Меню Рубрики

С точки зрения теории языка не является знаком фонема

Ключевым понятием функциональной фонетики, или фонологии является понятие фонемы. Термином фонема в языкознании обозначается кратчайшая линейная единица звукового строя языка.

Из этих кратчайших звуковых единиц строятся единицы языка, наделенные значением. Следовательно, хотя фонемы как таковые единицами языка не являются, поскольку сами по себе они лишены значения, существование единиц языка — морфем, слов и их форм — принципиально невозможно без фонем, из которых строятся их означающие.

2. О соотношении фонемы и звука

Фонемы не могут быть непосредственно отождествлены со слышимыми и произносимыми людьми в процессе речевого общения звуками. Фонемы представляют собой единицы звукового строя языка, тогда как слышимые и произносимые людьми конкретные звуки — это явления индивидуальной речи. В то же время реальностью, непосредственно данной человеку в восприятии, оказываются именно звуки. И эти слышимые и произносимые людьми в процессе речевого общения звуки представляют собой способ обнаружения и существования фонем. Фонемы как абстрактные единицы звукового строя языка самостоятельного бытия не имеют, а существуют лишь в звуках речи.

3. Функции, выполняемые фонемами

1)Конститутивная, или тектоническая. В этой функции фонемы выступают как строительный материал, из которого создается звуковая оболочка языковых единиц, наделенных значением (морфем, слов и их форм)
2)Различительная, или дистинктивная. Фонемы могут выступать как в словоразличительной функции, напр. кора — нора, или в форморазличительной, напр. рука — руке.

4. Признаки фонем, дифференциальные и недифференциальные

Фонема — является минимальной единицей языка, это значит, что разделить ее дальше нельзя. Но тем не менее фонема представляет собой сложное явление, так как она состоит из ряда признаков, которые не могут существовать вне фонемы. Так, напр. в фонеме д в русс. яз. мы можем выделить признаки звонкости (в отличие от глухости т — дом — том), твердости ( в отличие от мягкости д: дома — Дёма), взрывности ( в отличие от фрикативности з :дал -зал; отсутствие назальности (в отличие от н : дам-нам), наличие переднеязычности( в отличие от заднеязычности г: дам-гам).
Не все признаки в составе фонем играют одинаковую роль, одни из них являются различительными, или дифференциальными (фонологически существенные признаки фонем). Замена даже одного дифференциального признака ведет к изменению фонемы. Например, заменив в фонеме д признак звонкости на глухость, мы получим, при сохранении всех прочих признаков, свойственных фонеме д, фонему т. Заменив признак взрывности на фрикативность, мы получим, при сохранении всех прочих признаков. Свойственных фонеме д, фонему з. Все остальные перечисленные выше признаки фонемы д также оказываются различительными (дифференциальными). Другие признаки оказываются неразличительными в случае, если нет другой фонемы, прямо и однозначно противопоставленной по этому признаку.

5. Варианты фонем, основные, комбинаторные, позиционные

В реализациях отдельных фонем существуют различия, которые носят регулярный характер и поэтому свойственны речи всех носителей языка. Примерами таких регулярных различий в реализации одной и той же фонемы может служить различное произношение корневого гласного в русских словах водный — вода — водяной. С точки зрения МФШ существенно отличающиеся друг от друга гласные о , в приведенных выше словах являются представителями одной и той же фонемы о, так как эти гласные занимают одно и то же положение в звуковой структуре корневой морфемы вод и чередуются друг с другом в силу действующих в современном русском языке фонетических закономерностей. Такие варьирующие в известных пределах регулярные реализации одной и то же фонемы будем называть вариантами данной фонемы или ее аллофонами. Среди вариантов фонемы выделяется так называемый основной вариант, в котором качества данной фонемы проявляются в наибольшей степени.
Кроме основных вариантов выделяются также комбинаторные и позиционные варианты. Комбинаторные варианты возникают под влиянием ближайшего фонетического окружения. Напр. сне. В начале этого слова представлен мягкий зубной согласный с, который является комбинаторным вариантом русской фонемы с в сочетании с любым мягким зубным, в данном случае мягкое зубное н.
Позиционные варианты возникают у фонем в определенных положениях в слове. Так гласный является позиционным вариантом русской фонемы о во втором предударном слоге (водяной). В отличие от основного варианта о позиционный вариант утратил качества огубленности и принадлежности к заднему ряду.

6. Сильные и слабые позиции фонем

Различают позиции фонем сильные и слабые. Те положения, в которых фонема наиболее отчетливо может проявить свои признаки, называется сильной позицией. Сильной позицией для гласных фонем является позиция под ударением. Слабой позицией называется положение фонемы слова, в котором происходит нейтрализация признаков данной фонемы (например, позиция конца слова для звонких и глухих согласных в русском и немецком языках — в английском и французском языках эта позиция для того же противопоставления сильная.).

7. Система фонем

Система — совокупность фонем данного языка, связанных между собой постоянными отношениями. Система фонем обнаруживает определенное внутреннее членение. Она распадается на две подсистемы: подсистему гласных фонем — вокализм, и подсистему согласных фонем-консонантизм.

8. Отличие фонемных систем разных языков

1. Общим количеством фонем, соотношением гласных и согласных. Так в русском языке представлено 43 фонемы (37 согласных и 6 гласных), во французском -35 (20 согласных и 15 гласных), в немецом 33(18 согласных и 15 гласных).
2. Качеством фонем, их акустико-артикуляторными свойствами.
3. Различия могут проявляться в позициях фонем. Если позиция конца слова в русском и немецком для звонких и глухих согласных — слабая, то во французском — сильная.
4. Отличаются организацией фонемных групп (оппозиций), например, твердость-мягкость, глухость — звонкость, смычность — щелинность. Оппозиция — противопоставление фонем на основе их дифференциальных признаков, может быть двух типов: коррелятивной (фонемы отличаются только одним дифференциальным признаком, напр. б-п по признаку звонкости — глухости) и некоррелятивной (фонемы отличаются двумя и более дифференциальными признаками а- т.)

9. Взаимодействие звуков в речевом потоке.

1. Основные фонетические процессы:
-аккомодация;
-ассимиляция и ее виды;
-дессимиляция и ее виды;
2. Прочие фонетические процессы:
-эпентезы;
-протезы;
-диерезы.
3. Фонетические и традиционные (исторические)чередования.

