Меню Рубрики

С точки зрения ананьева и ломова психология является наукой

Психология как наука связана с множеством других областей знаний. В этом плане она уникальна: трудно найти какую-либо иную сферу научных исследований, где число пограничных областей с другими науками было бы столь же велико. Удивляться этому нс приходится, так как объект исследования психологии – психические явления, которые относятся к числу сложнейших в природе. В связи с этим очень важно рассмотреть взаимоотношения психологии со смежными науками, потому что вопрос об этом, по существу, связан с некоторыми важнейшими проблемами психологической науки. Какие же это проблемы? Одна из них связана с вопросом о том, в какой мере психология может использовать данные других наук. Решения этой проблемы располагаются между двумя основными «полюсами», двумя крайними позициями:

  • 1) психология уникальна, она вообще не связана ни с какими другими науками, имеет свой собственный предмет и свой собственный метод, который не похож на методы других наук;
  • 2) психологические явления можно и нужно объяснять, опираясь на достижения смежных наук.

На первый взгляд, это очень привлекательная позиция: не изолироваться, а работать вместе со специалистами других дисциплин. Но, как показала история развития психологии, в своем стремлении опереться на достижения других наук она часто растворялась в смежных дисциплинах, исчезал сам предмет психологического исследования, психология теряла статус самостоятельной науки. Вместе с тем нельзя забывать, что развитие науки представляет собой сложный процесс, охватывающий и дифференциацию, и интеграцию различных самостоятельных научных дисциплин. Поэтому от определения места психологии в системе наук в немалой степени зависит решение двух очень важных вопросов: что психология может дать другим наукам, т.е. каков ее собственный вклад в современное научное знание о человеке, и в какой степени психология может использовать результаты исследований других наук? Этой проблемой специально занимались в свое время отечественный философ и науковед Б. М. Кедров [1] и крупнейший психолог XX в. швейцарец Жан Пиаже [2] .

Б. М. Кедров представил свою классификацию в виде «треугольника наук» (рис. 1). Вершину этого треугольника составляют естественные науки, нижний левый угол – общественные науки, нижний правый – философские науки (логика и гносеология). Между науками о природе (естественными) и философскими науками расположилась математика, между естественными и общественными науками находятся технические науки. Психология же занимает центральное место, объединяющее все три группы наук [3] .

Предложенная Кедровым схема отражает предметное и методологическое родство психологической науки со смежными дисциплинами, ее интенсивное взаимодействие с ними, наконец, ту особую функцию «связующего

Рис. 1. Классификация наук по Б. М. Кедрову

звена» между философией, естествознанием и обществознанием, которую психология выполняет на современном этапе развития. Такое «удачное» положение способствует постоянному обогащению и совершенствованию научного инструментария психологии. Ж. Пиаже в своем докладе на XVIII Международном психологическом конгрессе (Москва, 1969) положительно оценил данную схему, добавив, однако, следующий важный тезис. У Кедрова связи психологии с другими науками были односторонними, т.е. прослеживалось влияния только со стороны других наук на развитие психологии. Согласно Пиаже, несмотря на то что психология является совместным продуктом естественных, общественных и философских наук, связи психологии с другими науками должны быть двусторонними, ведь психология вносит свой вклад в теорию познания всех вышеперечисленных наук, поскольку пытается раскрыть психологические механизмы познания тех или иных сфер действительности [4] .

По мнению Пиаже, вся совокупность наук может быть рассмотрена как некий континуум, к одному полюсу которого будут тяготеть науки, призванные координировать познавательную деятельность человека и задающие ее общую структуру, такие как философия, логика, математика, а к другому – те дисциплины, что определяются специфическими свойствами познаваемых ими объектов (например, физика, химия, биология). Психология занимает здесь ключевую позицию, поскольку именно через нее вся система наук обретает целостность и замкнутость. Психология отвечает на вопрос, как человек познает мир, а все остальные науки – и описывающие абстрактные правила познания, и распространяющие эти правила на предметный мир – являются конкретным воплощением познания, реализацией человеческой способности познавать в определенных видах познавательной деятельности. Исходя из этого, Пиаже заключает, что испытывает чувство гордости по поводу того, что психология занимает ключевую позицию в системе наук. «С одной стороны, психология зависит от всех других наук. Но, с другой стороны, ни одна из этих наук невозможна без логико-математической координации, которая выражает структуру реальности, но овладение которой возможно только через воздействие организма на объекты, и только психология позволяет изучить эту деятельность в ее развитии». Плодотворное будущее психологии он видит в развертывании междисциплинарных связей.

Данная позиция Ж. Пиаже выглядит предпочтительнее. Действительно, как указывает Е. Е. Соколова, современные науковеды пришли к выводу, что развитие науки как особой сферы деятельности человека во многом опосредовано психологией ее представителей, хотя связи здесь очень сложные и непрямые. Взять хотя бы проблему научного открытия. В последние годы появляется все больше работ о психологии научных открытий и о психологии научного творчества вообще, что позволяет рассчитывать именно на взаимодействие психологии и других наук, а нс просто на использование ею идей других наук для решения своих задач [5] .

В методологии науки бытует и позиция разделения всего корпуса современных наук на науки о «естественном» и науки об «искусственном». В науки о «естественном» объединяются те из них, предметом которых являются области действительности, генетически нс связанные с деятельностью человека (физика, химия, геология и т.п.). В сфере наук об «искусственном» консолидируются те науки, предметом которых выступают области действительности, возникающие в результате человеческой деятельности (компьютерные науки, социология, история, искусствознание и т.д.). При данной классификации психология выполняет пограничную, связующую функцию между различными группами дисциплин, ведь, с одной стороны, психика относится к числу природных феноменов, с другой стороны, она порождается в деятельности и тем самым превращается в ходе развития человечества во все более «искусственный» объект и, наконец, сама действует как производящая сила, создающая и поддерживающая всю сферу «искусственного».

Должный концептуальный вклад в разработку рассматриваемой проблемы внесли известные отечественные психологи. Так, с точки зрения Б. Г. Ананьева [6] , психология призвана привести к синтезу, интегрировать данные и достижения смежных с нею наук на уровне конкретно-научного знания. Учитывая эту заложенную в ней возможность, Б. Ф. Ломов [7] назвал психологию «интегратором» всех научных дисциплин, объектом исследования которых является человек. По мнению Ломова, взаимодействие психологии с другими науками осуществляется через отрасли психологической науки: с общественными науками через социальную психологию; с естественными – через психофизику, психофизиологию, сравнительную психологию; с медицинскими науками – через медицинскую психологию, патопсихологию, нейропсихологию и др.; с педагогическими – через психологию развития, педагогическую психологию; с техническими науками – через инженерную психологию и т.д. Важным фактором дифференциации психологии являются именно отношения с другими науками [8] .

Примером дальнейшего поиска определения места психологии в системе наук может служить концептуальная схема Е. Е. Соколовой. Она также представлена в виде треугольника, на одной из вершин которого находятся естественные науки, на другой – общественные науки, на третьей – технические науки.

