Меню Рубрики

Точки зрения ленина и сталина о нэпе

Россия. НЭП. 1921-1928гг.

1.восстановление хозяйства, вывести страну из кризиса;

2.создание материально-технической и социокультурной основы для построения социализма.

1. Экономический кризис:

— уменьшение населения вследствие потерь в ходе войн и эмиграции

— разрушение шахт и рудников

— нехватка топлива и сырья – одна из причин остановки заводов

— массовый отток рабочих из города в деревню

— прекращения движения на 30 ж/д

— промышленное производство сократилось в 7 раз

— сокращение посевных площадей на 25%и незаинтересованность крестьян в расширении хозяйства; с/х производство приобрело потребительский характер, его товарность упала в 2,5 раза

— производилось только 60% продукции с/х от довоенного уровня

— снижение уровня управления (большевики не имели опыта управления хозяйством). Темпы национализации обгоняли создание новых органов управления

— массовый голодв городе и деревне, особенно в1921году из-за неурожая. Голов охватил районаПоволжья– голодало 22 – 27 млн. человек (помощь государства была минимальной); снижение жизненного уровня, рост заболеваемости и смертности. В годы войны погибло большое количество трудоспособных людей.

2. Социально-политический кризис:

— раздражение рабочих безработицей и нехваткой продуктов питания, уравнительной оплатой труда по карточкам

— рост забастовок: рабочие выступали за демократизацию политической системы, созыв учредительного собрания, отмену спецраспределителей и пайков

— возмущение крестьян действия продотрядов, они прекращали сдавать хлеб по продразверстке

— начало вооруженной борьбы крестьян в 1921 г., они требовали изменить аграрную политику, отменить продразверстку, созвать Учредительное собрание на основе всеобщего избирательного права, перевыборы советов – «Советы без коммунистов», свобода торговли.Восстания крестьян 1921 г., которые получили название «малая гражданская война», охватили Тамбовскую губернию, Украину, Дон, Кубань, Поволжье и Сибирь. На подавление этих восстаний были брошены части Красной Армии и ВЧК. Особенно упорным быловосстание крестьянпод руководствомэсераАнтонова в Тамбовской губернии.

— активизация деятельности меньшевиков и эсеров

-колебания в армии, солдат заставляли расстреливать крестьян.

восстание солдат и матросов в Кронштадте в феврале-марте 1921г. Требования восставших: перевыборы советов – «Советы без коммунистов», «Власть Советам, а не партиям!», введение демократических свобод, отмена продразверстки, свобода торговли, освобождение из заключения членов социалистических партий. Восстание было подавлено войсками. Солдат и матросов Кронштадта поддержали рабочие. Восстание проходило в дниX съезда РКП(б). Ленин предложил съезду отменить продразверстку.

— в стране было 7 млн. беспризорных детей

— демобилизация армии усилила безработицу

— поднялась волна бандитизма

— забастовки рабочих во многих городах.

3. России предстояло жить в условиях капиталистического окружения.Не удалось поднять рабочих всех стран на мировую революции. Это порождалокризис теории, согласно которой социализм не может быть построен в одной стране, нужна победа мировой революции.

Причины кризисов– военный коммунизм, война, диктатура партии.

Под влиянием этих кризисов Ленин пересмотрел внутриполитический курс, он признал, что удовлетворение требований крестьян может спасти власть большевиков.

В марте 1921 г.наXсъезде РКП(б) ввелиновую экономическую политику.На съезде было принято 2 решения: 1. озамене продразверстки натуральным налогом. 2. решениео единстве партии, запрете на создание фракций.

НЭПантикризиснаяпрограмма, сущность которой состояла в воссоздании многоукладной экономики при сохранении «командных высот» в руках правительства большевиков.

Рычаги воздействия: полновластие РКП(б), государственный сектор в промышленности, монополия внешней торговли, децентрализованная финансовая система.

политические: — обеспечить благоприятные условия для построения социализма, не дожидаясь мировой революции

социальные цели — снять социальную напряженность,

укрепить социальную базу советской власти в форме союза рабочих и крестьян;

экономические: выйти из кризиса и восстановить хозяйство за счет частной собственности, свободной торговли, частной инициативы, привлечения иностранного капитала

внешнеполитические: преодолеть международную изоляцию, восстановить политические и экономические отношения с другими странами.

Переходк нэпу законодательно оформлен вдекабре 1921 г., первые решения были приняты наXсъезде РКП(б) в марте 1921 г. под влиянием Кронштадтского восстания.

НЭП включал комплекс социально-экономических и политических мероприятий, которые означали «отступление» от принципов «военного коммунизма» и предполагали:

замену продразверстку продналогом(до 1924 в натуральной форме, с 1924 г. – денежный налог); продналог был в 2 раза меньше продразверски, его размер устанавливался до посевной кампании и не изменялся в течение года; продукты, оставшиеся в хозяйстве после уплаты продналога, разрешалось продавать на рынке

прекратилось насильственное насаждение коммун

разрешение частной торговли.Товарно-денежные отношения – основной механизм развития экономики..

разрешена аренда земли

привлечение иностранного капиталак развитию промышленности (некоторые предприятия были сданы вконцессиюиностранным капиталистам);концессии– акционерные и совместные с государством предприятия. Концессии разрабатыали природные ресурсы. Однако число концессионных предприятий было невелико – они выпускали 1% промышленной продукции

сдача государством в аренду многихмелкихпредприятий исохранение в собственности государства крупных и средних промышленных предприятий; частным лицам разрешалось открывать мелкие и брать в аренду средние предприятия. Был отменен декрет о всеобщей национализации. Владельцев частных предприятий называлинэпманами.

Допуск частного капиталав экономику при сохранении«командных высот» в руках государства. Государство владело крупными предприятиями, землями, недрами, ж/д, в его руках был Гос. банк, была гос. монополия на внешнюю торговлю.

перевод промышленности на хозрасчети самоокупаемость. Вместо главков – государственных структур создавались тресты, отвечавшие за результаты деятельности своим имуществом.

частичная денационализацияпромышленности: государство управляло только крупными предприятиями. Остальные предприятия были объединены в тресты, они стали работать на принципах хозрасчета- самофинансирования и самоокупаемости. Трестирование промышленности с 1921 г.

Разрешен наем рабочей силы

отмена карточной системы и уравнительного распределения

платностьвсех услуг (коммунальных, пассажирских и др.)

замена натуральной заработной платы денежной, устанавливаемой в зависимости от количества и качества труда – введен материальный стимул к труду. В 1922 г. принят Кодекс законов о труде.

отмена всеобщей трудовой повинности, введение бирж труда.

укрепление финансовой системы – денежная реформа, введено золотое обращение

в 1924 г. продналог заменен «единым денежным налогом», исчезло понятие продналог. В 1927 г. бедные крестьяне освобождены от налогов

земля оставалась в собственности государства: ее нельзя было продать, купить, подарить…

Нэп – это сочетание административные и рыночных методов хозяйствования– в этом его противоречивость и двойственность.. Т.е. были противоречия между рыночными и административными методами управления.

Цель нэпавс/х: стимулировать с/х производство. Эта цель была достигнута. В с/х существовалинатуральный, мелкотоварный сектора — уклады.

В промышленности возник государственно-капиталистический сектор — уклад.

В финансовой сфере, кроме Государственного банка, появилисьчастные и кооперативныебанки.Государственные займыпринудительно размещались среди населения с целью выкачивания личных средств для развития промышленности.

В 1922- 1924 гг. проведенаденежная реформа:сократилась эмиссия (выпуск) бумажных денег, в оборот вводился советский червонец (10 руб.) – золотая валюта. Это позволило укрепить национальную валюту и покончить с инфляцией.

Социальная политика имела классовую направленность:

при выборов депутатов в органы власти преимущество имели рабочие. Часть населения была лишена избирательных прав.

— в системе налогообложения основная тяжесть приходилась на частных предпринимателейнэпманов в городе икулаков(зажиточных крестьян) в деревне.

В социально-экономической сфере шла либерализация.Однако в шло усиление диктатуры партии РКП(б):

— подавление всех, кто представлял собой опасность для коммунистов

— с 1921г. –репрессиипо отношению кслужителям церкви, изъятие церковного имущества в 1922 г. под предлогом борьбы с голодом.

— 1922 г. – высылка за границу около 200 видных деятелей интеллигенции: Бердяев, П. Сорокин и др. – «философский пароход».

— 1922 г. – репрессии против эсеров. В 1921-1923 гг. прошли судебные процессы над лидерами эсеров и меньшевиков. Цель – дискредитировать эти партии т объявить вне закона. Их объявили в подготовке заговоров против Советской власти.

— к 1925 г. все партии были окончательно запрещены, установилась однопартийная система. Покончено с идеологическим плюрализмом.

— в 1922 г. ВЧК переименован в ГПУ – Главное политическое управление.

— партия изменила роль профсоюзов, от них требовали воспитывать рабочих в духе коммунизма. Профсоюзам отведена роль «школы коммунизма».

Таким образом, репрессии были обращена против духовенства, интеллигенции, меньшевиков и эсеров.

«Диктатура пролетариата в союзе с крестьянством» на деле означала диктатуру ЦК РКП(б).

1. в экономике государство допускало рыночные отношения, т.е. разрешало частную собственность и частное предпринимательство, т.е. шли либерализация экономических отношений, а в политической сфере – укрепление диктатуры партии.

2. принудительное регулирование цен: цены устанавливались государством, что противоречило законам рыночной экономики.

