Меню Рубрики

Существует точка зрения что судебник 1497

Судебником 1497 года при царе Иване III впервые в общегосударственном масштабе было ограничено право крестьянского выхода: их переход от одного владельца к другому теперь разрешали только раз в году, в течение недели до и недели после Юрьева дня осеннего (25 ноября) после окончания полевых работ. Кроме того, выходцев обязывали плотить владельцу пожилое – деньги за утрату рабочих рук, за «двор» — хозяйственные постройки. Так было положено начало созданию общегосударственной системы крепостного права. Судебник 1497 года, однако, не получил широкого распространения.

Судебник, ограничивая власть кормленциков, устанавливал как должен происходить суд, и притом с участием выборных представителей от верхов местного населения. Судье запрещалось брать взятки, использовать суд с цель. Мести и т.п. Это было положительной стороной централизации. Но «судебник» призван был в первую очередь, обеспечить классовые интересы феодалов. Смертная казнь вводилась для многих «лихих дел», связанных с посягательством на феодальную собственность и порядок. За перепашку межи били кнутом и брали денежный штраф. Он содействовал дальнейшему развитию феодальных отношений.

Выделялась особая категория больших, ли докладных, холопов, т.е. княжеских или боярских слуг, ведавших отдельными отраслями хозяйства – ключников, тиунов, огнищан, конюших, старост, пашенных. В имениях своих господ они выполняли регулярные функции: административные, финансовые, судебные и полицейские (приставы, доводчики и т.п.). Эти функции часто приобретали наследственных характер. Оформление их холопьего статуса носило вполне формальный характер, требовалось составление грамоты, участие свидетелей и т.д. Вся процедура называлась «докладом». Значительная часть «больших» холопов переходила в разряд свободных людей, а в конце XVI века в период опричнины некоторые из них садились на прежние земли бояр, получив наименование «новых худородных господ». Юридическое оформление докладного холопства сократилось в начале XVII века.

Второй этап – судебник 1550 года.

Народные выступления и боярский произвол в период малолетства Ивана IV, а также общая тенденция к централизации страны и государственного аппарата повлекли за собой издание этого нового свода законов. Взяв за основу судебник Ивана III, составители нового судебника внесли в него изменения, связанные с усилением центральной власти. Старая система управления и суда в лице наместников и волостелей сохранилась, но с существенными поправками, суть которых сводилась к усилению контроля над ними со стороны местного населения и центральных властей.

Население страны было обязано нести тягло-комплекс натуральных и денежных повинностей. Установлена единая для всего государства единица взимания налогов – большая соха. В зависимости от плодородия почвы, а также социального положения владельца земли, соха составляла (400-600 га) земли.

Таким образом, неместническая система управления, сложившаяся в период ликвидации уделов и вошедшая в сильное противоречие с требованием времени сначала была ограничена. А затем – в силу своей коренной непригодности – упразднена.

Одновременно расширились юридические права этой категории крестьян: их участие в гражданско-правовых сделках, свидетельство в суде (в XIII веке в качестве свидетеля мог выступать боярский тиун, в XV веке – дворский тиун, в XVII веке такое право получили все холопы). Кабальное холопство вместе с тем превратилось в форму зависимости, которая с XVI века стала распространяться на новые слои свободного населения попадавшие в экономическую зависимость. При этом основой зависимости становился не заем имущества, а договор личного найма.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: При сдаче лабораторной работы, студент делает вид, что все знает; преподаватель делает вид, что верит ему. 8446 — | 6702 — или читать все.

Судебник Ивана III, 1497 г.

Судебники – это своды законов Русского государства. Они принимались князем, а затем царём, были проявлением его воли и включали в себя различные правовые акты, существовавшие на тот период времени.

Первым Судебником был правовой документ, принятый Иваном III в 1497 году.

Кто был его составителем? Точных данных нет, есть несколько предположений: дьяк Владимир Гусев, князь Патрикеев И.Ю, дьяки Жук Василий, Куницын Фёдор, Долматов Василий.

Причины принятия Судебника

Необходимость систематизировать законы, имеющиеся до 1497 года (это «Русская правда», различные указы, уставные грамоты, судебные решения и прочее)

Новый правовой акт должен быть отразить особенности развития централизованного государства.

Документ должен был способствовать усилению власти князя единого государства, отразить возрастающую роль боярства, а также особенности аппарата управления страной.

Особенностью Судебника является то, что большая часть в нём отведена нормам процессуального права (правилам ведения розыскного и судебного процесса). Нормам материального права ( гражданского, уголовного) отведено значительно меньше статей.

Судебник Ивана III. Содержание

    Статьи 1-36- нормы уголовного права и деятельность центрального суда

    Статьи 37-45 – деятельность местных судов.

    Статьи 46-66 – гражданское право и гражданский процесс (здесь содержались законы, касающиеся наследования, найма, перехода крестьян к другому хозяину и другие )

    Статьи 67-68 по судебному процессу.

    Рассмотрим конкретное содержание некоторых положений Судебника.

    Уголовное право

      Дано определение преступления, его называли «лихим делом», которое направлено против строя, существующего в стране, против правосудия. Интересно сравнить данное определение с определением в « Русской правде». Там это было лишь деяние , наносящее ущерб лицу или группе лиц.

      Все преступления были чётко распределены по группам, видам (крамола, то есть выступление против власти, убийства, разбой, имущественные преступления — татьбы, противоправные действия против суда). За каждый вид преступления — определялось своё наказание.

      Самым суровым наказанием была смертная казнь. Она назначалась за государственную измену и казнокрадство, воровство, убийство (душегубство), ябедничество, кражу церковного имущества, поджоги.

      За остальные преступления применялись телесные наказания: это и стегание розгами, и даже урезание языка.

      Конечно, были распространены и денежные штрафы, но их размер в Судебнике не обозначался.

      Гражданское право

        В Судебнике юридически было закреплено крепостное право. 1497 год считается официальным началом закрепощения крестьян в России. Был установлен единый по всей стране порядок перехода крестьян от одного хозяина к другому. Если раньше переход был возможен в любое время, то теперь — только за неделю до и неделю после Юрьева дня (26 ноября), причём, необходимо было уплатить пожилое- плату за аренду земли. У феодалов появилось законное право покупать и продавать крестьян.

        В документе были представлены правовые положения, касающиеся проживания в городе, налогообложения, всех сделок с недвижимостью.

        Значение Судебника 1497 года

        Регулировал общественные отношения в едином централизованном государстве.

        Унифицировал правовые нормы деятельности центральной власти и местного самоуправления.

        Чётко определял компетенцию деятельности должностных лиц.

        Разграничивал виды преступлений, назначал наказание за каждый из них.

        Судебник закрепил крепостное право, которое просуществовало в России до 1861 года, принимая при каждом последующем правителе всё боле жестокие формы.

        Материал подготовила: Мельникова Вера Александровна

        1. Этапы юридического закрепощения крестьян. Судебник 1497 года.

