Меню Рубрики

Происхождения слов с точки зрения славян

Собирание русского языка ещё не окончено (Ф.Шимкевич об изучении славянских языков)

Русский язык — язык, созданный для поэзии, он необычайно богат и примечателен главным образом тонкостью оттенков. (П. Мериме)

Для русского языка было составлено много этимологических словарей. Не всегда в них едино мнение о происхождении того или иного слова. Не всегда в больших словарях присутствуют достаточно распространенные слова, которые представлены даже в малых. Не всегда представлены праславянские и, тем более, праиндоевопейские формы (и совсем отстутствуют праностратические). Часто словари изобилуют иностранными заимствованиями, происхождение которых и так часто ясно (грецизмы, латинизмы. ).

Автор поставил себе задачу объединить данные имеющихся этимологических словарей и работ по этимологии, а затем разделить полученный материал на исконный, славянский (в т.ч. заимствованный из старославянского и других славянских языков), и иноязычный.

Такое разделение русского лексического фонда позволит осознать и затем оживить именно родной, славянский словообразовательный механизм, а также разработать славянские термины вместо неоправданных иноязычных заимствований, включая ряд интернационализмов.

Еще одно перспективное направление для укрепления позиции национального славянского языка — систематизация и объединение новославянской лексики — словообразовательных нововведений языков славян (на исконном общеславянском материале) за время их отдельного существования. Эта лексика в каждом языке произноситься может по-своему, но иметь один морфемный состав. Таким образом можно постепенно сближать славянские языки, а также, в целях удобного взаимообщения, смоделировать новый всеславянский язык.

Разделы страницы об исконной русской лексике:

  • Структура исконной русской лексики
  • Состав исторических слоёв славянской лексики в русском языке
  • Источники об исконно русском словарном фонде

Списки заимствованных и исконных (праславянского происхождения) слов русской речи, а также славянский корнеслов русского языка вы можете посмотреть по алфавитным ссылкам вверху страниц нашего сайта.

Смотрите также библиографию по этимологическим словарям русского языка.

Выделяют следующие генетические группы слов исконной лексики русского языка (исконно русской лексики):

  1. индоевропейские (индоевропеизмы);
  2. общеславянские (общеславянизмы);
  3. восточнославянские / древнерусские (восточнославянизмы / древнерусизмы) и
  4. собственно русские (русизмы).

Состав исторических слоёв славянской лексики в русском языке

В русском языке (если брать «исконные слова», которые были у нас в и допетровское время, и сегодня) порядка 4500 морфем.

Исконная лексика русского языка славянского происхождения разделяется на 3 группы: 1) общеславянская (праславянская), 2) восточнославянская (древнерусская) и 3) собственно русская. Большая часть этой лексики является индоевропейской, большая часть из которой — ностратическая.

Кроме этого, имеется заимствованная русская лексика славянского происхождения, так же из 3 групп: 1) из старославянсчкого языка, 2) из других славянских языков (в т.ч. белорусского и украинского), 3) славянизмы (в т.ч. русизмы типа «грипп»), заимствованные из инородных языков [«повторные заимствования»].

Праиндоевропейская лексика русского языка

Индоевропейская лексика (индоевропеизмы) – слова, сохранившиеся в современном русском языке с эпохи индоевропейской общности (до 2-го тысячелетия до н.э.) и имеющие, как правило, соответствия в других индоевропейских языках:

  1. термины родства, например: мать, отец, сын, дочь;
  2. животные, например: овца, мышь, волк, свинья;
  3. продукты питания, например: мясо, молоко, кость.

Получается, именно названия живых существ изменяются меньше всего, поэтому самые древние родственные связи языков нужно искать по уточнённому списку Сводеша.

Общеславянская (праславянская) лексика русского языка

Общеславянскими (или праславянскими) называются слова, унаследованные древнерусским языком из языка славянских племен, занимавших к началу нашей эры обширную территорию между Припятью, Карпатами, средним течением Вислы и Днепра, а в дальнейшем продвинувшихся на Балканы и на восток.

В качестве единого (называемого так условно) средства общения он использовался приблизительно до VI—VII веков нашей эры, то есть до того времени, когда в связи с расселением славян распалась и относительная языковая общность. Естественно предполагать, что и в этот период существовали территориально обособленные диалектные различия, которые в дальнейшем и послужили основой для формирования отдельных групп славянских языков: южнославянской, западнославянской и восточнославянской. Однако в языках этих групп выделяются слова, появившиеся в общеславянский период развития языковых систем.

Такими в русской лексике являются, например, наименования, связанные с

  1. растительным миром: бор, ветвь, дерево, дуб, ель, клен, кора, корень, лес, липа, лист, рябина, сосна, сук, черемуха, ясень;
  2. культурными растениями: горох, мак, овес, просо, пшеница, ячмень;
  3. с домашними и лесными птицами: воробей, ворона, курица, петух, скворец, соловей; и некоторыми животными: конь, лань;
  4. продуктами питания: квас, кисель, сыр, сало;
  5. трудовыми процессами и орудиями: ткать, ковать, сечь, мотыга, челнок;
  6. жилищем и его частями: дом, сени, пол, кров;
  7. частями человеческого тела (око, сердце, борода);
  8. названиями действий, временнЫх понятий, состояний и качеств: бормотать, бродить, делить, знать; весна, вечер, зима (названия явлений природы и отрезков времени); бледный, ближний, буйный, веселый, великий, злой, ласковый, немой ; белый, чёрный, русый (названия цветов); тёплый, кислый, чёрствый (названия чувственных ощущений).
  9. и так далее.

Восточнославянская (древнерусская) лексика русского языка

Восточнославянскими, или древнерусскими, называются слова, которые начиная с VI—VIII веков возникали уже только в языке восточных славян (то есть языке древнерусской народности, предков современных белорусов, русских, русинов, украинцев), объединившихся к IX веку в большое феодальное древнерусское государство — Киевскую Русь.

Среди слов, известных только в восточнославянских языках, могут быть выделены:

  1. названия различных свойств, качеств, действий: белокурый, беззаветный, бойкий, бурый, дешевый, затхлый, зоркий, коричневый, корявый, сизый, темный, хороший; барахтаться, бурлить, бродить, ерзать, затеять, знобить, кипятить, колупать, колыхать, коротать, рокотать, ругаться;
  2. термины родства: дядя, падчерица, племянник;
  3. бытовые названия: багор, бечевка, веревка, жаровня, клюшка, кружева, лапоть, самовар, погост;
  4. названия птиц, животных: белка, гадюка, галка, зяблик, коршун, кошка, снегирь;
  5. единицы счета: девяносто, сорок;
  6. слова с временным значением: после, сегодня, теперь
  7. и многие другие.

Славянская лексика великорусского словообразования

Собственно русскими называются все слова (за исключением заимствованных), которые появились в языке уже после того, как он стал сначала самостоятельным языком русской (великорусской) народности (с XIV века), а затем языком русской нации (русский национальный язык формировался в течение XVII—XVIII веков).

Собственно русскими являются многие разнообразные наименования

  1. действий: влиять, ворковать, встретить, исследовать, корчевать, маячить, разредить;
  2. предметов быта, продуктов питания: волчок, вилка, обои, обложка; варенье, голубцы, кулебяка, лепешка;
  3. явлений природы, растений, плодов, животных, птиц, рыб: вьюга, гололед, зыбь, ненастье; кустарник; антоновка; выхухоль, грач, курица, голавль;
  4. названия признака предмета и признака действия, состояния: выпуклый, досужий, дряблый, кропотливый, особенный, пристальный; вдруг, впереди, всерьез, дотла, мельком, наяву, однажды;
  5. наименования лиц по роду занятий: возчик, гонщик, каменщик, кочегар, летчик, наборщик, наладчик. ;
  6. названия отвлеченных понятий: итог, обман, обиняк, опрятность, опыт, осторожность, урон (и многие другие слова с суффиксами -ость, -ство и т. д.)
  7. и многие другие слова с суффиксами -ость, -ство [хотя последний суффикс — старославянского происхождения] и так далее.

Происхождение слова Славяне

Долгое время не утихают споры о том, кто же такие Славяне на самом деле. Отчего происходит само слово «Славяне» и что оно означает. Многие учёные, исследователи и просто охотники за сенсациями выдвигают различные варианты, вплоть до самых фантастических и неправдоподобных. Здесь мы попытаемся разобрать основные версии происхождения этнонима, без всяких прикрас и выдумок.

