Меню Рубрики

Фонема с точки зрения мфш и лфш

Лекция 4

Существует несколько фонологических школ, имеющих собственные определения фонемы и в связи с этим по-разному подходящих к проблеме установления состава фонем отдельных слов.

Моско́вская фонологи́ческая шко́ла (МФШ) — одно из направлений в современной фонологии, возникших на основе учения И. А. Бодуэна де Куртенэ [1] о фонеме (наряду с Ленинградской фонологической школой (ЛФШ), основанной Л. В. Щербой).

Возникновение школы связано с именами таких советских лингвистов, как Р. И. Аванесов, В. Н. Сидоров, А. А. Реформатский.

Важнейшее положение школы — необходимость применения морфологического критерия (обращения к морфемному членению) при определении фонемного состава языка. Идеи МФШ нашли применение в первую очередь в теории письма: в графике, орфографии, создании алфавитов, практической транскрипции и транслитерации, а также в исторической фонетике, диалектологии, лингвистической географии и преподавании неродного языка [3] .

Первым идею о необходимости рассмотрения звуков языка как составляющих морфем высказал И. А. Бодуэн де Куртенэ. По Бодуэну, фонемы «могут быть рассматриваемы лингвистически только тогда, когда входят в состав морфем.

Фонемами в учении МФШ называются самостоятельные звуковые различия, служащие знаками различения слов языка, иначе говоря, минимальные составляющие звуковых оболочек минимальных знаковых единиц — морфем. Поскольку морфема понимается как множество чередующихся морфов, фонема предстаёт множеством звуков, чередующихся в составе морфов по фонетическим правилам. Если чередование обусловлено не фонетически, а морфологически (как в рус. водит — вожу) или лексически, чередующиеся элементы входят не в состав фонемы, а в состав морфонемы (морфофонемы). Следует отметить, что за морфонемами не признаётся статус самостоятельных языковых единиц, а морфонология считается не отдельным уровнем языка, а особой сферой, входящей как в фонологию, так и в морфологию; от явлений первой её отличает обусловленность морфологическими условиями вместо фонетических позиций, от явлений второй — отсутствие значимостей, присущих морфемам.

Согласно учению МФШ, фонема осуществляет две основных функции:

• перцептивную — способствовать отождествлению значимых единиц языка — слов и морфем;

• сигнификативную — способствовать различению значимых единиц.

Р. И. Аванесов, сохраняя опору на морфологию при определении фонем, предлагает разграничение сильных и слабых фонем, основанное на том, что в различных позициях число позиционно обусловленных признаков звуковых единиц неодинаково: так, у [с’] в рус. сядь признак мягкости не обусловлен позицией (ср. сад), а в снять — обусловлен позицией перед [н’]. В позициях такой обусловленности вследствие нейтрализации может противопоставляться меньшее число звуковых единиц, чем в других позициях, поэтому их способность к различению звуковых оболочек слов снижается. В таких позициях выступают слабые фонемы, в позициях максимальной дифференциации — сильные (возможность или невозможность отождествления единицы слабой позиции с единицей сильной, существенная для понятия гиперфонемы в традиционной МФШ, здесь не имеет определяющего значения). Позиционно чередующиеся сильная и слабые фонемы составляют фонемный ряд.

В рамках МФШ было выработано понятие гиперфонемы. Первоначально под гиперфонемой понималась единица, выступающая в позициях нейтрализации, а также группа нейтрализующихся в данной позиции фонем. Позднее термин стал обозначать случай реализации в рамках той или иной морфемы звука или ряда позиционно чередующихся звуков, представляющих собой общую часть нейтрализованных в данной позиции фонем и не приводимая в данной морфеме однозначно к одной из этих фонем. Так, в корне, представленном в рус. собака, собаковод, первый гласный не встречается под ударением (в сильной позиции), а представляющие его чередующиеся звуки могут являться представителями фонемы или . В этом случае считается, что в первом слоге присутствует гиперфонема, что отражается в фонематической транскрипции: .

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Как то на паре, один преподаватель сказал, когда лекция заканчивалась — это был конец пары: «Что-то тут концом пахнет». 7657 — | 7305 — или читать все.

