Меню Рубрики

Социальный капитал с точки зрения экономики

Название Социальный капитал с экономической точки зрения
страница 1/3
Дата публикации 16.04.2013
Размер 378.69 Kb.
Тип Документы

www.userdocs.ru > Экономика > Документы

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ СОЦИАЛЬНОГО КАПИТАЛА

Автор: Л. ПОЛИЩУК, Р. МЕНЯШЕВ

Л. ПОЛИЩУК, кандидат экономических наук, профессор, заведующий Научно-учебной лабораторией прикладного анализа институтов и социального капитала НИУ ВШЭ,

Р. МЕНЯШЕВ, младший научный сотрудник Научно-учебной лаборатории прикладного анализа институтов и социального капитала НИУ ВШЭ

В экономической литературе среди факторов благосостояния и роста все чаще упоминаются нормы поведения, доверие и сетевая деятельность, известные под собирательным названием «социальный капитал». Понятие социального капитала первоначально возникло в смежных с экономикой дисциплинах. Экономисты обратились к социальному капиталу в поисках «пропущенного звена» в существующих теориях, без которого не удается удовлетворительным образом объяснить широкий круг явлений -от дееспособности демократических институтов и успехов и неудач государств в экономическом развитии до отношений в бизнес-сообществе, предотвращения пробок на дорогах и коллективного управления жилыми домами.

За последние 10 — 15 лет в экономическом анализе социального капитала достигнут значительный прогресс и получены убедительные свидетельства значимости и ценности данного ресурса для экономики и общества. Но до сих пор нет достаточной ясности относительно «передаточных механизмов», по которым социальный капитал воздействует на экономические результаты. С одной стороны, социальный капитал поддерживает порядок в экономике и обществе на основе доверия, взаимного уважения и учета индивидами общественных интересов; в этом смысле он выступает институциональной альтернативой государству и вносит прямой вклад в экономическое развитие в «горизонтальном» направлении, без участия государства. С другой стороны, от запасов социального капитала зависит эффективность формальных институтов и государственного управления; тем самым социальный капитал воздействует на экономику в «вертикальном»

направлении. С различными передаточными механизмами тесно связаны вопросы о структуре социального капитала и о том, какие его составляющие и в какой мере отвечают за экономическое благополучие, а также насколько открыты или, напротив, эксклюзивны группы — носители социального капитала.

Ответы на поставленные вопросы должны быть получены эмпирическим путем, однако для корректного прикладного анализа необходимы экономические теории социального капитала. В настоящей статье представлен обзор и критический анализ таких теорий, которые активно развиваются в литературе последних лет, рассмотрены методы измерения социального капитала и различные подходы к оценке отдачи на социальный капитал. В заключение приведены результаты измерения вклада социального капитала в развитие городов России.

^ Социальный капитал с экономической точки зрения

В современном обществоведении силами социологов, политологов, психологов, антропологов и представителей иных дисциплин сформировалось понятие социального капитала — общественного ресурса, благоприятствующего инвестициям и торговле и способствующего решению различных общественных проблем. Социальный капитал распространяет информацию, укрепляет доверие между партнерами по бизнесу, делает индивидуальную репутацию общественным достоянием, мобилизует ресурсы для общественных проектов, поддерживает благотворительность и иные формы альтруистического поведения и т. д. Все перечисленное позволяет рассматривать социальный капитал как ценный ресурс развития наряду с традиционно учитываемыми факторами — производственным и человеческим капиталом.

Многообразие проявлений и функций социального капитала и междисциплинарное происхождение этого понятия длительное время препятствовали поиску адекватного определения. Различие мнений и взглядов нередко становилось источником недоразумений, особенно при разграничении собственно социального капитала и его результатов. Различные авторы в разное время определяли социальный капитал как ресурс, повышающий общественную эффективность, как разделяемые в обществе нормы и ценности, как социальные сети и связи между индивидами на основе взаимности и доверия и пр. 1 Наиболее приемлемым экономисты считают восходящее к Р. Патнэму 2 определение социального капитала как способности сообществ к коллективным действиям ради достижения общей цели.

1 См.: Durlauf S., Fafchamps M. Social Capital // Handbook of Economic Growth / Ph. Aghion, S. Durlauf (eds.). Amsterdam: Elsevier, 2005. Vol. 1, B. Ch. 26. P. 639 — 699. Разнообразие точек зрения на социальный капитал приводит авторов к выводу, что этим термином определяется не четкое научное понятие, а область пересечения научных интересов, где возможен плодотворный обмен идеями и методами между различными областями обществознания. О связи понятий социального капитала и гражданского общества см.: Ясин Е. Г. Модернизация и общество // Вопросы экономики. 2007. N 5. С. 4 — 29.

2 Putnam R. Making Democracy Work: Civic Tradition in Modern Italy. Princeton: Princeton University Press, 1993.

Проблема коллективных действий 3 возникает в связи с предотвращением возможных провалов рынка при несовпадении частной и общественной выгоды, когда действия участников исключительно в личных интересах не обеспечивают наилучшего (Парето-оптимального) использования имеющихся ресурсов. Провалов рынка помогает избежать координация действий, когда каждый участник отказывается от индивидуально наилучшего решения ради общего блага и в итоге получает более высокий результат, нежели в некооперативном варианте. В случае создания общественных благ общими усилиями речь идет о том, чтобы удержаться от соблазна «бесплатного проезда», тогда как в тесно связанной задаче об использовании общего ресурса координация требует самоограничения, чтобы не допустить чрезмерной нагрузки на ресурс («трагедия общины»). В инвестиционной деятельности, работе по найму и других ситуациях взаимодействия принципала и агента координация требует отказа от оппортунистического поведения в условиях «морального риска», когда можно добиться односторонней выгоды за счет противоположной стороны.

Коллективным действиям способствуют социальные сети — они необходимы для обмена информацией и достижения договоренностей между участниками. Второй важный ингредиент — просоциальные нормы поведения, отражающие не только личный, но и общественный интерес; в таком случае сотрудничество ради общего блага не противоречит принципу индивидуальной целесообразности. Наконец, для успешного взаимодействия требуется доверие между участниками. Сети, нормы и доверие составляют «триаду социального капитала», что вполне согласуется с его определением. Все элементы триады связаны друг с другом: сети укрепляют доверие между участниками и способствуют распространению и укреплению просоциальных норм, а общность ценностей и взаимное доверие расширяют социальные сети и контакты 4 .