3. государство устанавливало высокие цены на промышленные товары (деньги шли в бюджет) и низкие цены на с/х продукцию. Это позволяло выкачивать деньги из крестьянских хозяйств, перебрасывать их в промышленность.

4. приоритетное развитие тяжелой промышленности в ущерб легкой. Деньги из бюджета в первую очередь шли на развитие тяжелой промышленности. Это было характерно для всего периода развития Советской России (до конца 1980-х гг). Население же было заинтересовано в развитии легкой промышленности, не хватало предметов первой необходимости, что нарушало товарообмен между городом и деревней.

Экономические: 1. К 1926 г. по всем основным видам промышленной продукции достигнут довоенный уровень.

2. К 1925-1927 гг. достигнут довоенный уровень производства зерна и продуктов животноводства.

3. По плану ГОЭЛРО построены электростанции. Эта программа получила в народе название «лампочка Ильича».

4. Началось формирование плановой экономики. Первый план развития народного хозяйства был разработан Государственной комиссией по электрификации России (ГОЭЛРО) под председательством Кржижановского. ГОЭЛРО создана в1920 г. Цели первой программы: — 1.строительство электростанций – программа электрификации России. 2. индустриализация страны, т.е. строительство предприятий тяжелой промышленности. 3. выход из кризиса. 4. построение материальной основы социализма.

5. В 1921 г. создана Государственная плановая комиссия –Госплан: задача – разработка планов развития народного хозяйства.

Задача вывода страны из кризиса была решена. Разруха преодолена. Произошла стабилизация хозяйства.

Социальные: 1.решалась проблема беспризорных детей. Создавались детские дома.

2. создана система образования и здравоохранения

3. ликвидирована безработица. Закрыта Биржа труда.

Особенности восстановления хозяйства после Гражданской войны:

допускалась частная собственность и частное предпринимательство, т.е. использовались элементы рыночной экономики.

за счет ресурсов крестьянского хозяйства; шла перекачка средств из с/х в промышленность(путем высоких налогов с крестьянского хозяйства, высоких цен на промышленные товары и низких на с/х продукты) путем ценовой политики. Политика «ножницы цен».

использовался иностранный капитал, но не в значительных размерах (иностранный капитал не шел в экономику России, т.к. иностранные предприниматели опасались национализации по типу 1917-1918 гг.).

план ГОЭЛРО содействовал восстановлению хозяйства.

в с/х преобладали (около 98%) личные крестьянскиехозяйства, процесс кооперации крестьянских хозяйств начался, но шел крайне медленно.

государство считало приоритетным развитие тяжелой промышленностив ущерб легкой.

восстановление шло в условиях международной изоляции, только в 1924 г. началась «полоса дипломатического признания СССР».

использовались внутренние займы: население обязано было давать займы государству. Это осуществлялось в форме неполной выплаты заработной платы.

экономика была многоукладной: натуральный и мелкотораный в с/х, частнокапиталистический, государственно-капиталистический (государственный капитализм – использование частного капитала под контролем государства: кооперация, аренда, концессии, торговля), социалистический уклады в промышленности.

в промышленности введен хозрасчет, т.е. использовались материальные стимулы к труду.

в политической сфере существовала диктатура партии, однопартийная система. Партия и государство использовали меры принуждения для решения социально-экономических задач.

Точки зрения на НЭП:

Левые коммунистысчитали НЭП отступлением от идеи построения социализма. НЭП открыл дорогу капитализму. НЭП они называли «Брестом» в экономике. (По Брестскому миру Россия потеряли огромные земли).

Ленин, Бухарин (идеологи НЭПа) рассматривали НЭП каквременноеотступление от принципов социализма. Цель – использовать механизм рыночной экономики для решения социально-экономических задач. Ленин считал, что нэп введен «всерьез и надолго».

в 1921 г . в Прагевышел сборник «Смена вех». Идеолог сменовеховцев – Устрялов. Сменовеховцы считали, что 1.вслед за экономической либерализацией наступит политическая либерализация. 2. надеялись, что большевики восстановятдемократические свободы.3. развивалиидею сотрудничества с Советской властью. 4. считали, что большевикивосстановят единство России, возродят Россию. Сменовеховцы были либералами. Сборник получил большую известность и вызвал острые споры среди русских эмигрантов. Дискуссии велись по вопросам:1. о причинах и сущности революции и гражданской войны. 2. об отношении к советской власти. 3. о сущности и последствиях нэпа.

4. о путях развития России.

В исторической науке есть две точки зрения на нэп:

1. Нэп обеспечил восстановление экономики, исчерпал себя, должен был смениться политикой индустриализации и коллективизации. Эта точку зрения развивал Сталин в конце 20-х гг.

2. Отказ от нэпа в 1929 г. был ошибкой. Нэп – это возможность сочетания преимуществ рыночной экономики с активной социальной политикой государства. Он не исключал индустриализацию.

2 периода нэпа. Первый – 1921-1926 –допущениекапиталистических элементов. Второй – 1927-1929 –свертываниенэпа.

1. 1923 год – «кризис сбыта»: население отказывалось покупать товары плохого качества.

2. 1924 г. – «кризис цен» — крестьяне, собравшие хороший урожай, отказывались отдавать хлеб государству по твердым ценам, решив продать его на рынке.

3. 1925 г. – товарный кризис и кризис хлебозаготовок

4. с 1927 г. – кризисы хлебозаготовок– с каждым годом сокращался объем закупленного государством хлеба и сырья. Причины кризиса хлебозаготовок – отсутствие на рынке промышленных товаров и снижение заготовительных цен на хлеб, гибель озимых на Украине, Северном Кавказе, в Крыму. Под угрозой оказалось снабжение городов, армии, сокращение экспорта. Это снизило экспорт с/х продуктов, следовательно, уменьшились валютные поступления, необходимые для покупки промышленного оборудования за границей.

Для выхода из экономического кризиса правительство предприняло ряд административных мер: — увеличены цены на промтовары

усилено централизованное руководство экономикой

— ограничена самостоятельность предприятий

— началось изъятие хлеба у крестьян

— повышены налоги на нэпманов и кулаков.

Это означало свертывание нэпа к 1928 г.

Выводы. Нэп позволил восстановить довоенный уровень развития промышленности и с/х, возродить рыночные, товарно-денежные отношения. Противоречия нэпа привели к новым проблемам. Партия решала их административные методами. Свою неспособность преодолеть экономические проблемы партия объясняла деятельностью классовых «врагов народа» — нэпманов, кулаков, агрономов, инженеров и др. специалистов. Это служило основанием: 1.- для свертывания нэпа, 2.- для репрессий.

Периодическое обострение противоречий нэпа в сферах:

Политической и идеологической: — между социалистическими идеями и реальной практикой нэпа, т.е. частнособственнической идеологией.

— между авторитарной политической системой и плюрастическими экономическими отношениями.

Экономической: между государственным сектором (укладом), индивидуальным крестьянским хозяйством и частным капиталистическим хозяйством

Социальной: между социальными группами из-за социального неравенства, негативное отношение к нэпманам как эксплуататорам, «чуждым элементам».

Девяносто пять лет тому назад, 21 марта 1921 года, во исполнение решений X съезда РКП (б), Всероссийский центральный исполнительный комитет (ВЦИК) РСФСР принял Декрет «О замене продовольственной и сырьевой развёрстки натуральным налогом».

Напомним, если раньше крестьяне вынуждены были отдавать государству до 70 % произведенного продукта, то теперь им нужно было отдавать лишь около 30 %. С отмены продразвёрстки, собственно говоря, и нужно отсчитывать начало «Новой экономической политики» (НЭП), которая представляла собой серию реформ, направленных на трансформацию мобилизационного военного коммунизма – в рыночный государственный капитализм.

В результате реформ крестьяне получили право выбирать форму землепользования: можно было сдавать землю в аренду и нанимать рабочих. Произошла децентрализация управления промышленностью, предприятия переводились на хозяйственный расчёт. Частным лицам позволили открывать свои производства или брать их в аренду. Предприятия с числом работников до 20 человек подверглись национализации. В страну стали привлекать иностранный капитал, был принят закон о концессиях, в соответствие с которым стали создаваться акционерные (иностранные и смешанные) предприятия. В ходе денежной реформы произошло укрепление рубля, чему способствовал выпуск советского червонца, равного десяти золотым рублям.

Необходимость или ошибка?

Поскольку НЭП означал отказ от военного коммунизма, то необходимо прояснить, что же представлял из себя этот самый «коммунизм» и к чему он привёл. В советское время было принято считать его некоей системой вынужденных мер. Дескать, в стране полыхала Гражданская война, и нужно было проводить политику жёсткой мобилизации всех ресурсов. Иногда такое оправдание можно встретить и сегодня. Однако сами руководители партии большевиков утверждали совсем обратное. Так, Ленин на IX съезде партии (март-апрель 1920 года) говорил о том, что система руководства, сложившаяся при военном коммунизме, должна быть применена и к «мирным задачам хозяйственного строительства» для чего нужен «железный строй». А в 1921 году, уже в период НЭПа, Ленин признавал: «Мы рассчитывали… непосредственными велениями пролетарского государства наладить государственное производство и государственное распределение продуктов по-коммунистически в мелкокрестьянской стране. Жизнь показала нашу ошибку» («К 4-летней годовщине Октябрьской революции»). Как видим, сам Ленин считал военный коммунизм ошибкой, а не какой-то необходимостью.

На IX съезде РКП(б) (март — апрель 1920 года) была сделана ставка на окончательное искоренение рыночных отношений. Усилилась продовольственная диктатура, в сферу разверстки попали почти все основные продукты питания, а также некоторые виды промышленного сырья.