Во-первых, стоит сказать о том, что Славяне это крупнейшая в Европе группа народов. Важно понимать, что это не отдельное племя, а именно группа или союз народов, так что понятие национальность здесь не имеет места силы. Лютичи, кривичи, поляне, древляне, поляки, хорваты и многие другие племена и народы носят звание славян. Больше всех славян находится в России — больше 130 млн. человек, за нами следуют Белорусы, Украинцы, Поляки, Чехи, Словаки, Болгары, Сербы, Хорваты, Словенцы, Черногорцы, Македонцы и др. Мы не будем здесь разбирать подробно — где жили славяне, с кем граничили и т.д. Всё это вы найдёте в статьях Славянские Племена. Скажем лишь о том, что похожие названия носили два племени на территории Древней Руси — это Склавины и Словене. За границей Руси такими племенами были Словенцы и Словаки.

Итак, какие же есть предположения и версии о происхождении термина Славяне. Мне лично не верится в то, что славяне — это Славящие Вены или Славящие Ян и Инь, поэтому эти версии мы не рассматриваем.

1. Довольно любопытной является версия, происхождения названия из мифологических источников, в частности: Славяне — жители Славии. Славь, так же как и Правь, является местом обиталища Богов. Однако термин Славь подвергается сомнению. Был ли такой термин в древности или появился при содействии современных писателей и выдумщиков — неизвестно. Да и почему бы народы стали называть себя небожителями — тоже кажется странным и маловероятным.

2. Ещё одна версия этимологии слова Славяне восходит к «Слово». Противопоставление СВОЙ-ЧУЖОЙ у древних народов было очень значимо и велико. Так, например, название германских народов «Немцы» относится именно к этой истории: германские народы не говорили на славянском языке и их называли «Немые» или «Немцы». Тот, кто обладает СЛОВОМ, то есть говорит понятным языком, мог называться словеном, в последствии — славяном, славянином.

3. Известный исследователь и писатель Б.А. Рыбаков выдвигает другую версию происхождения данного этнонима. В древние времена, племена, которые жили на территориях современной России, называли Венедами (финны до сих пор называют Россию Венейя, а эстонцы — Венемаа.). Таким образом, можно разделить слово на два составляющих. Сам Рыбаков говорит о СлыВены, то есть Послы Венедов.

4. Также не стоит отвергать слово СЛАВА, то есть Славные, например Славные Воины.

5. В Велесовой Книге есть вариант происхождения этнонима Славяне от «Славящие Богов».

6. Одной из самых авторитетных версий является образование слова от одной из рек, в бассейне которого жили определённые народы, но потом расселились и своё название распространили в те места, куда приходили. В частности такой рекой был Днепр, который в древности назывался Славутич. По мнению многих исследователей, именно отсюда пошли корни славянских народов. Так же были реки Слуя, Слава, Славница

7. С.Б.Бернштейн и И.Ю.Миккола утверждают о том, что термин Славяне произошёл от индоевропейского слова «slauos», что означает Народ. Эта версия также имеет право на существования, потому что многие учёные подтверждают теорию восточного и индийского происхождения народов современной России.

8. От двух родственных славянских слов, восходящих к общему индоевропейскому корню *ḱleu̯- «молва, известность».

Наиболее приоритетной среди всех этих вариантов является происхождение слова «Славяне» от названия реки Славутич, по берегам которого жили народы, именуемые славянами. Название же Славутич имеет близкий по значению смысл — Славный (Красивый, Могучий). Однако приверженцев всех теорий предостаточно и споры не утихают ни на минуту, потому что только таким образом можно достучаться до правды.

Существуют еще несколько версий происхождения этнонимa «славяне» .

1. Часто этимологию самоназвания связывают со словом «слово» . Таким образом «славяне» («словяне» ) — люди, говорящие «словами» (то есть по-нашему) . Сравнительно с этим название неславянского (то есть иноязычных племён) — нѣмьци «немые» . Аналогичного происхождения самоназвание албанцев — shqiptarët («говорящие понятно») . Эта этимология отвергалась многими авторами из-за того, что этнонимы на -ѣне, -яне связаны практически всегда с топонимами, а не с абстрактными понятиями [1]. Из славистов XX века её защищал Р. О. Якобсон [2].

2. Этимология самоназвания восходит к индоевропейскому корню *kleu-, основное значение которого «слышать» и часто встречается в различных употреблениях в значении выражений «слава» и «известность» . Таким образом славяне — это «знаменитые люди» , то есть люди, о которых слышно, о которых говорит молва, о которых идет слава. [3]. Эта точка зрения, популярная в XIX веке, ныне фактически не имеет приверженцев; общеславянской является именно огласовка с -о-, в то время как огласовка с -а- является результатом вторичного сближения со словом слава с XVI—XVII в. [1]; кроме того, верно и предыдущее возражение относительно сочетаемости суффикса.

3. Название имеет топонимическое происхождение; возможно, это название одного славянского племени, впоследствии распространившееся на все народы (ср. ниже о конкретных племенных этнонимах на слов-). Конкретный топоним надёжно отождествить не удаётся, вероятно, это название реки; ср. Славутич — поэтическое название Днепра; названия рек Слуя — приток Вазузы, сюда же польск. названия рек Sɫawa, Sɫawica, сербское Славница. Эти гидронимы восходят к индоевропейскому корню со значением «омывать» , «очищать» [1]. Указывалось на литовскую деревню Šlavė́nai на реке Šlavė̃ как на точную этимологическую параллель названию «словѣне» , образованную при этом от гидронима [2].

4. Название связано со *s-lau-os — народ, ср. греч. λᾱός; сторонниками этой точки зрения были И. Ю. Миккола [1] и С. Б. Бернштейн [2].

Письменные памятники с VI века устойчиво говорят о словенах (словѣне) и о славянской земле, существенных ратных достижениях славян, особенно на землях Византии, где славяне, вероятно, и получают греческий вариант своего названия — sklabos (читается как sklävs), который позже был заимствован в европейских языках в различных трансформациях.

В греческом языке от их племенного названия было образовано также название раба (среднегреческое σκλάβος[1], отсюда позднелат. sclavus, немецкое Sklave и т. п. [4]), поскольку славянские пленники в раннем Средневековье нередко становились объектом византийской, германской и арабской работорговли [5], их значительный процент среди пленников объясняется, в частности, тем, что славяне — самый многочисленный народ Европы [6]. Из древнерусских источников известно, что слуги («челядь» ) были и в дальнейшем объектом экспорта славянских княжеств.

Данный этноним как племенной закрепился в ходе этногенеза словаков (с несколько иным суффиксом) , словенцев, словинцев. Этноним «словене» как основной, кроме этих народов, носили также ильменские словене — жители Новгородской земли.

Происхождение термина «славяне»

На ранних этапах своей истории славяне были известны под несколькими названиями: венеты, венеды, венды, вене, геты, иногда к ним относилось наименование «склавины», наконец, за всем народом закрепилось название «славяне»/ «словене». За исключением слова «геты», все остальные наименования содержат корень «вен»/«вин», что позволяет с достаточной уверенностью заявить: этнонимы с этим корнем были исконными для тех человеческих коллективов языка группы сатем, из которых сформировались протославяне. Хочу еще раз обратить внимание на такую особенность славян, что у них существует общий этноним. И русский, и поляк, и чех, и серб могут сказать о себе: «мы – славяне», но немцы, англичане, шведы, голландцы, фризы не могут сказать: «мы – германцы».

Понятие «германские народы» – чисто книжное, произошло от названия соседями группы родственных племен в Центральной Европе. Народного традиционного названия для всех германоязычных этносов не существует. То же самое можно сказать относительно кельтов, романских народов. Балтов иногда называют летто‑литовцами просто потому, что нет такого безусловно общего термина, применимого и к литовцам, и к латышам, и к относительно недавно исчезнувшим пруссам. В этом отношении славяне выпадают из общей историко‑этнической картины Европы. Такая отличительная черта указывает, что процесс славянского этногенеза шел иначе, нежели у балтов, германцев, романцев, кельтов. Это подсказка, помогающая реконструировать процесс образования праславянской и славянской общности.

Для реконструкции этногенетической картины в данном случае позволительно использовать метод аналогии. Вопрос: а есть ли другие случаи в мировой истории, когда родственные по языку народы кроме своего этнического названия знали бы еще одно, таксономически более высокого уровня, выделяющее группу родственных народов среди других по языку этносов?

