Меню Рубрики

Форма и содержание с точки зрения философии

Содержание и форма. Под содержанием в философии понимается всё, что содержится в системе. Сюда входят не только субстраты-элементы, но и отношения, связи, процессы, все части системы. Содержание – это совокупность всех элементов, сторон, процессов, составляющих данный предмет.

Содержание и форма выражают разные, но неразрывно связанные стороны одного и того же предмета. Всякому содержанию присуща определённая, вызванная данным содержанием форма, всякая форма содержательна. Содержание и форма выступают в единстве, но в этом единстве они неравноправны. Содержание играет определённую роль по отношению к форме. Поскольку форма есть только способ, закон соединения элементов содержания, то ясно, что этот способ соединения находится в прямой и подчинённой зависимости от того, что соединяется. Например, сначала происходят изменения в функциях организма, в типе обмена веществ, затем происходят изменения в его морфологической структуре, в строении, форме.

Категории содержания и формы имеют большое значение для осмысления диалектики процессов развития. Форма, соответствующая содержанию, способствует, ускоряет развитие содержания. При этом неизбежно наступает период, когда старая форма перестаёт соответствовать изменившемуся содержанию и начинает тормозить его дальнейшее развитие. Возникает конфликт между формой и содержанием, который разрушается путём ломки устаревшей формы и появления формы, соответствующей новому содержанию. Новая форма оказывает активное воздействие на содержание, способствует его развитию. Таким образом, форма обладает относительной самостоятельностью и способна оказывать обратное влияние на содержание.

Классификация сторон в предметах на содержание и форму не абсолютна: то, что в одном отношении является содержанием, в другом выступает как форма, и наоборот. Так, производственные отношения, являясь формой способа производства, одновременно составляют базис общественно-экономической формации, являются содержанием надстройки.

Диалектика содержания и формы отчётливо проявляется в развитии науки. Например, содержание физических представлений оформляется математически, доводится до количественных формул. Коренные сдвиги в физике, в содержании физических теорий входят в противоречие с используемым этой наукой математическим аппаратом. И требуют новых математических средств. Если эти средства математика уже успела ранее “заготовить”, они находят своё применение, если же нет, то математика получает толчок для своего развития и в ней возникают новые направления.

Диалектика содержания и формы ярко проявляется в искусстве. Единство формы и содержания здесь выражается в том, что художественная форма должна соответствовать содержанию. Все великие произведения искусства характеризуются именно соответствием формы своему содержанию. “Тайна изящного, — писал А. И. Герцен, — в высокой соразмерности формы и содержания”. Не учёт этого обстоятельства приводит к таким крайностям в искусстве как формализм и натурализм. Формализм абсолютизирует роль формы и игнорирует содержание в художественном творчестве, натурализм напротив, пренебрегает формой.

Правильное понимание взаимосвязи содержания и формы имеет большое значение в управлении процессами общественной жизни. Общество вообще не существует без управления, а в современных условиях ему принадлежит колоссальная роль. Поэтому в политике и экономике страны особенно актуальной является задача постоянного совершенствования форм организации, приведение форм управления хозяйством в соответствие с изменяющимся уровнем производства, с требованиями научно-технического и социального прогресса.

Форма и содержание.

Представления об упорядоченности бытия складывались еще в древних философских учениях. Вспомним, например, учение о гармонии (пифагорейцы), идеи мирового порядка (стоики). Их можно считать отдаленными провозвестниками системных представлений. Понятием, с помощью которого в античных философских учениях осмысливалась упорядоченность мира и его составляющих, служило также понятие формы. Оно обобщенно выражало способы существования разных видов бытия (их строение, воплощение, преобразование). Категория формы занимала центральное место в наиболее развитой и всеобъемлющей системе античности в философии Аристотеля. Понятие формы мыслилось и употреблялось им в постоянной соотнесенности с противоположным ему понятием, обозначающим то, что подлежит оформлению, упорядочиванию. Аристотель «антиподом» формы мыслил материю, Гегель — содержание: ведь предметом рассмотрения выступала у него мысль. Форма, начиная с Аристотеля, понималась какорганизующий фактор бытия. Оформленность противопоставлялась бесформенному и связывалась с организованностью, устойчивостью, общностью, упорядоченностью. Аристотелю, вслед за Платоном, форма представлялась активной силой, организующей пассивную материю,— по аналогии с ситуациями человеческого творчества (воздействие гончара на глину, скульптора — на мрамор и т. д.). По мысли Аристотеля, бытие становится доступным рациональному познанию в той мере и постольку, поскольку оно организовано, оформлено.

Гегель также связывал с понятием формы определенность предмета, из каких бы составляющих она ни складывалась. Категории формы и содержания предназначались у Гегеля для постижения многообразия бытия. Он обосновал неразрывную диалектическую связь формы и содержания. Мысли Гегеля о диалектическом единстве, взаимодействии формы и содержания, о гибкости, относительности этих понятий вошли и в учение материалистической диалектики.

Дать четкие определения понятий «содержание» и «форма» нелегко. Понятия эти древние, многозначные, с несколько размытыми значениями. Под содержанием понимают совокупность различных элементов и их взаимодействий, определяющих основной тип, характер того или иного предмета, явления, процесса.

Например, содержание того или иного производства — изготовление определенной продукции, содержание кинофильма — его сюжет (события, характеры, поступки, переживания героев, решаемые проблемы). Форма — принцип упорядоченности, способ существования того или иного содержания. Для производства это может быть организация труда, для художественного произведения — его композиция, разные приемы, «техника» выражения чувств, мыслей, идеи.

«Содержание» и «форма» — понятия диалектические. Они выражают разные, но неразрывно связанные аспекты одного и того же предмета: содержание оформлено, а форма содержательна, как

пояснял Гегель. Маркс и Энгельс вслед за Гегелем мыслили форму не просто как что-то внешнее, поверхностное, но и как фактор внутренней организации того или иного явления, процесса. Форма закрепляет определенную ступень в развитии явления, тем самым обеспечивая накопление изменений и возможность дальнейшего развития. Энгельс пояснял, например, что условием, обеспечившим прогресс первых живых существ, явилось то, что они приобрели определенную, передающуюся по наследству структуру. Еще один момент: многообразие мира находит свое выражение в многообразии форм предметов и процессов. Эти довольно общие философские идеи можно конкретизировать на разнообразном материале. Так, идеи обновленияобщества требуют — для их реализации — законодательного, организационного закрепления, воплощения их в хозяйственные, социальные «механизмы».

Варианты динамичных соотношений формы и содержания многообразны. Здесь встречаются ситуации, в которых лидирующей, более мобильной стороной процесса оказывается изменение содержания, что, в свою очередь, обусловливает развитие формы. Например, трудовые, культурные навыки воздействуют в фило- и онтогенезе на формирование руки, речевое функционирование гортани оказывало влияние на развитие ее формы. Усложнение задач педагогики ведет к устареванию форм, методов обучения, общения с учениками, требует рождения новых форм педагогической деятельности. Углубление, развитие содержания научной деятельности сопряжено с устареванием форм и методов организации науки и научных исследований. Вместе с тем новые, эффективные формы упорядоченности того или иного процесса способны оказывать мощное стимулирующее воздействие на его дальнейшее развитие. Вот почему творческое созидание новых перспективных форм имеет такое важное значение в процессах развития.

Диалектическое единство, тонкая прилаженность формы и содержания друг к другу ярко проявляются в искусстве. Для выражения сходного содержания (скажем, чувства любви) здесь используются многообразные художественные формы. Однако любой вид, жанр искусства создает для этого свои выразительные средства. В результате тема любви в поэтической лирике выражена иначе, чем в повести, романе. Театр, кинематограф, балет, различные музыкальные жанры используют для этого свои выразительные средства. Причем мастера искусства вносят в «язык» жанра особый стиль, неповторимые черты таланта, творчества. Вариации форм выражения сказываются и на содержании. Оно предстает то нежно-лирическим, то трагически-роковым, то буднично-повседневным и т. д.

Единство формы и содержания в искусстве проявляется в том, что художественная форма должна соответствовать содержанию. Отнюдь не всякое содержание может становиться предметом искусства. Не устройство атомов, не производственные процессы или политические действия, как таковые, а человек, его чувства. судьбы, проблемы составляют предмет искусства. Кроме того, содержанию, в принципе пригодному для искусства, могут, однако, «противиться» те или иные его жанры. Так, далеко не всякий сюжет годится для балета, романса, оперы. Исключительное значение в искусстве имеет мастерское владение формой. Бездарно сделанный фильм вряд ли станет явлением искусства, точно так же далеко не каждый сборник стихов воспринимается как поэзия.

Форму вообще нельзя недооценивать. Она очень важна. Форма организует то или иное содержание, закрепляет определенную ступень развития, нормализует ее. Так, без соответствующего строения человеческой руки были бы невозможны осуществляемые ею сложные операции. Практические начинания, научные открытия, технические изобретения, художественные новации, если они не оформлены, не воплощены в тексте, «материале», могут мелькнуть и исчезнуть.

В человеческой жизни, общественной деятельности понятие формы тесно связано с понятием правил, упорядочивающих, регулирующих всевозможные виды деятельности. В технической деятельности это могут быть ГОСТы, инструкции. Различными правилами регулируется спортивная, международная жизнь, дипломатические отношения. Большое значение имеют правовые нормы, а также обычаи, ритуалы, традиции в различных сферах социальной жизни.

