Меню Рубрики

Точки зрения историков на правление петра 1

Петр I был описан многими историками как выдающийся политический деятель, яркая личность, справедливый и демократичный царь, правление которого было настолько богато событиями и противоречиво, что явилось причиной существования на эту тему массы научной, научно-популярной и художественной литературы. Обратимся лишь к некоторым, достаточно известным, источникам.

Петр I — сын царя Алексея Михайловича Романова и Натальи Нарышкиной, дочери боярина Кирилла Нарышкина. Родился он 30 мая 1672 года в Кремле. Петр был первым ребенком от второго брака. Среди его братьев и сестер только царевна Софья, дочь Марии Милославской, отличалась особой энергичностью, чем напоминала своего отца, а еще более — прадеда, патриарха Филарета.

ТОЧКА ЗРЕНИЯ ГУМИЛЕВА

В 1682 г., после смерти царя Федора Алексеевича, старшего сына Алексея Михайловича и М. Милославской, осталось два претендента на престол: царевич Иван, Милославский, и царевич Петр, Нарышкин. Поскольку ни боярская Дума, ни народ не могли определиться с решением, какому из царевичей отдать предпочтение, этот вопрос решил патриарх Иоаким, предложив избрать Петра Алексеевича, объяснив выбор государственными соображениями: царевич Иван был болен.

Участь Милославских была бы решена, не вмешайся стрелецкие войска. Несомненно, Милославские способствовали этому вмешательству. С точки зрения Л. Н. Гумилева, на тот момент стрелецкие войска почти сплошь состояли из субпассионариев, людей бессовестных, беспринципных, так называемых «отбросов общества», для которых бесплатная еда и выпивка были всего важнее в жизни.

Очень много родственников и сторонников Нарышкиных погибли от рук озверевших стрельцов. Но, тем не менее, власть получили не Милославские, как они на то рассчитывали, а эти самые стрельцы, которые и после провозглашения правительницей «при великих государях» Иване и Петре Софье продолжали громить усадьбы и погреба бояр. Поскольку стрельцы в таком состоянии представляли собой удобное оружие для авантюриста, он нашелся. Это был князь Иван Хованский, по прозвищу Тараруй.

Этот Хованский, заигрывая со стрельцами, настраивая их против правительства и побуждая их к новым требованиям и шантажу, побудил и правительницу Софью к решительным действиям. Софья, сбежав с Иваном и Петром в Коломенское, приказала собраться дворянскому ополчению.

Кончилось это тем, что, по приказу Софьи, Хованский был казнен, и начальником Стрелецкого приказа был назначен думный дьяк Федор Шакловитый.

С этого момента открыто стала править Софья.

Правила она до 1689 года, когда вернулся из крымского похода князь Голицын. Л. Н. Гумилев считает, что политика поддержки европейских католических государств, проводимая князем Голицыным, вызвала недовольство русского народа и знати, и это привело их к поддержке Петра и последующему восхождению его на трон.

Л.Н. Гумилев также считает, что «петровскую легенду» создала Екатерина II, немка по происхождению, в целях пропаганды.

Политика Петра I была так же, как политика князя Голицына, ориентирована на Европу, но не на католическую, а на протестантскую ее часть, как то: Англия, Голландия, Бранденбург. Все его попытки изобразить из России Голландию не могли ни к чему привести, т.к. фазы этносов даже близко не совпадали.

После уничтожения стрелецких войск, подавления восстаний башкир и донских казаков, у Петра не было постоянной и многочисленной армии.

И ему пришлось ее создать с помощью «рекрутов», которых призывали в армию на 25 лет, т.е. практически навсегда. Войска эти обходились казне дорого.

Вкупе с расцветшей в управлении страной коррупцией это вызывало постоянный дефицит государственного бюджета. Что, по-видимому, поспособствовало введению в 1714 году подушной подати — налога с жителей России за то, что они существуют. Для более качественного получения этого налога пришлось провести перепись всего населения. В следствие чего за налог с бедных стали отвечать более богатые: отцы города, губные старосты, а также, как это ни странно, помещики-дворяне, которые должны были платить подушную подать со своих крестьян. В результате чего появилась особо гнусная форма крепостного права, которая была упразднена только в 1861 году.

Выводы из этого таковы: во-первых, Петр I являлся пассионарием, что соответствовало тогдашней акматической фазе российского этногенеза, и все его действия и поступки диктовались в первую очередь именно этим обстоятельством; во-вторых, деятельность этого царя не являлась столь возвышенной, благородной и необходимой для страны, как ее описывали и описывают и по сей день историки. А некоторые последствия этого правления, указывает Гумилев, оказались впоследствии даже пагубными.

Это было рассмотрение правления Петра I в соответствии с теорией этногенеза Льва Николаевича Гумилева. (Л. Н. Гумилев «От Руси до России»)

ТОЧКА ЗРЕНИЯ КЛЮЧЕВСКОГО

По описанию Ключевского, Петр 1 «был добрый по природе как человек, но груб как царь, не привыкший уважать человека ни в себе, ни в других». При всем своем уме, любознательности и трудолюбии, Петр не имел хорошего воспитания, не умел вести себя в обществе, как подобает члену царской семьи.

При поездках за границу, несмотря на то, что он старался сохранить инкогнито, одевался и представлялся Петром Михайловым, по многим приметам его все равно узнавали, как русского царя, и удивляясь его уму и знанию множества ремесел в совершенстве, удивлялись также его грубости, бестактности, незнанию хороших манер и даже неумению пользоваться за столом ножом и вилкой.

С ранних лет Петр тянется к новым знаниям. Не умея толком грамотно писать, Петр изучает арифметику, геометрию, артиллерию и фортификацию, овладевает астолябией, изучает строение крепостей, умеет вычислять полет пушечного ядра. В амбарах села Измайлова, которые Петр осматривал вместе с Тиммерманом, он находит завалявшийся английский бот, который, по рассказу самого Петра, послужил родоначальником русского флота, пробудил в нем страсть к мореплаванию, повел к постройке флотилии на Переяславском озере, а потом под Архангельском. Позже, после проведенных 4 месяцев в Голландии, где «Петр узнал, «что подобало доброму плотнику знать», но, недовольный слабостью голландских мастеров в теории кораблестроения, в начале 1698 г. отправился в Англию для изучения процветавшей там корабельной архитекутуры, радушно был встречен королем, подарившем ему свою лучшую новенькую яхту, в Лондоне побывал в Королевском обществе наук, где видел «всякие дивные вещи», и перебрался неподалеку на королевскую верфь в городок Дептфорд, чтобы довершить свои познания в кораблестроении и из простого плотника стать ученым мастером». При этом, съехав после трехмесячного проживания в частном доме, Петр со своей свитой оставили после себя такой ужасный разгром, что хозяин предъявил счет повреждений на 350 фунтов стерлингов. Внимательно изучая техническую науку на Западе, Петр не счел нужным присмотреться к тамошним нравам и порядкам. Ключевский пишет, что английского епископа Бернета «Петр одинаково поразил своими способностями и недостатками, даже пороками, особенно грубостью, и ученый английский иерарх не совсем набожно отказывается понять неисповедимые пути провидения, вручившего такому необузданному человеку безграничную власть над столь значительною частью света.»

В войнах Петр обычно не участвовал лично, ведя за собой полки. Но и не сидел во дворце, рассылая повсюду указы. Он был, по замечанию Ключевского, «чем-то вроде генерал-фельдцейхмейстера, генерал-провиантмейстера и корабельного обер-мастера». И далее следует его вывод о Петре, как о человеке и государственном деятеле: «Такая безустанная деятельность, продолжавшаяся почти три десятка лет, сформировала и укрепила понятия, чувства, вкусы и привычки Петра. Петр отлился односторонне, но рельефно, вышел тяжелым и вместе вечно подвижным, холодным, но ежеминутно готовым к шумным взрывам — точь-в-точь как чугунная пушка его петрозаводской отливки».

Властность и жестокость Петра не имели границ. Скорее всего, это было следствием детских впечатлений жестоких событий 1682 года. Когда в июле 1698 года, находясь в Вене, он получает сведения о готовящемся новом стрелецком мятеже, подготавливаемом сестрой, то сразу же скачет в Москву, отказавшись от планируемой поездки в Италию. И там, в Москве, замечает Ключевский, «на много дней погрузился в раздражающие занятия со своими старыми недругами, вновь поднятыми мятежной сестрой. Недаром Петр был совершенно вне себя во время этого розыска и в пыточном застенке, как тогда рассказывали, не утерпев, сам рубил головы стрельцам.»