Рис. 2. Место психологии (Ψ) в системе наук (по Е. Е. Соколовой, 2007)

По мнению Соколовой, общественные и технические науки, вместе взятые, можно назвать гуманитарными науками, поскольку общество – это система объединенных определенными отношениями людей, а техника (от греч. techne – искусство, ремесло, мастерство) суть совокупность средств и приемов человеческой деятельности, опосредующих как отношения людей друг к другу, так и отношения человека и природы. По утверждению автора, данный треугольник есть проекция на плоскость стереометрической фигуры – треугольной пирамиды, на вершине которой находятся философские и математические науки. Именно эти науки в отличие от других дисциплин, изучающих тот или иной аспект реальности, вооружают исследователя обобщенными (качественными и количественными) методами познания любой реальности. Тогда психология как наука будет практически даже не в центре треугольника, а внутри треугольной пирамиды (рис. 2).

Необходимо заметить, что отдельные отрасли психологии по-разному связаны с перечисленными выше группами наук. Одни отрасли в соответствии с относительной общностью решаемых ими задач примыкают к естественным наукам, другие – к общественным, третьи – к техническим. Есть и те отрасли психологии, которые как бы «парят» над плоскостью треугольника, т.е. находятся ближе всего к философии и математике. Таковой, на наш взгляд, является общая психология, выступающая, по мнению многих отечественных психологов, «философией психологии» и всеобщей методологической основой психологической науки. Однако весьма спорным моментом в данном подходе является отнесение технических наук к гуманитарным: это кажется весьма искусственным и малообоснованным.

Таким образом, мы можем констатировать, что сегодня психология не только приобрела статус самостоятельной научной дисциплины, но и заняла свое законное место в системе наук, заняв положение фундаментальной дисциплины, и, возможно, станет основой наук о духе.

Б. Ф. Ломовым был разработан ряд методологических и теоретических проблем психологической науки, в частности принципы системности и системного подхода в психологии в качестве основных инструментов психологического познания.

Ядро системного подхода образуют шесть основных принципов:

1) Психические явления воспринимаются с нескольких сторон: как некоторая качественная единица, как внутреннее условие взаимосвязи и взаимодействия объекта со средой, как совокупность качеств, приобретаемых индивидом, и как результат активности микросистем организма. Целостное описание явления предполагает сочетание всех планов исследования.

2) Психические явления многомерны, а потому должны рассматриваться в различных системах измерения. Если к их изучению подходить с одной стороны, то явление никогда не будет исследовано целиком.

3) Система психических явлений состоит из многих уровней, психика в целом разделяется на когнитивную, коммуникативную, регулятивную, каждая из которых также разделяется на уровни.

4) Свойства человека организованы в единое целое, по своему строению напоминающее пирамиду: на вершине находятся основные психические свойства, в основании — раскрывающие их свойства, а грани символизируют различные категории свойств. Таким образом, при системном рассмотрении необходимо учитывать совокупность свойств различного порядка.

5) Целостное познание психического явления подразумевает учет множественности его детерминант.

6) Психические явления должны изучаться в их динамике и развитии. Целостность и дифференцированность психических явлений возникают, формируются или разрушаются в ходе развития индивида, которое выступает как полисистемный процесс. Таким образом, психическое развитие индивида можно представить как постоянное движение, возникновение, формирование и преобразование основных свойств и качеств.

Учение о психологических законах

Б. Ф. Ломов видел основную задачу психологической науки в изучении природы психики, ее механизмов и законов, действующих в этой среде. Психологические законы связаны с иерархией уровней психического, раскрывая его разнообразные измерения. Каждая группа законов фиксирует существенные и устойчивые связи психического в какой-либо определенной плоскости. Многообразие действующих законов, их различная направленность, по Б.Ф. Ломову, являются источником вариативности психических явлений.

Концепция уровней исследования человека и его психики

На самом высоком уровне человек рассматривался Б. Ф. Ломовым в системе человеческих отношений и изучался как личность. Предметом исследования в этом случае являлются развитие личности и социально-психологические явления. На следующем уровне личность рассматривается с точки зрения ее собственных свойств и структуры, в контексте ее деятельности и непосредственного поведения. На еще более низком уровне изучаются процессы и состояния человека, его восприятие, мышление, память. (Этот уровень связывает психологию с физикой и математикой, а следующий — с нейрофизиологией и биологическими науками). Низший уровень находится в области исследований нейродинамики и физиологического обеспечения психических процессов. Данная схема показывает связь психологии с другими науками, а кроме того, дает основание для систематизации получаемых в психологии данных.

ЛОМОВ БОРИС ФЕДОРОВИЧ.

ЛОМОВ БОРИС ФЕДОРОВИЧ.

Борис Федорович Ломов родился 28 января 1927 г. в Нижнем Новгороде. Уже во время обучения в школе он отличался высоким уровнем интеллекта, трудолюбием и любознательностью. К тому же, учась в старших классах, он заинтересовался психологией. Его мечта — заниматься любимым предметом — сбылась, когда он поступил в Ленинградский государственный университет на факультет психологии.

В то время на факультете работали и читали лекции многие известнейшие психологи, в том числе А.Н. Леонтьев, Б.М. Теплов и Б.Г. Ананьев. Во время учебы в университете Б. Ф. Ломов очень активно занимался научной работой, уже в то время начали выходить в свет его первые статьи. Собирая данные различных исследований, теоретические разработки психологов, он сводил их к одному выводу. Так уже в студенческие годы зарождался его принцип системности как основной инструмент психологического познания В целом этот подход был сформирован несколько позднее.

В конце 1950-х гг. Б.Ф. Ломов заинтересовался проблемами существования человека в производственной сфере жизни. Б.Г. Ананьев предложил ему попытаться применить психологические законы к трудовой практике людей. Молодой ученый занялся этой проблемой и успешно разработал несколько способов внедрения теоретических основ психологии в общественно-трудовую практику. Его книга «Человек и техника: очерки инженерной психологии», которая вышла в 1966 г., разошлась огромным тиражом и использовалась многими руководителями-производственниками. Б.Ф. Ломов предложил в ней несколько методов повышения производительности труда, основанных на психологических законах. Кроме того, он высказал необходимость поддержания на предприятии дружественной и уютной атмосферы как условия сохранения здоровья и гуманного умонастроения работников.

Благодаря своему трудолюбию и выдающимся способностям Б.Ф. Ломов скоро стал одним из ведущих специалистов в области инженерной психологии. В 1964 и 1967 гг. в Москве были проведены всесоюзные форумы, посвященные этой проблеме, а Б.Ф. Ломов был их организатором и руководителем.

Читайте также:  Работа в фсб с плохим зрением

Б.Ф. Ломов принял самое непосредственное участие в создании в Москве Института психологии, а 1 января 1972 г. возглавил его. Позже при институте была образована лаборатория, в которой проводились эмпирические исследования, таким образом, в институте содружественно развивались теоретические и прикладные проблемы. Центральной же задачей работы института стало создание в стране психологической службы, а также подготовка молодых специалистов в области психологии.

Б.Ф. Ломов был не только ученым, но и талантливым педагогом. Его коллеги и ученики говорили о своеобразном «ломовском поле притяжения», образованном благодаря его незаурядным личным качествам В этом «поле» были воспитаны многие ученые, кроме того, Б.Ф Ломову удалось привлечь к разработке психологических проблем многих видных специалистов из других областей знания.

