Меню Рубрики

С точки зрения ф ницше христианская мораль это

Переходя к рассмотрению морали, следует отметить ещё пару положений. Христианская мораль приписывается Ницше к явлениям, расслабляющим и вредящим жизни. Эта мораль возвела в ранг достоинств и добродетелей права бесправных, угнетённых: «… у них есть своя добродетель, чтобы долго жить в жалком довольстве собою» Фридрих Н. Так говорил Заратустра. М.: «Мысль» — 1990 г. С. 28.в. С позицией Ницше, с его волей к власти, подобная мораль вредна, так как она сама, как таковая, противоречит требованиям власти, а, как следствие, самой жизни, поскольку жизнь — воля к власти. Мораль для философа противна, она является фактором отчуждения человека от его естества, от чистого ритма жизни. Почему? Посредством морали человек отделяется от мира, она ставит между ним и миром стену иллюзий, она подменяет ответы на вопросы о нашем бытийствовании системой ложных ответов, не органичных для жизни как таковой. Мораль есть величайший грех, это ступор жизни, это ящик стола, в который сложены истины.

При рассмотрении философии Ф. Ницше следует понимать, что мораль, хоть он её и отвергает, являет собой стержень этой философии, она — центральная точка. Все идеи, касающиеся государства, христианства и даже самой философии, так или иначе, сводятся к проблеме морали, по причине того, что на основе её норм и ценностей зиждется человеческое существование. Так же не стоит упускать из внимания то, что ни одна мораль не есть до человека, она всегда результат какой-либо исторической ситуации, благодаря которой она проявляется. Из этого следует, что мораль есть нечто производное от жизненного начала в человеке или, как пишет Юнгер, в «худшем случае — дериватом Производным (Прим. авт.). мертвящего начала в нем» Юнгер Ф. Ницше. М.: Праксис, 2001.. Таким образом, выходит, что мораль есть то, что создано человеком и для человека, и то, к чему она ведёт, зависит только от человека.

Рассматривая критику христианской морали Фридрихом Ницше, нужно руководствоваться тем, что философ не намерен ограждать или исправлять какую-либо действительную или возможную мораль. Цель состоит в том, чтобы уничтожить старую мораль и поставить на её место новую. Лишь таким образом возможно коренное изменение в системе ценностей общества, в образе оценивания вообще.

По отношении к религии в принципе, Ницше занимал позицию негативную. Он рассматривал её как то, что формирует в нас несамостоятельное сознание, смирение и, как следствие, несвободу. Религия для Ницше — это символ заключённого в оковы, зависимого сознания. Подобное представление является одной из основ порицания всех нравственных догм, являвшихся поддержкой прежнего человечества. Это причина желания уничтожить всю прежнюю мораль и установить на её месте свою, новую.

Проводя свои философские исследования, Ницше, делает весьма интересное утверждение. Он говорит о том, что изначально существовало две системы морали, которые были созданы абсолютно противоположными группами. Первая группа представляла собой аристократию, высшие слои общества и мораль их соответствовала образу жизни, это была «мораль господ». Вторую группу представляли рабы и плебеи, и их мораль соответствовала их образу жизни, и такая мораль — «мораль рабов».

«Мораль рабов» явилась реакцией на «мораль господ». Мораль эта была создана людьми, изначально обделёнными жить возможностью за счёт своей силы, эта мораль была нужной, чтобы из разряда «недостаточного» перейти на более высокую ступень. Для этого требовалось обличить мораль сильных, что было сделано посредством введения силы другой — Бога, несущего идею о том, что лучшего достоин лишь тот, кто слаб, бессилен и беден. Эту силу само человечество, которое создало её, убило этой же моралью, которая противоречит истинному ходу жизни.

В одной из своих работ Ницше пишет: «Мертвы все Боги; теперь мы волим, чтобы здравствовал сверхчеловек». Можно сказать, что этой фразой на место Бога ставится человек, но это не такой человек, как все мы, а это сверхчеловек. Сверхчеловек — это идеал человека, он не ведает многих моральных запретов и имеет практически неограниченные права, он то, к чему должен стремиться каждый из людей. Но пока что такой вид человека у нас ещё не появился и в мире до сих пор господствует «мораль рабов».

Разбирая учение Ницше о морали, можно подойти к такому выводу, что всякий имеет тот тип морали, который наиболее всего соответствует его природе. То есть мораль человека соответствует его образу жизни, мораль общества — соответствует его образу жизни. Образ жизни — вот чрево матери, породившей мораль как таковую.

Человек, по природе своей, свободен. Христианская же религия, проповедующая идеал смирения — это оковы, надетые на людей другими людьми ради достижения своих эгоистических целей. В таком случае нам нужно не просто свержение строя, пропагандирующего несвободу и её порождающего, нам нужен новый идеал, а точнее, идеал досократовской Греции, идеал свободной и сильной личности.

Нельзя упускать из глаз и тот фактор, что для Ницше люди не равны изначально: одни сильны от природы, другие же, по самой природе слабы: «… люди не равны — так говорит справедливость» Ницше Ф. Так говорил Заратустра. М.: «Мысль» — 1990 г. С. 91.. Именно из этого природного различия, которое не могло не сказаться на различии в жизни, следует различение морали. Сильнейшие (если обращаться к терминологии Ницше — «хозяева») из них ценят решительность, личное достоинство, настойчивость, самоуверенность и целеустремлённость. Слабые («рабы» — у Ницше) предпочитают этому сострадательность, альтруизм, мягкосердечие и т. п..

После завершения эпохи восстания рабов (три крупнейших восстания рабов в поздней Римской республике: первое сицилийское, второе сицилийское, восстание Спартака) «рабская мораль» становится господствующей и продолжает оставаться таковой, по сей день. По этому поводу Ницше отмечает, что всё идёт так, как оно и должно в условиях, когда рабы приемлют мораль рабов. Плохо в таком случае то, что даже «хозяева» начинают подчиняться этой морали.

В основании господствующей морали Ницше выявляет три положения. Во-первых, положение о всеобщем равенстве. Во-вторых, о свободе — каждый должен быть свободен в той мере, в какой он не посягает на свободу других. В-третьих, об абсолютной моральной ценности, не требующей никаких доказательств, так как она цель, а не средство. Мораль, основанная на данных положениях, вполне закономерно предполагает в себе принципы альтруизма, справедливости, сострадания, превосходства духовного над материальным и т. п., а также несамостоятельность человека и заключение его разума в оковы.

Собственная моральная позиция Ницше радикально отличается. Его позиция — это позиция «хозяина». В своей морали он ценит жизнь в её биологическом смысле, так как лишь жизнь может иметь абсолютную ценность и порождать всё то, что имеет ценность. Свобода может иметься лишь у того, кто имеет достаточно силы для её завоевания и отстаивания. Люди не равны между собой, они либо лучше, либо хуже, зависит это от того, сколько жизненной силы заключено в каждом из них. Справедливость, в том виде, в котором представляет её господствующая мораль, является для мыслителя ложью, не может истинная справедливость основываться на равенстве. Истинная справедливость заключается в том, что каждый имеет столько, сколько заслуживает, заслуги же измеряются количеством жизни. Равенство, есть не что иное, как показатель упадка. Ложным объявлен и принцип полезности: назначение жизни не в увеличении добра. Сама жизнь — величайшее и высшее добро, лишь это может иметь значение. Принцип альтруизма философом также отбрасывается: если и есть у кого-то великая цель, то она явно важнее благополучия ближнего. Более того, альтруизм причислен к эгоизму, правда, эгоизму слабого. Что же до милосердия, то милосердие — пустая трата энергии на тех, на кого тратить её не стоит, на слабых и немощных, а это противоречит требованиям самой жизни. Лозунг подлинной жизни «падающего — толкни».