В качестве упорядочивающего фактора форма более консервативна, чем содержание. Жизнь убедительно продемонстрировала, например, консервативность форм управления многими участками жизни советского общества, сложившихся в предыдущие десятилетия и приведших к застойным явлениям. Вместе с тем удачно найденная форма организации труда, политической системы способна оздоровить, стимулировать общественные процессы. Возможно в ряде случаев и оживление, наполнение новым содержанием форм, на каком-то этапе утративших свою эффективность.

В процессе развития формы устаревают, становятся тормозящим фактором. Переход на новый этап требует перестройки формы, ее обновления. Маркс образно пояснял: в форме предметы «затвердевают», чтобы затем снова «расплавиться».

Реально форма неотделима от предмета, она есть более или менее устойчивая его организация. В то же время она имеет относительную самостоятельность. В чем же это проявляется?

В науке, практике, искусстве можно временно сосредоточить внимание (для целей анализа, изучения, совершенствования и т. п.) исключительно на формальной стороне предметов, действий, процессов. Существует целый ряд наук, специально изучающих различные формы: геоморфология, морфология растений и животных, структурная лингвистика и др. Пространственные формы объектов специально изучаются в геометрии, кристаллографии. Эффективно отвлечение и специальное изучение, совершенствование форм организации производства, науки, политической системы. Периодическая концентрация усилий на формах, приемах, средствах деятельности — важное условие совершенствования мастерства во многих видах человеческой деятельности, культуры.

В науке успешно применяется метод формализации знания(языка). Он представляет собой перевод содержательных фрагментов знания (в математике, логике, физике, химии, технических науках) на искусственный символический или формульный язык, подчиненный четким правилам построения формул и их преобразований. Этот метод весьма эффективен в строгих, точных науках. Краткость, обозримость символических выражений, оперативность преобразований, возможность подчинить их четким математическим и логическим правилам обеспечивают успешное решение познавательных задач на формальном уровне, делают возможным все более широкое использование ЭВМ. Вместе с тем формализация — перевод на искусственный язык содержательных разделов знания — необходимо дополняется в обратным процессом,интерпретацией, содержательным истолкованием математического и другого «формализма».

Относительная самостоятельность формы имеет и другие проявления. Одним из них является тенденция ее обособления в различных видах человеческой деятельности, превращения из средств в самоцель. Это оборачивается всевозможными проявлениями формализма, в том числе бюрократизма. Сугубо формальный поиск приемов, способов художественной и другой деятельности в этом случае замыкается сам на себе, начинает работать в холостую.

Требуемая мера гибкости или жесткости формальных правил той или иной деятельности зависит от характера этой деятельности. Скажем, в военном деле, в четко отлаженных медицинских методиках, технологических процессах необходимо строгое соблюдение правил. Тем не менее даже в таких случаях абсолютизация формальных правил нередко препятствует решению задач, ведет к сбоям, застою. Но особенно вредна заорганизованность в ситуациях творческой деятельности, где значение имеет результат, а не жестко регламентированный способ его осуществления.

Содержание и форма в философии

Содержание и форма являются категориями, которые характеризуют не саму действительность или явления, а лишь сущность действительности.

Содержание – это содержимое, что в буквальном смысле располагается в определенной вещи. Форма – это наружный вид предмета, его внешнее очертание.

Связь формы и содержания

Содержание и форма схожи с моментами, так как стороны сущности неразрывно связаны. Содержание всегда оформлено, в то время как форма является содержательное. Далее, содержание – это явления, которые стали моментами сущности, а форма – определенные законы, которые стали все теми же моментами сущности. Содержание – это явление, которое опосредованно законом, а форма – это закон, который опосредован явлением.

Содержание и форма, как опосредующие друг друга явление и закон, внешне и внутренне. То, что подразумевается под формой, является определенным единством внешней и внутренней форм. Тоже самое и с содержанием, которое является не просто содержанием, а единством внешнего и внутреннего содержаний.

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

Если рассматривать поведения человека и все его деяния, то мы увидим, насколько сложны и тонки сущностные параметры человеческих поступков, насколько дифференцированы и взаимосвязаны их внешняя и внутренняя форма и содержание. Когда рассматривают, например, внешнюю и внутреннюю культуру человека, то подразумевают сложное гармоническое или дисгармоническое взаимодействие внешней и внутренней формы, внешнего и внутреннего содержания человека как субъекта культуры.

Основой крепкой связи формы и содержания служит положение касательно определяющей роли содержания. Именно оно является основной и главенствующей стороной единства содержания и формы. Развитие и изменение процесса или предмета будет затрагивать изменение и содержание, вследствие чего происходит и изменение формы. Такое же изменение формы может нести в себе изменение содержания.

Именно такая взаимная пропорция связи будет основной в сопоставлении развития и трансформации формы и содержания.

Задай вопрос специалистам и получи
ответ уже через 15 минут!

Объективная основа

Как известно, в живой природе содержание и форма – это единство органа и функции – целостный процесс или предмет. Когда же мы характеризуем тепло в статике (не движении), в его пространственных взаимосвязях, понятие «формы» будет выражаться понятием «строение», «структура». Ближайшим к данным категориям будет понятие «организация», что подразумевает метод взаимосвязи элементов содержания в его развитии и движении).

В социальных процессах мы также имеем дело с целостностью содержания и формы. Здесь всеобщий характер данных категорий будет проявляться в том, что они оба являются неотъемлемыми формами мышления во всех областях научного знания.

Из всего вышеуказанного можно сделать вывод, что в норму содержание будет приходить, как его объективная основа, в то время как форма будет выражать содержание в качестве его организации. Не существует бесформенное содержание, как и не существует бесформенной вещи. Форма не может существовать сама по себе. Тем не менее, множество восточных традиций подразумевают возможность существования содержания без формы. Так, например, мудрецы дзен говорят о пустоте – шуньяте. Она совершенно не имеет формы, в то время как полностью наполнена содержанием. Данная пустота являет собою «нечто», когда в постмодерне пустота являет собою «ничто».

Первичность содержания перед формой

Положение о первичности содержания относительно формы имеет большое значение для науки и практической деятельности Однако форма не является чем-то равнодушным, пассивным относительно содержания стоит напомнить о роли производственных отношений в развитии общества, общественного сознания относительно базиса, совершенствования организационных форм общественной деятельности.

Гармония формы и содержания проявляется везде и во всем их невозможно разрывать, поскольку это приводит преувеличение роли формы Когда форма становится самоцелью это приводит к формализму и абстракционизма, которые и представляют собой опасность, особенно в искусстве. Научная философия показывает, что формы существования и развития объективного мира крайне разнообразны Часто один и тот же смысл общественной жизни проявляется в различных формах Поэтому следует вести борьбу с фетишизацией устаревших форм, проявлять гибкость, вводить новые формы, которых требует жизнь, умело сочетать новые формы с теми, которые еще не исчерпали себе.

Итак, содержание и форма являются неотъемлемыми сторонами вещей, процессов, явлений объективного мира При этом содержание играет определяющую, ведущую роль относительно формы Самой же форме присуща определенная самостоятельность и она влияет на развитие содержания Любой содержание может проявляться в различных формах.

Так и не нашли ответ
на свой вопрос?

Просто напиши с чем тебе
нужна помощь

Содержание и форма

Понятие содержания и формы. Практические потребности человеческого общества на определенном этапе его развития приводят к тому, что от познания причинности люди переходят не только к познанию необходимости и закономерности, но и к познанию многообразия причинно-следственных связей. А поскольку последние обусловливают возникновение и существование всего многообразия свойств предметов и явлений, постольку люди неизбежно приходят к необходимости целостного осознания этих свойств, их взаимодействий и изменений. Одновременно с этим познание все новых и новых причинно-следственных, необходимых связей заставляет людей выявлять саму организацию этих связей. С накоплением же знаний о предмете как целостном комплексе взаимодействующих элементов, находящихся в определенной связи друг с другом, появляется необходимость в выработке новых категорий — категорий содержания и формы.

Содержание вещи есть совокупность всех ее элементов, их взаимодействий и изменений. Понятно, что, согласно этому определению, к содержанию вещи относятся не только ее элементы и их взаимодействия друг с другом, то есть внутренние взаимодействия, но и внешние взаимодействия вещи — ее взаимодействия с другими объектами. Так, содержанием атома являются входящие в него ядро, электроны, взаимодействия между ними, а также его реально существующие внешние взаимодействия. Содержание молекулы воды — это входящие в нее атомы, то есть два атома водорода и один атом кислорода, их взаимодействия друг с другом, а также взаимодействия этой молекулы с другими такими же молекулами, приводящие при определенных условиях к образованию наиболее устойчивой ассоциации. Содержание способа производства материальных благ составляют его взаимодействующие элементы — производительные силы и производственные отношения, которые в своем единстве определяют социальную, политическую и духовную жизнь людей. Содержание произведения искусства есть отражение действительности посредством идеи, темы и оценки, взятых в их единстве.