Петр 1 был человеком, полным противоречий, и вследствие этого вызывающий противоречивые суждения, иногда диаметрально противоположные по смыслу.

Нельзя не заметить, что Петр действительно много сделал для России, как нельзя отрицать и то, что, как замечает Гумилев, Петр был человеком своего времени, должным появиться и осуществить все свои деяния именно тогда, а не за 100 и не через 100 лет.

Ясно также, что он, жестокий или добрый, был очень энергичный человек, с живым умом и большой силой. Поражает воображение его крайне разностороннее развитие и бурная, но целенаправленная деятельность почти в любых сферах общественной и государственной жизни.

Народ по сей день помнит Петра, величает Великим, и считает его наиболее близким к народу по духу, чем другие цари.

Изречение Петра: «И впредь надлежит трудиться и все заранее изготовлять, понеже пропущение времени смерти невозвратной подобно» наиболее всего характеризует эту историческую личность и как человека, и как государственного деятеля.

Точки зрения историков на правление петра 1

  • Главная
  • Культура. Теория
  • Подготовка к ЕГЭ. История. Предэкзаменационный марафон. Тема № 12: «Культура 16-18 веков». ЧАСТЬ 1. 16 век.
Все материалы авторские. Размещение на других сайтах ЗАПРЕЩЕНО.

Пётр I Великий

Оценка деятельности. Различные точки зрения

То академик, то герой,

То мореплаватель, то плотник,

Он всеобъемлющей душой

На троне вечный был работник.

Точки зрения на правление Петра I

Деятельность Петра I ещё при жизни по-разному оценивалась его современниками. И после смерти Петра не продолжали утихать споры. Одни называли его великим реформатором, который превратил Россию в крупную и сильную европейскую державу. Другие обвиняли в попрании традиций, обычаев, в разрушении национальной самобытности. Но одно несомненно — это была сильная, яркая личность, оставившая весомый след в истории России, страны, которую он так преданно любил. Велик Пётр , велики его дела!

Вопросы, по которым возникают споры

Была ли деятельность Петра 1 подготовлена всем предыдущим ходом развития России?

Реформы Петра — это только реакция на изменившуюся внешнюю обстановку или они были объективно необходимы стране?

Насколько цели преобразований соответствовали тем огромным жертвам, которые были принесены во время их проведения?

Историки 18 в.- (В.Татищев, И.Голиков, П. Шафиров и др.) видели в Петре 1 идеального монарха.

С.Соловьёв назвал в своих трудах Петра I «величайшим историческим деятелем», наиболее полно воплотившем дух народа. Он считал , что все преобразования- результат активной, кипучей деятельности Петра I.

В.Ключевский отмечал, что программа преобразований была « начертана людьми 17 века», однако направлялась она условиями петровского времени, была необходима и неотложна в то время.

А.Герцен называл период петровских преобразований « цивилизацией с кнутом в руке»

Н.Карамзин, Н.Щербатов обвиняли царя в « ужасах самовластия»,в нарушении традиций.

П.Милюков, отрицательно оценивая преобразования Петра I, отмечал, что страна вошла в число европейских стран «ценой разорения».

Славянофилы были уверены, что у России свой путь развития, а Пётр I свернул с него.

Сочетание положительных и отрицательных оценок

    В советское время историки называли Петра I выдающимся историческим деятелем. Однако отмечали, что его преобразования усилили классовую борьбу, так как проводились насильственно, с использованием труда огромного количества крестьян.

    Многие современные учёные, положительно оценивая реформы Петра I, подчёркивали, что они проводились сверху, часто при сопротивлении широких слоёв общества(Н.Павленко, К.Анисимов).

    Примеры заданий № 39 с приблизительными ответами на них.

    Пример № 1

    Ниже приведены две точки зрения на преобразования Петра I:

      Преобразования Петра I были подготовлены всем предыдущим развитием страны.

      В 17 веке не проводились такие масштабные реформы, не было предпосылок для них. Все инновации были проведены только Петром I.

      Аргументы при выборе первой точки зрения:

        Изменения в социальной структуре общества: отмена местничества, сближение поместий с вотчинами, увеличение числа служилых людей

        Бурное развитие экономики: появление первых мануфактур, протекционизм в торговле.

        Появление полков нового строя, модернизация армии

        Изменения в быту, культуре, её обмирщение.

        Аргументы при выборе второй точки зрения

          Россия в экономическом отношении значительно отставала от стран Запада.

          Результаты внешней политики были достаточно скромными, не было выхода ни к Чёрному, ни к Балтийскому морю.

          Мануфактур было очень мало, развитие их шло медленно.

          Серьёзных изменений в государственном аппарате не происходило.

          Быт, уклад жизни оставался патриархальным.

          Пример № 2

          В исторической науке существуют различные точки зрения на реформы Петра I.Вот одна из них.

          «Ре­фор­ма Петра была не­из­беж­на, но он со­вер­шил её путём страш­но­го на­си­лия над на­род­ной душой и на­род­ны­ми ве­ро­ва­ни­я­ми».

          Приведите два примера, которые подтверждают данную точку зрения, и два — опровергают её.

          Аргументы в подтверждение:

            Реформы проводились насильственно, многое буквально насаждалось в обществе

            Многие национальные устои быта и культуры были разрушены

            Церковь стала полностью зависеть от государства

            Значительно снизился уровень жизни большей части населения, погибли многие тысячи людей.

            Аргументы в опровержение:

              Реформы Петра I отражали объективную необходимость России того времени

              Стране была необходима сильная армия, флот, чтобы укрепить международное положение

              Старый государственный аппарат изжил себя, нужны были новые органы государственной и местной власти, которые стали бы способны решать возникшие проблемы

              Реформы привели к развитию экономики, повсеместному открытию мануфактур, увеличению производства

              Россия смогла выйти к Балтийскому морю, тем самым не только «прорубив окно в Европу» для торговых отношений, но и обретя статус великой европейской державы.

              Заложены основы светской культуры и образования.

              Пример № 3

              Ниже приведена точка зрения на реформы Петра I.

              «Ре­фор­мы Петра I при­ве­ли к со­зда­нию усло­вий для раз­ви­тия в Рос­сии вы­со­ко­про­из­во­ди­тель­ной круп­ной про­мыш­лен­но­сти».

              Ис­поль­зуя ис­то­ри­че­ские зна­ния, при­ве­ди­те два ар­гу­мен­та, ко­то­ры­ми можно под­твер­дить дан­ную точку зре­ния, и два ар­гу­мен­та, ко­то­ры­ми можно опро­верг­нуть её.

              Аргументы в подтверждение

                При Петре 1 было построено много мануфактур и заводов, которые удовлетворяли потребности общества, в первую очень в снабжении армии и флота всем необходимым.

                Были построены оружейные заводы ( в Туле, Олонецком крае, Сестрорецке), пороховые ( в Петербурге и под Москвой), кожевенные и текстильные фабрики ( в Казани, Москве, Ярославле). Начали в России производить бумагу, цемент, была построена сахарная фабрика и многое другое.

                Продолжалось освоение Урала

                Активно велась геологоразведовательная деятельность по открытию новых месторождений полезных ископаемых.

                Аргументы в опровержение

                  Строительство мануфактур и фабрик велось насильственными методами, не хватало рабочих рук в условиях крепостнической системы, целые деревни приписывали к фабрикам, насильно заставляя их таким образом отрабатывать подати. Часто на заводы направляли работать преступников и нищих, производительность труда которых была невысока.

                  По указу 1721 года появились посессионные крестьяне, которые становились собственностью заводов и фабрик, условия труда были тяжёлыми, увеличилась смертность.

                  Пример №4

                  Существует оценка влияния деятельности Петра I на последующее развитие России.

                  «Рос­сий­ское го­су­дар­ство и об­ще­ство в по­сле­пет­ров­ское время (вто­рая чет­верть-вто­рая по­ло­ви­на XVIII в.) пол­но­стью со­хра­ни­ло то внут­ри­по­ли­ти­че­ское и со­ци­аль­ное «на­след­ство», ко­то­рое оста­вил после себя Петр Ве­ли­кий»

                  Ис­поль­зуя ис­то­ри­че­ские зна­ния, при­ве­ди­те не менее двух ар­гу­мен­тов, под­твер­жда­ю­щих дан­ную оцен­ку, и не менее двух ар­гу­мен­тов, опро­вер­га­ю­щих её. Ука­жи­те, какие из при­ведённых вами ар­гу­мен­тов под­твер­жда­ют дан­ную точку зре­ния, а какие опро­вер­га­ют её.