        Процесс формирования крепостного права был длительным. Оно порождено феодальным общественным строем и являлось его главнейшим атрибутом. В эпоху политической раздробленности не было общего закона, определявшего положение крестьян и их обязанности. Еще в XV в. крестьяне свободно могли оставлять землю, на которой они жили, и переходить к другому землевладельцу, уплатив прежнему хозяину долги и особую пошлину за пользование двором и земельным наделом − пожилое. Но уже в то время князья стали издавать грамоты в пользу землевладельцев, ограничивая крестьянский выход, то есть право сельских жителей «переходить из волости в волость, из села в село» одним сроком в году − неделей до Юрьева дня.

        В процессе становления крепостничества в России можно выделить несколько этапов юридического закрепощения крестьян:

        1) Судебник 1497 г.;

        2) Судебник 1550 г.;

        3) введение заповедных лет в 80-х гг. XVI в.;

        5) введение урочных лет в конце XVI − начале XVII в.;

        6) Соборное Уложение 1649 г.

        Юридическое оформление крепостного права началось в правление Ивана III с принятием свода законов единого российского государства − Судебника 1497 г. Статья 57 Судебника «О христианском отказе» ограничивала право крестьянского перехода от одного землевладельца к другому одним сроком для всей страны: неделей до и неделей после Юрьева дня (26 ноября). Условием перехода была уплата пожилого − компенсация землевладельцу за потерю рабочих рук. Причем, если крестьянин прожил год, он платил четверть этой суммы, если два года, то половину, если три, то три четверти, а за житье в течение четырех лет платилась вся сумма целиком. Пожилое составляло большую, но не одинаковую сумму в лесной и степной зонах. Приблизительно надо было отдать не менее 15 пудов меду, стадо домашних животных или 200 пудов ржи.

        2. Земельная реформа Ивана IV Грозного

        Судебник 1550 г., принятый при Иване IV в условиях политики социального компромисса, сохранил право перехода крестьян в Юрьев день, хотя служилые люди настойчиво требовали ликвидации этого права . Была лишь увеличена плата за «пожилое» и установил дополнительную пошлину «за повоз», которая уплачивалась в случае отказа крестьянина выполнять обязанности привезти с поля урожай землевладельца. При этом Судебник обязал господина отвечать за преступления своих крестьян, что усиливало их личную (внеэкономическую) от него зависимость.

        В начале 80-х гг. XVI в. под воздействием экономического кризиса и запустения в России началась перепись вотчинных и помещичьих хозяйств. С 1581 г. на территориях, где проводилась перепись, стали вводиться «заповедные годы», в которые запрещался переход крестьян даже в Юрьев день. Режим заповедных лет вводился правительством в тот или иной год не по всей стране, а в пределах отдельных земельных владений или административных единиц и распространялся как на сельскую местность, так и на город. К 1592 г. перепись была завершена, и, в этом же году был издан специальный Указ, вообще запрещающий переход крестьян. Отсюда пошла поговорка: «Вот тебе, бабушка, и Юрьев день».

        Лишившись права перехода, крестьяне стали бежать, оседая на «вольных» землях на окраинах российского государства или в вотчинных хозяйствах. Хозяевам крестьян предоставлялось право сыска и возвращения беглых в течение так называемых «урочных лет». В 1597 году царь Федор ввел Указ, который установивший пятилетний срок возвращения беглых и насильственно вывезенных крестьян прежним хозяевам.

        В том же году был издан указ, по которому кабальные холопы лишались юридической возможности выйти на свободу до смерти холоповладельца. Владельцы холопов получили, кроме того, право превращать в кабальных тех своих холопов, которые служили у них добровольно не менее полугода.

        Этапы закрепощения крестьян в России

        Начало закрепощения — судебник 1497 г.

        Прикрепление крестьян к земле началось уже в 14 веке. В междукняжеских договорах записывалось обязательство не переманивать друг у друга чернотяглых крестьян. С середины 15 века издается ряд грамот великого князя, в которых устанавливался единый для всех феодалов срок отпуска и приема крестьян. В тех же грамотах указывалось обязательство уплачивать за уходящего крестьянина определенную денежную сумму. Размер «пожилого» (плата за проживание крестьянина на земле господина) зависел от того, находился ли двор в степной или лесной полосе, и от срока проживания.

        Развитие крепостного права происходило в три этапа, рамки которых можно ограничить следующими документами: Начало закрепощения — судебник 1497 года, затем судебник 1550 года и третий этап — соборное Уложение 1649г.

        Судебником 1497 года при царе Иване III впервые в общегосударственном масштабе было ограничено право крестьянского выхода: их переход от одного владельца к другому теперь разрешали только раз в году, в течение недели до и недели после Юрьева дня осеннего (25 ноября) после окончания полевых работ. Кроме того, выходцев обязывали платить владельцу пожилое — деньги за утрату рабочих рук, за «двор» — хозяйственные постройки.

        Так было положено начало созданию общегосударственной системы крепостного права. Судебник 1497 года, однако, не получил широкого распространения. До нас дошел всего один список Судебника, и этот факт — не только результат пожаров, безжалостно уничтожавших государственные и личные архивы. Общерусский Судебник 1497 г. был важнейшим источником права. Но он не охватывал многих вопросов (государственного, брачно-семейного права и т.д.).

        Историки, или кто ее хорошо знает, помогите пожалуйста ответить.

        Судебник 1497 года был первым законом, регламентирующим начавшееся закрепощение крестьян. Отныне крестьянин мог уйти от своего хозяина только в строго определённый срок. Юрьев день (26 ноября) — дата, с которой на Руси связывалось осуществление права перехода крестьян от феодала к феодалу, так как к этому времени завершался годовой цикл сельскохозяйственных работ и происходил расчет по денежным и натуральным обязанностям крестьян в пользу их владельцев.

        В общегосударственном масштабе крестьянский выход был ограничен в Судебнике 1497 г. двухнедельным периодом — по неделе до и после Юрьева дня. Судебник 1550 года подтвердил это положение. Право перехода крестьян было временно отменено с введением «заповедных лет» , а затем и вовсе запрещено законодательством 1590-х годов. Соборное уложение 1649 года подтвердило этот запрет.

        Судебник ограничивал холопство в городе. Таким образом, увеличивалось количество «тяглецов» (налогоплательщиков) среди городского населения.

        Первый Судебник был издан. Судебник 1497 — характеристика. Последствия Судебника 1497 года

        В конце XV века русские земли переживали новую веху своей истории. В это время московским князьям приходилось принимать решения, которые помогли бы скрепить все земли и удержать их вместе. Первый Судебник был издан именно с этой целью.

        Государство до принятия важного документа

        С 1132 года в русской истории начинается период раздробленности. Древнерусское государство с центром в Киеве фактически прекратило свое существование. Хоть князья и боролись за киевский престол, все же их победа не означала, что они возьмут в руки власть над всеми русскими землями. Очень скоро киевские владения были разграблены, а жители города сбегали в другие земли, чтобы там найти для себя спасение от кочевников и войн.

        Читайте также:  Точку зрения на критерии эффективности принимаемых управленческих решений

        В ситуации, когда брат шел войной на брата, а сын — на отца, русские земли были легкой добычей для племен кочевников. В эти годы мощь набирали монголо-татарские племена. Разобщенность русских князей и отсутствие общего командования помогли завоевателям поработить Древнерусское государство на долгие годы.

