 3) в структурном плане общественное отношение, признаваемое объектом преступления, включает в себя: а) предмет, но поводу которого существуют общественные отношения; б) участников (субъектов) этих отношений; в) социальную связь сторон как содержание общественных отношений; 4) объектом преступления выступают не любые общественные отношения, а только те, которые поставлены под уголовно-правовую охрану; 5) перечень объектов преступления как общественных отношений дан в ч. 1 ст. 2 УК РФ. Помимо традиционной, ранее существовавшей трактовки идеи «объект преступления есть общественные отношения», в последние десятилетия возникли и иные. Например, в структуре объекта преступления выделяются не одно, а два вида общественных отношений: отношения, защищаемые уголовным правом, и отношения, защищающие эти отношения (В. Д. Филимонов).

О другом подходе к решению вопроса об объекте преступления можно говорить применительно к точке зрения некоторых ученых (например, А. В. Наумов), согласно которой теория объекта преступления как общественных отношений, охраняемых уголовным законом, не может быть признана универсальной, в связи с чем возможно возвращение к теории объекта как правового блага, созданной еще в конце прошлого века в рамках классической и социологической школы уголовного нрава. Разделяя этот взгляд, А. В. Пашковская утверждает, что концептуально, несмотря на прошедшие без малого 100 лет, наиболее верной и сохраняющей свое значение является позиция II. С. Таганцева. Основываясь па ней, автор предлагает понятие объекта преступления определять как «охраняемые уголовным законом социально значимые ценности, интересы, блага, на которые посягает лицо, совершившее преступление, и которым в результате совершения преступного деяния причиняется или может быть причинен вред». Признавая предметом преступления «овеществленный» элемент материального мира, воздействуя на который виновный осуществляет посягательство на объект преступления, А. В. Пашковская считает, при посягательствах на личность признак «предмет преступления» подразумевает человека.

Помимо двух указанных основных подходов в юридической литературе можно встретить и такой, в соответствии с которым объект преступления – это не что-либо (общественное отношение, благо, нормы права и т.д.), а тот, в отношении (или против) кого совершается преступление, т.е. лицо или множество лиц, материальные или нематериальные ценности которых, будучи поставленными под уголовно-правовую охрану, подвергаются преступному воздействию (предмет преступления), в результате чего этим лицам причиняется вред или создается угроза причинения вреда. Такое решение вопроса об объекте преступления основывается на том, что главный источник дискуссии об объекте преступления – сохраняющаяся до сих пор неясность в том, что именно в составе преступления выполняет функцию данного элемента: а) чему преступление причиняет или создает угрозу причинения вреда; б) что подлежит уголовно-правовой охране (защите); в) на что оказывается воздействие в процессе посягательства; г) что в результате посягательства изменяется, нарушается, трансформируется и т.д. Исходя из посылки, согласно которой именно первая, а не какая-либо иная характеристика раскрывает понятие объекта преступлений, его функцию в составе преступления, утверждается: 1) социальная природа преступления заключается не в посягательстве на общественные отношения, а в самом преступлении как отношение индивида к людям (но не к общественным отношениям, благам, нормам права и т.д.); 2) как бы мы не называли данное отношение – криминальным, общественно опасным, противоправным, преступным, негативным и т.д. – оно всегда носит однонаправленный характер (не является взаимоотношением) и предполагает активную и пассивную сторону; 3) в рамках данного отношения та сторона, которая выступает источником криминальной активности, выполняет функцию субъекта преступления, а другая, пассивная сторона, выступающая участником, имеет статус объекта преступления; 4) участник отношения признается в качестве объекта преступления, поскольку именно ему, а не чему-либо иному (самому отношению, благам, нормам права и т.д.) причиняется или может быть причинен вред криминальной активностью субъекта (другого участника).

В отличие от двух других, данная трактовка понятия объекта преступления не оставляет вне сферы своего внимания потерпевшего от преступления. Поскольку в данном случае объект преступления и потерпевший от преступления – это понятия, неразрывно связанные с причинением вреда, они не могут быть не связаны и между собой. В уголовно-правовом смысле потерпевшим от преступления может признаваться лишь тот, в отношении кого было совершено преступление, кто выступал в качестве его объекта. Если индивид пострадал от совершенного преступления, но при этом не был объектом посягательства (например, родственник погибшего), то по большому счету он (индивид) должен рассматриваться представителем потерпевшего, но никак не самим потерпевшим, с одной стороны. С другой – тесная связь объекта преступления и потерпевшего от преступления не дает оснований считать эти понятия тождественными. В отличие от объекта преступления, которым выступает тот, против кого или в отношении кого совершается преступление, потерпевший от преступления – это тот, кому при этом еще реально был причинен физический, имущественный, моральный или иной вред. Указывая на объект преступления, подчеркиваем ту роль, которую играло лицо в процессе совершения посягательства. Фигура же потерпевшего от преступления возникает не в процессе, а в результате посягательства. Поскольку нс всякое преступление влечет за собой обязательное фактическое причинение вреда, то, в отличие от объекта преступления, без которого преступления нет и не может быть, потерпевший от преступления является факультативным признаком состава преступления.

С точки зрения такого понимания объекта преступления соответствующим образом решается и вопрос о предмете преступления, применительно к которому констатируется, что это: 1) обязательный элемент общественного отношения, и поскольку предмет любого общественного отношения в той же мере предполагает его объект и субъект, в какой объект и субъект отношения предполагают наличие в нем предмета, говорить о существовании беспредметных преступлений нет оснований; 2) выступая в качестве того, по поводу чего возникает отношение, предмет преступления всегда представляет собой некоторого рода блага (ценности), т.е. то, что способно удовлетворять потребности;

  • 3) способностью удовлетворять потребности людей обладают не только материальные, но и нематериальные блага, в связи с чем не разделяется широко распространенное мнение о том, что предметом преступления может выступать только овеществленный элемент материального мира;
  • 4) любое благо, может быть предметом преступления лишь тогда, когда оно имеет обладателя (носителя) и в этом смысле предмет преступления относится непосредственно к объекту преступления, но никак не к факультативным признакам объективной стороне состава преступления, на чем настаивают некоторые авторы (В. В. Мальцев и др.);
  • 5) лишение или ограничение виновным возможности удовлетворять свои материальные или нематериальные потребности обладателем (носителем) блага и есть причинение вреда тому, кому принадлежит благо, и кто в силу этого является объектом преступления; 6) так как в преступлениях против личности предполагается незаконное обращение с определенными неотчуждаемыми, нематериальными благами, принадлежащие личности, она не должна рассматриваться в качестве возможного предмета преступления; 7) вопреки распространенному мнению, в ч. 1 ст. 2 УК РФ дан перечень нс объектов, а предметов преступления.

Понятие объекта преступления издавна известно науке уголовного права России.

Разработка проблемы объекта преступления началась в юридической науке после того, как в конце XVIII века понятие «состав преступления», перестав иметь первоначальное, процессуальное значение, получило статус одной из важнейших категорий уголовного права [1] .

Можно даже сказать, что глубокая разработка понятия и сущности объекта преступления традиционно и характерна именно для русского дореволюционного, советского и ныне — российского уголовного права, в отличии, например, от англо-саксонской школы права.

Представители русской дореволюционной юридической науки (В.Д.Спасович, А.Ф.Кистяковский, Н.Д.Сергеевский, Н.С.Таганцев, В.М. Хвостов) большое внимание уделяли разработке понятия объекта преступления, несмотря на то, что давали формальное определение преступления.