Наиболее типичные случаи взаимодействия звуков в речевом потоке — это аккомодация, ассимиляция и диссимиляция. Это есть основные фонетические процессы.
Аккомодации (приспособления) возникают между согласными и гласными, обычно стоящими рядом. При этом могут возникать так называемые глайды, например, если внимательно вслушаться в произношение слова воля, то можно расслышать между в и о очень коротенькое у.
Ассимиляция — это артикуляционное и акустическое сближение (уподобление) звуков (согласных с согласными, гласных с гласными). Когда мы пишем отдать, но произносим аддать, то последующий звук д , уподобляя себе предшествующий т, создает ассимиляцию. Ассимиляция может быть полной, когда один из звуков целиком уподобляет себе другой (аддать), или частичной, когда один из звуков лишь частично приближает к себе другой, но полностью не сливается с ним. В русском языке слово ложка произносится как лошка, так как глухой согласный к, воздействуя на предшествующий ему звонкий ж, превращает этот последний в глухой ш. Здесь образуется не полная, а лишь частичная ассимиляция звуков, то есть не полное их уподобление друг другу, а лишь частичное сближение (звуки к и ш различны, но вместе с тем связаны друг с другом общим признаком глухости). Следовательно, по степени уподобления ассимиляция бывает полной и частичной.
Ассимиляция бывает прогрессивной и регрессивной. Прогрессивная ассимиляция возникает в том случае, если предшествующий звук воздействует на последующий. Регрессивная ассимиляция возникает в том случае, если последующий звук воздействует на предшествующий звук. В приведенных примерах «аддать» и «лошка» мы имеем дело с регрессивной ассимиляцией. Прогрессивная ассимиляция встречается значительно реже, чем регрессивная. Так, немецкое существительное Zimmer образовалось от старого слова Zimber: предшествующее m уподобило себе последующее b, образовав два одинаковых звука.
Своеобразный вид прогрессивной ассимиляции представлен в тюркских языках. Это так называемая гармония гласных (сингармонизм). Сингармонизм приводит к ассимиляции гласных во всем слове. Вот несколько примеров из ойротского языка: карагай (сосна), где первый гласный а обусловливает наличие всех остальных гласных а, егемен (женщина) — первый гласный е определяет появление последующих е. Как видим, ассимиляции подвергаются не только соседние звуки, но и те, которые отделены друг от друга в слове другими звуками. То есть мы имеем дело с несмежной ассимиляцией.
Когда из древнерусской формы топерь образовалась современная теперь, то регрессивная ассимиляция захватила уже не смежные, не рядом стоящие звуки (е уподобило себе о). Несмежный характер имеет ассимиляция при гармонии гласных в тюркских языках.
Таким образом, ассимиляция бывает полной и частичной, прогрессивной и регрессивной, смежной и несмежной. Так в слове «аддать» мы имеем дело с ассимиляцией полной, смежной, регрессивной.
Причины возникновения ассимиляции объясняются взаимодействием звуков в речевом потоке.
Диссимиляция — это случаи расподобления звуков. Опять, как и в случае с ассимиляцией речь идет о взаимодействии согласных звуков с согласными, а гласных с гласными. Когда в некоторых русских диалектах говорят лессора вместо рессора, то два одинаковых несмежных звука р здесь расподобляются, образуя л и р. Последующее р как бы отталкивает от себя предшествующее, в результате получается диссимиляция несмежная регрессивная. Когда в разговорной речи иногда можно услышать транвай вместо трамвай, то здесь происходит диссимиляция, но смежная: два губно-губных звука (м в) расподобляются, образуя, переднеязычный н и губно-губной в. Следовательно, диссимилироваться могут как совершенно одинаковые звуки (например, р и р в примере рессора), так и близкие по артикуляции, но все же неодинаковые звуки (например м в слове трамвай).
Как и ассимиляция, диссимиляция различается прогрессивная и регрессивная, смежная и несмежная. Диссимиляция иногда отражается в литературном языке, в письменной форме речи. Современное верблюд образовалось от старой формы вельблюд в результате регрессивной диссимиляции двух л. Современное февраль возникло в результате прогрессивной диссимиляции из старого феврарь (лат. februarius). На почве ассимиляции/диссимиляции происходят разнообразные фонетические явления.

Прочие фонетические процессы.

