Меню Рубрики

Первородный грех с точки зрения православия

— В семинарских лекциях Вы говорите, что первородный грех не прощается. Как это понимать?

— Для начала маленький образ, а потом объяснение. Вот человек сломал ногу, это, конечно, нехорошо. Он говорит: «Я виноват, что не послушал доброго совета и прыгнул», но нога-то остается сломанной, ее надо лечить, а не человека прощать.

Попытаемся понять, что такое первородный грех. Есть несколько различных точек зрения на этот вопрос. Католическое, а затем и протестантское богословие под первородным грехом разумеют главным образом виновность Адама и Евы за тот грех, что они совершили. Виновность, которая будто бы переходит на все человечество. Но это — абсурд. Пророк Иезекииль пишет: «Сын не понесет вины отца, и отец не понесет вины сына» (Иез. 18.20). Как может виновность моего прадеда перейти на меня?

Есть другая точка зрения, что первородный грех — это повреждение, что возникло вследствие грехопадения первых людей. Преподобный Максим Исповедник [1] объясняет это повреждение так: первое — смертность, мы стали смертными, а первые люди были бессмертны. Господь говорит: «Вся добра зело» (Быт. 1, 31), все созданное было прекрасно, но предупредил: «Если согрешите смертью умрете» (Быт. 2, 17). Первые люди совершили грех и стали смертными, и их потомки стали смертными. Мы не виновны, но очень жаль, что смертны. Мы стали подвержены всем болезням, всем воздействиям окружающей среды. Возникла потребность в сне, пище, одежде, тепле. До грехопадения все это было не нужно. Вот это в Библии и называется «кожей», как сказано: «И сделал Господь Бог Адаму и жене его одежды кожаные и одел их» (Быт. 3, 21).

Вот что есть первородный грех — повреждение. Человек стал смертным, тленным, уязвимым. И не нужно никакой догматики, крестили мы ребенка и — слава Тебе, Господи! — умер он крещеным. То есть с крещением смертность и боль при этом не исчезают.

Первородный грех будет исцелен, когда мы получим новое тело по всеобщем воскресении.

Вот что значит «не прощается». Нельзя прощать смертность. Не прощать нужно, а исцелять. Исцеление невозможно в наших условиях жизни, оно будет после всеобщего воскресения.

К сожалению, и в наши богословские учебники проникла западная идея виновности, будто бы мы виноваты за грех Адама и Евы. Сами понимаете, что это неразумная вещь.

— Поясните вопрос о первородном грехе Господа нашего Иисуса Христа.

— Под первородным грехом разумеется наша смертность, тленность — наша зависимость от окружающей природы и болезненные состояния голода, жажды, боли и болезни. А также страстность — неукоризненная, негреховная (это почти синоним тленности). Под неукоризненными страстями разумеется праведный гнев, стремление к справедливости и т. д. Это то, что мы приобрели в результате грехопадения Адама. В Писании все это названо «кожаными ризами» (Быт. 3, 21), то есть «кожаными одеждами», в которые Господь облек согрешившего человека — смертность, тленность, страстность.

Господь Иисус в Своем воплощении принимает нашу человеческую природу смертную, тленную, и не греховно страстную, но не согрешает в этом и через страдание, Крест и смерть воскрешает ее в первозданном состоянии: смертию смерть попрал [2].

Апостол Павел в послании к евреям скажет: «Бог вождя спасения их совершил через страдания» (Евр. 2,10). Здесь слово «совершил» по-гречески звучит teliosh то есть «сделал совершенным». Но ведь Он был совершенным, Он не имел греха, хотя по естеству был во всем подобен нам, в том числе и в смертности. Афанасий Великий говорит: «Да умолкнут говорящие, что человеческая природа Христа по естеству была бессмертна»[3] и далее, разрешая вопрос «Если б Его не распяли, Он бы умер или нет?», говорит: «Смертное естество Христа не могло не умереть».

Высказываний святых Отцов на этот вопрос множество, и все они сводятся к тому, что подвиг спасения, исцеления человеческой природы Господь совершил не в воплощении, иначе был бы не нужен Крест. В этом явилось величайшее смирение Бога (по-гречески kenosis — «умаление себя»), что Он, всемогущий, соединился со смертным естеством человеческим, не согрешив в нем. И по учению Церкви, именно через смерть Он попрал смерть. Он принял истинную смерть, а не мнимую. Преп. Иоанн Дамаскин прямо осуждает еретиков под именем автортодокеты [4], которые учили, что Христос воспринял естество бессмертное, но добровольно взял на себя смерть; взял естество бесстрастное, но добровольно взял на себя страсти. Папа Гонорий, который был осужден Церковью как монофелит [5], также утверждал, что Христос принял естество первого Адама.

Церковь четко сформулировала свое учение, эти ереси были осуждены. Много высказывались об этом святые Отцы. И вдруг в наше время автортодокеты опять поднимают голову, будто бы Христос исцелил человеческую природу уже в Своем воплощении. Но зачем же тогда был нужен Крест? Недаром апостол Павел писал: «А мы проповедуем Христа распятого, для Иудеев соблазн, а для Еллинов безумие» (1 Кор. 1, 23). Они пытаются вновь убрать Распятие — этот соблазн и это безумие. Нет! Спасение совершено не в воплощении, а на Кресте. «Бог вождя спасения сделал совершенным» (Евр. 2,10), то есть освободил от смерти, сделал совершенным через страдания. Поэтому, когда мы говорим о первородном грехе во Христе, я понимаю, как это многих пугает, потому что вся наша школьная богословская литература наполнена католическим учением о первородном грехе, который есть Божие проклятие, распространяющееся на весь род человеческий. И будто бы поэтому Христос родился без первородного греха и явился жертвой, чтобы проклятье было снято. То есть он принес жертву Отцу. Святитель Григорий Богослов отвечает на это так: «Я спрашиваю, кому же принесена жертва? Если дьяволу, то как это унизительно, чтобы Творец Своей падшей твари приносил жертву. А если Отцу, — то разве Отец меньше любит человека, чем Сын? Зачем же Ему нужна была такая жертва? — Нужно было человечеством Бога освятиться человеку»[6].

То есть жертва была принесена нам с вами, почему мы должны быть бесконечно благодарны Ему. Подобно тому, если бы мы тонули и кто-то, жертвуя собою, спасает нас. Вот что сделал Господь — Своею смертью попрал смерть, и отсюда рождается величайшая благодарность ко Христу.

— Чем Адам отличался от Христа?

— Очень многим. Адам не знал, что такое зло, не имел никакого опыта соприкосновения ни вне себя, ни внутри. Адам не имел «кожаных риз» — библейский термин, по преп. Максиму Исповеднику, означающий смертность, тленность и негреховную страстность, то есть зависимость от природных условий, необходимости сна, питания и так далее.

«Кожаные ризы» были даны Адаму после грехопадения, когда он стал смертным, тленным, страстным.

Христос, когда родился, принял нашу плоть, смертную и тленную. Как пишет Афанасий Великий: «Да умолкнут говорящие, что тело Христово по естеству было бессмертным!» Христос взял нашу больную, поврежденную, смертную плоть. Почему истинно умер и истинно воскрес. У Адама этого не было.

Христос был окружен злом. Адам не знал этого, потому пал после малейшего искушения. Христос же был искушаем постоянно и не пал. В том и величие Христа — «второго Адама» по сравнению с первым.

— Знал ли Адам о Пресвятой Троице?

— Могу дать методологический совет: всегда, когда возникает вопрос, необходимо подумать: «Что я буду иметь, получив ответ? Зачем мне это нужно?» Есть бесконечное море вопросов, но всеми заниматься невозможно и не нужно. Также существует бесконечное море литературы, но все читать невозможно и не нужно. Будьте спокойны, никогда все и не прочтете. Надо выбирать полезное, необходимое, что востребовано настоящим моментом. Конечно, судя по возрасту, скоро я узнаю ответ на ваш вопрос, но как же мне сообщить вам об этом?