Читайте также:  Виды монархий с исторической точки зрения

Форма вещи есть организация устойчивых связей между ее элементами. Так, согласно модели Дж. Уотсона и Ф. Крика, формой молекулы ДНК (дезоксирибонуклеиновой кислоты — «хранителя» генетической информации) является ее организация в виде двойной спирали, а также ее связи между основаниями, при помощи которых цепи ДНК удерживаются вместе. Формой способа производства материальных благ выступает система связей между его элементами, то есть та связь, которая выражается в законе соответствия производственных отношений производительным силам. Форма произведения искусства — это прежде всего его композиция, сюжет и язык.

Любая система всегда имеет как содержание, так и форму. Ни при каких реальных условиях, никогда и нигде не существует неоформленного содержания и бессодержательной формы. Находясь в органической связи, содержание и форма представляют собой противоположные стороны вещи. Определяющей тенденцией содержания служит тенденция изменчивости. Определяющая же тенденция формы — тенденция устойчивости.

Не только любая материальная система, но и любая идеальная система обязательно имеет и содержание, и форму. Так как идеальная система есть отражение системы материальной, то уже из определения рассматриваемых категорий следует, что в состав содержания определенной идеальной системы могут войти только взаимодействующие элементы отражения соответствующей материальной системы. У идеальной системы не только форма, но и содержание идеально. Это, конечно, не отрицает определенного совпадения

элементов содержания идеальной системы с элементами содержания отраженной ою материальной системы. Отражение и отраженное, как известно, всегда имеют совпадающие признаки. Вместе с тем они имеют и признаки различающиеся.

Критика идеалистических и метафизических воззрений на содержание и форму. Разработка этих категорий, осмысление закономерности их соотношения происходили на протяжении всей истории философии. При этом шла непримиримая, никогда не прекращавшаяся борьба между материалистическим и идеалистическим, диалектическим и метафизическим истолкованием данных категорий. Метафизики, как правило, отрывали содержание и форму друг от друга, идеалисты, обычно сохраняя метафизический разрыв формы и содержания, либо отрицали объективный характер этих категорий, либо объявляли форму чем-то сугубо идеальным, возвышающимся над земными предметами и порождающим их.

Платон, например, употреблял понятие формы в том же смысле, в каком он использовал понятие идеи. Отвергнув платоновский «мир идей», Аристотель, однако, не сумел подняться до последовательно материалистического понимания содержания и формы. В его учении ясно виден и метафизический подход к этим категориям. Деятельным, активным началом, по Аристотелю, является лишь форма. Она предшествует материи — началу содержательному, но пассивному и инертному. Активная форма может соединиться с пассивной материей, и тогда появится какая-либо конкретная вещь. Такие взгляды не могли не привести Аристотеля к идеалистическому выводу о существовании мирового духа, выступающего в роли «формы всех форм».

В средние века именно на эту сторону воззрений Аристотеля опирался Фома Аквинский. Он утверждал, что «формы, существующие в материи, произошли из формы без материи», что как сущность, так и существование вещей возникают из формы, природа создана «из ничего» богом, а сам бог является «чистой формой».

В философии Нового времени субъективно-идеалистическое и во многом метафизическое истолкование категорий содержания и формы характерно для учения Канта. В этом учении проблема содержания и формы, по существу, была сведена к вопросу о содержании и форме мышления. По Канту, содержание мышления определяется чувственным восприятием объективно существующих «вещей в себе», но его форма — это нечто априорное, доопытное, первичное по отношению к содержанию и не связанное с ним. Так, с его точки зрения, пространство и время — это априорные формы чувственного созерцания. Пытаясь познать мир реальных явлений, человек, по мнению Канта, как бы накладывает такие формы на познаваемые явления с целью приведения их в определенный порядок.

6 Заказ4508

Типично идеалистические и метафизические тенденции во взглядах на содержание и форму не только сохранились, но даже усилились в современной буржуазной философии. Идеалистические положения развивал, например, французский буржуазный философ А. Бергсон. Время или «чистая длительность, — пишет он, — есть форма, которую принимает последовательность наших состояний сознания. » . Время, таким образом, объявляется им формой сознания.

Идеализм и агностицизм характерны для взглядов на содержание и форму английского буржуазного философа и естествоиспытателя А. Эддингтона. По отношению к природе вещей вся система человеческого знания, утверждает он, «только пустая скорлупа, символическая форма. Это — знание структурной формы, а не знание содержания» . Эддингтон вообще считает, что «физическое исследование никогда не может проникнуть дальше формы» 3 .

Идеалистическое истолкование категорий содержания и формы не позволяет вскрыть их объективную основу, отвлекает от исследования реально существующих вещей и процессов, искажает и извращает смысл происходящего.

Взаимосвязь содержания и формы. Если содержание, как было указано, есть совокупность всех элементов вещи, их взаимодействий и изменений, а форма — организация устойчивых связей между ними, то содержание не может существовать без формы, так же как и форма без содержания, они находятся в органической взаимосвязи и взаимозависимости. Ведь каждый элемент, с одной стороны, является «тем, что он есть», лишь при наличии его связей 4 . Элементы системы обязательно включают в себя и их связи. А это означает, что форма заключена в самом содержании. С другой стороны, организация устойчивых связей является в то же время и организацией элементов. Следовательно, можно сказать, что и содержание включается в форму. Поэтому даже в мышлении, в абстракции нельзя полностью «отделить» форму от содержания и наоборот. «. Содержание,— писал Гегель,— есть не что иное, как переход формы в содержание, а формапереход содержания в форму. Этот переход есть одно из важнейших определений» 5 .

Хотя содержание и форма находятся в единстве, но все же в этом единстве они имеют неодинаковое значение. Как правило, определяющую роль играет содержание, а определяемую — форма. Как само появление формы, так и многие ее особенности обусловливаются содержанием. Сказанное вовсе не означает, что форма являет-

1 Бергсон А. Собр. соч. Спб., 1914, т. 2, с. 73-74.

2 Эддингтон А.Пространство, время и тяготение.Одесса, 1923, с. 198.

4 См.: Ленин В. И.Поли. собр. соч., т. 29, с. 184.

5 Гегель. Энциклопедия философскихнаук, т. 1, с. 298.

ся чем-то маловажным. Наоборот, она играет исключительно важную роль в существовании и развитии материального образования, вещи.

Значение формы, в частности, раскрывается в том, что определяющая роль содержания вовсе не делает форму «послушной», пассивно следующей за содержанием. Наоборот, форма обладает определенной самостоятельностью, относительной независимостью от содержания, оказывает на него активное воздействие. Такое воздействие может быть двух видов. Во-первых, форма может ускорять развитие содержания. Это происходит тогда, когда она в основном соответствует содержанию. Во-вторых, форма может замедлять его развитие. Подобное воздействие формы на содержание имеет место в том случае, когда она начинает не соответствовать содержанию. Наличие этих видов воздействия вызывается тем, что форме присуща тенденция устойчивости, а содержанию — изменчивости.

На первом этапе существования вещи ее форма соответствует содержанию и вследствие этого играет положительную роль в его развитии, дает ему широкий простор. При активном содействии формы содержание развивается все дальше и дальше, а форма в основном остается неизменной. Проходит определенное время, и изменившемуся содержанию начинают мешать тесные рамки старой формы. Форма перестает соответствовать содержанию, наступает период их несоответствия, и форма уже тормозит развитие содержания. Несоответствие становится все большим и большим, форма сдерживает дальнейшее развитие содержания, и между ними назревает конфликт. В конце концов ушедшее вперед содержание сбрасывает устаревшую форму и разрушает ее. Но момент разрушения формы является вместе с тем и моментом изменения содержания. Разрушение устойчивых связей системы означает изменение ее элементов и прекращение ранее существовавших взаимодействий. Таким образом, соответствие формы и содержания, их единство, так же как и единство качества и количества, представляет собой «границу существования предмета».

Говоря о соответствии формы содержанию, следует иметь в виду, что оно никогда не бывает полным. Между содержанием и формой никогда не может быть абсолютного тождества. Оно не может существовать уже потому, что содержание и форма являются противоположными сторонами предметов и явлений, имеют противоположные тенденции. А если так, то известное противоречие между формой и содержанием существует всегда на любой стадии развития вещи. Поэтому в отношении формы и содержания речь может идти лишь об определенном, более или менее полном соответствии.

Из закономерностей взаимосвязи содержания и формы следуют определенные выводы для практики. Поскольку форма определяется содержанием, возникает в результате его изменения, то целенаправ-

ленное изменение формы того или иного материального образования должно основываться на внесении соответствующих изменений в его содержание. Использование данной закономерности имеет большое значение в сельском хозяйстве, где возникает необходимость в целенаправленном развитии животных и растительных организмов, в химической промышленности, связанной с производством синтетических материалов, и т. д.

Так как форма способствует развитию содержания лишь тогда, когда она ему соответствует, то, желая ускорить развитие того или иного объекта, необходимо внимательно следить за взаимоотношением развивающегося содержания и остающейся относительно неизменной формой и по мере возникновения несоответствия между ними вмешиваться в объективный ход событий и вносить в форму необходимые изменения, приводящие ее в соответствие с развившимся содержанием и обеспечивающие его беспрепятственное дальнейшее развитие.

Вопросам приведения формы руководства нашим народным хозяйством в соответствие с достигнутым уровнем развития производства, техники, науки уделяется исключительно большое внимание в последних решениях нашей партии. «. Совершенствование организационных структур управления не терпит косности. Нельзя приспосабливать живой, развивающийся организм управления хозяйством к устоявшимся, привычным формам. Наоборот, формы должны приводиться в соответствие с изменяющимися хозяйственными задачами» 1 .