193.124.117.139 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

  • В книжной версии

    Том 21. Москва, 2012, стр. 272-273

    Скопировать библиографическую ссылку:

    МОСКО́ВСКАЯ ФОНОЛОГИ́ЧЕСКАЯ ШКО́ЛА (МФШ), од­но из ос­нов­ных направ­ле­ний в оте­че­ст­вен­ной фо­но­ло­гии , опи­раю­ще­еся, на­ря­ду с ле­нин­град­ской (пе­тер­бург­ской) фо­но­ло­ги­че­ской шко­лой [Л(П)ФШ] и фо­но­ло­ги­чес­кой тео­ри­ей праж­ской линг ­ ви­сти ­ чес­кой шко ­лы, на идеи И. А. Бо­дуэ ­ на де Кур­те ­ нэ о су­ти фо­не ­ мы . МФШ воз­ник­ла в кон. 1920-х гг. Её ос­но­ва­те­ли – Р. И. Ава­не­сов , П. С. Куз­не­цов , А. А. Ре­фор­мат­ский , В. Н. Си­до­ров , их еди­но­мыш­лен­ни­ки – А. М. Су­хо­тин , И. С. Иль­ин­ская, Г. О. Ви­но­кур , А. И. За­рец­кий и др. На фор­ми­ро­ва­ние МФШ ока­за­ла влия­ние и фо­но­ло­гич. тео­рия Н. Ф. Яков­ле­ва , так­же про­дол­жав­ше­го тра­ди­ции Бо­ду­эна де Кур­те­нэ. Обоб­ще­ние, уг­луб­ле­ние и раз­ви­тие тео­рии МФШ в ви­де це­ло­ст­ной кон­цеп­ции осу­ще­ст­в­ле­но М. В. Па­но­вым , ко­то­рый дал все­объем­лю­щее опи­са­ние фо­не­тич. уров­ня (яру­са) рус. язы­ка, ввёл по­ня­тие па­ра­диг­мы фо­не­мы (со­во­куп­но­сти всех во­пло­щаю­щих её зву­ков).

    Please verify you are a human

    Access to this page has been denied because we believe you are using automation tools to browse the website.

    This may happen as a result of the following:

    • Javascript is disabled or blocked by an extension (ad blockers for example)
    • Your browser does not support cookies

    Please make sure that Javascript and cookies are enabled on your browser and that you are not blocking them from loading.

    Reference ID: #f0402820-6b21-11e9-acba-d56136e44405

    § 124. МОСКОВСКАЯ И ЛЕНИНГРАДСКАЯ ФОНОЛОГИЧЕСКИЕ ШКОЛЫ

    Учение о фонеме лежит в основе фонологии — раздела языкознания, изучающего функциональную значимость звуковой стороны языка. Фонология возникла в России в 70-х гг. XIX в. Ее основоположник И. А. Бодуэн де Куртенэ ввел само понятие фонемы, противопоставив его понятию звука.

    В настоящее время в Советском Союзе ведущее положение в фонологии занимают два научных направления — Московская фонологическая школа (МФШ) и Ленинградская фонологическая школа (ЛФШ). В основу ЛФШ легли высказанные впервые в 1912 г. идеи Л. В. Щербы, ученика И. А. Бодуэна де Куртенэ. Идеи

    Л. В. Щербы развивают его ученики и последователи: Л. Р. Зиндер, М. И. Матусевич, А. Н. Гвоздев, Л. В. Бондарко, Л. Л. Буланин, Л. А. Вербицкая и др. Московская фонологическая школа возникла в конце 20-х гг. Ее основатели Р. И. Аванесов, П. С. Кузнецов, А. А. Реформатский, В. Н. Сидоров, А. М. Сухотин и их ученики М. В. Панов, Л. Н. Булатова, К. В. Горшкова, В. В. Иванов, Л. Э. Калнынь и др., продолжая традиции Бодуэна де Куртенэ, опираются на идеи, отразившиеся в его работах разных периодов. На формирование этой школы оказали влияние и взгляды Н. Ф реализуется в первом случае глухим звуком [ч’], а во втором — звонким [д’ж’], звуки эти объединяются в одну фонему, так как они выполняют одну и ту же смыслоразличительную функцию, они не способны различать слова и морфемы. Количество, состав фонем определяется представителями МФШ и ЛФШ по сильной позиции, позиции наибольшего различения.

    Этот же функциональный критерий представители МФШ распространяют и на сигнификативно слабые позиции. По теории МФШ в словосочетаниях гусь пришел и гусь зашел выступает слово гусь с одним и тем же фонемным составом. Звук [с’] в первом случае и [з*] во втором объединяются в одну фонему (с’> на основании того, что они выполняют здесь одну и ту же смыслоразличительную функцию — не различают данные словоупотребления: это одно и то же слово.

    Отсюда следует вывод: фонема включает весь ряд позиционно чередующихся звуков. При этом имеются в виду все позиции: сильные и слабые.

    Множества позиционно чередующихся звуков могут пересекаться, в этом случае одни и те же звуки относятся к разным фонемам.