[1] «Ибо два греха возникли в праотце нашем вследствие преступления божественной заповеди: один — достойный порицания, а второй, имевший причиной первый, не могущий вызвать порицания; первый — от произволения, добровольно отказавшегося от благого, второй — от естества, вслед за произволением невольно отказавшегося от бессмертия». Преп. Максим Исповедник. Творения в 2 тт. Вопросоответы к Фалласию. Вопрос 42. М.:Мартис, 1994. — Т.2, С. 129
[2] Пасхальный тропарь.
[3] «Христос воспринял тело, которое могло умереть, чтобы как Свое собственное принести его за всех, и как за всех пострадавшему, по причине пребывания Своего в Теле, упразднить имущаго державу смерти, сиречь, диавола, и избавить всех, елицы страхом смерти повинни беша работе (Евр. 2, 14-15)» — Св. Афанасий Великий. Творения. М., 1994. Т. 3. С. 346
[4] Автортодокеты (Афтартодокеты, Гайяниты, Нетленнопризрачники, Фантазиасты, Юлианисты) — течение в монофизитстве, состоящее из последователей галикарнасского епископа Юлиана. Сформировалось в 519 г. после низложения монофизитских иерархов на Востоке. Приверженцы Юлиана учили, что тело Иисуса Христа было нетленно, что он чувствовал голод, жажду и другие физиологические ощущения или по видимому, или по самопроизвольному желанию, а не по природе. В то же время бог-Иисус и человек-Иисус не имели никакого различия, и потому Христос имел одно естество. Автортодокеты разделились на актиститов, признававших тело Христа несотворенным, и ктисголартов (ктиститов), признававших тело Христа сотворенным. На IV и V Вселенских соборах учение автортодокетов было отвергнуто, и они были вынуждены были рассеяться за пределами Восточной империи.
[5] Гонорий, римский папа, был избран в 625 г., построил много великолепных церквей, учредил в Западной Церкви праздник Воздвижения Креста. Умер в 638 г. В споре о том, имеет ли Иисус Христос две или одну волю, поддерживал воззрения константинопольского патриарха Сергия, за что и был, как еретик, предан анафеме на Константинопольском соборе.
[6] «Остается исследовать вопрос и догмат, оставляемый без внимания многими, но для меня весьма требующий исследования. Кому и для чего пролита сия излиянная за нас кровь — кровь великая и преславная Бога и Архиерея и Жертвы? Мы были во власти лукавого, проданные под грех и сластолюбием купившие себе повреждение. А если цена искупления дается не иному кому, как содержащему во власти, спрашиваю: кому и по какой причине принесена такая цена? Если лукавому, то как сие оскорбительно! Разбойник получает цену искупления, получает не только от Бога, но [получает] самого Бога, за свое мучительство берет такую безмерную плату, что за нее справедливо было пощадить и нас! А если Отцу, то, во-первых, по какой причине кровь Единородного приятна Отцу, Который не принял и Исаака, приносимого отцом, но заменил жертвоприношение, вместо словесной жертвы дав овна? Или из сего видно, что приемлет Отец, не потому что требовал или имел нужду, но по домостроительству и по тому, что человеку нужно было освятиться человечеством Бога, чтобы Он Сам избавил нас, преодолев мучителя силою, и возвел нас к Себе чрез Сына посредствующего и все устрояющего в честь Отца, Которому оказывается Он во всем покорствующим? Таковы дела Христовы, а большее да почтено будет молчанием» — Свт. Григорий Богослов. Творения. Т. 1. — М., 1994, сс. 676-677.

Православные Грехи.

Введите интересующие Вас слова в строку ниже:

Грех , с точки зрения Православной церкви, это деяние, недостойное христианина. Шестой Вселенский ( Константинопольский ) собор определяет грех, как болезнь души. Православная церковь относит деяние к греховному, основываясь на интерпретации библейских текстов. Грех считается прощённым (отпущенным) после исповеди , если совершивший греховное деяние человек искренне раскается в совершённом грехе.
Грех — это противоестественное состояние человека, «… добровольное отступление от того, что согласно с природой, … противоестественно (противоприродно)» ( Иоанн Дамаскин ). Совершая грехи, человек наносит раны своей душе. Поэтому человек, неся ответственность за совершенные грехи (в отличие от первородной греховности), должен бороться со своей греховностью и преодолевать её. Согласно Святому Писанию, нет человека «кто живет и не согрешает, и что никто не чист от скверны, даже если и один день проживет на земле» ( Иов.14:4-5 ). Но человеку невозможно самостоятельно, без Божьей помощи одолеть греховные страсти: «ибо без Меня не можете делать ничего» ( Ин.15:5 ). Но «ни Крещение, ни отпущение грехов, ни ведение, ни приобщение Таин, ни священная трапеза, ни сподобление Тела, ни приобщение Крови и ничто другое не может принести нам никакой пользы, если мы не станем вести жизнь честную, строгую и чуждую всякого греха» ( Иоанн Златоуст ). Поэтому необходимо постоянно бороться с собственной греховностью.

Классификация грехов.

Первородный грех.

Христианский богословский термин » Первородный (прародительский) грех » введен Аврелием (Блаженным) Августином ( 354-430 ) в 396 г. в трактате » О различных вопросах к Симплициану» и к настоящему времени повсеместно принят христианством (но не принят в иудаизме и исламе). Термин означает первый грех, совершенный на земле прародителями Адамом и Евой, вкусившими в Раю плод с Древа познания. Адам и Ева, искушаемые Дьяволом, вкусили от запретного плода по своей воле. Согласно учения Блаженного Августина, человек создавался Богом как свободное существо, но, совершив грехопадение, сам выбрал зло и пошёл против воли Бога. Так возникает зло, так человек становится несвободным. В наказание за ослушание, прародители были изгнаны из Рая и обрели смертность вместе со всем живущим. Человек стал несвободным и невольным ни в чём, и всецело зависящим от Бога. С момента грехопадения люди предопределены ко злу и творят его даже тогда, когда стремятся делать добро. Главная цель человека — спасение перед Страшным Судом, искупление греховности рода человеческого, беспрекословное повиновение Церкви. В православии термин «первородный грех» стал закрепляться с середины XVII века, когда был использован в «Малом катехизисе патриарха Иосифа», 1649 г. Определение этого понятия впервые дано в «Послании Патриархов Восточно-Кафолической Церкви о православной вере», 1723 г. В настоящее время термин » Первородный грех » имеет два значения:
1. Само нарушение Адамом и Евой заповеди в Эдеме.
2. Поврежденное злом греховное состояние человеческого естества, явившееся результатом этого нарушения заповеди.

Смертный грех.

Смертный грех является » Смертным «, потому что, овладевая душою человека, становится господствующим в человеке, подавляет в нём духовную жизнь, ожесточает его сердце нераскаянностью, делая его неспособным к принятию благодати Божией. Смертные грехи омертвляют в человеке любовь к Богу и ближним и вообще его духовную жизнь, лишают человека Царствия Божия, подвергают вечной погибели и смерти.

Семь (восемь) Смертных Грехов.

Различают семь или восемь основных пороков, порождающих множество других грехов. В восточной христианской традиции их принято называть семью смертными грехами. В православной аскетике им соответствуют восемь греховных страстей. В настоящее время о них пишут, как о восьми смертных грехах. Суть учения о главных грехах сводится к тому, что есть восемь всех главных помыслов, от которых происходят все другие помыслы.
Перечислим эти помыслы (смертные грехи):
1. Обжорство (чревоугодие);
2. Похоть (блуд);
3. Алчность (сребролюбие);
4. Печали (лень, зависть);
5. Гнев;
6. Уныние;
7. Тщеславие;
8. Гордыня;
Чтоб эти помыслы тревожили душу, или не тревожили, это НЕ зависит от нас, но чтоб они оставались в нас надолго или не оставались, чтоб приводили в движение страсти, или не приводили, — это ЗАВИСИТ от нас. В православной традиции смертным рассматривается любой грех, который отдаляет от Бога, лишает благодати и губит душу (если человек не имеет покаяния). Так, святитель Игнатий Брянчанинов говорит о смертных грехах: «Если кто умрет в смертном грехе, не успев покаяться в нем, его душа идет во ад. Ей нет никакой надежды на спасение».
Игнатий Брянчанинов указывает, что святые отцы «уподобляют смертный грех тяжелому камню», а несмертный — песчинке. В соответствии с этой аналогией: если человек с камнем на шее окажется в воде, то утонет. Точно так же тонет человек «в пропастях ада» под тяжестью смертного греха.

Три вида смертных грехов.

Отметим еще одну попытку классификации Смертных грехов. Это более обширная классификация, охватывающая не только семь (восемь) смертных грехов. В катехизисе «Православное исповедание Кафолической и Апостольской Церкви Восточной» киевского митрополита Петра Могилы XVII века смертные грехи разделены на три вида.
К первому виду смертных грехов относятся такие, которые служат источником для множества других грехов, как, например, объявление несправедливой войны, а также греховные страсти или пороки: чревоугодие, блуд, корыстолюбие, гнев, гордыня, зависть, леность.
Ко второму виду смертных грехов относятся грехи, называемые грехами против Духа Святого, под чем понимается различное упорство против Бога. В число таких грехов входят: отчаяние в спасении, излишняя надежда на доброту Бога при упорном нежелании вести добродетельную жизнь, откладывание покаяния, богоборство, жизнь в злобе, зависть к духовным совершенствам других. Сюда относят также грех, называемый хулой Святого Духа, который согласно Евангелию «не простится ни в сем веке, ни в будущем» ( Мф. 12:31-32 ). Под этим грехом в православном богословии понимается явное и сознательное отвержение Иисуса Христа, когда истина о нём очевидна через совершение чудес при помощи Святого Духа. В православной традиции этот грех не прощается не потому, что для его прощения нет милосердия Бога, а потому, что согрешающий не раскаивается и делается неспособным принять прощение.
К третьему виду смертных грехов относятся грехи, традиционно называющиеся «вопиющими к небу», куда входят такие грехи как: умышленное убийство, «содомский грех», притеснение нищих, вдов и сирот, лишение платы работников, оскорбление родителей.

Грехи по жизни (не смертные).

В отличие от смертного греха, не смертные грехи затрагивают всех людей, включая святых, но не губят душу. Однако оставлять их без внимания нельзя, поскольку это может привести к совершению серьёзных грехов. Кроме того, по указанной аналогии песчинки мелких грехов могут скопиться в таком большом числе, что по весу не будут уступать тяжелому камню смертного греха.
В Православной церкви нет строгой классификации грехов. Церковь различает несколько групп грехов, в которые входят как смертные грехи, так и не смертные грехи. Вот эти группы:
— грехи против Господа Бога;
— грехи против ближнего;
— грехи против самого себя.
Имеются грехи, которые невозможно отнести лишь к одной из выше перечисленных групп. Например, гордыня — грех и против Бога, и против ближнего, и, в конечном счёте, против самого же себя. Аврелий Августин (Блаженный Августин), считал корнем всякого греха похоть, но существует мнение, основанное на словах Книги Бытия «плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю» ( Быт.1:28 ), что секс не может быть грехом.
Приведем список деяний, которые относятся к вышеперечисленным группам грехов.