В середине 19 столетия была довольно распространенной так называемая нормативистская теория объекта преступления, базирующаяся на формальном определении преступления . Согласно этой теории преступление суть нарушение нормы права, следовательно, правовая норма и есть объект преступления , т.е. то, на что посягает преступное деяние.

В этой связи известный русский дореволюционный юрист Н.С. Таганцев считал, что объектом преступления всегда является юридическая норма в ее реальном бытии.

Причинение вреда обладателю реального права,— писал Н. С. Таганцев,— составляет только средство, а не сущность преступления. Оно играет в уголовном праве роль второстепенную, так как сущность преступления составляет выраженная этим путем решимость воли нарушить требования государства о неприкосновенности юридического порядка, а поэтому и страдает от преступления всегда государство, как охранитель господства права. Исходя из этого, Н.С. Таганцев делал вывод, что, признавая объектом преступления реальные блага и интересы, мы не будем в состоянии разъяснить юридическую природу тех деяний, при которых уничтожение какого-либо блага не считается противозаконным [2] .

Н.С.Таганцев писал: «Норма права сама по себе есть формула, понятие, созданное жизнью, но затем получившее самостоятельное, отвлеченное бытие: Всякая юридическая норма, как отвлеченное положение, может быть оспариваема, критикуема, непризнаваема; но только норма, имеющая реальную жизнь, может быть нарушаема». И далее: «Если мы будем в преступлении видеть только посягательство на норму, будем придавать исключительное значение моменту противоправности учиненного, то преступление сделается формальным, жизненепригодным понятием, напоминающим у нас воззрения эпохи Петра Великого, считавшего и мятеж, и убийство, и ношение бороды, и срубку заповедного дерева равно важными деяниями, достойными смертной казни, ибо все это виноватый делал, одинаково не страшась царского гнева» [3] .

Определял объект преступления Н.С. Таганцев отмечал: « таковым является заповедь или норма права, нашедшая свое выражение во входящем в сферу субъективных прав, охраненном этой нормой интересе жизни.

Другой дореволюционный ученый юрист В.М. Хвостов признавал, что правонарушительное деяние направлено «против права», что оно должно расцениваться как «деяние, подрывающее авторитет права и государства и потому имеющее общественный характер» [4] .

Авторы юридической энциклопедии начала 20 века определяя объект преступления, отмечали: «объектом или, предметом, на который направляется преступление, являются те или иные жизненные блага; что когда нарушено какое-нибудь жизненное благо – и есть преступление. Но такое определение объекта преступления было бы неполно… Чтобы было преступление, необходимо не только причинить вред тому или иному благу; нужно еще, чтобы это благо было защищено уголовным законом. Таким образом, объектом или предметом преступления называются: а) тот или иной жизненный интерес; и б) норма права, которая его охраняет» [5] .

Помимо нормативистской в 19 веке существовала и теория субъективного права как объекта преступления. Этой теории придерживался, в частности, В.Д.Спасович, автор первого в России учебника по уголовному праву. Он писал о том, что «преступление есть противозаконное посягательство на чье-либо право, столь существенное, что государство, считая это право одним из необходимых условий общежития, при недостаточности других средств охранительных, ограждает ненарушимость его наказанием». В этой связи В.Д. Спасович отмечал: лицо, страдающее от преступления, называется технически предметом или объектом преступления. Право может принадлежать как лицам единичным, физическим, так и лицам собирательным, юридическим…» [6] . Таким образом, по его теории предметом и объектом преступления является частное лицо, семья, сословие, государство и т.д. Подобной точки зрения придерживались П.Д. Калмыков, Д.А. Дриль.

Звучали и «двоякие» определения объекта права. В частности, интересно определение данное Н. Неклюдовым: «Объектом преступления являются: во-первых, общее право, ибо право нарушается преступлением как таковое, им нарушается всеобщая воля, высказанная в законе, и посредственно наносится вред даже самому государству, и, во-вторых, частное право, так как право нарушается непосредственно и количественно и качественно только до известной степени, в известных пределах; все право, все общество, все государство только посредственно затронуты преступлением» [7] .

Мы не зря обратились к различным точкам зрения об объекте преступления дореволюционных исследователей. Если в советской период они подвергались беспощадной критике, то в настоящее время осуществляется возврат к их «авторитету» и мнению.

По мнению большинства исследователей, наиболее рациональной является концептуальная позиция Н.С.Таганцева по проблеме объекта преступления. Эта концепция заключается в следующем. «… обращая интерес жизни в правовое благо, право не только признает бытие этого интереса, не только дает ему охрану и защиту, но видоизменяет его в объеме, форме, иногда даже в содержании, сглаживая его частный, индивидуальный характер и придавая ему социальное, общественное значение: Таким образом, посягательство на норму права в ее реальном бытии есть посягательство на правоохраненный интерес жизни, на правовое благо .

В отличие от дореволюционного многообразия точек зрения, советская школа уголовного права в течение нескольких десятилетий придерживалась единой концепции объекта преступления.

В советской уголовной науке фактически отсутствовала дискуссия в определении объекта права. Авторы в основном критиковали дореволюционные теории, а также зарубежную уголовную науку, тогда как все, фактически, сходились в едином определении объекта преступления как общественных отношений (Б.С. Никифоров [8] , В.Н. Кудрявцев, Н.И. Коржанский [9] и др.).

Дискуссия разворачивалась в связи с вопросом определения непосредственного объекта преступления.

В советской юридической литературе при характеристике непосредственного объекта преступления нередко исходят из того, что им могут быть и не общественные отношения, а те физические вещи, на которые оказывается конкретное непосредственное преступное воздействие.

Некоторые авторы, признавая общим объектом общественные отношения, считали, что непосредственным объектом преступления выступают не общественные отношения, а те или иные государственные или общественные интересы, либо материальное выражение соответствующих общественных отношений, имущество в смысле совокупности вещей, сами вещи, материалы или люди [10] .

Подобной точки зрения придерживался А. А. Пионтковский, утверждавший, что всякое преступление, совершенное в нашей стране, прямо или косвенно посягает на общественные отношения социалистического общества и что объектом преступления могут быть любые общественные отношения, охраняемые уголовным законом [11] , но в ряде случаев непосредственным объектом преступления могут быть не общественные отношения, а имущество, физическое лицо (гражданин) [12] , продукты сельского хозяйства, инвентарь, урожай на корню [13] .

Наиболее распространенным являлось суждение, что непосредственным объектом посягательства на собственность являются не отношения собственности, а имущество, вещи [14] .

Поскольку А. А. Пионтковский называл предмет посягательства его объектом, то это вынуждало его каждый раз указывать на то, что за непосредственным объектом преступления стоит конкретное общественное отношение, которое еще необходимо вскрыть, чтобы более глубоко понять истинное общественно-политическое значение преступления [15] .

Выше обозначенную точку зрения аргументированной критике подверг Н.И. Коржанский, отмечавший, что такое удвоение объекта преступления необоснованно, ибо оно создает представление о существовании двух различных видов объектов посягательства и не указывает, какой из этих двух объектов следует считать объектом посягательства в конкретном случае совершения преступления.

Читайте также:  Черная оправа для очков для зрения

В действительности же, — писал Н.И. Коржанский, — непосредственным объектом преступления являются именно общественные отношения, т. е. преступление всегда направлено на изменение общественных отношений, а не посредством причинения вреда чему-то иному. Всякое преступление прямо, а не косвенно посягает на общественные отношения. В противном случае мы должны констатировать наличие какого-то иного объекта посягательства, не являющегося общественным отношением [16] .