Доверие и нормы, способствующие коллективным действиям, выступают элементами культуры, которая передается из поколения в поколение и формируется в процессе эволюционного отбора. Культура воплощается в предпочтениях индивидов, функции полезности которых зависят не только от личного достатка, но и от того, в какой мере индивидуальное поведение соответствует общественным нормам — следование нормам повышает полезность (эффект, известный под названием «warm glow», «теплое свечение»), а отклонение от них наказывается внутренними «моральными санкциями» 5 . В более развитой форме просоциальные нормы не только удерживают индивида от неподобающего поведения, но и побуждают его контролировать поведение окружающих.

3 Olson M. The Logic of Collective Action: Public Goods and the Theory of Groups. Cambridge, MA: Harvard University Press, 1965.

4 Putnam R. Op. cit.; Bjornskov Ch. The Multiple Facets of Social Capital // European Journal of Political Economy. 2006. Vol. 22, No 1. P. 22 — 40; Keefer Ph., Knack S. Social Capital, Social Norms and the New Institutional Economics // C. Menard, M. Shirley (eds.). Handbook of New Institutional Economics. Berlin, Heidelberg: Springer, 2005. P. 701 — 725.

5 Такого рода функции полезности позволяют совместить взгляды социологов и экономистов: первые в анализе поведения подчеркивают роль норм, а вторые — побудительных мотивов. Подробнее см.: Coleman J. Social Capital in the Creation of Human Capital // American Journal of Sociology. 1998. Vol. 94, Supplement. P. S95-S120.

Сети повышают эффективность подобных «горизонтальных санкций», распространяя информацию о прошлом поведении 6 .

Социальный капитал снижает издержки беспорядка 7 в экономике и обществе, возникающие вследствие чрезмерных затрат на защиту контрактов, экономическую и личную безопасность, нехватки общественных благ и услуг, упадка социальной сферы, неурегулированных экстерналий, неразвитых рынков, а также несостоявшихся сделок и инвестиционных проектов, упущенных из-за недоверия между участниками. Экономическая деятельность при нехватке социального капитала атомизируется и становится более примитивной, а возможности экономики оказываются недоиспользованными. Все перечисленное дает основания ожидать значительной экономической отдачи на социальный капитал, однако его роль этим не исчерпывается.

^ Социальный капитал и формальные институты

Социальный капитал — не единственное и, вероятно, не главное средство предотвращения провалов рынка. Традиционно эта задача считается государственной прерогативой и решается при помощи учреждаемых государством формальных институтов — законов, правил, налогов и пр. Согласно известному определению Д. Норта, институты как инструмент координации устанавливают «правила игры» в обществе и тем самым сокращают трансакционные издержки. Таким образом, формальные институты и социальный капитал, решая близкие задачи, взаимно заменяют друг друга 8 , и при достаточном запасе социального капитала потребность в государственном присутствии в экономике и обществе снижается. В частности, доверие, обмен информацией по социальным сетям, предпринимательская и трудовая этика повышают эффективность инвестиций, компаний и рынков, и экономика в таком случае в меньшей степени нуждается в формальных институтах. При достаточном запасе социального капитала общество может частично замещать государство в основной сфере полномочий последнего — предоставлении общественных благ, принимая на себя ответственность за содержание объектов инфраструктуры, поддержание общественного порядка и пр. Социальный капитал делает возможным саморегулирование отраслей экономики, позволяя сократить масштабы государственного регулирования; аналогичным образом корпоративная социальная ответственность снижает потреб-

6 Tabellini G. The Scope of Cooperation: Values and Incentives // Quarterly Journal of Economics. 2008. Vol. 123, No 1. P. 905 — 948; Tirole J. A Theory of Collective Reputations (with Applications to the Persistence of Corruption and to Firm Quality) // Review of Economic Studies. 1996. Vol. 63, No 1. P. 1 — 22; Benabou R., Tirole J. Incentives and Prosocial Behavior // American Economic Review. 2006. Vol. 96, No 5. P. 1652 — 1678.

7 Djankov S., Glaeser E., La Porta R., Lopez-de-Silanes F., Shleifer A. The New Comparative Economics // Journal of Comparative Economics. 2003. Vol. 31, No 4. P. 595 — 619.

8 Социальный капитал и особенно составляющие его нормы поведения правомерно рассматривать как институт особого рода, имеющий неформальное происхождение. В настоящей статье мы придерживаемся более узкой, «технической» интерпретации институтов, исключающей социальный капитал.

ность в участии государства в охране окружающей среды, трудовых отношениях, контроле качества продукции и т. д. 9

Данные опросов подтверждают взаимозаменяемость социального капитала и формальных институтов: уровень доверия людей друг к другу отрицательно связан с востребованностью в обществе государственного регулирования и контроля 10 . В своей знаменитой «теореме» Р. Коуз фактически предсказал этот вывод — рациональные индивиды могут координировать свои действия самостоятельно и по собственной воле, поскольку такая координация в итоге отвечает их интересам, позволяя каждому из них достичь более высоких результатов. Такая возможность, однако, может стать реальностью лишь в тех случаях, когда достижение и выполнение необходимой договоренности не требует чрезмерных трансакционных издержек, что опять-таки предполагает обмен информацией, взаимное доверие и добрую волю сторон — иными словами, наличие социального капитала. В отсутствие социального капитала угроза оппортунистического поведения делает невозможным достижение договоренностей по Коузу, и проблема коллективных действий без участия государства оказывается неразрешимой.

Иногда из возможности замещения формальных институтов социальным капиталом делают обратный вывод о том, что нехватку социального капитала можно компенсировать более энергичным проведением институциональных реформ по инициативе государства 11 . Основаны такие рекомендации на многочисленных свидетельствах важности институтов для экономического развития 12 . Между тем надежды, возлагавшиеся на институциональные реформы в странах третьего мира и государствах с переходной экономикой, оправдались лишь отчасти: во многих случаях попытки трансформировать институты менее благополучных стран в соответствии с лучшими мировыми практиками не принесли желаемых результатов. Наиболее часто разочарование возникало по поводу политических реформ, связанных с усилением демократических начал в государственном управлении. Неодинаковая готовность стран и регионов к демократии и самоуправлению указывает на «пропущенное звено» в теориях, связывающих экономический успех с наличием современных институтов.