Есть такие примеры. Например, тюрки и арабы. Полной аналогии с ними не будет, якут, например, едва ли вспомнит, что он не только якут, но и тюрок, если у него нет соответствующего образования, но ведь и живут они оторванно от основной массы тюркоязычных народов. Тем не менее понятие «тюркские народы», «тюркские языки» в течение многих веков было присуще и простому народу, и ученому люду. Подобная же ситуация с арабскими народами и языками: есть арабские народы и языки, есть неарабские – это понимание присутствует на бытовом уровне у иракцев, сирийцев, ливанцев…

Бросается в глаза одно сходство в исторической судьбе тюрок, арабов, славян. Все они до некоторого времени пребывали в полной безвестности, затем достаточно стремительно распространились из первоначального небольшого региона‑прародины на огромную территорию, ассимилировали местное население, после чего следовал распад языка и формирование отдельных этносов, причем родство языков ощущается и поныне. Лучше всего этот процесс прослеживается на арабском материале.

Читайте также:  Лазерная коррекция зрения по методике фемто ласик

Исходя из этого, следует предположить, что первоначально славяне представляли собой сравнительно небольшой этнос, занимали небольшую территорию, имели самоназвание и за относительно короткий срок у них произошло стремительное расселение на большие площади. За два‑три века площадь, занятая славянами, увеличилась в десятки или даже в сотни раз. Из‑за такого рассеяния начался распад языка, а из первоначально небольшого по численности этноса образовалась огромная масса человеческого материала, которая начала консолидироваться в отдельные этносы. Но память об общем этническом прошлом у вновь образовавшихся этносов осталась, сохранилась и память об общем этнониме. Такая схема развития объясняет не только наличие общего этнонима, но и многие другие неясные места славянской предыстории. Процесс образования германской, романской, кельтской, балтской языковых общностей протекал иначе.

Итак, предложена предварительная схема образования славянской языковой общности. Понятно, что она вызывает возражение и недоуменные вопросы. Ответы на них будут даны при рассмотрении темы славянской прародины. А сейчас следует выяснить происхождение этнонима «славяне».

Вариантов, объясняющих происхождение термина, предложено несколько, но так как в этой работе во главу угла поставлен корень «вен»/«вин», то рассматривать имеет смысл только одну версию, предложенную Б.А. Рыбаковым впервые в 1958 г., впоследствии неоднократно повторенную им в последующих работах. В термине «словене» он увидел сложное слово, состоящее из двух частей: сло и вене, Объяснение он предложил такое: «люди (из земли) венедов» или «происходящие от корня венедов» [90, с. 12]. В дальнейшем Б.А. Рыбаков уточнил, что первый корень надо понимать как «слы» – в значении «слывущие» (венами). В основном смысл перевода не меняется.

Полагаю, что Б.А.Рыбаков был близок к истине, но первую часть термина перевел неверно. Приведу два возражения. Во‑первых, если бы первая часть термина происходила от «слыть», то должна была существовать форма звучания этнонима – слывене. Однако она нигде ни разу не зафиксирована. Известны только варианты «словене» и «славяне», причем первый из них следует считать древнейшим и первоначальным. «Славяне» следует рассматривать как произошедшее от акающего диалекта. Во‑вторых, очень странно, почему в процессе расселения славяне должны были называть себя «выходцами из земли венедов» или «слывущими венедами». Достаточно назвать себя «вене» или «венет», и без излишних уточнений будет ясно, кто они такие.

Не могли пользоваться таким термином славяне, оставшиеся в пределах прародины, даже в том случае, если все переселенцы перешли на «слывущие венедами». Все славянство в таком случае должно было разделиться на «венетов» и «слывущих», а такого явления не наблюдается. Когда, расселяясь, расширяли свой ареал тюрки и арабы, никто из них не назвал себя ни «выходцами», ни «слывущими». То же самое можно сказать о расселении русских в Сибири, испанцев и англичан в Америке, германцев – в Римской империи.

И тем не менее факт, что переселенцы с протославянской прародины на заселяемых землях не всегда удовлетворялись объяснением, что они «вене» или «венеты», а считали необходимым добавлять уточнение в виде слова, дошедшего до нас в форме «сло». Мало того, несмотря на то, что славян называли и венеты, и вене, победил в конечном итоге термин словене, причем в среде самих носителей этнонима. Эта странность может дать нить к раскрытию тайны событий, не попавших в анналы истории.

Полагаю, что начальное «сло» в термине – от «слово». Словене в таком случае – «люди языка вене». По аналогии с современным термином «русскоязычные», вольный перевод – «венеязычные».

Термин «русскоязычные» напоминает, что ныне в нашей стране есть «русские», а есть «русскоязычные», и это не одно и то же.

Для наглядности – мысленный эксперимент. Представим себе, что где‑то в далеких краях волей случая возникла колония из граждан СССР, в которую входят русские, украинцы, армяне, грузины, казахи, татары, и т. д. Совместное проживание приведет в течение поколений к консолидации их в новую общность, с тенденцией превращения в самостоятельный этнос. Объединял бы их всех русский язык как средство межнационального общения. Если через три поколения спросить членов этой общности «кто вы?» – некоторые назовут себя русскими, но далеко не все. Многие задумаются, пожмут плечами и скажут о себе, что они «русскоязычные». Сам этот термин в этнонимы не годится, но если его поколениями «обкатывать» в языке, то почему бы и нет. Разумеется, этническое самоназвание может возникнуть и другим путем.

Такой гипотетический случай хорошо объясняет и загадку происхождения термина «словене», и наличие параллельных терминов «вене», «венеты», «венеды». Следует сделать вывод, что первоначальный протославянский человеческий материал был весьма пестрым в этническом отношении, в качестве средства межэтнического общения этот человеческий конгломерат использовал язык народа вене (венетов). Первоначальная этническая пестрота была так велика, а количество собственно венетов в этой массе было так относительно невелико, что большинство потомков этого первичного этнического субстрата не смогли идентифицировать себя с венетами как с предками. Они предпочли называться словене, т. е. – «люди венетского языка».

Такая версия прекрасно объясняет еще одну странность славянского этногенеза – почему о славянах ничего не упомянуто у античных авторов. Когда новый этнос слагается из разнородного человеческого материала существующих этносов, то процесс этот занимает несколько веков и протекает малозаметно. Античные ученые по этой причине его просмотрели, в результате их наследники в Раннем Средневековье столкнулись с уже сформированным этносом.

КРУГ ЯЩЕРА

Возрождение культов древних колдовских традиций и шаманизма

Происхождение названия славян

Праславянская форма этнонима реконструируется как *slověninъ, мн. *slověne.

Есть следующие версии происхождения этого слова:

1. От «слово»

Славяне – люди, говорящие «словами», то есть понятно. По аналогии с этим неславянские племена назывались «немцы», т.е. немые, не могущие говорить по славянски.

2. От *kleu- — «слывущие»

По этой версии, самоназвание славян восходит к индоевропейскому корню *kleu-, основное значение которого «слышать» и часто встречается в различных употреблениях в значении выражений «слава» и «известность». Ныне эта точка зрения фактически не имеет приверженцев; общеславянской является именно огласовка с -о-, в то время как огласовка с -а- является результатом вторичного сближения со словом слава с XVI—XVII в.

3. От *(s)-lau- «народ»

По этой версии название связано с *s-lau-os, что значит ‘народ’, ср. греч. λᾱός (где отсутствует индоевропейское подвижное s); сторонниками этой точки зрения были И. Ю. Миккола и С. Б. Бернштейн.

4. Топонимическая версия

Сочетаемость суффикса -яне преимущественно с топонимами или названиями ландшафта (поляне, древляне, кыяне, бужане) привела многих лингвистов к версии об аналогичном происхождении имени славян. В таком случае возможно, что это название одного славянского племени, впоследствии распространившееся на все народы (ср. конкретные племенные этнонимы на слов-: словаки, словенцы, словинцы, ильменские словене).

Конкретный топоним надёжно отождествить не удаётся, вероятно, это название реки; ср. Словутич — поэтическое название Днепра; Слуя, польск. названия рек Sɫawa, Sɫawica, сербское Славница. Эти гидронимы восходят к индоевропейскому корню со значением «омывать», «очищать». Указывалось на литовскую деревню Šlavė́nai на реке Šlavė̃ как на точную этимологическую параллель названию «словѣне», образованную при этом от гидронима.

