Меню Рубрики

Подозрительный контрагент с точки зрения вашего инспектора

Штирлиц точно знал, какие признаки могут выдать, что Кэт — его радистка. Иначе все закончилось бы намного хуже. А вот знаете ли вы, по каким признакам налоговые инспекторы определяют взаимосвязанных контрагентов?

Вы не хотите, чтобы инспекторы нашли в действиях вашей компании схему ухода от налогов. Не будем сейчас разбираться, есть ли она там — это не столь важно. Если она есть — ее могут как найти, так и не найти. Если ее там нет — ее тоже могут как найти, так и не найти.

Разумеется, ваша компания не попадется на официальных признаках взаимозависимости — таких, как общие учредители или руководство для обеих сторон сделки. Но ведь инспекторы руководствуются не только ими.

Судебные споры последних лет показывают, что инспекторы начинают активно копаться в делах участников сделки, когда узнают об одном из полутора десятков сходств между компаниями. И им часто удается доказать взаимозависимость, опираясь на сочетание из нескольких таких сходств.

Сегодня мы перечислим их. Будьте внимательны и старайтесь не допускать, что они проявлялись в деловых отношениях вашей компании с контрагентами. В противном случае вас заподозрят в проведении фиктивных сделок. После этого предприятие могут как минимум запроверять до выпученных глаз, а то и принудить доплачивать налоги.

Нетворкинг, то есть использование широкого круга личных связей для достижения всех видов успеха — штука хорошая. Но не с точки зрения налоговых инспекторов. Они всегда готовы предположить, что бизнесмены, которые выбирают контрагентов, используя личные связи, необоснованно занижают цены.

На что они ориентируются?

Родственные связи. Близких родственников мгновенно выдают общие фамилии или общие адреса прописки. Но при внимательной проверке налоговики могут начать отправлять запросы в ЗАГС по поводу более дальних родственных связей.

Дружеские связи. Такие связи вряд ли бросятся в глаза при первичном анализе — однако при внимательной проверке инспекторы часто стараются найти подобные контакты.

Я понимаю, что избавляться от таких связей ради того, чтобы сделка не выглядела подозрительной — абсурд. Да это и невозможно. И в принципе, если такие связи окажутся единственным неявным признаком взаимозависимости контрагентов, инспекторам ничего не удастся доказать. Вести бизнес с друзьями и родными законом не запрещено.

Но — если уж так сложилось, что эти подозрительные связи между компаниями есть, вам стоит приложить максимум усилий, чтобы не появилось остальных.

Предательские телекоммуникации

Прогресс не стоит на месте, предприниматели следуют за ним. А теперь и инспекторы резво побежали за этой группой, помахивая портфелями.

«Да я тебя вычислю по IP!». И вычисляют. Если налоговая отчетность и подключение к банковским системам двух участвующих в сделке компаний регулярно происходит с одного IP-адреса — это является тревожным звоночком для налоговиков. Они автоматически подозревают, что компании работают из одного офиса.

Нет, технически это действительно может быть совпадением — например, если компании пользуются общей Wi-Fi-сетью бизнес-центра. Судьи это в принципе тоже допускают, поэтому по одному лишь этому признаку налоговая дело не выиграет.

Однако, во-первых, этот пункт может довести аргументацию обвинения до критической массы. А во-вторых — послужить поводом для начала подробной проверки, которая накопает на вас что-то еще.

Общие телефоны и адреса e-mail. Инспекторы допускают, что одна компания была специально раздроблена для участия в фиктивных сделках, если находят у контрагентов общие контакты для связи.

При первичной сверке налоговики, по некоторым данным, используют данные из первичной документации, налоговых деклараций, выписок из ЕГРЮЛ и с сайтов компаний. А уж если что-то совпало — начинают искать дополнительные признаки. По одному этому совпадению наличие схемы они суду не докажут — но в совокупности запросто.

Место встречи измените срочно

Помните, в чем была проблема одного IP-адреса? Подозрение на один офис. Теперь обсудим близкие к этому критерии взаимосвязи — и судебную практику по ним.

Общий вход и график работы. Общий офис, общее помещение под магазин — все это крайне подозрительно для налоговиков. Вдобавок их непременно заинтересует общий график работы, общая вывеска и общая кассовая зона.

В частности, инспекторы часто принимают это как основание для мысленного объединения компаний и лишения их права на ЕНВД. Однако в суде можно и нужно биться с этим. И если общая площадь явится единственным проблемным местом — вы отобьетесь. Впрочем, как и везде, лучше, конечно, сразу не подставляться.

Слишком выгодная аренда. Любые условия аренды, которые являются более выгодными, чем «средняя аренда по больнице» — повод для инспекторов задуматься о взаимосвязи и заключении фиктивных сделок. Впрочем, попытки использовать этот аргумент как единственный, проваливаются в судах просто феерически. Но — именно как единственный.

Гора печатей. А вот этот аргумент вполне может подставить вас по-крупному. Если при обыске в вашем офисе будут найдены документы и печати контрагента, сделки с которым вызывают подозрения, этого вполне может хватить для признания их фиктивными.

«Как положено друзьям, все мы делим пополам»

Чтобы понять логику налоговых инспекторов, мало просто прочесть Налоговый кодекс. Смотрите на реальную практику — тогда вы поймете больше.

Достаточно широкая категория, связанная с использованием сторонами сделки одного имущества, одного персонала и одних контрагентов.

Общая внешняя бухгалтерия. Может навести налоговиков на мысль о необходимости проверки — но не может служить доказательством в суде. Во всяком случае, единственным доказательством.

Общий регистратор. Если заявления о регистрации контрагентов в свое время сдавал в налоговую один человек — это подозрительно. Но, опять же — суды не признают фиктивность сделок по одному лишь этому доводу.

