Меню Рубрики

Проблемы общества с точки зрения социологии

Социальная роль, выражая взаимосвязь личности и общества, позволяет уяснить их соотношение, проанализировать механизмы воздействия общества на личность и личности на общество. Эта проблема волнует мыслителей с древних времен, но однозначного ответа человечество не предложило до сих пор, да его, вероятно, и не может быть.

То, что личность зависит от общества, ясно. Она просто не может существовать без него. Но обладает ли она какими-то независимыми чертами? И существует ли обратное влияние? Если да, то в какой степени она может менять общественную жизнь?

Рассмотрим три разные концепции, представленные классиками социологии —

Э. Дюркгеймом, М. Вебером и К. Марксом.

Отношения индивида и общества — одна из главных проблем социологии Э. Дюркгейма. Он подчеркивает, что социальная реальность автономна по отношению к индивидуальной реальности, имеющей биопсихический характер. Дюркгейм постоянно соотносит эти два вида реальности. Так, «индивидуальным фактам» он противопоставляет «социальные факты», «индивидуальным представлениям» — «коллективные представления», «индивидуальному сознанию» — «коллективное сознание» и т. д. Это непосредственно связано с тем, как социолог видит сущность личности. Для Дюркгейма она — двойственная реальность, в которой сосуществуют, взаимодействуют и борются две сущности: социальная и индивидуальная. Причем социальное и индивидуальное не дополняют друг друга, не взаимопроникают, а именно противостоят.

Все симпатии Дюркгейма на стороне первого. Социальная реальность, «коллективные представления», «коллективное сознание» полностью господствуют над всеми признаками индивидуального, над всем тем, что есть личность человека. Общество в его интерпретации выступает как независимая, внешняя и принудительная сила в отношении индивида. Оно представляет собой более богатую и большую реальность, чем индивид, доминирует над ним и создает его, являясь источником высших ценностей.

Дюркгейм признает, что общество возникает в результате взаимодействия индивидов, но, раз возникнув, оно начинает жить по своим собственным законам. И теперь уже вся жизнь индивидов определяется социальной реальностью, влиять на которую они не могут или же влияют очень незначительно, не меняя сути социальных фактов.

Дюркгейм, таким образом, отдает предпочтение силе социальной реальности как объективно существующим и определяющим личность условиям.

Иную позицию по этому вопросу занимает М. Вебер. Он среди тех, кто придает огромное значение в развитии общества действиям (поведению) индивида. Вебер видит в роли субъекта только отдельных индивидов. Он не отрицает существование и необходимость изучения таких социальных образований, как «государство», «акционерное общество» и т. п. Но с точки зрения социологии эти образования только суть процесса и связи специфических действий отдельных людей, так как лишь последние являются понятными для нас носителями действий, имеющих смысловую ориентацию.

Вебер не исключает возможности использования в социологии понятий «семья», «нация», «государство», но он требует не забывать, что эти формы коллективности реально не являются субъектами социального действия. Этим коллективным социальным формам нельзя приписать волю или мышление. Понятия «коллективная воля» и «коллективная жизнь» можно употреблять только условно, метафорически.

Социальным действием можно считать, по Веберу, только осмысленное, направленное на достижение ясно осознаваемых индивидом целей поведение. Такой тип действия Вебер называет целерациональным. Осмысленное, целенаправленное действие и делает индивида субъектом социального действия. Он отмежевывается от тех социологических теорий, которые в качестве исходной социальной реальности, субъектов социального действия берут социальные тотальности: «классы», «общество», «государство» и пр. С этой позиции он критикует «органическую социологию», рассматривающую общество как условный организм, в котором индивиды выступают в роли биологических клеток. Действие индивида, по Веберу, можно понять, так как оно осмысленно и целенаправленно, изучать его — занятие для социологов. Действие же клетки — нет, так как оно лишено названных атрибутов, и это уже сфера биологии.

Но также нельзя понять и действия класса, народа, хотя вполне можно понять действия индивидов, составляющих класс, народ. Для Вебера эти общие понятия слишком абстрактны. Он противопоставляет им требование социологии считать субъектом социального действия индивида и изучать его.

Еще один вариант решения данной проблемы содержит теория К. Маркса. В его понимании субъектами общественного развития являются социальные образования нескольких уровней: человечество, классы, нации, государство, семья и личность. Движение общества осуществляется в результате действий всех этих субъектов. Однако они отнюдь не равнозначны, и сила их воздействия изменяется в зависимости от исторических условий. В разные эпохи как решающий выдвигается такой субъект, который является основной движущей силой данного исторического периода. В первобытном обществе основным субъектом социальной жизни была семья или возникавшие на ее основе образования (род, племя). С появлением классового общества субъектами общественного развития, по Марксу, становятся классы (разные во все периоды), а движущей силой — их борьба. Следующее изменение субъекта социального действия предполагалось Марксом в результате установления коммунистических отношений. В этот период человечество переходит от стихийного развития к сознательному, осмысленному созиданию общественных отношений во всех сферах жизни. Маркс считал, что именно тогда начнется подлинная история человечества. И субъектом общественного развития станет целенаправленно действующее, освободившееся от классовой борьбы и прочих стихийных проявлений, осознавшее себя и смысл своего существования человечество.

Но нужно обязательно иметь в виду, что в концепции Маркса все субъекты общественного развития действуют в русле объективных законов развития общества. Они не могут ни изменить эти законы, ни отменить их. Их субъективная деятельность либо помогает этим законам действовать свободно и тем ускоряет общественное развитие, либо мешает им действовать и тогда тормозит исторический процесс.

Как же представлена в этой теории интересующая нас проблема: личность и общество? Мы видим, что личность здесь признается субъектом общественного развития, правда, не выдвигается на первый план и не попадает в число движущих сил социального прогресса. Согласно концепции Маркса, личность не только субъект, но и объект общества. Она не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. В своей действительности она — совокупность всех общественных отношений. Развитие индивида обусловлено развитием всех других индивидов, с которыми он находится в прямом или косвенном общении, оно не может быть оторвано от истории предшествующих и современных ему индивидов.

Таким образом, жизнедеятельность личности в концепции Маркса всесторонне определяется обществом в виде социальных условий ее существования, наследия прошлого, объективных законов истории и т. д. Но некоторое пространство для социального ее действия все-таки остается. Согласно Марксу, история не что иное, как деятельность преследующего свои цели человека.

Каким же образом обусловленный со всех сторон человек творит историю? Как личность влияет на ход исторического развития?

Для понимания этого в марксизме огромное значение имеет категория «практика». Субъективность человека у Маркса есть результат его предметной практики, освоения человеком в процессе труда объективного мира и его преобразования. В этом смысле каждый индивид, так или иначе вовлеченный в человеческую практику, является субъектом общественного развития.

Рассмотрев различные концепции по проблеме взаимоотношения общества и личности, отметим вклад каждого социолога в ее познание. Вместе с тем следует отметить, что абсолютной истиной здесь человечество не располагает.

Степень влияния личности на исторические процессы определяется не только ограниченным пространством ее социального развития. Она зависит от содержания конкретной личности, ее миропонимания, социальной позиции. И здесь определяющее значение имеет понятие о смысле жизни — идеальном представлении индивида о содержании, сущности и предназначении человеческого существования. Власть и богатство, творчество и профессиональные достижения, свобода и служение Богу могут выступать в качестве составных элементов комплексного представления о смысле жизни. Но нередко один из элементов воспринимается человеком как главный смысл жизни, главный стержень существования. Вспомним идею построения коммунистического общества, при котором будут жить будущие поколения. И лозунги послереволюционного периода, задающие смысл и цель жизни: «Мы живем для счастья будущих поколений!» В реальности получалось, что человек должен жить ради того, что оказывается за пределами единственной и неповторимой человеческой судьбы. Тем не менее этот лозунг был принят, особенно поколениями 20—40-х годов. Такова реальность, и ее не вычеркнуть из истории.

Нравственный кризис, характерный для современной российской действительности, истоки которого обычно видят во временах тоталитаризма, есть не что иное, как ощущение огромным числом людей бессмысленности той жизни, которую приходится им вести. И хотелось бы обратить внимание на это не сугубо российское явление. Западные страны и даже Африканский континент давно уже озабочены проблемой утраты человеком смысла жизни.