Имущество не является объектом преступления потому, что виновный посягает не на имущество, и вред преступлением причиняется не имуществу, не вещи. Даже в тех случаях, когда вещь уничтожается или повреждается при совершении преступления, то и тогда вред причиняется не вещи, а ее обладателю. Имущество хотя и тесно связано с понятием собственности, но по своим социальным свойствам общественным отношением не является и не может рассматриваться как явление, тождественное отношениям собственности.

Имущество не может быть объектом посягательства потому, что в общественной жизни людей существуют отношения не между человеком и вещью, а между людьми по поводу вещей, то есть отношения собственности.

В этой связи Б.С. Никифоров писал, что в уголовно правовом смысле нельзя не различать собственность как объект ряда преступлений и имущество как предмет этих преступных посягательств [17] .

Ученые приходили к обоснованному мнению, что невозможно, оперируя только определенной вещью или конкретным предметом, определить объект посягательства, понять суть преступления, его социальную направленность. Без уяснения тех общественных отношений, вещественным выражением которых является предмет, вещь, невозможно ни понять преступления, ни» оценить его общественную опасность, ни дать ему правильную юридическую квалификацию [18] .

Еще одним дискуссионным вопросом в советской уголовной науке были рассуждения о понятии общественных отношения; рассуждения о структуре общественных отношений (структуре объекта преступления).

Б.С.Никифоров, обстоятельно исследовавший содержание общественных отношений, отметил, что они представляют собой деятельность его участников или определенное положение людей по отношению друг к другу, или то и другое одновременно [19] . Н.И.Коржанский заключает, что основу, ядро общественных отношений составляет социальная связь, которая проявляется в виде социальной возможности или запрещенности определенного социального поведения и которая всегда включает в себя оценочный момент и носит нормативный характер [20] .

В результате исследований А.В.Дроздова наиболее широкое распространение с середины 60-х годов получила концепция трехчленной структуры общественного отношения. Анализируя внутреннюю природу механизма развития социальных связей как формы общественных отношений, он пришел к выводу, что структурными элементами последних являются: 1) носители (субъекты) отношения; 2) предмет, по поводу которого существуют отношения; 3) общественно значимая деятельность (социальная связь) как содержание отношений [21] . Этот тезис становится не только общепризнанным в теории советского права, но и долгое время базовым для развития науки уголовного права.

Признание общественных отношений объектом преступления являлось всеобщим как в науке советского уголовного права, так и в советском уголовном законодательстве.

Все уголовно-правовые акты Советского государства, независимо от их редакции и времени издания, в определении преступления неизменно указывали на его материальный признак — общественные отношения общества.

Так, уже «Руководящие начала по уголовному праву РСФСР» 1919 г., определяя преступление как действие или бездействие, опасное для данной системы общественных отношений (ст. 6), ставили задачу посредством уголовной репрессии охранять систему общественных отношений, соответствующую интересам трудящихся масс, организовавшихся в господствующий класс в переходный от капитализма к коммунизму период диктатуры пролетариата (ст. 3), обеспечить данный порядок общественных отношений (ст. 7).

Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1924 г. объявляли преступлением «общественно опасные деяния, подрывающие власть трудящихся или нарушающие установленный ею правопорядок». УК РСФСР 1926 г. общим объектом уголовно-правовой охраны считал «социалистическое государство рабочих и крестьян и установленный в нем правопорядок» (ст. 1). Преступление же определялось так: «Общественно опасным признается всякое действие или бездействие, направленное против советского строя или нарушающее правопорядок, установленный рабоче-крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период времени» (ст. 6) [22] .

УК РСФСР 1960 г. в первоначальной редакции обозначал преступление как «общественно опасное деяние, посягающее на советский общественный или государственный строй, социалистическую систему хозяйства, социалистическую собственность, личность, политические, трудовые, имущественные и другие права граждан, а равно иное, посягающее на социалистический правопорядок общественно опасное деяние, предусмотренное Особенной частью настоящего Кодекса» (ст. 7). В последней редакции, спустя 36 лет, УК РСФСР 1960 г. признавал объектами преступления общественный строй СССР, его политическую и экономическую системы, личность, политические, трудовые, имущественные и другие права и свободы граждан, все формы собственности, социалистический правопорядок (ст. 7)).

Действующий УК РФ 1996 г. признает объектами уголовно-правовой охраны прежде всего права и свободы человека и гражданина, собственность, общественный порядок и общественную безопасность, окружающую среду, конституционный строй России, мир и безопасность человечества (ст. 2).

В настоящее время система интересов и ценностей, охраняемых уголовным правом, базируется на отражающей демократические идеи конституционной триаде «личность — общество – государство». Соответственно этому принципу строится и Особенная часть Уголовного кодекса.

[1] Нововселов Г.П. Учение об объекте преступления. Методологические аспекты. – М.: Норма. – 2001. – с.1.

[2] Таганцев Н. С. Курс русского уголовного права. Часть Общая. Книга 1. Учение о преступлении. СПб, 1874, с. 175.

[4] Хвостов В. М. Общая теория права. Элементарный очерк. М., 1914, с. 138.

[5] Народная энциклопедия. Том XI . Общественно-юридический. Полутом 1. – М.: 1911. — с.70.

[6] Спасович В.Д. Учебник уголовного права. Часть общая. – Спб.: 1886. – с.49.

[7] Неклюдов Н.А. Руководство к Особенной части русского уголовного права. – Спб.: 1887. – с.400.

[8] Никифоров Б. С.. Объект преступления по советскому уголовному праву. — М. : Госюриздат, 1960. с. -28.

[9] Коржанский Н.И. Объект и предмет уголовно-правовой охраны. М.: 1980. – с. 26.

[11] См.: Пионтковский А. А. Учение о преступлении. М. 1961, с. 132. Курс советского уголовного права. Часть Общая. М. 1970, т. 2. — с. 111.

[12] См.: Курс советского уголовного права. Часть Общая. М., 1970 т. 2. — с. 116.

[13] См.: Курс советского уголовного права. Часть Особенная. М. 1970. т. 4. — с. 318.

[15] См.: Курс советского уголовного права. Часть Общая. М.1970. т. 2. — с. 120.

[16] Коржанский Н.И. Объект и предмет уголовно-правовой охраны. М.: 1980. – с. 29.

[17] См.: Никифоров Б. С. Уголовно-правовая охрана личной собственности в СССР. М.: 1954. — с. 10.

[18] Коржанский Н.И. Объект и предмет уголовно-правовой охраны. – М.: 1980. – с.253.

[19] Никифоров Б. С. Уголовно-правовая охрана личной собственности в СССР. М.:1954. — с.24.

[20] Коржанский Н.И. Объект и предмет уголовно-правовой охраны. – М.: 1980. – с.34.

[21] Дроздов А.В. Человек и общественные отношения – Л.:1966. – с.23-30.

[22] Курс уголовного права. Том 1. Общая часть. Учение о преступлении / Под ред. Н.Ф.Кузнецовой, И.М.Тяжковой. — М.: ИКД «Зерцало-М». – 2002.

Понятие и значение объекта преступления. Виды объектов преступления

Понятие объекта преступления

Объект преступления — это те общественные отношения, на которые направлено посягательство, чему причиняется или может быть причинен вред в результате совершения преступления. Объектом преступления признаются важнейшие социальные ценности, интересы, блага, охраняемые уголовным правом от преступных посягательств.