Диэрезы (или выкидки) имеют ассимилятивную основу, например, устранение йота между гласными, которые стремятся уподобиться друг другу и слиться в один звук: например, в слове бывает — основа бывай, с переходом в некоторых русских диалектах в бываат; или выкидка мгновенных согласных т и д, например, в таких словах, как честный, счастливый; или же устранение тех же т и д в группах стк, здк, например, в словах поездка, повестка, то что в школьных грамматиках называется непроизносимыми согласными.
Но бывают диэрезы и на диссимилятивной основе, что проявляется особенно ярко в гаплологии, когда выкидке подвергается один из двух одинаковых или подобных слогов, например траги/ко/комедия — трагикомедия, минера/ло/логия — минералогия.
Эпентезы (или вставки) чаще всего имеют диссимилятивную основу, чаще всего речь идет о вставке звуков в или й между гласными, например в просторечии говорят Ларивон вместо Ларион или Родивон вместо Родион, а также радиво, какаво. Йотовая эпентеза типична также для просторечия. Так говорят: скорпиён, шпиён, фиялка, павиян и так далее. В области согласных частый случай — вставка мгновенного звука между двумя согласными. Например, ндрав, страм вместо нрав и срам.
Протезы (или надставки) являются собственно разновидностью эпентез, только протезы не встречаются в середине слова, а приставляются спереди, к началу слова. В качестве протетических согласных выступают опять же в й, которыми прикрываются начальные гласные, например, вострый, ето вместо это. В качестве протетических гласных в русском языке может выступать также и, например, в южнорусских диалектах говорят «ишла» вместо «шла». Здесь назначение и — разгрузить группу начальных согласных.
К диссимиляции тесно примыкают случаи так называемой метатезы (перестановки) смежных и несмежных звуков внутри слова. Современное русское тарелка образовалось от старой формы талерка путем метатезы л и р: р заняло место л, а л соответственно передвинулось на место р. Так в белорусском языке сохраняется старая последовательность звуков л и р в слове талерка. То же следует сказать о польском talerz и о немецком Teller (тарелка).
В языке различают также чередования звуков, то есть взаимную их замену на тех же местах, в тех же морфемах. Важно различать виды чередований, так как одни из них относятся к области фонетики, а другие к области морфонологии, и должны, таким образом, изучаться соответствующими разделами языкознания.
Фонетические (живые) чередования — это изменения звуков в потоке речи, которые вызваны современными фонетическими процессами. Эти чередования обусловлены позицией. При фонетических (живых) чередованиях чередуются варианты или вариации одной и той же фонемы, без изменения состава фонем в морфемах. Таковы чередования ударных и безударных гласных в русском языке, например, воды — вода — водовоз, где и варианты фонемы о. Или чередования звонких и глухих согласных звуков: друг — друга, где к является вариантом фонемы г.
Фонетические чередования имеют обязательный характер в данном языке. Так, в русском языке все гласные в безударных слогах редуцируются, а все звонкие согласные на конце слова оглушаются. К выражению значения эти чередования не имеют никакого отношения. Они обусловлены позицией в слове и изучаются в фонетике.
Фонетические (живые) чередования обычно остаются невыраженными в письменной речи.
От живых (фонетических) чередований следует отличать нефонетические чередования, которые не являются предметом изучения фонетики. При нефонетических чередованиях изменение звучания не зависит от позиций звука в слове. При этом чередуются разные фонемы, благодаря чему одна и та же морфема получает разный фонемный состав, например, друга — друзей — дружеский.
Среди нефонетических чередований различают чередования морфологические и грамматические.
1) Морфологические (или исторические, традиционные). Такое чередование не обусловлено фонетической позицией, и не является само по себе выразителем грамматического значения. Историческими такие чередования называются потому, что они объясняются только исторически, а не из современного языка. Традиционными их называют потому, что как смысловой необходимости, так и фонетической вынужденности эти чередования не подчиняются, а сохраняются в силу традиции.
При морфологических чередованиях чередуются:
а) гласная фонема с нулем, например, сон-сна, пень-пня. (так называемая беглая гласная)
б) одна согласная фонема с другой согласной фонемой: к-ч г-ж х-ш, например, рука — ручка, нога — ножка, муха — мушка;
в) две согласные фонемы с одной согласной фонемой: ск-щ ст-щ зг-ж зд-ж, например, плоскость — площадь, простой — упрощение, брюзга -брюзжать, запоздать — позже.
2) Грамматические чередования очень схожи с морфологическими. Нередко их объединяют вместе. Однако существенное отличие грамматических чередований от морфологических (традиционных, исторических) состоит в том, что грамматические чередования не просто сопровождают различные словоформы, а самостоятельно выражают грамматические значения. Так, например, чередования парных л и л мягкого, н и н мягкого, а также чередования к-ч х-ш могут различать краткое прилагательное мужского рода и существительное категории собирательности, например, гол — голь, рван — рвань, дик — дичь, сух — сушь. Чередование г-ж может различать несовершенный и совершенный вид глаголов, напр. избегать, прибегать, убегать и избежать, прибежать, убежать.
Подводя итог сказанному относительно чередований, еще раз подчеркнем, что из всех видов чередований только фонетические (живые) чередования рассматриваются в фонетике. Все явления нефонетических чередований изучает морфонология, хотя изучение их функций, выражения тех или иных грамматических значений относится уже к грамматике.

Читайте также:  Глазные капли для четкости зрения название

10. Слог и слогоделение.

1) Понятие слога.
2) Виды слогов.
3) Различные теории слога.
4) О соотношении слога и морфемы в разных языках.

Понятие слога

Слог является минимальной фонетической единицей членения речевого потока, которая включает в свой состав, как правило, один гласный с примыкающими к нему согласными. Существуют языки, в которых может быть представлен тип слогов, состоящих только из согласных. Таков, например, чешский язык, в котором есть довольно много односложных слов, не содержащих в своем звучании гласных звуков, например:vlk -волк, krk — шея. Ядро или вершину слога в этих словах образуют сонорные согласные l r. В зависимости от количества слогов в слове различают слова односложные, двусложные, трехсложные и так далее.

Виды слогов

В зависимости от того, на какой звук, гласный или согласный заканчивается слог различают слоги открытые, закрытые и условно закрытые.
Открытые слоги заканчиваются на гласный звук, например, в рус.яз. во-ро-та, ре-ка, в нем. Du, Ra-be, Leh-re. Особенностью немецких открытых слогов является наличие в них только долгих гласных.
Закрытые слоги заканчиваются на согласный звук и их нельзя открыть, например: рубль, морс, Nacht, Berg. Немецкие закрытые слоги в подавляющем большинстве содержат краткие гласные звуки, см. примеры выше. Однако в некоторых закрытых слогах могут быть представлены и долгие гласные, например Arzt, nun, Mond, wust.
Условно закрытый слог можно открыть при словоизменении, например: пруд — пруды, кот — коты, Tag — Ta-ge, schwul — schwu-le. Последний тип слогов интересен как свидетельство того, что звуковая структура слогов, входяших в структуру изменяемых слов, не является постоянной величиной.
В зависимости от того, на какой звук, гласный или согласный начинается слог различают слоги прикрытые и неприкрытые.
Прикрытые слоги — это слоги, которые начинаются с согласного звука, например: ре-ка, мо-ло-ко, Tal, Raum.
Неприкрытые слоги — это слоги, которые начинаются с гласного звука, например: олово, арена, Ei, aus, Uhr.
Различные теории слога.
Существует несколько теорий, которые стремятся объяснить природу слога.
1. Сонорная теория. Согласно этой теории, слог есть сочетание более звучного (или более сонорного) элемента с элементом менее звучным (менее сонорным). (Отто Есперсен).
2. Экспираторная теория, согласно которой слог представляет собой такое звукосочетание, которое соответствует одному выдыхательному толчку. (Стетсон).
3. Теория мускульного напряжения рассматривает слог как минимальный отрезок речевого потока, произносимый одним импульсом мускульного напряжения. (Щерба)

11. О соотношении слога и морфемы.

Между слогом и морфемой, как кратчайшей значащей единицей языка, нет каких-либо соответствий в языках типа русского, немецкого, французского, английского. Например, в составе русской словоформы дом корневая морфема совпадает со слогом, а в составе словоформы дома (род.) первый слог включает в себя лишь часть корневой морфемы.
Однако есть такие языки, в которых слог является устойчивым звуковым образованием. Он не изменяет в потоке речи ни своего состава, ни границ. Такие языки называют слоговыми, или языками слогового строя, где слог равен отдельной морфеме и никогда не разбивается. К языкам слогового строя относятся китайский, вьетнамский, бирманский и некоторые другие языки.

12. Словесное ударение.