    Представители ЛФШ считают, что фонемы представляют собой непересекающиеся множества звуков, каждая фонема имеет свой набор аллофонов, отличный от набора аллофонов любой другой фонемы. Поэтому представители ЛФШ для сигнификативно слабых позиций выдвигают иной критерий, чем для сильных,— фонетическое сходство звуков, проявляющееся в общности их признаков. Это именно тот критерий, который они отвергают при анализе сильных позиций. По теории ЛФШ в слове гусь в словосочетании гусь пришел звук [с’] является представителем фонемы , а в слове гусь в словосочетании гусь зашел звук [з’] — представитель (з’>. Основанием для такого решения является близость звука [с’] в гусь пришел к звуку [с’] сильной позиции, например, в словоформе гуси, в слове сила или в слове сено, и близость [з’] в гусь зашел к звуку [з’] сильной позиции, например, в слове зима или в слове взять.

    Точно так же в слове вода [вада] по теории МФШ предударный [а] является представителем (о), так как в сильной позиции в корне выступает [о]: [воды]. В этих формах наблюдается чередование звуков [а // о], но фонема, реализованная данными звуками, одна и та же— (о). По теории ЛФШ предударный [а] в слове [вада] является представителем фонемы (а), так как он больше похож на звук [а] под ударением, чем на [о]. С этой точки зрения в [вада] — [воды] наблюдается чередование фонем (а // о). Отсюда и разная фонематическая транскрипция слова: (вода) по МФШ и (вада) по ЛФШ.

    Критерий фонетической близости звуков приводит к необходимости вводить дополнительные критерии для отнесения звуков к той или иной фонеме. Так, звук [ъ], встречающийся только в сигнификативно слабой позиции, например, в слове [въдавбс] — водовоз, в равной степени отличен и от звука [Ьі], и от звука [а]. Поэтому одни представители ЛФШ относят его к фонеме (а), другие к выделяемой ими в отличие от представителей МФШ фонеме (ы). Для таких случаев вводится еще один критерий: надо посмотреть, на что похож звук при четком проговаривании слова. На основании этого критерия считается, что [ъ] ближе к [а] и, следовательно, его надо приравнивать к (а). Для представителей МФШ вопрос решается только на основании соотнесения звука [ъ] с сильной позицией в той же морфеме: [въдавбс] — [воды]. Поэтому [ъ] здесь — представитель фонемы (о).

    В нашем учебнике описание фонематической системы русского языка дается с позиций Московской фонологической школы.

    34 Ответ: Теория фонем мфш, лфш, плк.

    Фонетика — это наука о материальной стороне (звуков) человеческой речи.

    Московская фонологическая школа – направление в исследовании звукового яруса языка. Она возникла в кон. 20-х гг. ХХ в. Её основатели – Аванесов, Реформатский, Сидоров, Сухотин и др. опирались на идеи Бодуэна де Куртенэ. Обобщение идей этой школы в виде целостной концепции, отражающей её состояние в 60-80-х гг., осуществлено Пановым.

    Основа теории Московской фонологической школы – учение о фонеме. Важнейшее положение — необходимость последовательного применения морфемного критерия при определении фонемного состава языка (в этом главное отличие этой школы от Ленинградской (Петербургской) фонологической школы и от других фонологических школ). Для отнесения разных звуков к одной фонеме необходимо и достаточно, чтобы звуки находились в дополнительном распределении (дистрибуции) в зависимости от фонетических позиций и занимали одно и то же место в одной и той же морфеме, т.е. позиционно чередовались. Фонему представляет весь ряд позиционно чередующихся звуков.

    В этот ряд могут входить самые различные звуки: артикуляционно и акустически близкие и далёкие, а также нуль звука. Так, в рус. языке фонема (с) может быть представлена звуками [с] — с отцом, [с°] — с отчимом, [с’] — с сестрой, [з] — с братом, [з’] — с дядей, [ш] — с шурином, [ж] -с женой, [ш’] — с чадом, нулём звука — с щедрым и др.

    Московской фонологической школой выдвинуто положение о параллельных и пересекающихся рядах позиционно чередующихся звуков. Кроме того, эта школа ввела понятие гиперфонемы, которая есть особый случай неполной реализации в отдельных морфемах всего ряда позиционно чередующихся звуков, воплощающих фонему.

    Построение фонологической модели языка, в т. ч. определение всех его фонем и их взаимоотношений в разных позициях, с точки зрения Московской фонологической школы, возможно только при учёте всех слов, грамматических форм и морфем данного языка и всех фонетических реализаций фонологических единиц.

    Читайте также:  Гарри поттер с точки зрения православия

    Идеи Московской фонологической школы нашли применение в первую очередь в теории письма — графике и орфографии, создании алфавитов, практической транскрипции и транслитерации, в исторической фонетике, диалектологии и лингвистической географии, преподавании неродного языка.