Характерно, что ужесточение продолжалось и после разгрома П.Н. Врангеля, когда непосредственная угроза советской власти со стороны белых была уже ликвидирована. В конце 1920 — начале 1921 года предпринимались меры по свертыванию товарно-денежной системы, практически означавшие отмену денег. Городское население «освобождалось» от оплаты услуг по снабжению продовольствием и ширпотребом, пользованию транспортом, топливом, медикаментами и жильем. Вместо зарплаты теперь вводилось натуральное распределение. Известный историк С. Семанов писал: «В целом по стране натуральные выдачи составляли преобладающую долю в заработке рабочего: в 1919 г. — 73,3 %, а в 1920 г. — уже 92, 6 %… Несчастная Россия вернулась к натуральному обмену.

Читайте также:  Как правильно выбрать оправу для очков для зрения по форме

На рынках уже не торговали, а «меняли»: хлеб –– на водку, гвозди — на картошку, сюртук — на холст, шило — на мыло, и что толку от того, что бани стали бесплатны?

Для того чтобы попариться, следовало получить в соответствующей конторе «ордер»… рабочим на предприятиях тоже старались, где могли, платить «натурой». На резиновом предприятии «Треугольник»— парой-другой галош, на ткацких фабриках — по нескольку аршин ткани и т. д. А на судостроительных, металлургических и военных заводах — там что давать? И сквозь пальцы смотрело заводское руководство на то, как работяги точили на станках зажигалки или тащили из подсобок инструмент, чтобы поменять все это на толкучке за полбуханки кислого хлеба — есть-то надо». («Кронштадтский мятеж»).

Кроме того, Высший совет народного хозяйства (ВСНХ) национализировал остатки мелких предприятий. Намечалось мощное ужесточение продразверстки. В декабре 1920 года было принято решение дополнить её новой развёрсткой – семенной и посевной. Для этой цели даже стали создавать особые посевкомы. В результате всего этого «коммунистического строительства» в стране начался транспортный и продовольственный кризис. Россия оказалась объята пожаром многочисленных крестьянских восстаний. Наиболее известным из них считают тамбовское, но серьезное сопротивление было оказано и во многих других регионах. В повстанческих отрядах Западной Сибири воевало 100 тысяч человек. Здесь число повстанцев даже превысило число красноармейцев. А ведь была еще и поволжская «Красная армия правды» А. Сапожкова (25 тысяч бойцов), были крупные повстанческие отряды на Кубани, в Карелии и т. д. Вот до чего довела страну «вынужденная» политика военного коммунизма. Делегаты X съезда были вынуждены добираться из Сибири в Москву с боями — железнодорожное сообщение было прервано на несколько недель.

Наконец, поднялась армия, в Кронштадте разразился антибольшевистский мятеж – под красными знамёнами и с лозунгом: «Советы без коммунистов!».

Очевидно, что на определенном этапе Гражданской войны у большевиков возник соблазн использовать мобилизационные рычаги военного времени в целях перехода к развернутому строительству основ коммунизма. Безусловно, отчасти военный коммунизм был действительно вызван необходимостью, но очень скоро эту необходимость стали воспринимать как возможность осуществления неких широкомасштабных преобразований.

Руководство осознало ошибочность прежнего курса, однако, «масса» коммунистов уже успела пропитаться духом «военного коммунизма». Слишком уж её приучили к жёстким методам «коммунистического строительства». И у подавляющего большинства резкая смена курса вызвала самый настоящий шок. В 1922 году член Политбюро ЦК Г.Е. Зиновьев признавался, что введение НЭПа вызвало почти полное непонимание. Оно вылилось в массовый отток из РКП (б). В ряде уездов в 1921 г. – начале 1922 г. из партии вышло примерно 10 % ее состава.

А тут ещё было принято решение провести широкомасштабное «очищение партийных рядов». «Чистка партии 1921 г. была беспрецедентна по своим результатам за всю историю большевизма, – пишет Н.Н. Маслов. – В итоге чистки из партии были исключены и выбыли 159 355 человек, или 24,1% ее состава; в том числе 83,7% исключенных из партии составил «пассив», то есть люди, состоявшие в РКП (б), но не принимавшие никакого участия в партийной жизни. Остальные были исключены из партии за злоупотребление своим положением (8,7%), за исполнение религиозных обрядов (3,9%) и как враждебные элементы, «проникшие в ряды партии с контрреволюционными целями» (3,7%). Около 3% коммунистов добровольно покинули ряды партии, не дожидаясь проверки». («РКП (б) – ВКП (б) в годы НЭПа (1921–1929 гг.) // «Политические партии России: история и современность»).

Заговорили об «экономическом Бресте» большевизма, причем масла в огонь партийного протеста подлил сменовеховец Н.И. Устрялов, который эффективно использовал эту метафору. Но о «Бресте» говорили и положительно, многие считали, что имеет место быть временное отступление – как и в 1918 году, на несколько месяцев. Так, работники наркомата продовольствия вначале почти и не видели разницы между продразвёрсткой и продналогом. Они ожидали, что уже осенью страна вернётся к продовольственной диктатуре.

Массовое недовольство НЭПом заставило ЦК созвать в мае 1921 года экстренную Всероссийскую партконференцию. На ней Ленин убеждал делегатов в необходимости новых отношений, разъясняя политику руководства. Но многие партийцы были непримиримы, они видели в происходящем предательство бюрократии, логическое следствие «советского» бюрократизма, сложившегося в «военно-коммунистическую» эпоху.

Так, против НЭПа активно выступала «рабочая оппозиция» (А.Г. Шляпников, Г.И. Мясников, С.П. Медведев и др.) Они использовали издевательскую расшифровку аббревиатуры НЭП – «новая эксплуатация пролетариата».

По их мнению, хозяйственные реформы вели к «буржуазному перерождению» (на которое, кстати, очень надеялся сменовеховец Устрялов). Вот образчик антинэповской «рабочей» критики: «Свободный рынок никак не может вписаться в модель Сов.Государства. Сторонники НЭПа сперва говорили о наличии некоторых рыночных свобод, как о временной уступке, как о некотором отступлении перед большим скачком вперед, но сейчас утверждается, что сов. экономика немыслима без этого. Я же считаю, что зарождающийся класс нэпманов и кулаков – угроза власти большевиков». (С.П. Медведев).

Но были и гораздо более радикальные течения, действующие подпольно: «Год 1921 породил несколько маленьких большевистских Кронштадтов, – пишет М. Магид. – В Сибири и на Урале, где по-прежнему были живы традиции партизанщины, противники бюрократии стали создавать тайные рабочие союзы. Весной чекисты раскрыли на Анжеро-Судженских копях подпольную организацию местных рабочих-коммунистов. Она ставила своей целью физическое уничтожение партийного чиновничества, а также спецов (государственных хозяйственных работников), которые еще при Колчаке зарекомендовали себя явными контрреволюционерами, а затем получили теплые места в госучреждениях. Ядром этой организации, насчитывавшей 150 человек, стала группа старых партийцев: народный судья с партстажем с 1905 г., председатель комячейки рудника – в партии с 1912 г., член советского исполкома и т.д. Организация, состоявшая преимущественно из бывших антиколчаковских партизан, была разбита на ячейки. Последние вели учет лиц, подлежавших уничтожению во время акции, запланированной на 1 мая. В августе того же года очередной отчет ВЧК повторяет, что наиболее острой формой партийной оппозиции НЭПу являются группы партийных активистов в Сибири. Там оппозиция приняла характер «положительно опасный», возник «красный бандитизм». Теперь уже на Кузнецких рудниках раскрыта конспиративная сеть рабочих-коммунистов, поставившая своей целью истребление ответственных работников. Еще одна подобная организация обнаружена где-то в Восточной Сибири. Традиции «красного бандитизма» были сильны и в Донбассе. Из закрытого доклада секретаря донецкого губкома Квиринга за июль 1922 г. следует, что враждебное отношение рабочих к спецам доходит до прямого террора. Так, например, был устроен подрыв инженера в Должанском районе и совершено убийство штейгера двумя коммунистами». («Рабочая оппозиция и рабочее повстанчество»).

Про опасность «капиталистической реставрации» много говорили на левом фланге, где в середине 1920-х годов возникнет «новая оппозиция» (Г.Е. Зиновьев, Л.Б. Каменев) и «троцкистско-зиновьевский антипартийный блок». Одним из её лидеров станет председатель Финансового комитета ЦК и Совета народных комиссаров (СНК) Е.А. Преображенский, который уже в декабре 1921 года поднял тревогу по поводу развития «фермерско-кулацких» хозяйств. А в марте 1922 года этот необычайно бдительный товарищ представил ЦК свои тезисы, в которых попытался дать тщательный анализ происходящего в стране. Вывод был сделан такой: «Прекратился процесс сглаживания классовых противоречий в деревне… С новой силой возобновился процесс дифференциации, причем, сильнее всего он проявляется там, где восстановление сельского хозяйства идет наиболее успешно и где увеличивается площадь, обрабатываемая плугом. В условиях чрезвычайного упадка крестьянского хозяйства в целом и общего обнищания деревни продолжается рост сельской буржуазии».

Преображенский не ограничился одной констатацией и представил свою собственную «антикризисную» программу. Он предложил «развивать совхозы, поддерживать и расширять пролетарское земледелие на участках, приданных фабрикам, поощрять развитие сельскохозяйственных коллективов и вовлекать их в орбиту планового хозяйства в качестве основной формы преобразования крестьянского хозяйства в социалистическое».