Грехи против Господа Бога.

— нарушение заповедей: десяти заповедей Закона Божьего , евангельских заповедей, церковных заповедей;
— неверие и маловерие, отчаяние, отсутствие надежды на милосердие Господа, чрезмерное упование на милость Божию, лицемерное почитание Бога, без любви и страха Божьего, отсутствие благодарности Господу за все Его благодеяния — и даже за ниспосланные скорби и болезни, хуление и роптание на Господа в душе и на словах, неисполнение обетов, данных Богу, призвание имени Божьего всуе, без необходимости, клятва именем Господа;
— святотатство (кощунственное отношение, без должного благоговения, к иконам, мощам, свечам, святым, Священному Писанию и т. д.);
— устыжение креститься и исповедовать православную веру, неношение креста, небрежное исполнение крестного знамения и молитвенных правил (утреннего, вечернего, поклонов), намеренное нечтение Священного Писания, духовной литературы, пропуск без уважительной причины воскресных и праздничных богослужений, хождение в храм без усердия и прилежания; леность на молитве, рассеянное и холодное моление, разговоры, дремота, смех, хождение по храму во время церковной службы, невнимательное, рассеянное слушание чтения и песнопения; опоздание на службу и преждевременное покидание богослужения;
— редкое исповедание грехов, сознательное утаивание их, причастие без сокрушения и страха Божьего, без должного приготовления; причастие не примирившись с ближними, при намеренном утаении грехов, ослушание духовного отца; осуждение священнослужителей и монашествующих, роптание и обида на них, непочитание праздников Божьих, нарушение постов, несоблюдение постных дней — среды и пятницы;
— обращение за помощью к служителям сатаны (экстрасенсам, астрологам, гадателям, ворожеям, гипнотизерам, кодировщикам, биоэнергетикам), занятие «чёрной» и «белой» магией, колдовством, гаданием, спиритизмом; — суеверие, вера в сны, приметы, ношение талисманов;
— принятие учений раскольников, сектантов, еретиков и увлечение еретическими умствованиями, исповедание ложных религий (неправославных);
— участие в пионерских, комсомольских, партийных и других организациях, отрицающих бытие Божие; — азартные игры;
— размышления о самоубийстве, попытки покончить жизнь самоубийством.

Читайте также:  Правильное питание с точки зрения химии

Грехи против ближнего.

— неимение любви к ближним, к врагам, ненависть к врагам, пожелание врагам зла;
— неумение прощать, воздаяние злом за зло, немоление за наставников, родных, врагов;
— отсутствие почтительности к старшим и начальствующим, к родителям, огорчение и обижание родителей, подозрение ближних в неблаговидных поступках;
— неисполнение обещанного, неуплата долгов, явное или тайное присвоение чужого;
— избиение, покушение на чужую жизнь, отказ вступиться за слабого и невинного, отказ помочь попавшему в беду;
— убиение младенцев во чреве (аборты), советы делать аборты ближним;
— ограбление, вымогательство, мздоимство;
— укор, упрёк, оскорбление, вражда с ближними, скандалы, истерика, проклятия, дерзость, наглое и вольное поведение по отношению к ближнему, насмешка;
— леность и небрежность в работе, халатное выполнение своих обязанностей на работе и дома, непочитание чужого труда, безответственность;
— плохое воспитание детей — вне христианской веры;
— отсутствие милосердия, скупость, нежелание посещать больных;
— беспочвенная жестокость к животным, птицам; насекомым и к прочим живым тварям;
— прекословие, неуступление ближним, споры, клевета, осуждение, злословие, сплетни, пересказывание чужих грехов, подслушивание чужих разговоров;
— лицемерие, обман, лжесвидетельство;
— соблазнительное поведение, соблазнение ближнего на грех (расплачиваться водкой, обнажать свое тело на пляже, носить короткую, нескромную одежду и т.п.), желание прельстить, ревность, развращение своими действиями ближних, дружба из корысти и измена.

Грехи против самого себя.

— почитание себя лучше всех, самолюбие, отсутствие смирения и послушания, самонадеянность, высокоумие, духовный эгоизм, празднословие (разговоры ни о чём), смехословие (смех ни с чего, шутки ни с чего, пошлые усмешки), сквернословие;
— ложь, зависть, подозрительность, раздражение, возмущение, злопамятность, обида, огорчение, стремление к земным почестям и славе;
— редкое причащение святых Христовых Таин, холодность и бесчувственность на исповеди, умаление своих грехов, обвинение ближних, а не себя осуждение;
— делание добрых дел напоказ;
— леность, провождение времени в праздности, многоспание;
— многостяжание (любовь к земному и материальному больше чем к небесному, духовному), пристрастие к деньгам, вещам, роскоши, наслаждениям, излишнее внимание к плоти, привязанность к разного рода вещам («жаление» вещи, привычка «трястись» за вещь);
— потворство духу времени и мирским обычаям («посидим на дорожку», выпускание белых голубей, «через порог не передают»…);
— употребление наркотиков, пьянство, игра в азартные игры;
— украшение себя, чтобы прельстить;
— занятие сводничеством, проституцией, исполнение непристойных песен, танцев, просмотр порнографических фильмов, чтение порнографических книг, журналов;
— принятие блудных помыслов, услаждение и медление в нечистых помыслах, секс вне брака, прелюбодеяние (измена при браке), допущение вольностей до венца и извращения в супружеской жизни, рукоблудие (осквернение себя блудными прикосновениями), нескромное воззрение на жён и юношей, мужеложество, скотоложество.

Разъяснение Восьми Смертных грехов.

1. Обжорство (чревоугодие, плотоугодие) .
— Непрестанное объедение,привычка угождать себе вкусною пищею.
— Несоблюдение постов.
— Изнеженная жизнь (отсутствие труда телесного, привычка к многоспанию, привязанность к комфорту и т.п.)

2. Похоть (блуд, любодеяние) .
— Блудные помыслы, мечтания, соуслаждение этим помыслам, чтение книг на эту тему, просмотр телепередач, фотографий.
— Незаконные связи до брака.
— Измена супружеской верности.
— Сожительство в браке, не освященном Таинством Венчания.
— Невоздержанность супругов в период поста, накануне воскресных, праздничных дней.
— Блуд противоестественный (рукоблудие, или онанизм, совокупление однополое, скотоложство).

3. Алчность (сребролюбие, любостяжание ).
— Пристрастие к деньгам, имуществу, страстное желание обогатиться, приобретение предметов роскоши. — Скупость, жадность, бесцельное коллекционирование, корыстолюбие, неупование на Промысел Божий, пристрастие к различным тленным предметам, суетная любовь к подаркам.
— Воровство, грабёж, обман с целью наживы.
— жестокосердие к нищим, нуждающимся.

4. Печаль .
— Огорчение души, утрата хорошего настроения по различным поводам (мало поел, или невкусно, потерял вещь, деньги; нет возможности отдохнуть; не уважают, ругают и т.п.).
— Неблагодарность Богу за всё случающееся.
— Нетерпеливость в любом деле.
— Несамоукорение (не считать себя виновным, когда постигают неудачи, несчастья, скорби).
— Ропот (сетовать на свою худую судьбу, обвинять ближних в своих неудачах; считать все неприятности незаслуженными).
— Проклинать себя, желать себе смерти, несчастий, малодушие.

5. Гнев .
— Вспыльчивость, возмущение сердца яростью, спор, переходящий в скандал, возмущающий сердце гневом, бранные, жестокие, колкие слова, толкание в гневе. Рукоприкладство. Убийство. Поломка вещей в гневе, проклинать человека в гневе, желать ему смерти, несчастий, обида на ближнего.
— Памятозлобие (питать злобу за нанесенную обиду), ненависть, вражда, мщение, клевета, осуждение.
— Жестокое отношение к животным.

6. Уныние .
— Удрученное состояние души, бессилие, апатия.
— Леность ко всякому доброму делу, особенно к молитве. Невнимание, рассеянность в молитве.
— Небрежность. Неблагоговейное отношение к святыням.
— Излишнее успокоение сном.
— Отчаяние (отсутствие надежды на Бога в постигших несчастиях). Потеря смысла жизни.Мысли о самоубийстве.

7. Тщеславие .
— Искание славы человеческой (уважения, похвалы, почестей, известности), хвастовство, враньё для хвастовства, стремление выглядеть не хуже других, приобретение для этого модной одежды, вещей, богатой мебели, посуды, автомобиля и т.п. Склонность обращать на себя внимание (шутить, острить, оригинальничать; броско одеваться).
— Стыд исповедовать свои грехи, сокрытие их на Исповеди.
— Склонность к спорам, прекословие.
— Самооправдание:
a) после совершенного греха оправдывать себя, забывая о покаянии;
b) когда кто-либо обличает – пытаться оправдываться, изыскивать причины, слагать вину с себя.
— Лицемерие (разыгрывание из себя благочестивого человека, делать добрые дела напоказ), лесть, комплименты; воздавать похвалы, почести людям ради своих целей или из страха перед начальником.
— Зависть (огорчение, желание зла ближнему по поводу его благополучия).
— Злорадство (радость, ликование по поводу неудач, бедствия ближнего).

— Ложь, лукавство, хитрость, бессовестность, коварство.
— Склонность унижать ближнего.