На этой проблематике выросли десятки, если не сотни философских концепций. А сейчас с ней столкнулась и наша социологическая мысль. И дело не в том, что нам «разрешили» думать и писать; просто проблема эта еще более обострилась. Появилась у нас она значительно позже, чем в других странах. Это утверждение может показаться странным, но именно тоталитарный режим затормозил наступление нравственного кризиса и именно его крушение сопровождается сейчас у очень многих людей ощущением нелепости и бессмысленности жизни, а точнее — потерей смысла существования. Хочется подчеркнуть, что причины духовного кризиса современной личности не так поверхностны, как это нередко преподносит наша публицистика.

С явлением, получившим множество названий, но имеющим единую сущность — потерю смысла жизни, западное общество столкнулось уже в начале прошлого века, а осмысливаться оно в философии и социологии стало в середине XIXв. Почти все социологи находили причину морального кризиса общества в победе рационализма в сфере производства, управления и потребления, вызванного расцветом капиталистических отношений. В этом они видели потерю человеческой свободы, человеческих ценностей.

М. Вебер лучше всех выразил эту идею, от которой отталкивались затем в своем развитии многие ставшие впоследствии популярными философские и социологические концепции (например, экзистенциализм, Франкфуртская школа и т. д.).

Вебер считает, что его эпоха с характерной для нее рационализацией и интеллектуализацией, «расколдованием мира» (заметим себе) пришла к тому, что самые высокие ценности переместились из общественной сферы или в потустороннее царство мистической жизни, или в братскую близость непосредственных отношений отдельных индивидов. В общественной жизни установились четко рациональные отношения, и индивид полностью лишен здесь свободы. Единственное время и место, где она еще сохранилась — это досуг. Все силы капиталистического общества направлены на то, чтобы обеспечить бесперебойное и ритмичное действие «производственно-научной машины». Европейская, наука, считает Вебер, европейский тип организации, наконец, европейские религии, образ жизни и мировоззрение — все работает на формальную рациональность, превращая ее, из средства в цель. Капитализм, по Веберу, превращает производство из средства в цель, а человека — в лишенного свободы раба рационально организованного производства. И индивид постоянно мечется между сферами необходимости и свободы, производственной, общественной и интимной жизни, досуга. Отсюда и кризис в «расщепленном» сознании человека.

В то же время Вебер наблюдал (да и сам испытывал ту же потребность) стремление людей к личностным, неформальным объединениям.

Однако он предостерегает и от такого рода общностей, так как на этом пути не найти восстановления целостности человека, а можно только потерять остаток личной свободы, ибо индивид не будет предоставлен самому себе даже в самой интимной и нравственной сфере. Судьба человека разрывается между двумя реальностями: служением необходимости и обладанием свободой в часы досуга. Когда человек на производстве или в общественной жизни, он не выбирает, он — как все. Когда же он на досуге, его святое право — выбирать себя. Условием такого выбора является полная политическая свобода, полная демократия.

В этой концепции Вебера и других направлениях западной социологии главной причиной духовного кризиса современной личности выступает потеря ею свободы и человеческой целостности.

Возникает вопрос: какую свободу человек имел и когда? Ведь чтобы потерять, нужно было ее иметь. Вебер называет, как мы заметили, свою эпоху «расколдованием мира». Значит, до этого времени мир был «заколдованным»? Очевидно, под этим он имеет в виду докапиталистические отношения. Но тогда потерянную свободу нужно искать именно в докапиталистическом, «заколдованном» мире. Так ли обстоят дела в действительности? Конечно, сословное, полное условностей, традиционное докапиталистическое устройство вполне можно назвать «заколдованным» по сравнению с рационалистическим, основанным на чистогане, лишенным иллюзий капитализмом. А вот была ли в этом обществе свобода личности? Можно согласиться, что человеческая личность была в эпоху Средневековья более цельной именно потому, что была несвободной, практически лишенной выбора. В то время действовали четкие регуляторы поведения.

Во-первых, это были традиционные мотивации на постоянное воспроизведение привычных типов поведения (скажем, все ходят в церковь). Нарушение традиции осуждалось обществом и даже наказывалось. Человеческая деятельность в строгих рамках традиции ориентирована была на выживание, самосохранение.

Во-вторых, поведение людей определялось как исполнение обязанностей, долга по отношению к патрону, родителям, общине. При этом трудности, самоограничения и даже страдания при исполнении обязанностей считались в порядке вещей.

В-третьих, поведением личности руководили как светские, так и церковные власти, регламентируя его весьма тщательно.

В-четвертых, деятельность человека определялась его привязанностью к своему селу, городу, округу, который очень сложно, а иногда и невозможно было покинуть, переменить, но который и защищал имущество, достоинство, а иногда и жизнь человека от внешних врагов.

Говорить о свободе личности в этих условиях едва ли стоит.

Как раз развитие капиталистических отношений сделало человека относительно свободным, уничтожив большинство из названных мотивов поведения, а оставшиеся значительно ослабив (например, последний). Человек капиталистического общества оказался один на один со своей судьбой. Не стало сословия, в котором ему предопределено было пребывать, традиционной фамильной профессии, корпоративного принуждения, но не стало и корпоративной поддержки (средневекового цеха, гильдии и пр.) и т. д. Человек оказался перед выбором без гарантий и общинной поддержки. Кроме того, подверглись сомнению или вовсе рухнули многие нравственные ценности Средневековья. Можно и нужно было выбирать себе культурный идеал, который раньше определялся рождением (крестьянин — трудись, дворянин — не трудись, но будь воином).

Выбор — тяжелая вещь, а выбор культурного идеала — тяжелейшая работа ума и души. Отнюдь не все люди оказались способными проделать эту работу и найти свой, а не предначертанный кем-то или чем-то путь. Отсюда и стремление к объединениям (особенно у молодежи), которое заметил в свое время Вебер, конформизм, о котором так много сказано в социологии и философии. Легче присоединиться к какой-то группе и существовать по ее правилам и идеалам, чем самому определяться, выбирать, брать на себя ответственность. Отсюда и духовный кризис.

Очевидно, не потеря свободы, а ее обретение, демократизация общества явились истинной причиной духовного и нравственного кризиса огромного числа людей. Такой дорогой ценой платит личность за обретение нового качества. Это новое качество формируется, видимо, на протяжении жизни многих поколений. Назовем его условно «работой души» или нонконформизмом, способностью выбирать свой путь и брать ответственность за его выбор на себя.

Социоло́гия

Социоло́гия (от лат. socius — общественный; др.-греч. λόγος — наука)— это наука об обществе, системах, составляющих его, закономерностях его функционирования и развития, социальных институтах, отношениях и общностях.

По определению Энтони Гидденса, социология — это «изучение общественной жизни человека, изучение групп и обществ».

По определению Ядова В.А., социология — это наука о функционировании общества, о взаимоотношениях людей.

Основной целью социологии является «анализ структуры социальных отношений в том виде, в каком они складываются в ходе социального взаимодействия».

Вследствие разнообразия подходов, характерного для современного состояния данной дисциплины, «ни одно определение социологии не является полностью удовлетворительным».

Основоположником социологии принято считать французского философа Огюста Конта (1798-1857). В своей важнейшей работе «Курс позитивной философии» (в 6-ти томах — 1830-1842), в опубликованном в 1839 г. 3-ем томе он впервые использовал термин «социология» и выдвинул задачу изучения общества на научной основе.

Истоки понимания причин возникновения социологии как самостоятельной науки об обществе неразрывно связаны с философской системой позитивизма, который, в свою очередь, возник на волне бурного развития естествознания (физики, химии, биологии) в конце XVIII — начале ХIХ вв.

Читайте также:  Жданов восстановление зрения комплекс упражнений распечатать

Предмет – определенное социальное явление, рассматриваемое как ключевое. Например, групповое взаимодействие, социальные отношения, социальные организации, системы социальные действия, социальные группы, социальные общности, социальные процессы, социальная жизнь (закономерности их развития, функционирования, тенденции).

Существует несколько основных подходов к определению предмета социологии.