Но самое интересное, что, наряду со всеми этими «ультралевыми» предложениями, Преображенский призвал искать помощи на… капиталистическом Западе. По его мнению, нужно было широко прилечь в страну иностранный капитал для создания «крупных сельскохозяйственных фабрик».

Сладкие кусочки для заграницы

Неудивительно, что с такой любовью к иностранному капиталу Преображенский в 1924 году стал заместителем председателя Главного концессионного комитета (ГКК) при СНК СССР. А председателем этого комитета уже через год стал Л.Д. Троцкий, тесно связанный со странами Запада. Именно при нём происходит необычайное укрепление данной организации, хотя сами концессии были разрешены ещё в самом начале НЭП.

При Троцком в состав ГКК входили такие видные руководители, как заместитель наркома иностранных дел М.М. Литвинов, полпред А.А. Иоффе, заместитель председателя ВСНХ СССР Г.Л. Пятаков, секретарь Всесоюзного совета профсоюзов (ВЦСПС) А.И. Догадов, крупнейший теоретик и пропагандист, член ЦК А.И. Стецкий, нарком внешней торговли Л.Б. Красин и др. Представительное собрание, ничего не скажешь. (Показательно, что Красин выдвинул проект создания крупных трестов по добыче нефти и угля с участием иностранного капитала. Он считал, что надо предоставить части акций этих трестов владельцам национализированных предприятий. Да и вообще, по его мнению, иностранцев нужно было активно привлекать к управлению трестами).

В ГКК заключались сделки с иностранцами и немало перепадало самим функционерам. А.В. Болдырев пишет: «Когда говорят о НЭПе, то обычно на ум приходят «нэпманы» или «нэпачи» – эти персонажи ярко выделялись показной, но вульгарной роскошью на фоне разрухи и бедности эпохи «военного коммунизма». Однако небольшая свобода предпринимательства и появление небольшой прослойки частных предпринимателей, доставших из тайников припрятанные червонцы и пустивших их в оборот – только часть происходившего в стране. На порядки большие деньги крутились в концессиях. Это примерно как предпринимателя 1990-х – владельца пары ларьков в малиновом пиджаке, с «барсеткой», на подержанной, но иномарке, пригнанной из Казахстана, – сравнивать с «Юкосом». Мелкая спекуляция и колоссальные средства, утекающие за рубеж. («В 1925 году Троцкий сменил фронт?»).

Наиболее масштабной и в то же время странной сделкой был договор с золотодобывающей компанией «Lena Goldfields». Владел ею британский банковский консорциум, связанный с американским банкирским домом «Кун Лееб». Кстати, печально знаменитый расстрел ленских рабочих 1912 года был во многом связан с деятельностью «Lena Goldfields».

Рабочие протестовали против эксплуатации со стороны «отечественных» и иностранных капиталистов, а большинство акций рудников принадлежало владельцам «Лены». И вот, в сентябре 1925 года этой компании была передана концессия на разработку ленских приисков. ГКК был весьма щедр – западные банкиры получили территорию, раскинувшуюся от Якутии до Уральских гор. Компания могла добывать, помимо золота, ещё и железо, медь, золото, свинец. В её распоряжение отдали многие металлургических предприятия –Бисертский, Северский, Ревдинский металлургические заводы, Зюзельское и Дегтярское месторождения меди, Ревдинские железные рудники и др. Доля СССР в добываемых металлах составила всего только 7%.

Иностранцам дали отмашку, и они принялись хозяйничать – в духе «лучших» своих колониальных традиций. «Эта зарубежная компания во главе с англичанином Гербертом Гуедалом вела себя в первом социалистическом государстве на редкость развязно и нагло, – отмечает Н.В. Стариков. – При заключении концессионного соглашения пообещала «инвестиции», но не вложила в развитие приисков и предприятий ни рубля. Наоборот, дело дошло до того, что «Лена Голдфилдс» потребовала для себя государственных субсидий и всячески уклонялась от платежей всех сборов и налогов». («Кризис: как это делается»).

Так продолжалось до той поры, пока Троцкий находился в СССР – до 1929 года. Рабочие приисков организовали ряд забастовок, а чекисты одновременно провели ряд обысков. После этого компанию лишили концессии.

Для крестьян НЭП означал почти немедленное облегчение. А вот для городских рабочих наступили ещё более тяжелые времена. «…Рабочие от перехода к рынку существенно пострадали, – пишет В.Г. Сироткин. – Раньше, при «военном коммунизме», им гарантировался «партмаксимум» – сколько-то хлеба, крупы, мяса, папирос и т. д. – и всё бесплатно, «распределиловка». Теперь большевики предлагали покупать всё за деньги. А настоящих денег, золотых червонцев (они появятся только в с 1924 г.), ещё не было – их по-прежнему заменяли «совзнаки». В октябре 1921 г. головотяпы из Наркомфина напечатали их столько, что началась гиперинфляция – цены к маю 1922 г. возросли в 50 раз! И никакая «получка» рабочих за ними не успевала, хотя тогда уже был введен индекс роста зарплаты с учётом роста цен. Это-то и вызвало рабочие забастовки в 1922 г. (около 200 тыс человек) и в 1923 г. (около 170 тыс.)». («Почему проиграл Троцкий?»).

Зато моментально возникла зажиточная прослойка частных предпринимателей – «нэпманов». Мало того, что они сумели поживиться, им удалось вступить в очень выгодные, и далеко не всегда законные, связи с аппаратом управления. Этому способствовала децентрализация промышленности. Однородные и тесно связанные друг с другом предприятия объединялись в тресты (при этом только 40 % находилось в центральном подчинении, остальные подчинялись местным органам). Их перевели на хозрасчёт и предоставили большую самостоятельность. Так, они сами решали, что им производить и где реализовывать свою продукцию. Предприятия треста должны были обходиться без государственного снабжения, закупая ресурсы на рынке. Теперь они полностью отвечали за результаты своей деятельности – сами использовали доходы от продажи своей продукции, но и сами же покрывали свои убытки.

Вот тут-то и подоспели нэпачи-спекулянты, которые пытались всячески «помочь» руководству трестов. И со своих торгово-посреднических услуг они имели весьма солидные барыши. Понятно, что перепадало и хозяйственной бюрократии, попадавшей под влияние «новой» буржуазии – или по неопытности, или по соображениям «коммерческого» характера.

В течение трёх лет НЭПа частники контролировали две трети всего оптово-розничного товарооборота страны.

Само собой, всё это было пронизано отчаянной коррупцией. Вот два примера криминального полукапитализма. В ноябре 1922 г. разоблачили т. н. «Чёрный трест». Он был создан заведующим Мостабаком А.В. Спиридоновым и директором Второй государственной табачной фабрики Я.И. Черкесом. Сама продажа табачных изделий должна была производиться, в первую очередь, госучреждениям и кооперативам. Однако данный трест, состоявший из бывших табачных оптовых торговцев, получал 90 % всей продукции табачной фабрики. При этом им предоставлялся лучший ассортимент, да ещё и 7–10-дневный кредит.

В Петрограде частный предприниматель, торговец металлом С. Пляцкий основал снабженческо-сбытовую контору, которая имела годовой оборот в три миллиона рублей. Как потом выяснилось, такие солидные доходы были возможны в результате тесного «сотрудничества» с 30 госучреждениями.

Исследователь С.В. Богданов, касаясь этих и других фактов «нэповского» криминала, отмечает: «Взяточничество среди государственных служащих периода НЭПа являлось специфической формой приспособления к кардинально изменившимся социально-экономическим реалиям общества. Зарплата советских служащих, не входивших в номенклатурные списки, была весьма низкой, да и, с точки зрения социальной защищенности, их положение было незавидным. Соблазнов же поправить свое материальное положение за счет полулегальных сделок с нэпманами было очень много. К данному факту необходимо добавить многочисленные реорганизации аппарата государственного управления, которые перманентно шли на протяжении всего периода существования НЭПа и, безусловно, не только вносили неразбериху, но и порождали стремление отдельных чиновников обезопасить себя на случай внезапного увольнения». («НЭП: криминальное предпринимательство и власть» // Rusarticles.Com).

Таким образом, реформы привели к возрождению экономики и подъёму жизненного уровня. Однако происходило это очень сложно и противоречиво…

Книги о Ленине

Политическое завещание Ленина: реальность истории и мифы политики — § 1. ДВЕ КОНЦЕПЦИИ НЭПа

Содержание материала

§ 1. ДВЕ КОНЦЕПЦИИ НОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ

Преодоление кризиса, последовавшего за гражданской войной, сначала мыслилось большевистским руководством в рамках прежней политики — так называемого «военного коммунизма» — и уже принятой тактики восстановления народного хозяйства. Предполагалось с помощью изъятия средств из деревни поднять крупную промышленность, затем начать преобразовывать сельское хозяйство с помощью и на базе техники, поставляемой промышленностью. Изменения должны были претерпеть лишь методы хозяйствования и система управления народным хозяйством. Такие взгляды развивал В.И. Ленин, например, в докладе ВЦИК и СНК о внешней и внутренней политике на VIII Всероссийском съезде Советов 22 декабря 1920 г.[224] Однако попытки стимулировать работу крестьян, предпринимаемые на базе политики «военного коммунизма», не создавали хозяйственного стимула для развития крестьянского хозяйства. Недовольство в деревне продолжало усиливаться. Советская власть оказалась перед лицом крестьянских выступлений, объективно превращавшихся в контрреволюцию по отношению к пролетарской социалистической революции.

