Меню Рубрики

Кто я с философской точки зрения

Поделиться

На протяжении всей истории человечества 2 коротких слова «Кто я?» заставляли поэтов браться за перо, философов отправляться на гору, а искателей просить помощи у оракула. Со времен, написанного на Храме Аполлона древнегреческого афоризма «Познай себя», до рок-хита «Кто ты» группы The Who, философы, психологи, академики, ученые, артисты, теологи и политики были заняты вопросом самоидентификации. За это время накопилось огромное множество самых разных гипотез, однако все они мало в чем сходятся друг с другом. Казалось бы, мы говорим об исключительно умных и одаренных людях.

Так почему же они общими усилиями за столько веков не смогли прийти к единственно правильному ответу? Дело в том, что в самой концепции вопроса «Кто я?» лежит один весьма спорный момент. О каком именно Я идет речь: о сегодняшнем Я, или о том, каким Я был 5 лет назад? Может, о том Я, который будет через 50 лет? Кроме того, кто я, когда именно: на этой неделе, сегодня, в этот час, в эту секунду? И вообще, что такое Я? Я — это мое физическое тело, или же Я – это мои мысли и чувства? Быть может, Я – это мои действия?

В этих мутных водах абстрактной логики очень тяжело найти нужный путь. Дабы наглядно продемонстрировать всю сложность задачи, греческий историк Плутарх любил рассказывать историю о корабле. Итак, Тесей – мифический царь Афин, в одиночку расправился с чудовищным Минотавром на острове Крит, после чего вернулся домой на корабле. В честь столь героического подвига на протяжении тысяч лет афиняне бережно хранили судно в гавани, и ежегодно повторяли маршрут своего царя. Каждый раз, когда какая-то часть корабля изнашивалась или ломалась, она заменялась идентичной деталью из того же материала. Естественно, спустя какое-то время, оригинальных частей в корабле не осталось. Плутарх на примере корабля Тесея объяснял суть философского парадокса, связанного с понятием постоянства идентичности. Как может что-то оставаться самим собой, если заменены все его части?

Давайте представим себе 2 судна. А – тот самый корабль, на котором Тесей прибыл в Афины. Б – корабль, на котором спустя тысячи лет плавали афиняне. Вопрос предельно прост: можно ли поставить знак равенства между А или Б? Некоторые люди скажут, что на протяжении всей это тысячи лет был всего лишь один корабль Тесея, и он, несмотря на постепенно вносимые изменения, в каждый момент времени оставался все тем же легендарным судном. То есть, невзирая на полное отсутствие хотя бы одной общей запчасти, количественно эти 2 судна идентичны. Если следовать этой логике, то А равно Б. Однако существует и другое мнение. Заключается оно в том, что Тесей никогда не ступал на борт судна Б, а ведь это является необходимым качественным свойством того самого корабля. Без непосредственной связи с Тесеем судно не имеет право так называться. Два судна идентичны количественно, не качественно. Стало быть, А не равно Б.

Давайте представим себе еще один вариант. Что, если бы кто-то собрал все старые части корабля, которые постепенно менялись на новые, и из них построил бы целое оригинальное судно? Если бы это произошло, то мы в буквальном смысле получили бы 2 корабля: один в Афинах, другой на чьем-то заднем дворе. При этом, каждый из них претендовал бы на звание корабля Тесея, хотя таковым по определению может быть лишь какой-то один.

Так какой же из них настоящий? И что еще более важно – какое это все имеет отношение к вам? Дело в том, что вы, как и корабль Тесея, представляете собой набор непрерывно меняющихся частей: физическое тело, разум, эмоции, обстоятельства, и даже ваши странности все время меняются. При всем этом, вы каким-то фантастическим и порой абсолютно не логичным образом остаетесь самим собой. Именно это является одной из причин, по которым вопрос «Кто я?» настолько сложен. Чтобы ответить на него, вам, как и многим великим умам задолго до вас, придется нырнуть в бездонный океан философских парадоксов. Или же вы можете просто сказать себе: «Я – легендарный герой, плывущий на шикарном корабле навстречу эпическому приключению». Это тоже может сработать.

Ключевые слова: Кто я, самоидентификация, идентичность, философские вопросы, философские парадоксы, научные статьи на портале Эксперимент

В реальности нет человека вообще, существует множество человеческих личностей.

Опыт Я. Человек имеет непосредственное сознание о своем я. Если он видит какой либо цвет, чувствует боль, ощущает тепло или холод, то он сразу осознает, что эти именно он видит, он чувствует боль, он испытывает холод или тепло. Мы интуитивно знаем о существовании своего я. Каждый убежден, что он существует, и никто не думает, что его нет. Никто не может доказать, что его нет. Состояние своей личности особенно остро ощущается в трагических обстоятельствах жизни, в различных экстремальных ситуациях.

Сомнение в Я и отрицание Я. Некоторые философы отрицают существование Я. Например, английский философ Д. Юм утверждал, что если обратится к внутреннему опыту и заглянуть внутрь себя, то мы никогда не увидим это самое я. Он пишет, что как бы глубоко я не проник в то, что он называю моим «я», я всегда наталкиваюсь на то или иное частное ощущение – тепла или холода, света или тьмы, страдания или удовольствия. Но не ощущаю «я» как таковое. Слабое место в таких рассуждениях видно невооруженным взглядом.

Своеобразие слова «Я». Слово «Я» мы можем употреблять только в качестве подлежащего, но никогда в качестве сказуемого. То же самое касается имен конкретных людей. Я может употребляться в самом общем смысле. Ведь каждый из нас «я». Но может относиться и к конкретной неповторимой личности. Так что выходит, что слово «я» самое общее и самое индивидуальное.

Границы Я. Я и не-Я. Под Я понимается иной раз тело (например, «я толстый»); иногда — чувство (например, «я слепой»), орган движения (например, «я хромой»), умственная способность (например, «я глупый») или же сознание (например, «я знаю»). Одновременно с сознанием своего «я» мы осознаем, что есть нечто отличное от него, то, что не является мною – не-Я. Это мир природы, общества, других людей, в который я вовлечен, и от которого я завишу. Этот мир выступает как нечто внешнее для меня.

