Меню Рубрики

Кто такая блаватская с точки зрения православия

Принятое 25 августа Городской межведомственной комиссией по наименованию территориальных единиц, улиц, станций метрополитена, организаций и других объектов города Москвы решение […]

Принятое 25 августа Городской межведомственной комиссией по наименованию территориальных единиц, улиц, станций метрополитена, организаций и других объектов города Москвы решение назвать одну из безымянных улиц столицы именем Николая Рериха вызвало протесты православной общественности.

Директор Правозащитного центра Всемирного русского народного собора (ВРНС) Роман Силантьев заявил журналистам, что «идея назвать одну из улиц района Сокол именем художника Николая Рериха вызывает сомнения», так как художник также был «и оккультистом, основавшим целую группу агрессивных антихристианских сект».

Подобная позиция в отношении Рерихов в РПЦ (напомним, председателем ВРНС является Патриарх Московский и всея Руси) была ранее сформулирована и на официальном уровне.

— К несчастью, в наших странах… возродились язычество, астрология, теософские и спиритические общества, основанные некогда Еленой Блаватской, — сказано в принятом в 1994 году Определении Архиерейского собора РПЦ «О псевдохристианских сектах, неоязычестве и оккультизме». — Усиленно пропагандируется учение «Живая этика», введённое в оборот семьёй Рерихов и называемое также агни-йогой.

Никто эту позицию с тех пор не пересматривал, наоборот, её не раз подтверждали.

— Блаватская — проводник сатанизма, а также её последователи семейство Рерих с их агни-йогой. Их дух — природы преисподней, — недвусмысленно заявил 20 октября 2009 года в эфире телеканала «Спас» председатель Синодального отдела по взаимодействию с вооружёнными силами и правоохранительными учреждениями (сейчас председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства) Московского патриархата протоиерей Димитрий Смирнов. — Церковь не благословляет (читать их книги. — Прим. Лайфа) — ибо как может врач рекомендовать пациенту лечиться цианистым калием? Церковь не может запретить, но мы предостерегаем [от этого].

Много цитат Блаватской (признаваемой Рерихами предыдущим пророком гималайских махатм, знание которых несли и они) в адрес Люцифера как источника «оккультной мудрости» и «духовного отца человечества» собрано вполне либеральным протодиаконом Андреем Кураевым, например, в главе «О сатанизме» в книге «Кто послал Блаватскую: теософия, Рерихи и православие» (2000). Но для православных не менее существенно содержание «Послания гималайских махатм Советскому правительству», переданного в 1926 году Николаем Рерихом.

— На Гималаях мы знаем совершаемое вами, — говорится в этом послании «духовных вождей», надиктовавших Елене Рерих (жене Николая) учение агни-йоги. — Вы упразднили Церковь, ставшую рассадником лжи и суеверий… Мы признали своевременность вашего движения и посылаем вам всю нашу помощь… Привет вам, ищущим общего блага!

Нетрудно понять, что «наставники человечества», поддерживавшие большевистские гонения на Церковь (не только православную, кстати), вряд ли вызывают у последней бурные симпатии. Равно как и отрицание Рерихами связи современного христианства с учением Христа.

— Вспоминается характерный случай, произошедший в наших краях, — пишет Елена Рерих 31 июля 1937 года. — Один мусульманин попросил дать ему Евангелие, чтобы ознакомиться с христианским учением. Прочтя его, он с удивлением сказал: «Я прочёл Евангелие внимательно, но не нашёл в них ничего, что бы отвечало современному христианству». Вот именно это-то и следует иметь в виду тем, кто желает следовать истинному учению Иисуса Христа.

Впрочем, не стоит заблуждаться по поводу её позиции и по отношению к исламу.

— Мусульманство наложило на него печать тупой нетерпимости, и учёный явил себя в лагере невежественных фанатиков, — отмечала Елена Рерих 12 января 1949 года по поводу французского философа Рене Генона. — Ну Аллах с ним! Он сам себя угробит, ибо магометанство осуждено. Чудесное учение Магомета было совершенно искажено его последователями, фанатичными изуверами.

Но, может быть, хотя бы к последователям Будды у проповедников «новой универсальной религии», часто позиционировавших себя как буддийская миссия, отношение было иным? Нет.

— Есть что-то суждённое в умирании старого Тибета, — отмечает в своём дневнике Николай Рерих в 1927 году из Лхасы, тибетской резиденции далай-ламы. — Колесо закона повернулось. Тайна ушла. Тибету некого охранять, и никто не хранит Тибет. Исключительность положения как хранителя буддизма более не принадлежит Тибету.

Откровенно излагал содержание бесед Николая Рериха участник Центральноазиатской экспедиции (1927—1928 годы) Николай Кордашевский.

— Н. К. Р. (Николай Константинович Рерих. — Прим. Лайфа) всегда подчёркивает разницу между истинным буддизмом и ламаизмом (тибетский буддизм, также распространённый у монголов, калмыков и бурят. — Прим. Лайфа), — пишет он. — Одно — прекрасное учение, данное благословенным Буддой, другое — тёмное суеверие и колдовство, в том виде, конечно, в каком ламаизм находится в настоящее время в Тибете… Вечером в беседе Н. К. Р. замечает, что величайшей ошибкой было бы считать Тибет оплотом истинного буддизма. Как и учения других великих Учителей, буддизм в своём чистом виде, и особенно в Тибете, больше не существует.

Вот так — буддисты «исказили истинное учение» Будды, и только Рерихи его знают (точно так же они заявляли в отношении христианства и ислама).

— Н. К. Р. говорит: «За всё своё пребывание в Тибете вижу только одно: страна погружается в сумерки своего заката», — фиксирует его заявления в январе 1928-го Кордашевский. — Следует подчеркнуть, насколько мало детей видно в Тибете. Н. К. Р. указывает, что это несомненный признак вырождения уходящего с исторической сцены народа. О буддизме в Тибете. «Верчение ручных, ветряных и водяных колёс, уснащённых текстами, — разве не колдовство? Потерянный смысл служения в бормотании ламами молитв, которых они не понимают. Ложь, пороки, лицемерие — это отвратительные особенности ламаизма, которым мы были свидетелями. Высокое имя Учителя Будды не может больше унижаться среди невежества, суеверия и кощунства…».

И далее, и далее всё в том же духе. Вот ещё записанное 20 марта 1928 года Кордашевским заявление Николая Рериха: «Как можно скорее должно быть отделено великое Учение от Тибета, а драгоценная жемчужина его изъята из своего захватанного и испачканного хранилища, на звание которого тупо и нагло претендует Тибет с тем ничтожеством во главе, которое изображает из себя жёлтый папа» (то есть далай-лама).

Кстати, 27 ноября 1927 года на некоем «съезде западных буддистов» (никому не известных) Рерих был избран в Нью-Йорке (!) далай-ламой, заявив о прекращении иерархии таковых в Тибете. Есть упоминания, что и позировал в одеянии духовного главы ламаистов (помимо просто любимых им буддийских костюмов, что плохо сочеталось с регулярными заявлениями о его православности).