Ленин, оценивая создавшееся положение, говорил о «крестьянской (мелкобуржуазной) контрреволюции»: «Такая контрреволюция стоит уже против нас», и судьбу социалистической революции в России «решит борьба, которая будет происходить по принципу «Кто кого?»»[225]. Чтобы предотвратить нежелательное развитие событий, В.И. Ленин предложил совершить глубокий тактический манёвр. 8 февраля 1921 г. он внес в Политбюро предложение пойти навстречу трудящемуся крестьянству, для чего, во-первых, заменить изъятие хлеба по разверстке натуральным налогом; во-вторых, уменьшить размер налога по сравнению с разверсткой; в-третьих, ввести стимулирование работы крестьянина понижением процента налога; в-четвертых, «расширить свободу использования земледельцем его излишков сверх налога в местном хозяйственном обороте, при условии быстрого и полного внесения налога»[226]. Это должно было сбить волну контрреволюции, возвратить политическое взаимопонимание с крестьянством, наладить с ним взаимодействие в области экономической и создать политические условия для продолжения социалистической революции. Вот тот минимум задач, которые решались этим предложением. X съезд РКП (б) принял предложения Ленина.

Право на авторство НЭПа у Ленина оспаривал Троцкий[227]. Вопрос об этих претензиях Троцкого очень важен для понимания всей глубины разногласий Ленина и Троцкого по вопросу НЭПа. На XI съезде Троцкий, например, говорил, что именно он предложил «в феврале 1920 г., накануне IX съезда, перейти к продовольственному налогу от разверстки и к договорным отношениям в промышленности»[228]. Троцкий действительно в начале 1920 г. выступил с предложениями, которые во многом перекликались с предложениями Ленина февраля 1921 г., но не были тождественны им, как он утверждал.

Читайте также:  Возможно ли восстановить зрение на 100

Что же предлагал Троцкий? В начале 1920 г., когда мирная передышка в ходе гражданской войны позволила выдвинуть на первый план вопросы хозяйственного строительства, Троцкий предложил внести коррективы в отношения с крестьянством. Выступая на заседании Московского комитета РКП(б) 6 января 1920 г. с докладом «Основные задачи и трудности хозяйственного строительства», он заявил: «Пока у нас недостаток хлеба, крестьянин должен будет давать советскому хозяйству натуральный налог в виде хлеба под страхом беспощадной расправы. Крестьянин через год привыкнет к этому и будет давать хлеб. Мы выделим пролетарские части, сотню-две тысячи для создания продовольственных базисов. И тогда, создав. возможность общей трудовой повинности, как принудительной, при огромном значении воспитательного фактора, мы сумеем наладить наше хозяйство» (курсив наш. — B.C.)[229]. Как видно, в предложении Троцкого налог вписан в прежнюю систему экономических отношений и не играет той экономической и политической роли, которую он имел в предложениях Ленина.

В феврале 1920 г. Троцкий направил в ЦК РКП(б) тезисы «Основные вопросы продовольственной и земельной политики», в которых развил свои предложения: «Нынешняя политика уравнительной реквизиции по продовольственным нормам, круговой поруки при ссыпке и уравнительного распределения продуктов промышленности направлена на понижение земледелия, на распыление промышленного пролетариата и грозит окончательно подорвать хозяйственную жизнь страны». «Продовольственные ресурсы грозят иссякнуть, против чего не может помочь никакое усовершенствование реквизиционного аппарата. Бороться против таких тенденций хозяйственной деградации возможно следующими методами: 1. Заменив изъятие излишков известным процентным отчислением (своего рода подоходно-прогрессивный натуральный налог) с таким расчетом, чтобы более крупная запашка или лучшая обработка земли представляли все же выгоду; 2. Установив большее соотношение между выдачей крестьянам продуктов промышленности и количеством ссыпанного ими хлеба не только по волостям и селам, но и по крестьянским дворам» (курсив наш. — B.C.)[230].

«Ленин выступил решительно против этого предложения, — пишет Троцкий. — Оно было отвергнуто в центральном комитете одиннадцатью голосами против четырех. Как показал дальнейший ход вещей, решение ЦК было ошибочно», «переход на рыночные отношения был отвергнут», «хозяйство еще целый год после того билось в тупике»[231]. Последнее утверждение, конечно, верно. Но Троцкий затушевывает принципиальное различие своих и ленинских предложений. Предложения Троцкого и Ленина объединяет только одно — налог вместо продразверстки. Но в НЭПе важен не только налог, но и то, как он вмонтирован в хозяйственную систему: в допущение торговли. У Троцкого нет и намека на рынок, а у Ленина в его допущении состоит суть новой экономической политики. В предложении Троцкого речь идет о «выдаче» крестьянам продуктов промышленности и нет никаких намеков на «рыночные отношения». «Новшество» Троцкого сводится к использованию налога для экономического стимулирования в первую очередь кулака, хозяйство которого скорее и в большей мере могло удовлетворять условиям, предложенным Троцким, и не только получить возможность платить более низкий налог, но и поощряться большим количеством промышленных товаров. Хозяйства середняков и бедняков не могли составить серьезной конкуренции кулаку. Предложения Троцкого вели, таким образом, к стимулированию кулака — врага советской власти — за счет бедняцких и середняцких слоев крестьянства, что не могло не осложнить их отношения с диктатурой пролетариата. Таким образом, если ленинский НЭП вел к расширению социальной базы социалистической революции, то предложения Троцкого — к ее сужению.

Для позиции Троцкого показательно письмо, которое он направил в ЦК РКП(б) по прошествии года, в феврале 1921 г.[232], в то самое время, когда Ленин внес свои предложения по новой экономической политике. Констатируя кризис и плохую работу хозяйственного аппарата, Троцкий выход из создавшейся ситуации видел в реорганизации системы управления и в усилении плановых начал в народном хозяйстве, как и год назад, он не видел проблему межклассовых отношений, не считал, что в них следует что-то кардинально менять. У Ленина же это главное, а администрирование лишь обеспечивает успех новой политики.

Эти различия в полной мере дали о себе знать в ходе развития общей идеи и создания под нее соответствующего хозяйственного механизма, а также в оценке возможностей НЭПа обеспечить успешное развитие социалистической революции.

Советская историография уклонялась от их сопоставления, и в результате от ее внимания ускользал вопрос о существовании различных моделей НЭПа, которые предлагались Лениным и его политическими оппонентами в партии, прежде всего, Троцким. В итоге сильно обеднялась и искажалась внутрипартийная борьба начала 1920-х годов.

Н.А. Васецкий, указывая на существование серьезных разногласий во взглядах Ленина и Троцкого на НЭП, вместе с тем считает, что «в принципе Ленин был согласен с Троцким»[233]. Это утверждение принять нельзя. Ситуация сложнее: ряд принципиальных вопросов НЭПа ими трактовались одинаково, а ряд других — различно, поэтому нельзя подвести под их взгляды общий знаменатель.

Троцкий предложения Ленина о переходе к продналогу принял и голосовал на X съезде РКП(б) за них. Это понятно: предложения Ленина, хотя и не были идентичны его собственным, шли в том же направлении и преследовали одну цель — укрепление экономических и политических позиций советской власти, преодоление политического противостояния власти диктатуры пролетариата и крестьянства. В этот период в их взглядах на НЭП было еще немало общего.

НЭП, как он виделся Ленину весной 1921 г., включал в себя некоторые принципиальные идеи, сформулированные им весной 1918 г. (отсюда неоднократные указания его на преемственность НЭПа и политики 1918 г.), скорректированные так, чтобы сделать его приемлемым для крестьянства и нацелить на первоочередное восстановление сельского хозяйства. В троцкистской интерпретации НЭП — в значительной мере ленинская программа весны 1918 г.[234], скорректированная собственными предложениями (февраль 1920 г., февраль 1921 г.) в целях обеспечения первоочередного и быстрого восстановления крупной промышленности, не останавливаясь перед силовым противостоянием с крестьянством. Отсюда и совпадения взглядов и оценок Троцкого с ленинскими в трактовке многих важных проблем НЭПа.

Однако поскольку Ленин и Троцкий расходились в вопросах, касающихся сущности НЭПа, то со временем разногласия между ними нарастали. Показательно, что в замечаниях по поводу тезисов Ленина о роли и задачах профсоюзов в условиях НЭПа, написанных год спустя после принятия НЭПа (8 января 1922 г.), Троцкий утверждал, что «новая экономическая политика состоит, с одной стороны, в восстановлении рынка как основы чисто капиталистических форм хозяйства. С другой стороны, в использовании рыночных форм обмена, калькуляции и учета для развития и самопроверки социалистического хозяйства». Он подчеркивает, что речь идет о «формах и нормах взаимоотношений, созданных капитализмом»[235]. Таким образом, говоря о содержании НЭПа, Троцкий никак не обозначил проблемы крестьянства ни в социальном, ни в политическом, ни в экономическом аспектах. Ленин на XI съезде (март 1921 г.), фактически возражая Троцкому, дал иную интерпретацию НЭПа: «Все значение новой экономической политики, которое в нашей прессе еще часто продолжают искать везде, где угодно, но не там, где следует, все значение в этом и только в этом: найти смычку той новой экономики, которую мы с громадными усилиями создаем, с экономикой крестьянской» (курсив наш. — В. С.)[236]. Между взглядами Ленина и Троцкого о существе НЭПа практически нет ничего общего.