Общий банк. Да, отдает абсурдом, но периодически используется в качестве аргумента инспекторами. В случае чего вы без проблем объясните суду, что это не является признаком взаимосвязи. Просто расскажите о том, что этот банк нравится вам по такой, такой и такой причине. И контрагент пусть сделает то же самое. Пока что суды признавали такие доводы.

Общее имущество. Общий склад, одинаковая тара, общее оборудование… Все это в принципе допустимо. Особенно если компании действительно могут доказать, что используют эти общие активы по отдельности.

С общим складом, например, связан такой момент: если товары на нем не разделены по собственникам, то это действительно подозрительно. А если товары компании А и компании Б лежат под одной крышей, но четко в разных местах — критическим доказательством это не станет.

Общие сотрудники. Еще один довольно опасный показатель. Потому что разные суды реагируют на него по-разному.

Точно известно одно: если сотрудники могут четко объяснить, что совместительствуют в двух разных компаниях — это вряд ли станет проблемой. А вот если они сами не понимают, где работают, или вообще не знают ни о какой второй компании — это беда.

«Стоишь на меня похожий, глаза опуская вниз»

Компании имеют сходные виды деятельности. Налоговики начинают подозревать незаконные претензии на спецрежим или на возмещение НДС. Ну, подозревать-то они начинают, но для того, чтобы доказать это, им придется найти что-то более весомое.

Похожие названия. Абсурд? Может, и абсурд. Но при некоторых не очень хорошо спланированных дроблениях компаний это действительно может быть показателем. Впрочем, суд такие аргументы, конечно, не примет как единственные.

«Мне остался один заказчик»

Выручку компании делает единственный контрагент. Подозрительно? Подозрительно. Сделки действительно могут идти по завышенной цене. Но… могут и не идти. Вы ведь можете поставлять уникальный товар, который действительно нужен только одной компании — но ей уж очень нужен. Налоговики, конечно, поверят в это не сразу — но судьи поверят, если других признаков схемы не будет.

Выводы? Вне зависимости от того, используете ли вы какие-то коварные схемы или не используете — пристального внимания налоговиков вам не надо. Поэтому старайтесь, чтобы подобных признаков в ваших отношениях с контрагентами было как можно меньше.

Затруднения в бухгалтерском учете?

  • Посоветуем консультанта с огромным опытом.
  • Подскажем законные способы снизить налоговую нагрузку.
  • Сформируем образцы идеально заполненной отчетности от имени вашей фирмы.

Нечестная игра: 15 признаков того, что контрагент вас обманывает

В отличие от госорганов предприниматели располагают ограниченным набором источников для анализа контрагентов. Но в большинстве случаев их достаточно для того, чтобы предотвратить риски.

Согласно результатам исследования «Осторожность и осмотрительность российского бизнеса: тенденции и факты», проведенного компанией IPT Group в июне 2017 года, 85% российских компаний уделяют внимание проверке контрагентов, однако более трети из них находятся в зоне риска из-за недостаточно регламентированных процессов.

Чаще всего в процессе проверки контрагента компании предпочитают использовать открытые официальные данные и общую информацию деятельности контрагента, которую получают по запросу.

Наиболее часто проверяемая информация о контрагенте по данным IPT Group:

  • Правоспособность контрагента. Подтверждается комплектом документов: свидетельство о регистрации юрлица и о постановке на учет в налоговом органе, сведения из ЕГРЮЛ, учредительные документы.
  • Наличие полномочий должностных лиц на совершение юридически значимых действий. Важна информация о назначении гендиректора, главного бухгалтера.
  • Проверка личности лиц, подписывающих договоры, контракты и первичные документы от имени контрагента (на наличие полномочий и реальность их существования и подписания).
  • Бухгалтерская и финансовая отчетность, информация о платежеспособности и исполнении обязательств по расчетам с бюджетом.
  • Лицензии, свидетельства о членстве в СРО, ассоциациях.
  • Информация о деловой репутации контрагента. Отзывы клиентов и персонала, мониторинг в интернете.
  • Информация о наличии необходимых ресурсов для исполнения обязательств по договору.
  • Информация о бенефициарных собственниках.

Практика показывает, что деловую репутацию партнера следует проверять не только до заключения сделки, но и уже в процессе работы с ним. В бизнесе постоянно возникают ситуации, в которых раскрывается поведение контрагента. И нередко это поведение имеет признаки недобросовестности. Задача предпринимателей — вовремя заметить эти признаки и адекватно отреагировать на них.

Самые распространенные сценарии поведения недобросовестного контрагента, которые позволяют выявить его мотивы:

1. Заведомая регистрация фирм с целью мошенничества (недействительный адрес, фиктивный директор и т.п.).

Такой признак встречается довольно часто. Как правило, его можно выявить еще на этапе первичной проверки, но иногда уже в процессе работы вроде бы добросовестный контрагент пытается подсунуть фирму, например, для проведения разовой оплаты. Ошибка большинства предпринимателей заключается в том, что они, руководствуясь доверием к человеку, с которым работают уже не один день, могут поддаться на эту уловку и перевести деньги.

Как выявляется этот риск? У компании будет фиктивный директор, на которого может быть номинально оформлено много юридических лиц. Можно в Фокусе посмотреть его связи с другими юридическими лицами, ведется ли какая-то деятельность по ним, есть ли связь с действительными адресами. Если нет, то это может быть фирма-однодневка, фиктивная компания.

Необходимо также проверить полномочия самого директора. Если он действует по доверенности, то следует ее проверить. Лучше лишний раз позвонить в фирму, с которой вы будете заключать договор, чем узнать уже постфактум о том, что доверенность была липовой. Но лучше напрямую общаться с директором, который по уставу имеет право действовать без доверенности.

Читайте также:  Перед тем как делать лазерную коррекцию зрения

2. Неожиданное исчезновение фирмы (фирма оставляется без денег на счету, офиса и имущества).