В Общей части уголовного закона (ст. 2 УК РФ) дается обобщенный перечень объектов уголовно-правовой охраны. К ним относятся:

  • права и свободы человека и гражданина;
  • собственность;
  • общественный порядок и общественная безопасность;
  • окружающая среда;
  • конституционный строй Российской Федерации;
  • мир и безопасность человечества.

Этот обобщенный перечень конкретизируется в Особенной части уголовного закона, прежде всего — в названиях разделов и глав Уголовного кодекса, поскольку Особенная часть УК построена по признаку именно родового объекта преступления. Здесь указываются конкретные охраняемые уголовным законом права и свободы человека и гражданина (жизнь, здоровье, свобода, честь и достоинство личности, половая неприкосновенность и половая свобода, конституционные права и свободы граждан и др.), а также важнейшие общественные и государственные интересы, которым причиняется или может быть причинен существенный вред в результате преступных посягательств (собственность, экономические интересы общества и государства, здоровье населения и общественная нравственность, государственная власть и интересы государственной службы, интересы правосудия, порядок управления, порядок несения военной службы и др.).

Важно! Следует иметь ввиду, что:

  • Каждый случай уникален и индивидуален.
  • Тщательное изучение вопроса не всегда гарантирует положительный исход дела. Он зависит от множества факторов.

Чтобы получить максимально подробную консультацию по своему вопросу, вам достаточно выбрать любой из предложенных вариантов:

  • Обратиться за консультацией через форму.
  • Воспользоваться онлайн чатом в нижнем правом углу экрана.
  • Позвонить:
    • По всей России: +7 (800) 350-73-32

Понятие объекта преступления тесно связано с сущностью и понятием преступного деяния, его признаками и, прежде всего, основным материальным (социальным) признаком преступления — общественной опасностью. Преступным может быть признано только то, что причиняет или может причинить существенный вред какому-либо социально значимому благу, интересу, т.е. то, что с точки зрения общества является социально опасным. Если деяние не влечет за собой наступления конкретного ущерба или не несет в себе реальной угрозы причинения вреда какому-либо охраняемому уголовным правом интересу либо этот вред явно малозначителен, такое деяние не может быть признано преступлением. Таким образом, нет преступления без объекта посягательства.

Без объекта преступления нет и состава преступления. Четырехчленная структура состава преступления (объект, субъект, объективная сторона, субъективная сторона) требует при квалификации деяния первостепенного установления объекта посягательства — того, чему этим деянием причинен или может быть причинен существенный вред. При отсутствии конкретного адресата посягательства в виде определенной социально значимой ценности, охраняемой уголовным законом, не может идти речь о составе какого-либо преступления.

Понятие объекта преступления самым тесным образом связано и с важнейшим признаком объективной стороны преступления — общественно опасными последствиями. Общественно опасные по следствия — это определенный вред, ущерб, причиняемый или могущий быть причиненным какому-либо социально значимому благу, интересу. Общественно опасные последствия как бы высвечивают, материализуют (в философском понимании этого слова) сущность и специфику конкретного объекта посягательства.

Таким образом, объект преступления — это охраняемые уголовным законом общественные отношения, социально значимые ценности, интересы, блага, на которые посягает лицо, совершающее преступление, и которым в результате совершения преступного деяния причиняется или может быть причинен существенный вред.

Значение объекта преступления в основных чертах сводится к следующему:

  1. Объект преступления — элемент каждого преступного деяния, т.е. любое преступление является таковым только тогда, когда чему-либо (какой-либо социально значимой ценности, интересу, благу, охраняемым уголовным правом) причиняется или может быть причинен существенный вред. Это находит выражение в таком законодательно закрепленном признаке преступления, как общественная опасность.
  2. Объект преступления — обязательный признак состава преступления. Не может быть ни одного конкретного состава преступления (убийство, кража, государственная измена и пр.) без непосредственного объекта посягательства.
  3. Объект преступления имеет принципиальное значение для кодификации уголовного законодательства. По признаку родового объекта преступления строится Особенная часть Уголовного кодекса РФ. Безусловно, это наиболее логичный и практически значимый критерий классификации и систематизации уголовно-правовых норм, рубрикации разделов и глав УК.
  4. Правильное установление объекта преступления позволяет отграничить преступление от других правонарушений и аморальных проступков. Кроме того, при явной малозначительности реального или возможного вреда какому-либо благу, даже охраняемому уголовным правом, не может идти речь о преступлении (ч. 2 ст. 14 УК — малозначительное деяние), так как объект не претерпевает того ущерба, который предполагается от преступления.
  5. Объект преступления позволяет определить характер и степень общественной опасности преступного деяния, т.е. какому именно социально значимому благу, охраняемому уголовным законом, и в какой степени (насколько серьезно) причинен или мог быть причинен вред.
  6. Объект преступления имеет важное, а иногда и решающее, значение для правильной квалификации деяния и отграничения одного преступления от другого.

Виды объектов преступления

Российское уголовное право различает виды объектов преступления, условно говоря, «по вертикали» и «по горизонтали».
Первая классификация традиционно выделяет общий, родовой (его иногда называют специальным) и непосредственный объекты преступления. Они соотносятся между собой подобно философским категориям «общее», «особенное» и «единичное» («отдельное»).

Виды объектов преступления «по вертикали»

Общий объект — это объект всех и каждого преступлений. Это совокупность всех социально значимых ценностей, интересов, благ, охраняемых уголовным правом от преступных посягательств. Общий объект преступления, как отмечалось, в обобщенном виде представлен в ст. 2 УК РФ — права и свободы человека и гражданина, собственность, общественный порядок и общественная безопасность, окружающая среда, конституционный строй РФ, мир и безопасность человечества. Общий объект — это целое, на какую-либо часть которого посягает каждое преступление. Общий объект преступления дает целостное представление о тех благах, интересах, ценностях, которые современное общество и государство считают настолько социально значимыми, что предусматривают уголовную ответственность в случае причинения или возможности причинения им существенного вреда.

Родовой объект преступления — это объект группы однородных преступлений, часть общего объекта. Это та или иная область, сфера социально значимых ценностей, интересов, благ. Представление о родовых объектах преступлений дает рубрикация Особенной части УК по разделам и главам , поскольку именно родовой объект преступления положен в основу кодификации и классификации норм Особенной части. Этим в первую очередь определяется его принципиальная значимость. К родовым объектам преступлений относятся, например, личность, собственность, общественная безопасность, порядок управления, интересы правосудия, интересы и порядок военной службы и др. Родовой объект преступления имеет значение и для квалификации преступлений — он позволяет определить, какой именно группе, сфере однородных интересов причинен или может быть причинен ущерб в результате совершения преступного деяния (так, например, совершением взрыва может сопровождаться и диверсия, и терроризм, и убийство общеопасным способом, и даже разбойное нападение. Необходимо определить, на что по существу, на какую сферу социальных интересов направлено посягательство).