С разным пониманием существа НЭПа связано и различное понимание его назначения. У Ленина НЭП — это классовый манёвр, стремление изменить движение революции так, чтобы учесть и новые условия, и накопленный политический опыт, чтобы лучше опереться на реальные возможности, попытка вовлечь в русло социалистической революции крестьянство, постепенно преобразуя его социально-экономическую природу. Поскольку диктатуре пролетариата не удалось приспособить к своим требованиям крестьянскую экономику, то теперь именно она как сторона более способная к маневрированию и приспособлению должна взять на себя инициативу и приспособить государственный сектор экономики к крестьянской экономике, чтобы позднее получить возможность для постепенного преобразования мелкобуржуазной крестьянской экономики в социалистическую[237]. Троцкий же настаивал на сохранении прежней тактики, предполагавшей приспособление крестьянской экономики к потребностям крупной промышленности[238]. Фактически он видел в НЭПе более эффективную форму эксплуатации социалистическим сектором мелкобуржуазной деревни и капиталистического сектора.

Если у Ленина четко выраженная «крестьянская» направленность НЭПа, то у Троцкого (и «рабочей оппозиции») — «городская». Поэтому НЭП как отступление в системе взглядов Ленина и Троцкого тоже прочитывается совершенно различно. У Ленина отступление — это тактический манёвр в сторону стратегического союзника. А у Троцкого — отступление от методов хозяйствования, свойственных социализму, соответствующее усиление буржуазных элементов и отношений в обществе, грозящее перерождением революции.

Различная интерпретация НЭПа Лениным и Троцким хорошо просматривается в вопросе о тактике восстановления народного хозяйства.

До перехода к НЭПу серьезных разногласий относительно тактики восстановления народного хозяйства не было. Считалось само собой разумеющимся, что в первую очередь должна быть восстановлена крупная промышленность как основа социалистической экономики и уже потом осуществлена техническая реконструкция сельского хозяйства. Но уже в первом предложении Ленина (8 февраля 1921 г.) фактически содержалось признание необходимости и неизбежности изменения тактики — первоочередного восстановления сельского хозяйства как задачи совершенно неотложной, в решении которой крупная промышленность сразу помочь не могла. Назрела необходимость принять новую тактику восстановления народного хозяйства, при которой восстановление промышленности следовало за восстановлением сельского хозяйства, а не предшествовало ему. Ленин призывал отказаться от прежнего плана восстановления народного хозяйства, верного в принципе, но неосуществимого в реальных условиях начала 1920-х годов[239]. В проекте декрета ВЦИК «Наказ СТО (Совета Труда и Обороны) местным советским учреждениям» (май 1921 г.) Ленин так определяет приоритеты в деле восстановления народного хозяйства: «Первоочередной задачей Советской республики является восстановление производительных сил, подъем сельского хозяйства, промышленности и транспорта»[240]. Как видно, среди основных задач на первое место он ставит восстановление сельского хозяйства. Соответственно определялось и «мерило хозяйственного успеха», прежде всего успех сбора сельхозналога, затем успех товарооборота и продуктообмена, оборота между сельским хозяйством и промышленностью. Здесь Ленин фактически оспаривает оценки и предложения, с которыми выступил Троцкий[241].

Троцкий настаивал на сохранении прежней тактики: сначала крестьянство должно оплатить восстановление крупной промышленности, которая потом вернет этот долг крестьянству, обеспечив его своей продукцией. 7 августа 1921 г. он предложил Пленуму ЦК РКП(б) «Тезисы о проведении в жизнь начал новой экономической политики», в которых, в частности, писал: «При новом курсе, как и при старом, главной задачей является восстановление и укрепление крупной национализированной промышленности»[242] (см. Приложение № 3). Пленум не поддержал предложений Троцкого. У Ленина интересы немедленной нормализации отношений с крестьянством определяли смысл и реальное наполнение НЭПа, являлись причиной перехода к ней и ее оправданием как средства спасения революции от гибели и обеспечения ей возможности развиваться дальше с надеждой на успех. А у Троцкого нормализация отношений с крестьянством, удовлетворение его экономического интереса должно было стать следствием длительного процесса восстановления крупной промышленности.

Ленин фактически вступил в полемику с Троцким. В статье «О значении золота теперь и после полной победы социализма» (ноябрь 1921 г.), имевшей программное значение, он писал: «Восстановим крупную промышленность и наладим непосредственный продуктообмен ее с мелким крестьянским землевладением, помогая его обобществлению. Для восстановления крупной промышленности возьмем с крестьян в долг известное количество продовольствия и сырья посредством разверстки. Вот такой план (или метод, систему) проводили мы свыше трех лет, до весны 1921 года. Это был революционный подход к задаче в смысле прямой и полной ломки старого для замены его новым общественно-экономическим укладом». Переход к НЭПу означал, что «мы на место этого подхода, плана, метода, системы действий ставим. совершенно иной. не ломать старого общественно-экономического уклада, торговли, мелкого хозяйства, мелкого предпринимательства, капитализма, а оживлять торговлю, мелкое предпринимательство, капитализм, осторожно и постепенно овладевая ими или получая возможность их государственного регулирования лишь в меру их оживления». А уже на этой основе поднять промышленность. «Совершенно иной подход к задаче»[243].

Из разного понимания сущности и предназначения НЭПа, из разных представлений о тактике восстановления народного хозяйства проистекали разногласия Ленина и Троцкого в вопросах роли и места плана и рынка, о соответствующей перестройке хозяйственного механизма. Если в первую очередь восстанавливать сельское хозяйство, то, естественно, планирование теряло прежнее значение, сокращалась его сфера, изменялись задачи. Роль рыночных рычагов в экономике, наоборот, возрастала в той мере, в которой это требовалось для оживления сельскохозяйственного производства и установления экономической смычки между городом и деревней. Если же в первую очередь восстанавливалась крупная национализированная промышленность, то методы директивного планирования сохраняли свое значение, и не только потому, что этого требовала задача распределения сырья (в том числе и сельскохозяйственного), но и (главным образом) задача подчинения работы всех секторов народного хозяйства интересам работы крупной промышленности. Проблема сочетания плановых и рыночных методов управления народным хозяйством поставила в центр дискуссии Госплан, его задачи, методы работы и организации.

Известно, что Ленин высоко оценивал план ГОЭЛРО — перспективный план развития страны, называя его второй программой партии[244]. В отношении оперативного планирования он считал, что в условиях предоставления хозяйственной самостоятельности промышленным предприятиям и использования ими рыночных, капиталистических методов роль плановых рычагов управления неизбежно сократится. Соответственно новым условиям хозяйствования он предлагал перестраивать и Госплан. Из органа оперативного планирования, каким он задумывался первоначально, после перехода к НЭПу он при активном участии Ленина[245] стал превращаться в экспертную комиссию при Совете Труда и Обороны (СТО), являвшейся специальной комиссией Совета Народных Комиссаров РСФСР, которой отводилось центральное место в управлении народным хозяйством[246]. Ленин требует, планируя «основы общегосударственного хозяйственного плана на ближайший период, год или два», брать «за исходный пункт» «продовольствие», лимитирующее развитие других отраслей, и «особое внимание обратить на промышленность, дающую предметы годные для обмена на хлеб»[247]. Троцкий требовал строить план иначе — так, чтобы он обеспечивал приоритетное развитие крупной промышленности. План ГОЭЛРО Троцкий оценивал очень низко, отрицая его именно как план. Вскоре после принятия VIII съездом Советов РСФСР плана ГОЭЛРО, в феврале 1921 г., он писал в ЦК РКП (б): «Делегаты всей России получают в Московском центре в виде основательного хозяйственного плана «идею» электрификации на 10 лет, а затем, когда они разъезжаются по домам, им приходится убедиться, что нам не хватает топлива не только на ближайшие 10 месяцев, но и на ближайшие 10 дней, причем центр никого об этом не предупредил»[248]. Троцкий был против превращения Госплана из органа оперативного планирования в орган консультативный, не имеющий права принимать окончательные решения, в комиссию экспертов, работающих по заданиям правительства. Троцкий, таким образом, настаивал на перестройке существующего хозяйственного механизма в соответствии с его представлениями о НЭПе. Он повел атаку на всю систему управления, предлагая устранить ЦК партии от участия в решении экономических вопросов, а решение текущих вопросов изъять из ведения СТО, в котором председательствовал Ленин, и сконцентрировать как перспективные, так и текущие вопросы развития народным хозяйством в Госплане.

До введения НЭПа Троцкий признавал, что СТО должен обеспечить «систематическое, правильное бдительное согласование хозяйственной работы в ее основных факторах»[249]. Теперь в тезисах о проведении в жизнь начал новой экономической политики (7 августа 1921 г.) он предложил вариант реорганизации хозяйственного механизма, в котором роль «действительного хозяйственного политического центра» должен был играть уже не СТО, а Госплан, который должен вырабатывать государственный план и обеспечивать его выполнение «под углом зрения крупной государственной промышленности». Троцкий писал, что Госплан «подлежит полной реконструкции в смысле состава и методов работ хозяйственный план должен строиться вокруг крупной промышленности, как стержня. Кто практически руководит промышленной жизнью, тот должен идейно, организационно руководить выработкой, проверкой, регулировкой осуществления хозяйственного плана изо дня в день, из часа в час»[250] (см. Приложение № 3). Такую постановку вопроса вполне можно расценить как заявку на то, чтобы эта работа была доверена ему, Троцкому, как автору этого проекта. 9 августа 1921 г. члены Политбюро именно так и оценили действия Троцкого: «Тов. Троцкий фактически поставил себя перед партией в такое положение, что. партия должна предоставить тов. Троцкому фактическую диктатуру в области хозяйства»[251]. Пленум ЦК РКП(б) отклонил предложения Троцкого и принял проект «Тезисов о проведении в жизнь начал новой экономической политики», подготовленный в июне—июле 1921 г. в ВСНХ, СНК и ЦК РКП(б) под руководством и при активном участии Ленина[252]. В тот же день тезисы были утверждены СНК РСФСР как «Наказ СНК о проведении в жизнь начал новой экономической политики»[253].