В человеке Ницше желает видеть «воина». Принимать войну следует не как необходимую службу, а как стиль жизни, нужно постоянство борьбы за свои мысли и идеи. Жизнь требует от человека борьбы, твёрдости, жестокости, а не добра и расслабленности. «Беззаботными, насмешливыми, сильными — такими хочет нас мудрость: она — женщина и любит всегда только воина» Ницше Ф. Так говорил Заратустра. М.: «мысль» — 1990 г. С. 29. Я считаю, что в данной цитате мы можем с полной уверенностью заменить понятие мудрость на понятие жизнь, поскольку коренных изменений в смысл выражения это не привнесёт. Истинная жизнь — она есть мудрость.

«Рабская мораль» до сих пор является главной занозой человечества. Самым главным провалом человечества является то, что у неё (у рабской морали) есть все шансы на успех. Воплощение рабской морали в современном мире, философ видит не только в христианстве, но и в социалистическом и демократическом движениях. Данные политические движения Ницше считает производной формой христианской идеологии. Это можно назвать даже не просто производной формой, а в принципе, новой формой христианства, если учесть все те положения, что провозглашаются социализмом и демократией.

Когда мы говорим о морали, мы всегда обращаемся к такому понятию как долг. Долг — это те нравственные требования, исполнение которых приписывается нам господствующей моралью. Долг всегда подразумевает собой действие во имя чего-то, но у человечества, как мы уже выяснили, нет цели, следовательно, обращаться к людям с какими бы то ни было нравственными требованиями абсолютно бессмысленно. Когда нет общей цели, то не может присутствовать и общее законодательство, отсюда, по этическому учению Ницше, следует, что нет для всех людей единого пути См. Трубецкой Е. Философия Фридриха Ницше. — М.: ЭКСМО, 2003. — С. 62..

Нельзя оставить без рассмотрения отношение Ницше к состраданию как к одной из основ, которую пропагандирует христианская религия и, как следствие, современная мораль. Сострадание для мыслителя не есть что-то, что мы готовы искренне предоставить кому-то, оно является всего лишь одним из способов самоутверждения и, что самое важное, в первую очередь самоутверждение перед самим собой. Совершенно очевидно, что практически во всех случаях мы могли бы спокойно отвернуться от чужого страдания и не доставлять ему ни малейшего внимания. Когда же мы не даём себе проигнорировать чьи-то страдания, мы, не более и не менее, приходя на помощь к страдающему, утверждаем себя, доказываем сами себе то, что мы о себе помним. Самый главный минус сострадания заключён в том, что оно увеличивает количество страждущих, то есть оно парализует закон естественного отбора, основной закон развития, благодаря чему сохраняется всё то, что уже должно умереть: «Сострадание вообще противоречит закону развития, который есть закон подбора. Оно поддерживает то, что должно погибнуть» Ницше Ф. Антихристианин. Проклятие христианству. М.: «Мысль» -1990г. С. 636.. Таким образом, парализуя закон естественного отбора, сострадание парализует и саму жизнь, не давая старому освободить место для нового.

Исходя из того, что мы выяснили о сострадании, приходим к ещё одному важному положению этической концепции Фридриха Ницше: для всего живого полезно увеличение его могущества, уменьшение же — вредно: «Всё, что повышает чувство власти, волю к власти, самою власть» Ницше Ф. Антихристианин. Проклятие христианству. М.: «Мысль» -1990г. С. 633. — вот то, что является, по мнению мыслителя, важным для жизни. Смысл данного положения предельно прост и ясен: при ослабевании стремления к могуществу индивид приходит к упадку, что может повлечь за собой его исчезновение.

Но в чем же философ видит лучшее опровержение современной либеральной морали? Подобное опровержение состоит в доказанности историей полезности зла как такового. Добро современная мораль отождествляет ни с чем иным как с полезностью и целесообразностью, с нравственностью. А что есть нравственность? Нравственность — послушание нравам, а, следовательно, ограничение самоей жизни и нарушение её истинных принципов. Здесь задача современной морали сведена к тому, «чтобы отнять от жизни всю ту опасность, которая прежде была ей присуща» Трубецкой Е. Философия Фридриха Ницше. — М.: ЭКСМО, 2003. — С. 70., получается, что добрым является лишь то, что направлено на безопасность человека и его спокойствие, что явно человека отрывает от жизни. Злое же — это нечто непредвиденное и необычное, это речные пороги в течении жизни, это то, что необходимо преодолевать, чтобы становиться сильнее и превосходить мощью остальных, дабы выдержать естественный отбор. «На деле, однако, злые влечения целесообразны, родоохранительны и необходимы не в меньшей степени, чем добрые, — лишь функция их различна» Ницше Ф. Весёлая наука. М.: «Мысль» -1990г. С. 518.

В апреле 1864 года Ницше создал два философско-поэтических эссе: «Рок и история» и «Свобода воли и рок», где содержатся, чуть ли не все основные идеи его будущих произведений. Во втором эссе самыми примечательными кажутся резкие выпады Ницше против христианской идеи потустороннего мира: «То, что Бог становится человеком, указывает лишь: человек должен искать свое блаженство не в бесконечности, а создать свое небо на земле; иллюзия неземного мира исказила отношение человеческого духа к миру земному: она была созданием детства народов. В тяжких сомнениях и битвах мужает человечество: оно осознает в самом себе начало, сердцевину и конец религий».

Развитие эти мысли получат, конечно, гораздо позже. В 1882 году Ницше написал в Генуе «Веселую науку», в одном из фрагментов которой – «Безумном человеке» — возникает тема «смерти Бога», авторитет Бога и церкви исчезает, на их место приходит авторитет совести, авторитет разума. В 1883 году Ницше всего за несколько месяцев написал книгу «Так говорил Заратустра», первая часть которой заканчивается словами: «Мертвы все боги; теперь мы хотим, чтобы здравствовал сверхчеловек».

Сверхчеловек Ницше – это результат культурно-духовного совершенствования человека, тип, настолько превосходящий современного Ницше человека, что он образует новый и особый биологический тип. Сверхчеловек – это нравственный образ, означающий высшую ступень духовного расцвета человечества, олицетворение новых моральных идеалов, этот сверхчеловек приходит на место умершего Бога, он должен вести человечество к совершенству, должен восстановить в силе все качества человека.

Читайте также:  Влияние алкоголя и табака на зрение

Ницше обрушивался на один из главных постулатов христианской веры в вечное существование по милости Бога в потустороннем мире. Ему казалось абсурдом то, что смерть должна быть искуплением первородного греха Адама и Евы, он высказал поразительную мысль о том, что чем сильнее воля к жизни, тем ужаснее страх смерти. И как можно жить, не думая о смерти, а зная о ее неумолимости и неизбежности, не бояться ее?