        Со временем несколько городов набрали достаточно сил для того, чтобы стать центром нового государства. Благодаря выгодному географическому положению, мудрости и хитрости местных князей и поддержке православной церкви Москва смогла одержать победу в этом противостоянии.

        Московские князья на протяжении десятилетий собирали русские земли. Закончил оформление нового государства Иван III. Это потребовало создания свода законов, по которому оно могло бы существовать. Царь осознавал эту необходимость. Первый Судебник был издан в 1497 году.

        Помощником стал тот человек, которому Василий Темный доверял так же, как себе. Иван Васильевич, его сын, стал принимать участие в решении государственных проблем после того, как ему исполнилось 16 лет. Спустя 6 лет после этого события Василий Темный умер.

        Ивану III предстояло присоединить к своим землям Новгород, Тверь и многие другие богатые территории. Именно при этом правителе закончилось оформление русского государства. И именно при нем произошли перемены в управлении, которые определят историю Отечества на долгие годы.

        Похоронив первую супругу, Иван III решает жениться вновь. На этот раз его избранницей становится племянница последнего правителя Византии Софья Палеолог. После долгих переговоров она прибывает в Москву и становится женой русского правителя.

        Современники писали, что Софья была на редкость умной и хитрой женщиной. Она влияла на своего мужа и внушала ему, что только византийский образ жизни можно назвать единственно правильным. Речи жены нравились Ивану III, потому вскоре после свадьбы он принялся за реформы.

        Византийский двор отличался пышностью и богатством обстановки. Церемонии, во время которых подданные признавали свою ничтожность по сравнению с государем, возвеличивали правителя и подчеркивали божественное происхождение его власти. После свадьбы с Софьей Палеолог Иван III установил такие же правила и в своей родной стране. Кроме традиций был перенят герб Византии. Иван III и его потомки теперь считались главными защитниками православной веры, наследниками Византии.

        Сохранение традиций

        Иван III не решился рисковать и вносить большие изменения в устоявшиеся традиции ведения внутренней политики. Многие нормы, принятые в прежние времена, сохраняли свое существование. Среди таковых оказалось «кормление». В годы раздробленности на месте Киевской Руси появилось несколько мелких княжеств, которые различались между собой по размерам и богатству. В большинстве из них правители самостоятельно управляли своими землями, в некоторых им приходилось советоваться с боярами.

        Если земля была слишком велика для того, чтобы управлять ею самостоятельно, князь рассылал своих наместников. Они не получали жалования, но, однако, вели безбедное существование: им разрешалось наживать богатство на подвластных им землях. Наместники без стыда грабили крестьян и ремесленников. Они имели право брать большие налоги в виде денег и продуктов.

        Судебник 1497 года сохранял «кормления», несмотря на то, что они наносили огромный удар по крестьянству. Но после издания свода законов был установлен их точный размер, превышать который никто не мог.

        Суд и судопроизводство

        Создавая первый Судебник, Иван III распорядился, чтобы особое внимание было уделено не законам, а судопроизводству. Потому в данном документе отдельно прописано, кто и как должен принимать решения.

        Судили бояре, окольничии и дьяки. В том случае, если преступление было серьезным, а разрешить его было непросто, суд вершил сам великий князь.

        Первый Судебник был издан еще и для того, чтобы обеспечить справедливость наказания, потому были введены первые законы, направленные против взяточничества. Судьям запрещалось принимать подарки и деньги от участников разбирательства и выносить решения, исходя из личных пристрастий.

        В том случае, если было трудно выявить, кто прав, а кто виноват, суд решался поединком. Чтобы определить исход дела, истец и ответчик в доспехах сражались друг с другом до тех пор, пока один из них не одерживал победу. При этом ни один из участников не должен был погибнуть. За этим следили специальные люди. В том случае, если одна из сторон не могла сражаться (женщина, пожилой человек, калека), она должна была найти кого-то, кто согласится отстаивать ее интересы.

        Судебник 1497 года содержал и список наказаний, которым подвергались преступники. Отныне жители государства не имели права самостоятельно вершить суд и наказывать обидчиков. Также была под запретом кровная месть.

        Впервые среди наказаний появилась смертная казнь. Высшей мере подвергались преступники, совершившие убийство, поджог, святотатство и т. д. Кроме того, казнили тех, кто во второй раз совершил кражу. За первую преступника пороли плетьми на площади, чтобы как можно больше людей видело его позор.

        В том случае, если вина была практически доказана, но человек отказывался признавать её, Судебник 1497 года разрешал применять пытки. Такой способ получения признательного показания также появился впервые.

        Положение крестьян

        Особо сильно раздробленность и гнет монголо-татар отразились на крестьянстве. Одни были уведены в рабство, другие — убиты. Только после того как монголо-татары отступили, государство постепенно начало возрождаться из пепла.

        В тот момент, когда первый Судебник был создан, уже существовали зависимые крестьяне. Их называли холопами, чье положение ничем не отличалось от положения рабов в других странах. Теряли свою свободу те люди, которые не имели средств вести независимое существование или попавшие в плен во время военных действий. Становясь холопом, человек обрекал на рабство всех своих потомков. Это положение передавалось по наследству, а ребенок холопки становился холопом даже в том случае, если его отец был свободным человеком.

        Отношения крестьян и землевладельцев до Судебника 1497 года

        До того года, когда первый Судебник был издан, крестьяне (не холопы) имели право перейти от одного землевладельца к другому. За работу на земле крестьянин получал ссуду в виде семян растений, орудий труда и денег. Некоторые землевладельцы также обеспечивали своих работников жильем.

        За полученную ссуду крестьянин обязывался посадить семена, ухаживать за растениями и собрать урожай, чтобы затем отдать долг землевладельцу. Но никто не мог помешать ему уйти до того, как урожай будет собран. Тогда землевладельцу приходилось спешно разыскивать людей, которые согласятся собрать урожай, чтобы не понести еще большие убытки. Землевладельцы жаждали, чтобы Судебник 1497 года исправил эту несправедливость.

        Юрьев день

        Иван III не мог обойти вниманием эту проблему. Потому в Судебнике появилось первое ограничение, которое касалось крестьянства.

        Принятие Судебника устанавливало срок, когда крестьянин мог переходить от одного землевладельца к другому. Таким периодом стала неделя до Юрьева дня (26 октября) и неделя после него. В это время урожай собран, крестьяне могут заплатить пожилое (плата за проживание на чужой земле, пользование чужими орудиями труда) землевладельцу и перейти к другому.

        Не всем понравилась такая реформа. Потому некоторых крестьян принятие Судебника заставило бежать на Дон, где складывался особый мир — казачество.

        Последствия принятия документа

        Судебник — это не только сборник законов, но и отражение суровой жизни русского народа в то время. Именно по этому документу можно изучать и быт жителей государства.

        Во время нашествия монголо-татар в упадок пришла культура Древнерусского государства. Если до прихода кочевников русский народ мог считаться одним из самых грамотных во всей Европе, то за несколько столетий все изменилось. Также гнет монголо-татар изменил менталитет русского народа, что можно увидеть на примере Судебника.

        Принятие первого Судебника означало появление смертной казни, пыток. Никогда прежде не было таких суровых наказаний за преступления. А с годами появится только больше их видов.