— Наглости тибетцев раз и навсегда должен быть положен конец, тем более что на Западе уже избран свой глава западных буддистов, куда может примкнуть и Восток, — излагает Сергей Рябинин (ещё один участник рериховской экспедиции) слова представителей этой семьи. — Пусть Тибет сохранит для себя Далай-Ламу Тринадцатого и последнего.

Как отнесутся буддисты нашей страны, большинство из которых считает своим духовным вождём далай-ламу, к увековечиванию памяти отрицавшего существование иерархии таковых в Тибете и в целом считавшего тибетский буддизм «невежеством и колдовством» деятеля?

Можно возразить, что улица в столице России названа не в честь «реформатора всех религий» с целью слияния их в одну собственную, а художника Николая Рериха. Но, во-первых, как можно разделить эти понятия в одном человеке? Во-вторых, и официальные лидеры его последователей прямо указывают на подчинённую роль творчества Рериха к его религиозной доктрине.

— «Живая этика» — главный результат деятельности Рерихов, — писала в 1989 году в «Огоньке» Людмила Шапошникова, с этого года и бессменно до своей смерти генеральный директор общественного Музея имени Н. К. Рериха, Международного центра Рерихов и доверенное лицо его наследников. — «Гуру-гури Дхар», «Тень Учителя», «Сожжение тьмы», «Сокровища гор», «Стража Гималаев», «Агни-йога» (она перечисляет названия картин Николая Рериха. — Прим. Лайфа). Те, кто был изображён на этих картинах, назывались Учителями, мудрецами и махатмами.

Иными словами, картины Рериха играли лишь иллюстративную роль к его религиозному учению. Которое, мягко говоря, вызывает вопросы в его отношении к традиционным религиям нашей страны, равно как и их зарубежным единоверцам, так что присвоение улице имени «синтезатора всех религий» может стать детонатором весьма громких скандалов.

Второй том «Разоблачённой Изиды», написанной Блаватской, начинался словами:

Если бы было возможно, мы не давали бы этот труд в руки многих христиан, которым чтение его не принесёт пользы и не для которых он был написан.Мы имеем в виду тех, кто искренне и чистосердечно верят в свои церкви, и тех, чья безгрешная жизнь отражает блестящий пример Пророка из Назарета, чьими устами дух истины громко говорил человечеству… Являясь анализом религиозных верований вообще, этот том в особенности направлен против богословского христианства, главного противника свободной мысли. Он не содержит ни одного слова против чистых учений Иисуса, но нещадно разоблачает их вырождение в пагубно вредные церковные системы, которые разрушают веру человека в своё бессмертие, в своего Бога и подрывают всякую нравственную свободу” [17].

В преддверии будущих бурь было бы непростительной ошибкой лишить людей веры в их идеал, не построив на месте тысячелетних упований достойную замену. Особая роль в грядущем мировом переустройстве отводилась России и её, как говорил Достоевский, народу-богоносцу. Именно поэтому, зная трепетное отношение на Руси к вере отцов и к образу Христа, Блаватская воздерживалась от высказываний о Православии и о Русской церкви, а её религиоведческие работы были написаны исключительно на английском языке, что до 1990 г., как при царской, а затем при коммунистической цензуре фактически стало препятствием преждевременного проникновения в Россию её произведений, разрушительных для неподготовленного веросознания. Резкость и прямота её обвинений по адресу Западной церкви, так непохожая на искусительную тонкость иезуитских речей, скорее отталкивали нетвёрдые души. Это явно не способствовало её успеху на Родине, но зато позволяло по-детски наивным православным душам оставаться при их образе Бога, как здесь его привыкли видеть, нежели без обретения истинной веры оказаться опустошёнными и озлобленными.

«Двадцатый век, – писала Блаватская за 12 лет до окончания XIX столетия, – припас для человечества очень странные события, и он может даже оказаться последним» [18]. В связи с разразившейся впоследствии мировой революцией, но в ещё большей степени – Второй мировой войной, в конце которой у Германии едва не появилось ядерное оружие, пророческое заявление Блаватской о возможной катастрофе вряд ли покажется преувеличением.

В отношении церковной религии, которой предстояло в XX веке столкнуться с грядущими социальной и научной революциями, Блаватская провидчески писала не менее точно, нежели о научных и социальных потрясениях: «Буквальная вера в Библию и вера в воплощённого Христа (в человека-Бога) не продлится ещё и четверти века. Церкви должны будут расстаться со своими излюбленными догмами, или двадцатый век станет свидетелем падения и разрушения христианства, и вместе с ним даже самой веры в Христа, как в чистого Духа» [19].

Хорошо известно, что в России, да, впрочем, и во многих других странах, это пророчество исполнилось с абсолютной точностью. «. Теологическое христианство должно отмереть, и никогда более не воскреснет в своём прежнем виде, – писала Блаватская далее. – Это было бы само по себе наиболее счастливым решением всех проблем, если бы не опасность естественной реакции, которая безусловно последует: результатом и следствием столетий слепой веры будет грубый материализм, до тех пор, пока утрата старых идеалов не будет восполнена новыми идеалами, – неопровержимыми, потому что универсальными и воздвигнутыми на скале вечных истин, а не на зыбучих песках человеческих фантазий. Чистая нематериальность должна в конце концов заместить ужасный антропоморфизм такого рода идеалов в концепциях наших современных догматиков».[20] И это предвидение, как мы знаем, исполнилось и продолжает исполняться.

Она предвидела серьёзнейшую опасность грядущего XX века: грубый материализм и полное забвение духовных ценностей могли привести к подлинной планетарной катастрофе. И здесь она оказалась полностью права, потому что фашизм, появившийся на завершении Кали-Юги, продемонстрировал самое жуткое и зловещее лицо бездуховной цивилизации, обрисовал то чудовищное будущее, которое может ожидать планету. В 1889 году, за два года до своей смерти, Блаватская провидчески написала о двух альтернативах, ожидающих XX век, у истоков выбора которых стояли и священнослужители:

«Однако время мёртвой буквы (Писания) и теократии (господства священников) уже прошло; и мир должен дви­гаться дальше под страхом стагнации и гибели. Ментальная эволюция движется вровень с эволюцией физической, поскольку их общей целью яв­ляетсяЕдиная Истина[21]. ЭтуЕдиную Истину можно назвать сердцем человечества, тогда как эволюция – это его кровь. Остановите на миг кровообращение, и сердце перестанет биться. То же самое можно сказать и об организме человечества! Именно слу­ги Христовы стремятся убить или хотя бы парализовать Истину, лягая её копытом “мёртвой (или мертвящей) буквы”! То, что Коулридж говорил о политическом деспотизме, вполне справедливо и в отношении деспотизма религиозного. И ритуалистическая церковь, чей здравый смысл парализован ныне в тисках предрассудков, – если только она не уберёт свою тяжёлую руку, гнетущую ныне мил­лионы верующих волей-неволей, – обречена уступить своё место религии и – умереть. Очень скоро ей придётся сделать выбор. Ибо, когда люди узнают об истине, которую она так заботливо скрывает от них, для неё останутся только два возможных варианта развития событий: церковь исчезнет по воле людей или, если массы всё же предпочтут остаться невежественными рабами мёртвой буквы, она исчезнет вместе с людьми. Хватит ли служителям вечной Истины, превратившим оную в белку, обречённую скакать на одном месте в экклезиастическом коле­се, [хватит ли] человеколюбия, чтобы избрать первую из двух альтернативных необходимостей? Кто знает?» [22]