В качестве такого звена вновь выступает социальный капитал, от запасов которого зависит эффективность формальных институтов и государственного управления. Дело в том, что подотчетность власти

9 Полищук Л. Корпоративная социальная ответственность или государственное регулирование: анализ институционального выбора // Вопросы экономики. 2009. N 10. С. 4 — 22.

10 Putnam R. Op. cit.; Aghion P., Algan Y., Cahuc P., Shleifer A. Regulation and Distrust // Quarterly Journal of Economics. 2010. Vol. 125, No 3. P. 1015 — 1049.

11 Knack S., Keefer Ph. Does Social Capital Have an Economic Payoff? A Cross-Country Investigation // Quarterly Journal of Economics. 1997. Vol. 112, No 4, P. 1251 — 1288; Keefer Ph., Knack S. Op. cit.

12 Acemoglu D., Johnson S., Robinson J. Reversal of Fortune: Geography and Institutions in the Making of the Modern World Income Distribution // Quarterly Journal of Economics. 2002. Vol. 117, No 4. P. 1231 — 1294; Easterly W., Levine R. Tropics, Germs, and Crops: How Endowments Influence Economic Development // Journal of Monetary Economics. 2003. Vol. 50, No 1. P. 3 — 39; Rodrik D., Subramanian A., Trebbi F. Institutions Rule: The Primacy of Institutions Over Geography and Integration in Economic Development // Journal of Economic Growth. 2004. Vol. 9, No 2. P. 131 — 165.

сама по себе есть важнейшее общественное благо, которое в отличие от традиционных общественных благ по очевидным причинам не может быть передоверено государству. Действенный контроль общества над властью также сталкивается с проблемой коллективных действий, и для ее решения необходим социальный капитал особого рода, известный под названием гражданской культуры 13 . Основу гражданской культуры составляет чувство ответственности индивида за состояние дел в стране, регионе или городе, осознание ценности политических прав и готовность должным образом распорядиться ими. Гражданская культура предотвращает «проблему безбилетника» в форме политической пассивности или согласия на получаемые от власти эксклюзивные льготы в качестве платы за лояльность. Массовое сознательное участие граждан в политической жизни и широко разделяемые в обществе представления об обязательствах государства и границах его полномочий предотвращают злоупотребление властью и обеспечивают соблюдение принципов демократии, верховенства закона и защиты прав собственности. Напротив, политическое поведение, движимое частными или узкогрупповыми интересами, попустительствует масштабным злоупотреблениям властью, подрывает стимулы к качественному государственному управлению и отрицательно сказывается на состоянии институтов и предоставлении государством общественных благ и услуг 14 . Социальный капитал влияет не только на политические стимулы чиновников, но и на их внутреннюю мотивацию: политические элиты, будучи частью общества, выступают носителями преобладающих в нем норм и ценностей.

Итак, государство, призванное восполнить дефицит социального капитала, само нуждается в социальном капитале для надлежащей работы, и следовательно, в отношениях между формальными институтами и социальным капиталом сосуществуют элементы взаимной заменяемости и дополняемости. Такой двойственностью объясняется «парадокс социального капитала», когда в обществах с дефицитом доверия и гражданской культуры высокий спрос на государственное регулирование сочетается с недоверием к государству и недовольством работой органов власти 15 . Можно говорить об односторонней взаимозаменяемости социального капитала и государства: изобилие социального капитала позволяет обойтись «меньшим государством», а восполнение нехватки социального капитала государственным контролем и формальными институтами может оказаться неэффективным, и в этой ситуации взаимная дополняемость преобладает над взаимозаменяемостью. Причина такой асимметрии заключается в том, что социальный капитал «автономен» от государства в значительно большей степени, чем государство от социального капитала.

13 Almond G., Verba S. The Civic Culture. Political Attitudes and Democracy in Five Nations. Princeton: Princeton University Press, 1963.

14 Weingast B. The Political Foundations of Democracy and the Rule of Law // American Political Science Review. 1997. Vol. 91, No 2. P. 245 — 263; Nannicini Т., Stella A., Tabellini G., Troiano U. Social Capital and Political Accountability // FEEM Working Paper. 2010. No. 58.

15 Putnam R. Op. cit.; Aghion P., Algan Y., Cahuc P., Shleifer A. Op. cit.; Denisova I., Eller M., Zhuravskaya E. What Do Russians Think about Transition? // Economics of Transition. 2010. Vol. 18, No 2. P. 249 — 280.

Из сказанного следует, что социальный капитал воздействует на состояние экономики и общества по двум направлениям — горизонтально и вертикально. В первом случае функция социального капитала состоит в координации действий экономических агентов по предотвращению провалов рынка без участия государства; при этом, как уже отмечалось, сокращаются издержки беспорядка. Во втором случае социальный капитал способствует консолидации и политической активности граждан, а целями коллективных действий выступают надлежащая работа государства и функционирование учреждаемых им институтов 16 ; при этом экономятся издержки принуждения, возникающие вследствие злоупотребления властью или ошибочных решений государственных органов.

Наглядное представление об экономическом значении социального капитала дает кривая институциональных возможностей 17 , иллюстрирующая способность общества контролировать издержки беспорядка и принуждения. При достаточном запасе социального капитала издержки беспорядка относительно невелики изначально и могут быть снижены до приемлемого уровня эффективными действиями государства без особых издержек принуждения (см. рис. 1а). При нехватке социального капитала издержки беспорядка значительно больше, и их сокращение при участии государства сопровождается чрезмерным ростом издержек принуждения (см. рис. 1б). Удаленность кривой институциональных возможностей от начала координат, где оба типа издержек равны нулю, позволяет судить о вкладе социального капитала по горизонтальному и вертикальному направлениям в общественное благосостояние и экономический рост.

Социальный капитал как фактор современного экономического развития

По мере того, как на уровне каждой отдельной страны возрастают потребности обеспечения роста благосостояния населения, а на мировых рынках обостряется конкурентная борьба за все более ограниченные ресурсы, объективно усиливается интерес экономистов к исследованиям проблем экономического роста.

Наряду с разработкой все новых концепций экономического роста и созданием все более широкого круга моделей, определяющих условия и возможности обеспечения экономического роста, активно развиваются исследования, направленные на мобилизацию в целях роста различных факторов, способных ускорить темпы роста и повысить «качество роста», улучшить в процессе роста качественные параметры развития национальных экономик.