Что же такое мое я? Некоторые склонны трактовать «я», личность как вещь среди вещей, как один материальный объект среди других подобных материальных объектов. Для них личность человека тождественна человеческому телу. Но так ли это? Попробуем проанализировать сам факт познания. Если человек познает какой-то объект, то кроме самого объекта и его образа есть еще и умственный взор, направленный на объект. Кроме познаваемого объекта есть еще познающий субъект. Этот субъект есть уже не объективная, а внутренняя, субъективная реальность. Конечно, субъект не только познает, но и радуется и огорчается, стремится к чему-то и разочаровывается и пр. Вот это внутренне существо в нас и есть Я. Я – источник нашего самостоятельного действия, творчества. Таки образом я и мое тело – не одно и то же.

Русский философ А. Ф. Лосев считал, что наше «я» в принципе непознаваемо. Он писал: «Я задаю себе вопрос: что такое я, мое собственное Я, где оно, чем оно отличается от всего другого? Я вижу мои руки, ноги, голову – есть ли это мое Я? Нет, рука – моя, но не само мое Я, как равно она – белая, но не сама белизна, круглая – но не сам круг. То же и о ноге, и о голове. То же и обо всем теле. Тело – мое, но оно – не само Я. Что же еще есть во мне кроме тела? Во мне есть сознание и бесконечность видов переживаний. Суть ли они мое Я? Нет, они – не Я. Моя надежда, мой страх, моя любовь, моя мысль, мое намерение суть мои, но они – не сам Я. Я их имеет, как ведро содержит в себе воду. Но ведро – не вода. Перебравши все возможные мысли, чувства, поступки, я обобщаю и объединяю все это в одно общее понятие души. Но, очевидно, и душа не есть я; и это – уже по одному тому, что она моя. Статуя – мраморная; но это и значит, что она не просто мрамор. Статуя могла бы быть металлической, а мрамор мог бы превратиться в умывальник. «Статуя» и «мрамор» не имеют ничего общего между собою. И если случайно попадаются мраморные статуи, то и в этом случае статуи – именно мраморные, а не сам мрамор. Имя прилагательное здесь как раз и указывает на некое вполне самостоятельное существительное, от которого оно образовано. Но если и душа моя – только моя, а не я сам и если дух мой – только мой, т.е. только принадлежит мне, а не я сам, то где же я, что такое это мое Я, сaмое самo, что во мне есть, я сам, уже ни на что не сводимый и сам в себе, без всякого инобытия? Ответа нет».

Личность самотождественна, сохраняет себя сквозь время благодаря памяти и самосознанию

Тождество личности. Самосознание личности выражается в формуле: я есть я. Д. Локк рассматривал личность как разумное мыслящее существо, которое может рассматривать себя как себя, как то же самое мыслящее существо, в разное время и в различных местах только благодаря тому сознанию, которое неотделимо от мышления. Сознание себя в прошлом, настоящем и будущем и создает, по Локку, себетождественность личности. Такое представление он использует для критики учения о перевоплощении душ. Представим себе, что наша душа уже воплощалась в теле, допустим, Сократа. Можно ли сказать, что Сократ и я – одна и та же личность? Нет, нельзя, поскольку я ничего не помню о жизни в качестве Сократа. У меня нет осознания, рефлексии этой прошлой жизни. Таки образом, память, осознание своего прошлого является важным фактором тождества личности. Для личности также существенно пребывание в определенном теле. Можно ли представить, что в одном и том же теле существуют две и более личностей?

Слово «личность» как латинское persona использовалось еще до нашей эры. Римский мыслитель Цицерон отмечал несколько смыслов этого слова. Это, прежде всего, — театральная маска актера, изображавшая какого-либо персонажа. роль актера, сам актер а также характер, достоинство, отличительное свойство индивида. В русском языке личность связана со словом «лицо», которое может обозначать как человека в целом, так и ту часть его тела, через которую наиболее ярко проявляются внутренние черты личности. Маска и личность в русском языке противопоставляются, также как противопоставляются слова «быть» и «казаться». Маска рассматривается как что-то поддельное, фальшивое. Недаром в русском языке противопоставляются лицо и личина.

Личность и индивид

Индивид и личность – не одно и то же. Индивид может быть природным, биологическим, социальным. «Индивидуум» — это латинское слово, которое означает «неделимое». Это синоним греческому слову «атом». Индивидуум – это просто экземпляр какой-то общности, один из многих или часть какой-то системы. Например, отдельный человек среди многих людей. Личность же самостоятельна и своеобразна, она как бы равномощна всему миру. У личности есть внутренняя независимость по отношению к миру. Поэтому ее нельзя поставить в один ряд с другими индивидами, нельзя трактовать просто как часть целого. Поскольку человек воплощен в теле, то является и физическим объектом, и биологической особью, и социальным индивидом – набором социальных ролей.

Человек — и индивид, и личность одновременно. Задача личности – подчинить себе индивида в человеке. Сделать его выражением высоких личностных качеств. Индивид проявляется в человеке через распыление и алчность. У индивида много желаний, хотений. Хочется то одного, то другого, то третьего. Наши желания и страсти нас порабощают. Происходит растворение личности в материи. Чтобы стать настоящей личностью нужно уметь сосредоточиться в себе, основать твердый центр личности, которому должно быть подчинено все содержание нашего сознания и подсознания. Личность – это самообладание и выбор. Развитие личности – это движение к внутренней цельности. Если же индивид в человеке берет верх над личностью, то получается практический индивидуализм. Индивидуализм рассматривает человека как изолированную от мира и других людей реальность. Индивидуализм озабочен только индивидуальными проблемами, как бы отгородиться от мира и как бы получить с мира побольше выгоды.

Читайте также:  Формирование организации с точки зрения психологии

Французский персоналист Э. Мунье определяет его так: «Индивидуализм — это система нравственных идей и установок, чувств, мыслей, которые управляют человеком, пребывающим в состоянии изоляции и самозащиты. Таковы были идеология и структуры, господствовавшие в западном буржуазном обществе в XVIII–XIX веках. Это — абстрактный человек, лишенный привязанностей и естественного окружения, сам себе бог; его свобода и действия его бесцельны, у него нет чувства меры, он недоверчив и расчетлив в отношениях с людьми. Общественные институты поддерживают этот дух эгоизма. Таков режим, установившийся в агонизирующей цивилизации, самой ущербной из всех, какие знала история. Индивидуализм — это антипод персонализма и его злейший враг». Мунье Э. Персонализм//Мунье Э. Манифест персонализма. — М., 1999. – С.477 — 478.