Читайте также:  С точки зрения о конта философия должна быть критикой религии

Говоря о трёх церквах: Православной, римско-католической и протестантской, Блаватская в «Разоблачённой Изиде» показывает совершенно особое место Православной церкви: «…Прошёл очень короткий период с тех пор, как две первые из трёх названных христианских организаций жгли, вешали или умерщвляли иным способом… Во главе этих церк­вей особо стоит Римская церковь. Её руки алы от безвинной крови бесчисленных жертв, которую она проливала во имя молохоподобного бо­жества, возглавляющего её веру. Она готова с жаром снова взяться за это. Но она связана по рукам и ногам духом прогресса и религиозной свободы девятнадцатого века, который она ругает и поносит каждый день. Греко-русская церковь, наиболее добродушная и христоподобная в своей примитивной и простой, хотя и в слепой вере. Несмотря на тот факт, что никакого практического объединения между Православной и Латинской церквями не было и они разделились много веков тому на­зад – римские папы, кажется, совершенно игнорируют этот факт. Они самым наглым образом высокомерно претендуют на юрисдикцию не только над верующими общинами Православных стран, но и над всеми протестантами… Их (пап) упорство можно сравнить только с их наглостью. И кульминация абсурдности была достигнута в 1864 году, когда папа римский Пий IX от­лучил от церкви и предал публичной анафеме российского императора (Александра II) как “схизматика, выброшенного из лона святой Матери – церкви” [23]. Ни он, ни его предки, ни Россия с тех пор, как она стала христианской ты­сячу лет тому назад, не соглашались присоединиться к католической церкви. Почему же тогда не претендовать на церковную юрисдикцию над буддистами Тибета или над тенями древних гиксосов?» [24]

К сожалению, в России, на родине Блаватской, распространялась и распространяется клевета о её антиправославии. Но ещё раз скажем, во всех её работах, большинство из которых написано на английском языке, в критике «церкви» подразумевалась именно Западная церковь, господство и иезуитство папистов. Блаватская никогда не критиковала искреннюю веру в Христа, а по духу и сути её личная вера была глубоко русской и православной, ибо что такое православие, как не духовная связь с Истоком.

Неверные сведения, печатавшиеся о ней тогда в России, сильно огорчали Блаватскую. Эти известия бывали до того нелепыми, что она неоднократно даже обвинялась в убийствах и т. п. уголовных преступлениях. Отвечать на такие басни она никогда не хотела. Но её сторонники не раз пытались возражать на эту «отечественную клевету». Однако безуспешно: их протесты в России к сведению не принимались. Раз даже сама Елена Петровна написала возражение, но и его отвергла наклепавшая на неё газета. Она была очень омрачена и по этому поводу писала:

«Ну что это они всё врут. Откуда они взяли, что я собираюсь упразднять христианство и проповедовать буддизм? Если б читали в России что мы пишем, так и знали бы, что мы проповедуем чистую христоподобную теософию – познание Бога и жизненной морали, как её понимал сам Христос. В третьем ноябрьском номере за 1887 год моя статья («Эзотерический характер Евангелий»), где я так возвеличиваю проповедь Христа, как дай Бог всякому истинному христианину, не заражённому папизмом или протестантскими бреднями. Много они знают, что проповедует Блаватская. Объявляют: «построила капище в Лондоне и посадила в него идола Будды. » «Выдумали вздор! Сами они идолы, вот что! Уж если репортёры их городят пустяки, так имели бы мужество печатать возражения. Уж, кажется, я необидное нимало, самое добродушное письмо написала, а у N и его поместить добросовестности не хватило. Ну, Бог с ними, милые соотечественники. »

Блаватскую иногда обвиняли в масонстве. Но ни в какое масонство она не вступала, если только не причислить к таковым гималайских Махатм. Кроме того, современные обвинители не понимают, что масонство уже при жизни Блаватской превратилось в бутафорию, а членство в нём, в не более чем принадлежность к модному клубу. Так Блаватская писала, что масонство «. практически стало уделом аристократии, богачей и личного честолюбия. оно унизилось до пропаганды антропоморфического богословия. масонское братство превращается в подхалима в каждой монархической стране для любого королевского потомка. ради того, чтобы использовать его в качестве политического орудия. Орден деградирует в средство карьеры для эгоистов, и в средство разложения – для плохих людей»[25]. Однако, по сравнению с тем состоянием мрака и невежества, в которое был ввергнут Запад отцами католической церкви, Блаватская признавала, что эти масонские организации некогда несли благо, что «несмотря на свои многочисленные недостатки. – нет другого такого учреждения, которое сделало бы так много и ещё теперь способно на великие дела в будущем для человеческого, религиозного и политического усовершенствования. Вашингтон, Лафайет, Франклин, Джеферсон, Гамильтон (отцы Америки) были масонами. Гарибальди (объединитель Италии). » и многие другие.[26] Она приводила слова знаменитого масона Рагона о том, что современные масоны «оматериализовали и обесчестили масонство, которое было однажды основано на Древних Мистериях. »[27] Блаватская писала о том, что сделали иезуиты с масонскими орденами, которые «ныне называют франкмасонством» и «розенкрейцерством». «Чтобы превратить это Братство лишь в безвредное ничто, иезуиты послали в этот Орден несколько самых талантливых своих эмиссаров, которые сперва уверили простых братьев в том, что истинная тайна была утеряна с Хирамом Абифом. затем они изобрели благовидные, но ложные высшие степени, претендующие на дальнейшее пролитие света на эту утерянную тайну и на проведение кандидата дальше, занимая его формами, заимствованными с подлинных, но не содержащих в себе никакой сущности вещей. И всё же люди здравого рассудка. встречаются. и с торжественными лицами, устремлённо, со всею серьёзностью проходят эту пародию раскрытия перед ними “подменных секретов” вместо действительных».[28] Об отношении Блаватской к этим выродившимся организациям можно судить по её письму в связи с присуждением ей масонской степени:

«Слушайте, братцы! Довожу до вас курьёз: английские масоны, главой коих является сам принц Уэльский, прислали мне диплом за мою «[Разоблачённую] Изиду». Я, значит, нынче – «таинственный масон». Того и жду, что за добродетели мои меня в папы римские посадят. Посылаю вырезку из масонского журнала. А орден очень хорош – рубиновый крест и роза».