В последние годы среди множества факторов, влияющих на экономический рост, экономисты начали выделять также такие специфические обстоятельства как состояние социальных отношений, характер и качество связей между различными экономическими субъектами, особенности деловых репутаций экономических субъектов, заработанный ими уровень доверия со стороны клиентов и партнеров. По мнению отдельных экономистов, за последние 20 лет «вес» репутации фирмы при продаже компании вырос с 17-20 % до 70-80 % от общей величины продажной стоимости. Коллективные (инвестиционные, пенсионные и т.п.) фонды, обладающие в настоящее время двумя третями инвестиционных капиталов, растут на 15-20 % быстрее, если обладают хорошей репутацией, не дискредитированной попытками заработать «быстрые», но грязные деньги.

Все эти явления рассматриваются в рамках единого общего понятия «социальный капитал».

Чем реальнее становится переход цивилизации на постиндустриальную стадию развития, тем все более очевидным оказывается тот факт, что социальные связи, нормы, убеждения и правила играют важную роль в экономическом развитии.

Термин «социальный капитал» получил распространение в экономической теории благодаря работам Дж. Лури, П. Бурдье, Х. Флэпа, Н. де Графа, П. Вайзе, Г.А. Саймона, Г. Беккера, Дж. Минцера, Й. Бен-Пората.

Различные проблемы развития и совершенствования социального капитала анализируются такими представителями институционального и неоинституционального направлений экономической теории, как Дж. Коулмен, Р. Роуз, Р.Д. Патнэм, А. Портес, Дж. Барон, Ф. Фукуяма и др. В России понятие социального капитала и его возможности в качестве фактора экономического роста пока мало изучены. Отдельные аспекты роли социального капитала в развитии экономики рассматривают в своих работах такие экономисты и социологи, как В.В. Радаев, П.Н. Шихирев, И.Е. Дискин, С.А. Курганский, А.Н. Олейник, Н.М. Римашевская, А. Ляско и др.

В современной экономике социальный капитал приобретает особую актуальность. Благодаря его развитию и укреплению можно добиться не только подъема экономики, но и увеличения общего уровня благосостояния общества. Социальный капитал воплощен в человеке и не может продаваться, или передаваться, или оставляться в наследство по завещанию, как деньги и материальные ценности.

В настоящее время отдельные экономисты делают попытки выявления влияния социального капитала на экономический рост.

  • 1. Социальный капитал обеспечивает участникам сетей экономию трансакционных издержек.
  • 2. Еще Дж. М. Кейнс отмечал, что очень важно настроение инвесторов. Следовательно, при качественном социальном капитале обеспечивается доверие инвесторов и рост инвестиционного капитала как главного фактора экономического роста.
  • 3. В процессе инвестирования огромную роль играет качество выбранных инвестиционных объектов, т. к. субъектам трудно делать выбор при наличии различных альтернатив. Существует инвестиционный риск, как риск неудачного выбора из- за: а) неопределенности последствий; б) необратимости; в) больших длительных излишних затрат.

Доверие играет большую роль не только в экономии времени и не только в объемах инвестиций, но и в оптимизации выбора.

4. Социальный капитал расширяет круг возможных направлений экономической деятельности, т. к. увеличивает вероятность участия в различных выгодных международных соглашениях, проектах, программах.

Социальный капитал можно определить через его функции — это совокупность определенных множеств, которыми обладает индивид и которые имеют ряд общих свойств — они представляют собой некие аспекты социальных структур и способствуют действиям индивида внутри данных структур.

Спецификой социального капитала является отражение связей между взаимодействующими индивидами. Индивидуумы вступают в социальные отношения и включаются в определенные сети для получения прибыли. Основой прибыли могут стать, как минимум, четыре важнейших ресурса, которые возникают или усиливаются именно благодаря социальным связям и позволяют повысить эффективность экономической деятельности:

  • 1. Доступ к информации. Для обычных рыночных отношений характерно несовершенство информации, то есть ее закрытость, недоступность, односторонность и, соответственно, высокие издержки на получение полной, достоверной и объективной информации. Социальные связи в определенной среде и на определенных иерархических уровнях (располагающих наиболее полной информацией о текущих потребностях и перспективах развития рынка) предоставляют индивидууму полезные сведения, не доступные из других источников, о возможностях и вариантах наиболее выгодного поведения на рынке.
  • 2. Социальные связи могут оказывать влияние на менеджеров по персоналу или руководителей фирмы, то есть лиц, принимающих важные кадровые решения о найме, увольнении, продвижении работника. Социальные связи с теми, кто располагает ресурсами и реальной властью, способствуют решению вопросов трудоустройства и развития карьеры не меньше, чем накопленные знания и опыт.
  • 3. Социальные связи индивида могут восприниматься организацией как некие сертификаты или социальные гарантии, обеспечивающие доступ к определенным социальным ресурсам. Социальные связи, «стоящие за» человеком, говорят о том, что помимо индивидуального человеческого капитала (знаний и опыта) он располагает дополнительными ресурсами, на которые, или хотя бы на часть из которых, может рассчитывать фирма, нанимая этого работника.
  • 4. Социальные связи усиливают и ускоряют процесс признания и адаптации нового работника на предприятии. Принадлежность к определенной социальной группе автоматически подразумевает разделение ее интересов и ценностей, что в свою очередь, обеспечивает не только эмоциональную поддержку, но и высокую степень доверия к новичку в коллективе.

Социальный капитал, как показывают эмпирические исследования на базе целого ряда стран, приносит положительные экономические, социальные и индивидуальные выгоды.

Более сложно показать четкую связь между социальным капиталом и экономическим ростом: как и в случае человеческого капитала, результаты зависят от качества и достоверности применяемых показателей, сложности взаимовлияний факторов и несопоставимости отдельных характеристик различных стран, связанных с историческими, культурными и институциональными традициями.

Влияние социального капитала на экономический рост формируется, прежде всего, на уровне фирмы. Фирма как самостоятельный экономический агент мобилизует традиционные и новые факторы производства. Но деятельность фирмы не будет эффективной, если в ее коллективе не сложатся отношения взаимопонимания, помощи, поддержки, доверия, т. е. всего того, что понимается под социальным капиталом. Только в этом случае фирма может повысить производительность труда и получить более высокий эффект от своей деятельности.

