Меню Рубрики

Нетрадиционная ориентация с точки зрения психологии

Рубрика Психология
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 03.10.2013

«Личностные особенности лиц с нетрадиционной сексуальной ориентацией»

Глава I. Психологические аспекты проблемы нетрадиционной сексуальной ориентации

1.1 Виды сексуальной ориентации

1.2 Гомосексуальная идентичность

1.3 Личностные особенности и стиль жизни гомосексуалов

1.4 Бисексуальность и личность бисексуала

Глава II. Эмпирическое исследование личностных особенностей гомосексуалов и бисексуалов

2.1 Организация и методы исследования

2.2 Описание полученных результатов

2.3 Анализ и интерпретация полученных данных

Список использованной литературы

В настоящее время все большие масштабы приобретают проблемы связанные с гомосексуальными пристрастиями людей разных полов, возрастов, социальных принадлежностей и национальностей.

Люди разняться не только своим внешним видом, но и поступками, зачастую чрезвычайно сложными и непредсказуемыми, личностными особенностями, а так же предпочтениями. К последнему можно отнести не только предпочтения в выборе стиля поведения, круга общения, но и сексуального партнера.

В данный момент количество людей, относящихся, к так называемым, сексуальным меньшинствам, значительно возросло. Эти вопросы получили все большую огласку в период последнего десятилетия. Раньше отношение к таким людям было иным, просто потому, что об этом не говорили так открыто, как это делают сейчас и поэтому об этом знали намного меньше. В связи с этим люди не могли сформировать личное мнение, им навязывалось мнение государства, которое вообще отрицало факт существования сексуальных меньшинств.

В нашей культуре бытует мнение, что человек, отличающийся сексуальной ориентацией от традиционной обязательно «неправильный», плохой и с отрицательными личностными особенностями. Это непременно недостойный человек, которого следует опасаться.

Актуальность данной работы заключается в том, что в настоящее время в нашей стране (РФ) нетрадиционная ориентация является проблемой не только для государства, но и для населения в целом. Вопросы, связанные с гомосексуализмом, активно обсуждаются в СМИ, причем, в отличие от развитых стран Европы, мы идем не к более толерантному отношению к сексуальным меньшинствам, а к запрету гомосексуальных связей и любой их пропаганды в целом.

Объект — личность человека с нетрадиционной сексуальной ориентацией.

Предмет — личностные особенности лиц с гомосексуальной и бисексуальной направленностью полового влечения.

Цель — выявить личностные особенности лиц нетрадиционной сексуальной ориентации и сравнить их с личностными особенностями лиц традиционной ориентации.

— дать определение понятию «гомосексуализм» и рассмотреть его основные классификации;

— изучить процесс формирования гомосексуальной идентичности;

— сравнить особенности личности людей с традиционной и нетрадиционной сексуальной направленностью.

— провести математическую обработку полученных данных;

— провести анализ результатов математической обработки и их интерпретацию;

Гипотеза: у людей нетрадиционной сексуальной ориентации наблюдается совокупность специфических личностных характеристик.

Методы исследования: теоретический анализ литературы; психодиагностический метод (Методика Тест Смысложизненных Ориентаций (СЖО), Методика Тест юмористических фраз ТЮФ, Опрос на тему пагубных пристрастий, Шкала Отношения к Смерти С.А.Шефова, Шкала Цунга для самооценки депрессии, Методика Исследования Самоотношения С.Р.Пантелеева), статистическая обработка данных.

Практическая значимость: полученные данные могут быть полезны психологам-консультантам для оказания психологической помощи при работе с лицами нетрадиционной сексуальной ориентации.

Глава I. Теоретические подходы в изучении гомосексуализма

1.1 Виды сексуальной ориентации

Сексуальная ориентация — один из четырёх компонентов сексуальности (три других компонента: биологический пол, гендерная идентичность и социальная гендерная роль), определяемый как более или менее постоянное эмоциональное, романтическое, сексуальное или эротическое (чувственное) влечение индивида к другим индивидам определённого пола. В современной сексологии общепринятыми рассматриваются три типичные сексуальные ориентации:

гетеросексуальная ориентация — влечение только и исключительно к индивидам противоположного пола (гетеросексуал);

гомосексуальная ориентация — влечение только и исключительно к индивидам своего пола (гей и лесбийство);

бисексуальная ориентация — влечение к индивидам как своего, так и противоположного пола, не обязательно в равной степени и не обязательно одновременно (бисексуал).

Сексуальная ориентация отличается от сексуального поведения. Человек может проявлять или не проявлять свою сексуальную ориентацию в своём сексуальном поведении или поддерживать либо имитировать сексуальное поведение, не соответствующее его реальной сексуальной ориентации. Сексуальная ориентация как понятие также отличается и от сексуальной идентичности. Сексуальная идентичность — это самоидентификация человека, то, кем он себя считает. Человек может не осознавать или отрицать свою сексуальную ориентацию.

Сексуальная ориентация не зависит от сексуальных предпочтений человека — его фантазий, желаний и фетишей, которые могут осуществляться в соответствующем сексуальном поведении. Например, люди, предпочитающие БДСМ-практики, могут быть любой сексуальной ориентации — гомо, би- и гетеросексуальной. Ни одна из общеизвестных сексуальных ориентаций в настоящее время не рассматривается в качестве психического расстройства. В то же время ранее, до исключения из МКБ ВОЗ в 10-м пересмотре, эгодистоническая гомосексуальность рассматривалась в качестве психосексуального расстройства, код МКБ-9 302.0.[46]

Гомосексуализм встречается как среди мужчин, так и среди женщин. Частота его различна, но в целом принято считать, что она варьирует от 1 до 4% у мужчин и от 1 до 3% у женщин.