Фирма может резко исчезнуть за выходные либо выезжать из офиса постепенно. На счету, как правило, у нее денег нет, нет даже уставного капитала, поэтому взыскивать не с чего.

Что следует контролировать в этом случае?

  • оплату;
  • внос/вынос имущества. Если фирма арендует помещение в бизнес-центре, то контрагента-арендатора можно поставить на мониторинг и предупредить охрану о том, что он относится к категории риска и может выезжать только с согласования финансового директора.

3. «Завтраки» (задабривание контрагента при явном нежелании платить).

Этот признак недобросовестности тоже встречается достаточно часто. Вполне возможно, что контрагент хочет вам заплатить деньги, но не имеет возможности сделать это. Он уверяет вас в том, что от него ничего не зависит, так как он номинальный директор, а все решает учредитель, и якобы он ждет от него деньги. Но очевидно, что учредитель потому и назначил номинального директора, что изначально не собирался давать деньги.

Отсюда следует, что надо идентифицировать номинальных директоров и проводить с ними жесткие переговоры с целью погашения или реструктуризации долга.

4. Заключение сделок лицом, которое не имеет права действовать от организации (это может быть учредитель или лицо, действующее на основании подложной доверенности).

Допустим, к вам приезжает менеджер с доверенностью, заключает договор, вы направляете деньги. А позже выясняется, что компания, от лица которой он выступает, никогда о нем не слышала. Такие случаи, когда мошенники выступают от лица крупной компании, довольно распространены. И многие компании попадают в ловушку, так как доверяют бренду. Они заключают сделку, в результате теряя деньги.

Необходимо общаться напрямую с руководителем контрагента, проверять все документы и полномочия лиц, которые подписывают бумаги. Таким образом можно отсечь половину рисков мошенничеств. Можно также попробовать привлечь лицо, выступавшее от известной компании, за лжепредпринимательство или мошенничество.

5. Использование фирмы-однодневки или обнальной конторы для получения денег. В данном случае также велики риски привлечения к ответственности со стороны ФНС.

Такую схему контрагенты могут использовать с целью облегчения своей работы: чтобы самим не заниматься обналиванием денег, они просто подсовывают для оплаты обнальную контору. С точки зрения налоговой это серьезное нарушение закона, и за совершение сделок с обнальной конторой компания может быть привлечена к ответственности. Поэтому важно такие конторы проверять, и сделать это достаточно просто с помощью Фокуса.

6. Перекладывание ответственности на номинального директора, от лица которого заключаются все сделки.

Такие категории риска нужно четко контролировать: своевременно выявлять номинального директора, потому что велика вероятность того, что он обманет и скроется. Можно также заявить на мошенничество.

7. Отсутствие фактов, подтверждающих ведение хозяйственной деятельности (склады, реклама, активность клиентов).

Допустим, с вами ведет переговоры компания, которая занимается поставками изделий из железобетона. У компании с таким направлением деятельности должны быть огромные склады и мощное производство. Но на самом деле ничего этого у нее нет, а при регистрации она вообще указала несуществующий адрес.

Совет: не ленитесь проверять, существует ли в природе заявленный в документах адрес.

8. Участие директора или учредителей в составе фирмы, занимающейся аналогичной деятельностью, зарегистрированной недавно.

Имея одинаковое название, юрлица могут заниматься аналогичной деятельностью в разных регионах, например, одно — в Москве, другое — в Тверской области. Такая схема используется для перекачивания денег из разных регионов. Распознать этот риск можно с помощью оценки аффилированности лица, используя, например, сервис Фокус.

9. Отсутствие у руководства фирмы возможности или желания выполнять условия сделки.

Этот риск распознается в ходе переговоров. Надо смотреть, как ведет себя руководство, на что оно нацелено.

Вас должна насторожить активная позиция контрагента в совершении сделки, агитирующего быстрее заключить ее и перевести деньги. При этом он может обещать фантастические условия: более низкие цены, очень выгодные условия по тендеру и т п. Скорее всего, получив деньги, он сведет всю свою активность на нет. И подключать службу безопасности для решения этой проблемы будет уже поздно.

10. Негативные отзывы клиентов фирмы-контрагента, появление негативных сведений в арбитражной практике.

На сайте контрагента может быть размещена информация о деловых партнерах, клиентах. Рекомендую периодически связываться с ними, интересоваться, ведется ли у них какая-то деятельность с контрагентом. Особенно следует обратить внимание на негативные отзывы. Получив информацию из первых рук, делайте соответствующие выводы.

Многие компании с целью повышения своего статуса могут просто пользоваться именами крупных игроков. Поэтому общение с клиентами поможет расставить все точки над «i».

11. Количество и квалификация сотрудников контрагента, уровень их профессионализма, активность в работе, сплетни.

Необходимо общаться с персоналом, оценивать, насколько активно он работает.

Допустим, компания берет под производство помещение в несколько тысяч квадратных метров. С помощью анализа информации из интернета можно оценить, насколько целесообразно это в ее случае, получит ли она кредиты в банке, чтобы окупить затраты на аренду и продолжить свою деятельность.

12. Наличие посреднических контор, через которые работает контрагент (для откатов или мошенничества).

В пункте №8 уже приводился в качестве примера случай, когда юрлица, имея одно название, занимаются аналогичной деятельностью в разных регионах. Но есть еще посреднические конторы, которые изначально контрагент регистрирует на себя.

Поскольку схема работы с посредниками сегодня очень распространена и ни одна сделка практически без них не обходится, то компаниям нужно быть особенно осторожными и проверять, не являются ли посредники одним и тем же лицом для осуществления откатов.

Недавний случай из практики: в тендерах одной известной крупной компании принимают участие несколько фирм, две из которых — номиналы, две — родственные. Одна, соответственно, должна победить.

13. Наличие и покупка долгосрочных займов или векселей.