8. Гордыня .
— Высокое о себе мнение, самолюбование, считать себя необыкновенным человеком, наделенным какими-то способностями, умом, знаниям, силой, красотой и т.п. Жажда похвал.
— Считать себя перед Богом праведным, достойным Царствия Небесного ради собственных добродетелей.
— Нетерпение обличений, вразумлений, упрёков. Трудность просить прощения. Презрение ближнего.
Упрямство (нежелание уступить, когда это возможно). Неповиновение начальникам, гос. властям и др. — Искание лёгких путей.
— Высокомерие. Предпочтение себя всем. Стремление учить других, указывать, давать советы. Привычка вмешиваться в разговор.
— Фамильярность (вольное обращение с окружающими), наглость, хамство, дерзость, смехотворство.

Первородный грех с точки зрения православия

Как объяснить, почему первородный грех, совершенный Адамом и Евой, перешел на их потомков?

Отвечает Иеромонах Иов (Гумеров):

Грех прародителей имел глубокое воздействие на человеческую природу, определившее всю последующую жизнь человечества, потому что созданный Богом человек пожелал сознательно и свободно вместо воли Божией установить свою воли в качестве главного жизненного начала. Попытка тварной природы утвердиться в собственной автономии грубо извратила божественный творческий план и привела к попранию богоустановленного порядка. Неотвратимым логическим следствием этого стало отпадение от Источника Жизни. Бытие вне Бога для человеческого духа есть смерть в прямом и точном значении этого слова. Святитель Григорий Нисский пишет, что пребывающий вне Бога неизбежно пребывает вне света, вне жизни, вне нетления, ибо все это сосредоточено только в Боге. Удаляясь от Творца, человек становится достоянием тьмы, тления и смерти. По мысли того же святого, никому невозможно существовать, не находясь в Сущем. Любой, согрешающий человек вновь и вновь совершает адамово грехопадение.

В чем именно повредилась природа человека в результате эгоистического стремления утвердить свое бытие вне Бога? Прежде всего, все дарования и способности человека ослабли, потеряли ту остроту и силу, которая была у первозданного Адама. Ум, чувства и воля потеряли гармоническую согласованность. Воля часто проявляет себя неразумно. Разум же часто оказывается безвольным. Чувства человека заправляют разумом и делают неспособным увидеть подлинное жизненное благо. Эта потеря внутренней гармонии в человеке, лишившимся в себе единого центра тяготения, особенно пагубно проявляется в страстях, которые являются уродливо развившимися навыками удовлетворения одних потребностей в ущерб другим. В силу ослабления духа в человеке получили преобладание чувственные, плотские потребности. Поэтому св. апостол Петр наставляет: Возлюбленные! прошу вас, как пришельцев и странников, удаляться от плотских похотей, восстающих на душу (1Пет.2:11). Это восстание на душу плотских похотей – одно из самых трагических проявлений падшего человеческого естества, источник большинства грехов и преступлений.

Все мы причастны к последствиям первородного греха, потому что Адам и Ева являются нашими прародителями. Отец и мать, дав жизнь сыну или дочери, могут дать только то, что имеют. Адам и Ева не могли нам да ни первозданную природу (ее у них уже не было), ни возрожденную. По слову св. апостола Павла: От одной крови Он произвел весь род человеческий для обитания по всему лицу земли (Деян.17:26). Эта родовая преемственность делает нас наследниками первородного греха: Посему, как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков, [потому что] в нем все согрешили (Рим.5:12). Комментируя вышеприведенные слова первоверховного апостола, архиепископ Феофан (Быстров) пишет: «Изучение это показывает, что святой Апостол ясно различает в учении о первородном грехе два момента: parabasis или преступление и hamartia или грех. Под первым разумеется личное преступление нашими прародителями воли Божией о невкушении ими плода от древа познания добра и зла; под вторым – закон греховного расстройства, привзошедший в человеческую природу, как следствие этого преступления. Когда речь идет о наследственности первородного греха, имеется ввиду не parabasis или преступление наших прародителей, за которое ответственны они одни, а hamartia, то есть закон греховного расстройства, поразивший человеческую природу вследствие падения наших прародителей, и “согрешили” в 5:12 в таком случае нужно понимать не в действительном залоге в смысле “совершили грех”, а в среднестрадательном, в смысле 5:19 стиха: “стали грешниками”, “оказались грешниками”, так как в Адаме пала человеческая природа. Поэтому св. Иоанн Златоуст, лучший знаток подлинного апостольского текста, находил в 5:12 только ту мысль, что “как скоро он [Адам] пал, то чрез него соделались смертными и не евшие от запрещенного древа”» (О догмате Искупления).

Грехопадение прародителей и наследование всеми поколениями духовной порчи дает сатане власть над человеком. Освобождает от этой власти таинство крещения. «Крещение не отъемлет самовластия и самопроизволения нашего. Но дарует нам свободу от тиранства диавола. который не может против воли нашей властвовать над нами» (преп. Симеон Новый Богослов). Перед тем как совершить само таинство священник читает над крещаемым четыре заклинательные молитвы.

Поскольку в таинстве крещения человек очищается от первородного греха и умирает для жизни греховной и рождается в новую благодатную жизнь, в Церкви с древности установлено крещение для младенцев. Когда же явились благодать и человеколюбие Спасителя нашего Бога, Он спас нас не по делам праведности, которые бы мы сотворили, а по Своей милости, банею возрождения и обновления Святым Духом (Тит. 3, 4-5).

Что такое первородный грех и каковы его последствия

Первородный грех в православии – одно из тех положений, которое неясно для человека, только начинающего знакомиться с христианской доктриной. О том, что это такое, в чем заключаются его последствия для всех нас, а также какие существуют трактовки первородного греха в разных ответвлениях православия, вы сможете узнать из этой статьи.

Что такое первородный грех?

На первый взгляд, это выглядит абсурдно: в христианской традиции считается, что ребенок рождается на свет с уже поврежденной человеческой природой. Как такое может происходить, если он еще не успел совершить грехов хотя бы потому, что не вступил еще в сознательный возраст? На самом деле проблема в ином: суть первородного греха заключается в том, что каждый человек рождается на свет изначально поврежденным (в первую очередь в духовном смысле, но не только) из-за поступка первопредка Адама. Именно через него, как известно, в мир вошла духовная болезнь, которую наследуют все его потомки.

Многие совершают ошибку, пытаясь объяснить, что такое первородный грех. Не стоит считать, что в данном случае мы отвечаем за то, что Адам и Ева съели плод с древа познания. Все не так буквально, и если читать святых отцов, то это станет понятно. Грех Адама – уже не наш грех, дело в том, что для нас он заключается в смертности человека. Как следует из Библии, Господь Бог сказал Адаму, что тот умрет, если съест запретный плод, а змей – что он и Ева станут равными Богу. Змей-искуситель не обманул первых людей, но вместе со знанием о мире они стали смертны – в этом и заключается основное последствие первородного греха. Таким образом, этот грех не передался остальным людям, но имел для них катастрофические результаты.

Последствия греха Адама и Евы

Богословы полагают, что результаты были настолько тяжелыми и мучительными именно потому, что изначальная Божья заповедь была несложной для исполнения. Если бы Адам и Ева действительно хотели ее выполнить, они могли бы спокойно отказаться от предложения искусителя и остаться в раю навеки – чистыми, святыми, безгрешными и, конечно, бессмертными. Что такое первородный грех? Как и всякий грех, это непослушание Творцу. Фактически, Адам своими руками создал смерть, отдалившись от Бога и впоследствии погрязнув в ней.

Его поступок не только принес в его жизнь смерть, но и замутнил изначально кристально чистую человеческую природу. Она стала искаженной, более склонной к другим грехам, любовь к Творцу сменилась страхом перед ним и его наказанием. Иоанн Златоуст указывал на то, что раньше звери склонялись перед Адамом и видели в нем господина, но после изгнания из рая они перестали узнавать его.

Таким образом, человек из высочайшего творения Бога, чистого и прекрасного, сам превратил себя в прах и пыль, которым его тело станет после неизбежной смерти. Но, как следует из Библии, после того как первопредки съели плод с древа познания, они скрывались от Господа не только потому, что стали бояться его гнева, но и потому, что они почувствовали вину перед ним.

Что было до первородного греха

До грехопадения Адам и Ева имели очень тесную связь с Господом. В каком-то смысле, они составляли с ним единое целое, настолько глубоко были соединены их души с Богом. Такой связи не имеют даже святые, тем более – другие христиане, не столь безгрешные. Поэтому понять ее для нас представляется крайне сложным. Однако это не означает, что этого союза не нужно искать.

Человек представлял собой отражение Божьего образа, а сердце его было непорочно. Первородным грех первопредков называется потому, что до него они не знали других грехов и были абсолютно чисты.

Как спастись от последствий

Крещение от первородного греха не избавляет, как принято считать. Оно лишь дает человеку возможность стать иным, истинным христианином. После крещения человек остается смертным, заключенным в бренной телесной оболочке, и одновременно обладает бессмертной душой. Важно не погубить ее, ведь, согласно православной традиции, в конце времен настанет Страшный суд, на котором станет ясно, какая участь уготована каждой душе.

Таким образом, крещение помогает восстановить утраченную связь с Богом, пусть и не в полной мере. В любом случае первородный грех сделал сущность человека более склонной ко злу, нежели к добру, как это было изначально, и поэтому воссоединиться с Создателем в этом мире крайне сложно. Однако, судя по примерам святых, видимо, возможно.

В сущности, именно поэтому крещение обязательно для тех, кто считает себя христианином — только так, и никак иначе, они могут быть вместе с Богом и спастись от смерти своей души.