Женский гомосексуализм. Активные гомосексуалистки чаще всего холодны по отношению к мужчине, это свидетельствует о наличии в их организме мужских половых гормонов — андрогенов. Пассивные же гомосексуалистки могут получать сексуальное удовлетворение как от женщин, так и от мужчин. Женский гомосексуализм называют лесбиянством, или сапфизмом, по имени древнегреческой поэтессы Сафо, которая жила на острове Лесбос (VII — VI вв. до н. э.) и была активной гомосексуалисткой. Кроме того, для определения женского гомосексуализма употребляется понятие трибадия (от греч. «трибеин», что означает «тереть»). Лесбиянство — женская гомосексуальность. У такого вида есть еще один фактор, почему женщина становится лесбиянкой. Она устает от мужского эгоизма, грубости и хамства. А любви все равно хочется, но мужчинам она отказывается верить. Вот тут и находит она свою половинку среди «своих» же. Здесь она обретает ласку и покой, нежность и понимание. Кто же поймет женщину, если не сама женщина. Только женщина способна оценить красоту тела, красоту души, отдать всю ласку и тепло. Женщина может подарить женщине все самое сокровенное, чтобы доставить своей спутнице радость.

Педерастия (мужеложество) — форма мужского гомосексуализма, при котором половое сношение совершается через задний проход. У мужчин активный партер имеет нормальный внешний вид, нормальное мужское поведение. У активного гомосексуалиста может наблюдаться бисексуализм, то есть он может получать удовлетворение как с мужчиной, так и с женщиной. Пассивный же партнер чаще женственен, это свидетельствует, что в его организме есть женские половые гормоны — эстрогены. Для пассивных гомосексуалистов характерна феминизация: появление молочных желез, развитие тела по женскому типу и т. д.

Теперь рассмотрим наиболее распространенные классификации гомосексуалистов. Так, например, по ролевому поведению выделяют активных и пассивных гомосексуалистов. «Если исходить из характеристик «сексуального сценария», то на одном полюсе окажется гомосексуальность как единственно возможный или, безусловно, предпочтительный способ удовлетворения сексуального влечения (строго говоря, только это явление и может называться гомосексуализмом), а на другом — люди, вовлекаемые гомосексуальное взаимодействие время от времени — вынужденно или случайно. Где-то между этими полюсами расположится бисексуальность, при которой возможно сочетание гетеро- и гомосексуальных контактов либо периодическое их чередование».

Бисексуальность — бисексуальная ориентация — определяемая как влечение к лицам, как своего, так и противоположного пола, не обязательно в равной степени и не обязательно одновременно. Это такая же сексуальная ориентация, как и другие, не менее стабильная и не менее способствующая прочным отношениям, чем гетеросексуальность и гомосексуализм. В психическом отношении люди с нетрадиционной сексуальной ориентацией, как правило, совершенно нормальные люди без каких-либо патологических проявлений. Для них характерно только одно отличие от остальных членов общества — направленность полового влечения. Все остальные связи в такой паре (межличностные, эмоциональные, сексуальные) аналогичны таковым в гетеросексуальной. Они так же могут быть счастливы и некоторые даже в состоянии усыновить ребенка, чтобы создать семью. Другой вопрос, как они именно будут объяснять ребенку кто папа и кто мама. Ну, это совсем другой вопрос. Поэтому в последних международных классификациях гомосексуализм исключён из списка болезней.

Необходимо отметить, что страх разоблачения и общественного осуждения, призрак одиночества в старости налагают на их характер, поведение, эмоции определённый отпечаток. У них довольно часто возникают неврозы, депрессии. Гомосексуалисты более впечатлительны, возбудимы, подвержены частым сменам настроения, больше поддаются внушению, более ранимы. И еще люди с нетрадиционной ориентацией, по статистике намного добрее и отзывчивее, у них чаще всего проявляются творческие способности. [3, 33]

Известный сексолог и сексопатолог К. Имелинский делит гомосексуалистов на 4 группы:

1. псевдогомосексуалисты (осуществление гомосексуальных связей не по гомосексуальным мотивам);

2. гомосексуализм периода развития (некая детская фаза развития сексуального влечения);

3. гомосексуализм, обусловленный различными задержками психического развития;

истинный гомосексуализм, обусловленный гомосексуальными наклонностями.

Фрейд и Кон говорят в своих научных трудах о том, что гомосексуальность может быть как врожденная, так и приобретенная. Есть много теорий возникновения гомосексуализма: гены, расстройство щитовидной железы, внутриутробное (при нехватке или избытке гормонов определенного типа), влияние общества и т. д. Теорий множество, но, ни одна из высказанных вообще теорий не объясняет полностью механизм возникновения гомосексуального влечения.