Перед лицом смерти мало кто найдет в себе мужество сказать, что «Бога нет». Достоинство сверхчеловека появляется из преодоления страха смерти, но совершенно по иному, чем в христианстве. В то время как христианин не боится смерти, поскольку верит в данную ему Богом вечную жизнь, то сверхчеловек Ницше не боится смерти, хотя не верит ни в Бога, ни в бессмертие, он сам себя чувствует Богом. Ницше говорит, что мужественный высший человек «с гордостью» созерцает бездну. Люди верят в Бога только потому, что боятся смерти. Тот, кто победит страх смерти, сам станет Богом.

Свою мечту о совершенстве люди в прошлые века воплотили в идее о существовании Бога как высшей и совершенной личности и тем самым признали невозможность достижения совершенства, ибо Бог – это потустороннее, недоступное, непостижимое бытие.

Смерть Бога потребовалась Ницше для утверждения жизни сверхчеловека как высшего идеала земного существования человека. Сверхчеловек Ницше предстает земным, посюсторонним и вроде бы вполне достижимым идеалом, устремляясь к которому человек приобретает реальную возможность преодолеть свое несовершенное состояние и стать выше самого себя.

Что означают слова «Бог мертв»? – То, что мир лишился своего смысла. Значит, необходимо наполнить мир иным смыслом, вместо умерших ценностей утвердить новые. «Умерли все боги, теперь мы хотим, чтобы жил сверхчеловек», — говорит Заратустра. Смерть Бога открывает возможность свободы создания новых ценностей и сверхчеловека.

В чем же Ницше обвинял христианство? В том, что христианство — это религия сострадания, религия слабых и больных людей, что христианство ведет к несвободе и несопротивлению человека, что христианство оперирует сплошь воображаемыми понятиями, что оно возводит «греховность» человека и что, наконец, религия и наука несовместимы.

Христианство подхватило вымышленный Платоном истинный, сверхчувственный, потусторонний мир высших идеалов, норм, принципов, целей и ценностей, который был возведен над земной жизнью, чтобы придать последней порядок и внутренний смысл. Поскольку потусторонний мир понимался как совершенный, безусловный, абсолютный, истинный, добрый, прекрасный, желанный, постольку земной мир, в котором живут люди со всеми своими делами, заботами, трудностями и лишениями, представлялся в качестве лишь кажущегося, несовершенного, ненастоящего, обманчивого, порочного мира.

Искусственно воздвигнутый истинный мир предстал в сознании людей неким идеалом, которому были приданы соответствующие атрибуты в виде разнообразных ценностей и целей, и который в связи с этим стал основой для критики известного нам земного мира, ибо первый казался более ценным и значимым, чем второй.

В связи с этим Ницше выступал против признания существования идеального мира. Реально существующий мир – единственный мир, а некий «идеальный мир» есть своеобразное повторение существующего мира. Этот идеальный мир – целительный, утешающий мир иллюзий и фикций, это все, что мы ценим и ощущаем как приятное. Он есть источник опаснейших покушений на жизнь, величайших сомнений и всяческого обесценивания того мира, который мы представляем собой. Так земная жизнь оказывается лишенной смысла и ценности и начинает отвергаться.

При этом «совершенный» мир, по мнению Ницше, был создан на основе страданий и бессилия людей. Те, кто презирает тело и землю ради потустороннего мира, — это больные и умирающие. В глубине христианства живет ненависть больных людей, инстинкт, направленный против здоровых людей. Не обладая самостоятельностью, здоровьем, интеллектуальными способностями, физической крепостью простолюдины, слабые, больные, усталые, отверженные, обездоленные, посредственные, неудачники используют христианскую мораль для оправдания недостатка мощи и уверенности в себе и для борьбы с сильными и независимыми людьми.

Именно они, «упадочные люди», а не сильные личности, нуждаются во взаимопомощи, сострадании, милосердии, любви со стороны окружающих, человечности. Без этого они просто бы не сумели выжить и тем более навязать свое господство и отомстить за себя и за свою врожденную ущербность и неполноценность. Высшим же людям такого рода моральные ценности не только не нужны, но и вредны, ибо обессиливают их души. Они поэтому разделяют ценности противоположного характера, которые связаны с утверждением инстинкта воли к

В книге «По ту сторону добра и зла» Ницше пишет, что «всюду, где только появляется на земле религиозный невроз, мы встречаем его в связи с тремя опасными диетическими предписаниями: одиночество, пост и половое воздержание».

Можно вспомнить также известное положение Ницше, вызывающее много споров: «Падающего — толкни». Какой смысл вкладывает философ в этот сам по себе неприглядный тезис? Ницше прежде всего имеет в виду критику христианства в

связи с тем, что христианство называют религией сострадания, а в Библии сострадание возведено в ранг первой добродетели. Сострадание же, считает Ницше, «есть расточительность чувства, вредный для морального здоровья паразит. Оно патологично. это – зараза», сострадание уменьшает энергию жизненного чувства, разносит «заразу страдания» — оно воздействует угнетающе.

Сострадая кому-то, человек сам слабеет. Сострадание во много крат увеличивает

потери силы, страдания же и без того дорого обходятся. Ницше считает, что сострадание парализует закон развития – закон селекции, когда слабые и больные должны умереть, чтобы дать дорогу сильным и здоровым; сострадание поддерживает жизнь в том, что созрело для гибели. Поэтому: «Пусть гибнут слабые и уродливые – первая заповедь нашего человеколюбия. Надо еще помогать им гибнуть. Что вреднее любого порока? – сострадать слабым и калекам – христианство.»

Любая религия появилась из страха и нужды, когда люди не знали ничего о природе и ее законах, все было проявлением мистических сил, которых можно было умиротворить путем молитв и жертвоприношений. Ницше пишет, что христианство ни в одной точке не соприкасается с действительностью, в религии присутствуют сплошь выдуманные понятия: Бог, душа, дух, грех, кара, искупление, благодать, страшный суд, вечная жизнь.

Христианство противопоставляет духовное (чистое) и природное (грязное). И, как пишет Ницше, «этим все объясняется». У кого есть причины ненавидеть природное, реальное? -–У того, кто от этой реальности страдает. А страдают от действительности слабые и больные, которых сострадание поддерживает «на плаву».

Церковь же возводит в ранг святых больных или безумцев, а «высшие» состояния души, религиозный экстаз напоминают Ницше эпилептоидные состояния.

Христианство возникло, чтобы облегчить жизнь человека, но теперь оно должно сначала отяготить их жизнь сознанием греховности, чтобы потом иметь возможность облегчить их. Церковь устроила все так, что без нее теперь ни шагу: все естественные события (рождение, свадьба, смерть) теперь требуют присутствия жреца, который бы «освятил» событие. Христианство проповедует греховность и презренность человека вообще, так что уже невозможно презирать других людей. Путем выдвижения чрезмерных требований, сравнения человека с совершенным Богом церковь заставляет человека чувствовать себя греховным, дурным, ему становятся нужны сверхъестественные силы, чтобы снять это бремя, чтобы «спастись» от «греховности», но когда отпадает представление о Боге, то отпадает и чувство «греха» как нарушения божественных предписаний.