5. Название славян и греческое слово со значением «раб»

По одной из версий, от племенного названия славян в греческом языке также было образовано название раба — среднегреческое σκλάβος. Однако, по другой версии, это слово является омонимом от греческого глагола skyleúo — означающего «добывать военные трофеи», 1-ое лицо единственного числа которого выглядит как skyláo.

При этом, действительно, славянские пленники в раннем средневековье нередко становились объектом византийской, германской и арабской работорговли, их значительный процент среди пленников объясняется, в частности, тем, что славяне — самый многочисленный народ Европы.

Из греческого происходит позднелатинское слово sclavus, которое через средневековую латынь распространяется во многие западноевропейские языки, образуя немецкое Sklave, итальянское chiavo, португальское escravo, французское esclave, английское slave, и т. п.

В XVIII—XIX вв. в западноевропейской публицистике популярностью пользовалась ошибочная (или тенденциозно славянофобская) точка зрения, согласно которой, напротив, слово «славянин» происходит от слова со значением «раб»; полемика с этим мифом встречается ещё в «Дневнике писателя» Ф. М. Достоевского.

Этимология слова Славяне

Cлавяне сейчас – самая большая языковая группа Европы. Их значительно больше, чем, к примеру, германцев или романцев, не говоря уж о более мелких языках, таких как греческий, албанский или балтские.

Славян всегда было много, даже в древности. Это кондовая, изначальная индоевропейская группа, слишком сильно не ушедшая от древней своей прародины (не считая поздних русских, покоривших Сибирь, Дальний Восток и даже часть Америки). О многолюдности славянских земель упоминают византийские авторы, вступавшие с южными славянами в непосредственное и активное соприкосновение.

Но сам термин «славяне», по-видимому, не слишком древний. Вполне возможно, что это неизначальное, промежуточное название некоторых родственных по своему происхождению племён, в более ранние времена называвшихся по-другому. Как известно, анты, жившие полторы тясячи лет назад по Днепру, славянами себя не называли – они называли себя антами. Не называли себя славянами, наверное, и кривичи, и дреговичи, и северяне, и поляне… Единственная племенная группа, которая была связана с этим названием – это новгородские словене. Из восточнославянских племён это единственное крупное объединение, которое несло в своём названии корень СЛВН.

Этот же корень сохранился теперь у современных словенцев (группа южных славян), и у словаков (западные славяне) в несколько изменённом состоянии СЛВК.

Самое распространённое объяснение термину «славяне» вот какое: он происходит от глагола «слыть» или «слыву».

Самое же возмутительное и обидное объяснение состоит в том, что славяне – это те, кто был «словлен», это как бы некий такой «слов, улов», то есть жертва мощных и дерзких охотников за людьми, захватывавших свою добычу и продававших её затем на невольничьих рынках. Отсюда, мол, английское слово «slave», которое обозначает не что иное как «раб», и подобные же слова в других языках.

Например, некоторые латышские учёные-националисты считают, что теперешние славяне – это потомки древних балтов, которые ранее проживали на огромных восточноевропейских пространствах. Эти балты, по их мнению, были обращены римлянами в рабство, а после падения Римской империи разбрелись по свету, но уже с изуродованной культурой и языком.

Смешно? Не очень. Скорее досадно за этих воспалённых от ненависти к русским учёных. Они ведь сами не понимают, что таким образом унижают своих же предков, древних балтов. Ну, представим себе: 4-х-миллионный островок современных уже балтов (латышей и литовцев) – а вокруг почти 300-миллионное огромное море славян, кои являются якобы потомками бывших рабов, отторгнутых римской мощью от родины. Чушь? – Конечно чушь. Всем ведь известно, что уже тысячелетие назад малочисленные и загнанные врагами в лесную глушь балты платили дань могущественным киевским князьям. У них тогда и государства-то практически не было – жили они родами, розно, и покорялись более сильным соседям. Особенно это, кстати, касается именно предков латышей, поскольку литовские и прусские племена были значительно сильнее.

Тенденциозным представлениям, будто народ сам себя назовёт именем «словленных» рабов, отвечу так: это не-воз-мож-но. Просто невозможно среди здравых людей и всё. Нигде невозможно и никогда.
У каждого народа своё название, а от того, как его зовут прочие, ему ни холодно и ни жарко. Просто тогдашних славян было весьма много, они были земледельцами, жили осёдло и, как говорится, «были под рукой». Земледельцы всегда становились добычей для хищных и мобильных кочевников. Будем стыдиться этого? Глупо. Пусть стыдятся потомки кочевников, поскольку их хищные предки были просто-напросто отсталыми. Славяне прошли эту кочевническую стадию много раньше.

Название «славяне» произошло от другого, не от того, что несчастные пленники отвечали работорговцам: «Словлены мы, ага. Так-де нас и называйте, красивое дюже название».

Если расположить корни слов, родственных слову «слыть», то получится такой длинный ряд: слыть, слать, посылать, засылать, наслать, посыл, посул, послание, посланец, посол, слово, условие, предисловие, слава, славный, прославлять…И даже «слушать, слух, послух, расслышать и непослушание», поскольку к корню СЛ здесь приставлен орган слуха «ухо».

Вот это уже действительно горячо!

Очень похоже, что славяне – это те люди, которые понимают посылы своих собратьев, их слова, их информацию. Если немцы – это те, которые «не мы», «чужие» то есть, то свои братья-славяне – ребята славные, единые меж собою, слушающие, слышащие и всё понимающие.

Второе. Как известно, славяне встарь являлись солнцепоклонниками, как и другие родственные им народы, да и множество народов остального мирового пространства. А какова этимология слова «солнце»?

Она неясна. Можно лишь предполагать, что это слово не слишком древнее по своему происхождению. Например, у древних индийцев солнце – это SVAR. Слово понятно без перевода: СВАР «варит» на небесах, делает нам горячо. Бог СВАРОГ наших предков того же корня, он тоже «варит» будь здоров. Это название солнца той эпохи. СОЛНЦЕ-СВАРОГ ярко светит и нескончаемо «варится» в своём соку, даря жизнь в результате этой «варки» всему живому.

Потом у расколовшегося на многие группы изначального народа появляется корень СОЛ. Этот корень и по сию пору присутствует в европейских языках в слове, обозначающем солнце, как то:

SOL – испанский
SOL – шведский
SOLE – итальянский
SOLEIL – французский
SAULE – литовский
SAULE – латышский
SOARE – румынский
ZON – голландский

Но нынешние европейские языки – это новые языки, сильно изменённые по сравнению с изначальным индоевропейским языком. Они далеко ушли от своего изначального предка.

Правда, не все. Есть балтские и славянские языки, которые наиболее архаичны по своей структуре, в их языках многие корни ещё «говорят». Просто славяне уклонились от праязыка в одну сторону, отбросив свистящие окончания, а балты в другую, эти окончания полностью сохранив.

И вот в славянских-то языках корень СЛ, обозначающий в том числе и «солнце», как раз и не утерял ещё свою информационную ёмкость. У балтов же и у прочих этот смысл потерялся. Эта глубинная суть сохранилась в группе слов, перечисленных мною ранее, т.е. связанных со словом «слать». Солнце именно «посылает», «шлёт» нам свои лучи, а также тепло и энергию жизни. Оно шлёт нам самого себя! Разве не так. Солнце – это истинное Великое Слово, в буквальном смысле, уж простите, этого слова. Оно перманентно находится в окружении своей Славы, в ореоле сияющего Огня. Оно по сути своей Славное.

В других языках эта связь «слать – солнце» не сохранилась. Разве что у англичан в изменённом состоянии. Их SUN (солнце) и SENT (слать) имеют единый корень SN. Буква Л просто потерялась, как она потерялась в слове «солнце-сонце» (в разговорном варианте) у нынешних русских.

Каково же изначальное имя звезды, посылавшей нашим предкам свою Славу?