        Большевики, описывая последствия Судебника 1497 года, считали, что именно тогда началось закрепощение крестьянства. Но они ошибались. Хоть и было ограничено время перехода крестьян от одного землевладельца к другому, этот факт еще нельзя назвать предвестником крепостного права. Оно начало оформляться при наследниках Ивана III. А отменено было только после реформы Александра II — представителя другой правящей династии.

        Первый Судебник был создан для того, чтобы урегулировать жизнь нового государства с центром в Москве. В документе впервые появляются новые правила, некоторые были взяты из Русской правды — первого свода законов. Но все нормы, которые представляет первый русский Судебник, являются отражением непростой жизни русской земли, восстанавливающейся после гнета монголо-татар.

        Начало закрепощения крестьян. Судебник 1497 г. Вотчинно-поместное землевладение и формы зависимости крестьян

        При Иване III для унификации судебно-административной деятельности в 1497 г. был составлен новый свод юридических норм – Судебник – первый кодекс законов единого централизованного государства. Отныне юрисдикция московского князя распространялась на всю территорию страны, соответственно ликвидировались правовые суверенитеты отдельных регионов.

        При создании Судебника использовались «Русская правда», «Псковская судная грамота», а также княжеские уставные грамоты.

        Большая часть статей кодекса посвящена нормам процессуального права, что свидетельствует о росте мощи государства при недостаточном уровне развития гражданских отношений. Судебник закрепил устройство и систему управления, унифицировал судебные пошлины, установил единые нормы уголовной ответственности и порядок ведения суда и следствия. Верховным судьей считался московский великий князь, имеющий право наделять судебными полномочиями своих служилых людей: бояр, окольничих, наместников и волостелей. В первой же статье Судебника говорится о запрете лихоимства и неправого суда: «Всякому судие посулов (взяток) от суда не имати… А судом не мстити и не дружити никому».

        Любопытно, что Судебник допускает в некоторых спорных случаях использование такой архаичной формы доказательства, как назначение судебного поединка (поля) между сторонами, участвующими в тяжбе.

        Особенно важно, что Судебник Ивана III положил начало юридического оформления крепостной зависимости крестьян от землевладельцев. Он ограничил (ст. 57) право крестьян уходить от своего господина определенным сроком – за неделю до Юрьева дня осеннего (26 ноября) и в течение недели после него. Уходя, крестьянин обязан был выплатить своему прежнему хозяину пожилое в сумме 1 рубль в степных и полтину в лесостепных районах.

        Примечательно также, что в Судебнике 1497 г. впервые официально употребляется термин «поместье» – условное земельное владение, предоставляемое государством за несение военной или гражданской службы.

        Вотчина – это традиционная форма землевладения на Руси, возникшая еще во второй половине XI в. В.О. Ключевский полагал, что в XI–XIII вв. «Русская земля считалась «отчиной» и «дединой» всего княжеского рода». Разумеется, «отчинами» отдельных княжеских фамилий являлись их родовые уделы в XII – первой половине XVI вв.

        Князья, не имеющие свободных денежных средств, вынуждены были жаловать своих приближенных землей. При этом вотчина подразумевала возможность ее отчуждения (продажи, дарения, обмена, наследования) хозяином, то есть являлась безусловной частной собственностью.

        Помимо княжеских и боярских, в средневековой Руси существовали еще монастырские вотчины. Напомним, что церковь превращается в крупного землевладельца во второй половине XIV–XV вв. Условия для этого подготовила монастырская реформа Сергия Радонежского.

        Боярские вотчины могли быть пожалованы князем за службу, а также куплены или выменяны хозяином. Они считались индивидуальной частной собственностью владельца, однако его род (в случае отсутствия наследников) имел преимущественное право их выкупа. Поэтому большая часть вотчин находилась в родовой собственности. Несмотря на сопротивление государства, некоторые вотчинники округляли (пополняли) свои владения путем захвата черных (казенных) земель. Этот процесс, особенно распространенный в XII–XIV вв., получил название обояривания государственных земель.

        Вотчинники обладали рядом привилегий (иммунитетов): судили своих крестьян, заставляли их нести повинности (барщина и оброк) и др.

        В период раздробленности вотчина оставалась господствующей формой частной земельной собственности на Руси, однако, по мере создания и укрепления единого централизованного государства возникает новый вид земельного держания – поместье.

        Поместье – это условное земельное владение, предоставляемое государством за несение военной или гражданской службы. В XV в. Московское государство расширяет свою территорию и, разумеется, начинает испытывать необходимость в резком увеличении численности армии и бюрократического аппарата. В качестве жалованья князья начинают раздавать служилым людям земли с проживающими на них крестьянами. Постепенно формируется дворянство (первоначально – «дети боярские») – новый социальный класс мелких и средних землевладельцев-помещиков, ставший со временем главной опорой престола. По приказу государя дворяне обязаны были являться на войну «конно, людно и оружно», – то есть на собственные средства приобретать оружие, амуницию и приводить с собой даточных людей. Важно заметить, что вплоть до конца XVII в. поместная конница оставалась главной боевой силой московского войска.

        С ростом числа поместий во второй половине XV в. связано возникновение проблемы государственного закрепощения крестьян, бежавших от усиленной помещичьей эксплуатации в крупные вотчины или на окраины государства.

        В отличие от вотчин поместные земли считались государственной собственностью и соответственно были неотчуждаемы: их нельзя было завещать, продавать, обменивать т. д.

        С середины XVI в. начинается процесс быстрого слияния юридического статуса поместий и вотчин. При этом права помещиков расширялись, а вотчинников – сокращались. Эта тенденция отчетливо заметна в Соборном уложении 1649г. Наконец, указ Петра I о единонаследии (1714г.) уравнял вотчину и поместье в правах.

        Источники свидетельствуют о богатстве и разнообразии фольклора Древней Руси. Значительное место в нем занимала календарная обрядовая поэзия: заговоры, заклинания, песни. Существовали также пословицы и поговорки, загадки и сказки, исторические предания и легенды. Продолжало развиваться былинное творчество. С XIII в. главной темой устного народного творчества стала борьба против золотоордынского ига. Многие поэтические произведения в переработанном виде вошли в письменную литературу – сказания о битве на Калке, о разорении Рязани Батыем и рязанском богатыре Евпатии Коловрате, о подвигах Меркурия Смоленского, о Невской битве и Ледовом побоище, о Куликовской битве. Новую жизнь получали древние былины. Киев предстает в них как эпический центр Русской земли, а богатыри, объединившиеся вокруг князя Владимира Красное Солнышко – как защитники всего русского народа. В XIV в. складывался цикл новгородских былин о Василии Буслаеве и Садко, отразивший могущество Новгорода и вольнолюбивый дух новгородцев. Тогда же оформился новый жанр народного творчества – жанр исторической песни. Следы исторических песен, связанных с Куликовской битвой, например, можно обнаружить в «Задонщине» и «Сказании о Мамаевом побоище».

        Читайте также:  Объясните с точки зрения строения атомов

        Итак, русская письменная литература возникла на основе богатых традиций устного народного творчества. Одним из основных оригинальных жанров формирующейся древнерусской литературы стало летописание. При этом русские летописи – не просто памятники литературы или исторической мысли. Они отражают широкий круг представлений и понятий того времени, являются свидетельством всей духовной культуры средневековья. Самым значительным памятником летописания считается «Повесть временных лет», составленная около 1113г. С середины XII в., когда в условиях политической раздробленности летописание начало приобретать областной характер, «Повесть» включалась в начальную часть большинства местных анналов. Одним из самых значительных примеров русского летописания стал Московский свод 1479 г.