В 1975 г. в журнале «Вопросы психологии» Б.Ф. Ломов опубликовал свою статью «О системном подходе в психологии». Обосновывая системный подход, он исходил из того, что психические явления включены во всеобщую взаимосвязь процессов материального мира и выражают уникальное единство всех живых организмов Психическое выступает как отражение действительности и отношение к ней, как природное и социальное, как сознательное и бессознательное. Психика, по Б.Ф. Ломову, — это многомерное, иерархически организованное, динамически целое, т.е. она выступает как система. Ядро системного подхода, согласно Б.Ф. Ломову, образуют шесть основных принципов.

1) Психические явления воспринимаются исследователем с нескольких сторон: как некоторая качественная единица, как внутреннее условие взаимосвязи и взаимодействия объекта со средой, как совокупность качеств, приобретаемых индивидом, и как результат активности микросистем организма. Целостное описание явления предполагает сочетание всех планов исследования.

2) Психические явления многомерны, а потому они должны рассматриваться в различных системах измерения. Если к их изучению подходить с одной стороны, то явление никогда не будет исследовано целиком.

3) Система психических явлений состоит из многих уровней, психика в целом разделяется на когнитивную, коммуникативную, регулятивную, каждая из которых также разделяется на уровни.

4) По мнению Б. Ф. Ломова, свойства человека организованы в единое целое, по своему строению напоминающее пирамиду на вершине находятся основные психические свойства, в основании — раскрывающие их свойства, а грани символизируют различные категории свойств. Таким образом, при системном рассмотрении необходимо учитывать совокупность свойств различного порядка.

5) Целостное познание психического явления подразумевает учет множественности его детерминант. В их число входят причинно-следственные связи, общие и специальные предпосылки психических явлений, опосредующие звенья, а также внешние и внутренние факторы. Одни и те же детерминанты могут в одних условиях выступать в роли предпосылок, а в других — в роли, например, фактора или опосредующего звена.

6) Психические явления должны изучаться в их динамике и развитии. Целостность и дифференцированность психических явлений возникают, формируются или разрушаются в ходе развития индивида, которое выступает как полисистемный процесс. Таким образом, психическое развитие индивида можно представить как постоянное движение, возникновение, формирование и преобразование основных свойств и качеств.

Все эти принципы подразумевают полисистемность бытия человека и интегральность его психических свойств. Именно эта идея является определяющей для системного подхода Б.Ф.Ломова. 23 декабря 1976 г. Б.Ф. Ломов был выбран членом-корреспондентом Академии наук по отделению философии и права.

В 1984 г. ученый издал свою книгу «Методологические и теоретические проблемы психологии». Он воспринимал основную задачу психологической науки в изучении природы психики, ее механизмов и законов, действующих в этой среде. Психологические законы, по его мнению, относятся к различным уровням психического, раскрывают его всевозможные измерения. Каждая группа законов фиксирует существенные и устойчивые связи психического в какой-либо определенной плоскости. Многообразие действующих законов, их различная направленность, по Б.Ф. Ломову, являются источником вариативности психических явлений.

Также в этой работе Б.Ф. Ломов изложил свои представления об уровнях исследования человека и его психики. На самом высоком уровне человек рассматривается в системе человеческих отношений и изучается как личность. Предметом исследования в этом случае являются развитие личности и социально-психологические явления. На предыдущем уровне личность рассматривается с точки зрения ее собственных свойств и структуры в контексте ее деятельности, непосредственного общения и поведения. На еще более низком уровне изучаются процессы и состояния человека, его восприятие, мышление, память и т.д. Этот уровень связывает психологию с физикой и математикой, а следующий — с нейрофизиологией и биологическими науками. Самый низкий уровень связан с областью исследований нейродинамики или физиологического обеспечения психических процессов. Эта иерархия показывает связь психологии с другими науками, кроме того, она определяет основание для систематизации получаемых в психологии данных.

Борис Федорович Ломов умер, 11 июля 1989 г. в Москве. Он оставил заметный след во многих областях отечественной науки, занимался проблемами общей и инженерной психологии, вопросами осязания, памяти, зрительного восприятия. Особенно важным для психологии является системный подход, разработанный Б.Ф. Ломовым. Этот подход вводит в науку широкий взгляд на изучаемые явления, позволяет наиболее точно ставить проблему для изучения и намечать стратегии ее решения. В Институте психологии, созданном при непосредственном участии Б.Ф. Ломова и под его руководством, обучались многие известные психологи, а также проводились исследования множества различных проблем психологии.

Психологическая концепция Б.Г. Ананьева

Жизнь и творчество выдающегося русского психолога Б.Г. Ананьева, его роль в истории развития отечественной психологии. Специфика подхода к личности, ее структура. Особенности онтогенеза индивидуальности. Практическая ценность концепции Б.Г. Ананьева.

Рубрика Психология
Вид реферат
Язык русский
Дата добавления 02.03.2016
Размер файла 197,3 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

    Введение
  • 1. Жизнь и творчество Б.Г. Ананьева
  • 1.1 Творческий путь Б.Г. Ананьева
  • 1.2 Роль Б.Г. Ананьева в истории развития отечественной психологии
  • 2. Концепция личности Б.Г. Ананьева
  • Заключение
  • Список литературы

Ананьев является последователем В.М. Бехтерева; тем не менее, его отношение к Бехтереву было довольно сложным: в период 1930-1950 гг., когда официальная психология не принимала рефлексологию Бехтерева, Ананьев дистанцировался от рефлексологии, неоднократно подчёркивал, что не является учеником Бехтерева и даже использовал термин «бехтеревщина». Аналогичный переворот Ананьев совершил и в отношении психологии: от полного отрицания психологии как науки до утверждения её в качестве центральной науки в рамках человекознания.

Работая на психологическом факультете ЛГУ, Ананьев предпринял попытку преодолеть раздробленность наук о человеке и создать системную модель человекознания, в которой были бы обобщены исследования различных наук о человеке как личности и индивидуальности. В его модели науки о человеке группируются в четыре раздела:

1) человек как биологический вид;

2) онтогенез и жизненный путь человека как индивида;

3) изучение человека как личности;

4) проблема человечества. Он выделял иерархически соподчинённые уровни организации человека: индивид, личность, индивидуальность. Он считал, что индивидуальность складывается на основе взаимосвязи особенностей человека как личности и как субъекта деятельности, которые обусловлены природными свойствами человека как индивида. Ананьев известен также своими трудами в области чувственного восприятия, а также возрастной и дифференциальной психологии, исследованиями по психологии общения, проблемами восстановления работоспособности раненых во время Великой Отечественной войны. Одним из первых в СССР Ананьев организовал психологическую службу на основе средней школы в Выборгском районе Ленинграда.

Его учениками были психологи А.А. Бодалёв, Н.В. Крогиус, Б.Ф. Ломов, А.Г. Ковалёв и др. Позднее некоторые из них сформировали самостоятельные научные концепции и создали собственные школы.

В работах Б.Г. Ананьева, выполненных в шестидесятые годы, были поставлены, сформулированы, разработаны многие методологические проблемы, имеющие принципиальное значение для отечественной психологической науки. Эти работы во многом определили последующее развитие психологии. Исследования Б.Г. Ананьева наглядно продемонстрировали преимущества комплексного, междисциплинарного подхода к проблеме человека, позволили психологии действительно стать наукой о человеке во всей его сложности и многогранности. Антропологизм как принцип построения психологической науки позволил по-иному взглянуть на сам предмет психологии, который в концепции Б.Г. Ананьева предстаёт как многоуровневая системная организация психики. Отметим, что рассмотрение психического в рамках ананьевского подхода позволило выйти за рамки психофизиологического параллелизма и, избежав редукционизма, «вписать» психику в «научную картину человека». Именно в этом видится ещё не до конца оценённое методологическое значение ананьевских работ.