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Форма и содержание

Форма и содержание характеризуют не само явление и не саму действительность, а сущность действительности.

В сознании людей эти категории еще недостаточно отдифференцированы от таких понятий, как целое, строение и части, структура и элементы, вид и род. Это и понятно. Исторически слово “форма” связывалось со словами “материя”, “вещество”. Часто под “формой” понимали и продолжают понимать внешнее очертание, наружный вид предмета, а под “содержанием” — содержимое, то, что в буквальном смысле содержится в чем-то. С другой стороны, люди интуитивно понимают, что “форма и содержание” не то же самое, что “форма” в отдельности и “содержание” в отдельности. В искусстве, например, “форма и содержание” давно уже выступают единым категориальным блоком, как пара сложноорганических категорий, характеризующих вместе художественную сущность произведения.

В первую очередь следует сказать, что форма и содержание как моменты, стороны сущности взаимосвязаны. Форма содержательна, а содержание оформлено. Далее, форма — это законы, ставшие моментами сущности, а содержание — это явления, ставшие моментами сущности. Форма — закон, опосредованный явлением. Содержание — явление, опосредованное законом.

Форма и содержание, как опосредующие друг друга закон и явление, внутренни и внешни. То, что имеют в виду под формой, на самом деле есть некоторое единство внутренней и внешней форм. Аналогично и содержание есть не просто содержание, а единство внутреннего и внешнего содержаний. Здесь опять же мы обращаемся к авторитету искусства. Деятели искусства и его ценители обычно хорошо улавливают разницу между внутренней и внешней формой, внутренним и внешним содержанием художественного произведения, образа. Теперь, если мы возьмем поведение человека, скажем, его поступки, то увидим, насколько тонки и сложны сущностные характеристики человеческих поступков, насколько взаимосвязаны и дифференцированы их (внутренняя и внешняя) форма и (внутреннее и внешнее) содержание. Когда говорят, например, о внутренней и внешней культуре человека, то имеют в виду сложное гармоническое взаимодействие или, напротив, дисгармонию внутренней и внешней формы, внутреннего и внешнего содержания человека как субъекта культуры. Или, когда говорят о внутренней и внешней красоте человека, то имеют в виду опять же гармонию-дисгармонию внутренней и внешней формы человека. Причем совершенно явственно видно, что красота — это отнюдь не чистая форма; она тесно связана с содержанием, оплодотворяется им. Живая красота — это Форма Содержания.

СОДЕРЖАНИЕ и ФОРМА

Найдено 13 определений термина СОДЕРЖАНИЕ и ФОРМА

СОДЕРЖАНИЕ И ФОРМА

см.: Логическая форма.

Содержание и форма

философские категории, которые присущи любой истине и не существуют независимо друг от друга; выражают противоположные стремления предмета, характеризуемого со стороны внутренних и, соответственно, внешних отношений.

Содержание и форма

Употребление этих терминов без уточнения стоящих за ними разных категориальных смыслов может служить типичным примером философской путаницы и неопределенности. 1. Внутренння Ф. (структура) и внутреннее содержание (состав). 2. С. как общее в данных разновидностях (тяжелая и легкая формы одной и той же болезни). 3. Внешняя Ф. и внутреннее содержание как нечто существенное , скрытое за этой внешней Ф. — Сагатовский В.Н. основы систематизации всеобщих категорий. Томск. 1973. С. 270-272.

СОДЕРЖАНИЕ и ФОРМА

характеристика состояний различных объектов действительности, где содержание выражает единство частей, связей, свойств, образующих предмет, явление или процесс, а форма — способ их связи, система внутренней организации, способ упорядочения и существования содержания. Содержание и форма находятся в неразрывном единстве: форма содержательна, а содержание всегда оформлено. Изменение содержания влечет за собой изменение формы, и наоборот. Однако содержание более подвижно, так как отражает изменяющуюся, противоречивую в своей основе сторону бытия, форма же выражает устойчивость объектов, их качественную определенность.

СОДЕРЖАНИЕ и ФОРМА

философские категории, традиционно используемые для характеристики отношения между способом организации вещи и собственно материалом, из которого данная вещь состоит. Платон полагал Ф. «прообразом», идеалом вещи, существующим независимо от материального бытия последней (см. Эйдос). Аристотель трактовал «материю» (С.)

как предпосылку, возможность вещи быть либо не быть, а Ф. — как внутреннюю цель вещи, обусловливающую их единство. В рамках традиционной «донемецкой» философской классики фактически варьируется аристотелевская парадигма соотношения С. и Ф., задавая различные варианты интерпретации этого соотношения, разрабатываемые в рамках схоластики, натурфилософии Ренессанса и философии природы Нового времени. В рамках классической немецкой философии Ф., как правило, трактовалась как начало, привносимое в материальный мир ментальным усилием. У Канта проблема Ф. и С. артикулируется как проблема соотношения Ф. и С. мышления. Гегель отмечал двойственный статус Ф.: нерефлектированная в самое себя, она — внешнее, безразличное для С. существование; рефлектированная же в самое себя она и есть С. Структурализм Леви-Стросса переориентировал традиционную философию на изучение «структур», а не Ф., поскольку оппозиция «С. — Ф.» необходимо основывается на безразличности Ф. к содержанию исследуемых предметов.

СОДЕРЖАНИЕ и ФОРМА

философские категории, традиционно используемые для характеристики отношения между способом организации вещи и собственно материалом, из которого данная вещь состоит. Платон полагал Ф. «прообразом», идеалом вещи, существующим независимо от материального бытия последней (см. Эйдос). Аристотель трактовал «материю» («С») как предпосылку, возможность вещи быть либо не быть, а «Ф.»- как внутреннюю цель вещи, обусловливающую их единство. В рамках традиционной «до-немецкой» философской классики фактически варьируется аристотелевская парадигма соотношения С. и Ф., задавая различные варианты интерпретации этого соотношения, разрабатываемые в рамках схоластики, натурфилософии Ренессанса и философии природы Нового времени. В рамках классической немецкой философии Ф., как правило, трактовалась как начало, привносимое в материальный мир ментальным усилием. У Канта проблема Ф. и С. артикулируется как проблема соотношения Ф. и С. мышления. Гегель отмечал двойственный статус Ф.: нерефлектированная в самое себя, она — внешнее, безразличное для С. существование; рефлектированная же в самое себя она и есть С. Структурализм Леви-Стросса переориентировал традиционную философию на изучение «структур», а не Ф., поскольку оппозиция «С. — Ф.» необходимо основывается на безразличности Ф. к содержанию исследуемых предметов.

СОДЕРЖАНИЕ и ФОРМА

(греч. . а также . . — форма; лат. forma — наружность, вид) — филос. категории, во взаимоотношении к-рых С., будучи определяющей стороной целого, представляет единство всех составных элементов объекта, его свойств, внутр. процессов, связей, противоречий и тенденций, а Ф. есть способ существования и выражения С. Термин «Ф.» употребляется также для обозначения внутр. организации С. и связан, т.о., с понятием структуры. Категории С. и Ф. появляются в др.-греч. атомистике (см. Атомизм), где Ф. выражает одну из важнейших определенностей атома и означает пространственно организованную структуру тела. У Платона понятие Ф. означало реальную определенность (идею) природных вещей, обладающую самост., независимым от них существованием. Наиболее развитую концепцию С. и Ф. построил Аристотель, называвший Ф. «первой сущностью» каждой вещи. В Новое время Кант определял Ф. как принцип упорядочивания, синтезирования «материи», понимаемой как чувственно данное многообразие. Гегель, как и Аристотель, видел в отношении между С. и Ф. взаимоотношение диалектич. противоположностей, т.е. их взаимопревращение. Применительно к мышлению проблема соотношения С. и Ф. рассматривается как отражение С. объективной реальности в Ф. понятий, суждений и умозаключений. Лит.: Мамардашвили М.К. Форма и содержание мышления. М., 1968; Кураев В.И. Диалектика содержательного и формального в научном познании. М., 1977. В.И.Полищук

СОДЕРЖАНИЕ и ФОРМА

традиционные философские категории, используемые для описания отношения между схемой, способом организации веши и материалом, организованным, упорядоченным в данную вещь. Платон выдвинул теорию Ф. как прообраза вещи, он полагал, что Ф. вещей существуют как идеалы этих вещей, вне и независимо от материального бытия самих вещей. Аристотель разрабатывал иную теорию ф.: стремясь определить причины возникновения и изменения сущности вещи, он выделяет материю как возможность вещи быть или не быть, Ф. как энтелехию или внутреннюю цель вещи и то, что представляет собой единство материи и Ф. Философы средних веков рассматривали Ф. как высшее начало, вносимое в материю,, и следовали либо теории формы, предложенной Платоном, либо теории Ф., предложенной Аристотелем, либо пытались объединить эти теории. Гегель, рассматривая соотношение Ф. и С. в «Науке логики», замечает, что Ф. двойственна: рефлектированная в самое себя Ф. есть С., тогда как нерефлектированная в самое себя Ф. есть внешнее, безразличное для С. существование. Проблема соотношения материи (материала), Ф. и С., равно как и проблема соотношения внешней и внутренней Ф. широко обсуждается эстетикой, поскольку соотношение С. и Ф. никогда не было безразлично тому разделу эстетики, который изучает искусство. Приводимые Платоном, Аристотелем и Гегелем примеры заимствованы из области ремесла или искусства, что еще раз подчеркивает эстетическое значение их теорий Ф. К. Леви-Стросс предложил отказаться от исследования Ф. в пользу исследования структур, полагая, что тем самым будет осуществлен переход от сведения исследуемых предметов «к безразличной их содержанию форме к исследованию реального формально-содержательного единства предметов», от методов формализации к структурно-функциональному исследованию.

