Меню Рубрики

С точки зрения социальной психологии культура это

Программа курса
для специальности 24.00.01 – Теория и история культуры

Программа утверждена на заседании
Научно-методического совета по аспирантуре и докторантуре
10.05.2004 г.

Пояснительная записка

Спецкурс «Психология культуры» предназначен для аспирантов, обучающихся по специальности «Культурология», темы исследований которых требуют обращения к психологической проблематике. Программа представляет собой общий план, который может и должен сильно варьироваться в зависимости от специальности и подготовки аспиранта, его интересов, выбранной темы исследований. Отличие аспирантского курса от университетского курса заключается в прикладном характере освещения вопросов психологии психологической проблематики, направленной на анализ явлений культуры. В рамках курса большое внимание уделяется вопросам методологии междисциплинарных исследований.

Психология культуры – это область психологии, задача которой состоит в объяснении различных сторон человеческой культуры (искусства, религии, языка, экономики, общества и т. д.) с психологической точки зрения. Таким образом, предметом курса являются психологические особенности феноменов культуры, психологические механизмы формирования и функционирования отдельных культурных феноменов и культуры в целом. В качестве предмета выступают как актуальные культурные феномены, так и динамические процессы, происходящие в культуре. Цель изучения заключается в формировании междисциплинарного исследовательского пространства, захватывающего области психологии, культурологии и других наук и дающего возможность описывать и изучать культурные феномены с использованием научного аппарата как психологии, так и культурологии. Это позволит избежать редукционизма, нивелирующего специфику различных дисциплин и снижающему глубину видения проблемы. В задачи курса входит подробное знакомство аспирантов с основными понятиями современной психологии, формирование умений выделять в элементах культуры психологические особенности и детерминацию психологическими процессами, умений анализировать явления культуры с опорой на знание психологии. Предполагается, что содержание курса станет отправной точкой для более углубленного самостоятельного изучения психологической литературы по теме исследования.

Особенность курса состоит в том, что все темы рассматриваются в контексте связи психологии и культуры. Внимание уделяется как вопросам культурно-исторической детерминации психики человека, так и анализу того, как особенности психики человека проявляются в конкретных культурных феноменах и процессах культуры. Построение курса предполагает углубленное знакомстве с отдельными проблемами общей психологии, имеющими отношение к проблемам ментальности, особенностям восприятия и мышления. Раздел «Личность и культура» включает в себя вопросы, касающиеся как различных теорий личности, так и отдельных проблем психологии личности. Подробно рассматриваются вопросы формирования и движущих сил поведения личности, вопросы культурной детерминации личности. Значительное внимание уделяется темам психопатологии и анализу видов психопатологии. В раздел «Культурные феномены как предмет психологического исследования» включены темы, касающиеся анализа социально-психологических явлений и отдельных феноменов культуры. Конкретные темы семинарских занятий определяются в соответствии с тематикой диссертаций и научными инетресами слушателей спецкурса.

Слушатели данного курса должны знать психологию в объеме вузовского курса, включающего основные сведения о предмете психологии, методах исследования, свойствах психических процессов и состояний и теориях личности.

В качестве форм промежуточного контроля используются результаты работы слушателей на семинарских занятий. Итоговой формой контроля служит подготовленный доклад по посвященный психологическому анализу проблемы, составляющей тему диссертационного исследования.

Объем курса составляет 20 часов

Предмет психологии культуры. Культура как предмет психологического анализа: перспективы и ограничения. Анализ культуры в целом и отдельных культурных феноменов. Проблема возможности анализа культуры и культурных феноменов с позиций психологии, сформированной в одной из культур. Влияние культурной принадлежности исследователя.

Междисциплинарный подход в гуманитарных науках. Проблемы и перспективы. Междисциплинарность или редукционизм. Возможности междисциплинарных исследований явлений и процессов культуры. Языки исследования. Проблема перевода и метаязыка.

Междисциплинарный характер психологии культуры. Основные направления: связь культуры и психики, этнопсихология, психологический анализ феноменов культуры.

Формирование пространства, позволяющего анализировать психологические механизмы и психологические особенности явлений и процессов культуры. Основные области психологии. «Экологическая психология» Э. Брунсвика. Ситуации в качестве предмета психологического анализа. Определение влияния среды на отклики организма. Понятие жизненного пространства К. Левина. Поведение как функция ситуации. Культурно-историческая психология К. Коула.

Психология культуры и смежные области междисциплинарных исследований. Психология культуры и психологическая антропология. Этнопсихология В. Вундта. Психология народов как пример описательной психологии. Психологическая антропология. Начало научных исследований национальных различий в работах Ф. Боаса. Редукция культурных феноменов к психологическим в «Американской школе исторической этнологии». Э. Сэпир и его последователи: конфигурационизм и лингвистика. Emic- и etic — концепты (С. Фрейк). М. Мид, исследования детства. Пластичность человеческой психики. Психоаналитические и функционалистские идеи в работах М. Мид. Б. Малиновский: функционализм. Культура как инструмент удовлетворения психобиологических потребностей. Взаимоотношения антропологии и психологии. Дж. Уайт: дискурс-центрированный подход. Узкий и широкий подходы в этнопсихологии. Отказ от дихотомии “self” – “person”. Связь между культурой и поведением. М. Спиро: взаимовлияние культуры и психологии. Т. Шварц: дистрибутивная модель культуры. Взаимосвязь когнитивной психологии и психологической антропологии. Российская теория деятельности как основание культурной психологии. Работы Л.С. Выготского и А.Р. Лурия.

Кросс-культурная психология (этнопсихология) как направление современной психологии.

Культура как предмет психологического анализа в кросс-культурных исследованиях Культурные феномены как предмет психологического исследования. Возможности и ограничения методов академической психологии. Анализ результатов работы экспедиции А.Р. Лурия.

Возможности психологического анализа культурных явлений: политики, истории, литературы, искусства, социально-психологических явлений. Отличие от прикладных исследований в психологии. Психология спортивной деятельности и психология спорта как явления культуры.

Примеры междисциплинарных работ. Психологический анализ политической биографии. Связь особенностей личности и политических решений. З. Фрейд, У. Буллит. «Биографии Вудро Вильсона». Понятие «автокоммуникации культуры» (Ю.М. Лотман) как пример построения теоретического концепта в междисциплинарном пространстве.

Культура и основные психологические процессы

Представление о развитии психики в кросс-культурном аспекте. Критерии развития. Вариативные и стабильные элементы. Проблема связи филогеза и онтогенеза в культурно-историческом контексте.

Психология сознания.

Вклад психоанализа в становление представлений о знаковой природе сознания. Первичные и вторичные процессы. Проблема языка и сознания. Сознание и бессознательное. Свойства бессознательного, определяемые отсутствием знакового опосредования. Аффективное и когнитивное бессознательное.