Не менее существенное влияние оказывает на экономический рост межфирменное взаимодействие. Здесь происходит формирование предпринимательских сетей, которые позволяют эффективно преодолевать возникающие трудности, снимать многие противоречия развития. К этому побуждают не только заинтересованность в повышении эффективности взаимодействия, но и возрастающая неопределенность окружающей среды. Предприниматели все сильнее осознают необходимость использовать потенциал социального капитала для укрепления своих позиций в острой конкурентной борьбе через налаживание сотрудничества с многочисленными и разнообразными партнерами, с совместным использованием различных ресурсов, не всегда находящихся под прямым контролем этих компаний.

Социальный капитал, формирующийся в процессе внутрифирменного и межфирменного взаимодействия, способствует экономическому росту, прежде всего, благодаря экономии транзакционных издержек в экономической сфере.

Социальный капитал мезоуровня формируется в регионах. На региональном уровне исторически складываются традиции, нормы и правила, формальные и неформальные сети. Важно направить все эти элементы социального капитала в такое русло экономического развития, которое принесет определенную отдачу, будет способствовать экономическому росту в данном регионе. Социальный капитал, сформированный на микро — и мезоуровне становится национальным социальным капиталом, который в современных условиях может стать весомым фактором, влияющим на экономический рост.

Экономическое значение социального капитала

страница 1/3
Дата 21.05.2016
Размер 187.5 Kb.
    Навигация по данной странице:
  • Социальный капитал с экономической точки зрения
  • Социальный капитал и формальные институты
  • Социальный капитал и граница институциональных возможностей
  • Групповая и общественная отдача на социальный капитал
Читайте также:  Сколько можно сидеть в телефоне с плохим зрением
ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ СОЦИАЛЬНОГО КАПИТАЛА

Автор: Л. ПОЛИЩУК, Р. МЕНЯШЕВ

Л. ПОЛИЩУК, кандидат экономических наук, профессор, заведующий Научно-учебной лабораторией прикладного анализа институтов и социального капитала НИУ ВШЭ,

Р. МЕНЯШЕВ, младший научный сотрудник Научно-учебной лаборатории прикладного анализа институтов и социального капитала НИУ ВШЭ

В экономической литературе среди факторов благосостояния и роста все чаще упоминаются нормы поведения, доверие и сетевая деятельность, известные под собирательным названием «социальный капитал». Понятие социального капитала первоначально возникло в смежных с экономикой дисциплинах. Экономисты обратились к социальному капиталу в поисках «пропущенного звена» в существующих теориях, без которого не удается удовлетворительным образом объяснить широкий круг явлений -от дееспособности демократических институтов и успехов и неудач государств в экономическом развитии до отношений в бизнес-сообществе, предотвращения пробок на дорогах и коллективного управления жилыми домами.

За последние 10 — 15 лет в экономическом анализе социального капитала достигнут значительный прогресс и получены убедительные свидетельства значимости и ценности данного ресурса для экономики и общества. Но до сих пор нет достаточной ясности относительно «передаточных механизмов», по которым социальный капитал воздействует на экономические результаты. С одной стороны, социальный капитал поддерживает порядок в экономике и обществе на основе доверия, взаимного уважения и учета индивидами общественных интересов; в этом смысле он выступает институциональной альтернативой государству и вносит прямой вклад в экономическое развитие в «горизонтальном» направлении, без участия государства. С другой стороны, от запасов социального капитала зависит эффективность формальных институтов и государственного управления; тем самым социальный капитал воздействует на экономику в «вертикальном»

направлении. С различными передаточными механизмами тесно связаны вопросы о структуре социального капитала и о том, какие его составляющие и в какой мере отвечают за экономическое благополучие, а также насколько открыты или, напротив, эксклюзивны группы — носители социального капитала.

Ответы на поставленные вопросы должны быть получены эмпирическим путем, однако для корректного прикладного анализа необходимы экономические теории социального капитала. В настоящей статье представлен обзор и критический анализ таких теорий, которые активно развиваются в литературе последних лет, рассмотрены методы измерения социального капитала и различные подходы к оценке отдачи на социальный капитал. В заключение приведены результаты измерения вклада социального капитала в развитие городов России.

В современном обществоведении силами социологов, политологов, психологов, антропологов и представителей иных дисциплин сформировалось понятие социального капитала — общественного ресурса, благоприятствующего инвестициям и торговле и способствующего решению различных общественных проблем. Социальный капитал распространяет информацию, укрепляет доверие между партнерами по бизнесу, делает индивидуальную репутацию общественным достоянием, мобилизует ресурсы для общественных проектов, поддерживает благотворительность и иные формы альтруистического поведения и т. д. Все перечисленное позволяет рассматривать социальный капитал как ценный ресурс развития наряду с традиционно учитываемыми факторами — производственным и человеческим капиталом.

Многообразие проявлений и функций социального капитала и междисциплинарное происхождение этого понятия длительное время препятствовали поиску адекватного определения. Различие мнений и взглядов нередко становилось источником недоразумений, особенно при разграничении собственно социального капитала и его результатов. Различные авторы в разное время определяли социальный капитал как ресурс, повышающий общественную эффективность, как разделяемые в обществе нормы и ценности, как социальные сети и связи между индивидами на основе взаимности и доверия и пр. 1 Наиболее приемлемым экономисты считают восходящее к Р. Патнэму 2 определение социального капитала как способности сообществ к коллективным действиям ради достижения общей цели.

1 См.: Durlauf S., Fafchamps M. Social Capital // Handbook of Economic Growth / Ph. Aghion, S. Durlauf (eds.). Amsterdam: Elsevier, 2005. Vol. 1, B. Ch. 26. P. 639 — 699. Разнообразие точек зрения на социальный капитал приводит авторов к выводу, что этим термином определяется не четкое научное понятие, а область пересечения научных интересов, где возможен плодотворный обмен идеями и методами между различными областями обществознания. О связи понятий социального капитала и гражданского общества см.: Ясин Е. Г. Модернизация и общество // Вопросы экономики. 2007. N 5. С. 4 — 29.

2 Putnam R. Making Democracy Work: Civic Tradition in Modern Italy. Princeton: Princeton University Press, 1993.

Проблема коллективных действий 3 возникает в связи с предотвращением возможных провалов рынка при несовпадении частной и общественной выгоды, когда действия участников исключительно в личных интересах не обеспечивают наилучшего (Парето-оптимального) использования имеющихся ресурсов. Провалов рынка помогает избежать координация действий, когда каждый участник отказывается от индивидуально наилучшего решения ради общего блага и в итоге получает более высокий результат, нежели в некооперативном варианте. В случае создания общественных благ общими усилиями речь идет о том, чтобы удержаться от соблазна «бесплатного проезда», тогда как в тесно связанной задаче об использовании общего ресурса координация требует самоограничения, чтобы не допустить чрезмерной нагрузки на ресурс («трагедия общины»). В инвестиционной деятельности, работе по найму и других ситуациях взаимодействия принципала и агента координация требует отказа от оппортунистического поведения в условиях «морального риска», когда можно добиться односторонней выгоды за счет противоположной стороны.