Последние полгода с векселями развивается отдельный вид мошенничества на рынке. Появляются микрофинансовые организации, предлагающие через свою посредническую сеть реструктуризовать долг физлицам, которые не могут выплатить кредит. Должнику выдается вексель на сумму его задолженности, и микрофинансовая фирма якобы обязуется обеспечивать выплаты по его кредиту. Для человека выгода очевидна: теперь ему нужно платить, например, не 100 000 руб. в месяц, а всего 10 000 руб. Пока человек платит, компания развивается, но через три года срок выплаты по векселю истечет, фирма лопнет. В результате банк, выдавший кредит, останется без денег, а на должника повиснет та же задолженность.

Зачастую векселя ничем не обеспечены. Любое ООО и любой банк могут выдать вексель. Но Сбербанк, например, принимает только те векселя, которые выдает сам. Не имея какого-либо имущества для ареста, пристав арестует вексель должника, но это ничего не даст.

Что касается долгосрочного займа (от 3-х лет), то контрагент, берущий такой кредит, подпадает под категорию риска. Долгосрочные займы могут свидетельствовать о нестабильности бизнеса.

14. Частые проверки государственными органами или сомнительными личностями офиса организации.

Находясь рядом с контрагентом, вы можете стать свидетелями частых проверок. И это должно стать для вас сигналом. Впрочем, о проверках можно узнать и в плане ежегодных проверок.

Любое внимание к фирме со стороны органов (особенно налоговой, ОБЭП и приставов) должно фиксироваться для дальнейшего выяснения дел.

15. Включение компании в черный список ФНС, включение в план ежегодных проверок.

Черный список ФНС действительно существует. Причин, по которым компании попадают в него, много: несколько лет подряд не сдается бухгалтерская отчетность, не подаются сведения о счетах или сведения о налогах по имуществу и т д. У ФНС есть свой огромный список, включающий до 500 пунктов, согласно которому проверяются контрагенты. Следует анализировать этот список на предмет появления там контрагента.

Пользоваться сервисом нетрудно: достаточно ввести хотя бы один известный реквизит — ОГРН, ИНН или полное наименование фирмы, а также вписать контрольные цифры для защиты от спама. В результате вы получаете доступ к списку подозрительных лиц.

Если организация числится в нем, то в результатах поиска будут отображены следующие данные:

  • ОГРН юридического лица,
  • его ИНН,
  • полное наименование фирмы,
  • адрес (место нахождения) юридического лица.

Также вы сможете увидеть дату формирования сведений.

Если же у налоговой пока нет претензий к юридическому адресу искомой компании, то внизу окошка появится надпись «Информация по указанному юридическому лицу не найдена».

3 признака недобросовестности контрагента, на которые стоит обратить внимание перед заключением контракта

1. Отсутствие личных контактов руководства компании-поставщика и покупателя при обсуждении условий поставок и при подписании договоров.

Отсутствие контактов может вызывать подозрения. Допустим, к вам приезжает представитель фирмы из Самары. Как вы можете быть уверены в том, что он действительно представитель? Чтобы убедиться в этом, нужно звонить в Самару, проверять фирму, общаться непосредственно с директором, узнавать, выдавалась ли доверенность.

2. Отсутствие подтверждения полномочий представителя контрагента, документов, удостоверяющих его личность.

Руководитель фирмы-контрагента имеет право заключать сделки. Но его статус в компании должен быть указан в документах (приказе). Если лицо не является гендиректором, то оно действует по доверенности от генерального директора. Для проверки его полномочий потребуются копии документов, удостоверяющих личность. По паспорту можно через налоговую узнать действительное место работы. Можно также с помощью сервиса ФМС проверить действительность паспорта.

3. Отсутствие информации о фактическом местонахождении контрагента, а также о его складских, производственных, торговых площадях.

Если контрагент заявляет свое местоположение и ведет какую-то деятельность, это еще не значит, что с ним все в порядке. Загляните в «Карты Google» и посмотрите, есть ли на них вообще здание контрагента с вывеской, и в зависимости от увиденного делайте соответствующие выводы.

Если контрагент указывает здание, которого нет, то он автоматически вызывает недоверие к себе. Но чтобы полностью подтвердить свои сомнения, позвоните арендодателю и спросите, знает ли он о существовании фирмы, не обращались ли к нему за юридическим адресом.

Иногда в практике сталкиваешься с парадоксальными ситуациями, когда фирма регистрируется на частной квартире и при этом, согласно отчетности, принимает участие в крупных госконтрактах. Нетрудно догадаться, что в подавляющем большинстве таких случаев работает откатная схема.

При работе с контрагентами нужно держать в голове некоторые нюансы. Например, помнить о том, что на момент регистрации фирма в принципе не поверяется налоговой и что есть «окна» в году, когда фирма может не сдать финансовую отчетность и спокойно работать некоторое время — до тех пор, пока на нее не обратят внимание. Однако самый простой способ проверить недобросовестность контрагента — убедиться в том, что юридический адрес соответствует действительности, а лицо, которое заключает сделку, имеет на это все полномочия.

Двенадцатый критерий выездной проверки, или ФНС предлагает каяться

Карпов Александр , эксперт журнала

ФНС обнародовала еще один, 12-й по счету, общедоступный критерий для оценки вероятности включения в план выездных проверок. Это — признаки сомнительных контрагентов и сделок, при наличии которых компаниям предлагается добровольно уточнить свои налоговые обязательства. Надо ли спешить каяться, ведь есть и более безопасные меры снизить налоговые риски.

Читайте также:  Ребенок 1 год нет запаса зрения

Предыдущие 11 общедоступных критериев для самостоятельной оценки рисков для налогоплательщиков уже более года используются инспекциями в процессе отбора кандидатов для проведения выездных проверок. Они были утверждены приказом ФНС России от 30 мая 2007 г. № ММ-3-06/333@ вместе с концепцией системы планирования выездных налоговых проверок. Среди этих критериев есть, например, низкая налоговая нагрузка (ниже средней по отрасли), неоднократное отражение в отчетности убытков, высокая (89% и более в течение года) доля вычетов по НДС от суммы начисленного налога, более низкая, чем средняя по отрасли, среднемесячная зарплата, использование цепочки посредников без деловой цели и другие 1 . Предполагается, что компании должны сами оценить свои налоговые риски и принять меры: подать уточненную декларацию и доплатить налог, повысить официальную зарплату.