Гомосексуализм известен с древнейших времен, уже на наскальных изображениях каменного века присутствуют сюжеты на эту тему. Первые упоминания об этом явлении встречаются в египетских папирусах. Они свидетельствовали о том, что боги Фет и Горус состояли в гомосексуальных отношениях. Известно наличие гомосексуализма в Древней Индии, Вавилоне, Египте, Греции и Римской империи. Так, в Древней Греции некоторые формы гомосексуализма считались вполне естественными. Православную церковь очень заботило распространение гомосексуальности в монастырях, но к бытовым ее проявлениям относились довольно равнодушно. В «Домострое» содомия упоминается вскользь, между прочим. Почти все иностранные путешественники и дипломаты, побывавшие на Руси в XV-XVII вв. (Герберштейн, Олеарий, Маржерет, Коллинс и др.), отмечали широкое распространение гомосексуальности во всех слоях общества и удивительно терпимое, по тогдашним европейским меркам, отношение к нему. Во второй половине XVIII в., с ростом цивилизации и расширением контактов с Европой, в светском обществе мужеложства начали стесняться. В народных же массах оно локализуется преимущественно в религиозных сектах скопцов и хлыстов. Гомосексуальный образ жизни вели и некоторые члены императорской фамилии. Убитый Каляевым в 1905 г. дядя Николая II, Великий князь Сергей Александрович открыто покровительствовал красивым адъютантам и даже основал в столице закрытый клуб такого рода. Не подвергались гонениям за сексуальную ориентацию и представители интеллигенции. Гомосексуальность Петра Ильича Чайковского (1840-1893), которую разделял его младший брат Модест, была «семейной». Училище правоведения, в котором учился композитор, славилось подобными традициями, его воспитанники имели шуточный гимн о том, что секс с товарищами гораздо приятнее, чем с женщинами. В начале XX в. однополая любовь в кругах художественной элиты стала модной. Октябрьская революция прервала естественный процесс развития гомосексуальной культуры в России. Большевики ненавидели всякую сексуальность, которая не поддавалась государственному контролю и не имела репродуктивного значения. Кроме того, как и европейские левые, они ассоциировали однополую любовь с разложением господствующих классов и были убеждены, что с победой пролетарской революции все сексуальные извращения исчезнут. Инициатива отмены антигомосексуального законодательства после Февральской революции принадлежала не большевикам, а кадетам и анархистам. Тем не менее после Октября, с отменой старого Уложения о наказаниях соответствующие его статьи также утратили силу. В уголовных кодексах РСФСР 1922 и 1926 гг. гомосексуализм не упоминается, хотя там, где он был сильнее всего распространен, в исламских республиках Азербайджане, Туркмении и Узбекистане, а также в христианской Грузии соответствующие законы сохранились. Однако формальная декриминализация содомии не означала прекращения уголовных преследований гомосексуалов под флагом борьбы с совращением несовершеннолетних и с «непристойным поведением». Осенью 1922 г., уже после опубликования нового уголовного кодекса, в Петрограде состоялся громкий процесс над группой военных моряков, собиравшихся в частной квартире, в качестве эксперта обвинения выступал В. М. Бехтерев. В другом случае преследованию подверглась пара лесбиянок, одна из которых «незаконно» сменила имя с «Евгении» на «Евгения», причем они отказались подчиниться требованию расторгнуть свой фактический брак. Официальная позиция советской медицины и юриспруденции в 1920-е годы сводилась к тому, что гомосексуализм не преступление, а трудноизлечимая или даже вовсе неизлечимая болезнь. Позже советские юристы и медики говорили о гомосексуализме преимущественно как о проявлении «морального разложения буржуазии», дословно повторяя аргументы германских фашистов. Статья 121 затрагивала судьбы многих тысяч людей. В 1930-1980-х годах по ней ежегодно осуждались и отправлялись в тюрьмы и лагеря около 1000 мужчин. В конце 1980-х их число стало уменьшаться. Советская пенитенциарная система сама продуцировала гомосексуальность. Криминальная сексуальная символика, язык и ритуалы везде и всюду тесно связаны с иерархическими отношениями власти, господства и подчинения, они более или менее стабильны и универсальны почти во всех закрытых мужских сообществах. Самые вероятные кандидаты на изнасилование — молодые заключенные. При медико-социологическом исследовании 246 заключенных, имевших известные лагерной администрации гомосексуальные контакты, каждый второй сказал, что был изнасилован уже в камере предварительного заключения, 39% — по дороге в колонию и 11% — в самом лагере. Большинство этих мужчин ранее не имели гомосексуального опыта, но после изнасилования, сделавшего их «опущенными», у них уже не было пути назад. Сходная, хотя и менее жесткая система, бытовала и в женских лагерях, где грубые, мужеподобные и носящие мужские имена «коблы» помыкали зависящими от них «ковырялками». Эти сексуальные роли были необратимы. Если мужчинам-уголовникам удавалось прорваться в женский лагерь, высшей доблестью считалось изнасиловать «кобла», который после этого был обязан покончить самоубийством. Администрация тюрьмы или лагеря даже при желании практически бессильна изменить эти отношения, предпочитая использовать их в собственных целях. Угроза «опидарасить» часто использовалась следователями и охраной лагерей, чтобы получить от жертвы нужные показания или завербовать ее. Статья 121 дамокловым мечом нависала и над теми, кто не сидел в тюрьмах. Милиция и КГБ вели списки всех действительных и подозреваемых гомосексуалов, используя эту информацию в целях шантажа. Эти списки, разумеется, существуют и поныне. Поскольку однополая любовь в любой форме была вне закона, до конца 1991 г. «голубым» было негде открыто встречаться с себе подобными. В больших городах существовали известные места, так называемые «плешки», где собирался соответствующий контингент, однако страх разоблачения и шантажа лишает такие контакты человеческого тепла и интимности. Ни о какой правовой защите гомосексуалов не могло быть и речи. Организованные группы хулиганов, иногда при негласной поддержке милиции, провоцируют, шантажируют, грабят, избивают и даже убивают «голубых», лицемерно изображая себя защитниками общественной нравственности и называя действия «ремонтом». Поскольку гомосексуалы боялись сообщать о таких случаях в милицию, большая часть этих преступлений оставалась безнаказанной, а потом работники милиции их же самих обвиняли в том, что они являются рассадниками преступности. В конце 1989 г. в Москве была создана первая «Ассоциация сексуальных меньшинств (Союз лесбиянок и гомосексуалистов)». Программа АСМ подчеркивала, что это «прежде всего правозащитная организация, ее основная цель — полное равноправие людей различной сексуальной ориентации». Сейчас идея «геевской идентичности» многим россиянам не импонирует, а мелкие склоки и претензии самопровозглашенных лидеров их раздражают.