Цель работы: Изучить психологическую концепцию Б.Г. Ананьева.

Задача работы:

· проанализировать основные вехи биографии Б. Г Ананьева.

· выделить роль Б. Г Ананьева в истории развития отечественной психологии.

Объект исследования: психологическая концепция Б.Г. Ананьева.

Предмет исследования: суть, содержание и роль концепции Б. Г Ананьева в истории развития отечественной психологии.

Данная работа состоит из введения, двух глав и выводов по ним, заключения и списка литературы.

1. Жизнь и творчество Б.Г. Ананьева

Сектор психологии Института по изучению мозга им.В.М. Бехтерева выполнял исследование, результаты которого были опубликованы в 1934 г. в коллективной монографии «Общий и технический кругозор учащихся средней школы». Для приближения работы сектора к жизни школы был открыт политехнический кабинет — экспериментальная лаборатория в 154-й ленинградской школе. Тогда же была организована экспериментальная комплексная (физиологическая, психологическая и психотехническая одновременно) лаборатория в базовой школе № 1 (зав. Б.Г. Ананьев). В итоге экспериментов, наблюдений, изучения биографий предполагалось давать прогнозы развития индивидуальности, построить классификацию характеров, типов развития.

Можно видеть, что в планах Б.Г. Ананьева и в работе его исследовательской группы получили дальнейшее развитие исследования В.М. Бехтерева в Педологическом институте (лонгитюдный метод) и А.Ф. Лазурского (идея классификации характеров на эмпирической основе индуктивным путем) и, конечно, общая идея отношений личности. Исследования лаборатории воспитания, проводимые под руководством и по программе Б.Г. Ананьева в 1933-1936 гг., заложили основу его концепции личности.

Особенностью второго цикла исследований сектора явился всесторонний охват сенсорных явлений, поиск механизмов интеллектуального опосредствования ощущений в связи с практическим опытом. В ходе исследований Б.Г. Ананьев сформулировал гипотезу о специфическом значении парности органов чувств для пространственной ориентации, над проверкой которой долгие годы работали его сотрудники и ученики. Кузьмина Н.В. Предисловие // Ананьев Б.Г. Избранные психологические труды: в 2-х т. М.: Педагогика, 1980. Т.2. С.5-8. Основным направлением исследований сектора во второй половине 30-х гг. явилась проблема чувственного отражения. В конце этого периода Б.Г. Ананьев сформулировал идею о том, что изучение функциональных связей является важным условием правильного понимания закономерностей психического развития.

В 1939 г. в 32-летнем возрасте он успешно защитил докторскую диссертацию «Формирование научной психологии в СССР».

В годы Великой Отечественной войны все отделы Института мозга включились в исследования по оборонной тематике. По инициативе Б.Г. Ананьева в июле 1941 г. были организованы специальные работы по изучению восприятия городских строений с высоты, которые помогли защитить от разрушения многие ценные объекты Ленинграда. В начале декабря 1941 г. по решению правительственной комиссии сотрудники Института мозга во главе с директором В.П. Осиповым были эвакуированы из осажденного Ленинграда сначала в Казань, а затем в Самарканд. Из Казани Б.Г. Ананьев переехал в Тбилиси, где работал начальником психопатологического отделения эвакогоспиталя и занимался восстановлением речевых и сенсорных функций.

В ноябре 1943 г. он вернулся в Ленинград и стал работать в ЛГПИ им.А.И. Герцена, где организовал лабораторию по изучению речи. Открытие кафедры и отделения психологии в Ленинградском университете в 1944 г. положило начало университетскому учебному и исследовательскому центру психологии во главе с Б.Г. Ананьевым, который уже стал признанным лидером большой группы ленинградских психологов. Вместе с ним и чуть позже пришли в ЛГУ Р.А. Каничева, В.И. Кауфман, А.Г. Ковалев, А.А. Люблинская, В.Н. Мясищев, Н.В. Опарина, С.И. Поварнин, А.А. Прессман, Г.С. Рогинский, Ю.А. Самарин, Н.А. Тих, А.Н. Шемякин и другие. Историческая связь университетской психологической школы с бехтеревским направлением отмечена Б.Г. Ананьевым в статье, посвященной 150-летию Ленинградского университета. В 1951 г. он был назначен директором Ленинградского научно-исследовательского института педагогики АПН РСФСР.

Если судить по количеству публикаций, это было самое продуктивное время его жизни. Он одновременно руководил исследованиями в НИИ педагогики, преподавал и вел научную работу в ЛГУ, активно участвовал в работе АПН РСФСР, будучи ее членом-корреспондентом (с 1945 г.), а затем действительным членом (с 1955 г.) и членом Президиума Академии; его выдающийся труд был высоко оценен государством — в 1954 г. последовало награждение орденом В.И. Ленина. Однако тяжелая и длительная болезнь заставила Б.Г. Ананьева оставить НИИ педагогики, он вновь вернулся в университет, где стал заведовать кафедрой психологии.

В планах кафедры в первые годы ее существования значились две проблемы, над которыми работали не только сотрудники, но и студенты. Во-первых, велись исследования по проблеме ощущений, восприятий и представлений. Главным вектором явилась идея о диалектическом переходе от ощущения к мысли.

Второе направление работы кафедры было сосредоточено на проблемах характерологии. В конце 40-х гг. Б.Г. Ананьев проводит работы по характерологии и самосознанию ребенка, но затем сосредоточивается на первой проблеме. Психология личности становится центральной в научной работе кафедры в середине 50-х гг., когда кафедрой заведовал В.Н. Мясищев. Тогда были написаны монографии В.Н. Мясищева и А.Г. Ковалева «Психологические особенности личности» в двух томах, изданы сборники по психологии способностей, потребностей и др.

Как руководитель Б.Г. Ананьев был чрезвычайно деловит, умел выбирать главное направление коллективной работы, расставлять кадры с учетом способностей, умел так при обсуждении «высветить» материалы, полученные другим человеком, что они начинали приобретать значительность, которую нередко не осознавал и сам автор.

Воспитанию единомышленников служил его незаурядный педагогический талант, он по-настоящему любил молодежь, заботился о своих учениках, даже когда они становились самостоятельными исследователями. По свидетельству профессора А.Ц. Пуни, в личности Б.Г. Ананьева сочетались «высокая принципиальность, требовательность (прежде всего к самому себе), иногда даже беспощадность, и в то же время удивительная чуткость, мягкость, чуть ли в некоторых случаях не нежность к людям, особенно молодым, еще не очень опытным, но перспективным работникам, готовность всегда прийти им на помощь словом и делом» (из письма Н.А. Логиновой от 5 июля 1981 г.).