Недавно налоговое ведомство слегка подправило эту концепцию, уточнив некоторые показатели 2 , и добавило новый, 12-й по счету, общедоступный критерий 3 . Он называется «Ведение финансово-хозяйственной деятельности с высоким налоговым риском». По замыслу главного налогового ведомства компании должны самостоятельно оценить своих контрагентов и сделки с ними на предмет наличия признаков необоснованной налоговой выгоды. Для этого в новой редакции концепции приведены не только сами признаки, но также обстоятельства и условия сделки, которые еще больше усиливают налоговые риски.

Юристы увидели в 12-м критерии прежде всего отражение сложившейся арбитражной практики, в которой налоговикам удавалось доказать факты отсутствия реальной хозяйственной операции, фиктивность контр­агентов.

Елена Махортова,
старший юрисконсульт «ФБК-Право», считает, что весь 12-й критерий основывается на нашумевшем постановлении Президиума ВАС РФ о налоговой выгоде 4 :
— Потому организации нужно следить в первую очередь за тем, чтобы ее не заподозрили в получении необоснованной налоговой выгоды на основании постановления судей. Поскольку если дойдет дело до судебного разбирательства, то судьи будут руководствоваться только постановлением № 53, а не приказом налоговиков.

Однако до суда дело лучше не доводить. Для инспекторов те «подозрительные» признаки, которые названы в 12-м критерии, будут, к сожалению, прямым указанием к действию. Поэтому стоит воспользоваться советом налогового ведомства и, действительно, проверить свой бизнес на наличие налогового риска по 12-му критерию. И при необходимости предпринять меры безопасности, которые, возможно, помогут разрешить налоговые проблемы и без судебного разбирательства.

Основные признаки «проблемного» контрагента

Как указано в приказе ФНС России, эти признаки составлены по результатам контрольной работы, с учетом досудебного урегулирования споров с налогоплательщиками и сложившейся арбитражной практики. Они, по словам налогового ведомства, определяют наиболее распространенные способы ведения финансово-хозяйственной деятельности с высоким налоговым риском, направленные на получение необоснованной налоговой выгоды.

Наличие подобных признаков, предупреждают налоговики, свидетельствует о высокой степени риска квалификации контрагента как проблемного или признание его «однодневкой». Соответственно сделки, совершенные с таким контрагентом, покажутся проверяющим сомнительными.

Признак 1: отсутствие личных контактов между представителями поставщика и покупателя при обсуждении условий поставок, а также при подписании договоров

Налоговики уверены, что при заключении настоящего договора встреча представителей компаний между собой просто обязательна, причем неоднократно. А перед этим должна существовать бурная переписка, обмен звонками и визитками. Если ничего этого нет, проверяющие вправе задать сакраментальный вопрос: «А был ли мальчик?»

Как снизить риск. Если речь идет о крупной сделке, стоит сохранить как можно больше бумаг, подтверждающих факт предварительных переговоров. Бумаги могут быть самые разнообразные. Проездные билеты до места, где заключалась сделка, гостиничные счета. Отчеты о переговорах, фуршетах, предварительные договоры. Предварительная переписка. Даже фотографии, где запечатлены вместе представители сторон. Одним словом, все, что каким-то образом указывает на наличие контактов с контрагентом.

Арбитражная практика. Суды поддерживают налоговиков, если они представляют весомые доказательства того, что контактов на самом деле не было. Например, если инспекция заручится протоколами допроса или опроса представителя контрагента, который подтвердит, что при заключении договоров в момент передачи товара, документов и денег не было личных встреч, то суд может признать такую информацию одним из доказательств отсутствия реальных хозяйственных операций (определение ВАС РФ от 18 февраля 2008 г. № 989/08). В спорных случаях суд может вызвать такого представителя и допросить его в качестве свидетеля.

Признак 2: отсутствие документального подтверждения полномочий руководителя или представителя контрагента, копий документов, удостоверяющих их личности

На самом деле это два самостоятельных признака, которые мы объединили по смыслу. В приказе ФНС отсутствие подтверждения полномочий руководителя и полномочного представителя выделены в отдельные критерии.

В этих случаях логика налоговиков проста: если у подписавшего документ лица нет на то полномочий, значит документ этот недействительный.

Больше всего проблем с полномочиями возникает у счетов-фактур. Здесь налоговики ссылаются на пункты 2 и 6 статьи 169 НК РФ, в которых указано, что этот документ должен быть подписан руководителем и главным бухгалтером организации либо иными лицами, уполномоченными на то приказом или доверенностью. А если это требование нарушено, то такие счета-фактуры не могут являться основанием для принятия НДС к вычету или возмещению.

Как снизить риск. Стратегия борьбы с этим риском напрашивается сама собой. Если тот же счет-фактуру подписал не руководитель поставщика, то нужно требовать подтверждение полномочий — копию приказа и доверенности. На практике, правда, бывает, что количество контрагентов такое, что требовать с каждого из них подтверждений нереально. В этом случае целесообразно ограничить круг компаний, с которых документы следует требовать в обязательном порядке. Это наиболее значимые и «дорогие». Фанатизм в этом вопросе вряд ли оправдан.

Вместе с тем наличие копий приказов и доверенностей не гарантирует стопроцентный результат. Ведь доверенность подписи может быть элементарно подделана, а определить подделку невооруженным глазом не всегда возможно. Гарантию может дать почерковедческая экспертиза по каждому документу, что в принципе нереально для большинства компаний.