                  Аргументы в подтверждение

                    До конца 18 века сохранилась созданная Петром I система передачи власти

                    В основном система государственной власти оставалась такой, какой она была при Петре I

                    Усилилась эксплуатация крестьянства, оно продолжало оставаться бесправной частью населения.

                    Сохранилась и даже усилилась зависимость церкви от государства.

                    Аргументы в опровержение

                      После Петра I усилилась зависимость царей от придворных и гвардейских группировок, так как большей частью они возводились на престол с их помощью.

                      Утратил свою силу указ « О единонаследии».

                      Дворянство превратилось в привилегированное сословие, и служба их не стала обязательной.

                      Началась частичная либерализация экономики. Так были ликвидированы сословные ограничения на занятия промыслами и предпринимательской деятельностью.

                      Пример №5

                      Ниже приведена точка зрения на реформы, проводимые Петром I.

                      «Про­во­дя свои ре­фор­мы, Пётр I за­им­ство­вал сло­жив­ши­е­ся в За­пад­ной Ев­ро­пе формы ор­га­ни­за­ции про­из­вод­ства (эко­но­ми­ки), спо­со­бы ор­га­ни­за­ции армии и го­су­дар­ствен­ные ин­сти­ту­ты (ор­га­ны управ­ле­ния и власт­ные струк­ту­ры) ».

                      Ис­поль­зуя ис­то­ри­че­ские зна­ния, при­ве­ди­те два ар­гу­мен­та, ко­то­ры­ми можно под­твер­дить дан­ную точку зре­ния, и два ар­гу­мен­та, ко­то­ры­ми можно опро­верг­нуть её.

                      Читайте также:  Какой является россия с точки зрения государства

                      Аргументы в подтверждение

                        По примеру Запада в России учреждены коллегии

                        Развитие мануфактур во многом имело сходство с западными образцами. Часто привлекались иностранные специалисты с их знаниями и опытом.

                        Введение губернаторов и магистратур тоже проводилось по примеру Запада.

                        Рекрутские наборы — сложившаяся система комплектования армий на Западе. Это тоже перенял Пётр I.

                        Аргументы в опровержение

                          Сохранён монархический строй, абсолютистская власть усилена.Это было отличием от Запада, где появлялись первые признаки демократизации, свободы.

                          Велика роль государства в экономике, Пётр I поддерживал отечественных производителей и торговцев. На Западе более развиты признаки рыночной экономики, вмешательство государства в экономику было более слабым.

                          Мнения историков о реформах Петра Первого

                          Значительная часть исторической литературы о России 18-ого века посвящена реформам Петра Первого; объясняется это например тем, что дореволюционные историки рассматривали связанный с ними узел проблем как ключевой, центральный в истории России.

                          После 1917 года эти проблемы несколько отошли на второй план, но и в советской историографии петровская эпоха считается одним из важнейших периодов в истории нашего государства.

                          Интересы же западных исследователей сосредоточились прежде всего на внешней политике России и биографии Петра Великого; после Наполеона царь характеризовался ими как личность, наиболее поразительная в истории Европы, как “самый значительный монарх Европы этого века”.

                          Основная часть литературы по этой теме- специальные труды, посвященные отдельным аспектам преобразовательной деятельности Петра. Выводы, содержащиеся в этих работах по большей части несопоставимы вследствии различий в объектах исследований, подходе авторов к теме и тому подобных факторов.

                          Таким образом, в общих дискуссиях о петровских реформах может участвовать лишь малая часть литературы по данной теме, но и она содержит чрезвычайно широкий спектр оценок. Возможно, объяснение крайнего несходства точек зрения состоит в том, что сложность, комплексный характер темы, делают невозможным для отдельного ученого ее всестороннее раскрытие, и поэтому многие историки превращают оценки отдельных аспектов реформ в составную часть общей характеристики преобразований, придавая им при этом весьма различный вес.

                          Не менее разнообразен и фон, на котором исследователи оценивают реформы Петра. Здесь можно выделить три основных направления: одни историки рассматривают эту тему преимущественно в сравнении с предыдущим периодом русской истории, чаще всего непосредственно предшествовавшим эпохе Петра (кон. 16-17 век), другие сравнивают сложившуюся ситуацию с положением в Европе начала 18 века, третьи же оценивают историческое значение деятельности Петра сквозь призму последующего развития России.

                          Первая из названных точек зрения естественно порождает вопрос о том, в какой степени петровская эра означала разрыв с прошлым (или,напротив, продолжала тенденции развития 17 века).

                          Вторая заставляет уделять повышенное внимание дискуссии о зарубежных прообразах реформ, и их адаптации в российских условиях.

                          Третья точка зрения, актуализирующая вопрос о следствиях реформ и их пригодности в качестве образца, уступает первым двум в научной плодотворности: так, реформы Петра Первого превратились в дореволюционной России в излюбленную тему для публичных дебатов. Эта тема таким образом была политизирована задолго до того, как началась ее научная разработка.

                          Хотя и существует мнение, высказанное П.Н. Милюковым, что не дело историка пускаться в рассуждения о том, были ли события прошлого позитивными или негативными, что историк обязан целиком сосредоточиться на “своей деятельности в качестве эксперта” выявляющего подлинность фактов, тем не менее мало кто из историков преуспел в стремлении уйти от бесконечных публицистических дискуссий о том, насколько реформы Петра были вредны или полезны, предосудительны или достойны подражания с точки зрения морали или интересов нации.

                          М.М Богословский в своей фактографической биографии Петра с сожалением констатировал, что более или менее обобщающие оценки петровской эпохи были выработаны главным образом под влиянием общефилософских систем, постоянно вторгающихся в область исследования источников.

                          Видимо, эта характеристика Богословского вполне годится для оценки всей предшествовавшей истории исследования темы.

                          В большинстве обзорных трудов петровский период рассматривается как начало новой эпохи в истории России. Однако сильные разногласия царят среди историков, пытающихся ответить на вопрос, в какой степени эпоха реформ означала кардинальный разрыв с прошлым, и отличалась ли новая Россия от старой качественно.

                          Рубежи, разделяющие участников этой дискуссии в большей мере исторически обусловлены, поскольку по мере все более основательного исследования как 17 так и 18 веков, увеличивалось число сторонников концепции, согласно которой реформы петровского времени являются закономерным результатом предшествовавшего развития страны.

                          Существует и противоположная, “революционная” концепция, по которой реформы не имели почти ничего общего с предшествовавшим развитием страны. Ярким выразителем одной из крайних точек зрения в рамках “революционной” концепции был С.М. Соловьев, который своей “Историей России” сделал крупный вклад в научное исследование эпохи правления Петра.

                          Он интерпретирует петровский период как эру ожесточенной борьбы между двумя диаметрально противоположными принципами государственного управления и характеризует реформы как радикальное преобразование, страшную революцию, рассекшую историю России надвое, и означавшую переход из одной эпохи в истории народа в другую.

                          Однако, в противоположность славянофилам, Соловьев считает, что реформы были вызваны исторической необходимостью и поэтому должны рассматриваться как целиком и полностью национальные.

                          Русское общество 17 века находилось, по его мнению, в состоянии хаоса и распада, что и обусловило применение государственной властью радикальных мер — “точно так же, как серьезная болезнь требует хирургического вмешательства”.

                          Таким образом, ситуация в России накануне реформ оценивается Соловьевым негативно. Бушуев С.В., Миронов Г.Е. История государства Российского. Историко-библиографические очерки. Кн. 2. XVII — XVIII в.в. М.,Просвещение, 1994.,с.187

                          Богословский, не придерживаясь четко материалистических позиций представлял реформы как радикальный и полный разрыв с прошлым.

                          Схожая точка зрения, но с позиций марксистской историографии приводилась М.Н. Покровским и Б.И. Сыромятниковым — оба этих историка основывают свое мнение относительно революционного характера преобразований на переменах в расстановке классовых сил в начале 18 века.

                          В западной литературе также имеются отдельные примеры оценки реформ как революции или по крайней мере “трансформации”.

                          Существует еще один взгляд на эту проблему, более нейтральный, а именно — “эволюционная” концепция.

                          Среди ученых, отстаивающих эту концепцию необходимо выделить В.О. Ключевского, С.Ф. Платонова. Эти историки, глубоко исследовавшие допетровский период, и в своих опубликованных курсах лекций по отечественной истории настойчиво проводящие мысль о преемственности между реформами Петра и предшествовавшим столетием. Они категорически против данной Соловьевым характеристики 17 века как эпохи кризиса и распада. В противоположность такому взгляду они утверждают, что в этом столетии шел позитивный процесс создания предпосылок для реформаторской деятельности, и была не только подготовлена почва для большинства преобразовательных идей Петра Великого , но и пробуждено “общее влечение к новизне и усовершенствованиям”.