Читайте также:  Таблица офтальмолога для проверки зрения 2013

Форма и содержание

по [1]- философские категории, во взаимосвязи которых содержание, будучи определяющей стороной целого, представляет совокупность частей (элементов) предмета и их взаимодействия между собой и другими предметами, а форма есть внутренняя организация содержания. Во взаимоотношении формы и содержания содержание представляет подвижную динамическую сторону целого, а форма — систему устойчивых связей предмета.

В нашем понимании все будет как раз наоборот: форма — переменная компонента (система второстепенных и необязательных связей), содержание — сущность вещи — неизменная компонента вещи.

В качестве примеров рассмотрим: стакан, книгу, ледяной куб. Форма — стакан, данная форма обеспечивает содержание (сущность), способность удерживать воду. Это же содержание может иметь форму бутылки, колбы, тарелки.

Форма — роман, содержание — любовные отношения, это же содержание может быть облечено в форму лирического стихотворения, басни и т.п.

Форма — куб, содержание — способен лежать на плоской поверхности. Форма — ледяной куб, содержание — меняет форму под действием тепла. Кусок стекла в форме линзы. Содержание — преломляющая свет система, форма — линза, третья вещь — стекло. Линза, являясь содержанием способности стекла принимать данную форму, позволяет выделить третью вещь — преломляющую свет систему.

Практически любая форма является содержанием какой-то третьей вещи, которая, в свою очередь, имеет свою форму — это особенность ориентирования человеческого интеллекта в окружающем его мире (психология восприятия среды). Вдумаемся в словосочетания:

Форма формы и содержание содержания.

Форма содержания и содержание формы.

Анализируя историю, желательно отличать форму от содержания, например: пакт Риббентропа-Молотова по форме разделил Польшу между Германией и Советским Союзом, но по сути (по содержанию) спас четыре (или даже больше) миллиона польских жителей (в основном евреев) от уничтожения (примерно столько жителей Польши было уничтожено за время оккупации на территории попавшей под влияние Германии).

СОДЕРЖАНИЕ И ФОРМА

филос. категории, во взаи­мосвязи к-рых содержание, будучи определяющей сто­роной целого, представляет единство всех составных элементов объекта, его свойств, внутр. процессов, свя­зей, противоречий и тенденций, а форма есть способ су­ществования и выражения содержания. Термин «фор­ма» употребляется также для обозначения внутр. орга­низации содержания и связан, т. о., с понятием структуры. Отношение С. и ф. характеризуется единством, доходящим до их перехода друг в друга, однако это единство является относительным. Во взаимоотноше­нии С. и ф. содержание представдяет подвижную, ди­намичную сторону целого, а форма охватывает систему устойчивых связей предмета. Возникающее в ходе раз­вития несоответствие С. и ф. в конечном счете разреша­ется «сбрасыванием» старой и возникновением новой формы, адекватной развившемуся содержанию.

Категории С. и ф. появляются в др.-греч. философии: первую развитую концепцию формы создала др.-греч. атомистика, в к-рой форма выражала одну из важней­ших определенностей атомов и означала простран­ственно организованную структуру тела. В истории философии в качестве категории содержания выступа­ло понятие «материя», означающее вещественное пер­воначало — сохраняющийся субстрат (основу) всех изменений. У Платона понятие формы обозначало ре­альную определенность тела как некоей целостности, обладающей самостоятельным, независимым от мира природных вещей существованием. С идеалистич. по­зиций решая проблему отношения мира форм (идей) к миру материальных вещей, Платон исходил из того, что чувств. вещи возникают из взаимодействия формы и «материи», причем форме принадлежит определяю­щая, активная роль.

Наиболее развитую античную концепцию С. и ф. пос­троил Аристотель, к-рый утверждал, что форма есть определенность самих материальных вещей, а телесная вещь есть единство формы и «материи», оформленная «материя». Однако, говоря о мире в целом, он допускал существование неоформленной «материи» и нематери­альной формы, обладающей независимым от «материи» существованием и восходящей к «форме форм», т. е. к богу.

В новое время первый шаг к преодолению идеализма в понимании «материи» и формы сделал Бруно; его идеи развивали Ф. Бэкон, Декарт, Бойль, Гоббс. Если Декарт и его последователи свели все богатство при­родных тел к протяженности и ее свойствам, то Бэкон, исходя из многокачественности «материи», выдвигал идею о ее примате над формой и об их единстве.

Кант выдвинул тезис, согласно к-рому форма есть принцип упорядочивания, синтезирования «материи», понимаемой как чувственно данное многообразие. Пере­осмыслив традиц. проблему соотношения «материи» и формы, Кант выдвинул на первый план новый аспектвопрос о С. и ф. мышления. Для более адекватного вы­ражения сущности отношения между «материей» и фор­мой Гегель вводит категорию «содержание», к-рая включает форму и «материю» как снятые моменты: со­держание объемлет собой как форму, так и «материю». По Гегелю, отношение между С. и ф. есть взаимоотно­шение диалектич. противоположностей, т. е. их взаимо­превращение.

К. Маркс и Ф. Энгельс углубили введенное Гегелем различие содержания и материального субстрата вещи («материи»): содержанием, согласно классикам марк­сизма, является не сам по себе субстрат, а его внутр. состояние, совокупность процессов, к-рые характе­ризуют взаимодействие образующих субстрат элемен­тов между собой и со средой и обусловливают их суще­ствование, развитие и смену; в этом смысле само содер­жание выступает как процесс.

Диалектико-материалистич. понимание формы пред­полагает рассмотрение ее как развивающейся и ста­новящейся структуры: необходимо, по мысли Марк­са, «. генетически вывести различные формы. » и по­нять «. действительный процесс формообразования в его различных фазах» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 26, ч. 3, с. 526), с учетом обвективной суборди­нации С. и ф.

Развивая марксистский анализ особенностей раз­витии как борьбы С. и ф., составными моментами к-рой являются ииаимолереход С, и ф. и «наполнение» старой формы новым содержанием, В. И. Ленин сформули­ровал важное положение о том, что «. всякий кризис, даже всякий перелом в развитии, неизбежно ведет к не­соответствию старой формы с новым содержанием» (ПСС, т. 27, с. 84). Разрешение противоречий между С. и ф. может протекать по-разному — от полного отбрасы­вания старой формы, переставшей соответствовать но­вому содержанию, до использования старых форм, не­смотря на существенно изменившееся содержание. Но в последнем случае и форма не остается прежней, новое содержание «. может и должно проявить себя и лю­бой форме, и новой и старой, может и должно переро­дить, победить, подчинить себе все формы, не только новые, но и старые. ».

Применительно к мышлению проблема взаимоотно­шения С. и ф. рассматривается в диалектич. материа­лизме на основе принципа, согласно к-рому мышление отражает объективный мир как содержанием, так и формой. Содержание мышления — это результат отра­жения в совокупной духовной культуре человечества природных и социальных явлений. В содержание мы­шления входят все многообразные определения действи­тельности, воспроизводимые сознанием, в т.ч. ее все­общие связи и отношения; эти последние при определ. условиях приобретают специфически логич. функции, выступают в качестве форм мышления. Категориаль­ная структура мышления развивается но мере разви­тия познания, и чем полнее, глубже и всестороннее со­держание мышления, тем в более развитых и конкрет­ных формах оно выражается.

СОДЕРЖАНИЕ И ФОРМА

1 Философские категории, отражающие взаимосвязь двух сторон природной и социальной реальности: определенным образом упорядоченной совокупности элементов и процессов, образующих предмет или явление, т. е. С., и способа существования и выражения этого С., его различных модификаций, т. е. Ф. Понятие Ф. употребляется также в значении внутренней организации С., и в этом значении проблематика Ф. получает дальнейшее развитие в категории структуры. В истории философии, особенно идеалистической, Ф. сводилась к структуре, а С. отождествлялось с некой неупорядоченной совокупностью элементов и свойств (“материей”), что способствовало закреплению и сохранению в течение длительного исторического периода идеалистических представлений о примате Ф. над С. В материалистической диалектике проводится различие между С. и вещественным материальным субстратом вещи (“материей”). Это особенно важно для анализа социально-экономических отношений, где все собственно природные определения вещи имеют значение Ф. существования и проявления иного, социального С. Необходимость различения “материи” и С. сохраняется и в отношении собственно природных явлений: С. здесь составляет вполне определенный (т. е. взятый в единстве с его структурой) материальный субстрат, специфический для данного рода явлений. Структура, внутренняя упорядоченность — необходимый компонент С. С изменением структуры, организации существенно меняются С. объекта, его физические и химические свойства. Ф., фиксируя многообразные модификации С. способы его существования и проявления, также обладает определенной структурой. Взаимодействие С. и ф. в процессе развития обязательно включает как воздействия различных компонентов С. на Ф., так и различных компонентов Ф. на С. с учетом объективной субординации С. и ф. Во взаимосвязи С. и ф. С. представляет ведущую, определяющую сторону объекта, а Ф.— ту его сторону, к-рая модифицируется, изменяется в зависимости от изменения С. и конкретных условий его существования. В свою очередь Ф., обладая относительной самостоятельностью, оказывает обратное активное воздействие на С.: Ф., соответствующая С., ускоряет его развитие, тогда как Ф., переставшая соответствовать изменившемуся С., тормозит дальнейшее его развитие. Взаимоотношение С. и. ф.— типичный случай взаимоотношения диалектических противоположностей, характеризующихся как единством С. и ф., так и противоречиями и конфликтами между ними. Единство С. и ф. относительно, преходяще, в ходе развития неизбежно возникают конфликты и противоречия между ними. В результате появляется несоответствие между С. и ф., к-рое в конечном счете разрешается “сбрасыванием” старой и возникновением новой Ф„ адекватной изменившемуся С. Возникновение, развитие и преодоление противоречий между С. и ф., борьба С. и ф. (взаимопереходы С. и ф., “наполнение” старой Ф. новым С., обратное воздействие Ф. на С. и т. д.) — важный компонент диалектической теории развития. Особенно сложно и диалектически противоречиво взаимоотношение С.-и ф. в развитии об-ва. Противоречия С. и ф. в способе производства, базисе и надстройке, экономике и политике и др.— одна из важнейших движущих сил общественного развития. 2. В мышлении — фундаментальные понятия логической науки, конкретное значение к-рых определяется совокупностью исходных теоретических абстракций и идеализации. В тех случаях, когда определенные стороны познания изучаются с помощью аппарата и методов совр. формальной логики, значение понятий С. и ф. мышления может быть уточнено посредством отождествления Ф. мышления (логические формы) с синтаксической структурой умозаключения, высказывания или совокупности высказываний (в частности теории), а С. мышления — с той или иной конкретной их интерпретацией (Интерпретация и модель). В материалистической диалектике как логике (Диалектическая логика) под С. мышления понимается природная и социальная действительность в том специфическом виде, в каком она предстает как объект научно-теоретического мышления,— в виде совокупности понятий, представлений, теорий, различного рода абстракций и идеализации, сформировавшихся в ходе исторического развития познания и различающихся по степени опосредствованности их отношения к действительности (конкретное и абстрактно-обобщенное познавательное С., знание теоретического и эмпирического уровня и т. д.). Ф. мышления есть многообразные способы деятельности общественного субъекта с объектом в идеальном плане, направленные на воспроизведение закономерностей и свойств объективной реальности в С. мышления (категории, восхождение от абстрактного к конкретному, различные формы умозаключений и т. д.). Совокупность ф. мышления определенным образом организует познавательное С. и направляет движение мысли субъекта в процессах получения нового знания. 3. В искусстве — взаимообусловливающие друг друга стороны искусства в целом или отдельного художественного произв., из к-рых С. принадлежит ведущая роль. С. искусства — многообразная действительность в ее эстетическом своеобразии, гл. обр. человек, человеческие отношения, жизнь об-ва во всей ее конкретности, Ф.— внутренняя организация, конкретная структура художественного произв., к-рая создается при помощи специфических изобразительно-выразительных средств для выявления и воплощения С. Осн. элементы С. произв. искусства— его тема и идея. Тема. раскрывает круг жизненных явлений, к-рый отражается и осмысливается в данном произв. Идея выражает сущность воспроизводимых явлений и противоречий действительности, их образно-эмоциональную оценку с позиций эстетического идеала, подводя человека к определенным эстетическим, нравственным, политическим выводам. Художественная Ф. произв. искусства многогранна. К ее осн. элементам относятся: сюжет, композиция, художественный язык, материальные изобразительно-выразительные средства (слово, рифма, ритм, звукоинтонация, гармония, цвет, колорит, линия, рисунок, светотень, объем, тектоника, па, мизансцена, киномонтаж и т. д.). В противоположность формализму, отрывающему Ф. от С., и натурализму, отождествляющему их, марксистская эстетика считает неразрывное единство, соответствие С. и ф. одним из наиболее важных критериев художественности.

содержание и форма

СОДЕРЖАНИЕ И ФОРМА — философские категории, отражающие взаимосвязь двух сторон природной и социальной реальности: определенным образом упорядоченной совокупности элементов и процессов, образующих предмет или явление, т.е. содержание, и способа существования и выражения этого содержания, его различных модификаций, т.е. формы. Понятие формы употребляется также в значении внутренней организации содержания, и в этом значении проблематика формы получает дальнейшее развитие в понятии структуры. В истории философии категория формы долгое время сопрягалась с понятием материи как неким универсальным вещественным субстратом, одинаковым для всего мира природных предметов и процессов и потому лишенных какой-либо определенности. Впервые в качестве самостоятельной категории содержание появляется в философской системе И. Канта, а в более развитой и отчетливой форме — у Гегеля. Суть различия между материей и содержанием Гегель усматривал в том, что содержание — это более богатое и конкретное понятие; оно включает материю и форму как снятые моменты: содержанием какой-либо вещи является не материя вообще, а качественно-определенная, для каждого типа вещей и процессов особая, т.е. оформленная, материя. Одновременно Гегель провел четкое различие между внешней и внутренней формой, что имеет принципиальное значение для понимания как смысла самих понятий С. и ф., так и их взаимоотношений с понятием структуры. Содержание — вполне определенный, т.е. взятый в единстве с его структурой, материальный субстрат, специфический для данного рода явлений. Структура, внутренняя упорядоченность — необходимый компонент содержания. С изменением структуры, организации существенно меняется содержание объекта, его физические, химические и др. свойства. Форма, фиксируя многообразные модификации содержания, способы его существования и проявления, тоже обладает определенной структурой. Взаимодействие С. и ф. в процессе развития включает как воздействия различных компонентов содержания на форму, так и различных компонентов формы на содержание с учетом объективной субординации С. и ф. Во взаимосвязи С. и ф. содержание представляет ведущую, определяющую сторону объекта, а форма — ту его сторону, которая модифицируется, изменяется в зависимости от изменения содержания и конкретных условий его существования. В свою очередь, форма, обладая относительной самостоятельностью, оказывает обратное активное воздействие на содержание: форма, соответствующая содержанию, ускоряет его развитие, тогда как форма, переставшая соответствовать изменившемуся содержанию, тормозит дальнейшее его развитие. Особенно отчетливо активная роль формы обнаруживается в развитии сложных системных объектов. Такого рода объекты характеризуются ярко выраженными чертами целостности, интегративности. Последние проявляются в сложности и иерархичности строения объекта, в наличии нескольких уровней его организации, различного рода взаимозависимостей целого и его частей — причинных, функциональных, генетических, структурных, включая взаимодействия по типу обратной связи. Воздействия на систему (а они могут идти от др. объектов или же быть результатом взаимодействия ее собственных элементов) как бы опосредуются, преломляются внутренней упорядоченностью, организованностью системы. Эта внутренняя упорядоченность служит формообразующим фактором, который «переделывает» согласно своей собственной природе все входящие в состав объекта компоненты. Причем, чем сложнее объект, тем в большей степени отдельные его элементы зависят от общей структуры, организации, т.е. от формы объекта. Это опосредующее влияние формы на содержание и лежит в основе влиятельных и по сей день представлений о примате формы над содержанием. Взаимоотношение С. и ф. характеризуется как единством С. и ф., так и противоречиями и конфликтами между ними. Единство С. и ф. относительно, преходяще, в ходе развития неизбежно возникают конфликты и противоречия между ними. В результате появляется несоответствие между С. и ф., которое, в конечном счете, разрешается «сбрасыванием» старой и возникновением новой формы, адекватной изменившемуся содержанию. При этом разрешение противоречий между С. и ф. может происходить разл. путями — от полного отбрасывания старых форм, переставших соответствовать новому содержанию, до использования этих старых форм существенно изменившимся содержанием. Но и в последнем случае форма не остается прежней. Она должна быть модифицирована, приспособлена к новому содержанию. Противоречие между С. и ф. существует и тогда, когда уже имеется новая форма, предоставляющая развитию содержания широкие возможности, но само содержание еще не способно в достаточной мере их реализовать. В этом случае противоречие между С. и ф. разрешается путем «переделки», обогащения содержания в направлении, обеспечивающем реализацию всех тех возможностей, которые предоставляет ему новая форма. Возникновение, развитие и преодоление противоречий между С. и ф., борьба С. и ф. (взаимопереходы С. и ф., «наполнение» старой формы новым содержанием, обратное воздействие формы на содержание и т.д.) — важный компонент развития сложно организованных систем. С. и ф. мышления — фундаментальные понятия логики и теории познания, конкретное значение которых определяется совокупностью исходных теоретических абстракций и идеализации. В тех случаях, когда определенные стороны познания изучаются с помощью аппарата и методов современной формальной логики, значение понятий С. и ф. мышления может быть уточнено посредством отождествления формы мышления (логические формы) с синтаксической структурой умозаключения, высказывания или совокупности высказываний (в частности, теории), а содержание мышления — с той или иной конкретной их интерпретацией. В различных концепциях содержательной или диалектической логики (Кант, Гегель, Маркс и др.) под содержанием мышления понимается та часть совокупного наличного знания о природной, социальной реальности и самом человеке, которая преобразована, осмыслена в соответствии со специфическими особенностями научно-теоретического освоения действительности и выражена в соответствующих формах объективации и организации. Содержание мышления — целостная сложно организованная и внутренне дифференцированная система, включающая понятия, различного рода содержательные обобщения, схематизации и идеализации, наглядные и ненаглядные модели, гипотезы и теории; в нем имеются различные типы познавательного содержания—конкретное и абстрактно-обобщенное содержание, знание эмпирического и теоретического уровней и т.д. Содержание мышления — исторически конкретное и динамическое образование, е г о объем и границы постоянно расширяются по мере прогресса познания; оно сложно взаимодействует с познавательным содержанием, получаемым др. формами освоения мира — духовно-практическим, эстетическим, религиозным. Формы мышления — это способы и средства деятельности общественного субъекта с объектом в идеальном плане, инвариантные, т.е. устойчиво сохраняющиеся и воспроизводящиеся во всем многообразии познавательного содержания (категории, различные формы умозаключения и организации систем знания, методы анализа и обобщения и т.д.). Формы мышления — обобщение и расширение понятия «логическая форма», вызванное стремлением покончить с отождествлением логического с формально-логическим. Так понятые С. и ф. мышления являются теми концептуальными средствами, с помощью которых и в которых был впервые зафиксирован и с а м факт социально-исторического, активного характера познавательной и мыслительной деятельности и осмыслены и сформулированы многие существенные стороны принципиально иного (по сравнению с натуралистическим и плоскоэмпиристским) понимания природы познания, е г о структуры, механизмов формирования и развития. В.И. Кураев

ФОРМА И СОДЕРЖАНИЕ

филос. категории, во взаимосвязи к-рых содержание, будучи определяющей стороной целого, представляет совокупность частей (элементов) предмета и их взаимодействий между собой и с др. предметами, а форма есть внутр. организация содержания. Отношение Ф. и с. характеризуется единством, доходящим до их перехода друг в друга, однако это единство является относительным. Во взаимоотношении Ф. и с. содержание представляет подвижную, динамичную сторону целого, а форма обнимает систему устойчивых связей предмета. Возникающее в развитии несоответствие Ф. и с. в конечном счете разрешается «сбрасыванием» старой и возникновением новой формы, адекватной развившемуся содержанию. Категории Ф. и с. появляются в др.-греч. философии в связи с попытками ответить на вопрос, как возможно и возможно ли вообще постоянство и повторяемость явлений при одновременной их изменчивости. Первым шагом на этом пути было предположение нек-рого сохраняющегося субстрата (веществ. первоначала) изменений. Этот субстрат («материя») и закрепился в качестве исторически первонач. значения категории содержания. Первую развитую концепцию формы дала др.-греч. атомистика, в к-рой форма выражала одну из важнейших определенностей атомов и по существу означала уже не просто внешний вид атома, а пространственно организованную структуру тела. У Платона понятие формы (эйдоса) обозначало реальную определенность тела как некоей целостности, не сводимой к пространств.-геометрич. соотношениям элементов, составляющих вещь; каждому классу чувственно воспринимаемых вещей соответствовала нек-рая «своя» форма, или идея. В связи с тем, что форма у Платона получила самостоятельное, независимое от мира природных вещей существование, возникла и проблема отношения мира форм (идей) к миру материальных вещей (к «материи»), в рамках к-рой долгое время разрабатывалась проблема соотношения Ф. и с. Решая эту проблему, Платон исходил из того, что чувств. вещи возникают из взаимодействий формы и «материи», причем форме принадлежит определяющая, активная роль. Наиболее развитую античную концепцию Ф. и с. построил Аристотель. Толкуя вслед за Платоном форму как внутр. определенность индивидуальных предметов, тождественную с понятием сути бытия каждой вещи и ее первой сущности (см. Met. VII, 1028а 10–1041 в 5–33), Аристотель вместе с тем утверждает, что форма есть определенность самих материальных вещей. Телесная вещь есть единство формы и «материи», одновременно и форма, и материя, оформленная материя; различие между материей и формой относительно. Правда, такой трактовке проблемы сам Аристотель поставил предел: говоря о мире в целом, он допускает существование неоформленной «материи» и нематериальной формы, обладающей независимым от материи существованием и восходящей к «форме форм», т.е. к богу. В новое время первый шаг к преодолению идеализма в понимании материи и формы сделал Дж. Бруно, подчеркнувший, что материя «. является той вещью, от которой происходят все естественные виды» («О причине, начале и едином», М., 1934, с. 178). Эту линию продолжают Ф. Бэкон, Декарт, Р. Бойль, Гоббс и др. представители естествознания и материализма. Если Декарт и его последователи свели все богатство природных тел к протяженности и ее свойствам, то Ф. Бэкон исходил из многокачественности материи и осознавал ограниченность не только аристотелевско-схоластической, но и атомистич. концепции формы и материи, в осн. чертах воспроизведенной материализмом и естествознанием нового времени. Именно Бэкон выдвигает идею о примате материи над формой и об их единстве. Однако в целом бэконовские представления о форме носили в значит. степени спекулятивный характер. Напротив, сила декартовско-гоббсовской концепции состояла в том, что ее простые и ясные представления допускали точные количеств. измерения. Главным отрицат. последствием ее механицизма было односторонне аналитич. представление о теле как агрегате частей. Эти реальные слабости были подмечены Лейбницем, к-рый сделал вывод, что протяженность сама по себе не может содержать внутр. источника развития и движения. Основание формы, по Лейбницу, заключено в нематериальном начале, в монаде, а фигура, величина и т.п. суть только способы выражения и описания внутр. определенности монады. Возвращаясь к трактовке форм как сущностных или субстанциональных, Лейбниц стремится в собств. природе тел открыть внутр. источник активности. Однако он резко противопоставляет материю и форму, пытаясь преодолеть это противопоставление путем допущения предустановленной гармонии. Критикуя подход к форме и материи как к определенностям, присущим вещам самим по себе, вне и независимо от тех условий, посредством к-рых эти вещи даны человеку, Кант выдвигает тезис, согласно к-рому форма, как и др. категории рассудка, есть принцип упорядочивания, синтезирования чувственно данного многообразия. Это относится и к материи, к-рая для Канта есть «. лишь отношение чего-то вообще к чувствам» (Соч., т. 3, М., 1964, с. 331), лишь неопределенное, неупорядоченное «нечто», возникающее в сознании при взаимодействии человека с внешним миром. Результатом тех модификаций, к-рые претерпела в системе Канта традиц. проблема соотношения материи и формы, явилось выдвижение на первый план нового аспекта этой проблемы – вопроса о Ф. и с. мышления. Кантовское отождествление «материи» с чувственно данным содержанием мышления заключало в себе возможность для возвращения «материи» всего богатства ее определений и многокачественности, поскольку к «материи» Кант относил все то, что может быть воспринято в созерцании (см. тамже, с. 128). В противоположность предшествующей традиции, для Канта материя есть синоним чувственно данного многообразия, а форма – то, что как-то синтезирует, унифицирует это многообразие. Дальнейший шаг в этом направлении был сделан Гегелем. Подвергая резкой критике метафизич. представления, согласно к-рым все без исключения вещи имеют основанием одну и ту же «материю» и различаются друг от друга лишь со стороны формы, Гегель формулирует тезис о взаимообусловленности материи и формы. Вместе с тем для более адекватного выражения сущности отношения между определяемым и определяющим он вводит категорию «содержание», к-рая включает форму и материю как снятые моменты: содержание объемлет собою как форму как таковую, так и материю, и оно имеет, т.о., нек-рую форму и нек-рую материю, основу коих оно составляет (см. Соч., т. 5, М., 1939, с. 540). По Гегелю, отношение между Ф. и с. есть сущностное отношение, типичный случай взаимоотношения диалектич. противоположностей. Единство Ф. и с. предполагает их взаимопревращение (см. тамже, т. 1, М.–Л., 1929, с. 224; т. 5, с. 531). Материя становится содержанием, только будучи определенной, оформленной материей; точно так же и форма есть по существу переход содержания в форму: ее можно отличить от содержания только при сопоставлении двух определенных содержаний. В этом отношении одного содержания к другому и появляется возможность зафиксировать форму как относительно самостоят. определенность. Примером гегелевского понимания тождества Ф. и с. может служить анализ Ф. и с. художеств. произведения (см. тамже, т. 1, с. 225). Гегелю принадлежит также важное различение внешней и внутр. формы. Приняв диалектич. подход Гегеля к проблеме Ф. и с., марксизм вместе с тем показал, что объективно-идеалистич. основа гегелевской философии оказалась помехой для всестороннего исследования диалектики Ф. и с., а в анализе социальных явлений привела к отрыву друг от друга Ф. и с. (см. К. Маркс, в кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 1, с. 289, 235). Классики марксизма углубили введенное Гегелем различение содержания и веществ, материального субстрата вещи («материи»). В частности, Маркс показал, что в области социально-экономич. отношений все собственно природные определения вещи, в т.ч. вещественное содержание (материальный субстрат) и чувственно конкретная, веществ. форма, имеют значение лишь как формы существования и проявления иного, социального содержания. Напр., товар, хотя и имеет веществ. природную сторону, представляет собою прежде всего экономическое, обществ. явление. Его веществ. основа и ее определения формы, рассматриваемые сами по себе, не имеют никакого отношения к исследуемому в политэкономии содержанию товаров. Необходимость строгого различения «материи» и содержания сохраняется и при анализе собственно природных явлений: содержание здесь составляет вполне определенный (т.е. взятый в единстве с его формой) материальный субстрат, специфический для данного рода явлений, а не субстрат вообще. Обнаружение материального субстрата – первый шаг на пути познания содержания, т.к. содержанием является не сам по себе субстрат, а его внутр. состояние, совокупность процессов, к-рые характеризуют взаимодействие образующих субстрат элементов между собой и со средой и обусловливают их существование, развитие и смену. В этом смысле само содержание выступает как процесс, состоящий в непрерывном изменении сторон, элементов вещи. Диалектико-материалистич. концепция формы, снимая противоположность односторонне дифференциального и односторонне интегрального подхода к анализу процесса формообразования, рассматривает форму в единстве ее дифференциальных и интегральных аспектов, как развивающуюся и становящуюся структуру. Анализ завершенного целого, в отрыве от процесса его становления, подчеркивает Маркс, с неизбежностью ведет к аристотелевско-лейбницевской концепции субстанциональности формы и ее примата над содержанием, т.к. в этом случае формы выступают в качестве «. готовых отношений и форм. «, только как предпосылки действит. содержания (см. «Теории прибавочной стоимости», ч. 3, 1961, с. 462), и потому рассматриваются как изнач. условия, определяющие само это содержание. Так происходит, напр., с рентой и процентом в их отношении к капиталистич. способу производства. На самом же деле эти формы, исторически предшествовавшие капиталистич. способу производства прибавочной стоимости как своему содержанию, представляют собою одновременно и условия возникновения этого содержания и результаты функционирования самого капитала, его собств. формы. Но, чтобы обнаружить это, необходимо «. генетически вывести различные формы. » и понять «. действительный процесс формообразования в его различных фазах» (там же, с. 477, 478), с учетом объективной субординации Ф. и с. Большой методологич. интерес представляет Марксов анализ особенностей развития путем борьбы Ф.и с., составными моментами к-рой являются взаимопереход Ф. и с. и «наполнение» старой формы новым содержанием. Дальнейшую разработку эта идея получила в работах Ленина. В частности, ему принадлежит важное положение о том, что «. всякий кризис, даже всякий перелом в развитии, неизбежно ведет к несоответствию старой формы с новым содержанием» (Соч., т. 21, с. 392). Разрешение противоречий между Ф. и с. может протекать по-разному – от полного отбрасывания старой формы, переставшей соответствовать новому содержанию, до использования старых форм, несмотря на существенно изменившееся содержание. Но и в последнем случае форма не остается прежней, новое содержание «. может и должно проявить себя в любой форме, и новой и старой, может и должно переродить, победить, подчинить себе все формы, не только новые, но и старые. » (там же, т. 31, с. 83). Содержание и форма м ы ш л е н и я. Применительно к мышлению проблема взаимоотношения Ф. и с. впервые стала предметом спец. исследования в нем. классич. философии. Исходным пунктом для нее является критика, с одной стороны, идеи чисто опытного происхождения всего содержания мышления (в той форме, в какой ее развивал сенсуализм 17–18 вв., натолкнувшийся на серьезные трудности, связанные с неумением объяснить происхождение и содержание теоретич. знания), а с др. стороны – рационалистич. концепций мышления, к-рые, хотя и исследовали «способности», ведущие к всеобщим и необходимым истинам разума, однако понимали их таким образом, что они оказывались за пределами опыта. Задача состояла в том, чтобы показать, как возможно объективное, всеобщее и необходимое знание, не порывая при этом с тезисом об опытном происхождении знания. Кант делает это на основе различения содержания мышления, обусловленного чувств. опытом индивида, и формы мышления, к-рая, хотя вне опыта и не существует, но является в нем априорным элементом, обеспечивающим синтез и переработку чувственно данного содержания мышления в качественно новое по своему содержанию знание. При этом форма мышления, его категориальная структура обусловлена не индивидуальным опытом субъекта, а нек-рыми особенностями человеч. сознания вообще. Гегель подвергает критике характерное для Канта рассмотрение Ф. и с. мышления как изначально различных (см. Соч., т. 1, М.–Л., 1929, с. 113) и показывает, что формы мышления не могут быть только субъективными пособиями человека: хотя они «. принадлежат мышлению как таковому, из этого все же отнюдь не следует, что и сами по себе они лишь наши определения, а не суть вместе с тем определения самих предметов» (там же, с. 89). Этим был сделан важный шаг к обоснованию содержательности и объективной обусловленности форм мыслит. деятельности. Гегель показал также, что процесс совпадения Ф. и с. мышления с закономерностями и свойствами объективной реальности доказывается всей историей познания. Однако объективно-идеалистич. способ обоснования Гегелем единства Ф. и с. мышления привел к фактич. утрате различия между абстрактным мышлением и чувственностью, между Ф. и с. мышления, к-рые целиком остались в пределах самой мысли (см. К. Маркс, в кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Из ранних произв., 1956, с. 627–28). Диалектич. материализм исходит из того, что мышление отражает объективный мир как содержанием, так и формой. Содержание мышления – это результат отражения в совокупной духовной культуре человечества природных и социальных явлений, т.е. идеализованная природа и социальная действительность, освоенные обществ. субъектом на данном этапе его развития. В содержание мышления входят все многообразные определения действительности, воспроизводимые сознанием, в т.ч. ее абстрактно-всеобщие связи и отношения; эти последние при определ. условиях приобретают специфически логич. функции, выступают в качестве форм мышления, т.е. форм, в к-рых протекает мышление как деятельная способность обществ. субъекта. К осн. формам мышления принадлежат логич. категории, понятия, суждения и умозаключения. Из этого следует, что различие между Ф. и с. мышления – это различие не по принципиально разному отношению к действительности, а только по той разной роли, к-рую выполняет одна сторона мышления по отношению к другой. Это – функцион. различие в пределах содержания мышления, лишь в результате длит. развития приведшее к относит. обособлению формы. Такое обособление основывалось на постепенном вычленении из содержания мышления тех его сторон, к-рые были наиболее часто повторяющимися и представляли инвариантные связи и отношения различных конкретных познават. ситуаций. Закрепившись т.о. в сознании человека в виде логич. форм, эти инвариантные параметры мыслит, деятельности для последующих поколений выступают уже как некий готовый результат, как формы деятельности субъекта с объектом. Превращение абстрактно-универс. опреде-ленностей действительности в логич. формы – специфически социальный процесс, т.к. только общество в целом обладает возможностью закрепить (через средства культуры) результаты деятельности предшествующих поколений, выступающие для каждого отд. человека как то, что определ. образом организует и упорядочивает знания, как формальные условия возможности самого познания. Т.о., всеобщие и необходимые абстрактно-универс. определенности действи-тельности становятся формами мышления по мере того, как оказываются формами деятельности общественно-развитого субъекта, его «познават. способностями». Понятно, что категориальная структура мышления развивается по мере развития познания, и чем полнее, глубже и всестороннее содержание мышления, тем в более развитых и конкретных формах оно выражается. Лит.: Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 1, с. 158–59, 280–368; т. 2, с. 143; Энгельс Ф., Анти-Дюринг, М., 1969, с. 78–80; Ленин В. И., Соч., 4 изд., т. 38; его же, т. 31, с. 80–82; Асмус В. Ф., Диалектика Канта, 2 изд., М., 1930; его же, История античной философии, М., 1965; Маньковский Л. . Логич. категории в «Капитале» К. Маркса, М., 1962; Лекторский В. . Проблема субъекта и объекта в классической и совр. бурж. философии, М., 1965; Смирнова Е. Д., Формализованные языки и логич. форма, в кн.: Логич. структура науч. знания, М., 1965; Мамардашвили М. К., Формы и содержание мышления, М., 1968; Мамзин А. С., О Ф. и с. в живой природе, Л., 1968; Науменко Л. К., Монизм как принцип диалектич. логики, Алма-Ата, 1968. В. Кураев. Москва.

Найдено схем по теме СОДЕРЖАНИЕ и ФОРМА — 0

Найдено научныех статей по теме СОДЕРЖАНИЕ и ФОРМА — 0

Найдено книг по теме СОДЕРЖАНИЕ и ФОРМА — 0

Найдено презентаций по теме СОДЕРЖАНИЕ и ФОРМА — 0

Найдено рефератов по теме СОДЕРЖАНИЕ и ФОРМА — 0

Узнай стоимость написания

Ищете реферат, курсовую работу, дипломную работу, контрольную работу, отчет по практике или чертеж?
Узнай стоимость!

Читайте также:  Презентация на тему зрение для начальной школы
Источники:
  • http://studfiles.net/preview/458939/
  • http://spravochnick.ru/filosofiya/struktura_filosofskogo_znaniya/soderzhanie_i_forma_v_filosofii/
  • http://studopedia.ru/11_149472_soderzhanie-i-forma.html
  • http://studref.com/356887/filosofiya/forma_soderzhanie
  • http://terme.ru/termin/soderzhanie-i-forma.html