Проблема знакового опосредования высших психических функций в теории Л.С. Выготского. Теория Выготского и психоаналитическое понимание онто- и филогенеза сознания. Уровни развития значения. Формы существования значения в индивидуальном сознании. Структурная и динамическая формы сознания.

Проблема структуры сознания в психологии. Различные подходы к определению структуры сознания. Определение структуры сознания через составляющие его элементы. Интроспекционизм В. Вундта, Э. Титчинера, представителей Вюрцбургской школы. Определение структуры сознания через инвариантные схемы преобразования информации. Идеи О. Кюльпе о безобразности мышления. Реакция В. Вундта и Э. Титчинера. Вывод о детерминации содержания интроспекции установкой экспериментатора. Категории пространства и времени как образующие сознание. И. Кант, М. Веккер. Определение структуры сознания через качественные характеристики образов сознания. Структура знака и структура сознания в теории А. Леонтьева. Представление об уровневом строении сознания. Сознание как система реальностей.

Психология обыденного сознания. Нерациональный, противоречивый характер обыденного сознания. Социальный характер обыденного сознания. Обыденное сознание и языковая картина мира. Особенности обыденного сознания, определяемые природой символа как доминирующего средства репрезентации. Функции обыденного сознания.

Психосемантика как экспериментальный метод изучения категориальной структуры сознания.

Психосемантика как раздел когнитивной психологии сознания. Теоретические основы психосемантики. Понятие ассоциативных связей. Вклад З. Фрейда и К. Юнга в разработку ассоциативных методов изучения содержания бессознательного. Вклад А.Р. Лурия в развитие теоретических основ психосемантики.

Вклад Ч. Осгуда в создание экспериментальной психосемантики. Эксперименты Ч. Осгуда по исследованию синестезии. Основные результаты. Универсальный характер факторов оценки, силы и активности. Понятие уровневой структуры сознания в психоанализе и теории деятельности А.Н. Леонтьева. Уровневое строение семантической структуры сознания.

Психосемантика как экспериментальный подход к изучению сознания. Понятие значения и категории. Категориальное значение. Коннотативное значение. Понятие коннотативных и денотативных шкал. Биполярные и униполярные шкалы. Семантические пространства, получаемые при использовании разного типа шкал. Категориальные структуры сознания. Понятие семантического поля. Понятие семантического пространства. Семантическая структура сознания.

Бессознательное.

История представлений о бессознательном в философии и физиологии. Вклад З. Фрейда в понимание природы бессознательного. Современные представления о природе бессознательного. Семиотическая природа бессознательного. Структурный психоанализ Ж. Лакана. Бессознательное, структурированное как язык. Симптомы как формы говорения с использование метафоры и метонимии. Особенности «»языка бессознательного». Виды бессознательного.

Когнитивные процессы.

Предмет психологии когнитивных процессов. Когнитивные процессы и культура.

Психология ощущений и восприятия. Закономерности восприятия. Психология восприятия в гуманитарных исследованиях. Законы визуального восприятия. П. Флоренский об «обратной перспективе» и психологический анализ данного феномена. Понятие завершенного гештальта. Понятие «хорошей формы» в гештальт-психологии. Психология восприятия и психология искусства. «Визуальное мышление» (Р. Арнхейм). Психосемантика цвета. Исследования по психологии цветовосприятия. Цвет и эмоциональное состояние. Психология цвета и цвет как элемент культуры.

Апперцепция восприятия. Понятие проекции. Проективные методы психодиагностики. Использование принципов психологической интерпретации в анализе образов искусства, рекламы, политической рекламы и пр.

Основные теории мышления. Мышление как решение задач. Структура решения задач. Культура и решение задач.

Понятие интеллекта в психологии. Социальный интеллект и эмоциональный интеллект. Основные теории интеллекта. Генетическая эпистемология Ж. Пиаже. Уровень знакового опосредования и уровень интеллектуального развития. Схемы и их формирование. Операции. Транзитивонсть. Формирование интеллектуальных навыков. Теория формирования понятий Дж. Брунера. Кодирующие системы и их усвоение. Зависимость развития навыков от требований культуры. Влияние культуры на когнитивное развитие. Критерии значимости и познавательное развитие.

Проблема экологической валидности в кросс-культурных экспериментальных исследованиях. Познание в разных культурах. Познание и система культурных ценностей. Основные проблемы.

Категоризация. Способы категоризации. Влияние содержания на классификацию. Культурная детерминация классификации. Классификация и деятельность. Влияние различий между культурами на способы классификации. Влияние образованиям на способы классификации.

Когнитивные стили. Когнитивные стили как базовые способы категоризации информации. Кросс-культурные исследования полезависимости — поленезависимости. Связь когнитивного стиля с культурой. Проявление когнитивных стилей в культуре.

Проблемы познания в философии и психологии. Связи, параллели, взаимовлияния.

Психология эмоций.

История становления психологии эмоций. Отношение к эмоциональным реакциям в различные исторические периоды. Ценность эмоций как культурный феномен. Теория эмоций Ж.П. Сартра. Информационная теория эмоций П.В. Симонова. Когнитивная теория эмоций С. Шехтера. Теория дифференциальных эмоций С. Томкинса. Современное состояние психологии эмоций. Феноменология эмоциональных явлений. Теория атрибуции возбуждения. Эмоции и тело. Формирование эмоциональной сферы личности. Эмпатия, формирование эмпатии. Проявления эмоций в культуре. Проблема универсальности основных форм эмоциональных реакций.

Влияние культуры на формирование эмоциональной сферы личности. Проблемы развития эмоций в работе «Психология искусства» Л.С. Выготского.

Методы исследования эмоций.

Психосемантика.

Психосемантика как раздел когнитивной психологии сознания. Теоретические основы психосемантики. Понятие ассоциативных связей. Вклад З. Фрейда и К. Юнга в разработку ассоциативных методов изучения содержания бессознательного. Вклад А.Р. Лурия в развитие теоретических основ психосемантики.

Вклад Ч. Осгуда в создание экспериментальной психосемантики. Эксперименты Ч. Осгуда по исследованию синестезии. Основные результаты. Универсальный характер факторов оценки, силы и активности. Интерпретация факторов силы и активности как категорий пространства и времени, предложенная А.М. Эткиндом. Понятие уровневой структуры сознания в психоанализе и теории деятельности А.Н. Леонтьева.

Предмет психосемантики. Задачи психосемантики. Понятие субъективной реальности. Исследование субъективной реальности.

Психосемантика как экспериментальный подход к изучению сознания. Понятие значения и категории. Категориальное значение. Коннотативное значение. Понятие коннотативных и денотативных шкал. Биполярные и униполярные шкалы. Семантические пространства, получаемые при использовании разного типа шкал. Категориальные структуры сознания. Понятие семантического поля. Понятие семантического пространства. Семантическая структура сознания.