Коллективным действиям способствуют социальные сети — они необходимы для обмена информацией и достижения договоренностей между участниками. Второй важный ингредиент — просоциальные нормы поведения, отражающие не только личный, но и общественный интерес; в таком случае сотрудничество ради общего блага не противоречит принципу индивидуальной целесообразности. Наконец, для успешного взаимодействия требуется доверие между участниками. Сети, нормы и доверие составляют «триаду социального капитала», что вполне согласуется с его определением. Все элементы триады связаны друг с другом: сети укрепляют доверие между участниками и способствуют распространению и укреплению просоциальных норм, а общность ценностей и взаимное доверие расширяют социальные сети и контакты 4 .

Доверие и нормы, способствующие коллективным действиям, выступают элементами культуры, которая передается из поколения в поколение и формируется в процессе эволюционного отбора. Культура воплощается в предпочтениях индивидов, функции полезности которых зависят не только от личного достатка, но и от того, в какой мере индивидуальное поведение соответствует общественным нормам — следование нормам повышает полезность (эффект, известный под названием «warm glow», «теплое свечение»), а отклонение от них наказывается внутренними «моральными санкциями» 5 . В более развитой форме просоциальные нормы не только удерживают индивида от неподобающего поведения, но и побуждают его контролировать поведение окружающих.

3 Olson M. The Logic of Collective Action: Public Goods and the Theory of Groups. Cambridge, MA: Harvard University Press, 1965.

4 Putnam R. Op. cit.; Bjornskov Ch. The Multiple Facets of Social Capital // European Journal of Political Economy. 2006. Vol. 22, No 1. P. 22 — 40; Keefer Ph., Knack S. Social Capital, Social Norms and the New Institutional Economics // C. Menard, M. Shirley (eds.). Handbook of New Institutional Economics. Berlin, Heidelberg: Springer, 2005. P. 701 — 725.

5 Такого рода функции полезности позволяют совместить взгляды социологов и экономистов: первые в анализе поведения подчеркивают роль норм, а вторые — побудительных мотивов. Подробнее см.: Coleman J. Social Capital in the Creation of Human Capital // American Journal of Sociology. 1998. Vol. 94, Supplement. P. S95-S120.

Сети повышают эффективность подобных «горизонтальных санкций», распространяя информацию о прошлом поведении 6 .

Социальный капитал снижает издержки беспорядка 7 в экономике и обществе, возникающие вследствие чрезмерных затрат на защиту контрактов, экономическую и личную безопасность, нехватки общественных благ и услуг, упадка социальной сферы, неурегулированных экстерналий, неразвитых рынков, а также несостоявшихся сделок и инвестиционных проектов, упущенных из-за недоверия между участниками. Экономическая деятельность при нехватке социального капитала атомизируется и становится более примитивной, а возможности экономики оказываются недоиспользованными. Все перечисленное дает основания ожидать значительной экономической отдачи на социальный капитал, однако его роль этим не исчерпывается.

Социальный капитал и формальные институты

Социальный капитал — не единственное и, вероятно, не главное средство предотвращения провалов рынка. Традиционно эта задача считается государственной прерогативой и решается при помощи учреждаемых государством формальных институтов — законов, правил, налогов и пр. Согласно известному определению Д. Норта, институты как инструмент координации устанавливают «правила игры» в обществе и тем самым сокращают трансакционные издержки. Таким образом, формальные институты и социальный капитал, решая близкие задачи, взаимно заменяют друг друга 8 , и при достаточном запасе социального капитала потребность в государственном присутствии в экономике и обществе снижается. В частности, доверие, обмен информацией по социальным сетям, предпринимательская и трудовая этика повышают эффективность инвестиций, компаний и рынков, и экономика в таком случае в меньшей степени нуждается в формальных институтах. При достаточном запасе социального капитала общество может частично замещать государство в основной сфере полномочий последнего — предоставлении общественных благ, принимая на себя ответственность за содержание объектов инфраструктуры, поддержание общественного порядка и пр. Социальный капитал делает возможным саморегулирование отраслей экономики, позволяя сократить масштабы государственного регулирования; аналогичным образом корпоративная социальная ответственность снижает потреб-

6 Tabellini G. The Scope of Cooperation: Values and Incentives // Quarterly Journal of Economics. 2008. Vol. 123, No 1. P. 905 — 948; Tirole J. A Theory of Collective Reputations (with Applications to the Persistence of Corruption and to Firm Quality) // Review of Economic Studies. 1996. Vol. 63, No 1. P. 1 — 22; Benabou R., Tirole J. Incentives and Prosocial Behavior // American Economic Review. 2006. Vol. 96, No 5. P. 1652 — 1678.

7 Djankov S., Glaeser E., La Porta R., Lopez-de-Silanes F., Shleifer A. The New Comparative Economics // Journal of Comparative Economics. 2003. Vol. 31, No 4. P. 595 — 619.

8 Социальный капитал и особенно составляющие его нормы поведения правомерно рассматривать как институт особого рода, имеющий неформальное происхождение. В настоящей статье мы придерживаемся более узкой, «технической» интерпретации институтов, исключающей социальный капитал.

ность в участии государства в охране окружающей среды, трудовых отношениях, контроле качества продукции и т. д. 9

Данные опросов подтверждают взаимозаменяемость социального капитала и формальных институтов: уровень доверия людей друг к другу отрицательно связан с востребованностью в обществе государственного регулирования и контроля 10 . В своей знаменитой «теореме» Р. Коуз фактически предсказал этот вывод — рациональные индивиды могут координировать свои действия самостоятельно и по собственной воле, поскольку такая координация в итоге отвечает их интересам, позволяя каждому из них достичь более высоких результатов. Такая возможность, однако, может стать реальностью лишь в тех случаях, когда достижение и выполнение необходимой договоренности не требует чрезмерных трансакционных издержек, что опять-таки предполагает обмен информацией, взаимное доверие и добрую волю сторон — иными словами, наличие социального капитала. В отсутствие социального капитала угроза оппортунистического поведения делает невозможным достижение договоренностей по Коузу, и проблема коллективных действий без участия государства оказывается неразрешимой.