        Наиболее выдающимся произведением древнерусской литературы, воплотившим ее лучшие стороны, является «Слово о полку Игореве», написанное в конце XII в. Это сочинение о походе князя Игоря Новгород-Северского против половцев – яркий образец русской эпической литературы. В XIII–XV вв. «слова», «повести» и «сказания» были широко распространены и отражали важнейшие события истории. Самыми значительными среди подобных литературных памятников можно считать «Повесть о разорении Рязани Батыем»; тверские повести «Об убиении князя Михаила Ярославича в Орде» и «О Шевкале» (посвященную Тверскому восстанию 1327 г.); цикл произведений, посвященных Куликовской битве, – «Задонщина», «Сказание о Мамаевом побоище», «Повесть о московском взятии от царя Тохтамыша» и др.

        Наконец, большое развитие получила биографическая, в первую очередь, житийная литература: переделанная в житие повесть об Александре Невском, «Слово о житии и преставлении великого князя Дмитрия Ивановича», «Житие митрополита Петра», написанное митрополитом Киприаном, «Житие Сергия Радонежского», составленное Епифанием Премудрым и переработанное Пахомием Логофетом и т. д.

        Дальнейшее развитие получила литература о путешествиях – «хождения» – приобретающая к концу XV в. светский характер. Самым известным произведением подобного рода является «Хождение за три моря», содержащее описание тверским купцом Афанасием Никитиным своего путешествия в Индию.

        Стремление определить место России в мире, интерес к жизни других народов привел к тому, что в середине XV в. в России был составлен первый хронограф – изложение всемирной истории.

        Исследования Судебника 1497 г

        Читайте также:

        1. I. Сущность методов педагогического исследования.
        2. II. Характеристика практических методов исследования.
        3. Актуальность исследования.
        4. Актуальные проблемы исследования эмоциональных отношений
        5. АЛГОРИТМ ЗАБОРА КАЛА ДЛЯ БАКТЕРИОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ.
        6. Алгоритм подготовки к эндоскопическим методам исследования органов пищеварения.
        7. Анализ и обсуждение результатов исследования
        8. Аналитические различия исследования человека в разных науках
        9. Аппаратура для исследования помехоподавляющих свойств фильтра
        10. Археологические исследования в Белжеце
        11. Бактериологический метод исследования.
        12. Бессознательное как предмет философского исследования: З.Фрейд, К.Юнг.

        Первое упоминание о Судебнике имеется в «Записках о Московии» австрийского дипломата Сигизмунда Герберштейна, бывшего послом императора Максимилиана при дворе Василия III. Опубликованные в 1556 г. в Базеле на латинском языке, эти записки раскрывали содержание лишь первых статей Судебника (3-7, 9-16) о порядке решения споров при помощи судебного поединка и наказаниях за разного рода преступления[1].

        Рукопись Судебника 1497 г. была обнаружена в 1817 г. П.М. Строевым и опубликована им совместно с К.Ф. Калайдовичем в 1819 г. Она остаётся до сих пор единственным известным списком Судебника и хранится в фонде Государственного древлехранилища Центрального государственного архива древних актов в Москве.

        В советское время вышло академическое издание Судебника 1497 г. (подготовка текста к печати и комментарий Л.В. Черепнина). Исследуя единственный сохранившийся список Судебника 1497 г., он пришёл к выводу, что текст его был переписан с подлинника или с другого списка не менее чем тремя сменявшими друг друга писцами. Рукопись Судебника не имеет постатейной нумерации. Её текст подразделяется с помощью киноварных заголовков на 36 разделов, внутри которых имеются более мелкие подразделения — выполненные также киноварью инициалы. Систематизируя эти подразделения, М.Ф. Владимирский-Буданов при публикации текста в своей «Хрестоматии», изданной в 1873 г., разделил его на 68 статей. Однако, как показал Л.В. Черепнин, это деление искусственно. М.Ф. Владимирский-Буданов, пользовавшийся исключительно публикацией К.Ф. Калайдовича и П.М. Строева, в которой не всюду учитывалось наличие выполненных киноварью инициалов, не отразил полностью архитектонику памятника. По мнению Л.В. Черепнина, памятник следует разбить на 100 статей. Однако ввиду того, что все научные работы, посвящённые Судебнику 1497 г., основаны на нумерации М.Ф. Владимирского-Буданова, в академическом издании сохранено общепринятое деление.

        В 1955-56 гг. под редакцией Л.В. Черепнина вышли 3-й и 4-й выпуски «Памятников русского права», охватывавшие периоды образования и укрепления Русского централизованного государства. В них опубликованы тексты Судебников 1497 и 1550 годов (введение и историко-правовой обзор к ним подготовил А.Г. Поляк).

        Судебники эти в дореволюционной литературе не стали объектом специального монографического исследования. О них, как правило, говорилось в общем плане в трудах по истории России или отдельным отраслям русского права.

        П.М. Строев и К.Ф. Калайдович связывали появление Судебника 1497 г. с падением ордынского владычества, когда «с возвращением свободы и политической самобытности, отечество наше имело надобность в лучшем образовании внутреннего управления».

        Однако свойственное дворянско-буржуазной историографии преувеличение организующей роли государственной власти и законодательных памятников без учёта других факторов выдвигало на 1-й план деятельность князя-законодателя. «Великий князь Иоанн Васильевич, — пишут далее Строев и Калайдович, — ведал сей недостаток и принял меры оный исправить». Отмечая, что нормы Судебника 1497 г. «характером своим много разнствуют от Ярославовых», эти авторы не только не показали, чем данные изменения вызваны, но, сравнив Судебники 1497 и 1550 годов, пришли к неверному выводу об отсутствии фактической разницы между ними. Строев и Калайдович расценили князя Ивана III как «законодателя», а Ивана IV — лишь как «исправителя» его законов. Вместе с тем ими отмечается большая полнота и определённая система Судебника 1550 г., имеющего новые, по сравнению с Судебником 1497 г., статьи. Однако эти разночтения они объясняют не причинами централизации государства, а ошибками переписчиков.

        Много сделал для введения в научный оборот Судебника 1497 г. М.Ф. Владимирский-Буданов. Опубликовав его текст с подразделением на статьи, он отметил наличие в Судебнике определённой системы по сравнению с предшествующими актами. Предложенное им выделение из состава Судебника 4 частей — постановления о суде центральном, суде местном, материального права и дополнительных статей — было воспринято всеми последующими исследователями. Рассматривая Судебник 1497 г. как объединение местных законов в один общий, Владимирский-Буданов впервые предпринимает попытку более детального изучения вопроса о его источниках. Формально-юридическое сравнение, проведённое путём текстологического анализа, приводит его к выводу, что в качестве «не только основного, но почти единственного источника» Судебника выступают уставные грамоты, а нормы обычного права употреблены в незначительной степени. Использована Псковская Судная грамота, несколько изменённая по сравнению с вечевым законодательством. Судебник значительно беднее по сравнению с ПСГ как по содержанию, так и по искусству редакций. Он находит и неизвестные рассмотренным ранее памятникам статьи, например, запрещение отказывать в правосудии (ст. 2), законы о взяточничестве и лжесвидетельстве (ст. 67) и некоторые другие, автором которых он считает самого Ивана III. В обширных комментариях Владимирский-Буданов проводит сравнительный анализ Судебников 1497 и 1550 годов, подчёркивая определённую связь между ними.