Первородный грех в протестантстве

Стоит понять, что такое первородный грех в понимании протестантов, а именно – кальвинистов. Они, в отличие от православных, считают, что последствия греха Адама – не только смерть всех его потомков, но и неизбежное несение ими вины за грех предка. За это каждый человек, по их мнению, заслуживает наказания. Природа человека в кальвинизме насквозь испорчена и пропитана греховностью.

Этот взгляд наиболее точно соответствует Библии, хотя и вызывает недоумение.

Первородный грех в католицизме

Католики считают, что грех первородных людей заключается в непослушании и слабом доверии к Создателю. Это событие повлекло большое количество разных последствий: Адам и Ева утратили благосклонность Бога, как следствие, нарушились и отношения между ними двумя. Ранее чистые и безгрешные, они стали похотливыми и напряженными. Это отозвалось в остальных людях нравственным и физическим ущербом. Однако католики верят в возможность его исправления и искупления.

Первородный грех в православии

К падению прародителей (Быт. 3: 1-6) имеют отношение следующие факторы:

• свободная воля человека;

• искушение дьяволом (в образе змея) Евы и Евой — Адама;

• ограниченность естества прародителей.

Отметим, что при устранении хотя бы одного из них не было бы и греха. Однако, несмотря на это сходство в данных факторах, все они — различного типа. Вообще, в системе причинно-следственной связи событий, касающихся первородного греха, можно выделить, помимо собственно причины и следствия грехопадения, также необходимые и достаточные условия и подстрекательство.

Читайте также:  К чему снится очень плохое зрение во сне

Рассмотрим с этой точки зрения отношение к падению прародителей указанных факторов.

а) Свободной воле человека иногда придается (приписывается) значение причины (сопричины) греха, начала (корня) зла (греха), предмета искушения, объекта искушения.

Однако свободная воля в отношении греховного, равно как и праведного, поступка не является его причиной, или поводом к его совершению, или его началом. Она является причиной возможности его выбора или одним из необходимых условий для его совершения. Другими словами, свободная воля — суть необходимое условие для совершения нравственного поступка вообще. Без свободной воли нет ни праведного, ни грешного поступков. Святой Иоанн Дамаскин говорит, что сотворенный Богом человек «имел возможность пребывать и преуспевать в добре. равно как и отвращаться от прекрасного и очутиться во зле по причине обладания свободною волею. » (38: 152, 153).

Вообще, для совершения какого-либо нравственного поступка необходимы и, вместе с этим, достаточны два условия: наличие возможности совершить этот поступок при возможности не совершать его, то есть иметь свободный выбор (свободную волю); желание (свободное волеизъявление) совершить поступок. При этом, если наша свободная воля дана нам по воле Божией, является таким же необходимым и неотъемлемым свойством (атрибутом) нашего естества как, например, ум и одним из аспектов образа Божия в нас, не зависящим от нас, то сам результат выбора (проявление этой воли) уже, очевидно, будет зависить от нас. Это обусловлено тем, что в отличие от физической свободы, на которую можно повлиять и которую можно ограничить в самой различной степени, на нравственную свободу (то есть на собственно возможность нравственного выбора) принципиально нельзя повлиять и ограничить ее.

За человеком всегда остается возможность выбора нравственной направленности поступка — идти к Богу или от Него. Именно поэтому мы и должны нести ответственность за любой нравственный поступок. Робот или механизм, не обладая таким выбором, не могут грешить, так как действуют по заранее заданной им программе без возможности ее изменения. Если же мы, понимая греховность поступка, совершаем его или, понимая, что нужно делать добро, не делаем этого, то здесь проявляется недостаток нашей воли. И мы становимся рабами греха, поскольку делаем не то, что хотим, не то, что считаем разумным, а то, что хотим и считаем разумным не делаем.

По вопросу возможности искушения свободой отметим следующее. В искушениях можно выделить, например, такие общие аспекты, как: объект искушения (кого искушают), субъект искушения (кто искушает) и предмет искушения (чем искушают). Свобода может являться предметом искушения только в случае ее отсутствия у объекта искушения, например, для узника, выпущенного на свободу под обязательство вернуться. С той точки зрения, строго говоря, прародители не могли быть искушаемы свободой, так как она у них уже была. Человек был искушаем не свободой, а дьяволом. Он злоупотребил своей свободой, данной Творцом, заменив в своей душе уверенность в Творце доверием к лживому дьяволу. Вместе с этим, свобода прародителей имеет непосредственное отношение к их падению, так как является одним из необходимых условий для совершения нравственного поступка вообще и греховного в частности.

В «Катехизисе Католической Церкви» (Москва, «Рудомино», 1996. С. 96) один из его разделов назван: «искушение свободы». То есть свобода (свободная воля) выступает здесь как объект искушения. Однако объектом искушения является не собственно свобода человека, а сам человек со всеми силами (способностями) души (сердцем, умом, волей). Иными словами, объект искушения включает свободную волю, но не тождественен ей.

б) Искушение Евы дьяволом иногда рассматривается как повод к падению. Здесь необходимо внести некоторое уточнение. Соотношение причины и повода довольно метко выражено в известной поговорке: «Была бы причина, а повод всегда найдется». Поэтому, если приписывать искушению значение повода, то необходимо будет считать Еву, а затем и Адама, уже заранее, как бы внутренне, подготовленными ко греху, для совершения которого достаточен только (лишь) небольшой побудительный толчок. Однако такое мнение не соответствует православному пониманию того, что прародители были созданы достаточно совершенными для противления греху.

При понимании искушения от дьявола как непосредственно одной из причин (внешней причины) падения прародителей мы также сталкиваемся с определенными проблемами. Во-первых, если сами прародители являлись лишь одной из причин падения, то и расплата за это должна была бы быть не полной, а только частичной и пропорциональной весомости, или вкладу, этой причины в совершение греха. Однако попытка Адама оправдаться, перенеся часть вины на Еву и Самого Бога (Быт. 3: 12), так же, как и попытка Евы оправдаться, перенеся часть вины на змея (Быт. 3: 13), не была успешной, как видно из Быт. 3: 16-19, 23, 24. Во-вторых, указанное понимание искушения, по сути дела, основано на следующем положении: «если бы не было искушения, то не было бы и греха». Но на основании подобной «логики» необходимо будет признать первопричиной преступления и Самого Бога как сотворившего ангельский мир (в том числе и Денницу) и создавшего Еву, соблазнившую Адама (именно подобным образом и пытались оправдаться прародители).

Бог не только не подталкивал прародителей ко греху, а наоборот: Он создал человека достаточно совершенным для выбора и достижения бессмертия и предупредил его о последствиях непослушания (Быт. 2: 17). При этом Бог, как Творец всего (Иер. 51: 19; см. также: Быт. 1; Ис. 45: 12; 44: 24; Иер. 27: 5; Отк. 24: 11; Прем. 11: 25; Сир. 24: 8; 43: 36) предоставил прародителям две дороги (два жизненных пути). Одна из них вела к бессмертию, как следствию постоянного укрепления прародителей в праведности. Другая — вела к смерти духовной и физической, как следствию нарушения воли Божией. «Бог создал человека свободным, — говорит святой Ефрем Сирин, — почтив его умом и мудростью и положив перед очами его жизнь и смерть, так что если пожелает по свободе идти путем жизни, то будет жить вечно; если же по злому произволению пойдет путем смерти, то вечно будет мучиться» (40: 396). Как сказано в Священном Писании: «Бог не сотворил смерти (то есть Бог не вводил смертности в человека, человек сам ввел в себя это свойство обязательного наступления физической смерти) и не радуется погибели живущих, ибо Он создал все для бытия. » (Прем. 1: 13, 14); «Бог создал человека для нетления и соделал его образом вечного бытия Своего. » (Прем. 2: 23).

Святые отцы рекомендуют людям, совершившим грех, рассматривать его причиной самого себя и чистосердечно в этом раскаиваться, не пытаясь оправдаться внешними обстоятельствами, в роли которых иногда выступают и другие люди, соблазняющие нас. Преподобный Антоний Великий говорит: «. в соделанных нами грехах не будем винить ни рождения нашего, ни другого кого, а только себя самих, ибо если душа самоохотно предается разленению, то не может быть непобеждаемою» (цит. по 8: 63, 64). Каждый человек сам выбирает свой путь. Ибо «Он (Бог) от начала сотворил человека и оставил его в руке произволения его. Пред человеком жизнь и смерть, и чего он пожелает, то и дастся ему» (Сир. 15: 17). Каждый сам виновен в совершении им греха, так как «. искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотью; похоть же, зачавши, рождает грех, а сделанный грех рождает смерть» (Иак. 1: 14-15).

При этом «. Бог не искушается злом и Сам не искушает никого» (Иак. 1: 13) и делает для нас возможным преодоление искушения, поскольку «. не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так чтобы вы могли перенести» (1 Кор. 10: 13). «Ибо Господь всемогущ и крепче всех и во всякое время бывает победителем в смертном теле, когда идет вместе с подвижниками на брань. Если же бывают они побеждены, то явно, что. по своему произволению, неразумием своим обнажили себя от Бога» (преподобный Исаак Сириянин. Цит. по 20: 152). «Поскольку супротивная сила только побуждает, а не принуждает, то и благодать Божия побуждает, по причине свободы и трезвенности естества. Если теперь человек, побуждаемый сатаною, будет делать зло, то не сатана осуждается вместо него, но терпит истязание и наказание сам человек, как по собственной воле подчинившийся пороку» (преподобный Макарий Великий. Цит. по 43: 364). «Вступившие в борьбу по внутреннему человеку и испытавшие ее не сомневаются, что враги спасения непрестанно наветуют нам, подстрекают ко злу, противоборствуют нашему деланию добра. В этом они имеют некоторую свободу — им дана власть подстрекать. Но и человеку дана Богом сила отвергать все их действия и, более того, сокрушать их вредоносную славу или свободно соглашаться с ними» (преподобный Иоанн Кассиан Римлянин. Цит. по 86: 182).