Читайте также:  Угол зрения объектива по диагонали по вертикали

1.2 Гомосексуальная идентичность

Хотя некоторые подростки осознают и принимают свою гомосексуальность легко, как нечто само собой разумеющееся, для большинства это трудный и длительный процесс. Это зависит не только от внешних условий. «Натуральные» подростки могут принять себя и окружающий мир, так сказать, в готовом виде. Для геев и лесбиянок этот путь закрыт. Прирожденные диссиденты, они не могут обойтись без само рефлексии и критического отношения к себе и к обществу. Процесс само осознания и формирования гомосексуальной идентичности ученые подразделяют на три или четыре фазы. Стадия предчувствия приходится на до пубертатный период, когда дети еще не задумываются о своей сексуальной ориентации или автоматически считают себя «нормальными». Хотя многие будущие Геи и лесбиянки уже чувствуют и даже осознают, что по своим интересам, внешности или поведению они отличаются от сверстников своего пола, и это вызывает у них смутную тревогу. Осознание своей особенности еще не отливается в определенные понятия и формулируется скорее в метафорах феминности и маскулинности (насколько я «настоящий» мальчик или девочка?) чем в эротических терминах (кто меня сексуально привлекает?). Стадия сомнений и смешанной идентичности характерна тем, что индивид уже задумывается о своей сексуальной идентичности, но еще не может четко определить ее и свое отношение к ней. Она приходится на подростковый возраст и начало юности. Это самый драматичный и психологически напряженный этап развития. Стадия принятия себя и «выхода из чулана» протекает очень по-разному. Ее длительность и возрастные границы зависят как от индивидуальных особенностей человека, так и от его социальной среды. Чем терпимее общество, тем легче подростку преодолеть свои внутренние конфликты и принять собственную сексуальную ориентацию. Четвертая стадия, гомосексуальной самоидентификации, характерная лишь для взрослых, да и то не для всех, лучше всего выражается понятием сопричастности: индивид принимает свою гомосексуальность как определенный стиль жизнь, поддержание которого для него важнее и приятнее возможных альтернатив. Это обычно совпадает с появлением более или менее устойчивых партнерских отношений, в отличие от случайных связей. Она позволяет слить сексуальную привязанность с эмоциональной и представить свою сексуальную идентичность как интегральную часть собственного Я. Разумеется, эти фазы не универсальны. Их длительность и содержание зависят от множества конкретных условий и индивидуальных особенностей человека. Вот как представляет этапы своей психосексуальной биографии 28-летний москвич.

— первые эротические фантазии — приблизительно в 8 лет (сугубо гетеросексуальные)

— первая мастурбация — приблизительно в 12 лет (и затем в промежутке 12-14 лет — многократные занятия взаимной мастурбацией с одноклассниками, две-три неудачные попытки орально-генитального контакта)

— первый поцелуй — лет в 14 (с девочкой)

— первый сексуальный контакт — в 15 (с одноклассницей)

— первая влюбленность в мальчика, до полуобморочного состояния — в те же 15, на несколько месяцев позже

— осознание того, что в этой любви имеет место сексуальный элемент — год спустя, в 16

— первый гомосексуальный контакт — за месяц перед выпуском, в 16,5, с двумя совершенно незнакомыми взрослыми парнями (и с мыслью о том, что раз уж я не могу быть с мальчиком, которого люблю, то надо хотя бы попробовать, что это такое)

— отказ от гетеросексуальных контактов и геевская самоидентификация — в 17 с лишним (после серии малоудачных «романов» и ухаживаний, — впрочем, секса в них было немного, да и дело было не в нем)

— строго гомосексуальный период — лет до 23

— возобновление гетеросексуальных контактов (впрочем, очень редких) и осознание себя бисексуалом — 23-24 года.