Видовой объект можно обозначить как подгруппу близких, сходных социальных благ, входящую в более широкую группу однородных, однопорядковых ценностей. Видовой объект — это объект вида (подгруппы) очень близких по характеру преступлений. Так, если родовым объектом большой группы преступлений является личность (раздел VII Особенной части УК), то видовыми объектами можно считать жизнь и здоровье (глава 16), свободу, честь и достоинство личности (глава 17), половую неприкосновенность и половую свободу личности (глава 18) и т.д. Таким образом, видовой объект — это дополнительное звено в структуре объектов преступления по вертикали. В некоторых случаях он может отсутствовать, совпадая с родовым (в частности, тогда, когда раздел Особенной части состоит всего из одной главы, например, разд. XI и гл. 33 — преступления против военной службы).

Читайте также:  Исследовательская работа на тему зрение человека

Непосредственный объект преступления — это объект отдельного конкретного преступления, часть родового объекта.
Непосредственный объект является обязательным признаком каждого состава преступления. Это какое-либо конкретное благо, на которое непосредственно направлено посягательство. Так, в преступлениях против личности непосредственными объектами. могут выступать жизнь (например, при совершении убийства), здоровье (например, при причинении различной степени тяжести вреда здоровью), личная свобода (например, при похищении человека), честь и достоинство личности (например, при оскорблении) и др. Непосредственный объект преступления имеет важное практическое значение для квалификации деяния.

Виды объектов преступления «по горизонтали»

Существуют также разновидности объектов преступления «по горизонтали». Это относится главным образом к непосредственному объекту. Бывают преступления, которые посягают одновременно на два непосредственных объекта — так называемые двуобъектные преступления (например, при разбое посягательство осуществляется одновременно и на собственность, и на личность). В таких случаях обычно различают:

  • основной, или главный, объект преступления;
  • дополнительный объект преступления (обязательный или факультативный).

Разграничение это проводится не по степени значимости объекта, а по его связи с родовым объектом преступлений данной группы . Так, в приведенном примере разбой — преступление против собственности, этим определяется и его расположение в системе Особенной части УК (гл. 21 разд. VIII), а потому именно собственность будет выступать здесь основным объектом, а личность (жизнь или здоровье) — дополнительным.

Дополнительный объект может быть как необходимым (обязательным), так и факультативным. В том же составе разбоя жизнь или здоровье — всегда необходимый дополнительный объект преступления, поскольку без посягательства на личность не может быть разбойного нападения. Однако бывают случаи, когда дополнительный объект преступления указан в законе в альтернативной форме. Например, при загрязнении вод (ст. 250 УК РФ) существенный вред может быть причинен помимо самих водных источников также животному или растительному миру, рыбным запасам, лесному или сельскому хозяйству. Каждый из этих дополнительных объектов преступления является факультативным, так как в конкретном случае совершения данного преступления ущерб может быть нанесен только чему-либо одному из перечисленного.

Объект преступления

Понятие и значение объекта преступления

Объект преступления — это то, на что направлено посягательство, чему причиняется или может быть причинен вред в результате совершения преступления. Объектом преступления признаются важнейшие социальные ценности, интересы, блага, охраняемые уголовным правом от преступных посягательств. В Общей части уголовного закона (ст. 2 УК) дается обобщенный перечень объектов уголовно-правовой охраны. К ним относятся права и свободы человека и гражданина, собственность, общественный порядок и общественная безопасность, окружающая среда, конституционный строй РФ, мир и безопасность человечества. Этот обобщенный перечень конкретизируется в Особенной части уголовного закона, прежде всего в названиях разделов и глав УК, поскольку Особенная часть УК построена по признаку именно объекта преступления. Здесь указываются конкретные охраняемые уголовным законом права и свободы человека и гражданина (жизнь, здоровье, свобода, честь и достоинство личности, половая неприкосновенность и половая свобода, конституционные права и свободы граждан и др.), а также важнейшие общественные и государственные интересы, которым причиняется или может быть причинен существенный вред в результате преступных посягательств (собственность, экономические интересы общества и государства, здоровье населения и общественная нравственность, государственная власть и интересы государственной службы, интересы правосудия, порядок управления, порядок несения военной службы и др.).

Понятие «объект преступления» тесно связано с сущностью и понятием преступного деяния, его признаками и прежде всего основным материальным (социальным) признаком преступления — общественной опасностью. Преступным может быть признано только то, что причиняет или может причинить существенный вред какому-либо социально значимому благу, интересу, т.е. то, что, с точки зрения общества, является социально опасным. Если деяние не влечет за собой наступления конкретного ущерба или не несет в себе реальной угрозы причинения вреда какому-либо охраняемому уголовным правом интересу либо этот вред явно малозначителен, такое деяние не может быть признано преступлением. Таким образом, нет преступления без объекта посягательства.

Без объекта преступления нет и состава преступления. Четырехчленная структура состава преступления (объект, субъект, объективная сторона, субъективная сторона) требует при квалификации деяния первоочередного установления объекта посягательства — того, чему этим деянием причинен или может быть причинен существенный вред. При отсутствии конкретного адресата посягательства в виде определенной социально значимой ценности, охраняемой уголовным законом, не может идти речь о составе какого-либо преступления.

Понятие «объект преступления» тесным образом связано и с важнейшим признаком объективной стороны преступления — общественно опасными последствиями. Общественно опасные последствия — это определенный вред, ущерб, причиняемый или могущий быть причиненным какому-либо социально значимому благу, интересу. Общественно опасные последствия высвечивают, материализуют (в философском понимании этого слова) сущность и специфику конкретного объекта посягательства.

Глубокая разработка понятия и сущности объекта преступления характерна для русского, в том числе советского, уголовного права. Это связано с тем, что русская школа уголовного права уже давно строит концептуальный каркас теории на позиции материального определения преступления, т.е. понятия, опирающегося прежде всего на признак общественной опасности. Хотя в русском уголовном законодательстве начала прошлого века давалось формальное определение преступления, видные представители российской юридической науки уделяли большое внимание разработке понятия объекта преступления (В.Д. Спасович, А.Ф. Кистяков-ский, Н.Д. Сергеевский, Н.С. Таганцев и др.).

Советская школа уголовного права в течение нескольких десятилетий придерживалась концепции объекта преступления, восходящей своими истоками к первым законодательным актам советского государства (в частности, к Руководящим началам по уголовному праву РСФСР 1919 г.). Суть концепции заключается в том, что под объектом преступления понимаются охраняемые уголовным правом общественные отношения. Эта позиция сохраняет свою значимость и сегодня, и даже новейшие учебники уголовного права по большей части придерживаются данной концепции. Однако в последнее время наметился некоторый отход от такой однозначной трактовки объекта преступления. Так, профессор А.В. Наумов в своих работах по Общей части уголовного права отмечает, что теория объекта преступления как общественного отношения «срабатывает» не всегда и, следовательно, не может быть признана универсальной. Действительно, понимание объекта преступления как определенных общественных отношений вполне справедливо, например, для составов кражи, грабежа и других хищений, причиняемых ущерб отношениям собственности. Однако о каких общественных отношениях можно говорить, если посягательство направлено против жизни или здоровья человека? Ведь уголовным законом охраняются не общественные отношения по поводу сохранения жизни и здоровья членов общества, а непосредственно жизнь и здоровье человека как первостепенные, наиважнейшие блага и ценности — сами по себе, как таковые. Понимание же жизни и здоровья как совокупности общественных отношений, восходящее к марксистской трактовке личности как «совокупности всех общественных отношений», сомнительно. Отсюда и наименование глав Особенной части УК — не «преступления против отношений по поводу. », а преступления против жизни и здоровья, против половой неприкосновенности, против интересов службы, против основ конституционного строя и т.д.