                          “17 столетие не только создало атмосферу, в которой вырос и которой дышал преобразователь, но и начертало программу его деятельности, в некоторых отношениях шедшую даже дальше того, что он сделал. Петр в порядках старой Руси ничего кардинально не менял, он продолжал возводить постройку в развитие уже существовавших тенденций. Обновление же состояло лишь в том, что он переиначивал сложившееся состояние составных частей”.

                          По мнению Ключевского и Платонова, если в реформах Петра и было что-то “революционное”, то лишь насильственность и беспощадность использованных им методов.

                          На сегодняшний же день в науке преобладающим является мнение, что реформы Петра не означали кардинального разрыва с прошлым, хотя и в двадцатом веке отдельные крупные историки, как, например, ученики Ключевского — М.М. Богословский и М.Н. Покровский в этом вопросе были солидарны с Соловьевым.

                          Начиная с середины тридцатых годов для советских историков было характерно убеждение в том, что сущность петровской России по сравнению с 17 веком не изменилась. Точка зрения Сыромятникова в этом смысле исключение. Но в то же время и советские и западные историки едины во мнении, что реформы Петра дали резкий толчок к акселерации важных тенденций развития России, именно эта черта в первую очередь придает петровской эпохе ее особый характер.

                          Вторая из наиболее отчетливо поставленных проблем в общей дискуссии о реформах Петра содержит в себе вопрос: в какой мере для реформаторской деятельности были характерны планомерность и систематичность?

                          У Соловьева реформы представлены в виде строго последовательного ряда звеньев, составляющих всесторонне продуманную и предварительно спланированную программу преобразований, имеющую в своей основе жесткую систему четко сформулированных целевых установок: “В этой системе даже войне отведено заранее поределенное место в числе средств реализации общего плана”.

                          В этом отношении труд Соловьева испытал влияние предшествовавшей его написанию историографии и публицистики. Его основные идеи могут во многих случаях быть прослежены до работ непосредственно послепетровской эпохи.

                          Задолго до Соловьева всеобщим стало мнение, что деятельность Петра и ее результаты были порождением почти сверхчеловеческого разума: осуществлением дьявольского плана или проявлением высшей мудрости, реформатор традиционно характеризовался как “антихрист” (раскольниками) или “человек, Богу подобный” (М.В. Ломоносовым).

                          Но не все историки придерживаются столь лестного для Петра взгляда на реформы. Точка зрения относительно очевидной бесплановости и непоследовательности преобразований Петра разделяется В.О. Ключевским, который подчеркивает, что движущей силой преобразований была война. Ключевский считает, что структура реформ и их последовательность были всецело обусловлены потребностями, навязанными войной, которая, по его мнению, тоже велась довольно бестолково. В противоположность Соловьеву Ключевский отрицает, что Петр уже в ранний период своей жизни ощущал себя призванным преобразовать Россию; лишь в последнее десятилетие своего царствования Петр, по мнению Ключевского, стал осознавать что создал что — то новое, одновременно и его внутренняя политика стала утрачивать черты скоропалительности и незавершенности решений. Этот взгляд положил начало ряду других точек зрения, более сосредотачивающихся на различных нюансах реформ.

                          В советской историографии по вопросу планомерности реформ тоже не существовало единого взгляда. Как правило предполагался более глубокий смысл преобразований, нежели только повышение эффективности военных действий.

                          С другой стороны, распространенным было мнение, что ход войны имел решающее влияние на характер и направленность петровских преобразований. Отмечалось и то, что реформы приобретали все более отчетливый характер планомерности и последовательности по мере неуклонно возраставшего перевеса России над Швецией в Северной Войне.

                          Для авторов таких исследований характерным является стремление провести границу между первой “лихорадочной” фазой войны, когда внутренние реформы имели хаотичный и незапланированный характер, и последним десятилетием жизни Петра, когда правительство располагало достаточным количеством времени для обдумывания более перспективных решений. К этому периоду и относятся самые эффективные и существенные преобразования.

                          Существует еще одна тема, вызывающая сильные разногласия — это историческая сущность реформ. В основе понимания этой проблемы лежат либо воззрения, основанные на марксистских взглядах, то есть считающие, что политика государственной власти основана и обусловлена социально — экономической системой, либо позиция, согласно которой реформы — это выражение единоличной воли монарха. Эта точка зрения типична для “государственной” исторической школы в дореволюционной России.

                          Первый из этого множества взглядов — мнение о личном стремлении монарха европеизировать Россию. Историки, придерживающиеся этой точки зрения считают именно “европеизацию” главной целью Петра.

                          По мнению Соловьева встреча с европейской цивилизацией была естественным и неизбежным событием на пути развития русского народа. Но Соловьев рассматривает европеизацию не как самоцель, а как средство, прежде всего стимулирующее экономическое развитие страны.

                          Теория европеизации не встретила, естественно, одобрения у историков, стремящихся подчеркнуть преемственность эпохи Петра по отношению к предшествовавшему периоду.

                          Важное место в спорах о сущности реформ занимает гипотеза о приоритете внешнеполитических целей над внутренними. Гипотеза эта была выдвинута впервые Милюковым и Ключевским.

                          Убежденность в ее непогрешимости привела Ключевского к выводу, что реформы имеют различную степень важности: он считал военную реформу начальным этапом преобразовательной деятельности Петра, а реорганизацию финансовой системы — конечной его целью. Остальные же реформы являлись либо следствием преобразований в военном деле, либо предпосылками для достижения упомянутой конечной цели. Самостоятельное значение Ключевский придавал лишь экономической политике. Ключевский В. О. «Исторические портреты. Деятели исторической мысли». — Москва: Правда, 1991 г.,с.195

                          Последняя точка зрения на эту проблему — “идеалистическая”. Наиболее ярко она сформулирована Богословским — реформы он характеризует как практическую реализацию воспринятых монархом принципов государственности. Но тут возникает вопрос о “принципах государственности” в понимании царя. Богословский считает, что идеалом Петра Первого было абсолютистское государство, так называемое “регулярное государство”, которое своим всеобъемлющим бдительным попечением (полицейской деятельностью) стремилось регулировать все стороны общественной и частной жизни в соответствии с принципами разума и на пользу “общего блага”.

                          Он, как и Соловьев, видит во введении принципа разумности, рационализма радикальный разрыв с прошлым. Его понимание реформаторской деятельности Петра, которое можно назвать “просвещенный абсолютизм”, нашло множество приверженцев среди западных историков, которые склонны подчеркивать, что Петр не являлся выдающимся теоретиком, и что преобразователь во время своего зарубежного путешествия принимал во внимание прежде всего практические результаты современной ему политической науки.

                          Некоторые из приверженцев этой точки зрения утверждают, что петровская государственная практика отнюдь не была типичной для своего времени, как это доказывает Богословский.

                          По мнению таких историков русский абсолютизм во всем, что касается его роли и воздействия на жизнь русского общества занимал совершенно иную позицию, чем абсолютизм большинства стран Европы. В то время, как в Европе правительственную и административную структуру государства определял общественный строй, в России имел место обратный случай — здесь государство и проводимая им политика формировали социальную структуру.

                          В этой связи нужно отметить и то, что в дискуссии о сущности русского абсолютизма, завязавшейся в советской историографии, нашлись сторонники той точки зрения, что государственная власть в России занимала значительно более сильную позицию по отношению к обществу, чем европейские режимы. Но эта точка зрения в советской историографии доминирующей не являлась. Советские историки, которые стремились дать петровскому государству и его политике свою характеристику, как правило уделяли особое внимание экономическим и социальным преобразованиям; при этом отношения классов служили отправной точкой. Единственное в чем здесь были расхождения — это в понимании характера классовой борьбы и соотношения противоборствующих сил в этот период.

                          Первым, кто попытался определить сущность реформ Петра с марксистских позиций был Покровский. Он характеризует эту эпоху как раннюю фазу зарождения капитализма, когда торговый капитал начинает создавать новую экономическую основу русского общества.

                          Как следствие перемещения экономической инициативы к купцам, власть перешла от дворянства к буржуазии (т.е. К этим самым купцам). Наступила так называемая “весна капитализма”. Купцам необходим был эффективный государственный аппарат, который мог бы служить их целям как в России так и за рубежом.

                          Именно по этому, по мнению Покровского, административные реформы Петра, войны и экономическая политика в целом, объединяются интересами торгового капитала.