Объективные данные на этот счет также неоднозначны. Наиболее стабильны половые различия. Лесбиянки, как правило, позже юношей-геев осознают свои психосексуальные особенности и склонны дольше считать свое влечение к женщинам потребностью в дружбе. Свою сексуальную жизнь они чаще начинают с мужчиной и только после этого, обнаружив, что что-то «не так», начинают искать другой путь. «Голубые» мальчики, у которых либидо пробуждается более бурно, а половая роль допускает и даже требует явных появлений сексуальности, начинают подозревать о своей гомосексуальности раньше и больше сексуально экспериментируют с лицами как своего, так и противоположного пола (иногда именно для того, чтобы лучше понять свою сексуальную ориентацию). Поскольку сексуальная ориентация многомерна, а люди — разные, разброс в темпах формирования ее элементов очень велик. Среди нью-йоркских гомо- и бисексуальных подростков от 14 до 21 года в 1993-94 гг. средний возраст первого подозрения о своей гомосексуальности у мальчиков был 12.5, а у девочек — 13.9 лет, уверенность же пришла к мальчикам в 14.6, а к девочкам — в 15.9 лет. То есть процесс самоосознания занял приблизительно два года. Восточногерманские мальчики начала 1990-х годов начинали подозревать о своей гомосексуальности в среднем около 16 лет. 19% из них эта мысль приходила в голову еще до 12 лет, 46% — между 13 и 16 годами, зато 14% поняли это только после 21 года. Это зависит как от темпов полового созревания и силы либидо, так и от уровня образования: более образованные юноши из интеллигентной среды отстают от рабочих почти на два года. Однако осознание своей гомосексуальности еще не означает ни наличия реального гомосексуального опыта, ни, тем более, признания себя геем или лесбиянкой. Среди опрошенных в 1987 г. японских старшеклассников в наличии гомоэротических влечений признался каждый пятый, а гомосексуальный опыт имели только 4.5 % студентов колледжей. Даже те подростки, которые охотно сексуально экспериментируют со сверстниками собственного пола, не торопятся признавать себя геями или лесбиянками. Хотя доля неуверенных в своей сексуальной ориентации школьников в штате Миннесота уменьшается с 26% у 12-летних до 9% у 18-летних, геями, лесбиянками или бисексуалами считают себя только 1.3 %. Та же тенденция наблюдается у немецких юношей и девушек. И это совершенно естественно. Гиперсексуальные подростки могут испытывать половое возбуждение и эротические чувства по любому поводу. Чтобы убедиться в прочности своих сексуальных интересов, человеку нужно время и практический опыт, причем превращение текучих сексуальных предпочтений в стабильную сексуальную ориентацию неизбежно сопровождается поляризацией: большинство подростков развиваются в сторону гетеросексуальности и перестают испытывать гомоэротические чувства, а у геев происходит обратное. Этот выбор для многих очень труден. Поэтому некоторые подростки и юноши бессознательно уклоняются или откладывают его, убеждая себя и других, что их гомоэротические чувства и влечения случайны, или стараются «исправить» их с помощью психотерапии и самовоспитания. Существует несколько вариантов такой психологической самозащиты. Один подросток активизирует общение с лицами противоположного пола. Другой, наоборот, избегает разнополых контактов, боясь разоблачения. Третий уклоняется от получения информации, которая могла бы подтвердить его опасения, не желает ничего слышать о гомосексуальности. Четвертый прячется за стеной ненависти, скрывая собственный подавленный гомоэротизм высмеиванием и травлей себе подобных. Пятый старается подавить свой гомоэротизм экстенсивными гетеросексуальными связями. Шестой ускользает от мучительных моральных проблем с помощью алкоголя или наркотиков. Желание уйти от себя — одна из самых важных причин распространенности этих опасных явлений в геевской среде. Некоторые молодые люди называют и искренне считают свои неприемлемые чувства и поступки случайными, временными или периферийными. Такая психологическая самозащита может с переменным успехом продолжаться долго, иногда всю жизнь, однако она весьма обременительна и часто приводит к нервным срывам. Не смея жить своей собственной, единственно возможной для него жизнью, голубой подросток вынужден ухаживать за теми, кого он не может любить, и любит тех, за кем не может ухаживать. Это делает всю его жизнь мучительным чередованием «неподлинных» и несовместимых друг с другом ролей и масок. «Голубым» мальчикам и девочкам не на кого равняться, их никто не учит, как вести себя с понравившимся человеком, они не смеют обнаружить свои чувства, боясь, что их «неправильно поймут» или догадаются об их тщательно скрываемой тайне. Это обрекает их на постоянный и мучительный самоконтроль. Порождаемая этим застенчивость (типичная черта многих «голубых») еще больше усугубляет их коммуникативные трудности. Юность вообще довольно одинокий возраст, но никто не бывает так одинок, как гомосексуальные подростки. Три четверти опрошенных чикагских подростков ни с кем не поделились своими первыми сомнениями, и только 13% посчастливилось найти понимающую душу. Среди восточных немцев, опрошенных Штарке, 46% «в это время никому не доверяли». Участь юных геев и лесбиянок значительно труднее положения представителей любого расового, национального или культурного меньшинства. Если черный (еврейский, армянский, чеченский, русский — подставьте любое «нехорошее» в данной местности меньшинство) ребенок испытывает трудности или подвергается преследованию из-за своего цвета кожи, акцента или национальности, он может пойти к своим, несущим ту же стигму, родителям, поговорить с ними и получить если не помощь, то хотя бы утешение. Родители маленького гея или лесбиянки часто так же предубеждены, как и соученики. «Голубой» подросток чувствует себя гадким утенком, единственным на всем белом свете. Одно из самых страшных последствий этого — так называемые «немотивированные» самоубийства. [1, 39] От 20 до 35 процентов американских юношей-геев совершают попытки самоубийства, это гораздо больше, чем в любой другой социально-возрастной группе. В бывшей ГДР 36% опрошенных гомосексуалов сказали, что думали о самоубийстве, а 13% пытались его осуществить. Риск суицида среди юных геев и лесбиянок особенно велик, если они а) слишком рано открыто обнаруживают свою гомосексуальность, б) подвергаются в связи с этим насилию и преследованиям, в) пытаются решить свои проблемы с помощью алкоголя и наркотиков и г) отвергнуты своими семьями. Эти молодые люди умирают не от гомосексуальности, а от страха перед ней и от жестокого отношения окружающих. Открытое принятие и признание своей гомосексуальности — coming out (буквально — выход в свет) или coming out of the closet (выход из чулана) — снимает связанное с нею внутреннее напряжение. Когда тебе нечего скрывать, жить становится намного легче. Но придти к этой ясности нелегко. «Каминг аут» иногда кажется одноразовым драматическим событием, чем-то вроде публичной декларации, после которой пути назад отрезаны и начинается новая жизнь. На самом деле такого крутого, драматического поворотного пункта может и не быть, и даже если он есть, это только кульминация длительного и сложного процесса психосексуального самоопределения. Человек открывается не всем сразу, а в определенной последовательности, и прежде, чем открыться другим, он должен осознать и принять себя сам. Первым доверенным лицом подростка чаще всего бывает однополый друг, хотя некоторые мальчики сначала признаются подруге, а девочки — другу-юноше. В Чикаго средний возраст первого самораскрытия составил 16 лет для девочек и 16,75 лет для мальчиков, причем две трети мальчиков и свыше половины девочек сначала раскрылись другу (подруге), с матерью поделились 5%, а с отцом никто. В дальнейшем 41% этих мальчиков и 59% девочек поставили в известность мать, но лишь меньшинство нашло материнскую реакцию достаточно теплой и положительной. Отцам открылись 14% мальчиков и 25% девочек. По мере роста социальной терпимости к однополой любви ее принятие облегчается. 46% мужчин и 26% женщин, опрошенных Кинзи, сожалели о своей гомосексуальности. В 1970-х годах на вопрос, хотели бы они, если бы это было возможно, изменить свою сексуальную ориентацию, 95% сан-францисских лесбиянок и 86% геев ответили «нет». 87% опрошенных Штарке восточных немцев принимают свою гомосексуальность полностью, 16% — с некоторыми оговорками и только 1% — с трудом. Соответственно снижается и средний возраст «выхода в свет». В конце 1960-х годов американские мужчины делали это в 19,3 года, а теперь — в 14,5 — 16 лет. И возраст, и обстоятельства «выхода» зависят от конкретных условий. Подчас это происходит проще и прозаичнее, чем рисуется в воображении. Молодой человек ждет, что его исповедь будет для друзей сенсацией, громом средь ясного неба, а его сбивчивый рассказ воспринимается как нечто уже известное: «Мы давно догадывались. Обычный парень не уделяет столько внимания одежде, не смотрится постоянно в зеркало и не бывает таким нежным «. Казалось бы, надо радоваться, что с друзьями нет проблем? Не тут-то было! «Я чувствовал себя уязвленным и обманутым. Вместо того, чтобы радоваться, я был обижен, что друзья обсуждали мою личную жизнь за моей спиной и никто из них не сказал мне об этом». В столичной молодежной среде открытое признание своей «голубизны» сегодня, как правило, не вызывает враждебных чувств. Некоторые молодые люди даже бравируют своей «открытостью». В деревне и в провинции все гораздо сложнее: вся жизнь на виду, а нравы более крутые и патриархальные. Многое зависит от профессии. Модельеру, актеру или журналисту проще — в их среде «голубых» много. А учитель, который признается в гомосексуальности, сразу же потеряет работу. Да и врачу придется несладко. Впрочем, даже спокойное «принятие» чужой сексуальной ориентации иногда сопровождается невольными коммуникативными ограничениями. Многие поступки и жесты, которые раньше воспринимались просто как знаки симпатии или нежности, теперь интерпретируются в сексуально-эротическом ключе. Например, девушки часто обнимаются и целуются со своими подругами, но если становится известно, что одна из них — лесбиянка, такие нежности обычно прекращаются. Некоторые «натуральные» юноши избегают телесных контактов с друзьями-геями, как будто боятся заразиться. Это делается непроизвольно, но молодых гомосексуалов это обижает, побуждая к дополнительной сдержанности. Рассказывая об этом, некоторые плачут. Быть «другим» нелегко, даже если тебя не бьют и не притесняют. Подростковая и юношеская гомосексуальность — большая социально-педагогическая проблема для родителей и воспитателей. Никто не хочет своим детям такую судьбу. Но тут нет свободного выбора. Иногда родительские тревоги беспочвенны, подростковые увлечения проходят сами собой, независимо от педагогических усилий. Если же это действительно любовь, бороться с ней бессмысленно. Мелочный контроль, надзор, хождения по малограмотным психиатрам (настоящий специалист «менять» сексуальную ориентацию не возьмется) могут отравить подростку жизнь, заставить его лгать и прятаться, даже довести до самоубийства, но лучше от этого никому не станет. Истинная родительская мудрость в драматической жизненной ситуации состоит в том, чтобы проявить терпимость и понимание к сыну или дочери, принять их такими, какими они себя видят, и поддержать их в этот самый трудный момент их жизни. От родительской помощи больше, чем от чего бы то ни было другого, зависит находящееся под ударом юношеское самоуважение, с которым, в свою очередь, связаны все остальные психологические свойства личности. К сожалению, многие родители не выдерживают этого испытания. В бывшей ГДР информации об однополой любви было гораздо больше, чем в России, но понять своих гомосексуальных сыновей пытались только 19% матерей и 7% отцов. Подавляющее большинство (70% матерей и 78% отцов) об их проблемах вообще не знали. Многое могут сделать учителя и психологи. Поспешное и преждевременное — лишь бы снять мучительную неопределенность — юношеское сексуальное самоопределение может, как и в других сферах бытия, закрыть пути к более глубокому осмыслению собственных возможностей и стремлений. Даже если подросток не сомневается в своей сексуальной ориентации, что бывает далеко не всегда, преждевременно обнародовав ее, он рискует оказаться в изоляции в школе и дома и не выдержать враждебной реакции окружающих. Единственным противовесом домашней и школьной враждебности окажется в этом случае уличная среда, которая быстро и незаметно для него самого проституирует и криминализирует подростка, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Поэтому лучше отложить «выход» до совершеннолетия и осуществить его в более благоприятных условиях. Однако убедить в этом подростка можно, только если он увидит, что вы уважаете его право на выбор сексуальной ориентации и не пытаетесь им манипулировать. «Голубые» юноши и девушки нуждаются в психиатрической и психологической помощи не потому, что они больны, а потому что они оказались в очень сложной ситуации, разобраться в которой может только специалист. К сожалению, найти такую помощь в России трудно, ни психологов, ни врачей этому не учат. Вместо того, чтобы пытаться любой ценой изменить сексуальную ориентацию подростка, о чем умоляют и готовы платить любые деньги его родители, консультант должен исходить из реальных жизненных проблем самого подростка. Что его мучает? Трудности самопознания? Социальная изоляция? Необходимость скрываться? Чувство своей особенности? Страх и чувство вины перед родителями? Преследование и насилие? Неудовлетворенные сексуальные потребности? Пониженное самоуважение и суицидные намерения? Все это — разные проблемы, которые требуют разной психотерапии. И занимающийся этим человек должен быть в первую очередь психотерапевтом и только во вторую — сексологом.[1, 35]