Вместе с тем, дьявол лживыми обещаниями («… ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи». Ин. 8: 44) о том, что прародители, вкусив плоды запретного дерева и став «как боги, знающие добро и зло» (Быт. 3: 5), не умрут (Быт. 3: 4), подтолкнул их на путь греха и смерти. Здесь «человекоубийца притворяется человеколюбцем» (12: 28). При этом дьявол, хотя и непосредственно подтолкнул Еву к погибели, сделал это не насильственным образом (ибо в противном случае и греха не было бы для человека, так как грех подразумевает свободное волеизьявление), а с помощью хитрости (дьявол украсил путь греха лживыми обещаниями и с помощью этого ложного украшения сделал данный путь привлекательным для Евы) и с использованием свободы воли Евы. Поэтому и говорится, что «. завистью диавола вошла в мир смерть. » (Прем. 2: 24).

Из сказанного следует, что искушение Евы дьяволом является не причиной греха или поводом к его совершению, а подстрекательством ко греху, что само по себе уже является самостоятельным преступлением. Кстати говоря, и в современном уголовном праве подстрекательство к преступлению также является наказуемым деянием.

Отметим, что дьявол согрешил первым среди бестелесных разумных существ — Ангелов (до появления человека). Он же первым согрешил и среди всех разумных существ (после появления человека), так как способствовал падению человека своими лживыми речами. «Он (дьявол) был человекоубийцей от начала. » (Ин. 8: 44 ). При этом в обоих случаях дьявол соблазнил и других: вначале ангелов, которых увлек за собою, затем — человека (Еву). В Священном Писании сказано: «Кто делает грех, тот от диавола, потому что сначала диавол согрешил» (1 Ин. 3: 8). «Грех — злой плод злого семени диавола. грех и беззаконие не Его (Бога), но диавольское изобретение и дело есть. начальник и изобретатель его (греха) есть диавол» (святитель Тихон Задонский. Цит. по 83: 237, 260). «Грех — это изобретение свободной воли дьявола» (архимандрит Иустин (Попович). 76: 36).

О связи человеческого греха с дьяволом святой Иоанн Кронштадтский пишет: «Грех есть духовное прелюбодейство души человеческой с диаволом: человек подставляет ему сердце свое, и враг, соединяясь с душою, изливает свое семя в сердце человека — яд греха. » (41: 163, 164). При этом, святой отец сравнивает гибельное действие греха на сердце с действием моли на одежду: «Есть моль для одежды, есть и для сердца человеческого. Это — грех» (41: 206). То есть, как моль разъедает и уничтожает одежду, так и грех разъедает и умерщвляет душу.

в) Рассмотрим теперь отношение сил души к падению. Перед вкушением запретных плодов прародители, очевидно, должны были принять решение об этом. Такие решения принимаются в области ума, ибо «начало всякого дела — размышление. » (Сир. 37: 20). Однако из этого не следует инициативность ума в отношении греха, которую можно понимать двояко. Во-первых, как то, что ум из всех сил души явился наиболее ответственным за грех, то есть явился «инициатором греха». Во-вторых, как то, что человек впервые согрешил помышлением, то есть «падение человека произошло именно в области ума».

При общей оценке ума целесообразно использовать два критерия — направленность ума и его развитость. Направленность ума — это то, о чем именно мыслит (что думает) человек, в каком направление он мыслит: думает ли о небесном или о земном. Развитость ума — это то, как именно мыслит (как думает) человек, насколько эффективно он может предвидеть результаты своих действий и находить решения поставленных задач. Поскольку данные критерии не связаны между собою взаимооднозначно, то один и тот же человек может одновременно обладать очень развитым умом по одному критерию и быть неразумным — по другому.

Направленность ума, или направленность мышления, человека определяется его чувствами. Именно на основании результирующей чувств и выбирается цель. Иными словами, человек будет стремиться к тому, что ему больше нравится (доставляет больше удовольствия, счастья, блаженства), с учетом ожидаемых последствий, в том числе в виде угрызений совести, и ряда других факторов. «Стремление к счастью, блаженству заложено в человеке Богом. » (57: 108); «. как бы не образовывались вкусы, они заставляют человека так устроить свою жизнь, такими окружить себя предметами и соотношениями, какие указывают его вкус и с какими мирен он бывает, удовлетворяясь ими. Удовлетворение вкусов сердечных дает ему покой сладкий, который и составляет свою для всякого меру счастия» (24: 34); «Сердце (под сердцем здесь понимаются чувства — а. к.) имеет весьма сильное влияние на характер и направление мышления и всего поведения человека» (23: 66). «Желание Бога — вечное блаженство человека, чему доказательством служит сама природа человека, постоянно желающая и стремящаяся только к приятному в жизни, и ненавидящая и постоянно желающая уклонится от всего неприятного…» (119 :10).

Каждый человек, в соответствии со своим вкусом, будет стремиться к своему сокровищу. Только для одних этим сокровищем будут земные блага, земная слава, о быстротечности которой пишет святой апостол Петр (1 Петр. 1: 24), а для других — небесные блага, небесная слава, к которым так ярко и так ясно призывают, например, святой апостол Павел (1 Кор. 2: 9; 2 Кор. 4: 17, 18; Рим. 8: 18) и преподобный Серафим Саровский (29: 53).

Ум человека решает, как достичь цели рациональным путем, то есть выбирает путь достижения цели, определяемой чувствами. «Разум — слуга сердца», — говорит святой Иоанн Кронштадтский (17: 51). Далее, воля (сила воли) обеспечивает (при возможности) движение к цели (достижение цели) тем путем, который выбрал разум.

С этой точки зрения, инициатором греха являются чувства, а не мысли, и падение человека началось в области сердца, а не ума. Иначе говоря, в падении прародителей основную роль сыграла именно их чувственная сторона, а не разумная. Действительно, из Быт. 3: 6 следует, по словам В. Н. Лосского, что для Евы «. появляется некая ценность вне Бога» (20: 253), или, как говорит протоиерей Н. Малиновский: «. к чисто духовному желанию “быть как боги” присоединилось желание преступного чувственного удовольствия» (23: 313. Книга 1), то есть для прародителей появляется возможность получать приятные чувства (удовольствие) вне Бога, вопреки Его воле или в результате греховных действий. Первым людям более понравилась перспектива быть как боги, знающие добро и зло, вопреки воле Бога-Отца, создавшего их, чем перспектива послушания Ему.

Другими словами об этом можно сказать следующим образом. До искушения дьяволом ум человека (так же, как и другие силы души) не находился в состоянии необходимости выбора между грехом и праведностью. У человека не было ни внутренних, ни внешних искушений. В условиях рая, «когда потребное. для жизни тела давалось само собою, ум не праздным оставался, имея все время свободным от трудов телесных, но непрестанно восторгался к духовным созерцаниям, разливавшим в нем неистощимое веселье. Сие делание воспитывал в нем Сам Бог, по Своему благоизволению приходивший к нему каждодневно для собеседования», — пишет преподобный Нил Синайский (цит. по 9: 239). То есть вначале ум прародителей, очевидно, предавался созерцанию Бога — своего Создателя и Отца, оберегающего и питающего их. Когда же Адаму и Еве был предложен выбор: или стать «как боги, знающие добро и зло» (Быт. 3: 5), вопреки Богу-Отцу, или быть Ему послушными, — именно чувства выбрали первый путь (порочную цель). И тогда уже ум и воля человека перевели его из состояния возможности совершить (или не совершить) грех в состояние совершения греха.

Приведем по данному вопросу мнение протоиерея Н. Иванова: «Человек видит, что плоды от древа познания добра и зла хороши для пищи, то есть, что это хорошо для его материального существования, а все остальное в мире представляет собой лишь «пищу» для «я». Душа забывает о своей связи с Источником и со всей природой, она хочет лишь удовлетворения своих вожделений. Нормальное самоутверждение плоти и та радость ощущения, которая возникает при становлении, превращается в похоть — похоть плоти. Такова первая ступень грехопадения.

Человек видит, что возникшее представление о новых возможностях, не только чисто материальных, хорошо для пищи, но и приятно для глаз, и желанно — хорошо для глаз и вожделенно, ибо дает душе удовлетворение. Целый комплекс душевных сил находит свое удовлетворение на пути вкушения добра и зла, то есть на том пути, где добро и зло — лишь одинаково приемлемые средства для удовлетворения желаний. В себе самом человек может помышлять: «Все то, что мне представляется, что ко мне относится, должно относится ко мне так, чтобы давать наслаждение».

Вторая ступень грехопадения — это кажущаяся возможность жизни по-новому. Гармония красоты целого, когда все в мире прекрасно лишь в силу того, что отражает в себе славу Божию и восхваляет Творца, — эта гармония и красота становятся хороши, лишь поскольку они хороши для меня. Мое «я» становится в центре гармонии и центре красоты и желает всего только для себя. Такова вторая ступень грехопадения — похоть очей.

И наконец, третья ступень грехопадения. Человек хочет иметь знание в смысле владения тем, что видит. Но если человек станет на самостоятельный путь, упиваясь полной свободой выбора, забыв о заповеди, данной ему Творцом, то легко может потянуться к «злому» знанию, то есть знанию лишь того, что выгодно ему, но губительно для его собратий. И он будет упорствовать, стремясь овладеть этим знанием.