                          Некоторые историки, придавая торговому капиталу большое значение, связывают его с интересами дворянства. И хотя тезис о доминирующей роли торгового капитала был отвергнут в советской историографии, можно говорить о том, что мнение относительно классовой основы государства оставалось в советской историографии с середины 30-х до середины 60-х годов господствующим. В этот период общепризнанной была точка зрения, согласно которой петровское государство считалось “национальным государством помещиков” или “диктатурой дворянства”. Его политика выражала прежде всего интересы феодалов — крепостников, хотя внимание уделялось и интересам набирающей силу буржуазии.

                          В результате проводимого в этом направлении анализа политической идеологии и социальной позиции государства, утвердилось мнение, что сущность идеи “общего блага” демагогична, ей прикрывались интересы правящего класса. Хотя это положение разделяет большинство историков, есть и исключения. Например, Сыромятников, в своей книге о петровском государстве и его идеологии, полностью присоединяются к данной Богословским характеристике государства Петра как типично абсолютистского государства той эпохи. Новым в полемике о российском самодержавии стала его интерпретация классового фундамента этого государства, которая базировалась на марксистских определениях предпосылок Европейского Абсолютизма. Сыромятников считает, что неограниченные полномочия Петра основывались на реальной ситуации, а именно: противоборствующие классы (дворянство и буржуазия) достигли в этот период такого равенства экономических и политических сил, которое позволило государственной власти добиться известной независимости по отношению к обоим классам, стать своего рода посредником между ними.

                          Читайте также:  Тонус тв таблица коррекции зрения по системе норбекова

                          Благодаря временному состоянию равновесия в борьбе классов, государственная власть стала относительно автономным фактором исторического развития, и получила возможность извлекать выгоду из усиливающихся противоречий между дворянством и буржуазией.

                          То, что государство стояло таким образом в известном смысле над классовой борьбой, ни в коем случае не означало, что оно было полностью беспристрастно. Углубленное исследование экономической и социальной политики Петра Великого привело Сыромятникова к выводу, что преобразовательная деятельность царя имела в целом антифеодальную направленность, “проявившуюся, например, в мероприятиях, проведенных в интересах крепнущей буржуазии, а также в стремлении ограничить крепостное право”.

                          Эта характеристика реформ, данная Сыромятниковым, не нашла значительного отклика у советских историков. Вообще советская историография не приняла и критиковала его выводы (но не фактологию) за то, что они были очень близки к отвергнутым ранее положениям Покровского.

                          К тому же многие историки не разделяют мнение о равновесии сил в петровский период, не все признают едва народившуюся в 18 веке буржуазию реальным экономическим и политическим фактором, способным противостоять поместному дворянству.

                          Подтвердилось это и в ходе дискуссий, шедших в отечественной историографии в 70-х годах, в результате которых было достигнуто относительно полное единство мнений относительно неприменимости тезиса о “нейтральности” власти и равновесии классов применительно к специфическим российским условиям.

                          Тем не менее, некоторые историки, в целом не соглашаясь с мнением Сыромятникова, разделяют его взгляд на петровское единовластие, как относительно независимое от классовых сил. Они обосновывают независимость самодержавия тезисом о равновесии в новом варианте. В то время, как Сыромятников оперирует исключительно категорией социального равновесия двух различных классов — дворянства и буржуазии, Федосов и Троицкий рассматривают в качестве источника самостоятельности политической надстройки противоречивость интересов внутри правящего класса. И, если Петр Первый смог провести в жизнь столь обширный комплекс реформ вопреки интересам отдельных социальных групп населения, то объяснялось это накалом той самой “внутриклассовой борьбы”, где с одной стороны выступала старая аристократия, а с другой — новое, бюрократизированное дворянство.

                          Еще одна спорная точка зрения была выдвинута А.Я. Аврехом, зачинателем дебатов о сущности российского абсолютизма. По его мнению абсолютизм возник и окончательно укрепился при Петре Первом. Его становление и невиданно прочное положение в России стало возможным благодаря относительно низкому уровню классовой борьбы в сочетании с застоем в социально — экономическом развитии страны.

                          Абсолютизм следовало бы рассматривать как форму феодального государства, но отличительной чертой России было стремление проводить вопреки явной слабости буржуазии именно буржуазную политику, и развиваться в направлении буржуазной монархии.

                          Естественно, эта теория не могла быть принята в советской историографии, ибо противоречила некоторым марксистским установкам.

                          Это разрешение проблемы не нашло особого признания и в ходе продолжавшейся дискуссии советских историков об абсолютизме. Вне связи с дискуссией об абсолютизме историки обсуждали проблему личного вклада царя Петра в реформы. Фигура Петра давно приковывала внимание многих авторов, но большинство из них ограничивалось общими, и преобладающе положительными психологическими портретами противоречивой личности царя (причем такие работы появляются и в западной историографии). Зуева М.Н. История России : учебник для вузов. Под ред. М.Н. Зуева — М., 2003.,200

                          Почти все эти характеристики возникли на основе предположения, что незаурядная личность Петра наложила отпечаток на всю политическую деятельность правительства и в положительном, и в отрицательном смысле.

                          Хотя подобная оценка достаточно интересна сама по себе, она лишь изредка находит подтверждение в серьезных исследованиях, касающихся степени и характера влияния Петра на процесс преобразований. Чаще же ученые довольствуются определениями роли монарха, основанными на представлениях о наличии или отсутствии рамок, ограничивающих деятельность великих людей, и их функции в историческом процессе (тут интересно отметить, что попытки воссоздать психологический портрет Петра Первого делались даже на основе записей его снов.)

                          Первым открыто усомнился в величии Петра П.Н. Милюков. Основываясь на выводах своего исследования преобразовательной деятельности в фискально — административной области, которую он полагал вполне репрезентативной для оценки личного вклада царя в реформы, Милюков утверждает, что сфера влияния Петра была весьма ограниченной, реформы разрабатывались коллективно, а конечные цели преобразований осознавались царем лишь частично, да и то опосредованно его окружением.

                          Таким образом, Милюков, в ходе своего исследования обнаруживает длинный ряд “реформ без реформатора”.

                          В свое время, точка зрения Милюкова привлекла большое внимание, однако распространенной она стала позднее, когда появились обобщающие труды М.Н. Покровского, в которых Петр предстает уже вовсе безвольным орудием капитала. Вызов, брошенный Милюковым, был принят другими историками. Например, уже в 1897 году русский историк Павлов-Сильванский опубликовал две работы с совершенно противоположной оценкой роли Петра в преобразованиях.

                          Одна из этих двух работ посвящалась теме отношения царя к ряду проектов реформ, другая — законодательной деятельности Верховного Тайного Совета непосредственно после смерти Петра. Эти архивные исследования позволили Павлову-Сильванскому сделать вывод, что в области реформ именно царь Петр, и никто иной, был побудительной и движущей силой. Петр часто действовал без учета мнений своих советников; более того, после смерти царя его ближайшие прижизненные помощники зачастую вели себя как принципиальные противники реформ.

                          Но, если Павлов-Сильванский, как и Милюков, исследовал сравнительно ограниченные архивные комплексы, то советский историк Н.А. Воскресенский посвятил всю свою жизнь изучению огромной массы законодательных актов петровской эпохи, в ходе которого он стремился при помощи анализа проектов и черновиков установить, какие конкретно лица, административные органы и социальные группы оказывали влияние на формирование отдельных законоположений. Эта весьма примечательная в методологическом отношении работа укрепила позиции Павлова-Сильванского, так как в ней Воскресенский пришел к выводу, что кабинет, то есть личная канцелярия царя, оказывал на законодательство решающее влияние, роль самого монарха в преобразовательной деятельности была “руководящей, многосторонней, полной энергии и творчества. Им были формулированы все наиболее важные нормы, отразившие основные тенденции, задачи, содержание и приемы предпринимаемых им реформ”.

                          Воскресенский не мог, естественно, в ходе своей работы собрать все относящиеся к теме материалы, освещающие вопрос о том, кто был инициатором создания многих законоположений, и полемика о личной роли Петра в выработке отдельных законов эпохи преобразований продолжается.

                          Влияние Петра на внешнюю политику государства не стало предметом систематических исследований, но, согласно общепринятому мнению, император использовал большую часть своего времени и энергии именно на то, чтобы изменить отношения России и окружающего мира; кроме того, многие историки документально, на основе внешнеполитических материалов подтвердили активную и ведущую роль Петра в этой области государственной деятельности.