Инстинктивная ненависть к реальности, неприятие антипатии, вражды, как следствие болезненности, ведут только к тому, что человеку не хочется сопротивляться, не хочется бороться с этой действительностью – и появляется христианство, религия любви, то есть несопротивления и покорности. «Не противиться, не гневаться, не призывать к ответу. И злу не противиться – любить его».

Религия является для общества тормозящим, мешающим, негативным фактором. Религия служит массам, это оружие черни и рабов. В христианстве находит свое выражение ненависть черни, рядового человека к благородным. Бог, святость, любовь к ближнему, сострадание – предрассудки, выдуманные теми, чья жизнь пуста и монотонна. Вера в Бога не возвышает и не одухотворяет человека, а, напротив, сковывает его и лишает свободы. Свободному человеку Бог не нужен, ибо он сам для себя высшая ценность.

«Христианство – это восстание пресмыкающихся по земле против всего, что стоит и высится: евангелие «низких» принижает», «Христианство вело борьбу не на жизнь, а на смерть с высшим типом человека, оно предало анафеме все основные его инстинкты и извлекло из них зло. Христианство принимало сторону всего слабого, низкого, уродливого; свой идеал оно составило по противоположности инстинктам сохранения жизни, жизни в силе».

У Ницше вопрос веры связан с проблемой морали, ценностей и поведения человека. Смысл и цель, с которой Ницше объявил войну христианству, — это упразднение морали. Смерть Бога открывает человеку возможность творческой свободы для создания новых ценностных миров. В гибели заложено возрождение. На место духовных ценностей, связанных с идеей Бога, Ницше ставит диаметрально противоположные ценности, вытекающие из потребностей и целей реальной жизни сверхчеловека.

Приход сверхчеловека обусловлен процессом становления человека, отвержением бытия Бога и связанных с ним моральных и религиозных ценностей. Отсюда в философии Ницше вытекает тотальный нигилизм и переоценка всех ценностей. Цель бытия человека Ницше видит в создании того, что выше человека, а именно в создании сверхчеловека, который должен превосходить человека в той же степени, в какой последний превосходит обезьяну.

Взятый сам по себе, человек в силу своего несовершенства не может быть целью для самого себя. В цепи развития живого мира он представляет собой мост между животными и сверхчеловеком, и поэтому содержанием его жизни является переход и гибель, то есть не результат, а процесс становления, человек должен принести себя в жертву земле, чтобы она стала землей сверхчеловека.

Раскрывая содержание христианской морали, Ницше отмечает, что это мораль альтруизма, добра, любви к ближнему, сострадания и гуманизма. Поскольку она является стадной моралью, не выражающей в себе естественные жизненные инстинкты отдельно взятого человека, постольку ее утверждение и поддержание в жизни людей возможно лишь только посредством принуждения. Христианская мораль – это долг, которому все должны беспрекословно подчиняться.

Чтобы такое подчинение осуществилось и понадобилась идея Бога как высшего нравственного идеала, авторитета и судьи, который не только предписывает нравственные нормы, но и неустанно и скрупулезно следит за их исполнением: наказывает грешников (пытками в аду) и поощряет праведников (безмятежной жизнью в рае). Страх перед божьим наказанием является основным мотивом морального поведения людей.

Одним из исходных и ключевых постулатов анализа особенностей христианской морали у Ницше является тезис о наличии среди людей прирожденных рангов, то есть о том, что люди не равны. По его мнению, в зависимости от имеющейся у индивидов с рождения степени мощи и полноты воли к власти, а также наличия у них физиологического превосходства люди делятся на две породы (расы) – низшую (к которой относится подавляющее большинство людей) и высшую (незначительное меньшинство). Сама природа выделяет сильных духом, мускулами и посредственных людей, которых намного больше.

В этой связи в морали не может иметь силы положение «что справедливо для одного, то справедливо и для другого». Так, если один признает справедливыми такие моральные требования как «не убий», «не кради», то другой может их оценить как несправедливые. Поэтому в обществе должно быть столько моралей, сколько имеется среди людей рангов (слоев).

Согласно Ницше, «есть мораль господ и мораль рабов». При этом в жизни тех и других возникают и утверждаются диаметрально противоположные моральные ценности. Христианская мораль является недоразумением в силу, прежде всего того, то она призвана победить страсти и инстинкты с целью исправить человека и сделать его лучше на основе требований разума. Однако, согласно Ницше, подъем добродетельности несовместим с одновременным ростом ума и понимания, а источник счастья заключается вовсе не в разуме, а в жизненных инстинктах.

Поэтому отказываться в морали от страстей и инстинктов – значит подрывать корень человеческой жизни и тем самым придавать морали противоестественное состояние. По мнению Ницше, всякая мораль отрицает жизнь, ибо направлена на борьбу с инстинктами и влечениями человека. Христианские моралисты пытались всеми силами заглушить, искоренить, вырвать вон и тем самым очистить человеческую душу от скверны. Основанием для этого служил тот факт, что страсти часто оказываются источником больших бед. К тому же, будучи связаны со стремлением людей к мимолетным удовольствиям и наслаждениям, они представлялись как проявление животного начала в человеке, поэтому оценивались в качестве ненормальных и опасных явлений.

Когда индивид оказывается в подчинении у своих страстей, он утрачивает способность разумного контроля за своим поведением и тем самым, пусть временно, перестает быть мыслящим существом. Но в жизни человека только то правильно и нормально, что направляется разумом. Отсюда делался вывод, что человек не может быть «хорошим», пока не освободится от своих дурных и предосудительных страстей.

Христианская мораль как инстинкт стада, как своеобразная иллюзия рода является определенной тиранией и гнетом по отношению к отдельно взятой личности, особенно и прежде всего высшей. Принуждая к выполнению нравственного долга, она лишает человека свободы, независимости, самостоятельности, активности, творчества и заставляет его жертвовать собой для будущего. Быть моральным – значит оказывать послушание и повиновение издревле установленному закону или обычаю. Личность тем самым попадает в зависимость от нравственных традиций. В этой связи оказывается, что уважения в ней достойно лишь то, в какой мере она способна повиноваться.

Мораль долга требует от индивида постоянно держать себя в руках, то есть неукоснительно руководствоваться и подчиняться ее раз и навсегда установленным правилам, что при наличии неизбежных проявлений присущих ему естественных побуждений и склонностей не может не порождать раздражительность и внутреннее напряжение. выполняя одинаковые для всех нормы нравственности, человек оказывается в своем поведении запрограммированным на определенный стандарт и образ действия, что уничтожает его индивидуальность, ибо не позволяет ему проявить себя.

Долг заставляет человека работать, думать, чувствовать без внутренней необходимости, без глубокого личного выбора, без удовольствия, то есть автоматически. Это ведет к обеднению личности, к ее самоотказу и отрицанию ее уникальности. Попадая в сферу морали индивид обрекается, кроме того, на постоянное болезненное недовольство собой, поскольку не в силах достичь предписываемых ему нравственных идеалов и целей. Человек перестает принадлежать себе и стремиться к достижению своих интересов, в которых как раз и выражается воля его жизненных инстинктов. Тем самым человек начинает выбирать и предпочитать не то, что ему нужно, а то, что ему вредно.