1. Определение словесного ударения
2. Типы ударения.
— Редукция как следствие динамического ударения.
— Качественная и количественная редукция.
— Функции словесного ударения.
— Ударение в фонетическом слове.

Под словесным ударением понимается выделение одного или двух слогов в составе многосложного слова с помощью силы, высоты и длительности звуков. Соответственно различают динамическое (силовое, или экспираторное), музыкальное (тоновое, или мелодическое) и количественное (квантитативное, или долготное) ударение. Чисто динамическое ударение представлено в чешском языке. Чисто музыкальное ударение представлено в китайском, корейском, японском языках. Языки с чисто количественным ударением встречаются редко. В качестве примера языков с таким ударением может служить новогреческий язык. В большинстве языков все эти виды ударения обычно используются в комбинации с друг с другом. Так, в русском литературном языке ударный слог всегда и самый сильный, и самый долгий и, кроме того, лишь на ударных слогах может происходить движение тона. По мнению, М. В. Раевского, немецкое словесное ударение является динамическим. Однако другие лингвисты, например Будагов считает, что в немецком языке имеются элементы силового и элементы музыкального ударения.
Каждому языку свойственны свои правила, регулирующие место ударения в слове. Существуют языки со свободным (разноместным) и связанным ударением. В языках со свободным ударением словесное ударение может падать на любой слог слова, как это имеет место, например, в русском языке. (город, ворота, молоток). В языках со связанным ударением словесное ударение выделяет лишь какой-то определенный слог слова: в чешском — это первый слог от начала, например, jazyk, strana, в польском — второй от конца: рolak, smaragdowy, во французском языке ударение в слове всегда падает на последний слог в слове.
Немецкое словесное ударение следует считать свободным, так как оно может падать на различные слоги слова, например Laufen, verlaufen, Lauferei.
Различают ударение подвижное и неподвижное. Неподвижным следует считать такое ударение, которое всегда падает на один и тот же слог, независимо от того, в какой словоформе оно выступает. Так чешский язык является языком с неподвижным ударением. Если мы будем изменять слово jeden (им. ед ч.), то в любой из полученных форм ударение будет падать на первый слог jedneho (род., ед. ч.). В русском языке ударение подвижное. Есть пары слов, которые различаются лишь ударением: замок — замок. Иногда значение слова при этом не меняется, например: творог — творог, обух — обух, налил — налил, иначе — иначе. То есть речь идет в данном случае о сосуществующих нормативных вариантах произношения одного и того же слова при отсутствии смыслового или стилистического различия.

Динамическое или динамически-комплексное ударение может быть причиной редукции. Редукция — это ослабленение и изменение звучания безударных слогов.
Различают редукцию количественную и качественную. При количественной редукции гласные безударных слогов теряют в долготе и силе, но характерный тембр сохраняется в любом слоге.
При качественной редукции слоговые гласные безударных слогов делаются не только слабее и короче, как при количественной редукции, но и теряют те или иные признаки своего тембра, качества. Например, в слове воды — о находится под ударением и представляет собой гласный полного образования, который можно охарактеризовать как гласный заднего ряда, среднего подъема, лабиализованный.

Функции словесного ударения.

Словесному ударению обычно приписывают три функции: кульминативную (объединяющую), делимитативную (разграничительную), и дифференцирующую (словоразличительную).
Сущность кульминативнй функции заключается в том, что что ударный слог, подчиняя себе соседние безударные слоги, связывает звучание слова в одно целое.
Связывая звучание слова в отдельное целое, ударение помогает слушающему одновременно разграничить одно значимое слово от другого. В этом проявляется делимитативная функция словесного ударения.
Дифференцирующую функуцию можно проиллюстрировать следующими примерами: руки — руки, ноги — ноги, ubersetzen — ubersetzen, August- August, alle — Allee.

Выше рассматривалось словесное ударение.
Рассмотрим теперь ударение в фонетическом слове. Под фонетическим словом понимается сочетание самостоятельного знаменательного слова со служебным, имеющее одно общее ударение. В фонетическом слове служебное слово обычно бывает безударным, оно примыкает к самостоятельному слову, на которое и падает обычно ударение. В зависимости от того, где находится неударное слово в пределах фонетического слова, говорят о проклитике и энклитике. Если безударное служебное слово стоит перед ударным самостоятельным словом, то это проклитика, например, у сестры. Если безударное служебное слово стоит после ударного самостоятельного слова, то это — энклитика. Например, посмотрел бы. Но не всегда под ударением в фонетическом слове находятся знаменательные слова, иногда односложные предлоги в русском языке принимают на себя ударение и тогда следующая словоформа оказывается безударной, например, на дом, на берег, по воду, по два. При одной словоформе могут находиться как энклитики, так и проклитики, например, на денек бы, в лесок бы.

13. Интонация.

1. Определение.
2. Два основных типа ударения.
3. О взаимодействии интонации с лексическими и грамматическими факторами языка.

Интонация — это ритмико-мелодический рисунок речи. Интонация представляет собой комплексное явление, в состав которого входят следующие компоненты: 1) частота основного тона голоса (мелодическая составляющая); 2)интенсивность (динамическая составляющая)
3)длительность, или темп (темпоральная составляющая) 4) тембр.
С чисто лингвистической точки зрения в языках следует различать два основных типа интонации.
1. При интонации первого типа меняется самый смысл слова, его исходное и основное значение. Интонация этого рода свойственна таким языкам, как китайский, японский и другие. Так в японском языке слово «su» может иметь значение гнезда или уксуса в зависимости от характера интонации, слово hi — «день» или «огонь». В этих случаях интонация более или менее резко меняет значение слова и выступает как важнейший фактор в системе языка.
2. Интонация второго типа имеет менее самостоятельное значение, чем интонация первого типа. Интонация второго типа лишь придает слову дополнительное значение, обычно резко не меняющее его смысла, как и смысла всего предложения. Такая интонация свойственна индоевропейским языкам.
Интонация взаимодействует с другими факторами языка — лексическими и грамматическими. Как отмечал А. М. Пешковский в своей книге » Русский синтаксис в научном освещении», вопросительная интонация все больше повышается, делается все более сильной и напряженной, по мере того, как мы будем сравнивать между собой следующие три предложения:

Читал ли ты книгу?
Читал ты книгу?
Ты читал книгу?