Стиль педагогики Б.Г. Ананьева отличался гармоничным сочетанием теоретической подготовки и воспитанием практических навыков. Он ценил не только светлый ум, но и золотые руки. Он обладал также редкостным даром оратора. Его лекции, выступления, реплики воспринимались как произведения ораторского искусства и неизменно покоряли слушателей. После одного выступления он получил записку из зала, которую сохранил: «Ваш доклад имеет отрицательную сторону. Он совершенно не дает слушать следующий». В речах Б.Г. Ананьева не было красивостей, но находилось место юмору, неожиданному эпитету. Был в них искренний пафос, который воодушевлял и убеждал слушателей и служил воспитанию единомышленников. Всякое обсуждение при участии Б.Г. Ананьева проходило энергично, интересно и продуктивно. Он выделял ценную мысль выступающего или собеседника и развивал ее. Умел беречь время других людей. Если по какой-то причине Борис Герасимович не мог в назначенный час принять посетителя, то выходил из кабинета и извинялся перед ним, даже если это был всего лишь студент.

Говоря об организаторской деятельности Б.Г. Ананьева, нельзя не вспомнить те крупные научные мероприятия, в которых он играл ведущую роль и которые имели большое значение не только для становления и развития университетской школы и психологической науки в Ленинграде, но и для всей отечественной психологии. Большим событием в жизни психологов послевоенного времени явилась научная конференция университетов страны по психологии, проведенная в 1947 г. на базе Ленинградского университета. Б.Г. Ананьев был председателем ее оргкомитета и открыл конференцию докладом «Новые пути развития психологической науки в СССР». Логинова Н.А. Характерные черты концептуальной системы Б.Г. Ананьева // Психологический журнал. Т.9. № 1.1988. С.149-158. После первого учебного года на отделении психологии ЛГУ в начале июля 1945 г. состоялась психологическая конференция. На ней Б.Г. Ананьев выступил с двумя докладами: «Великая Отечественная война и новые проблемы психологии» и «К психологической теории ощущений».

На базе ЛГУ и Ленинградского отделения Общества психологов СССР не раз проводились всесоюзные научные мероприятия, которые проходили под руководством или при активнейшем участии Б.Г. Ананьева: совещания по проблемам психологии личности (1956), по проблемам восприятия пространства и пространственных представлений (1959), по вопросам восприятия пространства и времени (1962), 2-й Всесоюзный съезд Общества психологов СССР (1963). Б.Г. Ананьев был одним из организаторов XVIII Международного психологического конгресса в Москве (1966) и руководил на нем симпозиумом «Восприятие пространства и времени».

Полное организационное оформление школы Б.Г. Ананьева произошло при образовании в 1966 г. факультета психологии ЛГУ (до 1967 г. его деканом был Б.Ф. Ломов, а после — Б.Г. Ананьев). Бодалёв А.А., Ломов Б.Ф., Фришман Е.З. Б.Г. Ананьев — виднейший советский психолог // Ананьев Б.Г. Избранные психологические труды: в 2-х т. М.: Педагогика, 1980. Т.1. С.5-12. Открытие факультета означало новые широкие перспективы для реализации замысла Б.Г. Ананьева о создании здесь центра по изучению развития личности на этапе зрелости, своего рода Института человека.

Структура факультета с его кафедрами и лабораториями должна была отражать структуру современной психологии в ее тесной связи со смежными науками. Рождение факультета совпало с началом инициированных Б.Г. Ананьевым комплексных исследований человека, традиционных для бехтеревского направления, но построенных по оригинальной ананьевской программе.

Не каждому ученому удается создать оригинальную и плодотворную концептуальную систему. Но только она может по-настоящему служить базой для формирования научной школы и вытекающих из нее программ.

Концептуальная система — более широкое и притом личностное образование в отличие от научной программы. Она являет собою картину мира, увиденную с точки зрения науки. Концептуальная система содержит в себе результаты конкретных научных исследований, плоды философских размышлений, интуитивных прозрений и предчувствий, пронизанных личностным смыслом. Только путем интенсивной творческой работы это богатство знаний и переживаний вербализуется, осознается и объективируется в продуктах научного труда, в частности в научных программах. Реконструкция зрелой концептуальной системы Б.Г. Ананьева позволяет сделать вывод о его приверженности антропологическому принципу, составляющему главную особенность его научного кредо.

Cтержнем этой системы служила идея целостности человека (индивидуальности) и его развития, представление о зрелости как периоде динамичных изменений, в том числе изменений психофизиологических функций и их взаимосвязей. Именно эта идея послужила платформой консолидации университетских психологов.

Честь создания школы по праву принадлежит Б.Г. Ананьеву. Он умел сплачивать людей, вдохновлять, побуждать к интенсивному и радостному труду. Хотя эти исследования не были завершены из-за кончины Б.Г. Ананьева (18 мая 1972 г.), коллективу все же удалось достичь значительных результатов, без которых трудно себе представить современную возрастную психологию взрослых и психологию развития в целом. На основе полученных данных была доказана гетерогенная структура психофизиологического функционального развития, представленная в форме разветвленных корреляционных плеяд интеллектуальных, нейродинамических и соматических показателей возрастного статуса.

В комплексных исследованиях подтвердились теоретические представления школы Б.Г. Ананьева о структуре интеллекта. Многочисленные связи интеллектуальных функций с соматическими процессами свидетельствовали о зависимости переработки информации от энергетики организма, иначе говоря о зависимости интеллектуальной активности от жизнедеятельности.

Широкомасштабные исследования интеллекта, начатые в 1960-1970-е гг., были продолжены на факультете психологии большой группой ученых, начиная с 1990 г. Эти исследования явились логическим развитием новой для отечественной психологии проблематики — интеллектуального потенциала.

Комплексные исследования заложили основы психологической акмеологии. Как обнаружилось, вопреки традиционным взглядам, моменты стабилизации в зрелости более редки, чем моменты повышения и понижения уровня психофизиологических функций, каждой возрастной фазе соответствует определенный «паттерн» корреляций между психофизиологическими и интеллектуальными функциями, нейродинамическими и соматическими свойствами индивида. На основании выявления динамики функций и смены «паттернов» можно строить научную периодизацию развития взрослого человека.

1.2 Роль Б.Г. Ананьева в истории развития отечественной психологии

В работе «Очерки истории русской психологии XVIII и XIX веков», опубликованной в 1947 г., Б.Г. Ананьев справедливо отмечал, что в нашей стране не было издано «систематических трудов по истории русской психологии», которые характеризовали бы состояние разработки различных проблем в этой отрасли знания. Его книга в значительной мере восполняла этот пробел. В ней подробно рассмотрены разные аспекты исследуемой проблемы: раскрыты психологические воззрения известных русских ученых и общественных деятелей дореволюционного периода; выявлены истоки становления научной психологии в России; дан сравнительно-хронологический анализ развития западноевропейской и русской психологии; показана роль эксперимента в развитии психологического знания.

Ананьев указывает, что в качестве идейно-методологического основания психологической науки в России, определяющего весь ход ее развития и достижения отечественных ученых, выступают великие традиции всей передовой русской науки — материалистические, демократические и гуманистические.

Глубина анализа, объективность и точность в освещении истории русской психологии, доказательность суждений и выводов характеризуют Б.Г. Ананьева как превосходного знатока русской научной мысли в целом и психологической в частности, аналитика высоко класса, способного кратко и одновременно масштабно, представить огромный фактологический материал.

Проблемы истории отечественной психологии он рассматривает на фоне социальной истории России, с учетом национальных особенностей и культурных традиций русской науки.