Личность с философской точки зрения

Читайте также:

  1. IV. Анализ бюрократических структур и их воздействия на личность
  2. Абсолютное, относительное и переносное движения точки
  3. Алгоритм построения второй проекции точки К
  4. Анализ точки безубыточности проекта.
  5. Г. Личность Екатерины II Великой
  6. Две точки зрения на делегирование полномочий
  7. Динамика материальной точки
  8. Динамика несвободной материальной точки
  9. Динамика относительного движения точки
  10. Дифференциальные уравнения движения материальной точки
  11. Его личность.
  12. Какова причина так называемой «мертвой точки»?

Говоря о личности, мы прежде всего имеем в виду отдельно­го человека, индивида, индивидуальность. Отдельный человек и индивид — что одно и то же — единичный представитель че­ловеческого рода. Индивидуальность — совокупность черт, обра­зующих своеобразие индивида, его отличие от других. Но лич­ность в представлении философов не сводится ни к индивиду, ни к индивидуальности. Если вычленить, сопоставляя философ­ские концепции, некоторое более или менее устойчивое ядро в разных трактовках личности, то обнаружим примерно следую­щее ее понимание. Личность — это уникальная духовно-телесная целостность, характеризующая отдельного человека, выступающе­го как субъект жизнедеятельности, обладающий сознанием собственного «Я» (самосознанием), самостоятельный, свободный и от­ветственный за самоосуществление в перспективе своей жизни. Личность — субъект, «автор» жизни, определяющий ее смысл, цели, идеалы, направляющий себя к их воплощению. Успешное осуществление того, что понимается под смыслом жизни, со­провождаемое положительной самооценкой личности, выражаю­щей удовлетворенность общим течением своей жизни, составля­ет счастье в его широком философском осмыслении. Отсюда делается практический вывод: жизнь, не имеющая смысла, не может быть счастливой. Человеческая личность возникает и су­ществует в общении с другими личностями. Фундаментальным фактором бытия личности, утверждающим ее достоинство, яв­ляется субъект-субъектное отношение — общение, диалог, свобод­ная духовная коммуникация, основанные на любви и долге. Кро­ме того, личность включена в нормативно регламентированные социальные отношения и выступает носителем общественных ролей-функций, предписываемых ее полом, возрастом, этниче­ской принадлежностью, семейным положением, родом занятий, имущественным и властным статусом и т. д. Личность как субъ­ект многообразной активности обладает автономным «Я», пре­пятствующим ею отождествлению с ее ролями. Существенное значение для обеспечения автономии личности имеет ее нравст­венное самосознание, которое побуждает к исполнению обязан­ностей сохранения и возвышения достоинства личности в це­лом. Для И. Канта отдельный человек как личность есть субъ­ект исполнения нравственного долга, принадлежащий миру свободы, а как лицо он детерминирован природными и соци­альными закономерностями и принадлежит миру необходимо­сти, миру природы.

В европейской философии существует прочная традиция персонализма — позиции, согласно которой личность рассмат­ривается в качестве высшей ценности, а отношения, строящи­еся на признании этой ценности, относятся к высшему разря­ду отношений. Такого рода идеи присутствуют уже в учениях Сократа, Платона, Аристотеля. Персонализм становится прин­ципом христианской философии и развивается в Средние века Августином, Фомой Аквинским и др. Эта линия находит про­должение в философии Г. Лейбница, И. Канта, Ж.-Ж. РуссоС. Кьеркегора, Л. Фейербаха, А. Бергсона, М. Шелера, Ж. Ма-ритена, М. Бубера, К. Ясперса и др. В XX в. персонализм оформляется в философское направление, к которому причис­ляются Н. А. Бердяев, Н. Лосский, Э. Мунье и др. Некоторые религиозные персоналисты (Мунье, Бубер) настаивают на том, что подлинный диалог есть «общение в Вере»: только встреча человеческого Я с Божественным Ты делает возможной сво­бодную духовную коммуникацию между людьми.

Часть философов считает личность чисто духовным образо­ванием. По мнению М. Шелера, дух «есть единственное бы­тие, которое не может само стать предметом, и он есть чистая и беспримесная актуальность, его бытие состоит лишь в сво­бодном осуществлении его актов. Центр духа, личность, не яв­ляется, таким образом, ни предметным, ни вещественным бы­тием, но есть лишь постоянно самоосуществляющееся в себе самом (сущностно определенное) упорядоченное строение ак­тов» 1 . Другие, наоборот, толкуют личность очень расширитель­но. Показательна в этом отношения концепция личности У. Джеймса (1842—1910). Это американский философ и психо­лог, один из основателей прагматизма, направления, оказавше­го сильное влияние на американскую культуру XX в. Джеймс различает в личности «чистое Я» — субъект самосознания и «эмпирическое Я», в которое включается все, что человек воспринимает как свое, за что чувствует ответственность и с состоянием чего связывает самооценку. В это широкое «Я» включается три вида личности. 1. Физическая личность, охва­тывающая тело индивида, его одежду, близких людей, дом, плоды его труда. 2. Социальная личность — роли индивида в отношениях семейных, товарищеских, профессиональных, со­словных и т. д. По словам Джеймса, «на практике всякий че­ловек имеет столько же различных социальных личностей, сколько имеется различных групп людей, мнением которых он дорожит» 2 . 3. Духовная личность есть совокупность интеллек­туальных, нравственных, религиозных характеристик индивида. Главная составляющая жизненного благополучия и его крите­рий — самоуважение (самооценка) личности. Оно прямо про­порционально успеху и обратно пропорциональна притязаниям индивида. Компоненты личности образуют ценностную иерар­хию, в которой более высокую ступеньку занимает то, что от­вечает более общим, перспективным интересам развития индивида. Духовная личность, соединяющая индивида с абсолют­ным началом, ценнее социальной, социальная ценнее физической. Джеймс дает своим последователям практический жизненный совет: соизмерять притязания со своими возможностями, максимально их разворачивая, и заботиться в первую очередь о своей духовной личности.