Прикладные исследования. Невербальные семантические дифференциалы. Уровневое строение семантической структуры сознания.

Личностные семантические пространства. Психосемантика имплицитной теории личности.

Культура и личность

Основные проблемы связи личности и культуры. Культурная детерминация формирования личности. Связь между психологией и культурой. Вклад культурологии. “Этос культуры” Рут Бенедикт, “основная личностная структура” (А. Кардинер и Р. Линтон), “модальная личность” (К. Дюбуа), модальная личностная структура (А. Инкельс и Д. Левенсон). Представление о культуре как модели личности, редукция психологических феноменов к культурным, (Р.Бенедикт).

Психология личности. Основные подходы в понимании формирования личности. Многообразие точек зрения. Глубинная психология, гуманистическая психология, когнитивная психология, диспозициональная психология.

Читайте также:  Заболевания органов зрения в пожилом возрасте

Психоанализ. Природа культуры в теории психоанализа. Роль культуры в развитии личности. Влияние философии на развитие психоанализа. Влияние психоанализа на развитие философии.

Представление о социо-биологическорй детерминации личности. Защитные механизмы личности. Виды защит. Проявление защитных механизмов на уровне культуры.

Развитие идей классического психоанализа. Теория объектных отношений. М. Кляйн, понятие шизо-параноидной и депрессивной позиции. Зависть и благодарность как базовые переживания. Понятие «частичного» объекта, «хорошего» и «плохого» объекта.

Теория периодизации развития личности младенца М. Малер. Основные стадии. Нормальный аутизм, симбиоз, сепарация – индивидуация. Проявление психологических особенностей каждой стадии в феноменах культуры. Психоаналитическое исследование нормального и отклоняющегося развития объектных отношений Р. Шпитца. Патология объектных отношений. Понятие госпитализма.

Понятие переходного объекта в теории Д. Винникота. Страх распада в структуре личности. Психотическое расстройство как защита. Страх смерти. Проявление страха распада в культуре.

Интерперсональная теория личности Г. Слливана. Структура личности. Понятие персонификации. Прототаксический, паратаксический и синтаксический способ восприятия реальности. Понятие разделенной реальности. Детерминанты развития личности. Тревожность и современная культура.

Теория Ж. Лакана как пример интеграции идей Фрейда, структурной лингвистики, этологии и философии. Реальное, воображаемое, символическое. «Стадия зеркала» как основа идентичности. Понятие Другого в теории Лакана. Философия Ж. Делеза и лакановский психоанализ.

Психология формирования идентичности. Э. Эриксон. Понятие идентичности. Формирование идентичности. Мораторий идентичности. Кризис идентичности. Психологические факторы, влияющие на процесс формирования позитивной идентичности. Спутанная идентичность в современном обществе. Представление об осознаваемой и неосознаваемой идентичности.

Понятие социального характера. Влияние исторической ситуации на идентичность личности. Анализ личность Лютера как пример психо-исторического исследования.

Развитие личности в онтогенезе. Нормативный кризис как механизм развития личности. Взаимосвязь личности и социума.

Гуманистическая психология.

Связь гуманистической психологии и экзистенциональной философии. Представление о целевой детерминации развития личности. Позитивный взгляд на человеческую мотивацию. Понятие «смысла жизни» а теории В. Франкла. Смысл жизни как культурный феномен. Культурно-исторические причины создания гуманистической психологии. Феноменологическая теория личности К. Роджерса. Связь с экзистенциальной философией и феноменологией. Понятие феноменального поля как психологической реальности. Тенденция актуализации. Я-концепция. Переживание угрозы и процесс защиты. Понятие о полноценно функционирующем человеке. Клиент-центрированная терапия и ее распространение. Т-группы и их влияние на культуру.

Личность как когнитивная система.

Представление о личности в теории личностных конструктов Дж. Келли. Понятие «конструкт». Основные принципы формирования конструктов. Принцип биполярности. Принцип проницаемости. Принцип применимости. Системный характер конструктов. Понятие когнитивной простоты и когнитивной сложности. Культурная детерминация конструктов. Конструкты на уровне культурных феноменов. Социальные стереотипы как конструкты. Применение репертуарных решеток как метода исследования индивидуального сознания, в диагностике и консультативной практике. Построение репертуарных решеток, ориентированных на решение частных прикладных задач.

Диспозициональная психология.

Проблема таксономии и формирования черт личности. Основные диспозициональные теории личности. Понятие черт в теории Г. Оллпорта. Понятие функциональной автономии. Р. Кеттелл и Личностные черты: универсальный или специфический феномен. Результаты кросс-культурных исследований. «Большая пятерка» факторов. Возможность переноса пятифакторной модели на разные языковые и культурные группы. Достоинства и недостатки пятифакторной модели. Проблема исследований национального характера. Устойчивость национального характера и его детерминация.

Методы психодиагностики личности. Возможности применения методов психодиагностики в междисциплинарных исследованиях.

Психология мотивов. Изучение мотивов как изучения психологической детерминации действий человека.

Мотивы и потребности. Основные теории мотивов и мотивации. Природа побуждения к действию. Теории мотивации. Ситуационные детерминанты стимуляции поведения. Теория конфликта. Теория активации. Теория когнитивного баланса Ф. Хайдера. Теория когнитивного диссонанса Л. Фестингера. Проявление когнитивного диссонанса в социально-культурных феноменах. Использование когнитивного диссонанса. Понятие мотива в теории А. Н. Леонтьева. Потребность и желание в теории Ж.Лакана. Влияние диалектики Гегеля на формирование теории Лакана.

Теория поля К. Левина. Связь личности и ситуации. Понятие «жизненного пространства». Напряженные системы в модели личности. Модель окружения.

Психология агрессии. Основные теории агрессии. Представление об агрессии в классическом и современном психоанализе. Агрессия в теории М. Кляйн. О. Кернберг об агрессии и тяжелых личностных расстройствах. Физиологические основы агрессии. К. Лоренц о биологической основе агрессии. Социальная детерминация агрессии. Фрустрация как предпосылка агрессии. Ситуационные факторы. Культурна детерминация агрессивных реакций. Установки, системы ценностей и агрессия. Анализ агрессии в работах Э. Фромма. Мотив агрессии. Индивидуальные детерминанты агрессии. Тревога и агрессия. Агрессия и тяжелые личностные расстройства. Психопатологические детерминанты асоциального поведения. Гендерная детерминация агрессии. Агрессия в культуре. Проблема управляемости агрессией. Прямые и косвенные формы проявления агрессии.

Помощь и агрессия. Исследование психологических аспектов помощи. Ситуационные факторы. Нормативная установка и помогающее поведение. Сопереживание. Личностные диспозиции. Мотивация помощи и модель ожидаемой ценности.

Социальные мотивы: аффилиация и власть. Мотив аффилиации. Понятие аффилиации. Теории аффилиации. Формирование мотива аффилиации. Культурные детерминанты мотива аффилиации. Мотив аффилиации в культуре. Мотив власти. Теории мотива власти. Культурные детерминанты мотива власти. Психологические основания формирования мотива власти. Виды власти. Проявление мотива власти в культуре.

Мотив достижения. Психологические основы формирования мотива достижения. Модель выбора риска. Мотив избегания неудач.

Средовые факторы формирования мотивов. Культурная обусловленность выраженности и содержания мотивов.

Понятие психологического времени. Психологическое время, его структура и функции. Репрезентация психологического времени. Методы изучения психологического времени.

Социально-культурная природа телесности человека. Феноменология телесности. Образ тела и телесные ощущения. Производность границ тела. Проблема инструментального опосредования в формировании границ тела. «Отчуждение» как деструкция телесности. Семиотика телесности. Смысловое опосредование телесности. Проблема влияния смысла на перцепцию. Психоаналитический подход. Герменевтический подход (Х. Гадамер). Характеристики клинической модели в герменевтике. Школа ‘New look’. Влияние мотивации на восприятие. Концепция «личностного смысла». Семиотическая природа мотива. Смысл телесного ощущения. Проблема «истинности» телесных ощущений. Детерминированность различных форм телесности и телесных ощущений культурой. Психосоматические расстройства. Болезнь и культура. Психология телесности в исследовании тела как феномена культуры.

Проблема генотип-средовой детерминации психики человека как культурный феномен. Результаты экспериментальных исследований. Ф. Гальтон и идеи евгеники. Предшествование евгеники генетике и психогенетике. Современное состояние изученности проблемы. Понятие генотипа и фенотипа. Наследуемость отдельных физиологических и психологических характеристик. Представление о наследственности психических свойств в культуре. «Врожденное» как внутренняя граница субъектности. «Позитивная евгеника» (Ю Хабермас) в современном мире и ее последствия.

Половой диморфизм и гендерная психология. Дискуссия К. Хорни с З. Фрейдом о природе женственности. Утверждение о социальной детерминации фемининности.

Психологические различия, детерминированные биологическими факторами. Психологические различия, детерминированные культурой. Полоролеые стереотипы. Психологические теории маскулинности/фемининности. Маскулинность и фемининность как независимые характеристики. Понятие гендерных схем С. Бем. Многомерность гендерной идентичности в работах Дж. Спенс. Психологические основания содержания полоролевых стереотипов.

Клиническая психология и культура.

Становление клинической психологии. Клиническая психология в исторической перспективе. Вклад М. Фуко в постановку и изучение проблемы. «История безумия в классическую эпоху» как пример междисциплинарного исследования.

Понятие нормы и патологии. Психологические подходы к определению нормы. Критерии психического здоровья. Болезнь и личность. Уровни психического расстройства.

Патопсихология и культура. Концепции психопатологии. Модели патогенеза. История кросс-культурных исследований психического здоровья. Emic- и etic — подходы в патопсихологии. Стандартизация диагностики применительно к разным культурам.

DSM – IV и учет влияния культуры. Данные исследования об основных психических расстройствах. Шизофрения. Симптомы и признаки. Нарушения мышления.. Культурно-исторические предпосылки появление стереотипа «шизофреногенной матери» и его судьба. Шизофрения в современной культуре. Преодоление предубеждения.

Аффективные расстройства. Мании. Депрессии. Теории аффективных расстройств. Симптомы и признаки. Межличностно-коммуникативный аспект депрессии.

Тревожные расстройства. Фобии. Симптомы и признаки. Проявления в коммуникативной сфере. Социальная фобия. Фобии в культуре. Фобии и страх. Основные формы страха. Функция страха. Диссоциативные расстройства.

Истерия. Теории истерии. Симптомы и признаки. Проявления в коммуникативной сфере.

Акцентуация характера (А. Леонгард). Литературные примеры. Образ психической патологии в искусстве.

Уровни расстройства. Проявление патологических черт в адаптивном поведении.

Культурно-специфические модели психопатологий. «Гений и безумство» как культурный стереотип. Психологический смысл стереотипа. Психология креативности. Креативность и интеллект: основные результаты исследований. Проблема формирования креативности. Креативность и личностные особенности. Креативность и мотивация.

Патология психики – патология культуры – единство механизмов существования. Условность термина «патология». Феномены проявления патологии в культуре. Деструктивность в культуре.

Место и роль психотерапии в современном обществе. Место теории и практики психотерапии в современном мире. Влияние психотерапии на культуру.

Культурные феномены как предмет психологического исследования.

Социальная психология и культура. Культурные феномены и динамика культурных сообществ как предмет изучения социальной психологии. Специфика социально-психологического подхода. Методы социальной психологии в анализе феноменов культуры.

Вклад отдельных психологических теорий. Культура, искусство и социальная реальность как предмет исследования в классическом и современном психоанализе. Психология религии в психоанализе.

Анализ культуры с позиции психология больших и малых групп и психология социально-политических явлений. Правомерность подхода. «Теория поля в социальных науках» (К. Левин) как приложение гештальтпсихологии к анализу социальной реальности. Прошлое, настоящее и будущее как части психологического поля. Понятие валентностей объектов. Элементы культуры как элемент психологического пространства. Границы в групповой динамике. Постоянство и сопротивление изменению. Социальные поля и фазовые пространства. Методы изменения состояния социального пространства.

Исследование ментальности в школе С. Московичи. Понятие социальных представлений. Структура социальных представлений. «Век толп. Исторический трактат по психологии масс» Модель социального взаимодействия С. Московичи

Психология толпы. Изменения личности в толпе. Деиндивидуация. Когнитивная и аффективная регрессия.

Этноцентризм, характеристика понятия. Исследования этноцентризма (Г. Тэджфел, Дж. Тернер). Факторы, способствующие повышению уровня этноцентризма. М. Шериф, исследование групповых норм. Психология малых групп. Понятие групповой динамики. Теория группового развития (У. Беннис, Г. Шеппард). Двухмерная модель группового развития (Б. Такмен). Трехмерная модель группового развития (В. Шутц).

Структура группы. Межгрупповая агрессия. Теория социальной категоризации (Г. Тэджфел, Дж. Тернер). Лабораторные исследования и социально-психологические процессы в культуре.

Юродивые как культурный феномен. Условность социальной реальности и безусловность правил. Возможность междисциплинарного исследования. Психологический, социально-психологический и культурологический подходы.

Культура как игра – «Homo ludens» (Й. Хайзинга). Психологическая природа игры. Теории игры. Игровая реальность и феномен «переходного объекта» (Д. Винникот). Игра как вид деятельности. Игровая реальность в современном мире. Функции игры в мире взрослых. Понятие игр в теории Э. Берна.

Социальная фасилитация и ингибиция: влияние присутствия окружающих. Конформность как социально-психологический феномен. Причины конформности. Влияние меньшинства на большинство. Исследования С. Московичи. Факторы, способствующие влиянию меньшинства. Проявление влияния меньшинства в культуре.

История психологии и психология истории. Изменение человека в историческом процессе. Возможности исследования методы исследования.

Проблема «патологии культурных сообществ» (З. Фрейд) Исследование трансформаций процессов функционирования знакового опосредования в пространстве культуры, приводящих к формированию патологических форм массового и индивидуального сознания.

Психология искусства. Вклад психоанализа в исследование культуры. Психоанализ искусства Психология кино. С. Жижек. Анализ фильмов А. Хичкока на основе теории Ж. Лакана.

Психология спортивных зрелищ. «Бесплатные» эмоциональные переживания как ценность. Идентичность с группой. Структурирование времени. Формирование субкультуры.

Психология религии. Религиозные сообщества и религиозные чувства как предмет изучения психологии. Психологический и психопатологический анализ религии в работах П.Б. Ганнушкина. Психологические механизмы, проявляющиеся в феномене религиозных верований, религиозного поведения, религиозных сообществ. Психологическая функция веры и конфессиональной принадлежности.

Возможности психологического анализа отдельных феноменов культуры. Психология политики. Психология рекламы. Психология экономических отношений. Психология семьи.

Семинарские занятия.

Темы семинарских занятий и вопросы для обсуждения определяются в соответствии с темами исследований слушателей.

Литература.

Винникот Д. Игра и реальность. М., 2002.

Коул М. Культурно-историческая психология. М., 1997.

Левин К. Теория поля в социальных науках. СПб., 2000.

Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. Избранные психологические произведения. В 2-х тт. Т. 2. С. 94-232. М., 1983.

Лурия А.Р. Язык и сознание. М., 1979.

Петренко В.Ф.. Психосемантика сознания. М., 1997.

Пиаже Ж. Инельдер Б. Генезис элементарных логических структур. М., 2002.

Психология и культура. / Под. Ред Д. Мацумото. «Питер», 2003.

Читайте также:  Сколько стоят линзы для зрения и изменения цвета глаз

Фестингер Л. Теория когнитивного диссонанса. СПб., 1999.

Франселла Ф., Баннистер Д. Новый метод исследования личности. М., Прогресс, 1987.

Фромм Э Анатомия человеческой деструктивности. М.1994.

Эриксон Э. Молодой Лютер Психоаналитическое историческое исследование. М., 1996.

Среди огромного множества признаков, которые воспринимаются как этнодифференцирующие и используются для маркировки групповых границ, подавляющее большинство составляют элементы, более или менее адекватно отражающие культурную отличительность. Во второй половине XX в. именно культуру чаще всего называют основным фактором, лежащим в основе межэтнических различий психики. Ряд этнопсихологических школ занимается изучением связи между культурой и психологическими — прежде всего личностными — характеристиками. Все эти обстоятельства требуют осмысления понятия культура.

Трудно представить себе более распространенный и более многозначный термин. В обиходном языке мы используем его оценочное значение, например, говорим о ком-то, что он культурный человек или что он ведет себя некультурно. В науке не пользуются этим оценочным [с. 21]значением, но по подсчетам социологов в различных областях научной деятельности сформулировано более 250 определений культуры. Самое короткое и одновременно самое широкое определение предложил американский культурантрополог М. Херсковиц (1895–1963), утверждавший, что «культура — это часть человеческого окружения, созданная самими людьми» [цит. по: Berry etal.,2002, p. 226]. В этом смысле к культуре принадлежит каждый, даже простейший предмет, созданный человеком, любая мысль, зародившаяся в его сознании. Культура — это то, что не есть природа.

При таком понимании культуры подчеркивается ее многоас- пектность, полная невозможность перечислить все ее элементы. Это здания, орудия, одежда, способы приготовления пищи, социальное взаимодействие, вербальная и невербальная коммуникация, воспитание детей, образование молодежи, религии, эстетические предпочтения, философия и многое другое.

«Термином «культура» мы обозначаем и колыбельные песни, которые эскимосская мать поет своему ребенку, качая его на руках, и стремление матери из народа каска эмоционально отстраниться от своего ребенка; это и похороны пуповины новорожденной самоанской девочки, а также все представления, связанные с этим обрядом. Это слово обозначает и страх мужа-добуанца, живущего в деревне своей жены, и «одаривание с целью опозорить», типичное для квакиутльского «нобилитета». Конечно, к культуре также относятся и ударные инструменты в оркестре, радиоприемники и символические предметы (флаги, знаки, светофоры), используемые в повседневной жизни» [Хонигман, 2001, с. 53].

Все эти элементы составляют материальные и духовные продукты жизнедеятельности человека. Материальная культура состоит из созданных человеком предметов или средств деятельности какой-либо устойчивой группы, но в этих предметах материализуются знания и умения, которые вместе с социально стандартизованными мыслями, чувствами, ценностями, нормами, представлениями о мире и правилами поведения являются элементами духовной культуры. Впрочем, разделение культуры на материальную и духовную есть только научная абстракция, так как все ее феномены связаны в единое целое, а каждый материальный предмет, прежде чем он был создан, должен был сначала стать «идеей» в мозгу человека. А любая идея, чтобы стать доступной для других людей, должна объективироваться в какой-либо материал — книгу, картину, скульптуру. Иными словами, «мир произведений человека — это всегда мир, в котором мысль или творческое воображение сливаются с материалом, в котором они воплощены, это мир нераздельный»[Щепаньский, 1969, с. 40].

[с. 22]Впрочем, далеко не все исследователи согласны с таким пониманием культуры. Социологов и культурологов интересуют прежде всего духовные продукты, созданные людьми. Если для этнолога глиняный сосуд — такой же продукт культуры, как симфония Моцарта, то многие социологи склонны рассматривать его скорее как продукт хозяйственной деятельности и соответствующей технологии. В социологических определениях культуры часто называют следующий комплекс ее элементов: идеи, передаваемые из поколения в поколение; связанные с ними системы ценностей, которые в свою очередь определяют поведение индивидов и групп, их способы мышления и восприятия.

Этнопсихологи тоже изучают элементы духовной культуры. Так, специалисты в области психологической антропологии интересуются в первую очередь способами социализации детей у разных народов. Социальные психологи, проводящие сравнительно-культурные исследования, охватывают более широкий круг явлений, их волнует, как элементы культуры отражаются в сознании людей, «существуют в их головах». Американский психолог Г. Триандис, в целом соглашаясь с определением культуры Херсковица, в качестве предмета этнопсихологии выделяет субъективную культуру[Triandis, 1994].

Субъективная культура — это общие для ее носителей представления, идеи и убеждения о созданной людьми части человеческого окружения (нормах распределения, моральных ценностях, практиках воспитания детей, структурах семьи и многом другом). Например, родительский контроль одинаково высокого уровня может восприниматься детьми как забота, если в культуре нормой считается строгость, или как отсутствие любви там, где к детям относятся более снисходительно [4] . Иными словами, «показатели субъективной культуры отражают то, как ее носители воспринимают самих себя и оценивают свой образ жизни»[Berry et al.,2002, p. 173]. Чрезвычайно емкое представление о субъективной культуре дано Ю. М. Лотманом, отметившим, что каждая культура в качестве своего идейного автопортрета создает мифологизированный образ[Лотман, 1992а].

Схожие идеи получили распространение и в современных социологических и философских концепциях. Только там «прижился» другой термин — репрезентативная культура. Так, немецкий философ Ф. Тенбрук пишет:

[с. 23]«Культура является общественным фактом постольку, поскольку она является репрезентативной культурой, то есть производит идеи, значения и ценности, которые действенны в силу их фактического признания. Она охватывает все верования, представления, мировоззрения, идеи и идеологии, которые воздействуют на социальное поведение, поскольку они либо активно разделяются людьми, либо пользуются пассивным признанием» [цит. по: Ионин, 2000, с. 19].

Раскрывая идею Тенбрука, Л. Г. Ионин подчеркивает, что «репрезентативная культура репрезентирует, представляет в сознании членов общества все или любые факты, которые что-либо означают для действующих индивидов», а само общество существует только в культурной репрезентации[Ионин, 2000, с. 19].

Мы все время говорим о различиях между культурами, но исследователи прежде всего выделяют культурные универсалии, т. е. черты культуры, свойственные всем народам. Например, повсюду на Земле в той или иной форме существуют религиозные обряды, совместный труд, танцы, образование, спорт, приветствия и многое другое. Но дело в том, что формы проявления этих культурных универсалий могут сильно различаться: приветствуя друг друга, люди в разных культурах пожимают руки, целуются, трутся носами или ложатся ничком на землю.

Специфичность элементов культуры обусловлена многими факторами. Но нас интересует социально-психологическая причина разнообразия культур. Выдающийся французский исследователь К. Леви-Строс называет этот фактор желанием отличаться от своих соседей, развивая оригинальный стиль жизни[Леви-Строс, 1985]. В психологических понятиях мы определили бы его как потребность в идентификации с группой себе подобных и одновременно в дифференциации от членов других групп. Эти психологические феномены в дальнейшем мы будем рассматривать достаточно подробно.

Особое место среди причин разнообразия культур занимают объективные условия природной среды и географического положения, которые включают ландшафт, климат, флору, фауну (зверей в лесу, рыб в реках и морях), а также другие ресурсы — земельные угодья, полезные ископаемые и т.п. В далеком прошлом окружающая природная среда позволяла людям жить и выживать. Охотясь на зверей или занимаясь рыбной ловлей, они удовлетворяли свою потребность в пище, т. е. их усилия вознаграждались. Подобные действия становились обычаем и ложились в основу отличной от других групп системы ценностей, норм и правил поведения. [с. 24]Формирование такой системы еще больше увеличивало вероятность выживания группы, в результате ее члены испытывали удовлетворенность от принадлежности к ней, а элементы культуры принимались всеми, кто мог общаться между собой — жил в одном месте в одно и то же время и говорил на одном языке. Система закреплялась в сознании, фиксировалась в камне, керамике, на бумаге, передавалась новым поколениям и регулировала поведение каждого члена общества.

Именно на ранних этапах развития человечества поведение индивидов жестко регулировалось с помощью обычаев и обрядов, в результате чего достигалась высокая степень их интеграции в культуру. Во многом это связано с зависимостью человека традиционного общества от суровых природных условий. Оно потому так и называется, что человек в нем может выжить, только сплотившись с соплеменниками вокруг общих традиций. В наше время культуры дают человеку больше свободы в выборе ценностей и правил поведения. Но и современные культуры «суперорганичны»: их члены приходят и уходят, а они остаются более или менее стабильными.

Необходимо отметить, что существуют разные точки зрения на связи между культурой и этносом. Многие исследователи считают, что границы культуры и этноса не идентичны. С одной стороны, одинаковые элементы культуры можно обнаружить у разных народов. С другой — каждый этнос может включать очень непохожие элементы культуры: русские живут в Архангельской и Воронежской областях, но сколь различны их жилища, костюмы, песни и танцы. На это можно ответить, что культура — не набор, а система определенным образом взаимосвязанных элементов. Мы не можем найти двух разных этносов с абсолютно одинаковыми культурами. А наличие нескольких субкультур в русской культуре — кстати сказать, различия между которыми все больше и больше сглаживаются, — не отрицает существования единой культуры русского народа.

Следует также иметь в виду, что в системе понятий, принятой в этнологии, под культурой часто понимается вся та общность, которая составляет данный этнос. При таком понимании культура охватывает все проявления социальной жизнедеятельности без разделения на сферы хозяйства, политики, социальных отношений и культуры в узком смысле слова. Иными словами, термин «культура» подразумевает общество в целом и даже этнос в целом.

После короткого знакомства с тем, как определяются понятия «этнос» и «культура» в психологии и смежных науках, будет легче понять, что представляет собой наука этнопсихология.

Что такое этнопсихология?

[с. 25]Наличие нескольких терминов для обозначения науки этнопсихологии во многом связано с тем, что она находится на стыке многих областей знания. В состав ее «близких и дальних родственников» включают многие научные дисциплины: социологию, лингвистику, биологию, экологию и т.д. Что касается «родительских» дисциплин, то, с одной стороны, это наука, которая в разных странах называется этнологией (Россия), социальной антропологией (Великобритания) или культурантропологией (США) [5] , а с другой — психология. Именно эти связи наиболее существенны. Две названные дисциплины длительно, но спорадически взаимодействовали. Но если в XIX в. они не были полностью разделены, если еще в начале XX в. многие крупнейшие ученые — от В. Вундта до З. Фрейда — являлись признанными авторитетами в обеих областях, то затем наступил период взаимного пренебрежения, даже враждебности. Единственным исключением оказалась теория «Культура и личность», которая развивалась в рамках культурной антропологии, но использовала психологические понятия и методы.

Для истории отечественной науки на протяжении почти всего XX в. характерно явное отставание в развитии этнопсихологических знаний. И это несмотря на то, что именно в СССР подход к психологии как культурно-исторической науке был заложен Л. С. Выготским. Однако с сожалением приходится признать правоту В. П. Зинченко — особенности советской эпохи, в которой создавалась культурно-историческая психология, не могли не отложить определенного отпечатка: Выготским и его последователями был осуществлен настоящий прорыв в социально-историческую психологию, но не в культурно-историческую психологию в узком смысле слова [Зинченко, 1997].

И позже — в 70–80-е годы — исследования в СССР практически не проводились, но в зависимости от принадлежности авторов к определенной науке этнопсихология рассматривалась: как субдисциплина этнографии; как область знания на стыке этнографии и психологии, находящаяся ближе либо к этнографии, либо к психологии; как раздел психологии.

К этому времени в Северной Америке и Европе этнопсихология получила значительное развитие. В результате разобщенностиисследователей [с. 26]даже возникли две этнопсихологии: этнологическая, которую в наши дни чаще всего называют психологической антропологией, и психологическая, для обозначения которой используют термин сравнительно-культурная (или кросс-культурная) психология. Решая одни и те же проблемы, культурантропологи и психологи подходили к ним с разными мерками и разными концептуальными схемами.

Читайте также:  Картины обманы зрения или оптические иллюзии

Различия в их исследовательских подходах можно постичь, используя старую философскую оппозицию понимания и объяснения или современные понятияemic и еtic. Эти не переводимые на русский язык термины выделены американским лингвистом К. Пайком из имеющих «древнегреческое происхождение» наименований наук — фонемики и фонетики. В дальнейшем во всех гуманитарных науках еmic стали называть культурно-специфичный подход, стремящийся понять явления, а etic — универсалистский, объясняющий изучаемые явления подход. Эти термины употребляются и для обозначения двух направлений в этнопсихологии, исследующих психологические переменные, обусловленные культурой[Berry, 1999].

Все основные особенности етic подхода становятся понятными после знакомства со всемирно известными работами американских культурантропологов, например с автобиографической книгой М. Мид «Иней на цветущей ежевике». Отправляясь в далекую экспедицию, культурантрополог «должен освободить свой ум от всех предвзятых идей» и изучать культуру, стремясь ее понять без попыток сравнения с другими культурами. Подобный подход М. Мид иллюстрирует с помощью следующего примера:

«Рассматривая некое увиденное жилище как большее или меньшее, роскошное или скромное по сравнению с жилищами уже известными, мы рискуем потерять из виду то, чем является именно это жилище в сознании его обитателей»[Мид, 1988, с. 12].

Пример с жилищем понадобился американской исследовательнице из-за его простоты и наглядности, «жилище» можно заменить «нормами», «ценностями» и т.п. Кстати говоря, и сама Мид изучала не жилища, а образ жизни народов бассейна Тихого океана.

Выделяют следующие основные особенности еmic подхода в любой науке, изучающей какие-либо компоненты культуры:

· изучается только одна культура со стремлением ее понять;

· используются специфичные для культуры единицы анализа и термины носителей культуры; книги, написанные с этих позиций, как правило, даже содержат словарь основных понятий на языке изучаемой культуры;

· [с. 27]любые элементы культуры, будь то жилище или способы социализации детей, изучаются с точки зрения участника (изнутри системы). Как отмечает Мид, «исследования такого рода связаны с весьма радикальной перестройкой образа мысли и повседневных привычек» [Там же, с. 228];

· гипотезы невозможны, так как у исследователя существует «установка на возможность столкновения в любое мгновение с новой, еще не зарегистрированной формой человеческого поведения» [Там же, с. 8]. Структура исследования постепенно раскрывается ученому, который заранее не может знать, какие единицы анализа он будет использовать.

Предметом психологической антропологии, опирающейся на етicподход, являются систематические связи между психологическими переменными, т. е. внутренним миром человека, и этнокультурными переменными на уровне этнической общности.

Это вовсе не означает, что культура не сравнивается с другими, но сравнения делаются лишь после ее досконального изучения, проведенного, как правило, в полевых условиях.

На сегодняшний день главные достижения в этнопсихологии связаны именно с этим подходом. Но он имеет и серьезные недостатки, так как существует постоянная опасность, что собственная культура исследователя окажется для него стандартом для сравнения. Всегда остается вопрос, может ли он столь глубоко погрузиться в чужую, часто очень отличающуюся от его собственной, культуру, чтобы понять ее и дать безошибочное описание присущих ей особенностей. Кроме того, этот подход очень уязвим при сравнении двух или нескольких культур из-за уникальности их культурно-специфичных элементов.

Чтобы более наглядно представить особенностиemic иetic подходов, проанализируем два возможных варианта исследования того, как представители разных культур объясняют причины успеха и неудачи в делах. При проведенииemic исследования выяснилось, что основной причиной достижений американцы считают способности, а индийцы — тактичность. Очевидно, что в рамках данного подхода нет возможности корректно сопоставить полученные результаты. Но можно воспользоваться теорией американского психолога Б. Вайнера, который полагает, что в основе приписывания любых причин успеха и неудачи лежит их классификация на внутренние либо внешние, стабильные либо нестабильные, контролируемые либо неконтролируемые. Тогда мы получаем возможность сравнить результаты, полученные в Индии и США, и даже прийти к заключению, что нет радикальных различий [с. 28]в каузальных атрибуциях американцев и индийцев: способности и тактичность на уровне обыденного сознания — причины внутренние, стабильные и неконтролируемые.

Собственно говоря, для такой интерпретации результатов мы использовали универсалистскийetic подход, который характерен для сравнительно-культурной психологии, т. е. этнопсихологии, получившей развитие в рамках психологии. Приведенный пример поможет нам выделить основные особенности eticподхода:

· изучаются две или более культуры со стремлением объяснить межкультурные различия и межкультурное сходство;

· используются единицы анализа и сравнения, которые считаются свободными от культурного влияния;

· исследователь занимает позицию внешнего наблюдателя, стремясь дистанцироваться от культуры;

· структура исследования и категории для ее описания, а также гипотезы конструируются ученым заранее.

Предмет сравнительно-культурной психологии, опирающейся на eticподход, — изучение сходства и различий психологических переменных в различных культурах и этнических общностях.

Хотя в этом случае используются «объективные» методы (психологические тесты, стандартизованные интервью, контент-анализ содержания продуктов культуры — мифов, сказок, газетных публикаций), считающиеся свободными от влияния культуры, исследователи сталкиваются с большими трудностями при попытке избежать грубых субъективных ошибок. Многие культурантропологи крайне негативно относятся к сравнительно-культурным исследованиям, утверждая, что невозможно найти адекватные показатели для сравнения, так как каждая культура представляет собой замкнутый и уникальный мир. Но и сами психологи часто не удовлетворены результатами уже проведенных сравнительно-культурных исследований. По мнению М. Коула, психологам трудно учитывать культуру потому, что психология разрывает единство культуры и психики «…выстраивая их во временном порядке: культура — это стимул, а психика — реакция» [Коул, 1997, с. 361].

Можно согласиться с Триандисом, что в большинстве сравнительно-культурных исследований мы имеем дело с псевдо-eticподходом. Их авторы не могут освободиться от схем мышления своей культуры, а сконструированные ими категории вовсе не являются свободными от ее влияния. Как правило, специфика европейско-американской культуры «налагается» на феномены других культурных систем. Триандис приводит яркий пример псевдо-еtiс сравнения [с. 29]из обыденной жизни: ассоциация, возникающая у многих европейцев на японское слово «гейша», — женщина легкого поведения. Такое сравнение неправомерно, но найти подлинное etic значение понятия «гейша» можно, проанализировав культурно-специфичную(emic) роль гейши в японской культуре [Тriandis, 1994]. В отечественной литературе есть много подобных описаний, приведем одно из них — из книги В. В. Овчинникова «Ветка сакуры»:

«В буквальном переводе слово «гейша» означает «человек искусства». Гейша — это искусница; искусница развлекать мужчин, причем не только умением петь и танцевать, но и своей образованностью. Приравнивать гейш к продажным женщинам было бы так же неправомерно, как отождествлять с таковыми актрис вообще. В своем парике и гриме гейша воспринимается скорее как ожившая кукла, чем как живой человек. Турист, который воображает, что увидит в танцах гейш что-то пикантное, глубоко заблуждается. Рисунок их очень строг, почти лишен женственности, потому что танцы эти ведут свою родословную из старинного театра Ноо. Иногда гейши поют вместе с гостями, иногда играют в невинные застольные игры. Все это время они не забывают подливать мужчинам пива и сакэ, шутят с ними, а главное — смеются их шуткам. На этом какой-либо контакт кончается»[Овчинников, 1971, с. 146–147].

Итак, при знакомстве с японской культурой выясняется, что гейши, развлекая гостей, декламируют стихи, танцуют, играют на музыкальных инструментах. Лучшими считаются не самые молодые и красивые, а более опытные и талантливые. Поняв это, можно найти более точную аналогию в европейской культуре. По мнению Триандиса, люди, выполнявшие те же функции, — шуты, развлекавшие гостей и хозяев при дворах европейских феодалов в Средние века. А значит, подлинно eticбудет сравнение гейши не с проституткой, а с шутом [Тriandis1994].

Так и в психологических сравнительно-культурных исследованиях, выделив универсальные (etic) категории, необходимо проанализировать их с помощью специфичных для каждой культуры (emic) методов и только затем сравнивать, вновь используяeticподход. Такое комбинированное исследование требует совместных усилий психологов и этнологов, следовательно, создания междисциплинарной этнопсихологии. Как писал в 20-е годы XX столетия выдающийся российский философ и психолог Г. Г. Шпет, эта наука располагает необъятным материалом, но отличается большой неясностью в определении своих задач и в установлении собственного предмета[Шпет, 1996]. К сожалению, мало что [с. 30]изменилось и в наши дни. Пока единой науки не существует, хотй в последние десятилетия наметилось сближение позиций культур- антропологов и психологов.

Однако если иметь в виду будущее этнопсихологии, ее специфику можно обозначить как изучение систематических связей между психологическими и культурными переменными при сравнении этнических общностей и их членов.

Но и давая такое определение, мы не совсем правы, так как забываем о третьей, стоящей несколько особняком, ветви этнопсихологии — психологии межэтнических отношений. В современном мире, в контексте непрекращающихся межэтнических конфликтов именно этот раздел этнопсихологии требует к себе самого пристального внимания.

«Маргинальное» положение психологии межэтнических отношений связано с тем, что три раздела этнопсихологии в разной степени связаны с одной из родительских дисциплин — психологией. Психологическая антропология только использует психологические понятия и методы, следовательно, связана с ней косвенно. Сравнительно-культурные исследования проводятся в рамках разных отраслей психологии: общая психология изучает обусловленные культурой особенности восприятия, памяти, мышления и т.п.; индустриальная психология — проблемы организации труда и управления; возрастная психология — методы воспитания детей. Особое место занимает социальная психология, так как сравнению подвергаются не только закономерности поведения индивидов, малых групп и организаций, обусловленные их включенностью в этнические общности, но и психологические характеристики самих этих общностей.

Что касается психологии межэтнических отношений, то она является составной частью социальной психологии и лишь косвенно связана с культурантропологией. Зато кроме психологии у нее есть еще одна «родительская» дисциплина — социология. Это проистекает из-за маргинальности проблемы межгрупповых отношений, ее сильной включенности в систему социологических знаний [Андреева, 2004].

Еще раз подчеркнем, что именно эта ветвь этнопсихологии должна привлечь к себе пристальное внимание российских психологов в связи с обострением межэтнической напряженности на территории бывшего СССР, именно она включена в социальную и политическую проблематику общества. В существующем социальном контексте не только специалисты-этнопсихологи, но и педагоги, социальные работники, представители многих другихпрофессий [с. 31]по мере сил должны способствовать оптимизации межэтнических отношений. Однако помощь психолога или педагога будет действенной, если он не только разбирается в механизмах межгрупповых отношений, но и опирается на знание психологических различий между представителями разных этносов и их связей с культурными, социальными, экономическими, экологическими переменными на уровне общества [6] . Только выявив психологические особенности взаимодействующих этносов, которые могут мешать в налаживании отношений между ними, специалист-практик может выполнить свою конечную задачу — предложить психологические способы их урегулирования.

Агеев В. С. Межгрупповое взаимодействие: социально-психологическиепроблемы. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1990. С. 103–117.

Андреева Г. М. Социальная психология. М.: Аспект Пресс, 2004. С. 149–166.

Бромлей Ю. В. К вопросу о выделении этносов среди других человеческих общностей // Этнос и политика: Хрестоматия / Авт.-сост. А. А. Празаускас. М.: Изд-во УРАО, 2000. С. 13-20.

Гумилев Л. Н. Этносфера: История людей и история природы. М.: Экопрос, 1993. С. 39-56, 285–298.

Мид М. Культура и мир детства. М.: Наука, 1988. С. 6–87.

Пименов В. В. Этнология: предметная область, социальные функции, понятийный аппарат// Этнология / Под ред. Г. Е. Маркова, В. В. Пименова. М.: Наука, 1994. С. 5–14.

Часть II. ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И СТАНОВЛЕНИЯ ЭТНОПСИХОЛОГИИ

Источники:
  • http://infopedia.su/17x49a.html