1) Социология – это универсальная наука об обществе, призванная изучить глубинные основы социальной жизни (О.Конт, Г.Спенсер)

2) Социология изучает социальное (взаимодействие между людьми, социальными группами). Согласно данному подходу социология не имеет специально отведенной сферы социальной явлений (в отличие от политологии, экономики, юридической и т.д.). С другой стороны, она не является всеохватывающей наукой об обществе. Социология стремится постичь природу социальных связей между людьми, законы приспособления людей друг к другу, отношения, проявляющие в любых областях общественной жизни (экономическая, духовная, политическая, социетальная).

3) Социология это наука о становлении, развитии и функционировании социальных общностей и форм их организации (социальные институты, социальная структура, социальные системы). Социальная общность – различные формы организации, взаимодействие социальных субъектов: индивидов, групп, слоев, классов, этносоциалных, территориальных, государственных образований и человечество в целом).

В узком смысле под предметом социологии понимают:

1) человек, его сознание, его отношение к общественным изменениям; исследования человека; как члена социальной общности; социальный слоя; социального института; мотивы поведения в конкретной общественной ситуации, его потребности, жизненные ориентации, внутренний мир.

2) Деятельность человека, посредством изучения которой раскрываются институциональный, стратификационный, управленческий. И другие уровни организации общественной жизни.

3) Отношения между группами людей, занимающими разное положение в обществе, принимающее неодинаковое участие в экономической и духовной жизни. Различающиеся уровнями и источниками своих доходов, структурой личного развития, типом общественного сознания.

4) Социальные структуры и структурные элементы (личности, социальные общности, социальные институты): социально-демографические, национальные; социально-профессиональные и т.д.

5) С точки зрения глобалистов современный мир описывается с геноэкономических, геополитических, транс-культурных позиций; изучаются: исторические системы (цивилизации; культурно-исторические типы).

6) Реальное общественное сознание – деятельность и поведение людей, как воплощение из знаний, установок, ценностных ориентаций, потребностей и интересов, закрепленных в коллективном сознании.

В самом широком смысле, социология – это наука об обществе, и закономерностях, проявляющихся в общественных явлениях, в предметной области социологии оказываются: общество как целостность; социальные общности, институты и организации; личности, взаимодействие личности и общностей; социальные действия; социальные процессы и изменения.

Объект социологии — то, на что направлено социологическое внимание и исследование. Но это не просто общество, или некая совокупность общественных отношений людей. Во-первых, это прежде всего современное общество. Во-вторых, отчасти это и прошлое общество, поскольку необходимы исторические сравнения для лучшего понимания современности. В-третьих, и это особенно важно, объектом социологии выступает информация об обществе: объективная и субъективная, первичная и вторичная, собранная с помощью самых различных методов, на основании различных источников.

Вопрос 2 «Структура и функции социологии»

В зависимости от уровня получаемых знаний в социологии также выделяются:

1) теоретическая социология, дающая глубокое обобщение фактического материала, путем построения теории, раскрывающих универсальные закономерности функционирования общества (социальной системы и ее структур).

2) прикладная (эмпирическая) социология — изучает практические стороны социальной жизни общества на базе общесоциологических теорий и фактических материалов.

3) социальная инженерия — уровень практического внедрения полученных знаний с целью моделирования путей разрешения конкретных социальных проблем. Кроме того, социология имеет и внутреотраслевое и отраслевое деление (социология труда, экономическая социология, социология досуга, семьи, образования, религии, малых групп, молодежи, пола, поселений и т.д.)

1. Познавательная — как наука социология дает прирост нового знания о различных сферах социальной жизни, о тенденциях общественного развития.

2. Прикладная (практическая) функция в том, что социологическая наука не только познает социальные реальность, но и обладает управленческим потенциалом.

Реализация теоретико-познавательной функции позволяет социологии расширить и конкретизировать знание о сущности общества, его структуре, закономерностях, основных направлениях и тенденциях, путях, формах и механизмах его функционирования и развития. Обогащение научного социологического знания происходит как на основе внутреннего совершенствования теоретической социологии, так и в результате динамичного развития самого объекта познания этой науки — социальной деятельности. И здесь особая роль принадлежит эмпирической социологии и специальным социологическим теориям, дающим глубокое системное отражение сущности и закономерности развития общества. Прикладная (практическая) функция социологии в том, что наука не только познает социальную реальность но и вырабатывает предложение для управленцев всех уровней в условиях совершенствования социальной политики, для рационального управления обществом.

3. Функция социального контроля позволяет снять социальную напряженность и кризисы в обществе, информируя властные структуры об усилении деятельности социального контроля над процессами в обществе.

4. Идеологическая функция в том, что данные социологии (знания) используются для выработки определенного менталитета, ценностных ориентаций, стереотипов поведения , имиджей. Социологическое знание может служить средством манипулирования сознанием и поведением людей, либо данные полученные социологами могут быть средством достижения общественного консенсуса.

5. Прогностическая (футурологическая) функция социологии состоит в способности вырабатывать прогнозы о тенденциях развития социальных процессов в будущем.

Итак, социология играет ключевую роль в современной интеллектуальной культуре и занимает центральное место в социальных науках.

Вопрос 3 «Место и роль социологии в системе общ наук»

Место социологии в системе наук

Специфика положения социологии в системе социогуманитарных наук заключается в следующем:

1) Социология является наукой об обществе в целом, его явлениях и процессах.

2) Социология включает в себя общую социологическую теорию, или теорию общества, которая выступает как теория и методология всех других социогуманитарных наук.

3) Все социальные и гуманитарные науки изучающие различные стороны деятельности жизни общества всегда затрагивают социальный аспект, т.е. те законы и закономерности, которые реализуются посредством деятельности людей.

4) Техника и методика изучения человека и человеческой деятельности, методы социального измерения и т.д., разрабатываемые социологией, необходимы и используются всеми другими социальными и гуманитарными науками.

5) Сложилась целая система исследований, проводимых на стыке социологии и других наук, которые получили название социальных исследований.

Между тем социология не претендует на роль философии в отношении социогуманитарных наук. Она дает научно обоснованную теорию общества, его структуры, дает понимание законов и закономерности развития и функционирования этих структур. Взаимодействия субъектов и общества.

При сопоставлении социологии с другими науками, можно выявить следующую специфику:

1) Социология – социальная философия

Сходство в объекте заключается в том, что обе науки осмысливают своеобразие общества, его отличие от природы и следуют цели его существования и развития. Предмет социальной философии, в отличие от социологии, заключается в изучении общественной жизни сточки зрения, мировоззренческих проблем, главные из которых – смыслообразующие. Если у философии основной метод познания – это умозрительный анализ на основе цепи логических заключений, то для социологии – это эмпирические методы данных статистики, демографии и других дисциплин.

2) Социология и психология

Сфера психологии – изучение индивидуального «Я», т.е. выявление индивидуальных психологических особенностей (инстинкты, желания, темперамент), психика человека как неповторимый уникальный мир, а также иррациональное бессознательное. Сфера социологии – проблема межличностных взаимодействий, взаимодейтвие личности и групп, в личности социолога интересуют ценностей ориентации, его социальные позиции, ролевые ожидания.

3) Социология и история

Общим предметом данных наук является анализ социальных фактов – общей проблемой необходимость учитывать как наличие определенных социальных закономерностей, так и существования индивидуальных неповторимых процессов, которые влияют на направление развития общества. Специфика заключается в следующем: науки разделяют на две группы:

a) номотеические, которые ищут в социуме общие законы функционирования и изменения общества исследует повторяющееся, неизменное в событиях, это науки о законах, и к которым относятся социология. Главный метод социологии – обобщающий, отыскивающий главные тенденции.

б) Идиографические – это науки о событиях, которые описывают единичные, с точки зрения его неповторимых индивидуальных характеристик.

4) Экономика и социология

Общее в этих науках – понимание того, что материальное производство и экономическую деятельность человека, это основные формы деятельности общества. Экономика изучает формы математического производства и его средства. Социология изучает положение человека в этих экономических условиях; каковы отношения между людьми в разных экономических условиях.