Блаватская обладала особыми, как их называют сегодня, «паронормальными» способностями, за которые одних в прочие века сжигали, а других возводили в ранг пророков и святых. Желиховская, сестра Блаватской, описывает православное благословение, данное молодой Елене Петровне одним из будущих иерархов Православной Церкви, узнавшим об этих её способностях:

«По дороге, именно в Задонске, у обедни, её узнал преосвященный Исидор, бывший экзарх Грузии, который впоследствии стал митрополитом Киевским, а затем Новгородским, Санкт-Петербургским и Финляндским, и который находился тогда проездом из Киева. Он знал её ещё в Тифлисе и прислал служку звать её к себе. Преосвященный расспрашивал её ласково, где и как она странствовала, куда едет и пр. Заметив вскоре окружавшие её феномены, владыка обратил на них внимание. С большим интересом расспрашивал, задавал вопросы мысленно и, получив на них толковые ответы, был ещё более изумлён.

На прощание он благословил её и напутствовал словами, которые навеки остались ей памятны и дороги как мнение об исключительном даре её просвещённого иерея православной церкви. Он сказал:

“Нет силы не от Бога! Смущаться ею вам нечем, если вы не злоупотребляете особым даром, данным вам. Мало ли неизведанных сил в природе? Всех их не дано знать человеку, но узнавать их ему не воспрещено, как не воспрещено и пользоваться ими. Он преодолеет и, со временем, может употребить их на пользу всего человечества. Бог да благословит вас на всё хорошее и доброе”».[29]

Дурная слава, собственно клевета, о Е.П.Блаватской пошла гулять по России благодаря известному в восьмидесятые годы романисту Всеволоду Соловьёву, опубликовавшему в 1892–1893 годах, то есть уже после ухода Е. П. Блаватской, в журнале «Русский вестник» серию очерков о встречах с ней, под общим названием «Современная жрица Изиды». Впоследствии эти очерки стали издаваться одноименной книгой. Трудно сказать, что подвигло автора столь сильно испачкать своё перо: может то, что к этому времени популярность его романов сошла на нет, или личные несбывшиеся притязания на роль ученика таинственных Махатм, или неудовлетворённое честолюбие? Ведь он знал Блаватскую в общей сложности не более трёх месяцев, а её работ он практически вообще не читал, ибо не читал по-английски [30]. Этот Соловьёв, кстати, назначенный в 1897 г. цензором при Главном управлении по делам печати, собрал целый ворох сплетен и собственных измышлений, обвинив Блаватскую шпионкой в пользу России, а её известные феномены мошенничеством и трюкачеством с целью зарабатывания денег и популярности. При этом о личной жизни Блаватской этот «джентльмен» поведал столь грязные истории, многие из которых были опровергнуты ещё при жизни Блаватской, что просто удивительно, до сколь низкого состояния может пасть образованный, принадлежащей известной культурной семье человек.

Русский публицист и литературный критик В. П. Буренин, который не был в числе сторонников Е.П.Блаватской, так отозвался о Всеволоде Соловьёве и этой его книге:

«В современной русской литературе есть два Соловьёва: г. Владимир Соловьёв, иначе называемый “философом”, и г. Всеволод Соловьёв, иначе называемый “братом философа”. Он (Всеволод Соловьёв), не разбирая, валит на покойницу с каким-то даже ожесточением бездну всяких обвинений, чернит её всеми способами, причём часто пускает в ход способы недозволенные… Грязи, и притом самой бесцеремонной, наш изобличитель валит на “современную жрицу Изиды”… столько, что её достало бы, вероятно, для целого огромного кургана над свежей могилой этой русской женщины, которая, даже взяв в расчёт все её увлечения и заблуждения, вольные и невольные, всё же была женщина очень талантливая и замечательная… В своём усердии к изобильному излиянию грязи г. Вс. Соловьёв как будто даже забывает, что покойная была женщина, быть может, и очень слабая, очень грешная, но… достойная уважения и симпатии уже по тому одному, что таких женщин у нас немного, такие женщины у нас из ряда вон… Читая разоблачения г. Соловьёва, я часто невольно приходил к такому заключению: или г. Вс. Соловьёв … говоря выражением из одной комедии, “охотно привирает”; или же во время своего знакомства с жрицей Изиды он… находился не совсем в здоровом состоянии» [31] .

Кто только не обвинял Блаватскую за низвержение всевозможных устоев. Церковные недоброжелатели обвиняли в низвержении религиозных и духовных основ. На другом полюсе идейного противостояния материалисты видели в Блаватской пропагандистку спиритуализма и магии, разрушительницу научного материализма. Находились даже такие, кто считал Блаватскую создателем некой квазирелигии, стремившейся отбить чужую паству. Наконец, и спиритуалисты вместе с шаманистами также обвинили Блаватскую в подрыве их влияния. Поистине, великое никогда не входило розами и осанной. Учение, которое принесла Блаватская, говорило о душе и духе человека, и в этом смысле оно противостояло однобокому материализму, пробуждало в человеке устремление к Высшему. Но ничего такого нового, претендующего на новую «религию», Блаватская не выдумывала и не изобретала. Озвученные в её книгах основы были известны уже многие тысячелетия, а словом теософия, в широком смысле – мистическим богопознанием, называлась система знаний и практик уже более двух тысячелетий, начиная с эпохи греко-египетской династии Птолемеев. Девизом Блаватской был объявлен завет бенаресского махараджи: «Нет религии выше истины». Это воззвание обращало к процветавшему в древних цивилизациях синтезу духовности и пытливости человеческого ума, объединяло силы религии и познания. Блаватская не сокрушала ни религий, ни научных методов познания. Она лишь снимала вековые напластования, указывая на человеческие слабости и пороки, сдерживающие человечество на пути к Истине. Если она свою революционную работу свершила излишне темпераментно или не вполне «гибко», то можно вспомнить, в какое время она сражалась, и как мало у неё, при всей громадности ею содеянного, было достойных помощников! Что касается её борьбы с всевозможными некромантами и «магами», то здесь она оказалась поистине очистительным потоком, избавившим, или, по крайней мере, сделавшей всё, чтобы человечество было избавлено от засилья черных культов и квазирелигий, спекулянтов от оккультизма. Именно в этой части современное отношение служителей Русской Церкви к деятельности и личности Блаватской, по истине, обращает нас к словам Евангелия: «не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своём». Русская до мозга костей, патриотка, последние перед смертью строки которой были адресованы России, львом бросавшаяся всякий раз на защиту чести Родины, православная по духу и убеждениям, громившая католиков и иезуитов как главных извратителей Христовых заветов, на десятилетия обогнавшая неизменно приближающуюся новую эпоху и новое мироощущение, Елена Петровна у отечественных церковных чинов не только не сыскала хотя бы молчаливого одобрения, но подверглась остракизму, основанному на старых сплетнях и искажениях сути её текстов. Будем верить, что справедливость восторжествует, и новое, очищенное Православие, реабилитирует и воздаст должное нашей соотечественнице – Елене Петровне Блаватской.

Читайте также:  Цветные картинки для развития зрения новорожденного

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Новое в блогах

Е.П.БЛАВАТСКАЯ И ПРАВОСЛАВИЕ

Необычная судьба и мудрое наследие выдающегося русского философа Елены Петровны Блаватской, безусловно, заслуживают непредвзятого отношения и серьезного научного исследования. Неслучайно все чаще проводятся общественные научные конференции, посвященные ее жизни и творчеству, растет интерес ученых к идеям теософии. Однако не прекращаются и попытки оклеветать нашу великую соотечественницу, особенно со стороны реакционных сил РПЦ, предъявляющих Е.П.Блаватской обвинения в антихристианстве.

Рассматривая взаимоотношения Е.П.Блаватской и Православия как части христианства, следует сначала уточнить, что имеется в виду под словом “Православие”.

Отец Георгий Флоровский, например, определяет это понятие следующим образом: “Православие есть нечто большее, чем только «вероисповедание», — оно есть целостный жизненный идеал, сложная совокупность оценок и целей”1.

Философ Николай Бердяев в работе “Истина Православия” пишет: “. православие есть, прежде всего, ортодоксия жизни, а не ортодоксия учения. Еретики для него не столько те, кто исповедуют ложную доктрину, сколько те, кто имеют ложную духовную жизнь и идут ложным духовным путем. Православие есть, прежде всего, не доктрина, не внешняя организация, не внешняя норма поведения, а духовная жизнь, духовный опыт и духовный путь. ”2

Известный религиозный мыслитель XX века Иван Ильин утверждает: “. свет христианства освещает нам не только жизнь христианских народов за две тысячи лет, но и жизнь нехристианских народов как за время, истекшее после Рождества Христова, так и за время, ему предшествующее. Именно поэтому все чистое, глубокое, благородное и художественное, что когда-нибудь появилось на Земле или дошло до нас, испытывается нами, христианами, как близкое, родственное нам по духу, как подлинно великое и драгоценное, незримо навеянное силой веруемого нами Господа, еще не открывшегося человеческому сознанию, но таинственно вдохновляющего человеческие сердца”3.

Из писем Е.П.Блаватской хорошо видно, что под Православием она подразумевала не идеологию, а искреннюю веру человека в христианские идеалы. Елена Петровна считала, что такая вера основана не на санкциях Соборов или писаниях, в большинстве своем дошедших до нас с искажением, а на сердечном стремлении человека к духовному совершенствованию.

На формирование этой выдающейся личности, безусловно, оказали влияние лучшие черты православной культуры.

Факты биографии Е.П.Блаватской свидетельствуют о ее горячем патриотизме, который всегда был характерен для идеалов истинно верующего православного человека. Например, ее сестра В.П.Желиховская вспоминает о том, как Е.П.Блаватская, находясь в Америке, сильно переживала события русско-турецкой войны 1877—1878 годов: “О! Какие громовые статьи писала она в американских газетах конца 1876 и весь 77 год, против иезуитства католиков, против враждебных выходок папы на славян. Как она болела душой, каждым фибром, каждой каплей своей русской, православной крови за кровь своих соотечественников. Письма ее того времени не чернилами, а кровью и слезами писаны”4. И впоследствии она пересылала деньги на помощь русским раненым, и “даже первые выручки, полученные за «Изиду», пошли на ту же цель. Все, что получила она в то время за статьи в русских газетах, все шло целиком на Красный Крест и на бараки кавказских раненых”5.

Распространяемое утверждение о том, что отношение Е.П.Блаватской к христианству и, в частности, к Православию, на протяжении всей ее жизни было резко отрицательным, опровергают ее собственные письма. В них Елена Петровна открыто критиковала главным образом состояние Католической и Протестантской Церквей за их лицемерие и фарисейство.

Из ее письма князю А.М.Дондукову-Корсакову от 07.08.1883 г.: “. Я никогда не отрекалась от Христа — я отрицаю христианство попов, которые были и остаются лжецами и лицемерами, сующими свой нос в политику”6.

Предисловие ко второму тому “Разоблаченной Изиды” подтверждает, что Елена Петровна очень доброжелательно относилась к любой религии, любой вере, если она является искренней: “Если бы это было возможно, мы бы не давали этот труд в руки многим христианам, которым чтение его не принесет пользы, и не для которых он был написан. Мы имеем в виду тех, кто искренне и чистосердечно верят в свои соответственные церкви, и тех, чья безгрешная жизнь отражает блестящий пример Пророка из Назарета, чьими устами дух истины громко говорил человечеству”7.

В своем письме к тете Надежде Фадеевой от 28.10.1877 г. Е.П.Блаватская называет Русскую Православную Церковь “самой чистой и самой истинной”. В этом же письме пишет о том, что “. в Русской Православной Церкви прочно заложено зерно божественной Истины, только оно зарыто у самого ее основания. ”8. В.П.Желиховская в книге “Радда-Бай (Правда о Блаватской)” приводит очень показательный эпизод, когда Е.П.Блаватскую благословил преосвященный Исидор, экзарх Грузии, впоследствии митрополит Санкт-Петербургский: “На прощание он благословил ее и напутствовал словами, которые навеки остались ей памятны и дороги как мнение об исключительном даре ее преосвященного Иерея Православной Церкви. Он сказал: “Нет силы не от Бога! Смущаться ею вам нечего, если вы не злоупотребляете особым даром, данным вам. Мало ли неизведанных сил в природе? Всех их не дано знать человеку, но узнавать их ему не воспрещено, как не воспрещено и пользоваться ими. Он преодолеет и, со временем, может употребить их на пользу всего человечества. Бог да благословит вас на все хорошее и доброе””9.

Просвещенные представители христианского духовенства, знакомившись с работами Е.П.Блаватской, оценивали их очень высоко. Так, современник Е.П.Блаватской архиепископ армян, (брат выдающегося живописца Айвазовского), прочитав “Разоблаченную Изиду”, написал, что, по его мнению, “выше феномена появления такого сочинения из-под пера женщины — и быть не может”10. А глава епископальной епархии Лос-Анджелеса Эрик Блуа в письме Борису Цыркову от 18.11.1971 г., написанном на официальном бланке, сообщает: “Много лет назад «Тайная Доктрина» открыла мне новые горизонты, о чем, по-моему, я уже говорил Вам раньше, и я бесконечно благодарен за это”11.

Следует отметить, что стремление Е.Б.Блаватской к постижению древней мудрости Востока и, в частности, Индии, шло в русле исканий многих русских путешественников и исследователей.

Так, например, первый русский ученый-индолог Герасим Степанович Лебедев (1749—1817), сын ярославского священника, по воле судьбы жил в Индии в течение нескольких лет и написал книгу “Беспристрастное созерцание систем Восточной Индии. ”, в которой сравнивает индуизм с христианской религией и пытается найти параллели. Г.С.Лебедев сравнивает Кришну и Христа, христианскую Троицу и Троицу в индуизме.

“. Восточная Индия есть та первенствующая часть света, из которой, по свидетельству разных бытописателей, род человеческий по лицу сего земного круга расселился, и которой национальный Шомскритский язык, не довольно со многими Азиатскими, но и с Европейскими языками имеет весьма ощутительное в правилах сближение. ”12. — пишет Г.С.Лебедев.

Наш современник митрополит Антоний Сурожский (Блум) отмечает: “Русское слово Бог, насколько нам известно, происходит от санскритского слова bhaga, которое значит богатый. ”13

О светлом образе Индии в русской православной традиции подробно пишет Ксения Мяло в своей книге “Звезда волхвов, или Христос в Гималаях”: “. в особом влечении к Индии сходились едва ли не все нити русской жизни: и окрашенный томлением по Раю космизм русского крестьянина — «хрестьянина», и геополитические интересы Российской державы, и углубленный духовный поиск, и сокровенная прапамять о своем собственном прошлом. Если угодно, для России — даже еще в бытность ее Русью — Индия была своего рода метафорой той Вселенной, в которой должно было осуществиться ее, вспоенное идеалом Троицы, предназначение в мире”14.

Библейская энциклопедия конца XIX века также весьма положительно отзывается об Индии: “. в первые дни сотворения мира есть некоторые косвенные указания на Индию. Так. некоторые не без основания видят в названиях райских рек Геон и Фисоп Индийские реки Инд и Ганг. (Быт. II, 11 —13)15.

Еще один интересный факт. В 1893 году вышла книга в трех томах “Путешествие Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича. 1890—1891 годы” (составитель князь Э.Э.Ухтомский). Фрагменты книги, посвященные Е.Блаватской, написаны в самом благожелательном тоне: “Здесь, у Мадраса, и предместье Адиар(у маленькой речки того же названия (учредился центр нового оригинального братства. Деятельным помощником и другом нашей талантливой соотечественницы, получившей и России литературную известность под именем Радда-Бай, являлся американский полковник Олькотт Для Индии настоящие и будущего Е.П.Блаватская не умерла и не умрет”16.

Заметим, что эта книга перед публикацией прошла официальную церковную цензуру, существовавшую в то время в России.

К сожалению, до настоящего времени в церковной среде не прекращаются попытки представить Е.П.Блаватскую врагом христианства. Скандально известный богослов диакон Кураев утверждает: “. теософия в некотором смысле — природный враг христианства. ”17 Он любой ценой стремится интерпретировать уникальные труды Е.П.Блаватской как антихристианские. Дли этого Кураев использует подтасовки, склейки цитат, смещение смысловых акцентов и интонаций и другие бесчестные методы “черного пиара”.

С критикой нападок диакона Кураева на Е.П.Блаватскую можно подробно познакомиться в следующих работах:

— Л.В.Шапошникова. “Подвижничество диакона Кураева”*18. См. также в Интернете: http://lib.icr.su/node/69;

— С.Лутай, К.Зайцев, М. Борисенко. “Мракобесие для простаков”. (Критический анализ книги диакона А.Кураева “Сатанизм для интеллигенции”.) См. в Интернете: http://lib.ru/URIKOVA/antikura.txt;

— К.Мяло. “Звезда волхвов, или Христос в Гималаях”19. См также в Интернете: www.vav.ru/mkg/zv/f-zv.html;

— А.Владимиров. “В поисках православия. Современники”20.

Отлучена ли Е.П.Блаватская от Православной Церкви Постановлением Архиерейского собора 1994 года, как это преподносит общественности диакон Кураев?

Этот миф убедительно комментирует председатель Отдела внешних церковных сношений Московского патриархата митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл. Во время “Прямой линии”, которую проводила газета “Комсомольская правда”, он ответил на вопрос читателя из Владикавказа об “отлучении Рерихов и Блаватской от Церкви: “. собор не отлучал их от Церкви. Но собор ясно заявил полное несогласие с учением Блаватской и Рерихов Они Христа любят ровно настолько, насколько они любят Будду, Кришну и всех остальных. Вот в этом проблема. Нет, никто их анафеме не предавал. ”21

Примером отношения современных фанатично настроенных священников к Е.П.Блаватской может служить мнение протоиерея Александра Кузяева, который в газете “Ярославские епархиальные ведомости” называет Е.П.Блаватскую “ведьмой” и заявляет, что “живи Елена Петровна во времена инквизиции, у последней к писательнице было бы немало вопросов, и заключительное аутодафе едва ли кого из христиан опечалило”22. При этом комментарий А.Кузяева к цитатам из “Тайной Доктрины” показывает, что он совершенно не понимает их сути. Довольно неприятно наблюдать в наше просвещенное время подобные рецидивы средневекового религиозного фанатизма. Но, к сожалению, они нередки.

Авторов клеветы и нападок на нашу великую соотечественницу не смущает тот факт, что идеи теософии нашли многочисленных сторонников не только среди известных ученых, но и писателей, музыкантов, художников, культурных и общественных деятелей конца XIX — начала XX века (А.Скрябин, Г.Малер, Я.Сибелиус, Б.Рассел, М.Чюрленис и др.). “Тайная Доктрина” Блаватской содержит ряд важных научных предвидений. Неслучайно в 50-е и 60-е годы XX века возник интерес к этой книге среди физиков многих стран. “Тайная Доктрина” была настольной книгой Альберта Эйнштейна23. 1991 год был объявлен ЮНЕСКО “Годом Блаватской”, что говорит о довольно широкой известности Е.П.Блаватской в мире и признании ее трудов. Теософия заложила основы нового космического мышления XXI века и стала предшественницей другой философской системы, связанной с творчеством Рерихов — Учения Живой Этики.

Однако печальное изречение Иисуса Христа о том, что “не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своем. ” (Матф. 13:57) в полной мере можно отнести и к Е.П.Блаватской.

Читайте также:  Таблица для проверки зрения с петушком

Рассмотрим некоторые направления, по которым Е.П.Блаватская и ее труды подвергаются нападкам со стороны РПЦ (Русская православная церковь).

Некоторые церковные богословы настаивают на том, что теософия является религией, изобретенной Е.П.Блаватской. Этот миф резко опровергала сама Елена Петровна: “. я ничего не изобретала. Я ушла и отвернулась от поповщины и всевозможных верующих догматиков не для того, чтобы в моем преклонном возрасте изобретать религии и веры! В нашем Обществе, собравшем представителей всех рас, всех религий, сторонников всех концепций, никто, от президента до последнего члена, не имеет права распространять свои идеи, и каждый должен уважать взгляды и убеждения своего брата, сколь [бы] абсурдными они ему ни казались. ”24

Неустанно критикуется Церковью в наследии Е.П.Блаватской теория перевоплощения, якобы противоречащая христианству.

Е.П.Блаватская отмечала, что учение о перевоплощении не было чуждо ни Ветхому Завету, ни Новому Завету, ни раннему христианству. Убедительное подтверждение этому мы находим, например, в Евангелии от Матфея, где Иисус, отвечая на вопросы учеников Иоанна Крестителя, говорит, что Иоанн “есть Илия, которому должно придти”25. Е.П.Блаватская также указывала на осуждение доктрины перевоплощения на V Вселенском Соборе в 553 году. В средние века преследовалось всякое воззрение, несогласное с догматами, установленными на церковных соборах. Со временем идея перевоплощения, тщательно изгоняемая из сознания христиан, стала ассоциироваться исключительно с древним Востоком, и ее начали признавать несовместимой с христианством.

Наш современник иеромонах Анатолий Берестов называет учение о карме и перевоплощении “прямым отречением от Христа”26. Между тем существует работа известного русского философа Н.О.Лосского “Учение о перевоплощении”, в которой он развивает мысли Лейбница и доказывает, что идея перевоплощения ни в чем не противоречит христианской религии. Более того, Н.Лосский рассуждает о том, что именно теория перевоплощения помогает понять некоторые неопределенные положения христианства: “Православная Церковь не дает точного ответа на вопрос о состоянии личности после смерти до воскресения. В ней распространено только неопределенное представление о состоянии развоплощения души и пассивном ожидании ею последнего суда. Такое представление не может удовлетворить нашего ума Поэтому для справедливого осуществления дела спасения всех, взятого на себя Иисусом Христом, необходимо, чтобы после смерти человека продолжалась жизнь его в новых условиях, с новым опытом, который может быть использован для нравственного совершенствования. ”27

Таким образом, утверждение современных реакционных богословов о том, что идея перевоплощения несовместима с христианством, является ложным, так как эта доктрина присутствовала

в раннем христианстве, хотя и не была общепринятой для всех христиан, и не противоречит Учению Христа.

Представители Христианской Церкви ставят Е.П.Блаватской в вину то, что она не признает Христа воплощенным Богом и тем самым принижает Его значение.

Между тем все теософские труды несут признание Христа как великого Духовного Учителя. Теософия также утверждает, что есть Учителя, основавшие другие религии. Она учит не считать свою религию единственным откровением Божьим, а признать, что аспекты Истины открыты в разных духовных учениях.

Обратимся к трудам Е.П.Блаватской: “. как о воплощенном Боге, о нем [Иисусе] нет на земле ни единой записи, которая могла бы выдержать критическое исследование науки. Но в качестве одного из величайших реформаторов, в качестве неумолимого врага всякого теологического догматизма, преследователя слепого фанатизма, Учителя одного из наиболее возвышенных кодексов этики Иисус представляет собой одну из величайших и наиболее ясно очерченных фигур в панораме истории человечества”28.

Таким образом, Е.П.Блаватская преклоняется перед Учителем, основавшим христианство, и видит в Его Учении путь к совершенствованию человечества.

В качестве еще одного обвинения Е.П.Блаватской в “антихристианстве” выдвигается тот факт, что редактируемый ею журнал назывался “Люцифер”. Сама Елена Петровна дает следующие пояснения по этому поводу: “Что вы на меня напали за то, что я свой журнал Люцифером назвала? это прекрасное название! Lux, Lucis — свет, ferre — носить: «Носитель света» — чего же лучше? Это только благодаря мильтоновскому «Потерянному раю» Lucifer стал синонимом падшего духа. Первым честным делом моего журнала будет снять поклеп недоразумения с этого имени, которым древние христиане называли Христа. Эас-форос — греков, Люцифер — римлян, ведь это название звезды утра, провозвестницы яркого света солнечного. Разве сам Христос не сказал о себе: «Я, Иисус, звезда утренняя» (Откров. Св. Иоанна XXII ст. 16)? Пусть и журнал наш будет, как бледная, чистая звезда зари, предвещать яркий рассвет правды — слияние всех толкований по букве в единый по духу свет истины!”29

Е.П.Блаватская посвящает объяснению названия журнала “Lucifer” статью “Что в имени? (Почему журнал называется «Люцифер».)”30 Более того, она публикует в одном из номеров журнала “Lucifer” письмо под заглавием “Lucifer to the Archbishop of Canterbury” (“Люцифер архиепископу Кентерберийскому”). По заявлению примаса Англии, это письмо доставило “если не учению теософистов, то его проповеднице полную симпатию и уважение”31. Впоследствии на многолюдных митингах теософического общества нередко бывало духовенство, и “сама супруга епископа Кентерберийского их посещала”.

Из одного церковного издания в другое кочует ссылка на газету “Pall Mall Gazette” от 26.04.1884 г., в которой Е.П.Блаватской приписывается фраза: “Наша цель не в том, чтобы восстановить индуизм, а в том, чтобы смести христианство с лица Земли”32. Серьезным исследователям творчества Е.П.Блаватской совершенно очевидно, что это грубая подделка. Е.П.Блаватская никогда не ставила подобных целей. Кроме того, данная публикация не может считаться достоверным источником, поскольку в то время против Елены Петровны была развязана целенаправленная кампания клеветы. Поэтому ссылка на приведенную цитату в научном плане несостоятельна.

Итак, противоречит ли теософия христианству? Безусловно, нет, так как теософия и христианство имеют, по сути, единую этическую основу.

Христос призывал к жизни, основанной на братстве и любви. Вспомним один из основных заветов христианства: “Возлюби ближнего твоего, как самого себя”33. Теософское общество провозглашало своей целью всеобщее братство человечества34. Христианство проповедует необходимость чистоты помыслов и желаний. Теософия доказывает, что незыблемые основы этики, которым нужно следовать в жизни, неизбежно вытекают из знания космических законов. Таким образом, оба учения утверждают путь духовного совершенствования человечества.

Согласно философскому словарю, “теософия (греч. “бог” и “мудрость”) есть божественная мудрость”35. Изучая сокровенную суть разных религий, теософия показывает их единую этическую основу. По отношению к христианству, теософия, принимая глубочайшее почитание Христа, лишь напоминает забытые истины и по-новому раскрывает величие и красоту этого светлого духовного Учения. Следовательно, только воинствующие невежды могут провозглашать наследие Е.П.Блаватской антихристианским учением.

Подлинные причины нападок современной Православной Церкви на Е.П.Блаватскую и ее наследие очевидны. Идеологами РПЦ в качестве “единственно верного” духовного учения провозглашается церковное Православие. Нетерпимость РПЦ к иным точкам зрения на духовную эволюцию человека связана со стремлением сохранить монополию на истину и выступать единственным проводником духовности. Но, нападая на культуру и ее лучших представителей, политики от Церкви тем самым явно демонстрируют свою реакционность и претензии на власть.