        Возникновение Судебника 1497 г., начиная с издания П.М. Строева и К.Ф. Калайдовича, связывалось с ликвидацией монголо-татарского ига и централизацией государства и управления. Однако объяснялось это не социально-экономической обусловленностью исторического процесса, а стремлением ставшего единодержавным государя «утвердить внутренне благоустройство России общими гражданскими законами». При этом организующую роль государственной власти и законодательных памятников П.М. Строев и К.Ф. Калайдович сводили к деятельности «мудрого государя», действовавшего в интересах всего общества как надклассовая сила. «имя доброго гражданина без всякого инаго титла, — писал Н.М. Карамзин, характеризуя Судебник 1497 г., — было правом на государственное уважение»[2]. Замечая, что с данного Судебника «начался новый порядок в истории законодательства», И.Д. Беляев характеризует этот новый порядок как попытку установить равный суд для всех жителей государства, чтобы «никому не было привилегии в суде»[3].

        Вопрос об источниках и значении Судебника решался по-разному. Большинство исследователей не только первой, но и второй половины XIX в. восприняли выдвинутую М.М. Щербатовым версию о том, что Иван III «повелел» дьяку Владимиру Гусеву «собрать все прежние грамоты, установления, обряды, обычаи и по оным повелел всем судиям своим суд и расправу производить»[4]. Тем самым Судебник 1497 г. расценивался как памятник, не имеющий самостоятельного значения. И.Д. Беляев считал, что он не изменяет юридических воззрений русского народа, оставляя их такими, какими они были в РП и других памятниках прежнего времени. Важных новых законов Судебник не содержит, поэтому одновременно с ним во многих местностях России имела силу РП и различные уставные грамоты. Некоторые весьма незначительные узаконения служат только дополнением и дальнейшим развитием начал, изложенных в ранних памятниках права. Мысль о том, что княжеский Судебник не создавал нового права, была высказана Н.П. Загоскиным, В.М. Грибовским, М.А. Дьяконовым, В.Н. Латкиным. Последний называл Судебник 1497 г. первым законодательным сборником, до известной степени систематизировавшим всё действующее право. Имея объединительную, централизаторскую задачу, Судебник вобрал в себя массу законодательных норм, разбросанным по отдельным грамотам и юридическим актам. При этом Судебник часто видоизменял нормы других памятников, например ПСГ, зачастую извращая их, что, по мнению В.Н. Латкина, являлось результатом «низкой степени юридического сознания московских дьяков». Судебник, считал Латкин, стоит ниже вечевого законодательства Пскова. Поскольку новых статей (о лихоимстве, лжесвидетельстве, отказе в правосудии и некоторых других) мало, постольку «Судебник — свод не новых, а старых узаконений»[5]. Как право, подавившее законодательство областей и соединившее под своей рукой начала всех прав, в них существовавших, оценивает «московское право», то есть Судебник, А.А. Сухов[6]. Интересно подошёл к вопросу об источниках Судебника Д.М. Мейчик. Считая невероятным, чтобы Москва заимствовала что-либо из вольных городов, он рассматривал ПСГ только как литературное пособие, справочный материал, но отнюдь не руководящий источник[7]. Наряду с этим была высказана и другая точка зрения. Впервые отметив значительное отличие Судебника 1497 г. от РП, Строев и Калайдович объяснили это не чем иным, как заслугою Ивана III, проявившего стремление к ограничению судебной власти кормленщиков и обязательному утверждению князем решений по наиболее важным делам. Это же повторили С. Смирнов[8] и Н.Л. Дювернуа. По мнению последнего, Судебник был не столько продуктом развития права, сколько сборником разнообразных указов и пошлин великого князя. В.И. Сергеевич полагал, что Судебник своим источником имел как современное право, так и древнее, начиная с РП. В качестве источника Судебника он называет и Кормчую книгу.

        Вопрос о влиянии иноземного права на Судебник также явился предметом споров в дореволюционной литературе. Ещё Н.М. Карамзин, открывший совместно с К.Ф. Калайдовичем Синодальный и Рязанский списки Кормчей книги и использовавший её в своей «Истории. «, считал, что до издания Судебника «гражданским уложением в случаях, не определённым российским правом, служила у нас Кормчая книга». О значении Кормчей книги как одного из источников русского права говорил и С.М. Шпилевский. Верный концепции «всеобщего закрепощения», он рассматривает централизацию Московского государства как установление крепостного права для всех сословий, чему содействовало влияние византийских законов и обычаев. Подчёркивая, что Кормчая книга имела в русской земле значение и силу действующего права не только в сфере церковных, но и светских судов, Н.П. Загоскин также полагал, что она должна быть отнесена к числу источников Судебника.

        Расценивая Судебник как памятник преимущественно процессуального права, дореволюционная историография, однако, весьма по-разному оценивает его значение. Так, А.Ф. Рейц, П.Н. Чеглоков, Н.Л. Дювернуа, В.М. Грибовский, М.А. Дьяконов, В.Н. Латкин и др., отмечая «бедность и сумбур» содержания Судебника 1497 г. и факт последующего включения его в Судебник 1550 г., не придают ему значения самостоятельного правового памятника. Н.Ф. Рождественский, М.М. Михайлов, П.Н. Мрочек-Дроздовский видят его значение лишь в том, что это акт, определивший устройство судебной части в Москве и обусловивший необходимость появления более подробного Судебника 1550 г. М.Ф. Владимирский-Буданов, Н.П. Загоскин, В.И. Сергеевич расценивают Судебник 1497 г. как первый, хотя и неудачный опыт кодификации, значительно улучшенный последующим Судебником.

        Считая, что главное внимание законодателя при составлении обоих Судебников было обращено на устройство судов, Н.В. Калачёв видит в Судебнике 1497 г. «без сомнения, первый письменный кодекс, обнародованный для всей России от имени верховной власти, кодекс в высшей степени примечательный, как памятник, основанный на прочном утверждении самодержавия в нашем обществе, как краеугольный камень всего последующего развития письменного законодательства»[9]. Также высоко оценивает этот Судебник 1497 г. Ф.М. Дмитриев. Он подчёркивает, что составитель Судебника имел в качестве своей особой задачи отражение общих норм о судоустройстве и судопроизводстве и подчинении местного суда центральному. Именно это и составляет «эпоху в истории нашего суда. Сохранив казуистическую форму закона, вышедшего из сферы московской практики, он вскоре становится законом для всей России, служа вспомогательным источником права для всякого областного суда, для всякой уставной грамоты. Это первое общее законодательство в географическом смысле, но только в географическом. В нём беспрестанно проглядывает порядок, сложившийся для одного, небольшого удела и потом применённый к целому государству»[10].