5) Социология и политология

Политология изучает политическую сферу, политической структуры, режимы, влияние государства на общество. Социология исследует политическую сферу через призму отношений между людьми и полагает, что выявить закономерности политической жизни, можно только учитывая особенности общества как социальной системы.

Социология и общество: проблемы взаимодействия

УДК 316,3+ 316.1 ББК С508 + С55

СОЦИОЛОГИЯ И ОБЩЕСТВО: ПРОБЛЕМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

На протяжении всей истории существования социологии мы отмечаем её стремление изучить и объяснить причины и механизмы изменения основного объекта её исследований — общества. Однако в силу сложности и многоаспектности общества, а также его непрерывного и постоянного изменения все попытки создать единую социологическую теорию не привели к желаемому результату. Казалось бы можно отметить определённые достижения на этом пути, в виде построения нескольких социологических теорий, таких как марксизм, понимающая социология, структурный функционализм, символический интеракционизм, а также постклассичес-кие, модернистские (социологическая феноменология, этнометодология) и постмодернистские (теория самореферентных систем, структурационная социология) теоретические концепции, и всё же очевидно, что ни одна из этих теоретических систем, взятая отдельно не может претендовать на роль социологической метатеории.

Напрашивается очевидный вывод, что следует объединить возможности всех уже разработанных теорий и создать общую социологическую метатеорию, хотя, как показывает опыт, эта цель недостижима.

В настоящее время мы являемся свидетелями большого количества попыток создания современных, новых теоретических схем и концепций, в основе которых, как думают их авторы, лежат новые взгляды на новую реальность, новые подходы к уже известным явлениям и процессам, новые прочтения старого опыта.

Как показывает анализ, теоретические изыскания идут в двух противоположных, или возможно встречных, направлениях. Первое-это вписывание социологии в более широкий контекст, акцентирование внимания на всебщей взаимосвязи социального, природного и духовного на космическом уровне. Второе-попытка найти основное, определяющее звено, базовую категорию, взаимодействие, что часто приводит к введению по форме новых понятий, новых моделей социальных явлений, попыток их анализа и объяснения с привлечением терминов и понятий других сфер знания. Очень эффективен в этом направлении проблемный подход, в рамках которого вполне естественно использовать наработки и подходы других наук.

Можно предположить, что такое разнонаправленное развитие социологии определяется особенностями её становления как науки и особенностями структуры её предмета. Отсюда постоянная двойственность в подходе к реальным социальным явлениям и процессам, рассмотрение их как части более общих систем, исходя из макросоциологиче-

ского подхода, либо акцентирование внимания на взаимодействии личностей и социальных групп, используя микросоциологический подход.

Социология как наука об обществе возникла при слиянии двух ветвей, растущих на различной почве: философии и психологии, а точнее социальной психологии. Именно эту её особенность подчёркивает Ю.Н. Давыдов, когда он анализирует историю возникновения социологии. «Парадокс доконтовского обществознания, еще не институционализировавшегося и не осознавшего себя в качестве специальной научной дисциплины, заключается в том, что на каждом новом этапе его самоутверждения, предполагающего сперва постепенное высвобождение социальной науки из материнского лона философии, а затем ее обособление от других смежных с нею дисциплин, вновь и вновь, хотя и по-разному, вставал один и тот же вопрос о «начале» науки об обществе, который историки и теоретики социологии обязаны строго отличить от собственно философской проблемы «первоначала» как такового. Между тем как раз здесь, у первоистоков этой будущей научной дисциплины, ее труднее всего отграничить от философии, в материнском лоне которой она возникла и только еще начинала собственную жизнь. Единственное, на что может опереться исследователь, рассматривая как бы под микроскопом судьбоносный «момент» первоначального разграничения уже «ставшей» философии, с одной стороны, и только еще «становящегося» обществознания — с другой, — это своеобразие его предмета. Общества, взятого в качестве некоторой «эмпирической» — в то же время «сверхэмпиричес-кой» — данности, навязывающей себя каждому его обитателю, независимо от того, способен ли он дать себе отчет в том, что же, собственно, это такое, или неспособен» [1, с. 45].

Социологи всегда много внимания уделяли проблеме структуры социологического знания, функции социологии как науки. Отметим контовское деление социологии на социальную статику и социальную динамику, П. Сорокин пишет: «Теоретическая социология, изучающая социальные явления с точки зрения сущего (и должного), естественно распадается на три основных отдела: 1) на социальную аналитику (или социальную анатомию и морфологию), изучающую строение населения; 2) на социальную механику, изучающую социальные силы и социальные процессы; 3) на социальную генетику, или теорию эволюции общественной жизни отдельных её сторон, исследующую законы развития последних явлений» [2, с. 531]. Вспомним и три уровня социологии, узаконенные в СССР.

Серия «Социально-гуманитарные науки», выпуск 5

Теоретические и методологические проблемы социологии

Представления о структуре социологии тесно связаны с представлениями о её функциях и значении в обществе. Самый высокий уровень, уровень общей социологической теории, необходим самой социологии, без его развития она не может существовать как наука, но этот уровень не является важным с точки зрения решения прикладных задач и поэтому в его развитии заинтересованы только сами социологи- теоретики. Значение и важность теорий среднего уровня уже очевидны для более широкого круга социологов, а теоретические концепции отраслевых социологий признаются важными и полезными не только социологами, исследующими ту или иную сферу жизнедеятельности, но и людьми, работающими в этой сфере. Этим раскладом интересов во многом и определяется развитие различных уровней социологического знания. С сожалением приходится отмечать, что в современной российской социологии сравнительно меньше сделано в развитии общей теории и методологии и в этом плане она может рассматриваться как «провинциальная». Интересно о ситуации пишет А.Г. Здраво-мыслов. «Возможно. что развитие теории осуществляется “где-то там” — в сферах зарубежных и международных. Но эта посылка несостоятельна. Без разработки вопросов теоретического характера не существует национальной социологии. Вне общего теоретического контекста российская социология выступает как совокупность отраслевых направлений» [3, с. 137].

В данной статье я хотел бы представить работы российских социологов разрабатывающих различные уровни социологии и различные «проблемнотеоретические» её узлы.

Проблемам общетеретического уровня посвящены работы Н.И. Лапина, Г.В. Немировского, С.Г. Кирдиной, Л.М. Романенко, развитию теорий среднего уровня и их применению для объяснения процессов, происходящих в России, посвятили свои исследования А.И. Кравченко, О.Н. Яницкий, интересные идеи витализма, виталистской социологии разрабатывает В.И. Григорьев, оригинальную трактовку понимания «провинциальной» социологии даёт Г.Е. Зборовский.

Показательно то, что в абсолютном большинстве социологических парадигм, утвердившихся в качестве классических, в XX веке имели место виталис-тские идеи, компоненты социального знания вита-листского характера. И это при всем том, что собственно виталистской социологической концепции в классической социологии не сложилось. Она не стала большой социологической теорией, объясняющей важнейшие закономерности строения, развития и функционирования общества, социальных сил, защищенности человека.

Присутствие витадистских идей в социологии различается по различным группам социологических парадигм. Прежде всего это можно выявить на осно-

ве их характеристики как социоцентричных, челове-коцентричных и комплексноориентированных.

Очевидно, что нас заинтересует концепция социе-тальной социологии Н.И. Лапина с целым набором новых понятий и идей. Концепция социальной матрицы С.Г. Кирдиной является эффективным инструментом анализа процесса развития общества. Новая парадигмауниверсумной социологии В.Г. Немировского, в которой он пишет о новых моделях познания социальной реальности, используя новые понятия, тоже может быть полезной. Приведу один из его тезисов: «Диатропическая познавательная модель концентрирует внимание на общих свойствах разнообразий, независимо от природы элементов, образующих данные множества. Основным понятием диатропики, указывает Ю.В, Чайковский, является ряд, подобно тому как для опытных и наблюдательных наук это факт. И так же как факт не имеет смысла вне объясняющей схемы, так и ряд немыслим для диатропики без сопоставления с другим рядом, зато ряды для сопоставления могут быть взяты из далёких областей знания. Сопоставление этих рядов — элементарная операция диатропики, причём ряд не обязательно целостная система, а нередко простая упорядоченность изучаемого множества. На основании подобного сопоставления можно выделить архетип — обобщённый образ изучаемого объекта, будь то, например, строение птицы, дерева, общества или социального института (именно генерализованным архетипом и является разработанный нами в 1991 году принцип минимального универсума. Модная в последнее время синергетика отражает скорее особенности ди-атропической познавательной модели, нежели системной.)» [4, с. 25].

Читайте также:  Роль зрения и слуха в движениях и передвижениях человека

Понятно, что социология как наука не имеет границ, но не следует забывать, что она развивается и функционирует в определённой социально-культурной среде, под влиянием научных и культурных традиций, необходимо знать, что наработали наши коллеги в других странах, для того чтобы определить возможность и границы применения их теоретических концепций в нашей стране, но не для бездумного их копирования.

1.Давыдов, Ю.Н. К проблеме становления научности доконтовского обществознания: роль Н. Макиавелли. В кн. Перспективные направления развития теоретической социологии в России рубежа XX-XXI веков/ под ред. В.А.Мансурова, С.И.Григорье-ва. — М.; Барнаул : АзБука, 2003. — 456 с.

2.Сорокин, П.А. Человек. Цивилизация. Общество. — М., 1992. — 598 с.

3. Здравомыслов, А.Г. О судьбах социологии в России // Социс. — 2000. — № 3. — С. 136—145.

4. Немировский, В.Г. Введение в теоретическую социологию: Учебное пособие. — Красноярск, 1991. — 122 с.

Глава 1. Социология: проблемы и перспективы

Сегодня, в конце двадцатого века, мы живем в мире, чрезвычайно тревожащем нас, но в то же время полном замечательными перспективами на будущее. Этот мир захлестывают перемены, связанные с ужасающей возможностью ядерной войны и разрушительным натиском современных технологий на природу. Но вместе с тем мы имеем больше возможностей управлять своей судьбой, изменять жизнь к лучшему, чего не могли себе даже представить предыдущие поколения. Как мир стал таким? Почему обстоятельства нашей жизни так отличаются от обстоятельств жизни наших предшественников? В каких направлениях произойдут перемены в будущем? Эти вопросы прежде всего интересуют социологию, дисциплину, которая призвана играть фундаментальную роль в современной интеллектуальной культуре.
Социология — это изучение общественной жизни человека, изучение групп и обществ. Это ослепительное и захватывающее предприятие, чьим предметом является поведение людей как социальных существ. Поле деятельности социологии чрезвычайно широко, от анализа случайных столкновений индивидов на улице до исследований глобальных социальных процессов. Несколько примеров дадут нам первое представление о ее природе и целях.

Итак, выделив предмет социологии, мы можем заключить, что социология — это наука, изучающая структуры общества, их элементы и условия существования, а также социальные процессы, протекающие в этих структурах.

В понятие социальной структуры входит не только взаимное расположение индивидов и групп в обществе, но и их взаимосвязи, т.е. взаимные контакты, действия и взаимодействия, осуществляемые как на основе межличностного общения, так и с помощью средств массовой информации.

Под условиями существования социальных структур понимаются прежде всего физическая окружающая среда, культура, включающая в себя нормы, ценности и средства их передачи (например, язык). Если говорить о социальных процессах, то они представляют собой динамику развития общества и охватывают все стороны деятельности людей в обществе, обеспечивая его функционирование и развитие.

Развитие социологии показывает, что такой подход к изучению сложного общества (называемый структурным анализом) дает возможность для всестороннего изучения структурных единиц общества (классов, слоев, групп, ассоциаций, личностей), социальных связей между такими единицами (контактов, действий, взаимодействий, социальных отношений, социальных институтов), а также динамики социальных структур (социальных изменений, процессов).

Практическое значение социологии
Понимание социальных ситуаций

Социология оказывает множество практических воздействий на наши жизни. Вклад социологического мышления и исследований в практическую политику и социальные реформы осуществляется несколькими путями. Наиболее прямой способ — обеспечение более ясного или более верного понимания социальной ситуации. Это может быть сделано или на уровне фактических знаний, или путем приобретения более верного понимания, почему что-либо происходит (другими словами, путем теоретического обоснования). Например, исследование может показать, что в бедности живет гораздо большая часть населения, чем принято считать. Любая попытка улучшить жизненные стандарты имеет большую вероятность успеха, если она основана на точной, а не на ошибочной информации. Чем больше мы знаем о том, почему бедность остается распространенным явлением, тем больше вероятность, что против нее будут предприняты эффективные действия.

Восприимчивость к культурным различиям

Второй способ, которым социология может способствовать практической политике — это помощь в воспитании большейкультурной восприимчивости по отношению к различным группам в обществе. Социологическое исследование позволяет взглянуть на социальный мир как на многообразие культурных перспектив, и это помогает устранить предрассудки различных групп по отношению друг к другу. Нельзя считаться просвещенным политиком, не имея развитого представления о различиях в культурных ценностях. Практическая политика, в основе которой не лежит осознание образа жизни тех, на кого она ориентирована, имеет мало шансов на успех. Так, белый работник социальной сферы, работающий в западноиндийском секторе британского города, не заслужит доверия его обитателей, если не разовьет восприимчивость к тем культурным различиям, которые в Британии часто разделяют белых и черных.

Оценка результатов политических действий

В-третьих, социологическое исследование имеет практическое значение при оценке результатов политических инициатив. Программа практических преобразований может не достичь тех целей, которые ставили ее создатели, либо повлечь за собою серию непредвиденных последствий нежелательного характера. Например, в послевоенные годы во многих странах в центральных районах городов были построены большие коммунальные дома. Предполагалось повысить стандарты проживания для живущих в трущобах групп низкого достатка; здесь же планировалось разместить различные торговые и бытовые службы. Однако исследования показали, что многие из тех, кто переехал из своих предыдущих жилищ в большие дома, чувствуют себя изолированными и несчастными. Высотные дома и торговые районы быстро пришли в упадок и стали питательной почвой для группового хулиганства и других серьезных преступлений.

Углубление самопознания

В-четвертых, — и, пожалуй, это самое главное, — социология может дать общественным группам более просвещенное представление о себе, увеличить их (38стр) самопонимание. Чем больше люди знают об условиях собственной деятельности, о том, как функционирует общество, тем больше вероятность, что они смогут повлиять на обстоятельства своей собственной жизни. Было бы неверно представлять практическую роль социологии только как помощь политикам или властным группам в принятии обоснованных решений. От тех, кто наделен властью, не всегда можно ждать заботы об интересах непривилегированных слоев. Группы, обладающие высоким самосознанием, могут эффективно реагировать на действия правительственных чиновников и других влиятельных лиц, а также могут выдвигать собственные политические инициативы. Группы взаимопомощи (подобные “анонимным алкоголикам”) и общественные движения (например, женские движения) являются примерами общественных ассоциаций, прямо добивающихся практических реформ (см. главу 9, “Группы и организации”).

Роль социолога в обществе

Должны ли социологи сами активно отстаивать и пропагандировать программы практических преобразований и социальных изменений? Некоторые считают, что социология может сохранять объективность, только если социологи будут хранить нейтралитет в моральных и политических вопросах, но нет никаких оснований думать, что ученые, сторонящиеся общественных дискуссий, обязательно более объективны в оценке социологических проблем. Существует очевидная связь между изучением социологии и пробуждением социального самосознания. Ни один умудренный опытом социологии человек не останется безучастным в отношении неравенства, существующего сегодня в мире, отсутствия социальной справедливости во многих ситуациях или бесправия миллионов людей. Было бы странно, если бы социологи не принимали участия в практической деятельности, и было бы нелогично и непрактично пытаться запретить им использовать их социологический опыт.
Заключительные комментарии
В этой главе мы рассматривали социологию как дисциплину, для которой характерно отбрасывание личного субъективного видения мира, с тем чтобы более тщательно изучать влияния, определяющие нашу жизнь и жизнь других людей. Социология как особое интеллектуальное занятие возникла в ранний период развития современных индустриальных обществ, и изучение таких обществ сохраняет принципиальную важность. Но социологи также имеют дело с широким кругом проблем, связанных с природой социального взаимодействия и человеческих обществ в целом. В следующей главе мы обратимся к разнообразию человеческой культуры и увидим разительный контраст в обычаях и привычках различных народов. Для этого нам понадобится отправиться в кругосветную культурную экспедицию. На интеллектуальном уровне мы повторим походы, которые совершили Христофор Колумб, капитан Кук и другие искатели приключений, отправившись в свои рискованные путешествия вокруг земного шара. Однако, как социологи, мы не можем смотреть на них только с точки зрения путешественников — как на вояжи “первооткрывателей”, поскольку эти экспедиции повлекли за собой процесс западной экспансии, оказавшей драматическое влияние на другие культуры и на последующее мировое социальное развитие.