Появилась и совсем необычная трактовка: объектом преступления является «тот, против кого оно совершается, т.е. отдельные лица или какое-то множество лиц, материальные или нематериальные ценности которых, будучи поставленными под уголовно-правовую охрану, подвергаются преступному воздействию, в результате чего этим лицам причиняется вред или создается угроза причинения вреда». Такое понимание объекта преступления противоречит и позиции законодателя, и здравому смыслу, поскольку меняет местами понятия объекта и предмета преступления, необоснованно примешивая сюда и категорию потерпевшего; при этом объект — всегда лицо или множество лиц, предмет — определенные материальные или нематериальные ценности этих лиц. Помимо того что не совсем ясен смысл такой «рокировки», данная позиция не отвечает главному требованию понятия объекта преступления — определению того, чему именно причиняется или может быть причинен вред в результате преступного посягательства. При таком подходе невозможно разграничить отдельные преступления между собой. Например, и диверсия, и террористический акт совершаются против «множества лиц», следовательно, разграничить эти преступления можно только по «предмету» (согласно данной трактовке) — тем ценностям, которым причиняется вред. Именно эти ценности и должны признаваться объектом преступления. Смешение же объекта и предмета преступления нивелирует сущность и значение как первого, так и второго.

Стоит согласиться с профессором А.В. Наумовым, считающим возможным вернуться к теории объекта как правового блага, созданной еще в конце прошлого века в рамках классической и социологической школ уголовного права. В связи с этим нелишним будет обратиться к «Курсу лекций» виднейшего представителя классической школы русского уголовного права, одного из основных разработчиков и составителей Уголовного уложения 1903 г., профессора Санкт-Петербургского университета Николая Степановича Таганцева (1843—1923). Представляется, что его рассуждения ближе других к истине в вопросе о понятии объекта преступления.

В середине XIX в. была довольно распространенной «нормативист-ская теория» объекта преступления, базирующаяся на формальном определении преступления. Согласно этой теории преступление суть нарушение нормы права, следовательно, правовая норма и есть объект преступления. В связи с этим Н.С. Таганцев писал: «Норма права сама по себе есть формула, понятие, созданное жизнью, но затем получившее самостоятельное, отвлеченное бытие. Всякая юридическая норма, как отвлеченное положение, может быть оспариваема, критикуема, непризнаваема; но только норма, имеющая реальную жизнь, может быть нарушаема». Автор считал недопустимым видеть в преступлении лишь посягательство на норму, поскольку в этом случае преступление «сделается формальным, жизненепригодным понятием»:

Помимо нормативистской в прошлом веке существовала и теория субъективного права как объекта преступления, которой придерживался, в частности, В.Д. Спасович, писавший: «Преступление есть противозаконное посягательство на чье-либо право, столь существенное, что государство, считая это право одним из необходимых условий общежития, при недостаточности других средств охранительных, ограждает ненарушимость его наказанием». Н.С. Таганцев в связи с этим отмечал, что «посягательство на субъективное право составляет не сущность, а только средство, путем которого виновный посягает на норму права, на которой покоится субъективное право. Право в субъективном смысле в свою очередь представляет отвлеченное понятие, как и норма, а потому само по себе, по общему правилу, не может быть непосредственным объектом преступного посягательства, пока оно не найдет выражения в конкретно существующем благе или интересе. Для преступного посягательства на такое право. необходимо посягательство на проявление этого права».

Концептуальная же позиция самого Н.С. Таганцева по проблеме объекта преступления, как уже отмечалось, представляется наиболее верной и сохраняющей свое значение в настоящее время. Суть концепции заключается в следующем: «посягательство на норму права в ее реальном бытии есть посягательство на правоохраненный интерес жизни, на правовое благо».

Такими правоохраняемыми интересами Н.С. Таганцев считал: личность и ее блага — жизнь, телесную неприкосновенность, личные чувства, честь, обладание или пользование предметами внешнего мира; проявление личности вовне, свободу передвижения и деятельности в ее различных сферах; возникшие в силу этой деятельности отношения или состояния — их неизменяемость, ненарушимость; различные блага, составляющие общественное достояние, и т.п. Автор полагал, что не всякий интерес получает правоохрану, а только тот, который может иметь общественные значение. При этом охраняемые интересы могут иметь «реальный характер» — жизнь, здоровье, неприкосновенность владения, или «идеальный» — честь, религиозное чувство, благопристойность и др. Эти интересы могут принадлежать физическому или юридическому лицу, либо отдельным общностям, существующим в государстве, или всему обществу или государству как юридически организованному целому. Правоохрана или может относиться к самому интересу, защищая его непосредственно от разрушения, уничтожения или изменения, или может быть направлена на юридическое отношение лица к такому благу — охрана возможности и свободы владеть, распоряжаться или пользоваться таким благом или интересом.

В связи с этим представляется, что и охраняемые законом общественные отношения — суть правоохраняемое благо, социально значимая ценность, интерес, поэтому концепция объекта преступления как охраняемых уголовным законом социально значимых ценностей, интересов, благ видится шире концепции объекта преступления как только лишь общественных отношений.

Таким образом, объект преступления — это охраняемые уголовным законом социально значимые ценности, интересы, блага, в том числе общественные отношения, на которые посягает лицо, совершающее преступление, и которым в результате совершения преступного деяния причиняется или может быть причинен существенный вред.

Система и соотношение социально значимых ценностей, интересов изменяются с изменением исторических условий. И об этом также писал Н.С. Таганцев: «Сумма таких правоохраненных интересов, обрисовка каждого из них в отдельности, их взаимное отношение и т.п. изменяются в истории каждого народа сообразно с изменением условий государственной и общественной жизни, с развитием культуры». Изменяются и приоритеты в системе ценностей уголовно-правовой охраны. В период господства тоталитарного режима в нашей стране интересы охраны государственного строя, государства в целом ставились превыше всего. В настоящее время система интересов и ценностей, охраняемых уголовным правом, базируется на отражающей демократические идеи конституционной триаде «личность — общество — государство». Соответственно этому принципу строится и Особенная часть УК.

Основное значение объекта преступления сводится к следующему. Объект преступления:

1) элемент каждого преступного деяния. Любое преступление является таковым, если чему-либо (какой-либо социально значимой ценности, интересу, благу, охраняемым уголовным правом) причиняется или может быть причинен существенный вред. Сказанное выражается в таком законодательно закрепленном свойстве преступления, как общественная опасность (ч. 1 ст. 14 УК);

2) обязательный признак состава преступления. Не может быть ни одного конкретного состава преступления (убийство, кража, государственная измена и пр.) без непосредственного объекта посягательства;

3) имеет принципиальное значение для кодификации уголовного законодательства. По признаку родового объекта преступления строится Особенная часть УК. Безусловно, это наиболее логичный и практически значимый критерий классификации и систематизации уголовно-правовых норм, рубрикации разделов и глав Кодекса;

4) позволяет отграничить преступление от других правонарушений и аморальных поступков. Кроме того, при явной малозначительности реального или возможного вреда какому-либо благу, даже охраняемому уголовным правом, не может идти речь Ь преступлении (ч. 2 ст. 14 УК — малозначительное деяние), поскольку объект не претерпевает того ущерба, который предполагается от преступления;

5) позволяет определить характер и степень общественной опасности преступного деяния, т.е. какому именно социально значимому благу, охраняемому уголовным законом, и в какой степени (насколько серьезно) причинен или мог быть причинен вред;

6) имеет важное, а иногда и решающее значение для правильной квалификации деяния и отграничения одного преступления от другого. Напри мер, главным образом по объекту посягательства можно разграничить такие преступления, как убийство в связи с осуществлением потерпевшим служебной деятельности или выполнением общественного долга; посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование; посягательство на жизнь сотрудника право охранительного органа и посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (п. «б» ч. 2 ст. 105 и ст. 277, 295 и 317 УК); диверсия и террористический акт (ст. 281 и 205 УК) и др.