По аналогии со словами «полено-поленце», «колено-коленце», «окно-оконце», мы можем смело предположить, что неуменьшительное название небесного светила (поскольку теперь мы используем уменьшительное его значение), звучало так: СОЛНО. В женском роде это будет СОЛАНА или СОЛНА, в мужском – СОЛУН или СОЛАН. На древнерусском языке слово «посол» писалось «сол». Например, в летописи упоминается имя варяжского посла князя Игоря – «Ивор, сол Игорев». Суффикс Н указывает на то, что не с тобой что-то делают, а ты делаешь, например: говорун, колун, бегун, певунья… К солнцу, «шлющему» самого себя, это тоже относится в полной мере. Буква Н в названии звезды с течением времени могла потеряться, и осталось СОЛО, или СОЛЛО, или СОЛ…

Читайте также:  Ограничения по зрению для допуска на высоту

Очень интересно, но современного главного земного бога, которого признают большинство верующих – Христа – также зовут иносказательно БОГ-СЛОВО, или ЛОГОС. Это совпадение мало кем замечаемо из-за свойственного нам, людям, оглупляющего информационного «замыливания», но оно вообще-то поразительно. Получается, что Христос заместил собою в религиозном сознании само Солнце, верховного общепризнанного бога прежних эпох. Сознательно это сделано или бессознательно – вопрос другой, но факт остаётся фактом.

И ещё. Хорошо известно из разных источников, что древнейшее название славян – это венеты или венеды. Но в слове СЛО-ВЕНЕ вторая часть слова это и есть буквально ВЕНЕ. Так и по сию пору называют русских (по аналогии с соседствовавшими с ними ранее новгородскими словенами) современные эстонцы и финны. Русские для них – ВЕНЕ, а Россия – Венейя и Венемаа.

А что такое ВЕНО? Нет, не ищите объяснения в словарях. Там это значение узко специализировано и привязано к отношениям платы. Теперь уже у славян объяснение сути этого корня не найти. Но объяснение осталось у их собратьев по происхождению. Например, у англичан слово ONE (уан, ванн) – это ОДИН. У латышей слово VIENS обозначает ОДИН, VIENOTIIBA – ЕДИНСТВО, а APVIENOT – ОБЪЕДИНЯТЬ. Просто так отбросить эти сохранившиеся древние корни нельзя, ибо они означают важные вещи. Вот у русских есть такое слово как «венок». А также «венец». А что они обозначают? Для чего люди носят венки и венцы? – Для символизации какого-то объединения. Венец или корону носили князья, как символ своей власти. Венчались новобрачные, объединяясь таким образом в единую структуру, семью.

Вполне вероятно, что венеты и венеды – означало именно «объединённые».

Что же у нас получается?

А вот что: славяне – это группа людей, в древности объединённых понятным всем словом, а также – опосредованно – и солнцем. Может быть, наши предки и не акцентировали второй смысл (объединение с солнцем) в своём названии, но косвенно это было чистой правдой, поскольку, являясь солнцепоклонниками, они искренно (и совершенно справедливо с научной точки зрения) считали себя сынами или внуками Солнца.
Вот такая у нас получается лингвистика.

Каково происхождение слова «славяне»?

1. Часто этимологию самоназвания связывают со словом «слово» . Таким образом «славяне» («словяне» ) — люди, говорящие «словами» (то есть по-нашему) . Сравнительно с этим название неславянского (то есть иноязычных племён) — нѣмьци «немые» . Аналогичного происхождения самоназвание албанцев — shqiptarët («говорящие понятно») . Эта этимология отвергалась многими авторами из-за того, что этнонимы на -ѣне, -яне связаны практически всегда с топонимами, а не с абстрактными понятиями [1]. Из славистов XX века её защищал Р. О. Якобсон [2].

2. Этимология самоназвания восходит к индоевропейскому корню *kleu-, основное значение которого «слышать» и часто встречается в различных употреблениях в значении выражений «слава» и «известность» . Таким образом славяне — это «знаменитые люди» , то есть люди, о которых слышно, о которых говорит молва, о которых идет слава. [3]. Эта точка зрения, популярная в XIX веке, ныне фактически не имеет приверженцев; общеславянской является именно огласовка с -о-, в то время как огласовка с -а- является результатом вторичного сближения со словом слава с XVI—XVII в. [1]; кроме того, верно и предыдущее возражение относительно сочетаемости суффикса.

3. Название имеет топонимическое происхождение; возможно, это название одного славянского племени, впоследствии распространившееся на все народы (ср. ниже о конкретных племенных этнонимах на слов-). Конкретный топоним надёжно отождествить не удаётся, вероятно, это название реки; ср. Славутич — поэтическое название Днепра; названия рек Слуя — приток Вазузы, сюда же польск. названия рек Sɫawa, Sɫawica, сербское Славница. Эти гидронимы восходят к индоевропейскому корню со значением «омывать» , «очищать» [1]. Указывалось на литовскую деревню Šlavė́nai на реке Šlavė̃ как на точную этимологическую параллель названию «словѣне» , образованную при этом от гидронима [2].

4. Название связано со *s-lau-os — народ, ср. греч. λᾱός; сторонниками этой точки зрения были И. Ю. Миккола [1] и С. Б. Бернштейн [2].

Письменные памятники с VI века устойчиво говорят о словенах (словѣне) и о славянской земле, существенных ратных достижениях славян, особенно на землях Византии, где славяне, вероятно, и получают греческий вариант своего названия — sklabos (читается как sklävs), который позже был заимствован в европейских языках в различных трансформациях.

В греческом языке от их племенного названия было образовано также название раба (среднегреческое σκλάβος[1], отсюда позднелат. sclavus, немецкое Sklave и т. п. [4]), поскольку славянские пленники в раннем Средневековье нередко становились объектом византийской, германской и арабской работорговли [5], их значительный процент среди пленников объясняется, в частности, тем, что славяне — самый многочисленный народ Европы [6]. Из древнерусских источников известно, что слуги («челядь» ) были и в дальнейшем объектом экспорта славянских княжеств.

Происхождение славян или как историки сговорились

Если верить различным деятелям от фольк-хистори, то учОные всего мира сговорились, и имеют единую точку зрения по поводу происхождения славян. Предлагаю посмотреть на небольшой разбор этой единой точки зрения, который сделал К. Резников в книге «Русская история: мифы и факты. От рождения славян до покорения Сибири».

Письменные свидетельства

Бесспорные описания славян известны лишь с первой половины VI в. О славянах писал Прокопий Кесарийский (род. между 490 и 507 — умер после 565), секретарь византийского полководца Велизария, в книге «Война с готами». Славян Прокопий узнал по наёмникам Велизария в Италии. Он находился там с 536 по 540 г. и составил знаменитое описание внешности, обычаев и характера славян. Для нас здесь важно, что он делит славян на два племенных союза — антов и склавинов , причем иногда они выступали вместе против врагов, а иногда воевали между собой. Он указывает, что раньше они были одним народом: «Да и имя встарь у склавинов и антов было одно. Ибо тех и других издревле звали «спорами», как раз из-за того, что они населяют страну, разбросанно расположив свои жилища. Именно поэтому они и занимают неимоверно обширную землю: ведь они обретаются на большей части другого берега Истра».

Прокопий рассказывает о вторжениях славян в империю ромеев, о победах над ромеями (византийцами), о захвате и жестоких казнях пленных. Сам он этих жестокостей не видел и пересказывает услышанное. Впрочем, нет сомнения, что многих пленных, особенно военачальников, славяне приносили в жертву богам. Странно выглядит утверждение Прокопия, что славяне впервые перешли Истр «с военной силой» на 15-й год Готской войны, т. е. в 550 г. Ведь он же писал о вторжениях склавинов в 545 и 547 гг. и поминал, что «уже часто, совершив переправу, гунны и анты, и склавины творили ромеям ужасное зло». В «Тайной истории» Прокопий пишет, что Иллирик и всю Фракию до предместий Византия, включая и Элладу, «гунны и склавины, и анты разоряли, совершая набеги почти что каждый год с тех пор, как Юстиниан воспринял власть над ромеями» (с 527 г.). Прокопий отмечает, что Юстиниан пытался купить дружбу славян, но без успеха — они продолжали опустошать империю.

До Прокопия византийские авторы славян не упоминали, но писали о гетах, тревоживших границы империи в V в. Завоеванные Траяном в 106 г. н. э., геты (даки) за 400 лет превратились в мирных римских провинциалов, к набегам вовсе не склонным. Византийский историк начала VII в. Феофилакт Симокатта называет новых «гетов» славянами. «А геты, или, что то же самое, полчища славян, причинили большой вред области Фракии», — пишет он о походе 585 г. Можно предположить, что византийцы встретились со славянами на 50—100 лет раньше, чем пишет Прокопий.