Социально-активистская и атеистическая трактовка личности разрабатывается в марксизме. Советский философ Э. В. Ильенков (1924—1979) строит свою концепцию лично­сти, весьма влиятельную в отечественной психологии и фило­софии, опираясь на положение К. Маркса (из «Тезисов о Фей­ербахе») о том, что сущность человека в своей действительно­сти есть ансамбль общественных отношений. По Ильенкову, личность — социальное образование в индивиде, субъект, носи­тель «социально-человеческой деятельности», индивидуально выраженное всеобщее. Философ утверждает, что в теле инди­вида «осуществляет себя личность как принципиально отлич­ное от его тела и мозга социальное образование («сущность»), именно совокупность («ансамбль») реальных, чувственно-пред­метных, через вещи осуществляемых отношений данного ин­дивида к другому индивиду (к другим индивидам)» 1 . Индивид как личность действует свободно, развивая в себе обществен­ные силы; чем больше его деятельность общезначима, отвечает социальным потребностям и целям, содействует прогрессу че­ловечества, тем больше он личность.

Дата добавления: 2013-12-12 ; Просмотров: 835 ; Нарушение авторских прав? ;

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

Зачем я живу? Кто я? Основы личности. Практические методы кармического очищения

Вступление

Базовые понятия

Что такое духовность?

А ведь ответ заключается в самом названии термина. Духовность — это путь познания духа, то есть истинного себя, своей духовной сущности. И начинается этот путь с внутреннего дискомфорта, который заставляет индивидуума задать себе вопрос — а кто же я такой? И в поисках ответа на этот вопрос действовать, получая опыт.

А получив опыт, его нужно еще и осмыслить, проанализировать и осознать. Вот тогда и появляется знание. А знание устраняет страх, постепенно отключая низшие уровни инстинкта самосохранения в пользу высших — сначала инстинкта самосохранения тела, затем рода (биологического вида), ложной, а затем и сущностной личности, гармонизируя духовную составляющую человека с материальной. На этом подробнее мы остановимся ниже.

Тело и сознание.

  • Тело, при этом не сложно увидеть, как оно совершенствуется или деградирует. Мы можем изучить его и понять, что с ним происходит за год или за 100 000 лет (в этом нам помогают антропологи, биологи и т.п.).
  • Сознания, которое живет своей отдельной жизнью. С ним сложнее.
  • Воплощенная жизнь – это когда эволюционирующее сознание воплощается в эволюционирующее тело. Наше сознание обретает физическую форму воплощения через физическое тело. Сознание в нашем теле живет благодаря личности.
  • Окситоцин — основной гормон, отвечающий за формирование чувства любви — глубокой привязанности, верности, преданности, доверия, материнской любви.
  • Пролактин, отвечающий за образование грудного молока, — формирует чувство материнской любви-заботы, желания накормить, обогреть и укачать, пожалеть.
  • Адреналин — гормон страха, бегства, состояния аффекта. Являясь мощнейшим энергетиком, усиливает эмоциональные состояния, вызванные другими гормонами.
  • Дофамин — гормон предощущения, интереса, приспособления к незнакомым условиям. Участвует в контуре предвосхищающего удовольствия. Формирует чувство влюбленности: с первого взгляда, в нового партнера (интерес к новому человеку) или оживления чувства давней привязанности, добавляет страсти к привычным отношениям, повышает их сексуальность — когда пара принимает меры к смене обстановки и ощущений (путешествие, ремонт, другая прическа и тп).
  • Эндорфины — гормоны постощущения, участвуют в контуре завершающего удовольствия. Это эндогенные наркотики, они формируют чувство блаженства и эйфории, и они же — чувство зависимости и патологической привязанности «не могу жить без него/нее».
  • Тестостерон — мужской половой гормон — гормон агрессии и завоевания, сексуальности и настойчивости. Формирует половое поведение.
  • Эстрогены — женские половые гормоны. Гормоны флирта и соблазнения, непостоянства и смены настроения — женского полового поведения.

Что такое ложная личность?

Новый взгляд на проблему кармы

На практике это означает прекращение своего текущего физического (животного) состояния и следующее воплощение в совершенно другое, новое, более высокое по уровню развития и возможностей существо.

  1. Разотождествление себя с теми качествами психики, которые на самом деле не являются качествами сущностной личности, а привнесены извне. Такое разотождествление происходит посредством осознания реальности в каждом происходящем событии. То есть вы должны понять, что происходит на самом деле в конкретном событии на уровне и воспринимающего, и воспринимаемого. Это дает возможность избавиться от всего того «багажа» кармы, который уже с вами, т.е. который вы наработали ранее в этом и всех предыдущих воплощениях.
  2. Не нарабатывать своими настоящими действиями новую карму, не взращивать новые «кармические зерна», которые предопределят наше дальнейшее втягивание в круговорот перерождений в этом мире.
  • Внимание – инструмент восприятия
  • Аналитическое мышление, в последствии переходящее в (см. п. 3)
  • Абстрактное мышление – инструмент различения.

  • Наблюдатель созерцает всё – внутреннее и внешнее – из некой третьей позиции, не отождествляя себя с чувствами, мыслями и явлениями. Это происходит в состоянии дхьяны – созерцания (медитации). Вы начинаете наблюдать нечто такое, чего ранее не замечали.
  • Различающая способность должна помочь вам понять, а что же именно вы наблюдаете (чувствуете).
  • Путем анализа вы должны понять причины того, что вы наблюдаете и осознать сам процесс. Например, можно быть пассажиром, видеть и понимать, как другие ведут машину, но так и не научиться ею управлять. И лишь только осознание процесса управления и обкатка на личном опыте превращает его в знание и умение вождения машины.
  • Только новое полученное знание позволит поднять порог вашей чувствительности опять. Этот процесс дискретный, то есть происходящий пошагово, скачками. Не пройдя полностью низший уровень, вы не перейдете на высший. По-другому никак.

Камень преткновения

Личность – это некий процесс самоидентификации себя, ответ на вопрос «кто я такой?» И у обычного человека, а их подавляющее большинство, самоидентификация происходит бессознательно.

Человек задает себе вопрос – а что я здесь делаю?

Более сознательная реакция – когда мы понимаем, что не видим это, а хотим видеть. Мы бессознательно хотим видеть других в этом мире такими, как есть мы сами. Это искажает наше восприятие реальности. Это накапливается как ком, который превращается в кризис… Я думал, что Петя-Маша-Коля мои друзья, я хотел их видеть своими друзьями, а они… и конфликт неизбежен. Крах, разочарование ложного ожидания – всегда свершившийся факт при таком подходе. Это нормально для нас. Это особенность нашей недоразвитости, нужно ее учитывать.