Читайте также:  Как выбрать цвет очков для зрения

Ограничивающий свободу личности моральный долг посредством воспитания внедряется в духовный мир человека в виде совести, представляющей собой сознание вины и в то же время своеобразный внутренний трибунал, который постоянно заставляет индивида находиться в подчинении у общества. Совесть – это общественный долг, то есть стадный инстинкт, ставший внутренним убеждением и мотивом поведения личности. Она осуждает поступок потому, что он долгое время был осуждаем в обществе.

Отвергая христианскую мораль, основным понятием которой является понятие вины, Ницше не мог не отвергать и совесть как сознание вины. Для Ницше совесть предстает в качестве чисто негативного феномена, недостойного какого — либо уважения. Ницше призывал «ампутировать» совесть, которая в его понимании является только сознанием вины, ответственности, долженствования, некоего суда.

На место христианской морали Ницше предлагал мораль эгоизма, когда поведение отдельно взятого человека предельно раскрепощается. Эгоизм – это способ жизни человека за счет других. Для эгоиста другие имеют значение только как средства. Целью же является он сам, всегда и при любых обстоятельствах. Эгоизм выступает главным пунктом в искусстве самосохранения личности и ее становления самой собой. Только в морали эгоизма личность приобретает сознание своей бесконечной ценности.

Согласно Ницше, право на эгоизм должны иметь не все, а только высшие люди, с жизнью которых якобы связано развитие человеческого рода. Незнатные, слабые и посредственные люди не имеют права на эгоизм, поскольку он ориентировал бы их на самоутверждение и отнимание места под солнцем у высших людей. Поэтому «слабые и неудачники должны погибнуть: первое положение нашей любви к человеку. И им должно еще помочь в этом».

Христианство навязывает жизни воображаемый смысл, препятствуя тем самым выявлению смысла истинного и заменяя реальные цели идеальными. В мире же, в котором «Бог мертв» и не существует более моральной тирании, человек остается одиноким и свободным. Но одновременно он становится и ответственным за все существующее, ибо разум находит полное освобождение, лишь руководствуясь осознанным выбором, лишь взваливая на себя определенные обязательства. И если необходимости невозможно избежать, то истинная свобода и заключается в ее полном принятии. принять мир земной и не тешить себя иллюзиями о мире потустороннем – это означает господствовать над всем земным.

Ницше потому и отвергал христианство, что оно отрицает свободу духа, самостоятельность и ответственность человека, превращает несвободу в идеал, а смирение – в добродетель.

«Философия жизни» Ф. Ницше. Критика христианской морали

Переоценка всех ценностей, критическая идея ломки и уничтожения, устаревших моральных (в основном христианских) ценностей и замена их новыми, провозглашаемыми в учении Ницше. Развитие идеи сверхчеловека, вытекающей из концепции роста воли к власти.

Рубрика Философия
Вид реферат
Язык русский
Дата добавления 12.04.2015
Размер файла 17,5 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

«Философия жизни« Ф. Ницше. Критика христианской морали

Ницше Фридрих (1844-1900)

Его философия — это философия жизни, к созданию которой подтолкнула теория Дарвина об эволюции животных и растений. Остро и оригинально отразил драматизм и противоречие эпохи перехода от классической философии к философии современной.

Выделим три этапа его творчества.

Первый этап проходил в рамках осмысления идей античности, творчества Шопенгауэра. В этот период написаны «Рождение трагедии из духа музыки», «Философия в трагическую эпоху Греции», «Несвоевременные размышления».

Второй период знаменует разрыв с предыдущей философской традицией — «Человеческое, слишком человеческое».

В третьем этапе создаются «Так говорил Заратустра», » По ту сторону добра и зла».

Переоценка всех ценностей, критическая идея ломки и уничтожения устаревших моральных (в основном христианских) ценностей и замена их новыми, провозглашаемыми в учении Ницше. Мораль — «сумма условий сохранения бедных, полуудачных или полностью неудачных видов человека». Критикует всю философию, начиная с Сократа, а присущий ей рационализм, идеализм и моральное происхождение всех философских суждений. Вводит в Европу философию категорию «ценность». Саму философию он считает ценностным мышлением, причем вопрос о ценности для него важнее вопроса об истинности познания. Ницше ввел понятие нигилизм — высшие ценности теряют свою ценность. Как это происходит? Постепенно, говорит Ницше, возникает осознание того, что в мире нет некой «цели«, достижением которой озабочен весь мир, в мире нет «единства«, нет истины. С помощью этих понятий человек полагал себя смыслом и мерой ценностей всех вещей, «он создал такое целое, чтобы иметь возможность веровать в свою собственную ценность». И вот этот мир зашатался. Нет истины, нет морали, нет Бога. Нигилизм «слабых» — это упадок и разложение. Радикальный нигилизм, нигилизм «сильных» — это путь абсолютного авторства — создание новой морали, нового человека. Переоценка ценностей предполагает переход от любви к ближнему к любви к «дальнему«. Любовь к «дальнему» — это любовь творческая, это не смягчение текущих проявлений зла, а изменение самих принципов жизни. Эта любовь принимает форму борьбы с людьми сегодняшними, любовь сопровождается презрением, отчуждением ближнего. Это любовь к «идее« человека, к человеку, каким он может быть. В программу «переоценки » входит и пересмотр человеческого счастья. Человек не обязан быть счастливым, он обязан быть свободным. Имморализм, это отрицание не морали, это повышение ответственности человека за самого себя и за все человечество.

«Воля к власти» — фундаментальное онтологическое понятие. «Я обладаю волей и действую, а, следовательно, я живу». Человек, ставший господином природы, господином своей собственной дикости представляет колоссальное количество власти. «Жизнь только средство к чему-то: она есть выражение форм роста власти«. Самодовольная человеческая субъективность возомнила себя господином мира, нигде не встречая сопротивления в ей же самой созданном мире. Нет двух миров — мира в себе и мира для нас, есть один мир — мир жизни, борьбы и поражения. Жизнь для Ницше находится между природой и культурой. Жить — это значит быть иным, нежели природа, не подчинятся ни природной, ни человеческой необходимости. Жизнь как реализация человеком «воли к власти» — это сфера творения смысла, это сверх жизнь, лишенная нормативности.

Идея сверхчеловека, вытекающая из концепции роста воли к власти, теория преодоления всех отрицательных качеств человека и приближение его к идеалу Сверхчеловека — создателю и носителю новых ценностей и новой морали. Новые ценности — способность к переоценке ценностей, духовное творчество, полная концентрация воли к власти, самосовершенствование

Идея «вечного возвращения«. Нравственный смысл вечного возращения заключается в непрекращающейся ответственности человека за содеянное, вечное возращение — это символ вечности, неотделимый от символа свободы — сверхчеловека.

Пессимистический миф о вечном возвращении одного и того же в мире, идея, фактически ставящая всю предыдущую философию Н на грань бессмыслицы. христианский моральный ницше

Противник противопоставления истинному миру мира эмпирического.