В позднеантичном мире учёные были крайне консервативны: современные им народы они именовали привычными именами народов древних. Кто только не побывал в скифах: и сарматы, их истребившие, и тюркские племена, и славяне! Шло это не только от плохой осведомленности, но от желания блеснуть эрудицией, показать знание классиков. К числу таких авторов относится Иордан, написавший на латыни книгу «О происхождении и деяниях гетов», или кратко «Гетику». Об авторе известно лишь, что он из готов, лицо духовного звания, подданный империи и книгу свою закончил на 24-м году правления Юстиниана (550/551). Книга Иордана — сокращённая компиляция до нас не дошедшей «Истории готов» римского писателя Магна Аврелия Коссиодора (ок. 478 — ок. 578), придворного готских королей Теодориха и Витигиса. Обширность сочинения Коссиодора (12 книг) делали его мало пригодным для чтения, и Иордан его сократил, возможно, добавив сведения из готских источников.

Иордан выводит готов с острова Скандза, откуда они начали странствия в поисках лучшей земли. Победив ругов и вандалов, они дошли до Скифии, перешли реку (Днепр?) и пришли в благодатную землю Ойум. Там они победили сполов (многие видят в них споров Прокопия) и поселились у Понтийского моря. Иордан описывает Скифию и народы её населяющие, в том числе славян. Он пишет, что севернее Дакии, «начиная от места рождения реки Вистулы, на безмерных пространствах расположилось многолюдное племя венетов . Хотя их наименования теперь меняются. все же преимущественно они называются склавенами и антами. Склавены живут от города Новиетуна (в Словении?) и озера, именуемого Мурсианским (?), до Данастра и на север — до Висклы; вместо городов у них болота и леса. Анты же — сильнейшие из обоих [племен] — распространяются от Данастра до Данапра, там, где Понтийское море образует излучину».

В IV столетии готы разделились на остроготов и везеготов. Автор повествует о подвигах королей остроготов из рода Амалов. Король Германарих покорил множество племён. Были среди них и венеты: «После поражения герулов Германарих двинул войско против венетов, которые, хотя и были достойны презрения из-за [слабости их] оружия, были, однако, могущественны благодаря своей многочисленности и пробовали сначала сопротивляться. Но ничего не стоит великое число негодных для войны, особенно в том случае, когда и бог попускает и множество вооруженных подступает. Эти [венеты], как мы уже рассказывали в начале нашего изложения. ныне известны под тремя именами: венетов, антов, склавенов. Хотя теперь, по грехам нашим, они свирепствуют повсеместно, но тогда все они подчинились власти Германариха». Германарих умер в глубокой старости в 375 г. Венетов он подчинил до нашествия гуннов (360-е гг.), т. е. в первой половине IV в. — это самое раннее из датируемых сообщений о славянах. Вопрос лишь в венетах.

Этноним венеты, венеды был широко распространён в древней Европе. Известны итальянские венеты, давшие название области Венето и городу Венеции; другие венеты — кельты, жили в Бретани и Британии; третьи — в Эпире и Иллирии; свои венеты были в Южной Германии и Малой Азии. Говорили они на разных языках.

Возможно, у индоевропейцев был венетский племенной союз, распавшийся на племена, примкнувшие к разным языковым семьям (италикам, кельтам, иллирийцам, германцам). В их числе могли быть балтийские венеты. Возможны и случайные совпадения. Нет уверенности, что Плиний Старший (I в. н. э.), Публий Корнелий Тацит и Птолемей Клавдий (I — II в. н. э.) писали о тех же венетах, что Иордан, хотя все помещали их на южном побережье Балтики. Иными словами, более или менее надёжные сообщения о славянах прослеживаются лишь с середины IV в. н. э. К VI в. славяне были расселены от Паннонии до Днепра и делились на два племенных союза — славенов (склавенов, склавинов) и антов.

Различные схемы отношений балтийских и славянских языков

Данные языкознания

Для решения вопроса о происхождении славян данные лингвистики имеют решающее значение. Однако между лингвистами нет единства. В XIX в. была популярна идея о германо-балто-славянской языковой общности. Затем индоевропейские языки разделили на группы кентум и сатем, названные в зависимости от произношения числа «сто» на латыни и санскрите. Германские, кельтские, италийские, греческий, венетский, иллирийские и тохарские языки оказались в группе кентум. Индоиранские, славянские, балтские, армянский и фракийские языки — в группе сатем. Хотя многие лингвисты не признают этого разделения, оно подтверждается при статистическом анализе основных слов в индоевропейских языках. Внутри группы сатем балтские и славянские языки образовали балто-славянскую подгруппу .

Лингвисты не сомневаются, что балтские языки — латышский, литовский, мёртвый прусский — и языки славян близки по лексике (до 1600 общих корней), фонетике (произношение слов) и морфологии (имеют грамматическое сходство). Ещё в XIX в. Август Шлёцер выдвинул представление об общем балто-славянском языке, давшем начало языкам балтов и славян. Есть сторонники и противники близкого родства балтских и славянских языков. Первые либо признают существование общего балто-славянского праязыка, либо считают, что славянский язык образовался из балтских периферийных диалектов. Вторые указывают на древние языковые связи балтов и фракийцев, на контакты праславян с италиками, кельтами и иллирийцами и на разный характер языковой близости балтов и славян с германцами. Сходство балтских и славянских языков объясняют общим индоевропейским происхождением и длительным проживанием по соседству.

Лингвисты расходятся во мнении о месте славянской прародины. Ф.П. Филин так обобщает сведения о природе, существовавшие в древнеславянском языке: «Обилие в лексиконе общеславянского языка названий для разновидностей озер, болот, лесов говорит само за себя. Наличие в общеславянском языке разнообразных названий животных и птиц, живущих в лесах и болотах, деревьев и растений умеренной лесостепной зоны, рыб, типичных для водоемов этой зоны, и в то же время отсутствие общеславянских наименований специфических особенностей гор, степей и моря — все это дает однозначные материалы для определенного вывода о прародине славян. Прародина славян. находилась в стороне от морей, гор и степей, в лесной полосе умеренной зоны, богатой озерами и болотами».

В 1908 г. Юзеф Ростафинский предложил «буковый аргумент» для нахождения славянской прародины. Он исходил из того, что славяне и балты не знали дерево бук (слово «бук» заимствовано из немецкого). Ростафинский писал: «Славяне. не знали лиственницы, пихты и бука». Тогда не было известно, что во II — I тысячелетиях до н. э. бук широко прорастал в Восточной Европе: его пыльцу обнаружили на большей части Европейской России и Украины. Так что выбор прародины славян не ограничен «буковым аргументом», но по-прежнему сохраняют силу аргументы против гор и моря.

Процесс появления диалектов и разделения праязыка на дочерние языки сходен с географическим видообразованием, о чём я писал раньше. Ещё С.П. Толстов обратил внимание, что родственные племена, проживающие на смежных территориях, хорошо понимают друг друга, а противоположные окраины обширной культурно-языковой области уже друг друга не понимают. Если заменить географическую изменчивость языка на географическую изменчивость популяций, то мы получим ситуацию видообразования у животных.

У животных географическое видообразование — не единственный, но наиболее распространенный способ появления новых видов. Для него характерно видообразование на периферии ареала обитания вида. В центральной зоне сохраняется наибольшее сходство с предковой формой. При этом популяции, обитающие на разных краях ареала вида, могут различаться не меньше, чем разные родственные виды. Нередко они не способны скрещиваться и давать плодовитое потомство. Такие же законы действовали при разделении индоевропейских языков, когда на периферии (благодаря миграциям) оформились хетто-лувийские и тохарские языки, а в центре ещё почти тысячелетие существовала индоевропейская общность (в том числе предков славян) и при предполагаемом обособлении праславян как периферийного диалекта балтской языковой общности.

О времени появления славянского языка среди лингвистов нет согласия. Многие считали, что выделение славянского из балто-славянской общности произошло в канун новой эры или за несколько столетий до него. В.Н. Топоров считает, что протославянский, один из южных диалектов древнебалтского языка, обособился в XX в. до н. э. В праславянский он перешёл приблизительно в V в. до н. э. и затем развился в древнеславянский язык. По мнению О.Н. Трубачёва, «вопрос сейчас не в том, что древняя история праславянского может измеряться масштабами II и III тыс. до н. э., а в том, что мы в принципе затрудняемся даже условно датировать «появление» или «выделение» праславянского или праславянских диалектов из индоевропейского. »

Читайте также:  С точки зрения научного аспекта педагогическая технология это

Ситуация, казалось, улучшилась с появлением в 1952 г. метода глоттохронологии, позволяющего определить относительное или абсолютное время расхождения родственных языков. В глоттохронологии изучают изменения основного словарного состава, т. е. наиболее конкретных и важных для жизни понятий, типа: идти, говорить, есть, человек, рука, вода, огонь, один, два, я, ты. Из таких основных слов составлены списки в 100 или 200 слов, которые используют для статистического анализа. Сравнивают списки и подсчитывают количество слов, имеющих общий источник. Чем их меньше, тем раньше произошло разделение языков. Скоро выявились недостатки метода. Оказалось, что он не работает, когда языки слишком близки или, напротив, слишком далеки. Был и принципиальный недостаток: создатель метода М. Сводеш исходил из постоянной скорости изменения слов, тогда как слова меняются с разной скоростью. В конце 1980-х гг. С.А. Старостин повысил надёжность метода: он исключил из списка основных слов все языковые заимствования и предложил формулу, учитывающую коэффициенты стабильности слов. Тем не менее лингвисты относятся к глоттохронологии с настороженностью.

Между тем три недавних исследования дали довольно сходные результаты о времени расхождения балтов и славян. Р. Грей и К. Аткинсон (2003) на основании статистического анализа лексики 87 индоевропейских языков получили, что индоевропейский праязык начал распадаться 7800—9500 лет до н. э. Разделение балтских и славянских языков началось около 1400 лет до н. э. С. А. Старостин на конференции в Санта-Фе (2004) представил результаты применения своей модификации метода глоттохронологии. Согласно его данным, распад индоевропейского языка начался 4700 лет до н. э., а языки балтов и славян стали обособляться друг от друга 1200 лет до н. э. П. Новотна и В. Блажек (2007), используя метод Старостина, получили, что расхождение языка балтов и славян произошло в 1340—1400 гг. до н. э.

Итак, славяне обособились от балтов 1200—1400 лет до н. э.

Данные антропологии и антропогенетики

Территория Восточной и Центральной Европы, заселенная славянами к началу I тысячелетия н. э., имела европеоидное население со времени прихода Homo sapiens в Европу. В эпоху мезолита население сохраняло облик кроманьонцев — высокий рост, длинноголовость, широкое лицо, резко выступающий нос. С неолита начало меняться соотношение длины и ширины мозгового отдела черепа — голова становится короче и шире. Проследить физические изменения предков славян не представляется возможным в связи с распространенностью у них обряда трупосожжения. В краниологических сериях X — XII вв. славяне антропологически довольно сходны. У них преобладала длинно- и среднеголовость, резко профилированное среднеширокое лицо и среднее или сильное выступание носа. В междуречье Одера и Днепра славяне относительно широколицы. К западу, югу и востоку величина скулового диаметра убывает за счёт смешения с германцами (на западе), финно-уграми (на востоке) и населением Балкан (на юге). Пропорции черепа отличают славян от германцев и сближают их с балтами.

Результаты молекулярно-генетических исследований внесли важные дополнения. Оказалось, что западные и восточные славяне отличаются от западных европейцев по гаплогруппам Y-ДНК. Для лужицких сорбов, поляков, украинцев, белорусов, русских Южной и Центральной России, словаков характерна высокая частота гаплогруппы R1a (50—60%). У чехов, словенцев, русских северной России, хорватов и у балтов — литовцев и латышей, частота R1a — 34—39%. Для сербов и болгар характерна низкая частота R1a — 15—16%. Такая же или более низкая частота R1a встречается у народов Западной Европы — от 8—12% у немцев до 1% у ирландцев. В Западной Европе преобладают гаплогруппы R1b. Полученные данные позволяют сделать выводы: 1) западные и восточные славяне близко родственны по мужской линии; 2) у балканских славян доля славянских предков значительна только у словенцев и хорватов; 3) между предками славян и западных европейцев за последние 18 тыс. лет (время разделения R1a и R1b) не было массового смешения по мужской линии.

Археологические данные

Археология может локализовать ареал культуры, определить время её существования, тип хозяйства, контакты с другими культурами. Иногда удаётся выявить преемственность культур. Но культуры не отвечают на вопрос о языке создателей. Известны случаи, когда носители одной культуры говорят на разных языках. Самый поразительный пример — шательперонская культура во Франции (29 000—35 000 лет до н. э.). Носителями культуры были два вида человека — неандерталец (Homo neanderthalensis) и наш предок — кроманьонец (Homo sapiens). Тем не менее большинство гипотез о происхождении славян основано на результатах археологических исследований.

Гипотезы о происхождении славян

Существует четыре основные гипотезы происхождения славян:

1) дунайская гипотеза;

2) висло-одерская гипотеза;

3) висло-днепровская гипотеза;

4) днепро-припятская гипотеза.

О дунайской прародине славян писал ещё М.В. Ломоносов. Сторонниками дунайской прародины были С.М. Соловьёв, П.И. Шафарик и В.О. Ключевский. Из современных учёных происхождение славян из Среднего Подунавья — Паннонии подробно обосновал Олег Николаевич Трубачёв. Основанием для гипотезы послужила славянская мифология — историческая память народа, отражённая в ПВЛ, чешских и польских хрониках, народных песнях, и выявленный автором древний пласт заимствований славян из языка италийцев, германцев и иллирийцев. Согласно Трубачёву, славяне выделились из индоевропейской языковой общности в III тысячелетии до н. э. Паннония оставалась их местом жительства, но большая часть славяне мигрировала на север; славяне перешли Карпаты и расселились полосой от Вислы до Днепра, вступив в тесные взаимодействия с жившими по соседству балтами.

Гипотеза Трубачёва, при важности его языковых находок, уязвима в нескольких отношениях. Во-первых, у неё слабое археологическое прикрытие. Древней славянской культуры в Паннонии не найдено: ссылка на несколько звучащих по-славянски топонимов/этнонимов, упомянутых римлянами, недостаточна и может быть объяснена совпадением слов. Во-вторых, глоттохронология, которую Трубачёв презирает, говорит о выделении славянского языка из языка балтославян или балтов во II тысячелетии до н. э. — 3200—3400 лет назад. В-третьих, данные антропогенетики свидетельствуют о сравнительной редкости брачных связей предков славян и западных европейцев.

Идею о славянской прародине в междуречье Эльбы и Буга — висло-одерскую гипотезу — предложил в 1771 г. Август Шлёцер. В конце XIX в. гипотезу поддержали польские историки. В первой половине XX в. польские археологи связали этногенез славян с экспансией лужицкой культуры на земли бассейна Одры и Вислы в период бронзового и в начале железного века. Сторонником «западной» прародины славян выступил крупный лингвист Тадеуш Лер-Сплавинский. Сложение праславянской культурно-языковой общности представлялось польским учёным в следующем виде. В конце неолита (III тысячелетие до н. э.) обширную область от Эльбы до среднего течения Днепра занимали племена культуры шнуровой керамики — предки балто-славян и германцев.

Во II тысячелетии до н. э. «шнуровиков» разделили пришедшие из Южной Германии и Подунавья племена унетицкой культуры. Исчез тшинецкий комплекс шнуровой культуры: вместо него развилась лужицкая культура , охватившая бассейны Одра и Вислы от Балтийского моря до предгорий Карпат. Племена лужицкой культуры отделили западное крыло «шнуровцев», т. е. предков германцев, от восточного крыла — предков балтов, а сами стали основой формирования праславян. Лужицкую экспансию следует считать началом распада балто-славянской языковой общности. Сложение восточных славян польские учёные считают вторичным, ссылаясь, в частности, на отсутствие славянских названий крупных рек на Украине.

В последние десятилетия гипотезу о западной прародине славян развивал Валентин Васильевич Седов. Древнейшей славянской культурой он считал культуру подклёшевых погребений (400 —100 гг. до н. э.), получившую название по способу накрывать погребальные урны большим сосудом; по-польски «клёш» — «опрокинутый вверх дном». В конце II в. до н. э. под сильным кельтским влиянием культура подклёшевых погребений трансформируется в пшеворскую культуру. В её составе выделяются два региона: западный — одерский, заселенный главным образом восточногерманским населением, и восточный — висленский, где преобладали славяне. По мнению Седова, с пшеворской культурой связана происхождением славянская пражско-корчакская культура . Следует заметить, что гипотеза о западном происхождении славян во многом умозрительна. Бездоказательными выглядят представления о германо-балто-славянской языковой общности, приписываемой племенам шнуровой керамики. Нет доказательств славяноязычности создателей культуры подклёшевых погребений. Нет доказательств происхождения пражско-корчакской культуры от пшеворской.

Висло-днепровская гипотеза многие годы привлекала симпатии учёных. Она рисовала славное славянское прошлое, где прародителями были восточные и западные славяне. Согласно гипотезе прародина славян располагалась между средним течением Днепра на востоке и верховьями Вислы на западе и от верховий Днестра и Южного Буга на юге до Припяти на севере. В прародину входили Западная Украина, Южная Белоруссия и Юго-Восточная Польша. Своим развитием гипотеза во многом обязана труду чешского историка и археолога Любора Нидерле «Славянские древности» (1901—1925). Нидерле очертил местообитание ранних славян и указал на их древность, отметив контакты славян со скифами в VIII и VII вв. до н. э. Многие народы, перечисленные Геродотом, были славяне: «Я не колеблясь утверждаю, что среди упомянутых Геродотом северных соседей скифов не только невры на Волыни и Киевщине, но, вероятно, и будины, обитавшие между Днепром и Доном, и даже скифы, именуемые пахарями. помещённые Геродотом к северу от собственно степных областей. были, несомненно, славянами».

Висло-днепровская гипотеза была популярна среди славистов, особенно в СССР. Наиболее законченный вид она приобрела у Бориса Александровича Рыбакова (1981). Рыбаков следовал схеме предыстории славян лингвиста Б. В. Горнунга, различавшего период языковых предков славян (V—III тысячелетия до н. э.), протославян (конец III — начало II тысячелетия до н. э.) и праславян (с середины II тысячелетия до н. э.). В сроках выделения праславян из германо-балто-славянской языковой общности Рыбаков полагался на Горнунга. Историю славян Рыбаков начинает с праславянского периода и выделяет в нём пять этапов — с XV в. до н. э. по VII в. н. э. Свою периодизацию Рыбаков подкрепляет картографически:

«Основа концепции элементарно проста: существуют три добротные, тщательно составленные разными исследователями археологические карты, имеющие, по мнению ряда учёных, то или иное отношение к славянскому этногенезу. Это — в хронологическом порядке — карты тшинецко-комаровской культуры XV — XII вв. до н. э., раннепшеворской и зарубинецкой культур (II в. до н. э. — II в. н. э.) и карта славянской культуры VI — VII вв. н. э. типа Прага-Корчак. Произведем же наложение всех трёх карт одна на другую. мы увидим поразительное совпадение всех трёх карт. » .

Выглядит красиво. Пожалуй, даже слишком. За эффектным фокусом с наложением карт остаются 1000 лет, разделяющих культуры на первой и второй карте, и 400 лет между культурами второй и третьей карт. В промежутках, разумеется, тоже были культуры, но они не уложились в концепцию. Не всё гладко и со второй картой: пшеворцы и зарубинцы не принадлежали к одной культуре, хотя те и другие испытали влияние кельтов (особенно пшеворцы), но на этом сходство кончается. Значительная часть пшеворцев — германцы, а зарубинцы в массе германцами не были; неизвестно даже, было ли германским господствующее племя (бастарны?). Языковая принадлежность носителей культур определяется у Рыбакова необычайно легко. Он следует рекомендациям лингвиста, но Горнунг склонен к рискованным заключениям. Наконец, о совпадении культур на картах. За ним стоит география. Рельеф, растительность, почвы, климат влияют на расселение народов, формирование культуры и государств. Нет ничего удивительного, что этносы, пусть разного происхождения, но имеющие сходный тип хозяйства, осваивают одни и те же экологические ниши. Можно найти немало примеров подобных совпадений.

Возродилась и активно разрабатывается полесско-припятская гипотеза. Гипотеза об изначальном проживании славян в бассейнах Припяти и Тетерева, реках с древней славянской гидронимикой, была популярна в конце XIX — начале XX в. среди немецких учёных. Польский литературовед Александр Брюкнер шутил: «Немецкие учёные охотно утопили бы всех славян в болотах Припяти, а славянские — всех немцев в Долларте; совершенно напрасный труд, они там не уместятся; лучше бросить это дело и не жалеть света божьего ни для одних, ни для других». Праславяне действительно не умещались в лесах и болотах Полесья, и сейчас всё больше внимания обращают на Среднее и Верхнее Поднепровье. Своим возрождением днепро-припятская гипотеза (так точнее) обязана совместным семинарам ленинградских языковедов, этнографов, историков и археологов, организованным в 1970 — 1980-х гг. А.С. Гердом и Г.С. Лебедевым при Ленинградском университете и А.С. Мыльниковым при Институте этнографии, и замечательным находкам конца XX — начала XXI в., сделанным киевскими археологами.

На ленинградских семинарах было признано существование балто-славянской языковой общности — группы диалектов, занимавших в начале новой эры территорию от Прибалтики до Верхнего Дона. Протославянский язык произошел из окраинных балто-славянских диалектов. Основной причиной его появления было культурное и этническое взаимодействие балто-славян с зарубинецкими племенами. В 1986 г. руководитель семинара Глеб Сергеевич Лебедев писал: «Главное событие, которое, видимо, служит эквивалентом лингвистически выявленному отрыву южной части населения лесной зоны, будущего славянства, от первоначального славяно-балтского единства, связано с появлением во II веке до новой эры — I веке новой эры зарубинецкой культуры». В 1997 г. археолог Марк Борисович Щукин опубликовал статью «Рождение славян», в которой подвёл итоги семинарским дискуссиям.

Согласно Щукину, начало этногенезу славян положил «взрыв» зарубинецкой культуры . Зарубинецкая культура оставлена народом, появившимся на территории Северной Украины и Южной Белоруссии (в конце III в. до н. э.). Зарубинцы были протославяне или германцы, но с сильным влиянием, кельтов. Земледельцы и скотоводы, они занимались также ремёслами, выделывали изящные фибулы. Но в первую очередь они были воины. Зарубинцы вели захватнические войны против лесных племен. В середине I в. н. э. зарубинцы, известные римлянам как бастарны (язык неизвестен), были разгромлены сарматами, но частично отступили на север в леса, где смешались с местным населением (балто-славянами).

В Верхнем Поднепровье распространяются археологические памятники, называемые позднезарубинецкими. В Среднем Поднепровье позднезарубинецкие памятники переходят в родственную им киевскую культуру. В конце II в. германцы готы переселяются в Причерноморье. На огромном пространстве от румынских Карпат до верховьев Сейма и Северского Донца складывается культура, известная под названием черняховской. Кроме германского ядра, она включала местные фракийские, сарматские и раннеславянские племена. Славяне киевской культуры жили чересполосно с черняховцами в Среднем Поднепровье, а в Верхнем Приднестровье существовала зубрицкая культура, предшественница пражско-корчакской. Нашествие гуннов (70-е гг. IV в. н. э.) привело к уходу готов и других германских племён на запад, в сторону распадающейся Римской империи, и на освободившихся землях появилось место для нового народа. Этим народом были нарождающиеся славяне.

Статья Щукина до сих пор обсуждается на исторических форумах. Далеко не все её хвалят. Главное возражение вызывают крайне поздние сроки расхождения славян и балтов — I — II вв. н. э. Ведь, по данным глоттохронологии, расхождение балтов и славян произошло самое малое 1200 лет до н. э. Разница слишком велика, чтобы списать её на неточности метода (в целом подтверждающего известные данные о разделении языков). Другой момент — языковая принадлежность зарубинцев. Щукин отождествляет их с бастарнами и полагает, что они говорили на германском, кельтском или языке «промежуточного» типа. Каких-либо доказательств у него нет. Между тем в ареале зарубинецкой культуры после её распада сложились праславянские культуры (киевская, протопражско-корчакская). На исторических форумах высказывают предположение, что праславянами были сами зарубинцы. Это предположение возвращает нас к гипотезе Седова о славяноязычности создателей культуры подклёшевых погребений, потомками которых могли быть зарубинцы.

Карта расселения племён в Восточной Европе в 125 году (территории современной восточной Польши, западной Украины, Белоруссии и Литвы)

Источники:
  • http://slavyanskaya-kultura.ru/slavic/history/proishozhdenie-slova-slavjane.html
  • http://iamruss.ru/proishozhdenie-termina-slavyane/
  • http://altay-magia.ru/proishozhdenie-nazvaniya-slavyan/
  • http://www.proza.ru/2011/07/29/479
  • http://otvet.mail.ru/question/25315683
  • http://hystory.mediasole.ru/proishozhdenie_slavyan_ili_kak_istoriki_sgovorilis