Читайте также:  Рецепт для тех у кого слабое зрение

Структура личности

  • Базовые инстинкты. По сути, все они сводятся к инстинктам самосохранения физического тела, рода (биологического вида) и личности.
  • Кармическая составляющая. Это та часть свойств психики, которую мы нарабатываем в течение своих жизней и тащим за собой из воплощения в воплощение в виде кармического тела.
  • Родовая, генетическая составляющая.
  • Матричная составляющая. О ней могут хорошо рассказать астрологи. Как в муравейнике требуется и автоматически поддерживается необходимое количество и соотношение солдат/рабочих/слуг, так и на нашей планете, в определенное время и в определенных местах зачинаются, воплощаются и рождаются индивидуумы с определенным набором личностных характеристик, заточенные под выполнение определенных ролей. Это т.н. эффект «матричной прошивки». Прописывается в нас в моменты зачатия и рождения.
  • Архетипы, коллективное бессознательное.
  • Субличности. Это отдельная колоссальная тема, которой здесь мы коснемся только вскользь.

Рассмотрим их более детально.

Личности 80% людей — это просто два инстинкта самосохранения!

Кто Я? философское эссе

Что такое человек? По Диогену – существо мыслящее, по Аристотелю – разумное, по Платону – бесперое и бескрылое. Но разве не есть человек нечто большее.

Бог создал человека – по образу и подобию своему.
Но что есть – Бог? Однозначно, Бог – сила наиболее величайшая в известном мире. Создатель не только человека, но и всего сущего. Бог есть – Истина.… Взяв мысли и опыт всех поколений, всю художественную литературу и Библию, помимо многого, одно ясно неоспоримо, Бог есть – Добро.
Добро – сила настолько огромная по своей сути, что пользоваться ей, даже крохотной ее частью, может только очень сильная личность. Но сильная – именно в духовном смысле этого слова.
Имеющие много денег не могут – быть добрыми, не тем более – творить Добро. Они могут – дать деньги. Они могут – взять деньги. Больше они ничего не могут. Ибо деньги служат дьяволу, а дьявол служит злу. Зло способно лишь на иллюзию Чуда, а настоящее Чудо – сотворить может только Бог, ведь Бог – есть Добро.
Дайте нищему хлеба – он съест его. Дайте денег – и он купит водку. Давший хлеб – жалеет нищего, давший деньги –Себя.
В Библии сказано — «..Богатому попасть в рай, труднее, чем верблюду пролезть в игольное ушко. » — Почему? Не потому-ли, что накопивший много денег – накопил в себе дьявола.
Дьявол покупает душу. Но не иллюзорно, как представляет большинство, будто-бы является Он, в некий момент – и предлагает Нечто.
Нет. Сатана покупает душу каждый день, постепенно, с каждым плохим поступком, очередным маленьким предательством, проявлением жадности и очередным совершением порока.
Бог дает каждому человеку Душу. От рождения — она как чистый лист бумаги. И чем больше живет человек, тем грязнее становится этот листок. Белая бумага – пропуск к Богу, черная – в Ад.
Умершие в младенчестве становятся ангелами – так как они не успели нагрешить.
На протяжении всей жизни, человек часто испытывает непонятное. Что-то, что не связанно с логическим объяснением, но глубоко заставляющее вдруг настораживаться, оглядываться, терзаться и анализировать совершенные поступки. Человек объясняет и называет это – седьмым чувством, предчувствием, инстинктом и реже — совестью.
Это – Душа. Душа, которая пытается докричаться до человека, предостеречь его, образумить. Душа, – которая пытается спасти себя.
Человек состоит из души и тела.
Душа есть субстанция вечная, тело – временно.

Ублажая тело – человек получает удовольствие. Телу приятны – красивые, удобные одежды, вкусная пища и плотские утехи. Тело получает удовольствие от многих денег, славы и чужой зависти. Всю свою короткую жизнь, тело проводит в поисках удовольствий. Удовольствий, – за которые потом расплачивается душа. Тело говорит человеку – Живем один раз, за смертью нет ничего, пользуйся моментом.

Человек боится Смерти. Человек боится — Небытия. Человек боится не верить в Душу, но боится не слушать Тела. Душа болит непонятно. Тело – осязаемо.

Человек идет по пути наименьшего сопротивления.

Эзотерика → Что есть Я? Онтология бытия и небытия

Вся мировая философия сознания и связанные с ней психологические науки имеют в своем основании одну древнюю нелепость. Существуют две возможные и взаимоисключающие точки зрения на сознание: религиозно-идеалистическая и научно-материалистическая. Согласно первой душа (сознание) первична и бессмертна. Согласно второй – сознание есть продукт мозга и погибает безвозвратно вместе с ним. Казалось бы, в рамках двузначной логики их невозможно совместить. Но дело тут не в логике, а в не корректном использовании терминологии, которое, по крайней мере, в западной культуре длится уже две тысячи лет, со времен эллинской античности. Но если прояснить смысл понятия «сознание» или «душа», оставаясь в рамках классической логики, то окажется, что обе точки зрения верны.

В современной философии сознания используется такой мысленный эксперимент. Допустим, что имеется изолированный «мозг в колбе», к которому подключены электроды. В соответствие с принципами современной нейрофизиологии, воздействуя электрическими зарядами на определенные области коры этого мозга, можно имитировать в нем образы, ощущения и реакции. А в более совершенном опыте даже симулировать виртуальную реальность для сознания в этом мозге. Возможные сценарии данного мысленного эксперимента используются в философии скептицизма и солипсизма, утверждая следующее: так как мозг в колбе производит и получает точно такие же импульсы, как если бы он делал это, находясь в черепе, и так как эти импульсы являются для мозга единственной возможностью взаимодействовать с окружающей реальностью, то с точки зрения мозга нельзя утверждать, находится он в черепе или в колбе. В первом случае вера обладателя мозга в объективность своих ощущений будет истиной, а во втором — ложной. И так как невоз-можно знать, не находится ли мозг в колбе, следовательно, может быть так, что большинство верований в объективную реальность — ложны.