Приверженность этим взглядам Троцкий сохранил и позднее. Это проявилось в очень резком столкновении его весной 1922 г. при обсуждении предложения Ленина о совершенствовании работы СТО РСФСР. В это время Лениным уже была создана система управления, вполне отвечавшая новой экономической политике. На требования сторонников дальнейших перестроек (среди них был и Троцкий) Ленин отвечал критикой перестроечного зуда и разъяснял, что существующий механизм нуждается не в перестройке, а в совершенствовании[254]. Последнее он связывал с Рабоче-крестьянской инспекцией (РКИ), чем и определял ее особое положение в системе органов государственной власти. НЭП заставил во многом по-новому подойти к вопросу о работе РКИ и задуматься над ее реорганизацией. Ленин предложил провести реорганизацию РКИ «в направлении борьбы с бюрократизмом и волокитой, улучшения положения рабочих и крестьян и привлечения беспартийных к советской работе»[255]. Троцкий выступил против. Фронт борьбы по вопросам реорганизации системы управления еще более расширился.

Читайте также:  Как проверить зрение в домашних условиях таблица

Сразу после XI съезда РКП (б), в начале апреля 1922 г., Ленин внес в Политбюро «Проект постановления о работе Замов Пред СНК и СТО», содержавшего предложения по перераспределению работы между Председателем СТО и его заместителями, что, по мнению Ленина, должно было улучшить работу СТО и обеспечить ему выполнение стоящих перед ним задач[256]. Троцкий 18 апреля ответил письмом с резкой критикой существующей системы управления и предлагаемых Лениным мер. «Поставленные задачи столь универсальны, что это равносильно тому, как если бы не было поставлено никаких задач. Замы должны стремиться, чтобы во всех областях и во всех отношениях все было хорошо — вот к чему сводится проект постановления. Пункты дают как бы некоторую видимость указаний на счет того, как достигнуть того, чтобы все и везде было хорошо». «В качестве аппарата для осуществления этих универсальных задач указывается Рабкрин. Между тем по существу своему Рабкрин для этого не пригоден и не может стать пригодным. А главное — не вижу по-прежнему того органа, который фактически изо дня в день руководит хозяйственной работой. Должно быть учреждение, на стене которого висит хозяйственный календарь на год вперед, учреждение, которое предвидит и в порядке предвидения согласует. Таким учреждением должен быть Госплан»[257]. 19 апреля Троцкий направил дополнение к этому письму, в котором, оценив ленинские планы налаживания работы госаппарата как утопические, бросил обвинение в адрес самого Ленина: «Нужна система в работе. Между тем пример бессистемности — и это самое важное и самое опасное — идет сверху. Все хозяйственно-организационные вопросы решаются наспех и всегда позже, чем нужно»[258].

5 мая 1922 г. Ленин ответил таким резким выпадом против Троцкого, каких он давно не делал в его адрес или в адрес кого-либо из членов Политбюро: «Замечания т. Троцкого частью тоже неопределенны. и не требуют ответа, частью возобновляют старые наши разногласия с т. Троцким, многократно уже наблюдавшиеся в Политбюро. На них я коротко отвечу по двум главным пунктам: а) Рабкрин и б) Госплан.

а) На счет Рабкрина т. Троцкий в корне не прав. При нашей отчаянной «ведомственности» даже среди лучших коммунистов, при низком уровне служащих, при интригантстве внутриведомственном (хуже всякого Рабкриновского) нельзя обойтись без Рабкрина сейчас. Над ним можно и должно поработать систематически и упорно, чтобы сделать из него аппарат проверки и улучшения всей госработы. Иначе никакого практического средства проверять, улучшать, учить работе нет.

б) На счет Госплана т. Троцкий не только в корне не прав, но и поразительно не осведомлен о том, о чем судит. Госплан не только не страдает академизмом, а, совсем наоборот, страдает перегруженностью от чересчур мелкой, злободневной «вермишели»». Этот упрек Ленин подтверждал статистикой, характеризующей работу Госплана[259].

О втором письме Троцкого Ленин отозвался так: «Вторая бумага т. Троцкого. содержит в себе, во-первых, чрезвычайно возбужденную, но глубоко неправильную «критику». во-2-х, эта бумага содержит те же, в корне неправильные и диаметрально противоположные истине обвинения Госплана в академизме, обвинения, доходящие до следующего, прямо-таки невероятного по неосведомленности, заявления т. Троцкого о том, что Госплан «не имеет никакого отношения» к распределению денежных средств между ведомствами. В Госплане есть финансово-экономическая секция, работающая именно над указанными вопросами»[260].

Ленин не надеялся переубедить Троцкого и, судя по всему, не был обеспокоен его возражениями. Он продолжал работать над своим проектом, о чем свидетельствуют многочисленные документы второй половины 1922 г. 2 ноября 1922 г. В.И. Ленин обсуждал проблемы реорганизации РКИ с И.В. Сталиным и Л.Б. Каменевым; по результатам этой беседы он сформулировал свои предложения в директиве А.Д. Цюрупе, которому как заместителю председателя СТО было поручено заниматься проработкой конкретных вопросов в рамках общей установки: «Сделать его (т.е. НК РКИ. — B.C.) сильным и независимым при сохранении прежних функций плюс нормализация» (т.е. проблемы нормирования труда. — В. С.)[261]. В соответствии с этой установкой Цюрупа начал готовить практические предложения, о которых информировал письмом Рыкова (копия Ленину, Сталину, Каменеву).

Троцкий гнул свою линию: в письме от 13 декабря, направленном Ленину, Каменеву, Рыкову, Цюрупе, Пятакову, Сталину, он писал: «В условиях рыночного хозяйства «рабоче-крестьянская инспекция» есть абсолютнейшая и безусловнейшая чепуха, а бухгалтерия — все.

Сейчас рабоче-крестьянской инспекцией является рабочий и крестьянский рынок. Это инспекция твердая, деловая, не обманная. Нужно только уметь записать выводы этой инспекции, то есть подсчитать расход и приход и вывести убыток или прибыль»[262].

Конечно, РКИ не могла проконтролировать движения всех средств и товаров на рынке и таким образом воздействовать на работу аппарата, торговых и производственных предприятий. Но также верно, что не может «рабоче-крестьянский рынок» проверить работу бухгалтеров или чиновников на их рабочих местах и таким образом повысить эффективность работы аппарата в целом и в отдельных его частях. Это звонкая, но пустая фраза.

В письме в ЦК от 20 января 1923 г. Троцкий соглашался «придать серьезное значение Рабкрину», «разумеется, не как универсальному воспитателю всего народонаселения, а как советскому госконтролю»[263]. В эти самые дни Ленин завершал работу над своей статьей «Как нам реорганизовать Рабкрин» — о реорганизации РКИ и слиянии ее с ЦКК в целях совершенствования государственного аппарата и его работы, выявления способных кадров, их подбора и расстановки, которая и концептуально, и в отдельных своих положениях противостояла Троцкому.

Разногласия Ленина и Троцкого по вопросам Госплана и РКИ были тесно связаны с более глубокими противоречиями — по вопросам места и роли компартии в системе управления.

После перехода к НЭПу в центре внимания оказалась проблема разделения функций партии и хозяйственных органов в управлении народным хозяйством. Подмена партией советских органов вела не только к ослаблению государства, но и ставила ее перед задачами, которые из-за своего характера и гигантского объема силами партии не могли быть решены. Это было ясно. С другой стороны, четкое разделение функций и сфер деятельности партии и государства неизбежно привело бы к ограничению партии вопросами идеологии и ослабило бы ее позиции в политической системе, а следовательно, и способность эффективно влиять на положение дел в стране, сделало бы невозможным реализацию программы социалистических преобразований.

Сначала партийное руководство мыслилось осуществлять через коммунистические фракции в советах, через коммунистов, работающих на ответственных должностях, через партийные организации. К концу гражданской войны в связи с кризисом прежней системы управления и выдвижением на первый план вопросов восстановления народного хозяйства разногласия Ленина и Троцкого в этих вопросах приняли острую форму в ходе дискуссии о профсоюзах. Одни считали, что партия должна ограничиться вопросами выработки политической линии и идеологической работой. К ним принадлежал и Троцкий. Другие считали, что партия, кроме того, должна иметь руководящее положение во всех сферах государственной и общественной жизни страны, в том числе и в экономике. На этой точке зрения стоял Ленин и его сторонники. На X съезде партии, который подвел итоги этой дискуссии, победила ленинская точка зрения. Опыт показал, что этими мерами проблема не решалась.

Очевидно, поэтому Ленин после X съезда РКП(б) стал вынашивать мысль о том, что разграничение функций партии и государства должно быть сбалансировано определенным соединением, слиянием партийного и государственного аппарата, партийных и государственных функций. Дело в том, что задача повышения качества принимаемых решений требовала все большего сосредоточения реальной власти в руках хозяйственных органов, находившихся под сильным влиянием специалистов, большинство которых не разделяли идеи социалистической революции и могли использовать это влияние во вред диктатуре пролетариата. Ленин говорил, что в НЭПе главное политика, а не экономика, которая была призвана обеспечить достижение нужного политического результата. Естественно, что в этом случае за политическим руководством должно было быть сохранено и упрочено руководящее положение в решении всех проблем в управлении хозяйством страны. Следовательно, РКП(б) должна была принадлежать важнейшая роль не только в выработке, но и в осуществлении экономической политики.