Б.Г. Ананьев справедливо указывал на то, что история развития психологии началась еще задолго до XVIII в. В связи с этим он говорил о необходимости обращения к древнерусскому фольклору, поскольку в нем — в сказках и былинах — была отражена и зафиксирована народная мудрость. Закрепленная в них философия практической жизни народа представляет большой интерес для воссоздания истории становления психологических представлений и понятий. Представляет интерес и изучение этико-психологического аспекта народного эпоса. Именно в нем раскрывается гуманизм русского народа, представлено своеобразное понимание личности, ее способностей и характера.

В период, когда возникла славянская письменность, появилась литература, отражавшая философско-психологические идеи, формирующиеся на почве русской культуры. Многое в них было заимствовано из нравственно-философских наставлений религиозных деятелей.

Так получилось, что в своей жизни Б.Г. Ананьев выдвинул четыре исследовательские программы, но ни одну из них ему не удалось реализовать полностью при жизни, как было задумано. Ананьев Б.Г. Избранные психологические труды: в 2-х т. М.: Педагогика, 1980. Т.1.230 с. Т.2.288 с. Действительно, исследование характерогенеза у школьников, начатое в первой половине 30-х гг., пришлось свернуть после разгромного постановления ЦК ВКП (б) о педологии. Работа сектора психологии Института мозга по проблеме чувственного познания была прервана войной и возобновилась уже на базе психологического отделения Ленинградского университета. Программа по педагогической психологии в 50-е гг. не была реализована до конца из-за тяжелой болезни Б.Г. Ананьева. На пути к новым научным достижениям, в разгаре комплексных исследований Бориса Герасимовича не стало. Но осталось так много сделанного, что хватило бы на несколько человеческих жизней.

И только теперь мы начинаем понимать, что хрупкий по внешнему виду человек обладал железной волей, отличным даром предвидения путей развития отечественной психологии в конкретных исторических условиях, проницательностью и интуицией, выдающимися организаторскими способностями, силой убеждения и магнетического влияния на людей, в избытке всем тем, что мы называем социальным потенциалом человека. Он был и остается для нас выдающейся Личностью, крепко вплетенной в сотни и тысячи индивидуальных судеб, классиком психологии XX в., проложившим дорогу в психологию XXI в.

Одной из ярких особенностей личности Б.Г. Ананьева как ученого, несомненно, является способность видеть в частных проявлениях активности человека всю сложность человеческой природы. Если обратиться к его фундаментальным трудам по перцепции, то нетрудно убедиться, что это не узконаправленные исследования, а широкие обобщения наиболее важных, известных в то время данных психологической науки.

Психологическая наука в нашей стране, к сожалению, вынуждена была переживать положение, если не ненужной, то уж во всяком случае второстепенной. Однако благодаря таким ученым, как Б.Г. Ананьев, отечественная психология смогла не только сохранить, но и развить научную базу, позволившую выйти на основные направления мировой психологии. Б.Г. Ананьев понимал, что психология как конкретная наука может успешно развиваться только при опоре на сферу практического приложения, т.е. располагать научно-обоснованными методами и средствами жизни и деятельности человека.

Б.Г. Ананьев, будучи признанным главой одной из крупных психологических школ в Ленинграде и руководителем университетских психологов, дал дорогу в жизнь в этом городе таким новым направлениям, как инженерная психология и социальная психология, сыгравшим свою роль в становлении современной отечественной психологической науки. Именно в университете (тогда Ленинградском) были образованы первые лаборатории: инженерной психологии (1959, зав. лаб. Б.Ф. Ломов), социальной психологии (1962, зав. лаб.Е.С. Кузьмин), дифференциальной психологии и антропологии (1963, зав. лаб. Б.Г. Ананьев).

Отдавая должное отраслевым психологическим дисциплинам и направлениям, Б.Г. Ананьев всегда подчеркивал важность развития общепсихологических концепций, которые получали реальную научную базу в прикладных исследованиях. В этом отношении большой интерес представляет исследование, отраженное Б.Г. Ананьевым в труде «Человек как предмет познания», где было обосновано положение о психологии как научно-методическом центре человекознания, показано, что развитие не только «человековедческих», но и всех областей научного знания и практики связано с психологическими проблемами. Следовательно, каждому человеку для нормальной жизни в человеческом обществе, так же как общая грамотность, необходима определенная психологическая компетентность.

С позиций сегодняшнего дня в трудах Б.Г. Ананьева достаточно отчетливо прослеживается идея, что психология — это наука не о психике как свойстве мозга, а о человеке, где психическое как суть человека и человеческого общества предстает в интеграции филогенеза, онтогенеза, социализации, истории человечества в их единстве с сутью и развитием Вселенной.

Таким образом можно сделать вывод, что Борис Герасимович Ананьев внес весомый вклад в развитие отечественной психологии так, как в его работах были поставлены, сформулированы, разработаны многие методологические проблемы, имеющие принципиальное значение для отечественной психологической науки. Эти работы во многом определили последующее развитие психологии. Исследования Б.Г. Ананьева наглядно продемонстрировали преимущества комплексного, междисциплинарного подхода к проблеме человека, позволили психологии действительно стать наукой о человеке во всей его сложности и многогранности.

2. Концепция личности Б.Г. Ананьева

Можно сказать, что если Ананьев отмечает как заслугу Рубинштейна разработанное им определение интегративной сущности личности, то заслугой Ананьева оказалось включение личности в интегральную систему человекознания. Здесь присутствуют в единстве и собственно антропологический, и исторический, и онтогенетический, и возрастной, и биографический аспекты рассмотрения проблемы личности.

Свой критический пафос он обращает, совершенно справедливо, против характерной для 50-60-х годов тенденции отечественных психологов сосредоточиться (и ограничиться) вокруг проблем структуры личности, «абстрагированных от реального временного протекания ее жизненного цикла». Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. М.: Наука, 1977.380 с. При этом, нужно отметить, что он с необыкновенной скрупулезностью проанализировал практически все взгляды отечественных психологов на структуру личности. Он, будучи одним из инициаторов важнейшего симпозиума по проблеме личности, принял активное участие в дискуссии именно о ее структуре. Таким образом, историческое, биографическое и иное измерения в его концепции предстают как временное измерение личности. Несомненно, что приоритет введения проблематики жизненного пути в отечественную теорию личности принадлежит Рубинштейну (1935), но детальная разработка проблем «жизненного цикла человека», его различных периодизаций перерастает у Ананьева в обобщенную постановку проблемы времени в психологии личности. Ананьев проделал детальный критический анализ концепции жизненного пути Ш. Бюлер и на этой основе показал, что жизнь отвечает иерар-хическому принципу. Желая подчеркнуть это обстоятельство, Ананьев разрабатывает понимание индивидуальности именно как достижения личностью высшего уровня развития своей сущности и всей своей жизни. Однако, в отличие от Рубинштейна, Ананьев связывает понятие субъекта не с жизненным путем, а с деятельностью, общением, познанием.