Интересно, что даже в церковной среде проявляется понимание тех негативных процессов, которые происходят в РПЦ. Например, в статье священника Г.Чистякова приведены интересные рассуждения об истоках тоталитарного сознания в Православной Церкви: “В нетерпимости по отношению к другим конфессиям и в выдаваемом за верность Православию полном неприятии других исповеданий проще всего было бы видеть рудимент недавнего советского прошлого с его обязательно отрицательным отношением ко всему не нашему и непременным образом недремлющего врага на первых полосах всех без исключения газет. Однако это не так. Тоталитаризм в России потому и пустил такие глубокие корни, что почва для него была удобрена уже до революции. Поиски врага достаточно характерны для России уже на рубеже XIX и XX веков”36.

Несмотря на внешнее, материальное возрождение Церкви, ее духовный кризис продолжается. В последнее время в пространстве РПЦ ярко проявляются крайние формы ксенофобии — востокофобия и индофобия, нехарактерные для русской православной традиции прошлого. Навязывание церковной идеологии осуществляется во многом благодаря укрепляющемуся альянсу Церкви и государства. Это также свидетельствует о стремлении РПЦ к тоталитарному господству в обществе.

Интересный факт. В XX веке произведения Елены Петровны были запрещены и в гитлеровской Германии, и в большевистской России. К сожалению, приходится констатировать, что современная РПЦ ступает по следам тоталитарных режимов.

Огромная заслуга Елены Петровны Блаватской состоит в том, что в сотрудничестве с Учителями Востока она смогла выполнить научно-философский анализ древних духовных учений, сумела показать, что истина многогранна, и в своих трудах напомнила человечеству о едином источнике различных религиозных концепций.

Одна из основных целей Теософического общества, которое было создано Е.П.Блаватской, звучала так: “Способствовать изучению арийских и других священных рукописей мировых религий и разных научных направлений для того, чтобы восстановить важное значение древних азиатских литературных источников, а именно, принадлежащих философским учениям браманистов, буддистов и зороастрийцев”37. Такая цель изначально предполагает уважительное отношение ко всем мировым религиям, в том числе к христианству.

Поверх всех потоков клеветы на Е.П.Блаватскую сегодня убедительно звучат замечательные слова-предсказание выдающегося философа Елены Ивановны Рерих, которой принадлежит заслуга перевода на русский язык “Тайной доктрины”, фундаментального труда в нашей великой соотечественницы:

“Я преклоняюсь перед великим духом и огненным сердцем нашей великой соотечественницы и знаю, что в будущей России имя ее будет поставлено на должную высоту почитания. Е[лена] П[етровна]Бл[аватская], истинно, наша национальная гордость. Великая Мученица за Свет и Истину. Вечная Слава ей!”38

Примечания

1. Владимиров А. В поисках православия. Современники // Защитим имя и наследие Рерихов. М.: МЦР, 2001. Т.2. С. 170.

2. Бердяев Н.А. Истина Православия // Вестник русского западноевропейского патриаршего экзархата. Париж, 1952. № 11. С. 4—11. См. также в Интернете: www.yro.narod.ru/bibliotheca/Berdiaev_pravosl.htm.

3. Ильин И.А. Основы христианской культуры . // Собр. соч. В 10 т. М.: Русская книга, 1993. Т. 1.С. 317.

4. Желиховская В.П. Радда-Бай. (Правда о Блаватской). М.: СП Интербук, 1992. С. 19.

6. Блаватская Е.П. Письма. М.: Изд-во Ассоциации Духовного Единения “Золотой Век”, 1995. С. 390-391.

7. Блаватская Е.П. Разоблаченная Изида. М.: Российское теософское общество, 1992. Т.2.

8. Блаватская Е.П. Письма. С. 229.

9. Желиховская В.П. Радда-Бай. (Правда о Блаватской). С. 11.

11. Крэнстон С. Е.П.Блаватская: жизнь и творчество основательницы современного теософского движения. Рига —Москва: ЛИГАТМА, 1996. С. 508.

12. Лебедев Г.С. Беспристрастное созерцание систем Восточной Индии брамгенов, священных обрядов и народных обычаев, Всеавгустейшему монарху посвященное. Предуведомление. СПб.: Типография Герасима Лебедева, 1805.

13. Антоний (Сурожский), митрополит. Беседы о вере и Церкви. М.: СП Интербук, 1991. С. 95.

14. Мяло К. Звезда волхвов, или Христос в Гималаях” // Защитим имя и наследие Рерихов. М.: МЦР, 2001. Т.2. С. 61.

15. Библейская энциклопедия. М.: ТЕРРА, 1990. С. 297.

16. Цитируется по книге: Мяло К. Звезда волхвов, или Христос в Гималаях” // Защитим имя и наследие Рерихов. Т.2. С. 72.

17. Кураев А. Сатанизм для интеллигенции. М.: Московское подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры; Издательство “Отчий дом”, 1997. Т. 1. С. 3.

18. Шапошникова Л.В. Подвижничество диакона Кураева // Защитим имя и наследие Рерихов: Т. 1. С. 363—367.

19. Мяло К. Звезда волхвов, или Христос в Гималаях // Защитим имя и наследие Рерихов. Т.2.

20. Владимиров А. В поисках Православия. Современники // Защитим имя и наследие Рерихов. Т.2.

21. Газета “Комсомольская правда”. 12.07.2000.

22. Александр Кузяев, протоиерей. О духе Божием и духе заблуждения // Ярославские епархиальные ведомости. 2002. № 11(137)—12(138).

23. Крэнстон С. Е.П.Блаватская: жизнь и творчество основательницы современного теософского движения. С. 12.

24. Блаватская Е.П. Письма. С. 329-330.

25. Евангелие от Матфея. 13:14—15.

26. От чего нас хотят “спасти” НЛО, экстрасенсы, оккультисты, маги? М.: Даниловский благовестник, 2001. С. 462.

27. Лосский Н.О. Учение о перевоплощении: Интуитивизм. М.: Прогресс, 1992. С. 73-74.

28. Блаватская Е.П. Разоблаченная Изида. М.: ACT, 1999. Т. 2. С. 196.

29. Желиховекая В.П. Радда-Бай. (Правда о Блаватской). М.: СП Интербук, 1992. С. 50-51.

30. Блаватская Е.П. Что в имени? (Почему журнал называется “Люцифер”.) // Основы теософии. М.: ACT, 2004. С. 248-258.

31. Желиховская В.П. Радда-Бай. (Правда о Блаватской.) С. 51.

32. От чего нас хотят “спасти” НЛО, экстрасенсы, оккультисты, маги? С. 305.

33. Евангелие от Матфея. 22:39.

34. Блаватская Е.П. Ключ к теософии. М.: Сфера, 1993. С. 41.

35. Краткий философский словарь / Под. ред. А.П.Алексеева. 2-е изд. М.: Проспект, 2004.

36. Чистяков Г. Откуда эта злоба? //Журнал “Русская мысль”, октябрь 1996 г.

37. Блаватская Е.П. Ключ к теософии. С. 41.

38. Рерих Е.И. Письма. М.: МЦР, 2000. Т.2. С. 355.

Источники:
  • http://studopedia.ru/11_208730_blavatskaya-i-pravoslavie.html
  • http://maxpark.com/community/43/content/864031