В первом случае вопрос передается не только интонационно, но и при помощи частицы ли, а также порядком слов (глагол на первом месте). Во втором предложении вопросительная интонация должна быть несколько усилена, так как здесь уже отсутствует вопросительная частица ли, которая помогает передать вопрос в первом предложении, хотя и сохраняется второй помощник интонации — порядок слов, когда глагол продолжает оставаться на первом месте. Наконец, в третьем предложении интонация вопроса еще больше повышается, так как в этом предложении у нее уже не оказывается и второго помощника — порядка слов. И вопрос передается только интонацией. Таким образом, чем больше помощников — лексических (частица ли) и грамматических — порядок слов — бывает у интонации, тем слабее сама интонация: оттенки смысла передаются сразу несколькими средствами.

Читайте также:  Можно ли сделать цветные линзы для зрения

Понятие знаковой теории языка

Уже в философии XVII-XVIII вв. были сформулированы суждения, что слово является знаком предмета. Именно в эти века многие философы (Дж. Локк, Г. Лейбниц, И. Кант, Кондорсе, Гердер и др.) заложили основы знаковой теории языка.

Основные ее положения:

1) связь между знаком и обозначаемым носит условный характер;

2) язык выделяется среди других типов знаков как особый тип;

3) языковые знаки имеют коммуникативную функцию.

В. Гумбольдт первым из языковедов пришел к выводу, что слово – это знак понятия.

Знаковая теория языка – это общепринятая в структурной лингвистике концепция, рассматривающая язык как специальный вид семиотических (знаковых) систем и ограничивающаяся рассмотрением семиотических (кодовых) свойств языка. Знаковая теория языка стремится к выявлению свойств, общих для языка и др. систем знаков, к определению того, что выделяет язык в совокупности семиологических фактов. Наиболее существенной и специфической особенностью структурной организации языка является наличие более чем одного типа знаков. Так, во всех языках, кроме «предложений» (полных знаков), имеющихся во всякой семиотической системе, есть, по крайней мере, ещё один тип частичных знаков — например «слова», означающие и означаемые которых членятся на односторонние, незнаковые элементы, или «фигуры» выражения и содержания (например, фонемы). Такое «многоуровневое строение» можно считать важнейшей типологической характеристикой языка в общесемиологической классификации, т. к. оно является самым непосредственным следствием уникальной способности языка относить свои знаки к любой части человеческого опыта любого рода и связанной с этим способности к бесконечному развитию и модификациям, что отличает язык от тех знаковых систем, в которых аналогичные структурные особенности относятся лишь к факультативному механизму экономии.

Знаковая теория языка — совокупность теоретических положений (идей, гипотез) о строении языка, рассматриваемого как система знаков, и об отношении его к внеязыковой действительности. 3наковая теория языка не исчерпывает всех аспектов языка.

Знаковая теория языка – это лингвистическая теория, согласно которой язык является системой немотивированных знаков, представленных словами; слово — это только формальный знак предметов и явлений реальной действительности. Крайние представители этой теории в основу такой трактовки кладут идеалистическую знаковую теорию познания, теорию “иероглифов” как учение о том, что наши ощущения, восприятия, представления являются не копиями, образами реальных предметов и процессов действительности, а условными знаками, символами, иероглифами. При таком взгляде на познание окружающего нас мира вносится недоверие к показаниям наших органов чувств, отрицается связь сознания с бытием, тем самым утверждается непознаваемость внешнего мира нашим сознанием.

С материалистической точки зрения — наши ощущения, восприятия, представления являются не символами, не условными знаками, а образами, изображениями, копиями действительности, необходимо и неизбежно предполагающими объективную реальность того, что изображается, хотя изображение не может всецело сравняться с моделью, не может быть тождественным категориям действительности. Отсюда следует, что значение слова, сердцевиной которого является понятие как обобщенное представление о предметах и процессах действительности, не является простым знаком этих предметов и процессов. Своим содержанием слово отражает действительность, формирует и выражает понятие о предметах внешнего мира.

Другое дело — звуковая сторона слова, его материальная оболочка: она непосредственно не связана с природой вещей, не является их копией и представляет собой знак, закрепленный сознанием людей за предметом, явлением, действием. При таком понимании язык входит в общую семиотическую (знаковую) систему.

Виды знаковых теорий

Общие принципы знаковых теорий были сформированы одновременно разными науками — философией, логикой, математикой, лингвистикой. Это позволяет разграничить знаковые теории по четырем научным сферам: логико-математической, философской, лингвистической, хотя граница между ними относительна.

Дата добавления: 2017-01-21 ; просмотров: 998 | Нарушение авторских прав

Язык с точки зрения теории знаков

В декабре 1962 года в Москве состоялся симпозиум по структурному изучению знаковых систем — первое научное совещание не только в нашей стране, но и во всем мире. Он дал мощный толчок развитию семиотики.

Были проведены международные конгрессы по теории знаков в Варшаве. В Советском Союзе начались интересные и обстоятельные исследования знаковых систем. Участие в них приняли видные советские философы, логики, языковеды, математики, среди них были доктора филологических наук И. И. Ревзин, Б. А. Успенский, А. А. Зализняк, М. В. Софронов и Вяч. В. Иванов, главный инициатор симпозиума по семиотике в Москве.

Теорией знаков в наши дни занимаются специалисты в самых различных областях знания. Более того, на стыке семиотики и других наук возникли самостоятельные области исследования. Например, такие, как биосемиотика, изучающая сигнализацию в животном мире с позиций теории знаков; этносемиотика, исследующая знаковые системы человеческого общества, «смысл и роль которых самими членами общества не сознается»; абстрактную семиотика, родившаяся на стыке математики, логики и теории знаков; кибернетическая семиотика, рассматривающая человеческий мозг как «черный ящик», производящий операции со знаками. В нашей стране за последнее десятилетие вышли замечательные работы, посвященные семиотическому анализу искусства, будь то пословицы или живописные произведения, поэтическое творчество или «язык кино». Вопросы лингвистической семиотики освещались в монографиях профессоров Ю. С. Степанова, В. М. Солнцева, Ю. В. Рождественского, А. Г. Волкова, И. И. Ревзина и в работах многих других советских исследователей.

Наш язык совершенно справедливо называют самой полной, уникальной и незаменимой системой связи. «Другие, искусственно созданные человеком системы и языки (например, письмо, сигнализация флажками, азбука Морзе, азбука Брайля для слепых, искусственные языки типа эсперанто или волапюк, информационно-логические языки и др.) воплощают лишь некоторые из свойств естественного языка,— пишет профессор Ю. С. Степанов.— Эти системы могут значительно усиливать язык и превосходить его в каком-либо одном или нескольких отношениях, но одновременно уступать ему в других, точно так же, как телефон, телевидение, радио (вообще всякое орудие, всякий инструмент) усиливают некоторые свойства отдельных органов человека».