В таком эксперименте всегда молчаливо подразумевается, что мозг уже был знаком с настоящей реальностью. И поэтому, раздражая его нейронные сети, можно вызвать у него известные ему образы и ощущения – как воспоминания. Такая виртуальная реальность очень похожа на другое состояние мозга, когда он находится в режиме сна. Именно поэтому предполагается, что определенная последовательность импульсов может ничем не отличаться от восприятия какого-то фрагмента физической реальности. Возможно, импульс А вызовет у обладателя мозга образ морского прилива или ощущение запаха розы. Тут важно то, что этот мозг должен быть уже знаком с морским приливом и запахом розы в своем прежнем опыте.

А теперь откажемся от этого молчаливого допущения и представим себе мозг, лишенный всех органов чувств «от рождения». Такой мозг вообще ничего не знает о физическом мире, и правило ассоциаций больше не работает в нем. Мы не в силах представить, чем станет импульс А для такого мозга, ведь ему не с чем сравнивать этот импульс в своем прошлом. Его память будет хранить какие-то иные образы, неведомые в нашем субъективном и общем для нас всех (ведь Вселенная у нас одна на всех!) опыте.

Итак, мы имеем мозг, который даже не догадывается о существовании физической реальности. Не знает он ничего и о собственной материальной природе. Этот мозг есть абсолютный идеалист и солипсист. Он слеп, глух, бесчувственен и вообще никак не ощущает себя. По сути, сознание в этом мозге есть бестелесный бог. И это было бы так, если бы это сознание было чистым Сознанием. Но это сознание знает себя. Сознание, находящееся в абсолютной изоляции этого мозга, должно, по крайней мере, сознавать свое существование. Мышление – это не просто нейрофизиологический процесс (почему бы тогда электрическому току в проводах не быть мышлением?), мышление – это процесс, необходимо осознаваемый носителем процесса. Философ Г. Райл здраво замечает: «Когда мы воспринимаем нечто, мы воспринимает неразрывную связь этого нечто с собою». Мы не просто мыслим, мы при этом сознаем то, что мы мыслим и «слышим» собственные мысли. Мышление в этом смысле не монолог, а – диалог. В каждое мгновение своего бытия мы воспринимаем и мир, и себя одновременно. Мы слышим себя, видим себя, обоняем и осязаем себя, как любое другое существо. И самое невероятное – мы можем убить себя, как постороннее существо. Для чистого сознания все это было бы невозможным.

Этот умозрительный эксперимент с изолированным мозгом приводит нас к очевидному выводу. Тут важно понять раз и навсегда: то, что принято в философии, психологии и любом другом словоупотреблении называть сознанием, есть в действительности само-сознание. Всякий раз, когда мы говорим о сознании, мы подразумеваем сознание, которое знает себя, т.е. самосознание. Это может показаться на первый взгляд терминологической казуистикой: ведь как вещь не назови, она от этого не изменится. Но это не так.

Присваивая одному феномену имя другого, мы тем самым делаем безымянным этот второй феномен. На онтологическом уровне, называя фактическое самосознание сознанием, мы игнорируем и теряем в своем анализе то, что действительно является сознанием. Человек, который когда-либо размышлял о природе своего «я», знаком с ощущением, что в классической общепринятой теории чего-то не хватает. Это чувство вполне выражено фразой Мамардашвили: «Всякий, кто глубоко занимается сознанием, входит в сферу парадоксальности, к которой невозможно привыкнуть».

И вот что говорит по этому поводу С. Прист: «Я есть индивидуальность, осознающая саму себя». Вот я смотрю на внешний для меня мир. Сознаю ли я при этом свое существование? Сознаю ли я самого себя, разглядывая книжку с пьесами Шекспира? Очевидно, да. А теперь я обращаюсь в рефлексии к собственным чувствам и мыслям, абстрагируясь от внешнего мира. Быть или не быть, спрашиваю я себя. Сознаю ли я себя при этом? Очевидно, опять – да. Так что есть Я? Это сознание или самосознание? Если то, что мы называем своим Я, есть сознание, тогда что мы оставляем на долю самосознания? Некое удвоение нашего Я? Чтобы избежать этого абсурда, Гуссерль, много и охотно рассуждавший о природе личности, поспешил заявить, что он не обнаруживает в интроспекции никакого второго Я. Есть лишь одно Я.

Если бы то, что мы называем сознанием, не сознавало бы себя в каждом своем проявлении, т.е. если бы оно не было самосознанием, то чем бы оно было? Очевидно, компьютер не осознает себя. Можно ли в таком случае происходящие в нем процессы, имитирующие мышление, назвать чистым сознанием? Но тогда нет никакой материи и духа, физического и ментального. И весь этот дуализм, построенный на их противопоставлении, есть миф, вымысел, издержки словоупотребления. И прав Витгенштейн, утверждавший, что все философские проблемы есть проблемы языка. Электричество есть разновидность энергии, а энергия уже не является веществом. Собственно, никто не знает, что такое энергия (как никто и не знает, что такое вещество, и связь массы этого вещества с энергией еще больше запутывает их между собой). А закон сохранения энергии, если задуматься, есть проявление чего-то вечного, абсолютного, божественного. Именно Энергию (Огонь) Гераклит называл первоначалом Логоса, за которым находится София.

С древних времен известна триада человеческой сущности: тело, душа и дух. Так вот, душа – это и есть, выражаясь языком современной психологии, самосознание. Что же есть дух? Это – чистое Сознание. И тут нет недостатка в других терминах: Брахман (тождественный Атману), безликое Дао, София, Святой Дух, Абсолют, Единое, феноменологический Дух, Мировая воля… И все они отсылают нас к одной и той же интуитивной сущности, которая находится в каждом из нас и вместе с тем довлеет над всей Вселенной. Это – одно-единственное на всех нас и нашу общую Вселенную Я.

Вот я, обладающий самосознанием (душой), могу указать пальцем на любое другое существо и сказать: «оно». А затем я могу точно так же указать пальцем на себя и сказать: «я». Но это – не Я. Это еще одно Оно. Нет никакой принципиальной разницы между тем, как я говорю о ком-то постороннем, и тем, как я говорю о себе самом. Я могу рассказать вам историю чужой жизни или рассказать историю своей жизни. Разница будет лишь в местоимениях. Но в остальном две повести, рассказанные мною о себе и ком-то другом, не будут иметь принципиальных различий. Психолог Дж. Сёрл по этому поводу замечает: «То, к чему мы пытаемся придти при изучении других людей, есть точка зрения именно от первого лица. Когда мы изучаем его или ее, то мы изучаем меня, который есть он или она».