Иногда из возможности замещения формальных институтов социальным капиталом делают обратный вывод о том, что нехватку социального капитала можно компенсировать более энергичным проведением институциональных реформ по инициативе государства 11 . Основаны такие рекомендации на многочисленных свидетельствах важности институтов для экономического развития 12 . Между тем надежды, возлагавшиеся на институциональные реформы в странах третьего мира и государствах с переходной экономикой, оправдались лишь отчасти: во многих случаях попытки трансформировать институты менее благополучных стран в соответствии с лучшими мировыми практиками не принесли желаемых результатов. Наиболее часто разочарование возникало по поводу политических реформ, связанных с усилением демократических начал в государственном управлении. Неодинаковая готовность стран и регионов к демократии и самоуправлению указывает на «пропущенное звено» в теориях, связывающих экономический успех с наличием современных институтов.

В качестве такого звена вновь выступает социальный капитал, от запасов которого зависит эффективность формальных институтов и государственного управления. Дело в том, что подотчетность власти

9 Полищук Л. Корпоративная социальная ответственность или государственное регулирование: анализ институционального выбора // Вопросы экономики. 2009. N 10. С. 4 — 22.

10 Putnam R. Op. cit.; Aghion P., Algan Y., Cahuc P., Shleifer A. Regulation and Distrust // Quarterly Journal of Economics. 2010. Vol. 125, No 3. P. 1015 — 1049.

11 Knack S., Keefer Ph. Does Social Capital Have an Economic Payoff? A Cross-Country Investigation // Quarterly Journal of Economics. 1997. Vol. 112, No 4, P. 1251 — 1288; Keefer Ph., Knack S. Op. cit.

12 Acemoglu D., Johnson S., Robinson J. Reversal of Fortune: Geography and Institutions in the Making of the Modern World Income Distribution // Quarterly Journal of Economics. 2002. Vol. 117, No 4. P. 1231 — 1294; Easterly W., Levine R. Tropics, Germs, and Crops: How Endowments Influence Economic Development // Journal of Monetary Economics. 2003. Vol. 50, No 1. P. 3 — 39; Rodrik D., Subramanian A., Trebbi F. Institutions Rule: The Primacy of Institutions Over Geography and Integration in Economic Development // Journal of Economic Growth. 2004. Vol. 9, No 2. P. 131 — 165.

сама по себе есть важнейшее общественное благо, которое в отличие от традиционных общественных благ по очевидным причинам не может быть передоверено государству. Действенный контроль общества над властью также сталкивается с проблемой коллективных действий, и для ее решения необходим социальный капитал особого рода, известный под названием гражданской культуры 13 . Основу гражданской культуры составляет чувство ответственности индивида за состояние дел в стране, регионе или городе, осознание ценности политических прав и готовность должным образом распорядиться ими. Гражданская культура предотвращает «проблему безбилетника» в форме политической пассивности или согласия на получаемые от власти эксклюзивные льготы в качестве платы за лояльность. Массовое сознательное участие граждан в политической жизни и широко разделяемые в обществе представления об обязательствах государства и границах его полномочий предотвращают злоупотребление властью и обеспечивают соблюдение принципов демократии, верховенства закона и защиты прав собственности. Напротив, политическое поведение, движимое частными или узкогрупповыми интересами, попустительствует масштабным злоупотреблениям властью, подрывает стимулы к качественному государственному управлению и отрицательно сказывается на состоянии институтов и предоставлении государством общественных благ и услуг 14 . Социальный капитал влияет не только на политические стимулы чиновников, но и на их внутреннюю мотивацию: политические элиты, будучи частью общества, выступают носителями преобладающих в нем норм и ценностей.

Итак, государство, призванное восполнить дефицит социального капитала, само нуждается в социальном капитале для надлежащей работы, и следовательно, в отношениях между формальными институтами и социальным капиталом сосуществуют элементы взаимной заменяемости и дополняемости. Такой двойственностью объясняется «парадокс социального капитала», когда в обществах с дефицитом доверия и гражданской культуры высокий спрос на государственное регулирование сочетается с недоверием к государству и недовольством работой органов власти 15 . Можно говорить об односторонней взаимозаменяемости социального капитала и государства: изобилие социального капитала позволяет обойтись «меньшим государством», а восполнение нехватки социального капитала государственным контролем и формальными институтами может оказаться неэффективным, и в этой ситуации взаимная дополняемость преобладает над взаимозаменяемостью. Причина такой асимметрии заключается в том, что социальный капитал «автономен» от государства в значительно большей степени, чем государство от социального капитала.

13 Almond G., Verba S. The Civic Culture. Political Attitudes and Democracy in Five Nations. Princeton: Princeton University Press, 1963.

14 Weingast B. The Political Foundations of Democracy and the Rule of Law // American Political Science Review. 1997. Vol. 91, No 2. P. 245 — 263; Nannicini Т., Stella A., Tabellini G., Troiano U. Social Capital and Political Accountability // FEEM Working Paper. 2010. No. 58.

15 Putnam R. Op. cit.; Aghion P., Algan Y., Cahuc P., Shleifer A. Op. cit.; Denisova I., Eller M., Zhuravskaya E. What Do Russians Think about Transition? // Economics of Transition. 2010. Vol. 18, No 2. P. 249 — 280.

Из сказанного следует, что социальный капитал воздействует на состояние экономики и общества по двум направлениям — горизонтально и вертикально. В первом случае функция социального капитала состоит в координации действий экономических агентов по предотвращению провалов рынка без участия государства; при этом, как уже отмечалось, сокращаются издержки беспорядка. Во втором случае социальный капитал способствует консолидации и политической активности граждан, а целями коллективных действий выступают надлежащая работа государства и функционирование учреждаемых им институтов 16 ; при этом экономятся издержки принуждения, возникающие вследствие злоупотребления властью или ошибочных решений государственных органов.

Наглядное представление об экономическом значении социального капитала дает кривая институциональных возможностей 17 , иллюстрирующая способность общества контролировать издержки беспорядка и принуждения. При достаточном запасе социального капитала издержки беспорядка относительно невелики изначально и могут быть снижены до приемлемого уровня эффективными действиями государства без особых издержек принуждения (см. рис. 1а). При нехватке социального капитала издержки беспорядка значительно больше, и их сокращение при участии государства сопровождается чрезмерным ростом издержек принуждения (см. рис. 1б). Удаленность кривой институциональных возможностей от начала координат, где оба типа издержек равны нулю, позволяет судить о вкладе социального капитала по горизонтальному и вертикальному направлениям в общественное благосостояние и экономический рост.