Читайте также:  Все о зрении при сахарном диабете

1.3 Личностные особенности и стиль жизни гомосексуалов

Очевидно, говоря о любом проявлении какой-либо стороны человеческой жизни, нужно подразумевать не только норму, но и различное отклонение от нее. К тому же особенностей сексуальности человека огромное количество, к таковым следует отнести и гомосексуальность, «как отклонение от нормы в сексуальном поведении». Вопрос о природе сексуальной ориентации интересен и важен. На сегодняшний день, гомосексуалы являются одной из самых стигматизированных групп общества. Трудность работы с гомосексуалами обусловлена тем, что дискриминация относится к самой интимной сфере человеческой жизни — сексуальной.

На первый взгляд, предметом исследовательского интереса является именно люди с гомосексуальной ориентацией. Еще совсем недавно специалисты в области психического здоровья считали своим долгом помочь гомосексуалам изменить их сексуальную ориентацию. Тем не менее, расширение научных знаний в таких областях как биология, психология и социология обогатило наши представления о сексуальности и вытеснило многие культуральные мифы о гомосексуалах. Западная культура стала намного лояльнее относиться к индивидуальным различиям и к правам отдельных меньшинств, что в свою очередь повлияло на восприятие и мышление профессионалов.

Одним из наиболее сложных и мало разработанных вопросов остается вопрос о половой (гендерной) идентичности гомосексуалов. Исключение гомосексуальности из списка психических заболеваний в Международной классификации болезней 10-го пересмотра (МКБ-10). Признание возможности и допустимости существования гомосексуального влечения у здорового человека (вне рамок психических заболеваний) вовсе не снимает, а скорее даже обостряет вопросы, от которых ранее можно было запросто отмахнуться и отнести их к категории личностной аномалии или иным болезненным проявлениям. Вынесение проблемы, связанной с однополыми отношениями, за пределы компетенции одних только психиатров лишний раз подчеркивает актуальность и не разработанность тематики.

Гомосексуальность как альтернативный или атипичный вариант направленности сексуального влечения представляет собой не произвольный выбор человеком объекта любви, а выражение его личностной (а иногда и природной) сущности, часто формирующейся в результате врожденной предрасположенности.