В основе морали он видит желание (зачастую, бессознательное) физиологически слабых индивидов господствовать над сильными и здоровыми. Апелляция к разуму и правде есть замена физического насилия, способ одной воли доминировать над другой.

Увязывает критику метафизики с критикой ее языка. Подчеркивает несоизмеримость категориальной схемы описания мира реальному положению дел, отсюда неспособность языка, следовательно, и мышления представить какие-либо знания независимо от языка или мышления. Убеждения в фальсифицирующей природе языка и мышления приводит его к мысли о доминирующей роли действия и воли. Все всеобщие и необходимые истины и т.д. всего лишь удачные находки в борьбе за жизнь и власть. Всякие понятия определены полезностью в рамках трансцендентального жизненного процесса.

Вводится понятие «родового субъекта«, интересы и цели, которого скрыты от отдельного индивидуума. Для него предрассудки разума и формы жизни являются априорными и принудительными, он не может не следовать им. Отсюда фаталистическая идея о вечном возвращении одних и тех же заблуждений, войн, иллюзий. Противостоит этому идея сверхчеловека, необходимость (в том числе и через воспитание, и через селекцию) преодоления свойств человеческой природы, например, структуры чувственности.

Ницше выбирает объектом критики разум, науку, нравственность, христианскую религию. Он выступает как воинствующий антидемократ, с его точки зрения элита это сильные и воинствующие люди. Большая часть населения — это низшие, неполноценные, которых можно доделать при помощи войны.

Ницше говорит, что разум возомнил себя господином мира, природы, смысл имеет только жажда жизни, которая должна сочетаться с волей власти. Ницше отрицательно относиться к христианской религии, т.к. она проповедовала равенство всех перед богом, сострадание, терпимость, следование заповедям И.Х., что сделало Европу слабой не противостоящую Азии и Африке. Идеал у Ницше — деспот художник.

Ницше враждебно относится к женщинам. «Женщины — это кошки и птицы, в лучшем случае коровы. Мужчина должен воспитываться как воин, а женщина для его вдохновения, причем мужчина должен идти к женщине с плеткой».

Но у Ницше есть и интересные положения, которые касаются пересмотра обществом ценностей нравственности, он стоит за честность, здоровье и т.п., за стремление людей к искусству.

Критика христианской морали

Если в первый период творчества проблема культурных ценностей интересовала Ницше главным образом с эстетической точки зрения, то во второй период основное свое внимание он сосредоточивает на анализе этических норм и оценок, их сущности и происхождении. В этот период вырабатывается специфический для философа стиль изложения: его книги отныне уже ничем не напоминают научные трактаты, это — композиционно и тематически оформленные собрания афоризмов.

«Нравственность, — пишет Ницше, — есть, ближайшим образом, средство предохранения общества от распадения». Прежде всего, должна появиться система принуждения, заставляющая индивида согласовывать свои личные мнения и интересы с общественными. Успешнее всего этот механизм действует, если принуждение принимает анонимную форму обычая, когда общественный авторитет утверждается исподволь через систему воспитания и обучения. В таком случае лояльность может стать «второй натурой», демонстрироваться добровольно и даже приносить удовольствие. Нравственность становится внутренним свойством и средством самоконтроля человеком своего поведения по мере совершенствования общественного организма.

Подобные рассуждения, казалось бы, должны наводить на мысль, что Ницше — сторонник утилитаризма. На самом деле его позиция не столь однозначна. Так, он говорит о «двойной предыстории» понятий добра и зла. развивая эту мысль в поздних сочинениях. В книге «По ту сторону добра и зла» он выдвигает учение о двух основных типах морали: «морали господ и морали рабов». Во всех развитых цивилизациях они смешаны, элементы той и другой можно обнаружить буквально в одном и том же человеке. Но различать их, считает Ницше, необходимо.

В морали господ, или аристократической морали, «добро» и «зло» эквивалентны понятиям «благородный» и «презренный» и относятся не столько к поступкам людей, сколько к самим людям, эти поступки совершающим. В рабской же морали смысл основных этических категорий зависит от того, что полезно, что служит поддержанию порядка в обществе, отстаивающем интересы слабых в духовном и физическом отношении индивидов. Такие качества, как сострадание, добросердечность и скромность, рассматриваются как добродетели, в то же время свойства, которые обнаруживают сильные и независимые индивиды, считаются опасными, а потому «злыми».

Данные идеи представлены и в книге «Генеалогия морали», где Ницше широко использует понятие мстительности (ressentiment). Высший тип человека, по его мнению, создает свои ценности от избытка жизненной силы. Слабые же и бессильные боятся таких людей, они стремятся обуздать и приручить их, подавить своей численностью, навязывая в качестве абсолютных «стадные ценности». Разумеется, подобная мстительность открыто не признается и, возможно, даже не осознается «толпой» в качестве побудительного мотива, однако, она действует, находя как прямые, так и окольные пути, и косвенные выражения. Все это выводит на свет искушенный «психолог морали», каковым Ницше считает себя.

Итак, в истории морали, согласно Ницше, борются друг с другом две основные этические позиции. С точки зрения высшего типа людей, они могут сосуществовать. Это возможно, если «толпа», не способная ни к чему возвышенному, будет практиковать «рабскую морить» исключительно в своей среде. Но она, подчеркивает Ницше, никогда не ограничится этим и не откажется от универсалистских претензий. Более того, по крайней мере, в истории Запада у «рабской морали» были и остаются все шансы па успех. Об этом, например, свидетельствует распространение христианства. Ницше не отрицает полностью какую бы то ни было ценность христианской морали, признавая, что она сделала человеческий внутренний мир более утонченным. Однако он видит в ней выражение мстительности, характерной для стадного инстинкта, или «рабской морали». То же воплощение мстительности видит Ницше в демократическом и социалистическом движениях, считая их производной формой от христианской идеологии.

Ницше полагает, что идеал всеобщей, единой и абсолютной морали должен быть отброшен, так как он ведет жизнь к упадку, а человечество — к вырождению. Его место должна занять градация рангов, степеней различных типов морали. Пусть «стадо» остается приверженным своей системе ценностей, считает Ницше, при условии, что оно лишено права навязывать ее людям «высшего типа».

Когда Ницше говорит о необходимости стать «по ту сторону добра и зла», это надо понимать как призыв к преодолению так называемой рабской морали, которая, с его точки зрения, ставит всех на одну доску, любить и охраняет посредственность, препятствует возвышению человеческого типа. Он не имеет в виду, как это иногда утверждают, полное безразличие к природе ценностей и упразднение всяких нравственных критериев. Подобное было бы самоубийственным для обычного человека. Только те, кто принадлежит к высшему типу, могут без ущерба для себя стать «по ту сторону» навязываемых обществом пониманий добра и зла, ибо эти индивиды сами являются носителями нравственного закона и не нуждаются ни в чьем попечительстве. Их свободное самоопределение, считает Ницше, — это единственный путь к более высокому уровню человеческого существования, к сверхчеловеку (Ubermensch).