В отличие от большинства отечественных психологов Ананьев рассматривает социальную детерминацию личности не абстрактно (общественные отношения и Рубинштейном и Леонтьевым трактовались именно так), а с уже сформировавшихся к тому времени социологических позиций. Именно поэтому он, определяя, подобно многим, личность как общественного индивида, конкретизирует это определение через социальные ситуации ее развития, статус, образ жизни, социально-психологические и др. условия, вплоть до демографических проблем. Он справедливо отмечает, что в этом ракурсе личность выступает как объект общественного развития. В таком случае качество субъекта совпадает с собственно психологическим определением личности как системы отношений, установок, мотивов, ценностей и т.д. Но, в свою очередь, для психологической науки личность также является объектом (предметом) познания. Кроме того, проведя собственно социологический анализ противоречий капиталистического общества, Ананьев приходит к выводу, что они приводят к некоторому «отделению» личности от свойств субъекта, т.е. расширению структуры человека (добавим обобщенно, в силу действия отчуждения). Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. Л.: ЛГУ, 1968.339 с. Но это уже иное основание для определения сущности субъекта, связанное с возможностью-невозможностью реализации своей творческой сущности в тех или иных событиях, ситуациях, при конкретно-исторических (истинно-капиталистических) отношениях. Таким образом, у Ананьева отсутствует понимание субъекта как субъекта жизненного пути, которое практически в тех же пятидесятых годах было предложено Рубинштейном. Это понимание предполагает раскрытие зависимости жизненного пути от самой личности. Речь в этом случае идет не о биографическом подходе, включающем индивидуальные различия жизненного пути (как вариации) в единую перио-дизацию жизни, а о собственно субъектном, при котором раскрываются сущностные характеристики способа жизни личности.

Однако, Ананьев, предложив не традиционно динамическое, а историческое, биографическое понимание времени жизни, выявил важнейшие с точки зрения развития личности характеристики-старт, кульминационный момент наивысших достижений в избранной деятельности и финиш, показал зависимость кульминации от момента старта, а старта от истории воспитания личности. Тем самым была конкретизирована главная идея Ш. Бюлер, стремившейся показать жизнь как не случайную, неповторимую судьбу человека, а закономерную историю. Бодалёв А.А. Об основном вкладе Б.Г. Ананьева в психологическую науку // Ананьев Б.Г. Психология и проблемы человекознания. М.: Изд-во «Институт практической психологии»; Воронеж: НПО «МОДЭК», 1996. С.5-17. Но вместе с тем эти фазы он связал — в основном — с субъектом деятельности (а не жизненного пути в целом), считая, что «определить основные моменты становления, стабилизации и финиша личности можно лишь путем сопоставления сдвигов по многим параметрам социального развития человека: гражданскому состоянию, экономическому положению, семейному статусу, совмещению, консолидации или разобщению социальных функций (ролей, характера ценностей и их переоценки в определенных исторических обстоятельствах), смене среды развития и коммуникации, конфликтным ситуациям и решению жизненных проблем, осуществленности или неосуществленности жизненного плана, успеху или неуспеху-триумфу или поражению в борьбе». Как отмечалось, на наш взгляд, здесь особо сказывается стремление Ананьева конкретизировать понятие жизненного цикла человека в категориях социологии как наиболее прогрессивного в тот период направления и тем са-мым преодолеть абстрактность принципа социальной детерминации личности, выразить эту детерминацию в приближенных к личности категориях. Типизацию, свойственную социологическому подходу, он дополняет индивидуализацией. Однако под индивидуализацией в данном случае он имеет в виду. онтогенетическую эволюцию: «весьма важным направлением влияния жизненного пути (биографии) человека на его онтогенетическую эволюцию является все возрастающая индивидуализация этой эволюции». Таким образом, на наш взгляд, в концепции Ананьева остается не выясненным соотношение жизненного пути 1) как биографии, т.е. собственно индивиду-альной истории, жизненного пути (или цикла) 2) как социально типического процесса, включающего общие для всех людей этапы, и 3) онтогенетического процесса эволюции человека.

Весьма существенной, как отмечалось, является роль Ананьева в дискуссии по проблеме структуры личности, которая оказалась основной к концу шестидесятых годов и стала основным предметом обсуждения на симпозиуме по личности 1969 года. При изложении взглядов на личность представителей грузинской школы мы специально не останавливались на позиции В.Т. Норакидзе, поскольку именно Ананьев отметил его вклад в проблему структуры личности на основе эмпирических исследований роли фиксированной установки в характерообразовании. Ананьев сопоставляет взгляды на проблему структуры личности А.Г. Ковалева, В.Н. Мясищева, К.К. Платонова и С.Л. Рубинштейна, выявляя их различия, противоречия и общность. «Противоречивые взгляды отражают объективную сложность взаимопереходов между интегрированностью и дифференцированностью явлений развития личности». Логинова Н.А. Характерные черты концептуальной системы Б.Г. Ананьева // Психологический журнал. Т.9. № 1.1988. С.149-158.

Опираясь на мысль Рубинштейна, что основным для развития личности является принцип интеграции, Ананьев приходит к выводу, что «развитие действительно есть возрастающая по масштабам и уровням интеграция-образование крупных «блоков», систем или структур, синтез которых в определенный момент жизни человека выступает как наиболее общая структура его личности» (там же). Но одновременно, по его мнению, развитие личности есть и «все возрастающая дифференциация ее психофизиологических функций, процессов, состояний и личностных свойств, соразмерная прогрессирующей интеграции» (там же), т.е. существуют конвергентные и дивергентные отношения между дифференциацией и интеграцией.

Существенно то, что Ананьев, незаметно переходит от вопроса о структуре личности (пусть даже, по Платонову, функциональной) к вопросу о развитии личности и тем самым выходит в совершенно иную плоскость. Мы полагаем, что дискуссия по структуре личности была мало плодотворной именно потому, что во всех точках зрения (кроме Мясищева, как мы увидим далее), сама структура рассматривалась как абстракция интраиндивидуальной организации личности. Не акцентируя проблемы соотношения интра- и интериндивидуального, Ананьев тем не менее фактически выводит дискуссию за рамки вопроса о структуре интраиндивидуального. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. Л.: ЛГУ, 1968.339 с. Исключительность и преимущество мясищевской концепции также состояло в том, что понятие «отношения», на основе которого он определил личность, представляло собой неразрывную связь интра- и интериндивидуального. В концепции Мясищева личность сразу определена как система, а не только структура, причем, несущая в себе не только интегрирующие и дифференцирующие тенденции, на что обратил внимание Ананьев, но интегрирующие и дезинтегрирующие (т.е. противоречивые) тенденции.

На наличие внутренних противоречий обратил внимание и А.Г. Ковалев, связав их с неравномерностью развития отдельных структур личности — между притязаниями и объективными возможностями, между чувственным и логическим в процессе отражения (чувством и разумом), между природными данными и приобретенными свойствами личности. Ограниченность же ананьевского понимания личности проявилась, на наш взгляд, в том, что он не обратил внимания на этот аспект концепций Ковалева и Мясищева, стремившихся выявить противоречия в личностной организации (хотя и отметил важность анализа явлений паники, стресса, фрустрации, жизненных конфликтов). Предприняв грандиозные эмпирические исследования взаимосвязи разных психических свойств и новообразований, он в основном оказался в рамках корреляционного принципа. (Хотя он сам в теоретическом плане отметил, что структура личности строится по двум-субординационному (или иерархическому) и координационному принципам).

Резюмируя, можно сказать, что концепция личности Ананьева в силу его науковедческого комплексного подхода в целом оказалась наиболее многогранной, многоаспектной, позволившей соединить множество частных или не сопоставимых концепций. Он проработал понятийный аспект проблемы личности в континууме понятий «субъект», «личность», «индивид», «индивидуальность». Личность предстала и как включенная в социум, и как развивающаяся в онтогенетическом цикле и жизненном пути и как современница своей эпохи и т.д. Благодаря этому концепция личности Ананьева до сегодняшнего дня не потеряла своего эвристического значения.