                          Точки зрения историков на правление петра 1

                          Всегда в движении
                          • Главная
                          • Реферат
                          • История
                          • Оценка личности и деятельности Петра I

                          Оценка личности и деятельности Петра I

                          Введение. Оценка личности и деятельности Петра I с точки зрения В.О. Ключевского

                          . Петр Великий, его наружность, привычки, образ жизни и мыслей, характер

                          . Внешняя политика и реформа Петра Великого. Оценка личности и деятельности Петра I с точки зрения С.М. Соловьева. Оценка личности и деятельности Петра I с точки зрения Н.В. Карамзина

                          Безусловно, Петр I — одна из выдающихся личностей в российской истории. Вероятно, нет такого человека, который не знал бы эту фигуру. Личность и деятельность русского императора поражает своим многообразием. В правление Петра I были проведены реформы во всех областях государственной жизни страны. Он является героем бесчисленных художественных произведений, выдающимся реформатором и, конечно же, первым русским императором.

                          В русской историографии личность Петра I и его деятельность рассматривается неоднозначно: от полной идеализации его личности и дел, до многочисленной критике в его адрес. В основном, это зависит от мнения историка, который ведет повествование и чаще всего присутствует субъективный фактор.

                          Цель моей работы — рассмотреть личность и деятельность Петра I, попытаться выявить объективную оценку его личности, и показать какую роль он сыграл в русской историографии.

                          Для достижения цели необходимо выполнить определенные задачи — рассмотреть личность Петра I с точки зрения выдающихся историков Н.В. Карамзина, С.М. Соловьева, В.О. Ключевского. Для выявления объективной оценки, необходимо изучить мнения нескольких историков, сравнить их и сделать определенные выводы.

                          I.Оценка личности и деятельности Петра I с точки зрения В.О. Ключевского

                          1.Петр Великий, его наружность, привычки, образ жизни и мыслей, характер

                          По описанию Ключевского, Перт был великаном, без малого трех аршин ростом, целой головой выше любой толпы, среди которой ему приходилось когда-либо стоять. От природы он был силач; постоянное обращение с топором и молотком еще более развило его мускульную силу и сноровку. Он мог не только свернуть в трубку серебряную тарелку, но и перерезать ножом кусок сукна на лету. Петр уродился в мать и особенно походил на одного из ее братьев, Федора. У Нарышкиных живость нервов и бойкость мысли были фамильными чертами.

                          Петр был подвергнут сильному нервному расстройству, причиной которого был либо детский испуг во время кровавых кремлевских сцен 1682 г., либо слишком часто повторявшиеся кутежи, надломившие здоровье еще не окрепшего организма, а вероятно, то и другое вместе. Очень рано, уже на двадцатом году, у него стала трястись голова и на красивом круглом лице в минуты раздумья или внутреннего волнения появлялись безобразившие его судороги. Все это вместе с родинкой на правой щеке и привычкой на ходу широко размахивать руками делало его фигуру всюду заметной. Непривычка следить за собой и сдерживать себя сообщала его большим блуждающим глазам резкое, иногда даже дикое выражение, вызывавшее невольную дрожь в слабонервном человеке.

                          Многолетнее безустанное движение развило в нем подвижность, потребность в постоянной перемене мест, в быстрой смене впечатлений. Торопливость стала его привычкой. Он вечно и во всем спешил. Его обычная походка, особенно при понятном размере его шага, была такова, что спутник с трудом поспевал за ним вприпрыжку. Ему трудно было долго усидеть на месте: на продолжительных пирах он часто вскакивал со стула и выбегал в другую комнату, чтобы размяться. Он был обычным и веселым гостем на домашних праздниках вельмож, купцов, мастеров, много и недурно танцевал. Если Петр не спал, не ехал, не пировал или не осматривал чего-нибудь, он непременно что-нибудь строил. Руки его были вечно в работе, и с них не сходили мозоли. За ручной труд он брался при всяком представлявшемся к тому случае. В молодости, когда он еще многого не знал, осматривая фабрику или завод, он постоянно хватался за наблюдаемое дело. Ему трудно было оставаться простым зрителем чужой работы, особенно для него новой: рука инстинктивно просилась за инструмент; ему все хотелось сработать самому. Ранняя наклонность к ремесленным занятиям, к технической работе обратилась у него в простую привычку, в безотчетный позыв: он хотел узнать и усвоить всякое новое дело, прежде чем успевал сообразить, на что оно ему понадобится. Уже в первую заграничную его поездку немецкие принцессы из разговора с ним вывели заключение, что он в совершенстве знал до 14 ремесел. Впоследствии он был как дома в любой мастерской, на какой угодно фабрике. Успехи в рукомесле поселили в нем большую уверенность в ловкости своей руки: он считал себя и опытным хирургом, и хорошим зубным врачом. Бывало, близкие люди, заболевшие каким-либо недугом, требовавшим хирургической помощи, приходили в ужас при мысли, что царь проведает об их болезни и явится с инструментами, предложит свои услуги. Говорят, после него остался целый мешок с выдернутыми им зубами — памятник его зубоврачебной практики.

                          Однако выше всего ставил он мастерство корабельное. Никакое государственное дело не могло удержать его, когда представлялся случай поработать топором на верфи. До поздних лет, бывая в Петербурге, он не пропускал дня, чтобы не завернуть часа на два в адмиралтейство. И он достиг большого искусства в этом деле; современники считали его лучшим корабельным мастером в России. Он был не только зорким наблюдателем и опытным руководителем при постройке корабля: он сам мог сработать корабль с основания до всех технических мелочей его отделки. Он гордился своим искусством в этом мастерстве и не жалел ни денег, ни усилий, чтобы распространить и упрочить его в России.

                          Петр, несомненно, был одарен здоровым чувством изящного, тратил много хлопот и денег, чтобы доставать хорошие картины и статуи из Германии и Италии: он положил основание художественной коллекции, которая теперь помещается в петербургском Эрмитаже. Он имел вкус особенно к архитектуре; об этом говорят увеселительные дворцы, которые он построил вокруг своей столицы и для которых выписывал за дорогую цену с Запада первоклассных мастеров. Он обладал сильным эстетическим чутьем; только оно развивалось у Петра несколько односторонне, сообразно с общим направлением его характера и образа жизни. Привычка вникать в подробности дела, работа над техническими деталями создала в нем геометрическую меткость взгляда, удивительный глазомер, чувство формы и симметрии; ему легко давались пластические искусства, нравились сложные планы построек; но он сам признавался, что не любит музыки, и с трудом переносил на балах игру оркестра.

                          Так Петр вышел непохож на своих предшественников. Он был великий хозяин, всего лучше понимавший экономические интересы, всего более чуткий к источникам государственного богатства. Ключевский отмечает, что подобными хозяевами были и его предшественники, цари старой и новой династии, но те были хозяева, белоручки, привыкшие хозяйничать чужими руками, а из Петра вышел подвижной хозяин-чернорабочий, самоучка, царь-мастеровой.

                          Итак, Ключевский, описывая личность Петра, награждает его такими качествами как трудолюбие, усидчивость, энергичность. Возможно, именно из-за этого Петр преуспел во многом. Историк приписывает некоторые отрицательные черты его характера к потрясениям, который пережил Петр в детстве.

                          2. Внешняя политика и реформа Петра Великого

                          ключевский соловьёв император пётр

                          При первом взгляде на преобразовательную деятельность Петра она представляется лишенной всякого плана и последовательности. Постепенно расширяясь, она захватила все части государственного строя, коснулась самых различных сторон народной жизни. Но ни одна часть не перестраивалась зараз, в одно время и во всем своем составе; к каждой реформа подступала по нескольку раз, в разное время касаясь ее по частям, по мере надобности, по требованию текущей минуты. Изучая тот или другой ряд преобразовательных мер, легко видеть, к чему они клонились, но трудно догадаться, почему они следовали именно в таком порядке.

                          Автор отмечает, что Петр не знал мира и постоянно с кем-то воевал: то с сестрицей, то с Турцией, Швецией, даже с Персией. Притом с главными своими врагами, с Турцией и Швецией, Петр воевал не как его предшественники: это были войны коалиционные, союзные. Петру достались от предшественников две задачи, разрешение которых было необходимо для того, чтобы обеспечить внешнюю безопасность государства. Во-первых, надо было довершить политическое объединение русского народа, едва не половина которого находилась еще за пределами Русского государства. Во-вторых, предстояло исправить границы государственной территории, которые с южной и западной стороны, были слишком открыты для нападения. Вторая задача, территориальная, еще до него приводила Московское государство в столкновение с двумя внешними врагами: со Швецией, у которой нужно было отвоевать восточный берег Балтийского моря, и с Турцией. Но еще до Петра московским правительством была сознана невозможность одновременного разрешения обеих задач.