Путь познания (фактически смешения) в себе добра и зла есть путь индивидуалистического самоутверждения. Он дает опыт борьбы, самовозвышения, наслаждения в чувстве самолюбования, чувство превосходства над теми, кто может быть превращен в объект наслаждения и господства. Предлагаемый путь есть путь гордости собой, своим знанием и своим мнимым совершенством. Этот путь есть путь созерцания своего превосходства. Такова третья ступень грехопадения — гордость житейская» (12: 235-237).

Читайте также:  Возрастные особенности зрительной сенсорной системы гигиена зрения

Таким образом, прародители впали в порочные чувства, мысли и желания до нарушения ими заповеди Божией — вкушения плодов запретного дерева. Отсюда следует, что возможность получать удовольствие вне Бога была у человека до грехопадения и потери благодати, то есть входила в его природу (была заложена Богом в природу человека при его создании). Такое положение представляется вполне понятным и логичным. Действительно, «если бы все граждане не могли достигать личного счастья иначе, как содействовать общему благу, то только сумасшедшие были бы порочными; все люди были бы вынуждены быть добродетельными» (французский материалист Гельвеций. Цит. по 3: 110). В данном случае, человек при физической (принципиальной) возможности грешить не делал бы этого, потому что не хотел бы этого в силу своей врожденной природы. Таким образом, речь здесь идет о природной нравственной невозможности грешить. В этом еще нет личной заслуги человека.

Противоположный вариант «безгрешности» заключается в том, что человек принципиально не мог бы грешить вообще. «Кто дерзнет утверждать, что Бог не мог создать свободы, недоступной греху и неодолимой злом? И из камней Он может воздвигнуть детей Аврааму (Мф. 3: 9). Но чем такая свобода отличалась бы от необходимости? «Бог, — говорит святой Григорий Богослов, — почтил человека свободою, чтобы добро принадлежало не меньше избирающему, чем и вложившему семена онаго». «Говорят, — рассуждает святой Василий Великий, — почему в самом устройстве не дано нам безгрешности, так что нельзя было бы согрешить, хотя бы и хотели? Потому же, почему и ты не тогда признаешь служителей исправными, когда держишь их связанными, но когда видишь, что они добровольно выполняют пред тобою свои обязанности». Возможность зла так первоначально необходима и естественна человеческой свободе, что, и по суду разума, уничтожить эту возможность в человеке — значило бы то же, что пересоздать человека; точно так же, как теперь остановить в человеке возможность греха значило бы то же, что совершать над ним постоянное чудо» (48: 15). Святой Иоанн Дамаскин учит: «… добродетель не есть что-либо совершаемое по принуждению» (38: 153). По словам святителя Григория Нисского: «. добродетель — вещь неподвластная и добровольная, а вынужденное и насильное не может быть добродетелью» (14: 54). Немесий, епископ Эмесский, на основании коррелятивности разума и свободной воли (см. прим. № 14), пишет: «Те, которые обвиняют Бога в том, что Он не создал человека невосприимчивым ни к какому пороку, а дал ему свободную волю, незаметно для самих себя обвиняют Бога за то, что Он создал человека разумным, а не неразумным. Необходимо, ведь, одно из двух: или чтобы он произошел неразумным, или чтобы, будучи разумным и вращаясь в сфере деятельности, был одарен свободной волей» (25: 176). Протоиерей Н. Малиновский говорит: «Что же касается дарования человеку свободы с возможностью греха, то без такой возможности свобода не отличалась бы от необходимости. Тогда и добродетель не была бы заслугою и он пользовался бы блаженством не по праву» (23: 316. Книга 1).

Приведем также по данному вопросу мнение русского религиозного философа С. Л. Франка. «Где-то в Талмуде, фантазия еврейских мудрецов рассказывает о существовании святой страны. В которой не только все люди, но и вся природа повинуется беспрекословно заповедям Божиим, так что, во исполнении их, даже река перестает течь по субботам. Согласились бы мы, чтобы Бог с самого начала создал нас такими, чтобы мы автоматически, сами собой, без размышления и разумного свободного решения, как эта река, исполняли Его веления? И был ли бы тогда осуществлен смысл нашей жизни? Но если бы мы автоматически творили добро и по природе были разумны, если бы все кругом нас само собой и с полной, принудительной очевидностью свидетельствовало о Боге, о разуме и добре, то все сразу стало бы абсолютно бессмысленным. Ибо «смысл» есть разумное осуществление жизни, а не ход заведенных часов, смысл есть подлинное обнаружение и удовлетворение тайных глубин нашего «Я», а наше «Я» немыслимо вне свободы, ибо свобода, спонтанность требуют возможности нашей собственной инициативы, а последняя предполагает, что не все идет гладко «само собой», что есть нужда в творчестве, в духовной мощи, в преодолении преград. Царство Божие, которое получалось бы совсем «даром» и было бы раз навсегда предопределено, совсем не было бы для нас Царством Божиим, ибо в нем мы должны быть свободными соучастниками божественной славы, сынами Божиими, а тогда мы были бы не то что рабами, а мертвым винтиком какого-то необходимого механизма. «Царствие Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его» (Мф. 11: 12; Лк. 16: 16), ибо в этом усилии, в этом творческом подвиге — необходимое условие подлинного блаженства, подлинного смысла жизни. Так мы видим, что эмпирическая бессмыслица жизни, с которой должен бороться человек, против которой он должен в максимальной мере напрягать свою волю к подвигу, свою веру в реальность Смысла, не только не препятствует осуществлению Смысла жизни, но загадочным, до конца не вполне постижимым и все же опытно понятным нам образом есть само необходимое условие его осуществления. Бессмысленность жизни нужна как преграда, требующая преодоления, ибо без преодоления и творческого усилия нет реального обнаружения свободы, а без свободы все становится безличным и безжизненным, так что без нее не было бы ни осуществления нашей жизни, жизни самого моего «Я», ни осуществления самой его жизни, в ее последней подлинной глубине. Ибо «широки врата, и пространен путь, ведущие в погибель, и тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь» (Мф. 7: 13). Лишь кто возложит крест на плечи свои и последует за Христом, обретет подлинную жизнь и подлинный смысл жизни. Мы видели, что зло и несовершенство нашей эмпирической природы каким-то непостижимым образом нужно для осуществления смысла жизни, ибо без него невозможна была бы свобода подвига, а без последней смысл жизни не был бы подлинным смыслом, не был бы тем, чего мы ищем» (78: 96-99).

Из сказанного ясно, что принципиальная невозможность грешить полностью исключает личную заслугу человека в такой «безгрешности».

Выделим еще один вид невозможности грешить, заключающейся в том, что путем последовательного и систематического укрепления своей праведности человек может постепенно перейти, по терминологии блаженного Августина, от возможности не грешить к невозможности грешить. Речь здесь идет о приобретенной, в результате синергии (соработничества, сотрудничества, соединения) воли Бога и воли человека, нравственной невозможности грешить, что, безусловно, засчитывается человеку в заслугу.

Подчеркнем одно из различий между принципиальной (физической) и нравственной невозможностью грешить, заключающейся в том, что первое свойственно роботу или животному (но не человеку), а второе — человеку (но не роботу или животному). Вообще, перечисленные варианты безгрешности, за исключением последнего, приводят к исчезновению (обусловливают устранение) самого понятия греха как нравственного поступка.

Преподобный Макарий Великий пишет: «Природа наша удобоприемлема и для добра и для зла, и для Божией благодати и для противоположной силы. Она не может быть приневоливаема» (Беседа 15, гл. 23. Цит. по 8: 152). По данному вопросу приведем также слова: святого Исаака: «Бесстрастие не в том состоит, чтоб не ощущать страстей, но в том, чтоб не принимать их» (цит. по 10: 390); блаженного Марка: «Ибо, когда душа не сдружится со страстьми помышлением о них, тогда, поелику непрестанно занята она иною заботою, сила страстей не может в когтях своих удержать духовных чувств ее» (цит. по 10: 390); преподобного Антония Великого: «Если хочешь, можешь быть рабом страстей, и если хочешь, можешь остаться свободным, не поклоняясь под иго страстей: ибо Бог создал тебя самовластным» (цит. по 8: 71); архимандрита Паисия Величковского: «Бесстрастен тот, кто победил пристрастие во всех прилогах, понуждающих или прельщающих, и, став выше всех страстей, не возмущается ни за какую вещь мира сего…» (89: 22).

Если бы возможность получать удовольствия от греховных поступков не была бы свойственна природе человека, то не могло бы быть и духовных подвигов. Это обусловлено тем, что человеку нечего было бы преодолевать. Иными словами, если бы не было внутренней борьбы, то не было бы и побед и, соответственно, наград за них. Ибо, Небесные награды даются только за духовные победы (духовные подвиги). А как известно, самая трудная победа — это победа над собой, над своими похотями. «Бой с самим собой — есть самый трудный бой. Победа из побед — победа над собой», — говорит Ф. Логау (цит. по 104: 11). Эта победа одерживается только в духовной борьбе (внутренней брани), которую ведет каждый христианин.

Таким образом, возможность получать удовольствие как следуя к Богу, так и следуя от Него, дана человеку для свободного сознательного выбора: быть с Богом или вне Его; совершать праведные поступки, преодолевая временные соблазны и совершенствуясь духовно, или грешить, уступая похотям и незаметно для себя попадая в чувственные ловушки с расставленными злыми духами «приманками удовольствий»; находиться, в соответствии с этим, в добре или зле. Искушения (соблазны) допускаются к нам (в нас) по милосердию Божиему для возможности получения наград (венцов) за их преодоление. Поэтому Бог и не попускает искушений сверх наших сил (1 Кор. 10: 13).