Заключение

1) Исследование человека как целого, как индивидуальности;

2) Исследование структуры личности;

3) исследование онтогенеза индивидуальности.

Определение личности: «Личность — составляющая индивидуальности, ее характеристика как общественного индивида, объекта и субъекта исторического процесса. Личность — «вершина» всей структуры человеческих свойств. Развитие личности направляется развитием индивидуальности.

Концепция Ананьева Б.Г. построена на теоретических и экспериментальных исследованиях индивидуального развития человека в системе синтетического человекознания. По Ананьеву человеческая эволюция — это единый процесс во всей множественности его состояний и свойств, детерминированный историческими условиями жизни человека в обществе.

Как открытая система человек, находясь в постоянном взаимодействии с природой и обществом, осуществляет индивидуальное развитие своих человеческих свойств в личности с ее социальными связями и субъекта деятельности, преобразующего действительность. Но человек является и закрытой системой вследствие внутренней взаимосвязанности свойств личности, индивида и субъекта, составляющих ядро его личности (самосознание и «Я»). Неповторимость индивидуальности проявляется в переходе внутренних тенденций и потенций в продукты творческой деятельности личности, изменяющей окружающий мир и его обществ, развитие.

ананьев психолог личность концепция

Читайте также:  Головная боль шум в ушах ухудшение зрения

Структура личности строится одновременно по субординационному принципу соподчинения более общих свойств элементарным, частным социальным и психофизиологическим свойствам и координационному принципу, при котором взаимодействие коррелируемых свойств сочетается с их относительной автономией (например, система ценностных ориентации, установок).

Отметим, что рассмотрение психического в рамках ананьевского подхода позволило выйти за рамки психофизиологического параллелизма и, избежав редукционизма, «вписать» психику в «научную картину человека». Именно в этом видится практическая ценность концепции Б.Г. Ананьева.

Список литературы

Размещено на Allbest.ru

1. Ананьев Б.Г. О некоторых вопросах марксистско-ленинской реконструкции психологии // Психология.Т. IV. Вып.3-4.1931. С.325-344.

2. Ананьев Б.Г. Психология и проблемы человекознания. М.: Изд-во «Институт практической психологии»; Воронеж: НПО «МОДЭК», 1996.384 с.

3. Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. М.: Наука, 1977.380 с.

4. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. Л.: ЛГУ, 1968.339 с.

5. Ананьев Б.Г. Избранные психологические труды: в 2-х т. М.: Педагогика, 1980. Т.1.230 с. Т.2.288 с.

6. Ананьев Б.Г. О методах современной психологии // Психодиагностические методы в комплексном лонгитюдном исследовании студентов. Л.: ЛГУ, 1976. С.13-35.

7. Бодалёв А.А. Об основном вкладе Б.Г. Ананьева в психологическую науку // Ананьев Б.Г. Психология и проблемы человекознания. М.: Изд-во «Институт практической психологии»; Воронеж: НПО «МОДЭК», 1996. С.5-17.

8. Бодалёв А.А., Ломов Б.Ф., Фришман Е.З. Б.Г. Ананьев — виднейший советский психолог // Ананьев Б.Г. Избранные психологические труды: в 2-х т. М.: Педагогика, 1980. Т.1. С.5-12.

9. Кузьмина Н.В. Предисловие // Ананьев Б.Г. Избранные психологические труды: в 2-х т. М.: Педагогика, 1980. Т.2. С.5-8.

10. Логинова Н.А. Характерные черты концептуальной системы Б.Г. Ананьева // Психологический журнал. Т.9. № 1.1988. С.149-158.

11. Ломов Б.Ф. Борис Герасимович Ананьев — учёный, педагог, организатор науки // Экспериментальная и прикладная психология. Вып.1. Л.: ЛГУ, 1968. С.3-8.

Читайте также:  Что такое болезнь с разных точек зрения

12. Мазилов В.А. Проблема метода в психологии // Психотехнологии в социальной работе. Вып.3. Ярославль, 1997. С.24-42.

Подобные документы

Изучение, определение личности. Концепция личности В.Н. Мясищева, Б.Г.Ананьева, А.Н. Леонтьева, С.Л. Рубинштейна. психология отношений. Философско-психологическая концепция личности. Эмоциональный компонент. Исследования индивидуального развития человека.

реферат [27,4 K], добавлен 24.09.2008

Модели науки о человеке. Исследование онтогенеза индивидуальности по Ананьеву. Изучение комплекса коррелируемых свойств индивида. Психические процессы и свойства личности. Динамика психофизиологических функций и структура органических потребностей.

презентация [578,0 K], добавлен 09.05.2016

Элементы психологической культуры человека. Критерии сформированности индивидуальности. Особенности «метасистемной концепции» Б.Г. Ананьева. Базовые и программирующие свойства в индивидуальности. Психологический портрет, особенности его составления.

реферат [150,6 K], добавлен 22.06.2012

Анализ методов исследования по системе Рубинштейна и Ананьева. Рассмотрение подходов к психологическому анализу профессиональной деятельности и трудовых движений. Выделение эргономических основ проектирования рабочих мест. Роль психолога на предприятии.

реферат [43,2 K], добавлен 20.02.2010

Развитие личности. Движущие силы и условия развития личности. Подход к пониманию личности в школе А.Н. Леонтьева. Теория личности В.А. Петровского. Подход к пониманию личности в школе С.Л. Рубинштейна. Теории личности В.Н. Мясищева и Б.Г. Ананьева.

реферат [23,1 K], добавлен 08.10.2008

Знакомство с основными особенностями формирования личности ребенка дошкольного возраста. Анализ исследований Б. Ананьева. Психические состояния как уровень работоспособности и качества функционирования психики личности в каждый данный момент времени.

курсовая работа [37,7 K], добавлен 11.03.2015

Основные допущения теории эмоций. Роль мотивационной обусловленности в социоэмоциональном развитии человека. Взаимосвязь эмоций с деятельностью. Переход от изучения физиологических законов перцепции к изучению ее социальной природы. Концепция Ананьева.

реферат [21,4 K], добавлен 09.09.2011

Процесс оценивания успешности учебной деятельности. Принцип оценивания успеваемости учащихся. Качества школьников по данным педагогических характеристик. Экспериментальное изучение психологии педагогической оценки Ананьева, теоретический анализ и синтез.

курсовая работа [41,4 K], добавлен 10.11.2011

Ознакомление с результатами исследований проблем жизненных стратегий психологами Рубинштейна и Ананьева. Анализ интернальных ценностно-смысловых ориентаций человека как внутренних детерминант личностного выбора. Определение критериев принятия решения.

реферат [23,9 K], добавлен 25.06.2010

Основные подходы к пониманию личности в психологии. Биологизаторская теория. Современная концепция А. Менегетти, Э. Эриксона. Подходы к изучению личности и ее генезиса в работах советских и российских психологов. Концепция развития личности Выготского.

курсовая работа [54,3 K], добавлен 04.03.2016

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.

Источники:
  • http://scicenter.online/istoriya-psihologii-scicenter/sistemnyiy-podhod-bflomova-127025.html
  • http://biography.wikireading.ru/126767
  • http://revolution.allbest.ru/psychology/00652405_0.html