                          В.О. Ключевским подчеркивает, что движущей силой преобразований была война и, что структура реформ и их последовательность были всецело обусловлены потребностями, навязанными войной, которая, по его мнению, велась довольно бестолково.

                          Цели Петра были на первую очередь направлены на преобразование военных сил страны. Военная реформа повлекла за собой два ряда мер, из коих одни направлены были к поддержанию регулярного строя преобразованной армии и новоcозданного флота, другие к обеспечению их содержания. Нововведения военные, социальные и экономические требовали от управления такой усиленной и ускоренной работы, ставили ему такие сложные и непривычные задачи, какие были ему не под силу при его прежнем строе и составе. Потому об руку с этими нововведениями и частью даже впереди их шла постепенная перестройка управления всей правительственной машины, как необходимое общее условие успешного проведения прочих реформ. Другим таким общим условием была подготовка дельцов и умов к реформе. Для успешного действия нового управления, как и других нововведений, необходимы были исполнители, достаточно подготовленные к делу, обладающие нужными для того знаниями, необходимо было и общество, готовое поддерживать дело преобразования, понимающее его сущность и цели. Отсюда усиленные заботы Петра о распространении научного знания, о заведении общеобразовательных и профессиональных, технических школ.

                          Читайте также:  Цветные линзы для зрения в уфе

                          Военная реформа была первоочередным преобразовательным делом Петра, наиболее продолжительным и самым тяжелым как для него самого, так и для народа. Она выдвигала вперед двойное дело, требовала изыскания средств для содержания преобразованных и дорогих вооруженных сил и особых мер для поддержания их регулярного строя. Рекрутские наборы, распространяя воинскую повинность на неслужилые классы, сообщая новой армии всесословный состав, изменяли установившиеся общественные соотношения. Дворянству, составлявшему главную массу прежнего войска, приходилось занять новое служебное положение. Эта реформа, как отмечает Ключевский, имеет очень важное значение в нашей истории.

                          Петр не снял с сословия обязательной службы, поголовной и бессрочной, даже не облегчил ее, напротив, отяготил ее новыми повинностями и установил более строгий порядок ее отбывания с целью извлечь из усадеб все наличное дворянство и пресечь укрывательство. Он хотел завести точную статистику дворянского запаса и строго предписывал дворянам представлять в Разряд, а позднее в Сенат списки недорослей, своих детей и живших при них родственников не моложе 10 лет, а подросткам-сиротам самим являться в Москву для записи. По этим спискам учащенно производились смотры и разборы. Вместе с недорослями или особо вызывались на смотры и взрослые дворяне, чтоб не укрывались по домам и всегда были в служебной исправности. Петр жестоко преследовал «нетство», неявку на смотр или для записи. Осенью 1714 г. велено было всем дворянам в возрасте от 10 до 30 лет явиться в наступающую зиму для записи при Сенате, с угрозой, что донесший на неявившегося, получит все его пожитки и деревни. Однако, уверяет Ключевский, эти меры были малоуспешны. На что только не шли дворяне чтобы «отлынять» от службы. Не только городовые дворяне, но и царедворцы при наряде в поход пристраивались к какому-нибудь «бездельному делу», пустому полицейскому поручению и под его прикрытием проживали в своих вотчинах военную пору. Ключевский был обеспокоен тем, что бедные и старые служат, а богатые от службы «лыняют» и иные лежебоки просто издевались над жестокими указами царя о службе.

                          Одной из плодотворнейших идей, какие начинают шевелиться в московских умах XVII в., было сознание коренного недостатка, которым страдала финансовая система Московского государства. Эта система, возвышая налоги по мере увеличения нужд казны, отягощала народный труд, не помогая ему стать более производительным. Мысль о предварительном подъеме производительных сил страны, как о необходимом условии обогащения казны, и легла в основу экономической политики Петра. Он поставил себе задачей вооружить народный труд лучшими техническими приемами и орудиями производства и ввести в народнохозяйственный оборот новые промыслы, обратив народный труд на разработку не тронутых еще богатств страны. Задав себе это дело, он затронул все отрасли народного хозяйства; не осталось, кажется, ни одного производства, даже самого мелкого, на которое Петр не обратил бы зоркого внимания: земледелия во всех его отраслях, скотоводства, коннозаводства, овцеводства, шелководства, садоводства, хмелеводства, виноделия, рыболовства и т. д. — всего коснулась его рука. Но более всего потратил он усилий на развитие обрабатывающей промышленности, мануфактур, особенно горного дела, как наиболее нужного для войска. Двигая сильной рукой обрабатывающую промышленность, Петр не меньше того думал о сбыте, о торговле внутренней и особенно внешней морской, в которой Россия рабствовала перед западными мореплавателями.

                          Что касается реформ в сфере управления, Ключевский считал, что в этой отрасли своей деятельности Петр потерпел больше всего неудач, допустил немало ошибок; но это не были случайные, скоропреходящие явления. Про губернскую реформу он говорил, что законодательство Петра не обнаружило ни медленно обдуманной мысли, ни быстрой созидательной сметки. Цель реформы была исключительно фискальная. Губернские учреждения получили отталкивающий характер пресса для выжимания денег из плательщиков и меньше всего думали о благосостоянии населения.

                          Петр I добился финансовых успехов. Ключевский приводит статистку: сметный доход 1724 г. почти втрое превосходил доход дефицитного 1710 г. Этот успех был достигнут подушной податью, которая более чем на 2 миллиона увеличила окладной доход казны. Так как военная реформа была невозможна без реформы финансовой, то Ключевский признает финансовую реформу вторым важнейшим аспектом преобразований деятельности Петра.

                          Историк считает, что реформы имеют различную степень важности : он считал военную реформу начальным этапом преобразовательной деятельности Петра, а реорганизацию финансовой системы — конечной его целью. Остальные же реформы являлись либо следствием преобразований в военном деле, либо предпосылками для достижения упомянутой конечной цели. Самостоятельное значение Ключевский придавал лишь экономической политике.

                          Многие критикуют Петра за то, что он хотел европеизировать Россию (например, Карамзин), однако с точки зрения Ключевского, сближение с Европой было в глазах Петра только средством для достижения целей, а не самой целью.

                          Говоря о реформах в целом, Ключевский говорит, что они по своему исходному моменту и по своей конечной цели были военно-финансовые. Он ограничил обзор ее фактами, которые, вытекая из этого двойственного значения, коснулись всех классов общества, отозвались на всем народе. Делая общие выводы по реформам Петра, он пишет: «Реформа сама собою вышла из насущных нужд государства и народа, инстинктивно почувствованных властным человеком с чутким умом и сильным характером, талантами, дружно совместившимися в одной из тех исключительно счастливо сложенных натур, какие по неизведанным еще причинам от времени до времени появляются в человечестве. С этими свойствами, согретыми чувством долга и решимостью «живота своего не жалеть для отечества», Петр стал во главе народа, из всех европейских народов наименее удачно поставленного исторически. Реформа, совершенная Петром Великим, не имела своей прямой целью перестраивать ни политического, ни общественного, ни нравственного порядка, установившегося в этом государстве, не направлялась задачей поставить русскую жизнь на непривычные ей западноевропейские основы, ввести в нее новые заимствованные начала, а ограничивалась стремлением вооружить Русское государство и народ готовыми западноевропейскими средствами, умственными и материальными, и тем поставить государство в уровень с завоеванным им положением в Европе, поднять труд народа до уровня проявленных им сил. Но все это приходилось делать среди упорной и опасной внешней войны, спешно и принудительно, и при этом бороться с народной апатией и косностью, воспитанной хищным приказным чиновничеством и грубым землевладельческим дворянством, бороться с предрассудками и страхами, внушенными невежественным духовенством. Поэтому реформа, скромная и ограниченная по своему первоначальному замыслу, направленная к перестройке военных сил и к расширению финансовых средств государства, постепенно превратилась в упорную внутреннюю борьбу, взбаламутила всю застоявшуюся плесень русской жизни, взволновала все классы общества. Начатая и веденная верховной властью, привычной руководительницей народа, она усвоила характер и приемы насильственного переворота, своего рода революции. Она была революцией не по своим целям и результатам, а только по своим приемам и по впечатлению, какое произвела на умы и нервы современников. Это было скорее потрясение, чем переворот. Это потрясение было непредвиденным следствием реформы, но не было ее обдуманной целью.»