Читайте также:  Периферийное зрение у женщин и тоннельное зрение у мужчин

Гомосексуальная идентичность складывается на протяжении всей человеческой жизни. Внутри гомосексуальной личности постоянно происходит творческое приспособление к своей идентичности; это не статическое состояние, а процесс. Недостаточно самому признать себя гомосексуалом, необходимо также признание или отвержение окружающих; все это способно усилить идентичность или ослабить ее. Понятия эго-синтонии и эго-дистонии при этом представляют особый интерес для сопровождения клиентов с проблемами сексуальной ориентации. Гомосексуализм эго-синтоничен в том случае, если он согласуется с «эго» данного человека, то есть если этот человек не ощущает неловкости от того, что он гомосексуал, не испытывает дискомфорта и не собирается ничего пересматривать или менять. Гомосексуализм эго-дистоничен, если он нарушает «эго» данного человека, что, по мнению большинства авторов, является невротической реакцией.

В процессе многочисленных исследований обнаруживаются определенные закономерности в формировании и протекании гомосексуальной идентичности, которые являются основой для формулирования различными авторами собственных концепций развития гомосексуальной идентичности. Самой известной из них является модель Вудмана, которую можно охарактеризовать как феноменологическую, поскольку она ориентирована на изучение внутреннего мира личности и ее психологических процессов. Она включает четыре стадии, напоминающие стадии утраты и скорби. Это стадии отрицания, нарушения идентичности, торга и стадия принятия. Согласно этим этапам отнюдь не следует, что конечным результатом формирования идентичности геев является депрессия, однако преодоление депрессии ведет к формированию здоровой сексуальной идентичности.

Не менее важным этапом в становлении здоровой гомосексуальной идентичности является самораскрытие (coming out). Это процесс, в ходе которого гомосексуал информирует всех остальных о своей истинной сексуальной ориентации. Сохранение анонимности сопровождается чувством тревоги. Каждый гомосексуал должен решить, когда позволить себе стать открытым и сообщить другим о своей сексуальной ориентации. Подобное сокрытие носит жертвенный характер, поскольку невозможно быть полноценной личностью, подавляя такой центральный аспект своего «Я».

Иногда сам факт встречи с клиентом нетрадиционной сексуальной ориентации приводит к некоторой беззащитности и бессилию специалистов, поскольку психолог или психотерапевт, в силу собственной гетеросексуальной идентичности (в подавляющем большинстве), опыта, а также собственной системы убеждений и ценностей, слабо представляет внутренние противоречия клиента-гомосексуала. И тогда в терапевтическом поле встречаются уже не один человек, который испытывает трудности и боится, а двое, осознавая при этом, что клиент с гомосексуальной ориентацией на сегодняшний день не частый гость кабинета психолога, психотерапевта или сексолога, в силу собственной выраженной ятрофобии (фобия, навязчивый, выходящий за обычные рамки страх перед врачами). Изучая рекомендации по работе с лицами с нетрадиционной сексуальной ориентацией иногда кажется, что читаешь инструкцию к использованию какого-то иностранного предмета, где даже расписаны рекомендации, как и когда, делать именно то или это, на какой стадии. Действительно существует специфика в работе с такой категорией клиентов, но данная специфичность отражается не столько в области технологических и технических методик самого консультирования, сколько в области терапевтической диады и контакта между психологом и клиентом с гомосексуальной ориентацией. Процесс терапии предполагает взаимовлияние двух людей, встречу их совсем разных картин мира, ценностей, убеждений в отношении сексуальности, в отношении нормы и патологии, и далеко не редкое явление в консультативной практике — это внутренняя гомофобия самого психолога, и тогда в процесс консультирования вторгаются проекции, совершенно не относящиеся к клиенту. Не менее важна и общая подготовленность психолога к встрече с клиентом нетрадиционной сексуальной ориентации, которая должна включать в себя:

· Подготовленность в области сексологии и сексологического консультирования;

· Подготовленность в области частной и общей психиатрии;

· Личную терапию, поскольку решение личных сексуальных проблем, внутренних противоречий и осознание внутренней гомофобии, призвана сглаживать острые углы в консультировании;

Специалисты, не имеющие адекватной научной информации или испытывающие неудобства при работе с лицами нетрадиционной сексуальной ориентации, должны признаться себе в этом и отказаться от консультирования. [3]

Многие люди уверены, что геев можно безошибочно распознать по женственной внешности, высокому голосу и мягким манерам, а лесбиянок — по агрессивности и мужеподобию. Это, конечно, иллюзия. Стопроцентный «натурал» может иметь женственную внешность и высокий голос, а мускулистое тело бодибилдера — быть внешней оболочкой, скрывающей застенчивую женственность и гомоэротизм.

Разумеется, в любом стереотипе есть какое-то зерно истины. Многие мужчины-гомосексуалы в детстве отличаются мягкими, женственными чертами лица; своим матерям, сверстникам и посторонним наблюдателям они кажутся менее маскулинными, но более красивыми или «хорошенькими», чем обычные мальчики. На любой геевской тусовке можно встретить не только изящных, похожих на мальчиков, мужчин, но и толстых, грубых и волосатых (один из показателей маскулинности) мужиков. Сами геи распознают «своих» — эту способность, в основе которой лежит тренированная интуиция, они называют «гейдар» или «геевский радар». Не столько по телесному облику, сколько по тонким психологическим признакам: особый взгляд, походка, жесты, манеры, повышенное внимание к привлекательным мужчинам и т.д. Некоторые из этих признаков возникают автоматически, сами собой, но большая часть вырабатывается путем подражания в процессе общения с себе подобными. Надо же людям как-то обозначить, сделать себя узнаваемыми.

Социально-демографический профиль геев тесно связан с особенностями их общества. Западноевропейские и американские геи — преимущественно горожане. 27% американских геев и лесбиянок (и только 18% гетеросексуалов) живут в городах с населением свыше 3 млн., а 61% — свыше 1 млн. жителей. В больших городах у них есть свои излюбленные районы проживания, где они составляют значительное меньшинство, а то и большинство населения (например, в Западном Голливуде). Но, как мы видели выше, это объясняется не тем, что геи рождаются в больших городах, а миграционными процессами и поиском себе подобных.