Несмотря на видимое многообразие в корпусе социологического знания, можно выделить три доминирующих стиля или типа рассуждения. Первый тип представлен классическими социологическими доктринами, предлагающими различное толкование исторического процесса и развития общества как целого. Второй тип — социальные обследования, цель которых заключается в сборе и систематизации сведений о состоянии общественной жизни. Третий тип — социологические исследования, фокусированные на проверке гипотез.

Возникновение социологических доктрин принято связывать с именем Огюста Конта, который придумал необычное латино-греческое словосочетание ‘социология’ для обозначения высшей науки об обществе. Роберт Мертон имеет основания считать эту терминологическую инновацию ‘самым ужасным гибридом, который когдалибо обозначал науку об обществе’3. Однако дело не в терминах. Нет никакого сомнения, что социологическая проблематика была широко представлена до Конта в воззрениях просветителей (например, одна из ключевых социологических идей — идея прогресса — была развита в сочинениях А. Тюрго, Ш. Монтескье, М. Кондорсе), основателей индуктивного научного метода (Ф. Бэкона, Т. Гоббса, Д. Локка), авторов различных утопических версий организации общества на разумных началах.

У истоков европейской социологической мысли стоят величественные учения древних, прежде всего Платона и Аристотеля, впервые в истории предложивших развернутую теорию общественного устройства и типов социальных объединений.

Потребовались столетия, чтобы учение об обществе — социология — стало отделяться от учения о праве и государстве (которое, как полагают, стоит над обществом), от экономических, этических и эстетических идей и, в конце концов, от философии и истории. Этот процесс обусловлен специализацией социологических направлений и применением экспериментальных методов к решению проблем, считавшихся ранее чисто философскими.

В современной социологии, дифференцированной на десятки специальностей, наметилась линия на воссоздание синкретической теории общества, выработку общих постулатов социологического знания. Однако в итоге вырисовывается чрезвычайно мозаичная картина мира, включающая многообразные культуры, идеологии и типы рациональности. Научной рациональности принадлежит в этой картине лишь одно из мест.

Каковы методологические особенности первого типа социологического дискурса? Общей чертой социологических доктрин является их мировоззренческая установка. В отличие от научного исследования в фокусе доктрины находятся идеи предельной значимости, скажем, последние истины бытия. Предпоследние истины здесь обычно не обсуждаются. Например, одно из основных положений философии Конта о наступлении позитивного этапа развития человечества приобретает всемирно-историческое значение; отныне теологические и метафизические предрассудки должны быть отброшены во имя вновь открывшейся великой истины. Предопределившая содержание социологического учения К. Маркса и Ф. Энгельса идея всемирно-исторической миссии пролетариата выступает в качестве пророческого самореализующегося предсказания. Тезис Ж.-Ж. Руссо о репрессивной роли культуры и общественных институтов имел принципиальное значение для идеологии буржуазных революций.

Социологические доктрины пронизаны глубоко личностным началом. Они являются не столько результатом систематического наблюдения или проверки предположений, сколько личным даром автора, который в этом отношении обретает призвание или претензию пророка. Именно поэтому аутентичное понимание социологических доктрин требует обращения к личной биографии автора, перипетиям его жизни и борьбы за утверждение своих идей.

Отсюда вытекает уникальность социологических доктрин, связанная с именем их основателя. Обычное научное знание должно удовлетворять требованию воспроизводимости при тех же инструментальных условиях. Результаты исследования остаются одними и теми же вне зависимости от того, кто его автор. Здесь же ситуация принципиально иная. Смысл, вкладываемый ‘отцом-основателем’ в категории своего учения, известен в полном объеме лишь ему самому благодаря эзотерическому проникновению в тайну мира. На долю адептов остается лишь расшифровывать и реконструировать подлинное содержание учения.

Причины возникновения доктринальных ересей, в том числе новых ‘парадигм’, в немалой степени обусловлены метафоричностью концептуального лексикона оригинала. Например, последователи Маркса, вступившие в резкую конфронтацию друг с другом уже в конце XIX в., потратили много сил на выяснение смысла термина ‘диктатура пролетариата’, а в 1950-е гг. идея ‘социализма с человеческим лицом’ сопрягалась с гуманистическими рефлексиями молодого Маркса. Знаменитое замечание В.И. Ленина на полях гегелевской ‘Науки логики’ ‘Сознание не только отражает мир, но и творит его’ послужило поводом для энергичных попыток внести антиматериалистические коррективы в марксистскую теорию познания. И каждая новая реконструкция создает новую уникальную версию учения. Отсюда, в частности, следует, что социологическую доктрину можно только принять вместе с ее топикой и риторикой; можно поверить в нее, но нельзя освоить как средство объяснения изучаемого фрагмента действительности. Ведь в буквальном смысле ‘доктрина’ — не столько учение, сколько поучение.

Следующая характерная черта социологических доктрин — критический амелиоризм, т. е. стремление к улучшению социальной ситуации. Часто развертывание доктринальных идей сопряжено с требованием переустройства ‘плохого’ мира по заданному ‘хорошему’ образцу. Исключение составляют теории созерцательного плана, либо имеющие выраженную реакционно-консервативную направленность. Например, идея Жозефа де Местра о страхе как основе социального порядка и священной миссии палача трудно интерпретировать в амелиористском ключе. Иногда амелиористские требования выступают в виде салонного вольнодумства по поводу несоответствия существующего порядка ‘естественному праву’, иногда — в виде реформаторского энтузиазма (стремлении улучшить ситуацию без ее кардинальных изменений), а бывает — влекут за собой ‘критику оружием’. Убеждение, таким образом, более или менее удачно сочетается с принуждением. Овладев ‘оружием критики’, социологические учения переходят к разоблачению общественных институтов, чтобы показать их неразумность и, следовательно, неестественность.

В XVIII в. социальная наука требовала, чтобы архаичные институты и весь старый порядок были заменены новым порядком, более разумным и естественным. Завершение создания нового порядка, как предполагалось, будет демонстрацией истинности теории4. Критическая социальная установка нашла выражение в строе мысли, который И.С. Тургенев назвал нигилизмом. Отличительной чертой нигилизма был отказ от предрассудков, привычек и обычаев, существования которых разум не мог оправдать в качестве ‘естественных’ начал. Нигилизм признавал только один авторитет — разум, он отвергал все, что составляет условную ложь культурной жизни и противопоставил им абсолютную искренность.

Пророческий пафос доктринальной социологии сближает ее с религиозно-миссионерской деятельностью. Это сказывается и на содержании, и на стиле изложения и пропаганды социологических доктрин. Многие первые президенты Американского социологического общества вышли из религиозной среды и в основе их теоретических и реформаторских установок лежат этические традиции протестантизма. Знаменитые американские социологи конца XIX — начала XX в. У. Самнер, А. Смолл, Д. Винсент, Э. Хайес, Дж. Лихтенбергер, У. Уитерли, Д. Джиллин начинали свою карьеру в качестве протестантских проповедников, а Л. Уорд, Ф. Гидцингс, У. Томас были выходцами из семей пресвитеров.

Социологические учения приняли относительно завершенную форму в духовной атмосфере просветительской десакрализации мира. Просвещение открыло, что вселенная лишена морального предназначения, что она движется по механическим траекториям и, следовательно, мертва. В ней нет ничего, кроме материала, ждущего преобразования и усовершенствования уже не к вящей славе Господней, а во имя ‘гуманных’ целей в мире, где Бог существует лишь в той степени, в какой он социально полезен. Рациональность мироустройства утратила божественное предназначение и глубину самодостаточности, стала силой, потенцией, энергией, преобразующей социальный материал в соответствии с принципами ‘справедливости’, ‘свободы’ и ‘равенства’. Природа же оказалась не храмом, а мастерской.

Читайте также:  Тонкие миры с точки зрения науки

Так возникла социологическая задача создания ‘Нового мира’, основанного на рациональном активизме-энергичном вмешательстве активного разума в существующий порядок вещей. Замысел знания сместился с ‘вечных истин’, до которых разум может возвыситься лишь путем созерцания, очищения от грязи заблуждений и аффектов, на активную силу интеллекта, формирующую мир по точно рассчитанному проекту7. ‘Социальность’ как рационально обоснованный проект жизнеустройства заменила благолепие ‘града земного’.

Механистическая картина мира, основанная на универсальном представлении о силовом взаимодействии масс, требовала измерительного инструментария для исчисления траекторий движения тел. ‘Силам’ подчинились и тела физические, и тела общественные, а сознание оказалось лишь tabula rasa с запечатленными отображениями вещей. Так возникла идея ‘социальной физики’, предопределившая тематическую программу социологии. Адольф Кетле, бельгийский астроном и математик, выводил законы ‘общественного тела’ из возможности их статистического наблюдения. ‘Это великое тело, — писал он, — существует в силу консервативных начал, как все, что вышло из рук Всевышнего; оно обладает своим лицом, как самое высшее из органических существ. Приняв самый общий взгляд на это существо, мы обнаружим в нем законы столь же постоянные, столь же неподвижные, как законы, управляющие небесными телами; мы имеем дело с физическими явлениями, в которых свободный произвол человека совершенно исчезает и остается только дело рук одного Творца. Совокупность этих законов, существующих вне времени, независимо от капризов человека, составляет науку особого рода, которую я назвал социальной физикой’8.

На становление доктринального социологического стиля существенное влияние оказала атмосфера романтического подвижничества и энтузиазма, свойственная новоевропейской идеологии обновления. Влияние романтизма на формирование социологической программы наиболее отчетливо просматривается в той ее традиции, которая изначально была сопряжена с психологизмом — стремлением понять тайные движения души, малую вселенную, противостоящую мерному ходу истории. Идея самоценности личности, остроты жизни с тех пор не покидала социологическую топику, даже если и не вполне отвечала критериям строгой научности. Контроверза ‘живой жизни’ и ‘бездушной схемы’ возникала всякий раз, когда социология входила в фазу методологического кризиса. В начале XX в. неокантианцы Г. Риккерт и М. Вебер противопоставили концепцию ‘идеального типа’ ‘переживанию действительности’, а на исходе столетия эта проблема обнаружила себя в виде атаки на аналитический аппарат социологии с позиций ‘качественной методологии’.

Впервые слово «социология», обозначающее область научного знания было введено в научный оборот французским мыслителем Огюстом Контом в его работе «Курс позитивной философии» (1842). Как и многие другие философы того времени, Огюст Конт находился под воздействием крупных успехов в области естественных наук. Поэтому он, рассматривая проблемы общества и социального поведения, во-первых, поднял на щит девиз «Порядок и прогресс», где порядок понимался по аналогии с физикой как симметричность и уравновешенность структурных элементов общества (индивидов и групп), а прогресс — как использование знаний об обществе прежде всего для решения конкретных проблем, направленных на достижение оптимизации человеческих отношений, где, по его мнению, наблюдалось отставание от других наук.

Во-вторых, О. Конт считал, что социология должна рассматривать общество как некий обладающий собственной структурой организм, каждый элемент которого должен исследоваться с точки зрения полезности для общественного блага. Этот организм, по его мнению, действовал в соответствии с жестокими законами, подобно закону всемирного тяготения в физике. В связи с этим всю социологию О. Конт разделял на социальную статику и социальную динамику и допускал применение законов механики к изучению общества и его основных элементов.

Историческая и научная роль Огюста Конта состоит прежде всего в том, что проблему изучения общества и взаимосвязей внутри него он поставил в рамках отдельной наукой, которую назвал социологией. К сожалению, О. Конт не смог определить достаточно четко предмет новой науки и найти научный метод, позволяющий всесторонне изучать закономерности общественного развития. Проведение им полной аналогии социальных явлений с явлениями, наблюдаемыми в физике, химии и медицине, ставилось под сомнение и критиковалось уже при его жизни. Даже первоначальное изучение общества показало, что социальная жизнь в значительной степени отличается от тех закономерностей, с которыми имеют дело естественные науки.

Классический период развития социологии. Настоящее развитие и признание социология получила только тогда, когда были разработаны и сформулированы основные научные концепции и появилась возможность создания теоретических основ изучения социальных явлений. Честь фактического «открытия» социологии принадлежит трем выдающимся мыслителям, жившим и творившим в период с середины XIX и до начала XX в. Это немецкие ученые Карл Маркс и Макс Вебер, а также француз Эмиль Дюркгейм.

Творчество Карла Маркса. Значительный вклад в развитие социологии внес Карл Маркс (1818-1883). Одной из основных его заслуг по праву считается научный анализ современного ему капиталистического общества. В качестве инструмента такого анализа Маркс использовал массовую структуру общества: все индивиды принадлежат к определенным социальным классам, разделение на которые происходит по признаку владения средствами производства и размера вознаграждения, получаемого с этого владения. Разделение на классы основано на неравенстве, а это значит, что один класс (класс собственников средств производства) находится в более выгодном положении, чем остальные, и присваивает себе часть результатов труда другого класса (рабочего класса).

К. Маркс рассматривал структуру общества в динамике, предполагая, что классы — это исторически изменяющиеся компоненты социальной структуры. Качественные изменения крупных составляющих общественной структуры происходят в результате смены общественно-экономических формаций. Все изменения в обществе, разделенном на классы, основаны на законах диалектики, на постоянной борьбе между классами неимущих, угнетенных и угнетателей.

Маркс всесторонне обосновал механизм возникновения и развития социального конфликта, происходящего в результате неравенства, которое постоянно усиливается при доминировании одних классов над другими. Борьба рабочего класса за изменение порядка распределения производимого продукта приводит к достижению неустойчивого равновесия на основе временного соглашения между эксплуататорами и эксплуатируемыми. В дальнейшем противоречия накапливаются, что приводит к новым столкновениям, ведущим к новому соглашению на условиях, отличных от прежних. Вместе с тем происходит количественное накопление недовольства у представителей угнетенных классов и осознание ими несправедливости своего положения, а одновременно и своей силы. Все это в конечном счете вызывает глобальный классовый конфликт и появление новой качественной определенности — бесклассового общества, где производимый продукт распределяется по справедливости и отсутствует какая-либо эксплуатация.

Таким образом, К. Маркс впервые представил общество как продукт исторического развития, как динамично развивающуюся структуру. Он обосновал возникновение социального неравенства и проанализировал социальные конфликты как явление, необходимое для общественного развития и прогресса.

Социология Макса Вебера. Для творчества Макса Вебера (1864-1920), немецкого экономиста, историка и социолога, характерно прежде всего глубокое проникновение в предмет исследования, поиск исходных, базовых элементов, с помощью которых можно было бы прийти к пони-манию закономерностей общественного развития. Находясь под влиянием Маркса и Ницше, Вебер тем не менее разработал собственную социологическую теорию, которая и в настоящее время оказывает решающее воздействие на все научные социологические теории и на деятельность социологов во всех странах мира.

Одним из центральных пунктов теории Макса Вебера явилось выделение им элементарной частицы поведения индивида в обществе — социального действия, которое является причиной и следствием системы сложных взаимоотношений между людьми. При этом общество, согласно учению Вебера, представляет собой совокупность действующих индивидов, каждый из которых, действуя, стремится к достижению своих собственных целей. Действия отдельных индивидов кооперируются, на основе этой кооперации образуются ассоциации (группы или общества). Несмотря на свои эгоистичные стремления, люди действуют сообща, так как их поступки осмысленны, рациональны и они понимают, что индивидуальные цели лучше всего достигаются с помощью совместных действий. Это понимание приходит к ним в связи с тем, что в ходе общественной практики всегда отбрасываются ненужные образцы поведения и оставляются только те, которые можно предвидеть, рассчитать и которые приносят пользу с наименьшим риском. Таким образом, осмысленное поведение, в результате которого достигаются индивидуальные цели, приводит к тому, что человек действует как социальное существо, в ассоциациях с другими, достигая таким путем значительного прогресса во взаимодействии с окружающей средой.

Весьма важным аспектом творчества Вебера можно считать изучение им базовых отношений в социальных ассоциациях. Это прежде всего отношения власти. Так как организованное поведение индивидов, создание и функционирование институтов невозможно без эффективного социального контроля и управления, необходимым условием для осуществления подобных действий являются отношения власти, пронизывающие все социальные структуры. Вебер детально анализировал отношения власти, а также природу и структуру организаций, где эти отношения проявляются наиболее ярко. Идеальным механизмом воплощения и поддержания отношений власти в организации он считал бюрократию — искусственно созданный аппарат управления организацией, предельно рациональный, контролирующий и координирующий деятельность всех ее работников.

В теоретических работах Макса Вебера не только достаточно четко был определен предмет социологии как науки, но и заложены основы для ее развития как в теоретическом, так и в практическом отношениях. Идеи Вебера до сих пор вдохновляют многих социологов на дальнейшие теоретические разработки, он имеет много последователей, а его книги считаются классическими образцами научных изысканий.

Идеи Эмиля Дюркгейма. Эмиль Дюркгейм (1858-1917) — основатель французской социологической школы. Он стремился прежде всего к автономии социологии, отделению ее предмета от предмета других наук об обществе, а также к объяснению всех феноменов общественной жизни исключительно с социологических позиций.

В отличие от М. Вебера Э. Дюркгейм считал, что общество — это надындивидуальное бытие, существование и закономерности которого не зависят от действий отдельных индивидов. Объединяясь в группы, люди сразу начинают подчиняться правилам и нормам, которые он называл «коллективным сознанием». Каждая социальная единица долж- ния общества как целого. Однако функционирование отдельных частей социального целого может быть нарушено, и тогда эти части явятся искаженной, плохо функционирующей формой социальной организации. Дюркгейм очень много внимания уделял изучению таких форм, а также видов поведения, отклоняющихся от общепринятых правил и норм. Введенный им в научный обиход термин «аномия» служит объяснению причин отклоняющегося поведения, дефектов социальных норм, позволяет подробно классифицировать типы такого поведения.

Учение об обществе Э. Дюркгейма легло в основу многих современных социологических теорий и прежде всего структурно-функционального анализа. Многочисленные последователи создали дюркгеймовскую социологическую школу, и современные социологи справедливо признают Дюркгейма классиком в области социологии.

Подводя итог, можно сказать, что название науки «социология» (буквально — наука об обществе), столь удачно примененное Огюстом Контом, впоследствии было насыщено научным, теоретическим содержанием благодаря трудам К. Маркса, М. Вебера и Э. Дюркгейма. Именно в результате их усилий социология превратилась в науку, имеющую свой предмет, свою теорию и возможности для эмпирических подтверждений различных аспектов этой теории.

Социологическое исследование (наравне с этим термином используется так же термин социологическое обследование) —это системное изучение социальных процессов и явлений, характеризующееся: всесторонним сущностным анализом предмета исследования; эмпирическим способом получения данных об изучаемом явлении, процессе; статистической обработкой данных об единичных проявлениях социальной реальности. Это система теоретических и эмпирических методов обследования социальной реальности с использованием методов статистической обработки данных.

При проведении социологического исследования пользуются как общенаучными методами, так и специфическими (рис. 3).

Рис. 3. Система общенаучных и специальных методов исследования социальной реальности

Социологические исследования бывают:

теоретическими (то есть основанные на применении и апробировании определенных социологических теорий) и эмпирическими (то есть основанные на сборе и обработке данных об объективной реальности, завершающиеся, как правило, теоретическим осмысливанием);

фундаментальными (ориентированными на выявление универсальных связей и отношений) и прикладными (ориентированными на решение узкого круга практических проблем);

сплошными (когда обследуется вся генеральная совокупность [1] ) и выборочным (проводимое на основе определенной выборки из генеральной совокупности).

Основные методы социологического исследования.

Методы в социологии — это правила и процедуры, с помощью которых

устанавливается связь между фактами, гипотезами и теориями.

В зависимости от проблемы, целей и задач исследования используются

как общенаучные методы — исторический, сравнительный, системный и др., так

и более частные — опрос, наблюдение, анализ документов, групповая дискуссия

Исторический метод позволяет осуществить анализ социальных явлений

практически на всех этапах их развития. Он помогает определить факторы, 10

которые привели к возникновению того или иного явления, проанализировать

условия, способствующие развитию исследуемых процессов.

Широко употребляемым методом в социологии является метод

сравнительного анализа. Он позволяет на основе эмпирических, статистических

и прочих данных выделять в социальных явлениях постоянные и переменные

элементы. Корректность сравнения достижима лишь в случае использования

устойчивых и паритетных критериев.

Системный метод анализа социальных явлений состоит в рассмотрении

их как целостных систем во взаимодействии всех составляющих компонентов,

в выявлении многообразных связей между этими системами и внешней средой.

Для сбора и анализа социологической информации используются такие

методы, как опрос, наблюдение, анализ документов, экспертные оценки.

Наиболее распространенным методом сбора социологической

информации является опрос. Он дает сведения о субъективных мнениях,

чувствах и мотивах поведения индивидов, во многих случаях является

источником сведений об объективных процессах.

Опрос предусматривает, во-первых, обращение исследователя к

определенной совокупности людей с вопросами, содержание которых

составляет изучаемую проблему; во-вторых, статистическую обработку

полученных ответов; в-третьих, их теоретическую интерпретацию.

По формам и условиям общения социолога с людьми (респондентами)

опросы различаются следующим образом: 1) письменные (анкетирование); 2)

устные (интервью); 3) по месту жительства, по месту работы и в целевых

аудиториях (например, зрители в театрах, пациенты в клиниках и т.д.); 4) очные

и заочные (почтовый опрос, обращение с анкетой через газету, телевидение, по

телефону); 5) групповые и индивидуальные.

Метод опроса используется в ряде случаев: 1) когда изучаемая проблема

недостаточно обеспечена документальными источниками информации, либо

когда такие источники вообще отсутствуют; 2) когда предмет исследования или

отдельные его характеристики недоступны для наблюдения; 3) когда

предметом изучения являются элементы общественного и индивидуального

сознания — потребности, интересы, настроения, ценности, убеждения людей и

т.д.; 4) для перепроверки данных, получаемых другими методами.

Результаты опросов зависят от ряда обстоятельств — от содержания

анкеты и устных вопросов; от качества работы тех, кто проводит анкетирование

и интервьюирование; от состояния респондентов во время ответов на вопросы.

Наблюдение — это направленное восприятие и регистрация социальных

фактов. Оно бывает двух типов — включенное и невключенное.

Включенное наблюдение предполагает непосредственное участие

исследователя в социальном процессе, изучение его изнутри. При

невключенном наблюдении факты отслеживаются как бы со стороны, на

определенной дистанции от объектов.

Основное достоинство метода — возможность непосредственного

фиксировать события и явления. Недостатки метода — неизбежность 11

субъективизма в восприятии наблюдаемого и сложность, а порой и

невозможность повторного наблюдения.

Один из широко применяемых и эффективных методов получения

первичной социологической информации — анализ документов, содержащих

сведения о тех или иных процессах и явлениях. По своему статусу документы

различаются на официальные и неофициальные, по форме изложения — на

письменные и статистические.

Принципиальное значение для исследователя имеют официальные

документы — конституции, правовые акты, партийные программы и пр. Ценны

и неформальные документы — дневники, мемуары. Они позволяют вскрыть

глубинные механизмы образования ценностных ориентаций, историческую

обусловленность появления тех или иных социальных общностей, типов

Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

Источники:
  • http://studfiles.net/preview/3218145/
  • http://psibook.com/philosophy/sotsiologiya-i-obschestvo-problemy-vzaimodeystviya.html
  • http://infopedia.su/1xd8d.html