В Книге Премудрости Иисуса, сына Сирахова сказано: «Сын мой! если ты приступаешь служить Господу Богу, то приготовь душу твою к искушению» (Сир. 2: 1). «Мир этот есть состязание и поприще для состязаний. Время это есть время борьбы» (Исаак Сирин. Цит. по 20: 152). «Побеждающий страсти плотские венчается нетлением. Если б не было страстей, не было бы ни добродетелей, ни венцов, даруемых от Бога людям достойным. Но когда человек с мудростью и рассуждением, хорошо повоевавши, одолеет и победит страсти, тогда уже не бывает борим, но мирствует душою и увенчивается от Бога как победитель» (преподобный Антоний Великий. Цит. по 8: 71, 73). «Искушение не есть зло, но — добро. Оно хороших делает еще лучшими. Это — горнило для очищения золота, это — мельница для сотрения жестких зерен пшеницы. Это — огнь, истребляющий волчцы и терния, чтобы сделать землю способною к принятию добрых семян» (святитель Иоанн Златоуст. Цит. по 97: 7). «Чем прославились все святые и получили Царство Небесное? Скорбями, искушениями, подвигами. Одни переносили тяжкие мучения и истязания и за это получили венец мученический; другие предавались подвигам в пустыне и за то стяжали себе Царствие Небесное: и для чего бы Бог попустил святым терпеть столько опасностей, искушений, скорбей, если бы можно было получить Царствие Небесное без всего этого? Посему не будем унывать, когда приключаются нам огорчения и скорби, а напротив того, станем радоваться, что Господь заботится о нас, искушая нас в скорбях и бедствиях, как золото в огне» (97: 12). «Война, братие, война для христиан вся здешняя жизнь, война с врагами нашими, диаволом, со страстной нашей плотью и с развращенным миром. Надо заслуживать венцы, надо стараться быть достойными жизни со Христом. А этого можем достигнуть мы только добрым, христианским подвигом. Не напрасно же страдали апостолы и святые мученики и, сохраняя веру, отреклись от самой временной жизни. Не напрасно же пустынные подвижники оставили мир и избрали себе безусловное смирение, совершенное целомудрие и всецелое нестяжание. Смирением они победили козни диавола, целомудрием — похоти плоти и нестяжанием — прелести мира. Будем и мы, укрепляясь благодатью Божией, подражать им в терпении и подвигах, да получим от праведного Мздовоздаятеля Бога победные венцы. Боже наш, слава Тебе!» (протоиерей В. Нордов. Цит. по 64: 349).

г) Из сказанного следует, что в своем падении виноваты сами прародители. Причина их падения заключается не в излишке свободы воли, а в их собственном свободном желании совершить греховное действие (в греховной направленности воли, более конкретно, в похотливом желании стать, как боги), в желании, обусловленном греховностью их чувств и мыслей. Данное желание, в свою очередь, является не смягчающим обстоятельством, а наоборот — отягчающим. И аналогично тому, как мирской судья принимает решение в отношении какого-либо преступления, так и всеобщий Судья принял Свое праведное решение в отношении первого преступления, сделанного людьми. Ибо «совершенны дела Его, и все пути Его праведны. Бог верен, и нет неправды в Нем; Он праведен и истинен» (Втор. 32: 4). «… Праведен Ты, Господи, и все дела Твои и все пути Твои – милость и истина, и судом истинным и правым судишь Ты. вовек !» (Тов. 3: 2).

Вина Адама и Евы состоит в том, что они нарушили заповедь (волю) Божию, хотя в их воле было сохранить заповедь, даже находясь под воздействием дьявола. Произошедшее падение связано с ограниченностью естества прародителей, сердце, ум и воля которых поддались искушению, однако указанная ограниченность не является причиной падения. Она является лишь одним из необходимых условий возможности этого падения. «Стоило им (прародителям) только захотеть воспротивиться обольстителю и устоять в добре, и они бы устояли: все зависело от одной их воли, а сил достало с избытком» (21: 485).

Также отметим и следующее. Если бы Адам и Ева, полностью признав свою вину в совершении греха, молили бы Всемилостивого Бога о прощении, то, возможно, Бог по Своему великому милосердию, видя это раскаяние, простил бы их. Святитель Феофан Затворник говорит: «Если б покаялись поскорее, может быть, Бог возвратился бы к ним, но они упорничали, и при явных обличениях ни Адам, ни Ева не сознались, что виноваты» (36: 88).

Первая заповедь фактически создала для человека и первую шкалу ценностей: соблюсти заповедь Божию или стать как боги, знающие добро и зло, вопреки воле Божией. При этом человек, вместо стремления от образа к подобию, или от богообразия к богоуподоблению, устремился к ложной ценности, что и привело его к погибели.

Как говорит митрополит Минский и Слуцкий Филарет: «Будучи частью мира и одновременно Богом поставленным властелином мира, человек возжелал получить свою часть бытия и распоряжаться ею абсолютно самостоятельно — помимо Бога. Так человек отпал от Бога, и связь с Тем, Кто его создал, разорвалась… Будучи образом Божиим, человек самообожествил себя и оказался вне рая благобытия» (52:10).

Таким образом на земле совершилось первое преступление. При этом дьявол и в дальнейшем не оставил своей преступной деятельности — подстрекательства (склонения) человека ко греху. Святой апостол Петр учит: «Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища кого поглотить» (1Пет.5:8). Святой апостол Варнава говорит: «Должны же мы, братья, наблюдать насчет своего спасения, чтобы лукавый, незаметно подкравшись к нам с обольщением, не отвратил нас от нашей жизни» (цит. по 43:13). Преподобный Макарий Великий пишет: «Лукавый князь — царство тьмы, вначале пленив человека, так обложил и облек душу властью тьмы, как облекают человека, чтобы соделать его царем и дать ему все царские одеяния, и чтобы от головы до ногтей носил он на себе все царское. Так лукавый князь облек душу грехом, все естество ее, и всю ее осквернил, всю пленил в царство свое, не оставил в ней свободным от своей власти ни одного члена ее, ни помыслов, ни ума, ни тела, но облек ее в порфиру тьмы. Как в теле (при болезни) страждет ни один ее член, но все оно всецело подвержено страданиям: так и душа вся пострадала от немощей пороков и греха. Лукавый всю душу — эту необходимую часть человека, этот необходимый член его — облек в злобу свою, то есть в грех, и таким образом тело соделалось страждущим и тленным… (Беседа 2, гл.1).

Оковами тьмы связывают (падшую) душу духи злобы; почему не может она ни, сколько желает, любить Господа, ни, сколько желает, веровать, ни, сколько желает, молиться, потому что со времени преступления первого человека противление и явно и тайно во всем овладело нами… (Беседа 21, гл.2).

Сатана и князи тьмы со времени преступления заповеди воссели в сердце, в уме и теле Адамовом, как на своем собственном престоле…» (преп. Макарий Великий. Беседа 6, гл.5. Цит. по 8:152-154,162).

В Библии об искушении (обольщении, прельщении) дьяволом людей говорится, например, в 1Кор.7:5 и Откр.20:7,10; дьявол также пытался искусить Иисуса Христа (Мф.1-10; Мк.1:12,13; Лк.4:1-13).

Нумерацию грехов можно проводить в виде сплошной (абсолютной) нумерации и в виде тематической (относительной) нумерации. В первом случае, каждому последующему греху присваивается номер на единицу больше, чем предыдущему. Во втором — грехи разбиваются на группы по какому-либо тематическому признаку, причем в каждой группе действует сплошная нумерация, начиная с единицы. С точки зрения сплошной нумерации, грех прародителей в раю, как уже говорилось ранее, не был первым. С точки зрения тематической нумерации — это был первый грех, совершенный в роде человеческом, или сокращенно — первородный грех.

В Священном Писании ясно различаются, в отношении ко греху прародителей, два вида событий (см. прим. 44): нарушение воли Божией, заключающееся в определенных действиях Адама и Евы; наказание Божие, последовавшее за этими действиями и заключающееся в том, что прародители и их потомки стали находиться в определенном состоянии (состоянии смертности, уклонения ко злу и пр.). Поэтому представляется более целесообразным называть известные действия прародителей первородным грехом, а последующее за этим известное состояние, как их самих, так и их потомков, — последствиями этого греха, или злом (а, например, не соответственно, первым грехом и первородным грехом).

Вместе с тем, известны и другие терминологические системы, предлагаемые различными авторами для описания греха прародителей и его последствий. Например: «под именем прародительского греха в самих прародителях разумеется и грех их, и вместе то греховное состояние их природы, в которое вошли они через этот грех; а в нас, их потомках, разумеется собственно одно греховное состояние нашей природы, с которым и в котором мы рождаемся» (21:493,494). «Первородный грех, читаем в православном Исповедании кафолической и апостольской Церкви восточной, есть преступление закона Божия, данного в раю прародителю Адаму» (21:493). «…Эта прирожденная греховность, путем рождения переходящая от предков к потомкам, вместе с виновностью или ответственностью перед судом правды Божией за эту прирожденную греховность природы, известна под именем греха первородного или прирожденного…» (23:327. Книга 1)

Источники:
  • http://www.pravoslavie.us/RU/Sins.htm
  • http://pravoslavie.ru/6920.html
  • http://fb.ru/article/423674/chto-takoe-pervorodnyiy-greh-i-kakovyi-ego-posledstviya
  • http://vsemolitva.ru/pervorodnyj-grekh-v-pravoslavii.html