Уровень образования американских, канадских и немецких геев значительно выше среднего. Например, среди восточногерманских геев доля интеллигентов вдвое превышала средние показатели по ГДР, а в ФРГ высшее и среднее специальное образование имели 59% опрошенных гомосексуалов.

Это объясняется главным образом психологическими факторами. По многим психологическим тестам (особенно по направленности интересов) гомосексуальные мужчины больше похожи на женщин, чем на гетеросексуальных мужчин, а лесбиянки — наоборот. В детстве эти различия проявляются особенно сильно. Школьные отметки «голубых» мальчиков, как правило, выше среднего уровня. Возможно, дело не столько в способностях, сколько в том, что у маленьких геев есть дополнительный стимул к учебе и интеллектуальному развитию: поскольку многие из них не могут преуспеть в типичной мальчишеской деятельности, спорте и соревновательных играх, они вынуждены искать другие пути самореализация.

При этом художественно-гуманитарные интересы у них решительно превалируют над практическими и естественнонаучными. Гомосексуальные мальчики везде и всюду предпочитают силовым и соревновательным видам спорта актерскую деятельность или танцы.

Это сказывается и на будущей профессиональной деятельности. Среди американских геев больше людей, имеющих собственное дело, и лиц так называемых свободных профессий (18% против 11% в среднем по США). Многие мужчины-геи предпочитают работе на производстве индустрию развлечений и сферу обслуживания (актеры, шоумены, дизайнеры, продавцы, парикмахеры и т.д.) В целом, это весьма успешная социальная группа, хотя представление, будто все они богаты, не соответствует действительности и продиктовано в значительной мере завистью.

Личные установки и ценности американских геев отличаются от типичных для «стопроцентного американского мужчины». Они гораздо больше «натуралов» озабочены собственным Я. Интроспекцию, потребность в самопознании признали важной ценностью 43% геев и лесбиянок и только 23% гетеросексуалов.

Так называемая «геевская чувствительность» проявляется в повышенной эмоциональной возбудимости, ранимости и чувствительности к стрессам. Некоторым из них жизнь кажется слишком напряженной, они хотят сделать ее более спокойной, избегая рискованных профессий и лишней ответственности. Многие геи испытывают недоверие к миру и окружающим людям, подозревая их во враждебном к себе отношении (такая настороженность, коренящаяся в их личном и историческом опыте, типична для всех дискриминируемых меньшинств). В то же время их отличает повышенный артистизм.

Геи больше обычных мужчин заботятся о своей физической форме, состоянии здоровья и внешности, включая одежду, придают больше значения личному общению, охотнее выходят за рамки повседневности, выше ценят воображение и личное творчество. Это типично не только для художников, но и для самых обычных геев-потребителей. Эгоцентризм и гедонизм, жажда удовольствий, новизны, развлечений и приключений часто приходят в противоречие с нормами традиционной буржуазной морали.

В отличие от типичного мужчины-«трудоголика», целиком поглощенного карьерой и зарабатыванием денег, геи умеют ценить разнообразный досуг, вкусную пищу, путешествия в дальние страны и т.п. Они тратят значительно больше времени на посещение магазинов и получают от этого больше удовольствия, чем «натуральные» мужчины, внимательнее следят за модой, покупают больше предметов роскоши, книг, произведений искусства, чаще ходят в театры. Эстетические качества обиходных вещей для них часто важнее утилитарных. В одном исследовании профессиональных интересов, «реальные» ценности предпочли 3% геев и 23% «натуралов», а художественные соответственно — 30% и 15%. В одежде геи чаще предпочитают новые, необычные, подчас вызывающие модели. Однако маркетинговые исследования показывают, что в сфере потребления, как и во всем остальном, геи не образуют единой группы и принадлежат к разным субкультурам.

С появлением новых методов измерения фемининности, маскулинности и андрогинности, выяснилась несостоятельность и многих стереотипов. По данным многих исследований, лесбиянки выглядят более энергичными и самостоятельными, чем обычные женщины, а их представления о своей сексуальной идентичности, зависят, как и у мужчин, прежде всего от господствующих социальных стереотипов и нормативных ожиданий, причем гендерные/половые свойства для них часто важнее сексуально-эротических.

Лесбийская идентичность, как и геевская, не является монолитной и у всех одинаковой. Хотя типичные «лесбийские автобиографии» воспроизводят один и тот же тип и процесс развития (непохожесть на других, мужеподобие, напряженные отношения с ровесницами и т.п.), за общими чертами скрываются существенные индивидуальные и социально-классовые различия.

Прежде всего бросаются в глаза о социально-психологические различия между маскулинными, мужеподобными «буч» и подчеркнуто женственными «фем». Это разные типы женщин, с разными потребностями и стилями жизни. Поскольку мужеподобные «бучи» более видимы, массовое сознание склонно принимать за лесбиянок только их. Классическая схема сексологии начала XX века, по которой хищная мужеподобная «извращенка» совращает невинную жертву, полуженщину-полуребенка, до сих пор популярна в обществе.

Продолжается и спор о том, является ли разница между «буч» и «фем» врожденной или это просто сексуально-ролевые различия. Некоторые радикальные лесбиянки отвергают этот вопрос с порога, как нечто оскорбительное, но он так же правомерен, как обсуждавшийся выше вопрос о психологических особенностях феминизированных мужчин-геев. Не говоря уже о гипотетических, но более чем вероятных связях между телосложением и психикой, мужеподобные девочки имеют гораздо меньше шансов быть принятыми сверстницами и это накладывает отпечаток на все их психическое развитие. «Бучи» раньше «фем» осознают и открыто декларируют свою гомосексуальность и значительно больше представлены в политической и общественной сфере. Невротических реакций, характерных для феминизированных мужчин, у них нет, наоборот, они часто являются лидерами не только в женских, но и в смешанных группах. Однако с сексуальной ориентацией это не связано. Сравнивая степень социальной приспособленности маскулинных, фемининных и андрогинных (это измерялось специальными тестами) мужчин и женщин, психологи нашли, что маскулинность для женщины во многих ситуациях выгоднее, чем высокая фемининность. Социальное раскрепощение женщин также благоприятствует этому.

Источники: