Меню Рубрики

Космическая станция с точки зрения гражданского права

Lazyllama / Depositphotos.com

Несмотря на необъятность и неизведанность космического пространства международное сообщество пытается урегулировать основные аспекты деятельности человека в космосе, статус космонавтов и ряд других вопросов – сегодня действует несколько соответствующих международных договоров. Однако не исключено, что правовое регулирование космической деятельности может измениться, причем в не самой отдаленной перспективе, учитывая стремительное развитие технологий, например, планы по созданию колонии на Марсе, развитию космического туризма и добыче полезных ископаемых на небесных телах.

Портал ГАРАНТ.РУ решил разобраться, как в настоящее время регулируется космическая деятельность и какие изменения, по предположениям юристов, могут произойти в международных актах с учетом перспектив освоения космоса. В честь Дня космонавтики, который отмечается сегодня, 12 апреля, мы ответили на 12 относительно простых вопросов о космическом праве. На некоторые из них нашлись довольно сложные и длинные ответы.

В международных соглашениях и национальном законодательстве это, как ни странно, не регламентируется. Однако теоретики права указывают, что по негласной договоренности между странами космосом считается пространство за пределами земной атмосферы на расстоянии около 100-110 км над уровнем моря. В отдельных случаях уточняется, что пространство до орбиты Луны считается ближним космосом, а далее, за ее пределами – дальним космосом.

Как сегодня регулируется космическая деятельность?

На наднациональном уровне действует несколько международных договоров, наиболее важным из них считается Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, принятый в 1967 году (далее – Договор по космическому пространству). В него вошли основные принципы регулирования, в соответствии с которыми исследование и использование космического пространства являются достоянием всего человечества, космос открыт для исследования и использования всеми государствами в мирных целях, а также свободен для научных исследований.

После этого договора было принято еще несколько, которые касаются уже отдельных вопросов, но в целом основаны на тех же принципах. Так, страны согласились о порядке действий в случаях, если экипаж космического корабля потерпел аварию, находится в состоянии бедствия или совершил вынужденную или непреднамеренную посадку (Соглашение о спасании космонавтов, возвращении космонавтов и возвращении объектов, запущенных в космическое пространство; далее – Соглашение о спасании). Определено также, что запускающее государство, то есть то, которое непосредственно осуществляет или организует запуск космического объекта, либо с территории или установок которого осуществляется запуск, несет абсолютную ответственность за выплату компенсации, если его объект причинил ущерб на поверхности Земли или воздушному судну в полете (Конвенция о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами; далее – Конвенция о международной ответственности).

Кроме того, сегодня установлен порядок регистрации объектов, запускаемых в космическое пространство, а также отдельные особенности эксплуатации природных ресурсов Луны (Конвенция о регистрации объектов, запускаемых в космическое пространство, Соглашение о деятельности государств на Луне и других небесных телах).

Также действует и национальное законодательство в космической сфере. Например, предусмотрено, что деятельность в космосе относится к ведению Российской Федерации (п. «и» ст. 71 Конституции РФ). Также применяется отдельный закон – Закон РФ от 20 августа 1993 г. № 5663-I «О космической деятельности». В соответствии с его преамбулой исследование и использование космического пространства, в том числе Луны и других небесных тел, являются важнейшими приоритетами государственных интересов. А к числу направлений космической деятельности отнесены, к примеру, научные космические исследования, использование космической техники для связи, телевизионного и радиовещания, пилотируемые космические полеты, производство в космосе материалов и иной продукции и ряд других. Еще в нашей стране действует профстандарт «космонавт-испытатель» (приказ Минтруда России от 8 сентября 2015 г. № 614н «Об утверждении профессионального стандарта «Космонавт-испытатель»).

Отдельные положения, касающиеся различных аспектов космической деятельности, есть и в других актах. Например, определено, что налогообложение по нулевой ставке производится при реализации товаров, работ и услуг в области космической деятельности (подп. 5 п. 1 ст. 164 Налогового кодекса).

Космонавт с точки зрения права – кто он?

Космонавты имеют в международном договоре торжественный и даже поэтично звучащий статус «посланцев человечества в космос» (ст. V Договора по космическому пространству). Определено также, что при осуществлении деятельности в космическом пространстве, в том числе и на небесных телах, космонавты одного государства – участника Договора оказывают возможную помощь космонавтам других государств-участников.

Так, в частности, если в результате аварии, бедствия, вынужденной или непреднамеренной посадки экипаж космического корабля приземлился на территории, находящейся под юрисдикцией стороны-участницы Соглашения о спасании, она незамедлительно должна принять все возможные меры для его спасания и оказания всей необходимой помощи (ст. 2 Соглашения о спасании). А если выяснится, что экипаж космического корабля опустился в открытое море или в другом месте, не находящемся под юрисдикцией какого-либо государства, то сторона-участница соглашения должна оказать помощь в осуществлении операций по поискам и спасанию экипажа, если она в состоянии это сделать.

Но в то же время космонавт, разумеется, не теряет связь с государством, которое отправило его осваивать пространство. Государство, в регистр которого занесен объект, запущенный в космическое пространство, сохраняет юрисдикцию и контроль и над объектом, и над любым экипажем этого объекта во время их нахождения в космическом пространстве, в том числе и на небесном теле (ст. VIII Договора по космическому пространству).

Кому принадлежит космос?

Никому, поскольку космическое пространство, включая Луну и другие небесные тела, не подлежит национальному присвоению ни путем провозглашения на них суверенитета, ни путем использования или оккупации, ни любыми другими средствами (ст. II Договора по космическому пространству). При этом исследовать и использовать космическое пространство могут все государства без какой бы то ни было дискриминации, оно также свободно для научных исследований.

Однако государства сохраняют право собственности на запущенные космические объекты и их составные части. Даже если они обнаружены за пределами государства – участника Договора, в регистр которого они занесены, то должны быть возвращены этому государству, только ему придется по требованию представить опознавательные данные (ст. VIII Договора по космическому пространству).

Военные базы в космосе – это возможно?

Нет, их создание запрещено. Государства – участники Договора взяли на себя обязанность не выводить на орбиту вокруг Земли любые объекты с ядерным оружием или любыми другими видами оружия массового уничтожения. Такое оружие нельзя устанавливать на небесных телах и размещать в космическом пространстве иным образом (ст. IV Договора по космическому пространству).

Отдельно указано, что создание на небесных телах военных баз, сооружений и укреплений, испытание любых типов оружия и проведения военных маневров также запрещено. В то же время военный персонал и оборудование можно использовать для мирных целей.

Кроме того, нельзя проводить испытательные взрывы ядерного оружия и любые другие ядерные взрывы в космическом пространстве. Это касается стран-участниц еще одного международного договора (подп. «а» п. 1 ст. I Договора о запрещении испытания ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой).

Как такое регулирование может измениться в будущем?

Право, как не раз уже отмечали эксперты, консервативно, и поэтому оно часто отстает от практики. Космическая деятельность не стала исключением. В частности, как считает председатель Московской коллегии адвокатов «Горелик и партнеры» Владимир Горелик, ни национальное законодательство, ни международно-правовые акты пока не адаптированы к частно-правовым потребностям развития общества.

«В государственном строительстве не получил необходимого развития институт правового прогнозирования, что препятствует своевременному выявлению процессов, требующих срочного и адекватного реагирования с использованием правовых инструментов, – обратил внимание эксперт. – Человечество осваивает космос больше полувека, однако действующие международные договоры, а также конституционное и внутреннее законодательство ведущих держав, наиболее активно участвующих в этом процессе, пока не гармонизированы и не позволяют в необходимой мере учесть противоречивые интересы и космические амбиции ведущих держав».

Пока можно лишь предполагать, когда именно появится регулирование космоса с точки зрения частных интересов. «Следуя за предположениями некоторых ученых, актуальность национального регулирования и регулирования с позиции предпринимательских отношений появится ближе к концу XXI века, причем оно не будет различать стран, но отдельные государства станут соревноваться в предоставлении льготных режимов для космических предпринимателей», – высказался член правления СЭЦ «Модернизация» Артем Юдкин. По его мнению, сначала право собственности распространят на природные ресурсы, добытые на небесном теле, а с ускорением освоения космоса в коммерческих целях встанет вопрос о новом правовом статусе космонавта. «В том виде, в каком он регулируется сегодня – это регулирование особого характера. Увеличение количества коммерческих негосударственных космонавтов, работающих на регулярной основе, поставит на повестку дня вопрос о специальном трудовом регулировании, включая увеличенный отпуск, сверхсокращенные сроки для выхода на пенсию, а также гарантии профессиональной переподготовки», – предположил эксперт.

Другие специалисты считают необходимым уточнить и иные термины. Так, по оценке ведущего специалиста ПАО «Ракетно-космическая корпорация «Энергия» имени С. П. Королёва Александра Бессарабенко, это касается термина «запускающее государство», закрепленного в Конвенции о международной ответственности. Он пояснил, что в случае, если при выведении или спуске причиняется ущерб третьему государству, то в соответствии с этой Конвенцией ответственность возникнет для того государства, чей космический корабль причинил ущерб, поскольку они самостоятельно отвечают за выведение регистрируемых орбитальных элементов на орбиту. То есть, по оценке специалиста, возникает опасность трактовки, согласно которой каждая из стран-партнеров должна будет самостоятельно нести ответственность за причинение ущерба через свои орбитальные элементы. А в настоящее время, напомнил он, для обеспечения МКС используются главным образом российские космические корабли («Союз-МС» и «Прогресс-МС»). «С тем, чтобы избежать в этом случае невыгодного для России толкования, было бы целесообразно, если бы Партнеры в таких случаях несли солидарную ответственность (поскольку космическими кораблями всегда доставляются совместные экипажи и грузы)», – сделал вывод Александр Бессарабенко.

Требует ли детального правового регулирования добыча полезных ископаемых вне Земли?

Опрошенные ГАРАНТ.РУ эксперты сошлись в том, что детальное регулирование в будущем потребуется. Артем Юдкин предположил, что будет принят отдельный международно-правовой акт, а отдельные страны установят сверхльготный режим налогообложения и иной финансовой нагрузки для предприятий, добывающих и перерабатывающих природные ресурсы небесных тел – для вовлечения в переработку космических природных ресурсов малого промышленного и исследовательского бизнеса.

С необходимостью принятия отдельного международного акта согласился и Владимир Горелик. Такой документ, по его мнению, должен быть всеобъемлющим, охватывающим все возможные сферы космической отрасли и особенно ее коммерческое использование. «Коммерческое использование полезных ископаемых на Луне, Марсе и других планетах Солнечной системы стало вопросом ближайшего десятилетия, а может быть, и нескольких лет», – сделал прогноз эксперт. Также он считает, что уже сейчас ведущие космические державы должны думать о создании единого международного органа, управляющего космической отраслью в мировом масштабе, а также о заключении международно-правового соглашения, устанавливающего основание и порядок формирования космической собственности на небесные тела, их отдельные участки, недра, полезные ископаемые и видные ресурсы, если таковые будут обнаружены. Юрист связал это с тем, что научно-техническое развитие США, России и Китая не исключает практически одновременную высадку космических десантов на ближайшие планеты.

В то же время, как обратила внимание Госкорпорация «Роскосмос», используемые в международных договорах формулировки «в интересах всех», «равноправный доступ» и «получение выгоды от такой деятельности» никоим образом не устанавливают, что выгода от разработки и использования космических ресурсов будет равной для всех государств. То есть не исключено, что реализация этого права отдельным государством и размер получаемой им выгоды не будут зависеть от размеров доли его участия в космической деятельности.

А разве добыча полезных ископаемых на других планетах не противоречит принципу, в соответствии с которым космос и небесные тела не подлежат национальному присвоению?

Действительно, в этом можно усмотреть определенное противоречие. Как рассказала Госкорпорация «Роскосмос», в ноябре 2015 года в США был принят закон о конкурентоспособности в области коммерческих космических запусков. То есть таким образом впервые в истории национальный законодательный акт наделил неправительственные лица, граждан и организации отдельно взятого государства правом добывать, присваивать, владеть, транспортировать и продавать минеральные ресурсы небесных тел, включая астероиды. Затем закон об исследовании и использовании космических ресурсов принял Люксембург – в июле 2017 года. «В первой же статье указанного закона установлено, что ресурсы космоса могут быть присвоены, что противоречит положениям статьи II Договора по космосу, – отметили в Роскосмосе, – Кроме того, вызывает сомнение легитимность выдачи каким-либо государством лицензий на разработку недр на территориях, которые не находятся под его юрисдикцией, на основании национального законодательства, которое в свою очередь не распространяется за пределы территории государства».

Таким образом напрашивается вывод, что попытки урегулировать такую деятельность на уровне одного государства могут затруднить выработку единого международного механизма. «Поскольку сложно представить, что как в ходе его создания, так и имплементации, государства, уже имеющие соответствующие нормы в национальном законодательстве, легко согласятся на необходимость их приведения в соответствие с новыми международными правилами, – пояснили в Роскосмосе. – Скорее, при разработке международных норм они будут стремиться внедрить собственные подходы и убеждать остальных принять их». Поэтому, как представляется, главным критерием при совершенствовании национального законодательства должно являться соответствие нормам международного права.

Читайте также:  Что такое жизнь с точки зрения квантовой физики

Как с точки зрения права будет регулироваться деятельность колонизаторов других планет?

По мнению Артема Юдкина, вопрос длительного пребывания космонавтов на небесных телах в рамках «колонизаторской деятельности» столкнется с необходимостью введения особого правового режима проживания «колонизаторов» и взаимоотношений между ними. «Представляется, что наиболее логичным будет введение режима, близкого к правовому режиму на водном судне, находящемся в плавании (доминат капитана судна), но с сохранением форм прямой демократии в управлении при принятии некоторых хозяйственных и социальных решений», – рассуждает эксперт. Однако, как представляется, эти отношения несколько усложнятся, если придется регулировать взаимодействие между «колониями» различных государств. В этом случае, как считает эксперт, в отношения будут встраиваться на дистанционной основе и уполномоченные органы самих государств. Потребуется, например, разрешать споры внутри «колоний» и между ними, возможно также, что возникнет необходимость миграции «колонизаторов» из одной колонии в другую, регулирование которой, как считает Артем Юдкин, будет близко к переводу с одной работы на другую, но в рамках разных правопорядков.

В целом, как предполагается, определение правового статуса «колонии» или исследовательской территории будет схожим с национальным регулированием, с той разницей, что определение границ таких территорий пройдет на основе международного соглашения. Возможно при этом, что в будущем особый статус колонии будет приравнен к территории муниципального образования или региона, вот только для этого, по расчетам эксперта, должно пройти несколько поколений «колонизаторов», в основном проживающих на небесном теле. Нужно также учесть, что колонии так или иначе будут зависеть от Земли, поскольку, как минимум, не смогут заниматься производством. «Вопрос обеспечения «колоний» длительное время (возможно несколько веков) будет зависеть от поставок с родной планеты, поэтому самоопределение колоний – дело совсем уже фантастических сроков», – заключил он. Так, постепенное сращивание статуса жителя планеты Земля и лиц, проживающих на небесном теле, должно пройти в течение 150-200 лет, считает эксперт.

Вместе с тем, если уйти из области юридической фантастики, то на этот вопрос можно ответить и с точки зрения действующего законодательства. Госкорпорация «Роскосмос» отметила, что поверхность или недра Луны не могут быть присвоены никаким образом и являться собственностью какого-либо государства, международной, государственной или неправительственной организации, юридического или физического лица. А следовательно, высадка на Луне одного человека или группы людей никак не изменяет правового статуса небесного тела или части его территории. Кроме того, как напомнил Роскосмос, каждый из тех, кто находится в космосе или высадится на Луну или любую другую планету, будет оставаться гражданином конкретного государства и находиться под его юрисдикцией. А значит, для юридических и физических лиц вопросы, например, гражданства, уплаты налогов, заключения брака, рождения детей и т. п. будут решаться в соответствии с национальным законодательством конкретного государства, под юрисдикцией которого они находятся.

Следовательно, ребенок, рожденный в «колонии» на Марсе, не будет считаться «марсианином». Его гражданство будет определяться в соответствии с земным законодательством той страны, под юрисдикцией которого находится «колония».

Нужно ли создавать специальное законодательство о космическом туризме?

По мнению экспертов, регулирование космического туризма – немаловажный вопрос. Его особенность заключается в том, что статус туриста будет отличаться от привычного сегодня. Напомним, в соответствии с российским законодательством, турист – это лицо, посещающее страну в лечебно-оздоровительных, рекреационных, познавательных, физкультурно-спортивных, профессионально-деловых, религиозных и иных целях без занятия деятельностью, связанной с получением дохода, на период от 24 часов до 6 месяцев подряд или осуществляющее не менее одной ночевки в месте временного пребывания (ст. 1 Федерального закона от 24 ноября 1996 г. № 132-ФЗ «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации»; далее – закон о туристской деятельности).

Статус туриста предполагает значительное число прав и небольшое – обязанностей. Например, он имеет право на необходимую и достоверную информацию о правилах въезда, свободу передвижения, свободный доступ к туристским ресурсам, обеспечение личной безопасности и сохранности имущества, беспрепятственный доступ к средствам связи и т. д. (ст. 6 закона о туристской деятельности). Обязанностей туриста не так много – соблюдать законодательство страны пребывания и уважать ее социальное устройство, обычаи, традиции и религию, сохранять окружающую среду и бережно относиться к памятникам, соблюдать правила въезда и выезда, а также соблюдать правила личной безопасности (ст. 7 закона о туристской деятельности).

В случае с космическим туристом, скорее всего, появятся более определенные цели туризма (например, познавательные или исследовательские), а также вырастет число обязанностей. «Если сегодня турист, в том числе и космический – в первую очередь потребитель своеобразной туристской услуги, то в дальнейшем, особенно при длительном проживании на небесном теле, на него будет возлагаться все больше обязанностей, в первую очередь, хозяйственных, приближая его к общему статусу космонавта», – предположил Артем Юдкин. Несомненно также, что к космическим туристам будет предъявляться ряд требований, в том числе касающихся физической подготовки. Возможно, к примеру, что ему, как и обычному космонавту сегодня, придется пройти теоретическую и практическую подготовку к выполнению космического полета, а также запомнить, какие действия нужно совершать в аварийных и нештатных ситуациях в космическом полете (приказ Минтруда России от 8 сентября 2015 г. № 614н «Об утверждении профессионального стандарта «Космонавт-испытатель»).

Есть и другое мнение – по оценке Роскосмоса, туристическая деятельность уже регулируется международными и национальными нормами права, а космический туризм, как разновидность такой деятельности, уже имеет большинство необходимых правовых инструментов, в том числе по вопросам страхования, защиты прав потребителей, их правового статуса и ответственности организаций, предоставляющих соответствующие услуги. Госкорпорация добавила, что законодательство Российской Федерации не исключает возможность осуществления космического туризма как одного из видов коммерческой деятельности.

Есть ли такая отрасль и учебная дисциплина – космическое право?

Теоретики права считают международное космическое право отраслью международного права. Отмечается, что оно начало формироваться вместе с запуском первого искусственного спутника Земли в СССР в 1957 году. Источниками международного космического права считаются перечисленные выше международные договоры.

Узнать о космическом праве могут студенты-юристы, дошедшие в учебниках по международному праву до соответствующей главы. Однако можно найти и отдельные учебные пособия, посвященные международному космическому праву.

ООН разработала даже учебную программу, посвященную данной дисциплине. Правда, она предназначена для содействия работе региональных центров подготовки в области космической науки и техники, связанных с ООН. Но также отмечается, что ее можно использовать в качестве методического пособия и в рамках других учебных заведений и образовательных инициатив. В программу вошли такие модули, как «Основные понятия международного права и космического права», «Международное право и другие нормативные положения, применимые к дистанционному зондированию, географическим информационным системам, спутниковой метеорологии и деятельности в области глобального климата», «Спутниковая связь и применимое международное право и другие нормативные положения», «Глобальные навигационные спутниковые системы и применимое международное право и другие нормативные положения».

Выпускают ли сегодня вузы «космических» юристов?

Как отметила Госкорпорация «Роскосмос», подготовка специалистов в области международного космического права в России только недавно выделилась в самостоятельное направление профессиональной подготовки. «Серьезной задачей в этом процессе является комплексное обучение, включающее организацию практического взаимодействия учащихся с государственными, общественными и международными организациями, чья деятельность связана с нормотворчеством и правоприменением в области космической деятельности», – отметили в ведомстве.

Дисциплины, связанные с космическим правом, сегодня преподаются в частных учебных заведениях и некоторых государственных. Так, например, в расписании для аспирантов МГИМО первого года обучения по направлению Международное право можно найти дисциплину «Международное воздушное и космическое право». Кроме того, на факультете космических исследований МГУ имени М. В. Ломоносова размещено описание магистерской программы «Государственное управление в космической отрасли». В рамках этой программы, как обещают на сайте, магистранты могут в числе прочего освоить такую дисциплину, как право в космической сфере.

Можно предположить, с учетом перспектив развития космической деятельности, что заниматься специалисты по космическому праву смогут чем угодно – от дистанционного зондирования до разработки проектов по освоению космоса.

Пока при ответе на вопросы о будущем правового регулирования космоса можно ориентироваться либо на действующие документы – и признавать их недостаточно детальными, либо, по сути, фантазировать в рамках правового поля. Поэтому стоит скорее согласиться со специалистами и признать, что правовое регулирование космической деятельности требует обновления и развития.

Космические объекты как объекты гражданского оборота

(Вербицкая Ю. О.) («Статут», 2007)

КОСМИЧЕСКИЕ ОБЪЕКТЫ КАК ОБЪЕКТЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБОРОТА

Вербицкая Юлия Олеговна Родилась 26 июня 1987 г. в г. Свердловске. В настоящее время является студенткой последнего курса факультета подготовки бакалавров права Уральской государственной юридической академии, имеет несколько публикаций в сборниках по материалам студенческих научных конференций. Юрисконсульт ООО «Бизнес-Аудит-Центр».

В современной юридической литературе, посвященной вопросам недвижимого имущества, очень сложно найти что-либо о космических объектах, хотя ст. 130 ГК РФ эти объекты также отнесены к недвижимости. Данное обстоятельство, по всей видимости, можно объяснить сразу несколькими причинами. Во-первых, космическая промышленность появилась сравнительно недавно, и, следовательно, искать работы дореволюционных авторов, касающиеся данного вопроса, бессмысленно. В равной степени сложно отыскать и цивилистические работы «советского периода» по данной тематике: в этот период ни о каком обороте космических объектов речи и быть не могло, космическая деятельность была под полным контролем государства. Во-вторых, контролирующая функция государства в этой сфере в связи с ее особой общественной ценностью весьма ощутима и сегодня. Космическую аппаратуру в основном выпускают государственные предприятия; ракетно-космические комплексы, которые необходимы для запуска космических объектов, относятся к объектам, ограниченным в обороте ; космическая деятельность подлежит лицензированию. ——————————— См.: Указ Президента РФ от 22 февраля 1992 г. N 179 «О видах продукции (работ, услуг) и отходов производства, свободная реализация которых запрещена» (Российская газета. 1992. N 61. 16 марта).

Вместе с тем космические объекты, несомненно, представляют интерес для гражданского права, в том числе и потому, что в эру информационных технологий просто невозможно обходиться без средств связи, телевидения, радиовещания, Интернета — без всего этого гражданский оборот в наше время просто бы замер. А для того, чтобы все это функционировало, безусловно, необходимо использование спутниковой связи. Актуальность данной тематики возросла и в связи с формирующимся сегодня новым видом туристических услуг — полетами в космос ради развлечения. Космический туризм, начавшийся полетом Денниса Тито в 2001 г. , имеет явную тенденцию к развитию. Средства массовой информации сообщают о том, что космическим туризмом планирует заняться крупнейшее в России космическое предприятие Открытое акционерное общество «Ракетно-космическая корпорация «Энергия» им. С. П. Королева» ; а компания Space Adventures, сотрудничающая с Роскосмосом, планирует в ближайшее время организацию экскурсий на Марс и Луну . ——————————— http://www. cosmoworld. ru/spaceencyclopedia/hotnews/index. shtml?10.05.01.html http://news. cosmoport. com/2001/05/07/19.htm http://www. mnogodel. ru/2006/06/26/massovyjj_turizm_osvaivaet_kosmos. htm

Определение космического объекта

Действующее российское законодательство не содержит легального определения космического объекта, однако это определение можно обнаружить в международном праве. Так, Конвенция о регистрации объектов, запускаемых в космическое пространство (далее — Конвенция о регистрации), в п. b ст. 1 дает следующую дефиницию: термин «космический объект» включает составные части космического объекта, а также средство его доставки и его части. Аналогичное понятие космического объекта содержится и в Конвенции о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами . ——————————— Принята 12 ноября 1974 г. Резолюцией 3235 (XXIX) на 2280-м пленарном заседании 29-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН (Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. XXXIV. М., 1980. С. 443). Заключена 29 марта 1972 г. (Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. XXIX. М., 1975. С. 95).

Данные определения содержат тавтологию и со всей четкостью не позволяют установить, что же следует относить к космическим объектам. Представляется, что определение космического объекта следует дать путем раскрытия его признаков. Космический объект — это обязательно летательный аппарат, предназначенный для запуска в космос, созданный человеком. Им не может быть метеорит или другое космическое тело, случайно залетевшее на территорию земного пространства. Такой вывод можно сделать исходя из толкования норм разд. IV Закона РФ от 20 августа 1993 г. N 5663-1 «О космической деятельности» (далее — Закон о космической деятельности), в котором упоминается, что космическими объектами управляют, что они осуществляют маневрирование в воздушном пространстве, посадку на отведенные для этого полигоны. В литературе, к примеру, к космическим объектам относят искусственные спутники, космические корабли и т. д. ; это также различные автоматические межпланетные станции, лунные орбитальные корабли, орбитальные корабли, межпланетные станции и другая космическая техника . ——————————— Российская газета. 1993. N 186. 6 октября. Гришаев С. П. Договор мены недвижимого имущества // СПС «КонсультантПлюс». Подробнее об этом можно узнать на официальном сайте Российского космического агентства: http://www. roscosmos. ru/CraftsMain. asp.

Следует различать космические объекты и объекты космической инфраструктуры. Если к первым, как было сказано выше, относятся летательные аппараты, то вторые — это сооружения и техника, используемые для обеспечения или осуществления космической деятельности, например, космодромы, стартовые комплексы и пусковые установки, центры и оборудование для подготовки космонавтов. К объектам космической инфраструктуры относят также районы падения отделяющихся частей космических объектов (п. 1 ст. 18 Закона о космической деятельности). Все объекты космической инфраструктуры по сути своей являются вспомогательными по отношению к самим космическим объектам. Вышеизложенное не позволяет согласиться с мнением С. П. Гришаева, который, отмечая, что термин «космический объект» является неопределенным, пишет о том, что «к космическим объектам могут быть отнесены любые небесные тела как естественного, так и искусственного происхождения» . ——————————— Гришаев С. П. Морские, воздушные суда, суда внутреннего плавания и космические объекты как разновидность недвижимости // СПС «КонсультантПлюс».

Читайте также:  Если падает зрение на нервной почве

Во-первых, как уже упоминалось, Закон о космической деятельности, не давая точного определения, все же говорит о космических объектах как о летательных аппаратах, которые следует запускать, которыми можно управлять и с помощью которых можно осуществлять маневры. Однако человеческая мысль не дошла еще до способов управления небесными телами. Весьма сложно представить осуществление маневров летящими мимо Земли метеоритами. Во-вторых, расширенное толкование термина «космический объект», данное С. П. Гришаевым, приводит к абсурдной ситуации, когда небесные тела признаются недвижимым имуществом, приобретаются в собственность и продаются по частям некоторыми предприимчивыми субъектами. Так, по всему миру, в том числе и в России, в настоящее время работают филиалы так называемого Лунного посольства . При этом продавцы Луны, Марса и аналогичного «имущества» приводят правовое обоснование своей деятельности, ссылаясь во всех предложениях о покупке космических тел на ст. II Договора о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела . При этом они указывают на то, что космическое пространство, включая Луну и другие небесные тела, не подлежит только лишь национальному присвоению, а частные лица, по их мнению, вполне могут присвоить себе приглянувшуюся планету. ——————————— В частности, американский гражданин Деннис Хоуп зарегистрировал свое право собственности на Луну, затем, как излагается на официальном сайте Лунного посольства России, «письменно уведомил о данном факте ООН, СССР, США, Китай, Канаду и др. страны о том, что он в полном соответствии с международными законами забирает в свою собственность Луну. Реакции не последовало» (http://www. luna. ru/?page=law). Например, Лунное посольство в России (http://www. luna. ru), Лунное консульство в Сибири (http://luna. irk. ru), Лунное консульство в Поволжье (http://luna-samara. narod. ru). Подписан 27 января 1967 г. (Ведомости ВС СССР. 1967. N 44. 1 ноября. Ст. 588).

Между тем в ст. VI Договора о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, содержится правило о том, что государства — участники Договора несут международную ответственность за национальную деятельность в космическом пространстве, включая Луну и другие небесные тела, независимо от того, осуществляется ли она правительственными органами или неправительственными юридическими лицами, и за обеспечение того, чтобы национальная деятельность проводилась в соответствии с положениями, содержащимися в данном договоре. Деятельность неправительственных юридических лиц в космическом пространстве, включая Луну и другие небесные тела, должна проводиться с разрешения и под постоянным наблюдением соответствующего государства — участника Договора. Более четкий запрет на присвоение небесных тел содержится в п. 3 ст. 11 Соглашения о деятельности государств на Луне и других небесных телах , в котором говорится следующее: «Поверхность или недра Луны, а также участки ее поверхности или недр или природные ресурсы там, где они находятся, не могут быть собственностью какого-либо государства, международной межправительственной или неправительственной организации, национальной организации или неправительственного учреждения или любого физического лица». Это соглашение в силу ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации является составной частью правовой системы Российской Федерации . ——————————— Принято 5 декабря 1979 г. Резолюцией 34/68 на 89-м пленарном заседании 34-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН (Международное публичное право: Сб. документов. Т. 2. М.: БЕК, 1996. С. 359). Российская газета. 1993. N 237. 25 декабря.

Таким образом, Луна и другие небесные тела не могут быть отнесены к недвижимому имуществу и передаваться в собственность — это объекты, которые вовсе не могут попадать в сферу гражданского оборота (вряд ли здесь уместно говорить об изъятии из гражданского оборота). Всякая сделка, объектом которой выступает какое-либо небесное тело, ничтожна в силу ст. 168 ГК, а лицо, считающее, что оно покупает участок планеты, становится собственником лишь листка бумаги под названием «документ на владение собственностью (договор)» . И можно согласиться с мнением А. А. Рубанова, который пишет о том, что суды Российской Федерации, если на их рассмотрение будут передаваться споры, вытекающие из сделок, касающихся участков Луны и других небесных тел, должны будут исходить из посылки, что в соответствии с российским гражданским правом гражданские права в отношении этих объектов не возникают, поскольку ГК РФ не относит их к объектам гражданских прав . ——————————— Именно так называют документ, подтверждающий право собственности на космическое тело, продавцы Луны и Марса (http://luna-samara. narod. ru/tovar. html). Рубанов А. А. Взаимосвязь гражданского права России и международного космического права: Вопросы теории // Государство и право. 2006. N 4. С. 67.

Отличительный признак всяких космических объектов — обязательность их регистрации (п. 1 ст. 17 Закона о космической деятельности). Кроме того, важное значение приобретает и соответствие требованию о маркировке космических объектов, удостоверяющей их принадлежность Российской Федерации (п. 1 ст. 17 Закона о космической деятельности). Эти признаки способствуют определению того имущества, которое подпадает под понятие «космический объект». Резюмируя сказанное, можно определить космический объект как летательный аппарат, созданный, запускаемый и управляемый человеком, а также средства его доставки и его составные части, подлежащие обязательной государственной регистрации и маркировке, удостоверяющей их принадлежность Российской Федерации.

Отнесение космических объектов к недвижимости

Как было сказано ранее, российское гражданское право относит космические объекты к недвижимому имуществу (п. 1 ст. 130 ГК РФ). При этом, как справедливо отмечает М. В. Абрамова, недвижимостью признаются космические объекты, которые не прошли регистрацию, а лишь подлежащие государственной регистрации, и, следовательно, эти объекты признаются недвижимостью с момента их создания, а не с момента государственной регистрации . Таким образом, космические объекты являются недвижимостью независимо от того, были ли они зарегистрированы или нет . ——————————— Абрамова М. В. К вопросу о понятии недвижимого имущества // Юрист. 2002. N 4. С. 13. Это утверждение верно не только в отношении космических объектов, но и в отношении любого другого недвижимого имущества. Поэтому ошибочным представляется мнение Е. А. Суханова о том, что если недвижимое имущество не зарегистрировано в качестве такового в порядке, определенном законом, то данная вещь является с юридической точки зрения движимой (Гражданское право: Учебник. В 2 т. Т 1. Общая часть / Отв. ред. Е. А. Суханов. М., 2004).

В теории гражданского права объекты недвижимости принято делить на недвижимость по природе и недвижимость по закону. Космические объекты, безусловно, являются недвижимостью по закону. Причем мы имеем дело с фикцией: то, что по своему прямому назначению должно перемещаться в пространстве, законодательным решением отнесено к недвижимости. Это решение можно объяснить только одной причиной: стремлением распространить на космические объекты (равно как и на воздушные суда и суда внутреннего плавания) правовой режим недвижимости, поскольку данные объекты для государства имеют большое значение, и государство заинтересовано в контроле над ними в не меньшей (если не большей) степени, чем над недвижимостью по природе . ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Монография М. И. Брагинского, В. В. Витрянского «Договорное право. Договоры о передаче имущества» (Книга 2) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2002 (издание 4-е, стереотипное). —————————————————————— Гражданское право: Учебник. В 2 т. Т 1. Общая часть / Отв. ред. Е. А. Суханов (см. также: Постатейный комментарий к Федеральному закону «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» / Под ред. П. В. Крашенинникова. 2-е изд., испр. и доп. М.: Спарк, 2001. С. 15; Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Кн. 2: Договоры о передаче имущества. М.: Статут, 2001. С. 205, 206; Степанов С. А. Недвижимое имущество в гражданском праве. М.: Статут, 2004. С. 56).

Возможно, отнесение таких общественно значимых вещей к недвижимости не является единственно верным решением данного вопроса (тем более, что далеко не все правила о недвижимости распространяются на данные объекты; для них, к примеру, предусмотрен самостоятельный порядок регистрации). Вполне допустимым было бы установление отдельного правового режима для таких объектов, которые имеют существенное публичное значение . Либо можно было бы распространить на них правовой режим недвижимости, но не признавать их таковой, поскольку космические объекты (а равно воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания) объединяет с иными объектами недвижимости лишь особая общественная ценность и необходимость контроля со стороны государства. ——————————— Так, в римском праве, помимо деления вещей на движимые и недвижимые (причем недвижимостью считалась только земля и все то, что было прочно с ней связано), существовало деление и на res mancipi, и res nec mancipi. К манципируемым вещам относились имения на италийской земле, а также права сельских имений, например, право прохода, проезда, прогона скота, водопровода; а также рабы и четвероногие, которые приручаются под седлом или под ярмом, например, быки, мулы, лошади, ослы (за исключением слонов и верблюдов). Все остальные вещи считались неманципируемыми. Манципируемым вещам была свойственна особая усложненная процедура перехода права на них — манципация, который рассматривается как некоторый прообраз регистрации права (Дождев Д. В. Римское частное право: Учебник для юридических вузов и факультетов / Под общ. ред. В. С. Нерсесянца. М.: Норма-Инфра-М, 1999. С. 343). Причем это деление «определялось тем, что к числу res mancipi относились вещи, которые издревле и еще ко времени Законов XII таблиц рассматривались как наиболее ценные части римского земельного хозяйства» (Римское частное право: Учебник / Под ред. И. Б. Новицкого и И. С. Перетерского. М.: Юристъ, 2004. С. 149).

Анализируя связь с землей объектов, отнесенных к недвижимости по закону, С. А. Степанов пишет: «В порядке научного предположения можно отметить некоторые обстоятельства, подтверждающие, что воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты имеют пусть менее выраженные, но неизменные свойства, характерные для «классических» недвижимых вещей, прочно с землей связанных. В частности, воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты как недвижимость в безусловном порядке функционально и организационно связаны соответственно с морским, речным портом, аэропортом и аэродромом, космической инфраструктурой. В свою очередь эти своего рода «базы» рассматриваемых недвижимостей выступают как сложные недвижимые вещи. Морской или речной порт — это комплекс сооружений, расположенных на специально отведенных территории и акватории и предназначенных для обслуживания судов; космическая инфраструктура — это космодромы, стартовые комплексы и пусковые установки, командно-измерительные комплексы, центры и пункты управления полетами космических объектов, пункты приема, хранения и обработки информации, базы хранения космической техники, районы падения отделяющихся частей космических объектов, полигоны посадки космических объектов и взлетно-посадочные полосы, объекты экспериментальной базы для отработки космической техники и т. д. В этой связи можно, пусть с весьма невысокой степенью вероятности, говорить о присутствии в конструкции юридических связей между воздушными и морскими судами, судами внутреннего плавания, космическими объектами, с одной стороны, и, с другой стороны, недвижимыми комплексами, обеспечивающими их функциональную деятельность, признаков системной связи цивилистического характера «главная вещь — принадлежность», бесспорно, весьма абстрактного уровня» . ——————————— Степанов С. А. Указ. соч. С. 134.

Действительно, обнаруженная названным автором связь весьма абстрактна. Более того, можно говорить о том, что она настолько абстрактна, что на ее основании вряд ли можно строить правовые конструкции. В то же время, если развивать изложенную выше мысль, можно обнаружить подобную связь между поездами и вокзалами, такси и автопарками, троллейбусами и троллейбусными депо и прийти к абсурдному выводу о необходимости отнесения поездов, такси, троллейбусов к недвижимому имуществу. Итак, космические объекты отнесены к недвижимому имуществу вразрез с элементарными правилами логики: они не связаны с землей, скорее, наоборот, — нельзя представить вещи более подвижные и оторванные от земли, чем космические объекты. В этих условиях отыскивать их связь с землей представляется по крайней мере нецелесообразным, и можно говорить лишь о том, что космические объекты входят в группу имущества, которое отнесено к недвижимости по закону.

Оборотоспособность космических объектов и проблемы их регистрации

Как уже было отмечено, в советское время космические объекты находились только в государственной собственности. Например, в соответствии со ст. 21 Закона СССР от 6 марта 1990 г. N 1305-1 «О собственности в СССР» космические системы и общесоюзные системы связи и информации принадлежали к общесоюзной собственности. Данное положение с 1 января 1991 г. на российской территории не применяется, а иных ограничений в отношении прав частной собственности на космические объекты действующее гражданское законодательство не содержит. ——————————— Ведомости СНД и ВС СССР. 1990. N 11. Ст. 164.

В современном гражданском праве первое упоминание о космических объектах появилось в Законе РФ от 29 мая 1992 г. N 2872-1 «О залоге». Пункт 1 ст. 35 названного Закона относит космические объекты к имуществу, которое может быть предметом залога с оставлением имущества у залогодателя. А. А. Рубанов, ссылаясь на п. 1 ст. 19 данного Закона, в соответствии с которым залогодателем может быть лицо, которому предмет залога принадлежит на праве собственности или полного хозяйственного ведения, делает следующий вывод: «Указание в Законе, что космический объект может быть предметом залога, означает, что он является также и отдельным объектом права собственности. Поскольку же залог по российскому праву — это один из способов обеспечения исполнения обязательства, названный объект тем самым юридически связан с самым широким кругом обязательств. Иначе говоря, Закон РФ «О залоге» поставил космический объект в фокус гражданских правоотношений» . ——————————— Рубанов А. А. Указ. соч. С. 63.

Читайте также:  Чем отличается зрение человека от зрения собаки

Данная точка зрения не является бесспорной, поскольку, как уже было указано выше, Закон СССР «О собственности в СССР» относил к общесоюзной собственности космические системы, к которым, безусловно, также не могли не относиться и космические объекты. Следовательно, по крайней мере с момента введения в действие этого Закона космические объекты подпадали под действие норм гражданского права. Но, безусловно, нельзя не отрицать тот вклад, который внес Закон РФ «О залоге» в регулирование отношений, складывающихся по поводу космических объектов. Действующее гражданское законодательство не содержит запрета на отчуждение и переход от одного лица к другому космических объектов (лишь некоторые из них ограничены в обороте). Их собственниками могут быть не только государственные организации, но и частные лица . ——————————— В настоящее время космической деятельностью занимаются не только государственные предприятия, но и частные организации, например, ранее упоминавшееся Открытое акционерное общество «Ракетно-космическая корпорация «Энергия» им. С. П. Королева».

Однако, несмотря на то, что космические объекты находятся в свободном гражданском обороте (за исключением ракетно-космических комплексов, систем связи и управления военного назначения, свободная реализация которых запрещена упоминаемым ранее Указом Президента РФ N 179), это не означает, что заниматься деятельностью по созданию, распоряжению такими объектами может всякий и каждый. Космическая деятельность в соответствии со ст. 9 Закона о космической деятельности подлежит обязательному лицензированию. Лицензия на космическую деятельность выдается сроком на пять лет; лицензирующим органом является Федеральное космическое агентство; порядок процедуры лицензирования детально регламентирован соответствующим Положением о лицензировании космической деятельности . Тем же юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям, которые используют космические объекты для возмездного оказания услуг связи, необходимо также получить лицензию на осуществление деятельности в области оказания услуг связи (п. 1 ст. 29 ФЗ от 7 июля 2003 г. N 126-ФЗ «О связи») . ——————————— Постановление Правительства РФ от 30 июня 2006 г. N 403 «Об утверждении Положения о лицензировании космической деятельности» // СЗ РФ. 2006. N 28. 10 июля. Ст. 3073. Российская газета. 2003. N 135. 10 июля.

В настоящее время свободный оборот космических объектов осложняется отсутствием системы государственной регистрации прав на них, закрепленной на законодательном уровне. ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ на космические объекты не распространяется (ст. 4). Пунктом 1 ст. 33 названного Закона предусмотрено, что до принятия соответствующих федеральных законов, основанных на положениях п. 1 ст. 131 ГК РФ, применяется действующий порядок регистрации прав на воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты. Однако федеральный закон, который бы регламентировал государственную регистрацию прав на космические объекты, до сих пор не принят. Отсутствие нормативных положений, четко регулирующих процедуру государственной регистрации прав на космические объекты, имеет и другие негативные последствия. В частности, как отмечалось в пояснительной записке к проекту Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», упомянутый «законодательный пробел существенно сдерживает привлечение внебюджетных инвестиций в данную отрасль экономики России, способствует дальнейшему отставанию Российской Федерации в части создания и эксплуатации современных систем спутниковой связи и возможной потере государством закрепленных за Российской Федерацией орбитально-частотных позиций в космическом пространстве и, как следствие, резкому ухудшению информационной безопасности страны» . ——————————— Пояснительная записка к Проекту Федерального закона N 288055-3 «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (СПС «КонсультантПлюс»).

Кроме того, важным является также и то обстоятельство, что в соответствии с ГК РФ регистрации подлежат не только права на космические объекты (п. 1 ст. 131), но и сами космические объекты (ч. 2 п. 1 ст. 130) . То есть параллельно существуют две системы: во-первых, внутригосударственная система регистрации прав на космические объекты (которая в России по сути не создана) и, во-вторых, (международная) система регистрации самих космических объектов, включающая в себя (1) ведение регистра государством, которое запускает космический объект, и (2) ведение Реестра Генеральным секретарем ООН. ——————————— Существование отдельного государственного реестра космических объектов также подтверждает п. 3 ст. 40 Закона РФ «О залоге»: «Залог объекта, предназначенного для исследования или использования в гражданских целях космического пространства, Луны и других небесных тел, подлежит регистрации в специальном государственном реестре».

Международная система регистрации космических объектов предусматривает следующий порядок. В соответствии со ст. II Конвенции о регистрации после запуска космического объекта на орбиту вокруг Земли (или дальше — в космическое пространство) произведшее запуск государство регистрирует этот космический объект путем записи в соответствующий регистр, об учреждении которого оно должно проинформировать Генерального секретаря ООН. Такой регистр в России ведет Федеральное космическое агентство, на которое возлагается также ведение иных необходимых для выполнения функций Агентства реестров, регистров и кадастров (п. 5.3.17 Положения о Федеральном космическом агентстве ). ——————————— Утверждено Постановлением Правительства РФ от 26 июня 2004 г. N 314 «Об утверждении положения о Федеральном космическом агентстве» (Российская газета. 2004. N 137-д. 30 июня).

После произведения запуска космического объекта государство, его запустившее, должно в кратчайший срок предоставить Генеральному секретарю ООН сведения, внесенные в регистр о запущенном объекте, чтобы он мог внести их в международный Реестр. Следует обратить особое внимание на то, что такой регистрации подлежит не всякий космический объект, а только тот, который запускается в космос, причем при каждом таком запуске. Помимо этого Генеральному секретарю ООН необходимо также сообщать о выведении космических объектов с орбиты Земли (ч. 3 ст. IV Конвенции о регистрации). Значение регистрации космических объектов закреплено в п. 2 ст. 17 Закона о космической деятельности: «Российская Федерация сохраняет юрисдикцию и контроль над зарегистрированными в ней космическими объектами во время нахождения этих объектов на Земле, на любом этапе полета в космос или пребывания в космосе, на небесных телах, а также после возвращения на Землю за пределами юрисдикции какого-либо государства». Отождествление государственной регистрации прав на космические объекты и международной регистрации космических объектов нередко приводит к абсурдным выводам. Например, А. А. Рубанов пишет о том, что поскольку до запуска в открытое космическое пространство космический объект в соответствии с Конвенцией о регистрации не может быть зарегистрирован, то право собственности на него возникает не по правилам ст. 219 ГК РФ (с момента государственной регистрации права на недвижимость), а в соответствии со ст. 218 ГК РФ (с момента создания) . ——————————— Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Под ред. Т. Е. Абовой, А. Ю. Кабалкина. М.: Юрайт, 2004.

Между тем ст. 219 ГК РФ не делает исключений для космических объектов; право собственности на космический объект возникает с момента регистрации прав на него. Данный же вывод указанного автора основывается исключительно на смешении понятий государственной регистрации прав на космические объекты и регистрации самих космических объектов. В другой своей работе А. А. Рубанов по тем же причинам вносит путаницу в толкование Закона РФ «О залоге». Указывая на то, что Конвенция о регистрации и Закон РФ «О залоге» содержат перекрестные ссылки, он подчеркивает, что в Конвенции говорится о том, что содержание каждого регистра и условия его ведения определяются соответствующим государством регистрации (ч. 3 ст. II), тогда как Закон «О залоге» содержит следующую норму: «Залог объекта, находящегося в космическом пространстве, на Луне или других небесных телах, подлежит регистрации в реестре, ведение которого осуществляется в соответствии с нормами международного космического права» (п. 3 ст. 40) . По мнению названного автора, данные нормы вступают в противор ечие друг с другом. ——————————— Рубанов А. А. Указ. соч. С. 65.

Думается, что такое противоречие устраняется внимательным прочтением данных норм: запускающее государство ведет регистр по правилам, которые им установлены, а Генеральный секретарь ООН ведет Реестр по правилам, которые могут быть установлены только в международных актах. Причем именно в этом Реестре предусмотрено указание такой дополнительной информации, как, например, данные о залоге космического объекта. Пробел в законодательстве — отсутствие регулирования процедуры регистрации прав на космические объекты — предлагалось устранить различными способами. Например, в одном из законопроектов содержалась следующая редакция абз. 2 п. 1 ст. 33 ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»: «Впредь до принятия соответствующих федеральных законов, основанных на положениях пункта 1 статьи 131 Гражданского кодекса Российской Федерации, применяется порядок регистрации прав на воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты, определяемый Правительством Российской Федерации» . ——————————— Проект Федерального закона N 288055-3 «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (СПС «КонсультантПлюс»).

Однако проект был отклонен Государственной Думой со ссылкой на то, что проект «не решает вопросы государственной регистрации прав на воздушные суда и космические объекты, поскольку принятый в соответствии с ним акт Правительства РФ, определяющий порядок ее проведения, будет носить временный характер («до принятия соответствующих федеральных законов»). Кроме того, ГК РФ (п. 6 ст. 131) не предусматривает возможности устанавливать порядок государственной регистрации недвижимого имущества в подзаконных актах» . Такая позиция заслуживает безусловной поддержки. ——————————— Заключение ПУ Аппарата ГД ФС РФ от 3 марта 2004 г. N 2.2-1/718 «По проекту Федерального закона N 288055-3 «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (I чтение) (СПС «КонсультантПлюс»).

Не меньший интерес представляет проект Закона «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон от 16 февраля 1995 г. N 15-ФЗ «О связи» , которым предусматривалось включение в Закон «О связи» следующей статьи: ——————————— http://www. libertarium. ru/libertarium/6815/def_article_t? PRINT_VIEW=YES

«Статья 46. Государственная регистрация космических объектов связи (спутников связи) 1. В соответствии со статьей 131 Гражданского кодекса Российской Федерации космические объекты связи (спутники связи, а также спутники связи двойного назначения), используемые для оказания услуг связи, подлежат государственной регистрации. 2. Государственная регистрация космических объектов связи (спутников связи, а также спутников связи двойного назначения) осуществляется посредством включения этих объектов в Государственный реестр космических объектов связи с выдачей свидетельств о праве собственности и иных вещных прав на эти объекты. 3. Данные о космических объектах связи (спутниках связи, а также спутниках связи двойного назначения) включаются в Государственный реестр при наличии сертификатов соответствия этих объектов установленным требованиям. 4. Космические объекты связи (спутники связи, а также спутники связи двойного назначения), зарегистрированные в установленном порядке, приобретают национальную принадлежность Российской Федерации. 5. Ведение Государственного реестра космических объектов связи возлагается на специально уполномоченный орган, определяемый федеральным органом исполнительной власти в области связи. 6. Данные о космических объектах связи (спутниках связи, а также спутниках связи двойного назначения) исключаются из Государственного реестра космических объектов связи в случае: — вывода его из эксплуатации; — продажи космического объекта связи или перехода на иных законных основаниях прав на него иностранному собственнику (пользователю); — нарушения требований к государственной регистрации космических объектов связи. Передача прав собственности на космический объект связи не влечет за собой передачи прав на орбитально-частотный ресурс. При исключении данных о космическом объекте связи из Государственного реестра свидетельство о государственной регистрации этого объекта утрачивает силу и подлежит возврату органу, выдавшему указанное свидетельство. 7. Правила государственной регистрации космических объектов связи (спутников связи, а также спутников связи двойного назначения) устанавливаются специально уполномоченным органом, определяемым федеральным органом исполнительной власти в области связи». Но и здесь, как мы видим, имеют место бланкетные нормы, детальный порядок регистрации должен устанавливаться специально уполномоченным органом, определяемым федеральным органом исполнительной власти в области связи. Несмотря на то, что в названии статьи указано на регистрацию самих спутников, содержание статьи включает в себя также и нормы, регламентирующие регистрацию прав на данные объекты . ——————————— Отмеченный недостаток юридической техники имеет место и в ГК РФ: ст. 131 носит название «Государственная регистрация недвижимости» и при этом включает в себя правила о регистрации прав на недвижимость.

Источники:
  • http://center-bereg.ru/k2296.html