Читайте также:  Сколько стоят очки для зрения в оптике в калуге

Более того. Именно это свойство нашей психики с первого же мига своего рождения жить в самоотчуждении в статусе души-самосознания позволяет нам воспринимать свою жизнь как постороннюю, а затем уж воспринимать чужую жизнь как свою собственную. На этом основана вся литература и вообще цивилизация. Если Софокл рассказывает нам трагедию Эдипа через сопереживание, то и мы воспринимаем ее лишь в той мере, в какой проецируем Эдипа на самих себя. Безусловно, я привязан к этому телу, к этому мозгу и к его памяти. Мои ощущения и мои воспоминания — это только мои ощущения и мои воспоминания. Но точно так же, как я чувствую каждое свое физическое движение, я сознаю каждый акт своего сознания. Я осознаю себя как нечто постороннее. То, что я называю своим сознанием, есть самосознание. То, что я называю своим Я, есть Оно.

Что же происходит при рождении каждого из нас? Сознание – Я (Дух) осознает себя в акте рождения и в тот же миг становится самосознанием – Оно (душой). Парадоксальность, о которой говорил Мамардашвили, вполне выражается в следующем заявлении: НЕ МАТЬ РОДИЛА МЛАДЕНЦА, МЛАДЕНЕЦ РОДИЛ МАТЬ, ВЕСЬ МИР И САМОГО СЕБЯ. Именно в этот миг Сознание услышало себя, ощутило себя, узнало себя, и отныне до самой своей смерти эта душа обречена в каждом акте своего бытия знать себя как нечто постороннее и смертное. Именно в этом заключается то удвоение Я, которое мы обнаруживаем в рефлексии и которое очень не нравится Гуссерлю.

Детский вопрос: «Кто есть я и почему я – это я, а не кто-то другой?» — получает простой и парадоксальный ответ. Нет никакой бессмертной души, но есть бессмертный Дух. В бесчисленных актах самоосознания этот Дух порождает бесчисленное множество душ. Эти души накапливают индивидуальную память, которую мы называем личностью. Каждый психолог вам скажет: если разрушить память, личности не станет. Личность – это Оно. Мы не вправе говорить о Я, потому что это Я находится вне нашего языка.

Язык, которым мы мыслим весь этот мир и самих себя, обладает одним фундаментальным свойством: мы всегда находимся внутри этого языка и не способны выйти за его пределы. Математически это выражается в том, что невозможно дойти до конца бесконечности, хотя математики и придумали теорию кардиналов, но получилась глупость, состоящая из череды бесконечностей. Чему равна бесконечность, умноженная на бесконечность? Какой-то новой бесконечности? Но это не приближает нас к границе языка. Можно сказать иначе. Язык – Логос тождественен Вселенной. То, что физики называют глобальным горизонтом Вселенной (включая сюда и сингулярность Большого взрыва как нулевую точку отсчета), есть граница этого Языка – Логоса. Невозможно даже мысленно выйти за горизонт нашей Вселенной, как из дома, чтобы взглянуть на нее «снаружи». Снаружи никакой Вселенной нет. Именно поэтому многим из нас так не нравится теория Большого взрыва, которая как будто предполагает пространственно-временной порог, за которым есть еще что-то. Не нравилась она и блаженному Августину. «Зачем спрашивать, что было тогда, до сотворения мира? Когда не было мира, не было и тогда!»

Пожалуй, ближе всех в древности к пониманию языковых границ пришел Лао-цзы. Его великая книга «Дао де цзин» начинается именно с таких слов: «То, что можно назвать Дао, не есть истинное Дао». И далее: «Есть Бесконечное Существо, которое было прежде Неба и Земли. Как оно невозмутимо, как спокойно! Оно живёт в одиночестве и не меняется. Оно движет всем, но не волнуется. Мы можем считать его вселенской Матерью. Я не знаю его имени. Я называю его Дао».

Дао — буквально «путь», в даосизме — бытие и изменение Вселенной в самом общем смысле. Безличностная сила, воля Вселенной, которой должен соответствовать порядок всех вещей в мире. Истинное Дао – вне языка, вне самосознания, вне Вселенной. Это – Я. Чистое Сознание. Энергия (Огонь), воспринимаемая нашим самосознанием как физическое вещество во времени-пространстве.

Итак, все начинается с невероятного акта рождения самосознания-души из… ничего, поскольку Сознание находится вне языка и в этом смысле есть ничто, небытие для нас. Имеется младенец, который родил себя сам. Как пишет по этому поводу Фромм: «Проходит несколько месяцев, прежде чем младенец вообще начинает воспринимать других людей как других и становится способен реагировать на них улыбкой, но лишь через годы он перестанет смешивать себя с миром. До тех пор ребенок проявляет специфический, свойст¬вен¬ный детям эгоцентризм». Этот младенец родил весь мир, и совершенно естест¬венно то, что он воспринимает этот мир как продолжение самого себя, как продукт собственного автономного самосознания. Когда он перестанет смешивать себя с этим миром, поняв, что другие самосознание совершенно независимы от него и являются точно такими же владельцами этого мира, он задастся потрясающим вопросом: «Кто есть я? И почему я – это я, а не кто-то другой?»

Тут уместно процитировать Г.Райла: «Местоимения вроде «ты» или «они» не несут в себе ничего таинственного, тогда как в Я чувствуется тайна. Таинственность эта связана с тем, что чем более ребенок старается ткнуть пальцем в то, что обозначается словом Я, тем менее ему это удается. Удается схватить только фалду его сюртука, а само Я всегда ускользает. Как тень от собственной головы, Я никак не дает через себя перепрыгнуть. И при этом Я никогда не убегает далеко; а иногда даже кажется, что оно вообще не опережает своего преследователя. Ему удается стать неуловимым, расположившись внутри самих мускулов своего преследователя. Оно оказывается столь близким, что его даже не ухватишь рукой». Именно это чувствует ребенок. И это парадоксальное предчувствие сопровождает нас всю жизнь. И тогда интуитивный образ Бога, хранителя нашей души, начинает брезжить перед нами.