Читайте также:  Личность преступника с точки зрения юридической психологии

Размещено на Allbest.ru

Подобные документы

Философские взгляды Ницше касаемо христианской морали, религии и устройства мира. Изучение критики философом теории вечного возвращения как мифа, предложенного взамен христианства и воли к власти, являющейся фундирующей чертой жизни как таковой.

курсовая работа [45,8 K], добавлен 21.05.2015

Жизнь Ф. Ницше как воплощение его философии. Философия власти, нарушение закона в силу «воли к власти». Набросок к книге «Антихристианин». Тезисы против христианства. Мнение Ницше о ценностях христианской религии на основе произведения «Антихристианин».

реферат [43,9 K], добавлен 01.01.2013

Идея сверхчеловека в учении великого немецкого философа Фридриха Ницше. Воззрения мыслителя на совершенствование культуры человеческой личности, основанные на древнегреческой мифологии. Критика христианской морали как символ зависимости сознания.

реферат [32,1 K], добавлен 06.03.2012

Учение Ницше о разрушении как одной из основных черт философии. Философия Ницше — попытка преодолеть односторонность идеализма и материализма. Понятие сверхчеловека Ницше и переоценка ценностей. Мировоззрение Ницше как аристократический анархизм.

реферат [56,2 K], добавлен 30.12.2010

Жизненный путь и основные стадии развития философии Ф. Ницше. Ранние сочинения Ф. Ницше и его критика культуры. Критика морали, этической установки. Атеизм и нигилизм. Концепция «воли к власти» и «сверхчеловек» Ницше. Влияние философии Шопенгауэра.

реферат [32,0 K], добавлен 27.06.2013

Краткий очерк жизни, личностного и творческого становления великого немецкого философа Фридриха Ницше, этапы создания его известнейших произведений. Место исследования воли и разума в философии Ницше, развитие идеи сверхчеловека в его произведениях.

реферат [32,4 K], добавлен 24.04.2009

Краткое описание жизни Фридриха Ницше — одного из самых блестящих и спорных мыслителей европейской философии. Концепция сверхчеловека и критика христианства в произведении «Так говорил Заратустра». Анализ подходов Ницше к перерождению в сверхчеловека.

реферат [33,9 K], добавлен 22.11.2010

Краткая биография Ф. Ницше. Аполлоновское и Дионисийское в культуре и жизни. Сущность спора между Ницше и Сократом. Отношение Ницше к социализму. «Три кита» философии Ницше: идея Сверхчеловека, Вечное Возвращение, Воля к власти, Удовольствие и Страдание.

реферат [32,4 K], добавлен 10.04.2011

Жизнь Ницше как воплощение самой его философии во всей ее суровой величественности и трагичности. Развитие его философских идей. Новое философское мировоззрение Ницше и разрыв с прошлым. Особенности становления концепции сверхчеловека в философии Ницше.

реферат [59,6 K], добавлен 17.05.2010

Личность Фридриха Ницше, его краткая биография. Влияние Шопенгауэра на развитие мировоззрения философа. Волюнтаризм Ницше и его смысл. «Воля к власти»- как основной мотив общественной жизни. Сущность концепции сверхчеловека и его миссии на земле.

реферат [42,7 K], добавлен 15.04.2011

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.

Мораль «рабов» и «господ» Ф. Ницше

Выражение немецкого философа Ф. Ницше. Его реакционное учение о морали господ и морали рабов основано на том, что неизбежными слагаемыми человеческого общества являются «господа» и «рабы». Избранные – господа – стремятся к власти и имеют на нее право. Низших – рабов – угнетают и эксплуатируют в силу своего превосходства над ними. «Морали господ» противополагается «мораль рабов». Раса «рабов» придумала свою мораль – любовь, жалость, сострадание – чувства, ненужные «расе господ», «высшей расе». Отсюда и оправдание захвата и насилия, апология войны. Человеконенавистническая философия Ницше была усвоена фашистами, возродившими его учение о «высшей расе господ» и «низшей расе рабов».

Странствуя по многим областям и утонченных и грубых моралей, господствовавших до сих пор или еще нынче господствующих на земле, я постоянно наталкивался на правильное совместное повторение и взаимную связь известных черт — пока наконец мне не предстали два основных типа и одно основное различие между ними. Есть мораль господ и мораль рабов, спешу прибавить, что во всех высших и смешанных культурах мы видим также попытки согласовать обе морали, ещё чаще видим, что они переплетаются одна с другою, взаимно не понимая друг друга, иногда же упорно существуют бок о бок — даже в одном и том же человеке, в одной душе. Различения моральных ценностей возникли либо среди господствующей касты, которая с удовлетворением сознаёт своё отличие от подвластных ей людей, — либо среди подвластных, среди рабов и зависимых всех степеней. В первом случае, когда понятие «хороший» устанавливается господствующей кастой, отличительной чертой, определяющей ранг, считаются возвышенные, гордые состояния души. Знатный человек отделяет от себя существ, выражающих собою нечто противоположное таким возвышенным, гордым состояниям: он презирает их. Следует заметить, что в этой морали первого рода противоположение «хороший» и «плохой» значит то же самое, что «знатный» и «презренный», — противоположение «добрый» и «злой» другого происхождения. Презрением клеймят человека трусливого, малодушного, мелочного, думающего об узкой пользе, а также недоверчивого, со взглядом исподлобья, унижающегося, — собачью породу людей, выносящую дурное обхождение, попрошайку-льстеца и прежде всего лжеца: все аристократы глубоко уверены в лживости простого народа. «Мы, правдивые» — так называли себя благородные в Древней Греции.

Очевидно, что обозначение моральной ценности прилагалось сначала к людям, и только в отвлечённом виде и позже перенесено на поступки, поэтому историки морали делают большую ошибку, беря за исходную точку, например, вопрос: «почему восхвалялся сострадательный поступок?» Люди знатной породы чувствуют себя мерилом ценностей, они не нуждаются в одобрении, они говорят: «что вредно для меня, то вредно само по себе», они сознают себя тем, что вообще только и даёт достоинство вещам, они созидают ценности. Они чтут всё, что знают в себе, — такая мораль есть самопрославление. Тут мы видим на первом плане чувство избытка, чувство мощи, бьющей через край, счастье высокого напряжения, сознание богатства, готового дарить и раздавать: и знатный человек помогает несчастному, но не или почти не из сострадания, а больше из побуждения, вызываемого избытком мощи. Знатный человек чтит в себе человека мощного, а также такого, который властвует над самим собой, который умеет говорить и безмолвствовать, который охотно проявляет строгость и суровость по отношению к самому себе и благоговеет перед всем строгим и суровым. «Твёрдое сердце вложил Вотан в грудь мою», говорится в одной старой скандинавской саге; и вполне верны эти слова. вырвавшиеся из души гордого викинга. Такая порода людей гордится именно тем, что она создана не для сострадания, — отчего герой саги и предостерегает: «у кого смолоду сердце не твёрдо, у того оно не будет твёрдым никогда». Думающие так знатные и храбрые люди слишком далеки от морали, видящей в сострадании, или в альтруистических поступках, или в desinteressement отличительный признак нравственного; вера в самого себя, гордость самим собою, глубокая враждебность и ирония по отношению к «бескорыстию» столь же несомненно относятся к морали знатных, как лёгкое презрение и осторожность по отношению к сочувствию и «сердечной теплоте». — Если кто умеет чтить, так это именно люди сильные, это их искусство, это изобретено ими. Глубокое уважение к древности и родовитости — всё право зиждется на этом двойном уважении, — вера и предрассудки, благоприятствующие предкам и неблагоприятствующие потомкам, есть типичное в морали людей сильных; и если, обратно, люди «современных идей» почти инстинктивно верят в «прогресс» и «будущее», всё более и более теряя уважение к древности, то это уже в достаточной степени свидетельствует о незнатном происхождении этих «идей». Но более всего мораль людей властвующих чужда и тягостна современному вкусу строгостью своего принципа, что обязанности существуют только по отношению к себе подобным, что по отношению к существам более низкого ранга, по отношению ко всему чуждому можно поступать по благоусмотрению или «по влечению сердца» и, во всяком случае, находясь «по ту сторону добра и зла», — сюда может относиться сострадание и тому подобное. Способность и обязанность к долгой благодарности и долгой мести — и то и другое лишь в среде себе подобных, — изощрённость по части возмездия, утончённость понятия дружбы, до известной степени необходимость иметь врагов (как бы в качестве отводных каналов для аффектов зависти, сварливости и заносчивости, — в сущности, для того, чтобы иметь возможность быть хорошим другом) — всё это типичные признаки морали знатных, которая, как сказано, не есть мораль «современных идей», и оттого нынче её столь же трудно восчувствовать, сколь трудно выкопать и раскрыть. — Иначе обстоит дело со вторым типом морали, с моралью рабов. Положим, что морализировать начнут люди насилуемые, угнетённые, страдающие, несвободные, не уверенные в самих себе и усталые, — какова будет их моральная оценка? Вероятно, в ней выразится пессимистически подозрительное отношение ко всей участи человека, быть может даже осуждение человека вместе с его участью. Раб смотрит недоброжелательно на добродетели сильного: он относится скептически и с недоверием, с тонким недоверием ко всему «хорошему», что чтится ими, — ему хочется убедить себя, что само счастье их не истинное. Наоборот, он окружает ореолом и выдвигает на первый план такие качества, которые служат для облегчения существования страждущих: таким образом входят в честь сострадание, услужливая, готовая на помощь рука, сердечная теплота, терпение, прилежание, кротость и дружелюбие, — ибо здесь это наиполезнейшие качества и почти единственные средства, дающие возможность выносить бремя существования. Мораль рабов по существу своему есть мораль полезности. Вот где источник возникновения знаменитого противоположения «добрый» и «злой» — в категорию злого зачисляется всё мощное и опасное, обладающее грозностью, хитростью и силой, не допускающей презрения. Стало быть, согласно морали рабов, «злой» возбуждает страх; согласно же морали господ, именно «хороший» человек возбуждает и стремится возбуждать страх, тогда как «плохой» вызывает к себе презрение. Контраст становится особенно резким, когда в конце концов как необходимое следствие рабской морали к чувству, возбуждаемому «добрым» человеком в её духе, примешивается некоторое пренебрежение — пусть даже лёгкое и благодушное, — ибо добрый, по понятиям рабов, должен быть во всяком случае неопасным человеком: он добродушен, легко поддаётся обману, быть может, немножко глуп, un bonhomme. Всюду, где мораль рабов является преобладающей, язык обнаруживает склонность к сближению слов «добрый» и «глупый». — Последнее коренное различие: стремление к свободе, инстинктивная жажда счастья и наслаждений, порождаемых чувством свободы, столь же необходимо связана с рабской моралью и моральностью, как искусство и энтузиазм в благоговении и преданности является регулярным симптомом аристократического образа мыслей и аристократической оценки вещей. — Отсюда понятно само собою, отчего любовь, как страсть — эта наша европейская специальность, — непременно должна быть знатного происхождения: как известно, она изобретена провансальскими трубадурами, этими великолепными и изобретательными представителями «gai saber», которым Европа обязана столь многим и почти что своим собственным существованием.

Ф. Ницше «По ту сторону добра и зла. Прелюдия к философиии будущего»

он подробно реконструирует моральные кодексы каждого из двух типов морали — морали господ и морали рабов, рассматривая каждый из них в виде своеобразного сколка с натуры каждой из ‘рас’. Природе знатного человека, по Ницше, свойственны желание и умение творить (в том числе и создавать ценности); суровость, вызванная необходимостью отстаивать свой вид, подвергаясь опасности быть истребленным; связанная с ней нетерпимость и жесткость в воспитании подрастающего поколения, в отношении к женщинам и т.д. Этот тип состоит из немногих, но сильных своими человеческими качествами людей, — строгих, воинственных, мудро-молчаливых, живущих сплоченным, замкнутым кругом. Они вынуждены были постоянно отстаивать себя в неблагоприятных условиях (и здесь идеалом для Ницше является древнегреческий полис или Венеция, культивировавшие, как он говорит, породу). Именно эти черты в совокупности и составляют у философа мораль торжествующего самоутверждения, которая особенно чужда и тягостна современному вкусу, так как ее представители распространяют свои принципы и обязанности только по отношению к себе подобным, относясь к существам более низкого ранга, находясь ‘по ту сторону добра и зла’. Иначе обстоит дело со вторым типом морали, с моралью рабов. Ее базовые ценности вытекают из того положения, которое занимают в обществе ее носители. Все они люди ‘насилуемые, угнетенные, страдающие, несвободные, не уверенные в самих себе и усталые’. Спрашивается, какова будет их моральная оценка? По Ницше, здесь все начинается с отрицания добродетелей сильного, а на первый план выдвигаются такие качества, которые служат для облегчения состояния страждущих — ‘сострадание, услужливая, готовая на помощь рука, сердечная теплота, терпение, прилежание, кротость и дружелюбие’. Мораль рабов оценивается Ницше как мораль полезности, утилитарности. Ее представители — люди неизлечимо посредственные, но только они имеют, однако, шансы на продолжение и ‘распложение’, а их мораль повелевает одно: будьте как все, будьте посредственными, лживо прикрываясь при этом проповедями об умеренности и достоинстве, об обязанностях и любви к ближнему. Ницше с ужасом констатирует преимущества более обыкновенных людей, тщетно пытаясь призвать на помощь чудовищные обратные силы, чтобы воспрепятствовать этому естественному, ‘слишком естественному прогрессу в подобном, этому постепенному преобразованию человечества в нечто сходное, среднее, обычное, стадное — в нечто общее!’ Крайне пессимистически звучат завершающие главы последнего отдела, плавно переходящие по форме изложения в краткие и очень печальные афоризмы, в которых на разный лад проигрывается мотив о том, что гибель и падение высших людей являются скорее ужасным историческим правилом, нежели исключением.

studopedia.org — Студопедия.Орг — 2014-2019 год. Студопедия не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования (0.002 с) .

Источники:
  • http://studfiles.net/preview/3218862/page:3/
  • http://revolution.allbest.ru/philosophy/00536608_0.html
  • http://studopedia.org/8-153826.html