        Читайте также:  В какой серии молодежки к кисляку вернется зрение

        В советской историко-юридической литературе наиболее крупные специальные исследования Судебника 1497 г. принадлежат С.В. Юшкову и Л.В. Черепнину. Точки зрения учёных об источниках и значении Судебника в основном совпадают.

        Первым, кто отметил неправомерность нигилистического отношения дворянско-буржуазной историографии к Судебнику 1497 г., был Юшков. Подчёркивая значение этого Судебника как первого опыта московской кодификации, он глубоко исследовал его происхождение, источники, содержание. В отличие от буржуазных учёных С.В. Юшков связывал рассмотрение этих вопросов с развитием феодализма и созданием норм единого русского права. Такая трактовка Судебника была нацелена против имевшегося в буржуазной науке мнения о том, что вплоть до XVII в. происходило узаконение обычая как единственно «творческой» сил, исключавшей классовый характер права. С точки зрения С.В. Юшкова, централизация территориальная предопределила централизацию законодательную. Однако господствовавшая в 20-е годы концепция «торгового капитализма» при определении общественно-политического строя России периода XIV-XVI вв. оказала влияние и на труды, посвящённые проблемам юридического оформления процесса ликвидации феодальной раздробленности и образования единого Российского государства. Судебник 1497 г. трактуется С.В. Юшковым как памятник права, регламентировавший определённые социальные сдвиги на пути замены феодальных общественных отношений отношениями «торгового капитализма»[11].

        Судебнику Ивана III посвящается в работе Л.В. Черепнина о русских феодальных архивах XIV-XV вв. большая глава, являющаяся фактически специальным монографическим исследованием этого документа. Солидаризируясь в основном с С.В. Юшковым по вопросам об источниках Судебника, а также оценке ряда его статей и значения для процесса централизации Русского государства, Л.В. Черепнин предложил иное решение проблемы авторства Судебника 1497 г. Он пришёл к выводу, что составителем Судебника не был и не мог быть сын боярский Владимир Гусев (этот вывод Л.В. Черепнина был позднее подтверждён А.Н. Насоновым), и предположил, что активное участие в создании Судебника принимали бояре — князья И.Ю. и В.И. Патрикеевы, С.И. Ряполовский, а также великокняжеские дьяки В. Долматов, Ф. Курицын и др.[12].

        Сформулированная Л.В. Черепниным общая характеристика Судебника 1497 г. как памятника, отражающего внутриклассовую борьбу феодалов, но в то же время проводившего линию защиты интересов всего класса феодалов, заинтересованных в удержании в узде эксплуатируемого большинства непосредственных производителей, отражает классовый смысл Судебника.

        А.А. Зимин уделяет специальное внимание «общерусскому судебнику» 1497 г., прослеживая изменения экономической жизни, классовой борьбы, общественно-политической мысли России на рубеже XV-XVI столетий. Он подвергает сомнению мнение Л.В. Черепнина о наличии не дошедших до нас особого Судебника, составленного в первой половине XV в. при Софье Витовтовне, и особого «сборника» законов по земельным делам (около 1491 г.). Источниками последнего раздела Судебника 1497 г., считает Зимин, были нормы РП, ПСГ и текущего княжеского законодательства, особенно уставные (Двинская и Белозерская) грамоты наместничьего управления. То, что нормы судопроизводства создавались на основе юридической практике, а не общегосударственных уставов, якобы существовавших до издания Судебника, «помогает понять, насколько большую работу пришлось провести русским кодификаторам конца XV в.» Сравнивая кодекс Древней Руси — Пространную Правду с Судебником 1497 г., основной проблемой которого «была организация судопроизводства на всей территории государства. и регламентация судебных пошлин представителем, осуществлявшим суд в центре и на местах», Зимин вместе с тем признаёт, что Судебник 1497 г., будучи общегосударственным кодексом, является заметной вехой в истории русского законодательства[13].

        Б.Д. Греков, связывая появление Судебника 1497 г. с усилением власти московского государя и его стремлением к ликвидации сепаратистских тенденций удельных князей, обращает особое внимание на статьи, отражающие правовое положение крестьян и холопов. Появление ст. 57 Судебника 1497 г. «О христианском отказе», так же как изменение по сравнению с РП правового положения полных и докладных холопов, Б.Д. Греков объясняет тем, что хозяйство на Руси с конца XV в. превращается из замкнутого, оброчного, обслуживаемого главным образом трудом челяди, в большую организацию, где основным производителем стали крестьяне. В соответствии с этим Судебник ограничивает источники полного холопства за счёт развития кабального, то есть долгового, и определяют положение всех категорий крестьян в отношении права их выхода. Последний ограничивается установлением единого срока выхода и выплатой пожилого.

        Выяснение вопроса о пожилом дано в статье А.Л. Шапиро[14]. Пожилое, по его мнению, «являлось как раз той повинностью, какая соответствовала формам земельной собственности и внеэкономического принуждения, господствовавшим в России XV-XVI вв. Землевладелец не являлся тогда собственником крестьян, но был собственником всех земель, находившихся в их пользовании. Для феодального хозяйства и права характерна поэтому ответственность крестьянина перед господином за состояние своего крестьянского хозяйства. Тут-то и возникали специфически феодальные, юридические основания для взимания пожилого при запустении двора».

        Характеристика законодательства XV-XVI вв. о холопах и крестьянах и, в частности, Судебников 1497 и 1550 гг. имеются в работах Е.И. Колычевой, В.М. Панеяха, Ю.Г. Алексеева.

        Судебник 1497 г. привлёк внимание иностранных исследователей. В 1956 г. во Франции и США вышли работы о Судебнике «царя Ивана III». Они основаны на использовании русской дореволюционной и специальной советской литературы.

        Перевод на английский язык и комментирование Судебника 1497 г. осуществлял Дьюи. Автор освещает вопросы принятия и содержания этого Судебника, не затрагивая имевшихся в литературе полемических вопросов.

        Судебнику 1497 г. посвящена специальная статья М. Шефтеля. Она состоит из 3 частей — историческое введение, текст Судебника, переведённый Шефтелем на французский язык, и комментарии к памятнику. Воспринимая установившееся в советской историографии мнение о том, что Судебник 1497 г., будучи первым законодательным памятником, был составлен не только для одного великого княжества Московского, но для всей территории Русского государства, М. Шефтель оспаривает, однако, предположение Л.В. Черепнина об авторстве Судебника. Но критические замечания, сделанные Шефтелем, носят преимущественно формальный характер.

        Стоит обратиться к свидетельствам иностранных дипломатов и путешественников, побывавших в России в XV-XVI вв. и характеризовавших русское право как самобытное и обладающее определённым единством. Павел Иовий Новокомский говорил о простоте законов по судебнику 1497 г.; Ричард Ченслер, находившийся при Московском дворе в 1553-1554 гг., отмечал преимущество русского законодательства перед английским уже по Судебнику 1550 г. Он особенно одобрял установленное Судебником право каждого обиженного на непосредственное обращение в суд, в котором «великий князь постановляет решения по всем вопросам права», а также то, что в отличие от многочисленных английских статутов русские законы были кодифицированы. Это, кстати, выгодно отличало русское право XV-XVI вв. от права ряда западноевропейских стран.