Почему же наш язык, такой, казалось бы, обычный и привычный, является одновременно и самой полной, и самой совершенной, и самой богатой, и самой экономной системой знаков изо всех, что мы знаем в человеческом обществе и в сообществах животных?

Потому, отвечает семиотика, что он иерархичен. У всех остальных знаков есть выражение и содержание, означающее и означаемое. Язык же устроен гораздо сложней.

Знак немыслим без системы знаков. Рассмотрим такой пример: один и тот же символ «!» может иметь пять совершенно различных значений. Для школьника — это восклицательный знак. Для шахматиста — обозначение сильного хода. Для математика- факториал. Для водителя — знак «Осторожно!». А для лингвиста — условное обозначение характерного щелкающею звука, который имеется в некоторых языках Южной Африки!

Но во всех этих случаях знак соотнесен с каким-либо понятием, звуком, нормами пунктуации. Короче говоря, это знаки, имеющие значение, заданное системой знаков. А в нашем человеческом языке?

Строго говоря, в языке знаки — это только слова. Звуки и буквы, очевидно, никакого значения не имеют. Это не знаки, а только составные части, своего рода кирпичики, или, как говорят в семиотике, фигуры, из которых строится знак.

Таким образом, знаками в нашем языке могут быть названы только слова (хотя есть точка зрения, что и слова — это не знаки, а лишь элементы знаковой системы, человеческого языка). Слова сочетаются в предложения, число которых практически бесконечно. Предложения, в свою очередь, являются элементами, из которых строится наша речь. Таким образом, перед нами иерархическая лестница: звук—корень слова или служебная частица — слово — предложение — речь или письменный текст. Причем во многих случаях один и тот же элемент языка может выступать в этой иерархии на разных уровнях.

Можно привести классический пример. Два римлянина заспорили, кто скажет самую короткую речь или напишет самую короткую фразу.

  • — Ео rus (еду в деревню), — таков был текст первого.
  • — I,—отвечал второй (в переводе с латыни значит: езжай!).

Рассмотрим это, действительно, предельно краткое высказывание. Во-первых, оно и в самом деле высказывание, текст, речь. Состоит этот текст из одного предложения. Предложение, в свою очередь, состоит из одного корня. Слово—из одного корня. Наконец, и корень выражен с помощью одного звука или же передающей этот звук на письме буквы. Мы имеем здесь и фонетику, и морфологию, и лексику, и синтаксис! И все это—в одном значке, вертикальной палочке «I», передающей звучание «и».

Число звуков речи в любом языке мира меньше сотни. Даже в самом бедном словами языке число слов равно нескольким тысячам. Число предложений, которые можно построить, пользуясь словами, достигает астрономических величин. Число различных текстов, которые можно записать с помощью предложений, практически бесконечно. «Таким образом, язык организован так, что с помощью горстки фигур и благодаря их все новым и новым расположениям может быть построен легион знаков,—пишет датский ученый Луи Ельмслев, перекинувший мост между лингвистикой, наукой о языке, и семиотикой, наукой о знаках.— По своей цели языки, прежде всего, знаковые системы, но по своей внутренней структуре они, прежде всего иное, а именно — системы фигур, которые могут быть использованы для построения знаков».

Благодаря этому свойству языка мы получаем возможность в любое время высказать любую мысль, любое чувство, любую фантазию или причуду. С помощью горстки фигур строится все бесконечное многообразие и богатство языка, подобно тому, как с помощью горстки химических элементов строится тот удивительный мир, в котором мы живем.

Анализ языка с позиций семиотики, по сути дела, открыл науке язык как таковой. До того времени лингвисты интересовались не языком как таковым, не системой знаков и составляющих эти знаки фигур, а речью, текстами, порожденными системой. Наиболее четко это выразил основоположник современной структурной лингвистики Фердинанд де Соссюр.

«Единственным и истинным объектом лингвистики является язык, рассматриваемый в самом себе и для себя»,—такими словами завершал свой знаменитый «Курс общей лингвистики» Соссюр.

Соссюр считается создателем, так называемой социологической школы в языкознании, исходящей из того, что наш язык—продукт общественный, и понять его невозможно без связи с другими общественными науками и явлениями. Но есть, так сказать, лингвистика внутренняя и лингвистика внешняя, лингвистика языка и лингвистика речи.

«Наше определение языка предполагает устранение из понятия »зык» всего того, что чуждо его организму, его системе — одним словом, всего того, что известно под названием «внешней лингвистики», хотя эта лингвистика и занимается очень важными предметами и хотя именно ее главным образом имеют в виду, когда приступают к изучению речевой деятельности, — писал Соссюр, — Язык есть система, которая подчиняется лишь собственному порядку. Уяснению этого может помочь сравнение с игрой в шахматы, где довольно легко отличить, что является внешним, что внутренним. То, что игра пришла в Европу из Персии, есть факт внешнего порядка; напротив, внутренним является все то, что касается системы и правил игры. Если я фигуры из дерева заменю фигурами из слоновой кости, то такая замена будет безразлична для системы; но если я уменьшу или увеличу количество фигур, такая перемена глубоко затронет «грамматику» игры».

Продолжая аналогию Соссюра, можно заметить, что фигуры вообще могут отсутствовать: например, игра опытных шахматистов вслепую, не глядя на доску, не притрагиваясь к шахматам. Если правила игры в шахматы являются системой, языком, то любая партия, которую мы станем играть, будет текстом, порожденным этой системою, «речью».

Читайте также:  Двойные картинки обман зрения для детей

Число шахматных фигур невелико, так же как и число полей доски и число правил, которым подчиняется игра в шахматы. А вот число различных партий в шахматы настолько велико, что его можно считать бесконечным. Так и с помощью языка, состоящего из конечного числа элементов и грамматических правил, можно образовывать любое число фраз и текстов.

Язык и речь, система и текст—их взаимоотношение интересует не только лингвистику, но и семиотику. Методы теории знаков, применяются ныне в фольклористике и литературоведении, в теории музыки и театра, искусствоведении, этнографии, поэтике, инженерной и социальной психологии. И везде мы имеем дело с ситуацией язык — речь, система — текст, будь то «язык» жестов или «текст» человеческого поведения.

Современную структурную лингвистику сравнивают иногда с лоцманом для целого ряда общественных и естественных наук. Именно она первой осознала знаковый характер языка и отличие его от речи. Систему языка структурные лингвисты стараются описать в строгих терминах математической логики и семиотики. Естественно, что тексты описаны так быть не могут. Ведь число их практически бесконечно!

Здесь вместо формул и символов нужны иные методы — и в первую очередь математической статистики, тот «жар холодных чисел», о котором писал Блок в своих «Скифах», позволяющий, казалось бы, сухим колонкам цифр превращаться в яркие картины, показывающие скрытые механизмы языка, порождающего речь. Самое же ценное в этом знании — это то, что оно начинает в паши дни все чаще оказывать помощь людям в их практике, в повседневной жизни. Например, в обучении языку [7].

17.Понятие фонемы функции фонемы.Сильные и слабые позиции фонем. Фонема-аллофон-фон.

Фонемы — минимальные единицы звукового строя языка, служащие для складывания и различения значимых единиц языка: морфем, слов.

Различия фонем и звуков речи

Для складывания и различения значимых единиц языка фонемы должны быть противопоставлены друг другу в системе языка. Такие противопоставления называются оппозициями.

Фонемы — минимальные единицы языка, т.к. разделить их на последовательно произносимые в речевой цепи более мелкие единицы нельзя. Вместе с тем, фонема состоит из ряда признаков, не существующих вне фонем, а встречающихся только в единстве фонемы, например признак звонкости, назальности и т.д. Признаки играют разную роль, их делят на:

дифференциальные (различительные) признаки — только по данному признаку какая-либо фонема отличается от другой, например глухость-звонкость ( дом — том)

интегральные (неразличительные) признаки — эти признаки лишь «наполняют» состав фонемы, так как в языке нет другой фонемы, прямо и однозначно противопоставленной по этому признаку, например признак взрывности у русского , т.к. в русском нет щелевого .

Реальное содержание фонем данного языка — это совокупность смыслоразличительных признаков в их составе, благодаря чему одинаковые звуки разных языков как фонемы различны. Так, в русском языке палатализованность является дифференциальным признаком, а в английском — интегральным.

В целом, фонемы отличаются от звуков речи своей включенностью в системные отношения, выражающиеся в оппозициях фонем.

Фонемы выполняют следующие функции:

дистинктивная (различительная) функция — выражается в том, что фонема служит для фоне­тического опознавания и семантического отождествления слов и морфем. Дистинктивная функция включа­ет в себя перцептивную (опознавательную) и сигнификативную (смысл оразличительную) функции

перцептивная функция — функция доведения зву­ков речи до восприятия: она дает возможность воспринимать и опознавать органом слуха звуки речи и их сочетания, способ­ствуя отождествлению одних и тех же слов и морфем

сигнификативная функция — смыслоразличительная функция, т.е. функция различения значимых элементов языка — морфем и слов.

делимитативная функция — функция обозначения границы между двумя последовательными единицами (морфе­мами, словами). Звуковые элементы служат пограничными сиг­налами, например, сигналом наличия границы слова. В отличие от дистинктивной, не проявляется регулярно, однако о наличии ее свидетельству­ют существующие в каждом языке различные ограничения на сочетаемость тех или иных звуковых элементов в речевой цепи.

Варианты фонем возникают в результате артикуляционно-акустического совпадения разных фонем в слабых позициях. Например: в словах пяти [п´и э т´и´] и весна [в´и э сна´] звук [и э ] представляет разные фонемы и , то есть является вариантом фонемы. Вариации фонемы – это звуковые проявления одной фонемы в слабой позиции. Вариациями фонемы являются [и э ], [ь] в приведенных выше словоформах пяти, пятачок, [т] – вариация в слове код.

Гиперфонема–это функциональная единица, представленная рядом позиционно чередующихся звуков, общих для нескольких фонем при отсутствии представителя этой единицы в сильной позиции. Гиперфонема имеет сходство с фонемой, так как представлена рядом позиционно чередующихся звуков, однако гиперфонема отличается от фонемы отсутствием звука в сильной позиции. Например, гиперфонемы есть в словах с безударными гласными в корне, непроверяемыми ударением: так, словах собака [с/\ба´къ], собаковод [събак/\во´т] в первом слоге мы услышим гласный звук [/\] и [ъ], но не найдем слова, в котором бы отчетливо слышался звук [о]. Поскольку звуки [/\] и [ъ] могут представлять не только , но и , данная гиперфонема обозначается или .

сильные и слабые позиции фонем

1) сильная позиция – произносительные условия, в которыхпроявляются все дифференциальные признаки фонем: для гласных под ударением и в открытом слоге;для согласных – интервокальная позиция, перед гласными и сонорными согласными;

2) слабая позиция – произносительные условия, в которых проявляются не все дифференциальныепризнаки фонем: для гласных – безударное положение, в закрытом слоге; для согласных – в конце слова,перед глухими согласными.

Сильные и слабые фонемы

Сильные фонемы – фонемы, обладающие максимальной различительной способностью. Гласные под ударением – сильные фонемы.

Слабые фонемы обладают меньшей различительной способностью, т.к. в слабой позиции фонема является заместителем двух или даже трех сильных фонем. Так [ъ] может заменять , , : [тънцы э ва´т], [шълк/\в´и´стый], [мъл/\ка´].

Как уже отмечалось раньше, каждая фонема имеет ряд постоянных, независимых от позиций, конститутивных признаков. Среди конститутивных признаков выделяется дифференциальный признак, который является и релевантным (соотносительным), и конститутивным одновременно. Для таким признаком является глухость по отношению к : пал, бал. Но глухость устраняется в позиции перед звонким согласным.

Если признак фонемы не является релевантным, то конститутивный признак является недифференцирующим. Например, глухость для — конститутивный нерелевантный признак.

Понятие релевантности связано с двумя рядами фонем: первый ряд составляют согласные, парные по глухости-звонкости, второй – согласные, парные по твердости-мягкости. Позиция, которая является сильной для одного члена ряда, является сильной для всех членов ряда: [п║б, п´║б´, ф║в, ф´║в´, т║д, т´║д´, с║з, с´║з´, ш║ж, к║г, к´║г´].

За пределами этого ряда остаются внепарные согласные: , , , , ,м>, , , , , , , , , .

Сильные позиции по глухости-звонкости:

1. положение перед гласными: [до´т] –[то´т];

2. положение перед сонорными: [гро´т] – [кро´т];

3. положение перед [j]: [бjо´т] –[пjо´т];

4. положение перед [в], [в´]: [дв´э´р´]- [тв´э´р´].