Читайте также:  Опасен ли татуаж век для зрения

Непринятие во внимание специфики объекта посягательства, неправильное его установление приводят на практике к судебным ошибкам.

Останкинским районным судом г. Москвы С. осужден по ч. 3 ст. 213 УК (в редакции закона, действовавшей на тот момент). Ночью, находясь в кафе, он из хулиганских побуждений, грубо нарушая общественный порядок, произвел три выстрела из огнестрельного оружия в охранника, дежурившего в кафе, причинив его здоровью вред средней тяжести.

Вывод суда о совершении С. хулиганства был мотивирован тем, что он беспричинно совершил неправомерные действия в общественном месте, создал реальную опасность для жизни и здоровья граждан, присутствовавших в кафе, в результате этого был нарушен режим работы кафе.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ признала такую квалификацию деяния С. ошибочной. Согласно материалам дела С. произвел выстрелы в ноги потерпевшего не из хулиганских побуждений, а в связи с происшедшим ранее конфликтом, а также в связи с тем, что в ответ на его просьбу пустить в кафе, чтобы найти там свою утерянную во время ссоры цепочку, охранники применили резиновые дубинки и прогнали его. Общественный порядок С. не нарушил, поскольку в момент совершения преступления посетителей и сотрудников в кафе не было, в зале находились лишь С. и потерпевший. Судебная коллегия переквалифицировала действия С. на ч. 1 ст. 112 УК «Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью».

Как видно из примера, в связи с неправильным установлением объекта посягательства преступление против личности было ошибочно квалифицировано как преступление против общественного порядка.

Зарубежное уголовное право по большей части не придает столь важного значения понятию объекта преступления, как российское уголовное право. Связано это отчасти с тем, что большинство зарубежных УК дает формальное определение преступления (деяние, предусмотренное уголовным законом под угрозой наказания). В большинстве кодексов вообще отсутствует понятие преступного деяния, теория же в таких случаях опирается в основном на формальный критерий — «деяние, нарушающее уголовный закон». Лишь небольшая часть зарубежных теоретиков уголовного права (например, так называемое реалистическое направление в англо-американской юридической литературе) упоминают в качестве одного из признаков преступления «уголовно наказуемый вред» — неблагоприятные последствия преступного деяния в виде утраты общественных ценностей. При этом под последними понимаются: справедливость и правопорядок; жизнь, свобода, честь и деньги; общая безопасность; социальные, семейные и религиозные формирования; общая мораль; социальные ресурсы; общий прогресс; личная жизнь и т.п. В зарубежном уголовном праве не принято также использовать объект преступления в качестве строгого критерия классификации и кодификации уголовно-правовых норм (например, федеральный УК США 1948 г. представляет собой изложенное в алфавитном порядке собрание норм, содержащихся в федеральных уголовных законах).

Виды объектов преступления

Российское уголовное право различает виды объектов преступления, условно говоря, «по вертикали» и «по горизонтали». Первая классификация традиционно выделяет общий, родовой (его иногда называют «специальный») и непосредственный объекты преступления. Они соотносятся между собой подобно философским категориям «общее», «особенное» и «единичное» («отдельное»).

Общий объект — это объект всех и каждого преступлений. Это совокупность всех социально значимых ценностей, интересов, благ, охраняемых уголовным правом от преступных посягательств. Данный объект преступления в обобщенном виде представлен в ст. 2 УК — права и свободы человека и гражданина, собственность, общественный порядок и общественная безопасность, окружающая среда, конституционный строй РФ, мир и безопасность человечества. Общий объект — это целое, на какую-либо часть которого посягает каждое преступление. Он дает целостное представление о тех благах, интересах, ценностях, которые современное общество и государство считают настолько значимыми, что предусматривают уголовную ответственность в случае причинения или возможности причинения им существенного вреда.

Родовой объект представляет собой объект группы однородных преступлений, часть общего объекта. Это та или иная область, сфера социально значимых ценностей, интересов, благ. Представление о родовых объектах преступлений дает рубрикация Особенной части УК по разделам, поскольку именно родовой объект преступления положен в основу кодификации и классификации норм Особенной части. Этим в первую очередь определяется его принципиальная значимость. К родовым объектам преступлений относятся, например, личность, экономика, общественная безопасность и общественный порядок, государственная власть, порядок военной службы, мир и безопасность человечества. Родовой объект преступления значим для квалификации преступлений: позволяет определить, какой именно группе, сфере однородных интересов причинен или может быть причинен вред в результате совершения преступного деяния. Например, совершением взрыва могут сопровождаться и диверсия, и террористический акт, и убийство общеопасным способом, и даже разбойное нападение. Необходимо определить, на что по существу, на какую сферу социальных интересов направлено посягательство.

Непосредственный объект — объект конкретного преступления. Непосредственный объект является обязательным признаком каждого состава преступления. Это какое-либо конкретное благо, на которое непосредственно направлено посягательство. Так, в преступлениях против личности непосредственными объектами могут выступать: жизнь (напр., при совершении убийства), здоровье (напр., при причинении различной степени тяжести вреда здоровью), личная свобода (напр., при похищении человека). Непосредственный объект преступления имеет важное практическое значение для квалификации деяния. Правильное его установление является нередко решающим фактором при отграничении одного преступления от другого (как в приведенном ранее примере из судебной практики, при отграничении преступления против личности — причинения вреда здоровью от преступления против общественного порядка — хулиганства).

Иногда непосредственный объект преступления называют «видовым». Однако в связи с тем, что действующий УК имеет более сложную по сравнению с прежними кодексами структуру Особенной части (разделы — главы), представляется логичной другая позиция, согласно которой видовой объект занимает промежуточное положение между родовым и непосредственным и является, таким образом, частью, подсистемой родового объекта, находясь с ним в соотношении «род — вид». Поэтому видовой объект можно обозначить как подгруппу близких, сходных социальных благ, входящую в более широкую группу однородных, однопорядковых ценностей. Видовой объект — это объект вида (подгруппы) очень близких по характеру преступлений. Так, если родовым объектом большой группы преступлений является личность (разд. VII УК), то видовыми объектами можно считать жизнь и здоровье (гл. 16), свободу, честь и достоинство личности (гл. 17), половую неприкосновенность и половую свободу личности (гл. 18) и т.д. Таким образом, видовой объект — дополнительное звено в структуре объектов преступления по вертикали. В некоторых случаях он законодателем не выделяется, и тогда раздел Особенной части УК состоит всего из одной главы, при этом названия раздела и главы совпадают (напр., разд. XI и гл. 33 — «Преступления против военной службы»).

Существуют также разновидности объектов преступления «по горизонтали». Это относится главным образом к непосредственному объекту. Бывают преступления, которые посягают одновременно на два непосредственных объекта — так называемые двуобъектные преступления (напр., при разбое посягательство осуществляется одновременно и на собственность, и на личность). В этих случаях обычно различают основной, или главный, и дополнительный объекты преступления. Разграничение это проводится не по степени Значимости объекта, а по его связи с родовым объектом преступлений данной группы. В приведенном примере разбой — преступление против собственности, этим определяется и его расположение в системе Особенной части УК (гл. 21 разд. VIII). Именно собственность будет выступать здесь основным объектом, а личность (жизнь или здоровье) — дополнительным.

Дополнительный объект может быть как однородным, и тогда в законе он указывается в однозначной форме (напр., п. «в» ч. 2 ст. 131 УК — изнасилование, повлекшее заражение потерпевшей венерическим заболеванием: здесь основной объект — половая свобода, дополнительный объект — здоровье потерпевшей), так и разнородным, отраженным в законе в альтернативной форме. Например, при загрязнении вод (ст. 250 УК) существенный вред может быть причинен помимо самих водных источников также животному или растительному миру, рыбным запасам, лесному или сельскому хозяйству. Для признания наличия состава преступления достаточно причинения ущерба хотя бы одному из перечисленных дополнительных объектов.

Предмет преступления

Предмет преступления — это то, что непосредственно подвергается преступному воздействию для нанесения вреда объекту посягательства. Так, при угоне автомобиля объектом преступления является право (отношения) собственности, предметом преступления — сам автомобиль. По образному выражению проф. Н.Ф. Кузнецовой, предмет является внешней «мишенью» объекта, по которой «бьет» преступник, желающий причинить вред объекту преступления.

На протяжении длительного времени считалось, что предмет преступления — это лишь вещи, материальные предметы, овеществленные элементы материального мира. Однако в последние годы стало преобладать более широкое понимание предмета преступления, включающее и неовеществленные явления, объекты внешнего мира, например информацию, субъективные права и др. Данная позиция обоснованна. Так, Л.Л. Кругликов и О.Е. Спиридонова относят к предметам материального мира все, что входит в содержание материи как объективной реальности: «отсюда. и электрическая энергия, и даже звуки (мелодия и слова) Государственного гимна России составляют эту реальность, т.е. материальны, поскольку существуют здесь и сейчас, в этом мире. А значит, в широком смысле слова их можно назвать предметами (элементами) материального мира, которые также обладают относительной самостоятельностью».

А.В. Шульга относительно предмета преступления пишет, что сюда относятся также «информация, энергия, товарные знаки, секреты производства (коммерческая тайна), программы для ЭВМ, информация имущественного характера (записи в реестрах акционеров, иная информация имущественного характера, закрепленная в ценных бумагах, пластиковых карточках и т.п.». Действительно, есть составы преступлений, предмет которых имеет неовеществленную форму, оставаясь при этом элементом материального (реального, внешнего) мира. Так, при шпионаже, объектом которого является безопасность государства, в качестве предмета преступления выступают сведения, составляющие государственную тайну (либо иные сведения — по заданию иностранной разведки). В связи с этим представляется правильной трактовка предмета преступления, предложенная Д.А. Калмыковым: это «доступные для восприятия, измерения, фиксации и оценки явления внешнего мира, в том числе вещи».

Таким образом, предмет преступления — это доступные для восприятия, измерения, фиксации и оценки явления (элементы) внешнего мира, в том числе вещи, путем воздействия на которые причиняется или может быть причинен вред объекту посягательства.

В отличие от объекта, который является обязательным элементом любого состава преступления, предмет преступления — элемент факультативный. Это означает, что некоторые преступные деяния могут не иметь конкретного предмета посягательства (напр., дезертирство). Если же предмет преступления прямо обозначен в законе или очевидно подразумевается, то для данного состава преступления он становится элементом обязательным. Так, предмет преступления обязателен для любого хищения (имущество), взяточничества (взятка), фальшивомонетничества (поддельные деньги или ценные бумаги) и многих других преступлений. В подобных случаях предмет преступления имеет большое значение для квалификации деяния: нет предмета, соответствующего его характеристикам, указанным в законе, — нет данного состава преступления.

Кроме того, в отличие от объекта преступления, которому всегда наносится вред в результате совершения преступного деяния, предмет может не только претерпевать ущерб от преступления, но и оставаться неизменным, просто видоизменяться, а иногда даже и улучшать свои качества.

Предмет преступления необходимо отличать от орудий и средств совершения преступного деяния — факультативного элемента объективной стороны преступления. Предмет — это то, что подвергается преступному воздействию для нанесения вреда объекту посягательства; орудия и средства — при помощи (посредством) чего преступление совершается. Орудия и средства — суть инструментарий, используемый виновным для совершения преступление, для воздействия на предмет посягательства (напр., нож при совершении убийства, «фомка» при совершении квартирной кражи, множительная техника при изготовлении фальшивых денег и т.д.). Одна и та же вещь может выступать в одних случаях в качестве предмета преступления, в других — в качестве орудия или средства совершения преступления. Так, автомобиль будет предметом преступления при его угоне и средством совершения преступления при вывозе на нем похищенного имущества; оружие будет предметом преступления при его хищении и орудием совершения преступления при нанесении им ранения и т.п.

Иногда, чаще при посягательствах на личность, элемент «предмет преступления» подразумевает человека, «путем воздействия на тело которого совершается посягательство против объекта» (при убийстве, причинении вреда здоровью, изнасиловании и др.). При этом объектом преступления признаются какие-либо личностные интересы, блага, а в качестве предмета преступления выступает человек как организм, как физическая субстанция. В таких случаях термин «предмет преступления» заменяют понятием «потерпевший». Однако уголовно-правовое понятие потерпевшего не следует смешивать с процессуальным — потерпевший как фигура в уголовном процессе, участник уголовного судопроизводства, поскольку есть множество преступлений, в которых имеется потерпевший, но предметом преступления является нечто другое (напр., при совершении квартирной кражи потерпевший есть всегда, однако предметом преступления является не он, а похищенное имущество).

Понятие «потерпевший» в уголовном праве не следует смешивать и с виктимологическим понятием в криминологии (виктимология (от лат. victima — жертва) — учение о потерпевшем как о жертве преступления). Виктимология изучает свойства и поведение человека в плане потенциальной или реальной возможности стать потерпевшим от преступления.

Уголовно-правовое значение личности и поведения потерпевшего определяется влиянием этих факторов на квалификацию преступления и назначение наказания. Так, в уголовном законе предусмотрены привилегированные и квалифицированные составы преступлений в зависимости от отдельных свойств, характеризующих личность, поведение или специфику деятельности потерпевшего (напр., ст. 107 УК -убийство, совершенное в состоянии аффекта, вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иным противоправным или аморальным поведением потерпевшего; п. «б» ч. 2 ст. 105 УК — убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга). Во многих случаях с какими-либо свойствами либо характером поведения потерпевшего закон связывает смягчение или усиление уголовной ответственности для лица, совершившего преступление. К примеру, смягчающим обстоятельством для виновного служит предшествовавшее преступлению противоправное или аморальное поведение потерпевшего, явившееся поводом для преступления (п. «з» ч. 1 ст. 61 УК); напротив, отягчающими обстоятельствами являются малолетний возраст или беспомощное состояние потерпевшего, нахождение его в зависимости от виновного, беременность женщины и др. (п. «з» ч. 1 ст. 63 УК).

Источники:
  • http://www.allpravo.ru/library/doc101p/instrum2692/item2693.html
  • http://jurkom74.ru/ucheba/ponyatie-i-znachenie-obekta-prestupleniya-vidi-obektov-prestupleniya
  • http://be5.biz/pravo/u002/9.html