Роль социального капитала в работе институтов позволяет совместить два, казалось бы, взаимоисключающих взгляда на связь инсти-

Социальный капитал и граница институциональных возможностей

16 Важная функция социального капитала состоит в защите институтов от нецелевого использования, то есть манипулирования для извлечения частной выгоды за общественный счет. Без такой защиты институты могут утратить способность должным образом выполнять свои функции, и в результате общество несет значительный урон. Общественная защита института от нецелевого использования также сталкивается с проблемой коллективных действий, поскольку полноценный институт представляет собой общественное благо. Государство далеко не всегда способно должным образом оградить институты от нецелевого использования, особенно если общество устраняется от решения этой задачи, и в таких случаях различные институты — от процедуры банкротства до самодеятельных некоммерческих организаций — оказываются под угрозой «захвата» и дискредитации недобросовестными пользователями. Подробнее см.: Полищук Л. Нецелевое использование институтов: причины и следствия // Вопросы экономики. 2008. N 8. С. 38 — 44.

17 Djankov S., Glaeser E., La Porta R., Lopez-de-Silanes F., Shleifer A. Op. cit.

тутов и экономического благополучия: согласно институциональной гипотезе, институты есть предпосылка развития, а гипотеза развития утверждает, что причинная связь направлена противоположно. С должными оговорками справедливы оба утверждения: эффективные институты действительно способствуют росту, а экономический рост, в свою очередь, повышает образовательный уровень населения и укрепляет средний класс, что способствует накоплению социального капитала, а в итоге — улучшению институтов 18 .

Групповая и общественная отдача на социальный капитал

Социальный капитал следует отличать от человеческого — в последнем случае речь идет о личных активах (образование, профессиональные навыки, здоровье и пр.), а социальный капитал — общественный ресурс. Между этими двумя понятиями, тем не менее, имеется определенная аналогия, в частности, в том, что касается отдачи на оба вида капитала. Известно, что частная отдача на образование может в ту или иную сторону отличаться от общественной; в случае социального капитала аналогичный «зазор» может возникнуть между групповой и общественной эффективностью 19 .

Согласно определению, социальный капитал должен содействовать совместным действиям той или иной группы ради достижения общей цели. Если группа представляет общество в целом, то подобные коллективные усилия (например, направленные на повышение подотчетности власти) приумножают общественное благосостояние; такого рода открытым (bridging) социальным капиталом «наведения мостов» располагают так называемые «группы Патнэма», цель которых — общественное благо. В то же время нередки ситуации, когда та или иная группа преследует собственные цели (создает клубные блага для членов группы) и мобилизует для этого закрытый (bonding) социальный капитал. Подобные «группы Олсона» могут вступать в конкуренцию с другими организованными интересами в экономике и обществе за ограниченные ресурсы -в таком случае социальный капитал не создает новой ценности, и его общественная отдача оказывается нулевой или даже отрицательной.

Противопоставление открытой и закрытой разновидностей социального капитала отчасти напоминает разграничение между (общественно) производительной и непроизводительной деятельностью (последняя известна также как «борьба за ренту»): оба вида деятель-

18 Rodrik D., Subramanian A., Trebbi F. Op. cit.; Glaeser E., La Porta R., Lopez-de-Silanes F., Shleifer A. Do Institutions Cause Growth? // Journal of Economic Growth. 2004. Vol. 9, No 3. P. 271 — 303.

19 В некоторых ситуациях правомерно говорить и об индивидуальной отдаче на социальный капитал; при этом обычно речь идет о количестве и качестве социальных контактов индивида, которые могут быть использованы для получения информации и поддержки (Glaeser E. L., Laibson D., Sacerdote В. An Economic Approach to Social Capital // Economic Journal. 2002. Vol. 112, No 483. P. 437 — 458; Halpern D. Social Capital. Cambridge: Polity, 2005. Частные инвестиции в социальный капитал расширяют сети личных контактов и связей, а также способствуют укреплению репутации в глазах окружающих (Benabou R., Tirole J. Op. cit.).

ности сулят индивидуальную выгоду, но в первом случае возникает и общественный выигрыш, а во втором успех достигается за счет перераспределения уже созданных благ 20 . Перед аналогичным выбором могут оказаться не только индивиды, но и сообщества; группы Патнэма выбирают первую возможность, а группы Олсона — вторую. В последнем случае принято говорить о «теневой стороне социального капитала», следствием которой может стать раскол и сегрегация в обществе по экономическим, культурным, религиозным, этническим и другим признакам; в частности, социальный капитал может способствовать возникновению экстремистских движений. Закрытые социальные сети порождают дискриминацию — аутсайдеры ограничены в достижении экономического и профессионального успеха просто потому, что лишены необходимых для этого контактов и связей. Наконец, «закрытый» социальный капитал может отрицательно отразиться на качестве государственного управления, поскольку в таком случае политики могут следовать принципу «разделяй и властвуй», предлагая сепаратные договоренности тем или иным группам интересов 21 .

Преобладание в обществе групп Патнэма или групп Олсона зависит от радиуса доверия 22 . При малом радиусе доверие ограничено узким кругом лиц — родственников, близких друзей, представителей одного и того же клана и т. д., а большой радиус отражает доверие к людям вообще, не обусловленное личными или родственными связями или различного рода идентичностями. Тесно связан с этим характер преобладающей в обществе морали: универсальная мораль означает следование одним и тем же принципам в отношениях с людьми вне зависимости от их социально-экономического статуса, а ограниченная мораль предполагает двойные стандарты, выделяющие определенную группу среди всех остальных 23 . Неограниченный радиус доверия и универсальная мораль благоприятствуют образованию широких общественных коалиций и дают основания ожидать положительной общественной отдачи на социальный капитал, в случае ограниченного доверия и морали социальный капитал концентрируется в пределах узких групп и может скорее препятствовать, чем способствовать экономическому развитию.

Читайте также:  Что такое болезнь с энергетической точки зрения
Источники:
  • http://studwood.ru/1316575/ekonomika/sotsialnyy_kapital_faktor_sovremennogo_ekonomicheskogo_razvitiya
  • http://dogmon.org/ekonomicheskoe-znachenie-socialenogo-kapitala.html