Так называемое «онтологическое доказательство существования бога» основывается как раз на том, что каждый человек имеет интуитивное представление о боге. И это действительно так. Самосознание без ее носителя Сознания невозможна. Мы носим в себе готовую идею того, что находится в основе нашей души. Это Я присутствует в каждом из нас и в каждом животном, самосознание которых реализовалось в более или менее примитивной форме души. Взгляните в глаза своей собаки или кошки, и вы ощутите странное родство с этим существом. В нас один и тот же Святой Дух. Но этот Святой Дух не имеет никакого отношения к тому человеческому богу, которому поклоняются в храмах, синагогах, мечетях и ашрамах. Этот Святой Дух бесчеловечен в высшем смысле этого слова. Он – вне нашего языка, вне нашей человеческой диалектики, по ту сторону добра и зла, за глобальным горизонтом Вселенной, позади сингулярности Большого взрыва.

Мы ощущаем в себе присутствие этого Сознания, но любая попытка обратиться к нему в рефлексии автоматически ставит нас перед самосознанием. Можно сказать, что Сознание есть, пока мы на него не смотрим, но оно исчезает, когда мы хотим взглянуть на него. Это стремление подобно попытке так быстро обернуться вокруг себя, чтобы увидеть собственный затылок. Принято считать, что изображение змеи, кусающей свой хвост, пришло к нам из Древнего Египта. Этот символ вечности принято называть «уроборус» (др.-греч. οὐροβόρος, букв. «пожирающий хвост»). По другой версии это – «абра-кадабра» — «одно-в-одном». Она служит символом девиза: Познай самого себя. Но для змеи (и всех нас) желание поглотить самую себя – бессмысленное занятие. И раньше всех это понял Гаутама, утверждавший в своих «благородных истинах», что только в состоянии отказа от самосознания, в его остановке, именуемой нирваной, можно достичь Брахмана. Только смерть освобождает нас от самих себя.

Те же самые египтяне часто рисовали над змеей всевидящее око, которое зрит на мир изнутри нас. Это око видит все, но оно не видит себя. Потому что это и есть чистое Сознание. Обратившись на себя, оно перестает быть Сознанием и становится самосознанием – одним из нас, той самой змеей, кусающей свой хвост. В этой эзотерике заключена совершенно прозрачная логика. Хорошо известны парадоксы современной теории множеств, которые замыкаются на себя точно так же как змея-абракадабра. Б.Рассел переложил их в популярную версию. Пусть имеется цирюльник, который может брить тех и только тех людей, которые не бреются сами. Может ли этот цирюльник брить самого себя? Если – да, но он не должен это делать. Если – нет, то его статус позволяет ему брить себя. В этом и заключается парадокс языка.

Повторюсь еще раз. То, что мы в просторечии называем сознанием, есть самосознание. Об истинном Сознании мы не в силах говорить. Это – не религиозное табу, как, например, в иудаизме, где нельзя произносить имя «Яхве». Речь идет о запрете, который налагает на нас наша собственная суть, наш Язык-Логос.

Что же происходит с нами при смерти? Очевидно, процесс, обратный тому, который произошел при нашем рождении. Самосознание возникло из ничто, и самосознание исчезает в ничто. Все нейронные сети мозга отключаются, как могут отключиться все электрические сети современного города. И тогда мегаполис погружается во мрак. Для самосознания этот мрак принимает форму светового конуса, засасывающего его в сингулярность небытия, в Царство Небесное. С Сознанием при этом ничего не происходит. Оно не приходило и не уходило. Ему не нужно рождаться и умирать. Рождаемся и умираем мы – его самосознания.

Именно это внушал Иисус своим ученикам: Утешьтесь, все вы умрете. Впереди только Царство Небесное. Попробуйте же принять это Царство, в котором нет садов и рек, нет земли и неба, нет человека. Есть только Святой Дух и бесчеловечная свобода! А Лао-цзы говорил: «Все люди держатся за свое «я», один лишь я выбрал отказаться от этого». В этом смысл бесчеловечной свободы – отказаться от своего «я», т.е. от своего единственного и неповторимого Оно, на которое всегда можно указать пальцем, как на постороннего.

Мы уже говорили, что личность – это память. И вот футурологи, ныне сменившие древних провидцев, предсказывают нам, что в недалеком будущем компьютеры достигнут мощности мозга, и тогда личность можно будет перенести в виртуальную реальность. Но это – футуристическая чушь. Даже если мы каким-то чудесным образом поймем, как хранится и кодируется информация в мозге, найдем способы извлекать ее оттуда и переносить на электронные носители, мы не владеем Сознанием, которое лежит в основе любой души. Мы даже не способны подступиться к этой мистической, внеязыковой сущности. В компьютере нет Святого духа, который есть в любой живой твари. И мы не можем его дать компьютеру. Все разговоры о бессмертии – невежественная чепуха.

Утешьтесь, все вы умрете. Нет человеку заслуги в том, чтобы быть человеком. Заслуга в том, чтобы перерасти свое человеческое и стать буддой. И принять смерть как возвращение в Дао к «вселенской Матери». Автор «Теодицеи», Лейбниц утверждал, что этот мир устроен наилучшим образом. И вся современная наука убеждает нас в том, что Вселенная устроена с потрясающей гармонией, законы и константы которой подобраны с такой тщательностью, что нам это даже трудно вообразить. Если бы этот высший Разум счел, что нам следует быть бессмертными, наверное, он установил бы законы и константы своей Вселенной так, чтобы мы жили вечно. Но Брахман-Дао-София-Святой Дух этого не сделал. Нам остается лишь достичь той нечеловеческой мудрости, которая позволит нам сказать: смерть – это хорошо.

Данная статья является кратким изложением моей книги
«Гностикос. Вселенная и самосознание»

Литература
1. С. Прист. «Теория сознания».
2. Г. Райл. «Понятие сознания».
3. Августин. «Исповедь», гл.XIII.
4. Э. Гуссерль. «Феноменологическая психология».
5. Дж. Сёрл. «Новое открытие сознания».
6. Э.Фромм. «Бегство от свободы».

Источники:
  • http://studfiles.net/preview/1825300/page:32/
  • http://studopedia.su/3_37600_lichnost-s-filosofskoy-tochki-zreniya.html
  • http://www.aum.news/ezoterika/1497-zachem-ya-zhivu-kto-ya-osnovy-lichnosti-prakticheskie-metody-karmicheskogo-ochischeniya
  • http://www.proza.ru/2010/12/03/684
  • http://yaunikum.ru/1580-chto-est-ya-ontologiya-bytiya-i-nebytiya.html