        Заслуживает внимания предположение Л.В. Черепнина, что при принятии в 1532 г. в Германии общеимперского закона — «Каролины» — был использован опыт кодификации русского права, поскольку первым лицом, сообщившим Западу о существовании Судебника 1497 г., был Сигизмунд Герберштейн. Кодификационные работы приобрели особый размах вскоре после возвращения его из Москвы.

        Систематизация русского права, начатая с Судебника 1497 г., являлась итогом всей предыдущей законодательной деятельности Русского государства. РП к XV в., как и полагало большинство исследователей, утратила своё значение. Первоначально С.В. Юшков тоже считал, что РП с этого времени перестала помещаться в различных юридических сборниках, составляемых для практического применения (например, в Мериле Праведном), а включалась в летописи в качестве исторического памятника. Однако, завершая в 50-х гг. многолетние исследование текстов древнерусских юридических источников и списков РП, он пришёл к выводу, что Сокращённая редакция РП была переработана с учётом действовавших в XV в. норм обычного права. Изучение Е.И. Колычевой этой редакции РП подтвердило высказанную С.В. Юшковым мысль о возможности отнесения её к числу источников, использованных составителями Судебника. Изучая вопрос об источниках Судебника 1497 г., С.В. Юшков и Л.В. Черепнин приходят к выводу, что при его составлении были использованы не только РП, ПСГ и уставные грамоты, но и разного рода жалованные и иные грамоты. Большое значение имели так называемые уставные грамоты наместничьего управления. Например, дошедшие до нас Двинская 1397 г. и Белозерская 1488 г. уставные грамоты, в которых, помимо вопросов местного управления и суда, содержались и нормы материального, гражданского и уголовного права. Действовало также местное законодательство, определявшее корм наместника, судебные и торговые пошлины, уголовные штрафы, отношение наместника к суду центральному, а также законодательство присоединённых к Москве княжеств и земель. Так, помимо известных нам Псковской и Новгородской Судных грамот, В.Н. Татищев упоминает о не дошедших до нас ростовских и рязанских законах.

        К источникам Судебника относятся правые (судебные решения, состоявшие из протокола судебного разбирательства и решения суда и выдававшиеся обычно по просьбе стороны, выигравшей дело) и жалованные грамоты, указы и инструкции, касающиеся суда и управления и издававшиеся как Московским, так и иными княжествами. Таков, в частности, «Указ наместником о суде городскым», изданный в 1483-1484 гг. в связи с массовой конфискацией земель крупных феодалов, противившихся централизации, и передачей этих земель дворянству. Указ предусматривал привлечение к участию в суде представителей верхов местного населения, регламентацию судебных пошлин, установление твёрдых сроков, которых должны придерживаться кормленщики, призываемые приставом к ответу. В Судебник также вошли «Указ о езду», содержащий таксу пошлин за поездку приставов в различные города Московского государства, и «Указ о недельщиках».

        Источниками при составлении Судебника служили грамоты отдельных княжеств, устанавливавшие сроки отказа крестьян, сроки исковой давности по земельным спорам и др. По мнению С.В. Юшкова, в Московском великом княжестве, вероятно, существовал и до Судебника 1497 г. сборник правил о судопроизводстве, применявшийся в центральных судебных учреждениях и, весьма возможно, в тех областях, которые не получили уставных грамот. Этот сборник должен был включать в себя «. по крайней мере, исчисление пошлин и сборов, следуемых с тяжущихся в пользу судей и в пользу второстепенных органов, а также сборов, взимавшихся при выдаче различного рода официальных актов». Исследуя русские феодальные архивы XIV-XV вв., Л.В. Черепнин уточняет это предположение и приходит к выводу, что около 1491 г. был составлен «московский сборник», воспринявший некоторые местные, особенно звенигородские, правовые нормы и являвшийся руководством для разбора в суде поземельных дел. Ликвидация земельных конфликтов во вновь присоединённых владениях являлась очередной задачей московского правительства.

        Проводя доскональное сопоставление всего предшествовавшего законодательства с текстом Судебника 1497 г., С.В. Юшков пришёл, однако, к выводу, что только в 27 статьях Судебника можно найти следы непосредственного влияния каких-либо известных нам юридических памятников или норм обычного права (12 статей из уставных грамот, 11 из ПСГ, 2 статьи из РП (ст. 55 о займах и ст. 66 о холопах) и 2 статьи из норм обычного права). Но и при заимствовании из старых источников нормы права перерабатывались применительно к изменениям в социально-экономическом строе. Усиливая в связи с обострением классовой борьбы репрессии, Судебник вводит смертную казнь для «лихих» людей, тогда как статьи Белозерской уставной грамоты, послужившие источником соответствующих статей Судебника, предоставляли разрешение вопроса о наказании таких людей на усмотрение суда. Судебник изменяет по сравнению с прежним законодательством порядок обращения к суду, обязанности судей, вводит новое понятие института послушества и т.д.

        40 статей, то есть около трёх пятых всего состава Судебника не имеют какой-либо связи с дошедшими до нас памятниками. Они либо извлечены из несохранившихся законодательных актов Ивана III, либо принадлежат самому составителю Судебника и представляют таким образом новые нормы, не известные прежней судебной практике. Именно новизной Судебника объясняется, по мнению С.В. Юшкова, то обстоятельство, что далеко не все его статьи осуществлялись на практике. Часть их оставалась программой, пожеланием, для реализации которой требовалось время[15]. Именно поэтому Судебник 1497 г. был положен в основу царского Судебника 1550 г., а отдельные его положения и принципы получили дальнейшее развитие и в последующем законодательстве. Роль и значение Судебника 1497 г. особенно возрастают в свете исследований Л.В. Черепнина, И.И. Смирнова и Б.А. Романова.

        Заголовок свидетельствует о том, что Судебник был принят в сентябре 1497 г. Иваном III совместно с Боярской Думой. По мнению Л.В. Черепнина, эта дата — сентябрь 1497 г. — указывает лишь на начало разработки Судебника, которая завершилась в феврале 1498 г. Такая точка зрения была высказана раньше П.Н. Мрочек-Дроздовским, именовавшим Судебник Ивана III Судебником 1498 г.

        Однако, представляется более вероятным, что закон был принят именно в сентябре 1497 г. Это подтверждается термином «уложил», содержащимся в заголовке и означающим «учредил», «узаконил». Спорно также включение Л.В. Черепниным слов «как судити суд бояром околничим» в качестве заголовка лишь для первых трёх статей.

        Глава 1. Образование и развитие Российского государства

        Дата добавления: 2015-06-27 ; Просмотров: 2104 ; Нарушение авторских прав? ;

        Источники:
        • http://poznaemvmeste.ru/index.php/126-terminy-istoriya/682-sudebnik-ivana-iii
        • http://studfiles.net/preview/5864495/page:21/
        • http://vuzlit.ru/437483/etapy_zakreposcheniya_krestyan_rossii
        • http://otvet.mail.ru/question/12438321
        • http://fb.ru/article/140786/pervyiy-sudebnik-byil-izdan-sudebnik---harakteristika-posledstviya-sudebnika-goda
        • http://lektsia.com/4x22ab.html
        • http://studopedia.su/19_14406_issledovaniya-sudebnika--g.html