Слабыми позициями являются:

1. конец слова: код [ко´т] – кот [ко´т] ;

2. для глухих положение перед звонкими, для звонких положение перед глухими: сдача [здач´ь], над столом [нътст/\ло´м].

Второй ряд – фонемы, парные по твердости-мягкости:[п║п´, б║б´, в║в´, ф║ф´, м║м´, с║с´, з║з´, т║т´, д║д´, л║л´, н║н´, р║р´, г║г´, к║к´, х║х´].

Вне пар остаются: согласные: , , , , , .

Сильные позиции по твердости-мягкости:

1. конец слова: [ста´н] – [ста´н´];

2. позиция перед гласными непереднего ряда: [ма´л] – [м´а´л];

3. переднеязычные перед заднеязычными [рэ´т´къ] – [рэ´дкъ] и твердыми губными [р´и э з´ба´] — [изба´] ;

4. сонорные (кроме [м] ) перед зубными: [йи э нва´р´] — [йи э нва´рск´ий].

5. всегда в сильной позиции: [л´ва´] – [м/\лва´], исключение составляет позиция перед [j]: [л´ j у´].

Слабые позиции по звонкости-глухости проявляются очень отчетливо, по твердости-мягкости они не так очевидны.

Фонетическая транскрипция передает звуковой состав слов, фонологическая (фонематическая) транскрипция передает фонемный состав слов.

В фонологической транскрипции принято обозначать:

α -все слабые гласные фонемы,

α1 — слабые гласные 2 и 3 предударных и всех заударных слогов:

индексом 1 — слабые по твердости-мягкости согласные фонемы:

труд , индексом 2 — слабые по глухости-звонкости согласные:

индексом 3 — слабые по твердости-мягкости и глухости-

звонкости согласные: стерегли .

Если в фонологической записи одна и та же морфема предстает в разных фонемных видах, обусловленных фонологической позицией в словоформе, то в морфофонематической транскрипции используется обобщенная фонемная запись словоформы, отвлеченная от обусловленных фонологической позицией видов составляющих ее морфем. Например, слово стог в фонетической транскрипции – [с т о´к], в фонематической транскрипции — , в морфофонематической транскрипции — 3 т)ог>, где скобками выделено сочетание согласных с общими фонетическими признаками глухости и твердости.

Аллофо́н (греч.άλλος другой и φωνή звук) — реализация фонемы, её вариант, обусловленный конкретным фонетическим окружением. В отличие от фонемы, является не абстрактным понятием, а конкретнымречевым звуком. Совокупность всех возможных позиций, в которых встречаются аллофоны одной фонемы, называетсядистрибуциейфонемы. Носители языка хорошо распознают фонемы, то есть смыслоразличительные единицы языка, и не всегда в состоянии распознать отдельные аллофоны одной фонемы. Фонемы в сознании говорящих обычно представлены основными аллофонами.

Основно́й аллофо́н — такой аллофон, свойства которого минимально зависят от позиции и фонетического окружения. Основными аллофонами в русском языке считаются:

гласные в изолированном произнесении;

твёрдые согласные перед ударным [а];

мягкие согласные перед ударным [и].

Основные аллофоны обычно реализуются в сильной позиции звука. Сильная позиция — это позиция, в которой возможно максимальное количество фонем данного типа. В русском языке для гласных сильной позицией является положение под ударением, для согласных — перед гласным непереднего ряда.

Различаются комбинаторные и позиционные аллофоны.

Комбинато́рные аллофо́ны — реализации фонем, связанные скоартикуляциейпод влиянием фонетического окружениязвуков.

Примерами комбинаторных аллофонов в русском языке могут служить:

продвинутые вперед гласные заднего ряда [а], [о], [у] после мягких согласных;

лабиализованные (огубленные) согласные перед гласными [о], [у];

звонкие аффрикаты [дз], [д’ж’] на месте [ц], [ч] перед звонкими шумными.

Комбинаторными аллофонами также считаются назализованные гласные перед носовыми [n], [m], [ŋ] в английском языке. В некоторых языках мира комбинаторные признаки (например, назализация) могут распространяться на несколько слогов.

Позицио́нные аллофо́ны — реализации фонем, связанные с их фонетической позицией в слове или слоге. Под фонетической позицией принято понимать:

положение звукапо отношению к абсолютному началуслова(после паузы);

положение звука по отношению к абсолютному концу слова (перед паузой);

положение звука по отношению к ударению.

Позиционными аллофонами гласных [а], [о] в русском языке считаются гласные [ъ], [ʌ] в безударных слогах.

Обязательные и свободные аллофоны

В зависимости от степени предсказуемости реализации, аллофоны подразделяются на обязательные, то есть реализуемые в соответствии с правилами грамматики языка, и свободные, то есть реализуемые в соответствии с предпочтениями говорящих.

Обязательные аллофоны одной фонемы находятся в отношениях дополнительной дистрибуции, когда два разных аллофона одной фонемы не могут существовать в одной позиции. В русском языке в отношениях дополнительной дистрибуции находятся огубленные и неогубленные согласные: огубленные согласные возможны только перед огубленными гласными [о], [у], а неогубленные согласные произносятся во всех остальных случаях. Произнесение такого аллофона в иной позиции воспринимается носителями языка как неестественное звучание или иностранныйакцент.

Свободными аллофонами могут считаться как широко распространенные в различных социальных и диалектных группах факультативные варианты фонем (например, щелевой /г/ или твёрдый /щ/ в отдельных русских говорах), так и индивидуальные варианты фонем, составляющие особенности произношения отдельных говорящих (например, неслоговой [w] на месте дрожащего [р] в русском языке).

Фон, фо́на в фонетике — единица звукового уровня языка, выделяемая в речевом потоке безотносительно к её фонемной принадлежности (то есть без отнесения её к той или иной фонеме) или как конкретная реализация фонемы в речи.

В отличие от фонем и аллофонов, принадлежащих языку, фоны относятся к речи. Связывая фон с аллофоном и фонемой, говорят, что фонема является «общим» (или классом), аллофоны — «особым» (или подклассами), а фоны — «единичным». Всякая фонема в речи выступает в одном из своих аллофонов, который реализуется как тот или иной фон.

Мимическая реализация фонемы (фона) называется виземой . Виземы используются при чтении по губам и в технике компьютерного распознавания речи.

Источники:
  • http://lektsii.org/13-75589.html
  • http://vuzlit.ru/945482/yazyk_tochki_zreniya_teorii_znakov
  • http://studfiles.net/preview/6019152/page:2/