Троцкий придерживался иной точки зрения. Он продолжал выступать за возможно более четкое и определенное разграничение функций партийных и государственных органов, за передачу всех функций управления в руки специалистов, в значительной части своей враждебно относившихся к советской власти и не разделявших ее политические планы. Свою атаку на роль партии он начал с критики работы Политбюро, на котором, по его утверждению, «решалось в одно заседание десять—двенадцать огромной важности практических хозяйственных вопросов, без малейшей подготовки, после десятиминутного обсуждения, на слух, на глаз»[264] (см. Приложение № 9). Проблемы в работе Политбюро действительно были большие, и организация его работы оставляла желать лучшего. Но решать их можно было по-разному — в корне перестраивая всю систему, как настаивал Троцкий, или в рамках ее сохранения.

Сторонники разных взглядов готовились к борьбе по вопросу о разграничении функций партии и государства на предстоящем XI съезде РКП(б). Политбюро поручило подготовить проект тезисов «Об укреплении партии» Зиновьеву. Ленин 9 марта одобрил их, а Сталин и Каменев в письме от 10 марта 1922 г. предложили «с тезисами Зиновьева подождать», так как «они по нашему мнению недостаточны и нуждаются в дополнении». В частности, они считали необходимым «установить возможно точно разницу между партийными и советскими учреждениями, определить область работы первых и вторых, обязав партучреждения воздерживаться от административных распоряжений в области советской работы», а также «признать целесообразным распределение функций между отдельными отраслями партийно-советско-профсоюзной работы, сводя до минимума частые переброски партработников»[265].

В тот же день в ЦК поступило письмо Троцкого, в котором он отметил, что вопрос о разграничении функций партии и государства, являющийся одним из важнейших, в тезисах Зиновьева обойден, а его постановка в связи с хозяйственной работой и предлагаемое решение «толкает на неправильный путь». «Без освобождения партии как партии, от функций непосредственного управления и заведывания нельзя очистить партию от бюрократизма, а хозяйство — от распущенности. Такая «политика», когда на заседаниях губкома мимоходом решаются вопросы о посевной кампании, о сдаче или не сдаче в аренду завода, является пагубной». Троцкий предложил лишить партийные органы права вмешиваться в хозяйственную работу так же, как этого права были лишены профсоюзы. НЭП требует, чтобы «профсоюзы были профсоюзами», а «партия была партией». Партия должна обеспечивать «устойчивое руководство» хозяйственными органами и давать им «возможность подбирать работников, воспитывать их без случайных и некомпетентных вторжений со стороны». Она «выясняет рабочим массам важность и значение торговых операций, как метода социалистического строительства. борется против предрассудков, мешающих правильному развитию хозяйственной деятельности. борется против попыток использовать новую экономическую политику для насаждения буржуазных нравов в самой коммунистической партии. твердо устанавливает, что можно и чего нельзя. Но партия не руководит коммерческими операциями. Партия не воспитывает для хозяйственной деятельности, и в частности для коммерческой, ибо неспособна на это. Вместе с тем партия сосредотачивает в гораздо большей степени, чем ранее, свое внимание на теоретическом воспитании партийной молодежи»[266]. Резюмируем предложения Троцкого: надо жестко провести разделение труда на функциональной основе. Партия, как и профсоюзы, должна полностью отстраниться от руководства экономикой и подбора кадров. Ее функции — идеология и воспитание. Вся экономика, включая и вопрос кадровых назначений, передается беспартийным специалистам. По сути дела, признается, что партия не может выдвинуть из своей среды кадры, способные вести экономику, а также интегрировать в свои ряды часть специалистов. За ней остается контроль, фактически превращенный в фикцию.

21 марта Ленин письмом уведомил Сталина и Каменева о своем намерении написать письмо Пленуму ЦК и изложить в нем план своего доклада на предстоящем съезде. В частности, он сообщал о том, как намерен отреагировать на предложения Троцкого. «Сошлюсь на письмо Троцкого: в основе-де, я за»[267]. В этом «де» все дело. Оно говорит об истинном отношении Ленина к предложению Троцкого. Свое намерение он выполнил 24 марта в письме Молотову для Пленума ЦК, в котором он столь обще сформулировал свою позицию, которая по видимости не противоречила Троцкому: «необходимо разграничить гораздо точнее функции партии (и Цека ее) и Соввласти; повысить ответственность и самостоятельность совработников и совучреждений, а за партией оставить общее руководство работой всех госорганов вместе, без теперешнего слишком частого, нерегулярного, часто мелкого вмешательства»[268].

На XI съезде партии Троцкий, Преображенский, Осинский выступили с критикой Ленина, против существующей системы управления[269]. Троцкий заявил: «Партия правящая не значит вовсе партия и непосредственно управляющая всеми деталями дела»[270]. В этих словах — явная передержка: никогда РКП(б) не управляла «всеми деталями дела» хотя бы потому, что это было практически невозможно. Главное направление («гвоздь») всей партийной работы, считал Троцкий, — воспитание молодого поколения. Эту работу он оценивал как вопрос жизни и смерти советской власти, так как молодежь не имеет социального опыта старшего поколения, и этот недостаток, по его мнению, мог быть восполнен только теоретической работой. Следовательно, по Троцкому, задача обеспечения завтрашнего дня революции должна была решаться партией педагогическими методами, что сомнительно, поскольку жизненный опыт не может быть заменен теоретической учебой. Заняв эту позицию, Троцкий отступает и от известного тезиса марксизма о том, что бытие определяет сознание.

В выступлениях на съезде Ленин свел дело к тому, что совмещение функций партийных и государственных шло через него, а имевшие место сбои и недостатки он связал со своей болезнью, оторвавшей его от повседневной работы, а также с недостаточно налаженной работой его заместителей, загруженностью Сталина[271]. О главном Ленин сказал как бы между делом, но вполне определенно. Признавая, что со всякими вопросами, которые следовало бы рассматривать в СНК И СТО, идут в Политбюро, он заметил, что формально этого запретить нельзя, поскольку партия правящая и в ЦК может быть обжаловано любое решение. Ленин не предлагал ломать этот порядок, он лишь предлагал освободить Политбюро и ЦК от мелочей, для чего повысить ответственность советских работников, прежде всего наркомов, сократить число комиссий СНК и СТО, соответственно расширить деятельность областных экономических совещаний (ЭКОСО), а также и увеличить срок сессий ВЦИКа, чтобы его работа стала более систематической[272]. С конкретными организационными предложениями, направленными на изъятие у Политбюро экономических вопросов, выступил Преображенский. Он предложил наряду с Политбюро и Оргбюро создать Экономбюро ЦК РКП(б)[273]. Ленин отклонил это предложение на том основании, что невозможно разделить политические и экономические вопросы, а заодно подверг критике стремление к бесконечным перестройкам аппарата, что вполне могло адресоваться Троцкому[274].

Ленин иначе подходил к этой проблеме. Главную задачу он видел в подборе и расстановке кадров. Что касается классового воспитания молодого поколения, то оно происходит в процессе социалистического строительства. Позиция Троцкого понятна: если революция еще не социалистическая, а только движется в направлении к социалистической, то, естественно, в ходе ее социализму не научишься. Понятна и оценка Ленина: строительство социализма уже идет, в практике этого строительства люди не могут не учиться социализму. Отсюда и тезис о профсоюзах как «школе коммунизма», отсюда и разница в постановке вопроса об учебе. Ленин призывает учиться в процессе работы и без отрыва от нее, а Троцкий считал совмещение работы и учебы невозможным и требовал разделить их — либо работать, либо учиться[275]. В этом частном вопросе проявляются принципиально разные взгляды Ленина и Троцкого на российскую революцию.

XI съезд РКП(б) поддержал Ленина и принял решения, позволявшие упрочить позиции партии во всех сферах деятельности государства, в том числе и в управлении экономикой. Предложенный Лениным принцип разделения труда между партией и государством, не умалявший руководящей роли партии, получил закрепление в резолюциях «По докладу Центрального Комитета» и «Об укреплении и новых задачах партии»[276].

* Оценка НЭПа как уступки крестьянину. Оценка НЭПа не как возврата к капитализму, а как специфического метода использования методов капитализма в интересах социалистической революции. Признание решающего значения командных высот для определения меры уступок антисоциалистическим силам. Признание возможности отказаться от НЭПа и вернуться к продуктообмену в случае начала революций в других странах и необходимости отказа от нее в случае войны. В признании факта, что НЭП не отменяет партийной программы, а только вносит серьезные изменения в методы работы. Признание международного значения НЭПа как политики, необходимой в качестве переходной на пути к социалистической организации производства. Признание НЭПа тактическим манёвром и т.п. (см.: Одиннадцатый съезд РКБ(б). Март—апрель 1922 г. Стенограф. отчет. С. 130, 133, 135—136; Васецкий Н.А. Троцкий. Опыт политической биографии. С. 168-170, 186).

[224] Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 42. С. 148, 150–151, 155–156. [225] Там же. Т. 43. С. 371. [226] Там же. Т. 42. С. 333. [227] Известия ЦК КПСС. 1990. № 10. С. 174; Троцкий Л. Моя жизнь. Опыт автобиографии. Т. 2. М., 1990. С. 195–199. [228] См.: Одиннадцатый съезд РКП(б). Март—апрель 1922 г. Стенограф. отчет. М., 1961. С. 270.
Источники:
  • http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/protivorechivyj_nep_734.htm
  • http://leninism.su/books/4135-politicheskoe-zaveshhanie-lenina-realnost-istorii-i-mify-politiki.html?start=6