Арбитражная практика. По поводу подписания счета-фактуры неуполномоченным лицом суды принимают разные решения, в зависимости от совокупности обстоятельств. Как правило, одного только факта подписания неуполномоченным лицом недостаточно. Суды смотрят еще и на реальность сделки.

Так, в Западно-Сибирском округе суд поддержал инспекцию (постановление ФАС ЗСО от 28 мая 2008 г. № Ф04-2632/2008(4188-А27-42), Ф04-2632/2008(5592-А27-42)). Правда, в этом деле налоговикам удалось доказать еще и отсутствие факта поставки.

А в Северо-Западном округе компании удалось доказать реальность спорных операций и суд, несмотря на то, что счет-фактуру подписали «неустановленные лица», решил, что этот факт не должен повлиять на вычет по НДС (постановление ФАС СЗО от 5 мая 2008 г. № А56-15804/2007).

Признак 3: отсутствие информации о фактическом местонахождении контрагента, его складских, производственных, торговых площадях

Излюбленная тема налоговиков на встречных проверках — контрагента не нашли по юридическому адресу или у него отсутствуют ресурсы и площади для исполнения договора. Налоговикам этого факта уже достаточно, чтобы объявить отношения с таким контр­агентом несуществующими, а налоговую выгоду необоснованной.

Как снизить риск. Тактика защиты зависит от того, какие именно проблемы могут возникнуть. Так, если контрагент находится не по своему юридическому адресу и при этом не афиширует свой реальный адрес, надо запастись документами, подтверждающими, что поставщик все-таки существовал в природе и имел свое «место под солнцем». Самое простое — отчеты сотрудников о посещении офиса, складских или производственных помещений контрагента с указанием реального адреса. Поможет также любая рекламная продукция, если на ней этот адрес указан.

Если у компании отсутствуют собственные производственные или складские помещения, надо запастись доказательствами их наличия. Ведь такие помещения не обязательно должны быть в собственности. Их можно, например, арендовать. Или вообще по договору передать исполнение другим компаниям. Это часто бывает с перевозкой товара. Ведь далеко не у всех производственных или торговых компаний есть собственный транспорт. Надо сначала определить реальное положение дел, собрать документы, подтверждающие это положение. Например, копию договора аренды склада. Помочь, кстати, может и фотография этих помещений.

Еще одна претензия налоговиков — отсутствие у контрагента персонала в количестве, необходимом для исполнения договора. Ведь у компании по отчетности может оказаться всего несколько человек — директор и главбух. А остальные сотрудники арендуются у специализированной кадровой фирмы. Возможно, поставщик пытается таким образом сэкономить на ЕСН. Но это должно остаться только его проблемой и не перерасти в головную боль компании. Для этого достаточно подтвердить факт такого договора и наличие у поставщика необходимой рабочей силы.

Главное, надо сначала спрогнозировать, какая проблема может возникнуть с контр­агентом при встречной проверке и заручиться необходимыми доказательствами.

Арбитражная практика. Некоторые суды считают, что действующее законодательство не связывает право компаний на применение налогового вычета с наличием основных средств у поставщика. Если у перевозчика нет собственного транспорта и в ходе «встречки» он не представил документы, подтверждающие использование услуг третьих лиц либо арендованных автомобилей, то это еще не повод обвинить компанию в недобросовестности. Инспекция обязана доказать, что в сделке не был задействован транспорт, который указан в ТТН, а также отсутствие реального движения товаров (постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 22 августа 2008 г. № А19-1187/08-43-Ф02-3951/08 и Северо-Западного округа от 12 августа 2008 г. № А56-43462/2007). Если налоговикам удастся это сделать, то компания может проиграть дело (постановления ФАС Поволжского округа от 3 июля 2007 г. № А55-19081/2006-51 и Центрального округа от 7 августа 2007 г. № А62-5099/2006).

Признак 4: отсутствие информации о способе получения сведений о контрагенте

Обычно такой вопрос возникает к никому не известному поставщику, у которого нет никакой рекламы. Негативность данного признака усугубляется, если в СМИ, наружной рекламе или в интернете есть много доступной информации о других участниках рынка, о производителях идентичных и аналогичных товаров (работ, услуг), тем более если они предлагают свои товары, работы или услуги по более низким ценам.

Как снизить риск. О реальности сделок будут свидетельствовать рекламные или презентационные материалы контрагента, прайс-листы, визитные карточки первых лиц, конверты, письма, распечатки электронных сообщений, факсы с деловой перепиской. Сюда же относятся распечатки с интернет-сайта контрагента. На практике, если есть серьезная необходимость, все эти материалы компании готовят своими руками. Даже создают сайт контрагента.

Арбитражная практика. Довод инспекции о том, что компания могла купить товар по более низкой цене, суды признают голословными. Этот факт еще не говорит о недобросовестности и необоснованной выгоде (постановление ФАС Уральского округа от 23 июня 2008 г. № Ф09-4408/08-С2). Тем не менее в суд лучше представить обоснование более высокой цены. Например, это можно объяснить выгодными условиями поставки, оплаты, доставки, качеством и т. п.

Признак 5: отсутствие информации о государственной регистрации контрагента в ЕГРЮЛ

Проверка наличия государственной регистрации контрагента входит в «обязательную программу» любой проверки. Ведь если поставщик не зарегистрирован ни как юридическое лицо, ни как физическое, грош цена всем иным доказательствам реальности сделки. Кроме того, проверка этой информации самой компанией до заключения договора — один из элементов должной осмотрительности при выборе контрагента.

Как снизить риск. В деловое общение уже прочно вошла практика просить контрагента представить копии зарегистрированных в налоговой инспекции учредительных документов, свидетельств о государственной регистрации и о постановке на налоговый учет.