                          Итак, так как В.О. Ключевский историк, он оценивает деятельность Петра, основываясь на исторических фактах, анализирует ситуацию целиком и видит государство как единую систему. Помимо этого, он основывается на мнении других историков и современников Петра, поэтому его оценку можно назвать вполне объективной. Он судит реформы исходя из их результатов и достигнутых целей, называя их успешными либо же провальными. Ключевский ищет причины исторических процессов в объективных обстоятельствах.

                          II.Оценка личности и деятельности Петра I с точки зрения С.М. Соловьева

                          С.М. Соловьев писал, что Петр 1 был действительно Великим, как и прозвали его в народе. Петр не был славолюбцем. Он жил и трудился на благо народа и заботился только о народе. Он осознал, что его обязанность — вывести слабый, бедный, почти неизвестный народ из этого печального положения посредством цивилизации. Например, по просьбе народа, для борьбы с частными пожарами, крыши кроют черепицей вместо тисовых, а дома строят каменные, и строят их вдоль улиц, по европейскому обычаю, а не внутри дворов, как раньше. Петр запрещает ношение холодного оружия, т.к. во время пьяных драк люди режут друг друга ножами, иногда насмерть.

                          Довольно интересным нововведение было то, что женщин отныне запрещено было запирать дома, а надобно вывозить в общественные собрания. Так же при женщине мужчины должны были сдерживать свои дурные или неприличные нравы. Также Петр делает общедоступным театральное искусство — «на Красной площади построена была деревянная комедиальная храмина — для всех».

                          Петру предстояла трудная задача: для образования русских людей необходимо было вызвать иностранных наставников, руководителей, которые, естественно, стремились подчинить учеников своему влиянию, стать выше их. Это унижало учеников, которых Петр хотел сделать как можно скорее мастерами. Он хотел, чтобы обязательного обучения грамоте подлежало хотя бы дворянство. Историк писал, что Петр заставлял переводить иностранные книги, причем перевод, приказывал царь, должен быть не дословный, а смысловой.

                          Историк отзывался о Петре в восторженных тонах, приписывая ему все успехи России, как во внутренних делах, так и во внешней политике, показал органичность и историческую подготовленность реформ: «Необходимость движения на новую дорогу была осознана; обязанности при этом определились: народ поднялся и собрался в дорогу; но кого-то ждали; ждали вождя; вождь явился»

                          Военные действия ведутся Петром умело и четко, без излишней самоуверенности, но с целеустремленностью. Чтобы противостоять Турции, берет со второго раза Азовскую крепость. Чтобы пробить «окно в Европу», т.е. выход на Балтийское море, ведет войну со шведами. Историк считал, что главную свою задачу император усматривал во внутреннем преобразовании России, а Северная война со Швецией была только средством к этому преобразованию.

                          Соловьев придавал первостепенное значение не внешним влияниям на историю страны, а внутренним процессам, происходившим в ней. По его мнению, основой исторического процесса было движение от родового строя к государству и развитие самого государства. Историк также придавал большое значение географическому фактору.

                          Для страны в целом Петр тоже делает немало, а возможно, даже больше. При его правлении развивается добыча каменного угля и железной руды, металлургия, кожевенное производство, кораблестроение, военное ремесло.

                          Соловьев значительно отличает Петра от своих предшественников : «Петр не был царем в смысле своих предков, это был герой-преобразователь или, лучше сказать, основатель нового царства, новой империи и, чем более вдавался он в свою преобразовательную деятельность, тем более терял возможность быть похожим на своих предков; притом же и великая война прекратилась незадолго до его смерти»

                          Итак, Соловьев характеризует Петра очень отзывчивым по отношению к народу. Он заботился о состоянии народа, стремился сделать его образованным. Так же Соловьев отмечает, что во время правления Петра I происходило окультуривание общества. У Соловьева реформы представлены в виде строго последовательного ряда звеньев, составляющих всесторонне продуманную и предварительно спланированную программу преобразований, имеющую в своей основе жесткую систему четко сформулированных целевых установок.

                          III.Оценка личности и деятельности Петра I с точки зрения Н.В. Карамзина

                          Н.В. Карамзин с особым интересом относился к личности Петра I и его реформам. В 1798 г. у писателя даже появился замысел написать «Похвальную речь Петру I», однако он не был осуществлен. В записной книжке Карамзина сохранился лишь набросок «Мысли для похвального слова Петру I», датированный 11 июня 1798 г.

                          Описывая императора, Карамзин пишет, что в необыкновенных усилиях Петра мы видим всю твердость его характера и власти самодержавной. Ничто не казалось ему страшным.

                          Карамзин отмечает, что Петр велик без сомнения, но еще мог бы возвеличиться гораздо более, когда бы нашел способ просветить ум россиян без вреда для их гражданских добродетелей. Он считает его «худо воспитанным» Лефортом, который от бедности заехал в Москву и, весьма естественно, находя русские обычаи для него странными, говорил Петру об них с презрением, а все европейское возвышал до небес. По мнению Карамзина, увидев Европу, Петр, захотел сделать из России — Голландию.

                          Одной из многочисленных ошибок Петра I, Карамзин считает основание новой столицы на северном крае государства, «среди зыбей болотных, в местах, осужденных породою на бесплодие и недостаток». Можно сказать, что Петербург основан на слезах и трупах.

                          По мнению Карамзина, причиной реформ была «страсть» Петра Великого: страсть возвеличить Россию и страсть «к новым для нас обычаям», которая «преступила в нем границы благоразумия».

                          Он винит Петра I в том, что он поставил целью «не только новое величие России, но и современное присвоение обычаев европейских». Карамзин осудил перестройку системы государственного управления, ликвидацию патриаршества, подчинение церкви государству, Табель о рангах, перенесение столицы в Петербург, ломку старых обычаев. Он считает, что Петр «насиловал» русскую природу и резко ломал старый быт. Карамзин заявляет, все русское было искоренено, мы стали гражданами мира, но перестали быть в некоторых случаях гражданами России, а виною тому — Петр.

                          Когда я читала «Записка о древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях», меня поразило резкое, критичное отношение Карамзина к Петру I.

                          Оценивая деятельность Петра, Карамзин подходит к этому более эмоционально, чем другие историки. Возможно, это связано с тем, что он больше литератор, чем историк. У Карамзина структура рассуждений не такая четкая, как у других историков. Его работы трудно читать, потому что там присутствует старый язык и там больше художественных описаний, чем конкретных фактов.

                          Итак, безусловно, Петр I играет огромную роль в нашей истории. Мы видим, как много совершил этот человек для народа и для страны. И по сей день на протяжении трех веков, в России празднуется Новый год, праздник, введенный Петром в 1699-1700 году. И многие, в те далекие времена новые и непривычные обычаи настолько вросли в русскую культуру, что уже неотделимы, и кажется, что они существовали всегда.

                          Петр I повлиял на русскую историю столь значительно, что интерес к его деятельности вряд ли когда-нибудь угаснет, как бы ни оценивались его реформы.

                          Историки сходятся в том, что реформы начались (и происходили) благодаря личности Петра, и расходятся в том, как определял Петр цели реформ и насколько ясно он это делал.

                          Из-за различия в подходах Карамзин, Ключевский и Соловьев по- разному интерпретируют реформы и из значение, однако, часто совпадают в выводах.

                          По признанию всех историков, Петр был царь-работник, который постоянно трудился, узнавал что-то новое и пытался научить этому новому окружающих.

                          Как человек Петр 1 был, возможно, не самым совершенным, но как государственный деятель и реформатор добился очень много, поэтому наследие это сохранилось на протяжении веков.

                          Я сделала далеко не полный очерк преобразовательной деятельности Петра, но постаралась коснуться тех событий, благодаря которым мы можем судить о его деятельности. Итак, только после рассмотрения точки зрения разных историков, можно сделать объективные выводы о этой выдающейся личности.

                          1.Карамзин Н.М. Записка о древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях. М., 1991

                          .Ключевский В.О. Исторические портреты. М., 2001

                          .Ключевский В.О. Курс русской истории. М.,2003

                          .Соловьев С.М. История России с древнейших времен. М., 2009

                          .Соловьев С.М. Публичные чтения по истории России. М., 2003

                          Репетиторство

                          Наши специалисты проконсультируют или окажут репетиторские услуги по интересующей вас тематике.
                          Отправь заявку с указанием темы прямо сейчас, чтобы узнать о возможности получения консультации.

                          Источники:
                          • http://poznaemvmeste.ru/index.php/188-oge-praktika-zadanie-15-2
                          • http://vuzlit.ru/338823/mneniya_istorikov_reformah_petra_pervogo
                          • http://diplomba.ru/work/83009