Читайте также:  Цветные линзы на карие глаза не для зрения

Вторым элементом во многих регламентах общения с контрагентами стала проверка информации о нем в ЕГРЮЛ, ЕГРИП, ЕГРН. Ее можно запросить непосредственно в инспекции или через сайт налоговой службы. Некоторые делают ошибку, когда, проверив информацию на сайте визуально, не оставляют бумажной копии. Ведь когда придет проверка, трудно будет доказать, что информацию проверяли до заключения договора, а не после того, как инспекторы предъявили претензию.

Еще одна популярная мера — запрос в инспекцию поставщика с просьбой предоставить информацию о его налоговой благонадежности. Там, скорее всего, откажут, но сам факт будет свидетельствовать о проявлении должной осмотрительности.

Арбитражная практика. Если компания совершила сделку с компанией, не внесенной в ЕГРЮЛ, отстоять свою невиновность в суде будет очень сложно: арбитражная практика складывается в основном не в пользу налого­плательщиков (определение ВАС РФ от 31 января 2008 г. № 16419/07). Но если компания докажет, что на момент сделки контрагент в ЕГРЮЛ присутствовал, можно добиться положительного результата (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 17 сентября 2008 г. № Ф04-5552/2008(11389-А46-25)). Высший арбитражный суд, например, считает, что для списания затрат по налогу на прибыль данные из ЕГРЮЛ совсем не нужны, если у налогоплательщика есть документы, подтверждающие расходы — чеки, накладные, «приходники» и другие документы (определение ВАС РФ от 26 июня 2008 г. № 5879/08).

По замыслу главного налогового ведомства компании должны самостоятельно оценить своих контрагентов и сделки с ними на предмет наличия признаков необоснованной налоговой выгоды

Дополнительные факторы, повышающие риск

Фактор 1: сомнительный контрагент выступает в роли посредника

Меры налоговой безопасности при работе с посредниками помимо обычной проверки контрагента сводятся к обоснованию деловой цели таких договорных отношений. К примеру, работа через посредника сокращает затраты на поиск клиентов, позволяет обойтись без сбытовых подразделений в компании и пр.

Фактор 2: условия договора не соответствуют обычаям делового оборота

Налоговиков насторожат длительные отсрочки, большие поставки без предоплаты, слишком большие штрафные санкции, расчеты через третьих лиц, векселями. При наличии таких условий договора подтверждение реальности сделки приобретает особо важное значение.

Фактор 3: сомнения в возможностях контрагента реально использовать сделку

Этот «дополнительный риск» дублирует по сути третий основной признак высокого налогового риска, когда нет очевидных свидетельств того, что у контрагента имеется нужное оборудование, персонал и другие ресурсы. Доказательства в этом случае сводятся к объяснению и подтверждению фактически используемых контрагентом ресурсов.

Фактор 4: приобретение через посредника товаров, которые обычно закупают у физлиц

Как правило, речь идет о сельхозпродукции, металлоломе, продуктах промысла и других подобных товарах. Объяснения обычно сводятся к тому, что использование посредника удобнее — не нужно иметь «точку приема», можно закупать большими партиями.

Фактор 5: отсутствие реальных действий по взысканию задолженности

Особенно подозрительно в глазах налоговиков выглядит рост задолженности покупателя на фоне продолжающихся поставок. Логика у инспекторов здесь проста: какой нормальный бизнесмен станет отгружать продукцию покупателю, если тот не платит денег по предыдущим поставкам. И вывод не заставляет себя ждать: либо поставки лишь на бумаге, либо оплата за реальный товар идет «черным налом». В целях безопасности нужно показать работу по возврату денег — обмен письмами, выставление претензий.

Фактор 6: векселя и займы на слишком вольготных условиях

На практике налоговики подвергают сомнению все операции, связанные с векселями. Кроме того, их насторожит выдача займов без обеспечения, без процентов, со сроком погашения более трех лет. А если это сочетается еще и с проблемным поставщиком, претензии будут обязательно.

Фактор 7: существенная доля расходов по сделке с проблемными контрагентами

Налоговики подозрительно относятся к любым расходам компании. А уж если они пересекаются с признаками проблемности контр­агента, внимание многократно усиливается. Особенно если они не увидят экономического эффекта от таких сделок.

Покаянная пояснительная записка

После прочтения 12-го критерия невольно возникает вопрос о том, зачем налоговики так подробно описывают все эти признаки и факторы. Ведь они тем самым раскрывают все свои козыри. Ответ простой, он записан в рекомендации, которая адресована компаниям, которые обнаружат у себя подозрительных поставщиков.

По мнению налогового ведомства компания, желающая покаяться в общении с неблагонадежными поставщиками, снизить или полностью исключить риски по 12-му критерию, должна изъять сомнительные операции из расчета налоговых обязательств за соответствующий период и уведомить об этом свою инспекцию, чтобы та могла своевременно учесть откорректированные налоговые обязательства при отборе кандидатов на выездную проверку.

Причем в ФНС России, видимо, настолько уверены в массовости таких обращений в инспекции, что тем же приказом утвердили форму специальной пояснительной записки. Как указано, для «идентификации цели подачи уточненной декларации».

Видимо, в целях стимулирования таких «покаянных» записок ФНС России обещает, что при камеральной проверке таких уточненных деклараций инспекция не будет требовать дополнительные документы. Причем налоговики советуют не ограничиваться только теми признаками и факторами, которые указаны в регламенте, а применять форму пояснительной записки и в других случаях использования сомнительных контрагентов. Наверное, тем самым надеются собрать материал для пополнения своей коллекции.

Кроме того, ФНС России фактически обещает невключение «раскаявшихся» в план выездных проверок. Однако, если инспекция обнаружит, что после «явки с повинной» компания продолжает использовать в своих отношениях недобросовестных поставщиков, выездная проверка может состояться. Правда, в этом случае инспекция должна будет согласовать эту проверку непосредственно в ФНС России.

Стоит ли спешить с «деятельным раскаянием»

При всех обещаниях главного налогового ведомства в отношении раскаявшихся компаний остается открытым вопрос: стоит ли торопиться в инспекцию с покаянными записками.

У некоторых даже возникает своеобразная схема — признаться в небольших грешках, лишь бы не было выездной проверки и не вскрылись более значительные злоупотребления. Однако юристы в один голос советуют не спешить каяться.

Вадим Зарипов,
эксперт по налогам юридической компании «Пепеляев, Гольцблат и партнеры», тоже придерживается этого мнения:
— Никаких законодательных гарантий такой «налоговой амнистии» нет — проводить или нет проверку, решать будет сотрудник налоговой службы по своему усмотрению.

Не особо скрывают это и в самой налоговой службе.

Сергей Тараканов,
заместитель начальника отдела контрольного управления ФНС России, признал:
— При наличии достаточных оснований согласование проверки ФНС России не будет являться непреодолимым препятствием.

Конечно, если компания хочет избавиться от прошлых налоговых грехов, можно подать «уточненку», исключив из расчета сомнительные операции. В этом случае у инспекции вообще не возникнет основания проверять такого контрагента и тем более предъявлять какие-либо претензии.

Добровольно фиксировать свою вину в пояснительных записках и других подобных документах юристы не советуют: в любой момент эти документы могут быть использованы во вред. К примеру, в уголовном деле, от которого уточнение налоговых обязательств не страхует, такую записку обвинение сможет использовать как доказательство и вины, и систематичности налоговых нарушений.

Налоговикам достаточно факта отсутствия у контрагента необходимых ресурсов, производственных или складских площадей, чтобы объявить налоговую выгоду необоснованной

Образцы схем, выявляемых с помощью 12-го критерия

Схема 1. Фиктивные расходы и вычеты по НДС

По мнению налоговиков использование в хозяйственной деятельности «однодневок» является одним из самых распространенных способов получения необоснованной налоговой выгоды. Они выделяют два основных способа применения «однодневок».

Первый: «рисование» фиктивных расходов и вычетов по НДС (см. схему 1). «Однодневка», обычно прямо или косвенно подконтрольная какой-либо компании, на бумаге поставляет ей товары, выполняет работы или оказывает какие-либо услуги. Полученные от компании деньги, как правило, в дальнейшем обналичиваются или через цепочку фиктивных сделок выводятся за рубеж. Для снижения рисков между компанией и «однодневкой» могут находиться одна или несколько внешне благопристойных фирм-посредников, также подконтрольных компании — получателю налоговой выгоды.

Второй вариант: «однодневка» включается в цепочку движения реального товара (см. схему 2). «Однодневка» может действовать как в интересах продавца, так и покупателя. В первом случае продавец реализует товар по заниженной цене «однодневке», а та перепродает его по рыночной цене. В результате львиная доля прибыли и добавленной стоимости выводится из-под налогообложения. Если же налоговую выгоду хочет получить покупатель, то его цель — завысить сумму расходов и вычетов по НДС, с помощью «однодневки» накрутив цену сверх рыночной. Чтобы не компрометировать себя прямыми связями с «однодневками», в схему обычно включаются фирмы-посредники.

Схема 2. Включение «однодневки» в товарно-денежную цепочку

«Серые» схемы продажи недвижимости

По различным оценкам, до 95 процентов жилья в строящихся домах продается не по договорам участия в долевом строительстве. Вместо них в ход идут замысловатые конструкции с использованием предварительных договоров купли-продажи, договоров соинвестирования, договоров купли-продажи ценных бумаг и так далее с участием посредников. Например, в нашумевшем деле компании «МИАН» покупатели приобретали не квартиры, а векселя фирм-«однодневок», чтобы потом ими расплатиться за жилье. В своем документе ФНС приводит другой вариант, когда часть оплаты за квартиру идет не продавцу, а подконтрольной ему страховой компании по договору страхования риска инвестора (см. схему 3).

Смысл подобных схем не только в налоговой экономии, но и в обходе закона о долевом строительстве (Федеральный закон от 30 декабря 2004 г. № 214-ФЗ), который призван защитить покупателей жилья на этапе строительства. Закон запретил девелоперам брать деньги за квартиру до получения разрешительных документов на строительство, обязал их прописывать в договоре все сроки и неустойки за их неисполнение, а также регистрировать договор, чтобы исключить двойные продажи одних и тех же квартир. Именно этим такие схемы опасны для покупателей жилья, которые при денежных проблемах у продавца рискуют остаться без денег, квартиры и с векселем непонятной фирмы на руках.

Схема 3. «Страховая» схема продажи жилья

Такие схемы направлены на незаконное получение налоговых льгот, полагающихся компаниям, в которых работают инвалиды. ФНС привела одну из них (см. схему 4). В компании более половины сотрудников — инвалиды, и на них приходится более четверти фонда оплаты труда. Благодаря этому организация имеет льготу по НДС (подп. 2 п. 3 ст. 149 НК РФ). По состоянию здоровья штатные работники не в состоянии обеспечить производство товаров (работ, услуг), поэтому компания привлекает сотрудников со стороны по договору предоставления персонала с фирмой-аутсорсером. Благодаря этому компания получает освобождение от НДС независимо от размера ее выручки (что не удалось бы при получении льготы по ст. 145 НК РФ либо при переходе на «упрощенку»).

Схема 4. Освобождение от НДС независимо от размера выручки

1 Подробнее об общедоступных критериях читайте в статье «Мы проверяем контрагентов на добросовестность» .

3 Приказ ФНС России от 14 октября 2008 г. № ММ-3-2/467@ «О внесении изменений в приказ ФНС России от 30 мая 2007 г. № ММ-3-06/333@ “Об утверждении концепции системы планирования выездных налоговых проверок”».

4 Постановление Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г. № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды».

Источники:
  • http://kontur.ru/articles/1145
  • http://www.audit-it.ru/articles/account/court/a53/176898.html