    Ленинградская (Петербургская) фонологическая школа – направление в исследовании звукового уровня языка. ее основоположник – академир Щерба (последователь Бодуэна де Куртене). Шерба определил фонему как единицу, способную дифференцировать слова и их формы. Он установил обусловленность членения звуковой последовательности на фонемы морфологическим членением (в словах бы-л, засну-л, он-а, был-а конечные фонемы отделяются благодаря возможности провести перед ними морфологическую границу).

    Языковую функцию фонемы Щерба также связывал с её способностью участвовать в образовании звукового облика значимой единицы (одет — одеть и т. д.).

    Основной принцип подхода этой школы к звуковым единицам — стремление связать языковую (социальную) природу фонемы с её ролью в речевой деятельности человека. Фонема, будучи минимальной языковой единицей, лежащей в основе иерархии фонема — морфема — слово — синтагма, в то же время является единицей уникальной, поскольку именно фонема обеспечивает использование материальных явлений (физиологических, акустических) для образования значимых единиц языка.

    Для Ленинградской школы характерно утверждение, что система фонем того или иного языка — не просто результат логических построений исследователя, а реальная организация звуковых единиц, обеспечивающая каждому носителю языка возможность порождения и восприятия любого речевого сообщения. Отсюда понятен интерес к тем функциям звуковых единиц, которые обнаруживаются при исследовании речевой деятельности и языкового материала: подробное фонетическое описание различных фонологических систем, идея важности «звукового облика слова», интерес к разным стилям речи, разработка теории слога, теории интонации и т.д.

    Актуальность идей школы определяется сущностью основных направлений: углублённое исследование фонетических характеристик языков с различными звуковыми системами, позволяющее раскрыть общие закономерности использования материальных средств в естественном языке; исследование фонетики и фонологии спонтанной речи; изучение интонационных средств языка; анализ фактов речевого поведения человека.

    Пражская лингвистическая школа (или, как её часто называют, Школа функциональной лингвистики) внесла существенный вклад в теорию и практику современного языкознания.

    Пражский лингвистический кружок (Ргаzskу 1ingvistieky krollzek, Cerele lingllistique de Prague) (далее ПЛК) возник в 1926 г. по инициативе чешского англиста и специалиста по общему языкознанию Вилема Матезиуса (1882-1945) и слависта Р.О. Якобсона, работавшего тогда в Праге.

    Представители Пражской школы основывались в своих фонологических изысканиях с одной стороны, на идеях И.А. Бодуэна де Куртенэ, Н.В. Крушевского и частично Л.В. Щербы, с другой стороны, на идеях Ф. де Соссюра. Синхронный подход к языковым явлениям обеспечил представителям Пражской школы определенное решение вопроса о том, что является фонемой, что, входит в задачи фонологии и какова связь, между фонологией и фонетикой. Наиболее важными в этом плане являются работы Н.С. Трубецкого, Р.О. Якобсона, В. Матезиуса, Б. Трнки, Б. Гавранка, И. Вахека.

    Таким образом, ПЛК: соотношение между языком и речью представляет собой просто отношение между научным анализом (абстракцией) и некоторыми явлениями действительности. Речь представляется как непосредственная данность, язык — как результат научной абстракции. Таким образом, облегчается процедура исследования, такой подход дает хорошие результаты в конкретных исследованиях, например, такой метод применялся Н.С. Трубецким при создании фонологической теории.

    С точки зрения Пражской школы, фонемы реально непроизносимы. Будучи научной абстракцией, фонемы, реализуются в различных оттенках или вариантах, которые произносимы. Но сама фонема как абстрактное единство всех оттенков реально непроизносима. Трубецкой пишет: конкретные звуки, слышимые в речи, являются скорее лишь материальными символами фонем . Звуки ни когда не являются самими фонемами, поскольку фонема не может содержать, ни одной фонологически несущественной черты, что для звука речи фактически не неизбежно (Амирова Т.А., 2006).

    Система и состав согласных фонем с точки зрения МФШ и СПФШ

    Четыре правила, выведенные Н. С. Трубецким для отличения фонем от вариантов фонем

    Если в том или ином языке два звука встречаются в одной и той же позиции и могут замещать друг друга, не меняя при этом значения слова, то такие звуки являются факультативными вариантами одной фонемы.

    При этом факультативные варианты бывают общезначимые и индивидуальные, а также стилистически существенные и стилистически несущественные.

    Если два звука встречаются в одной и той же позиции и не могут при этом заменить друг друга без того, чтобы изменить значение слова или исказить его до неузнаваемости, то эти звуки являются фонетическими реализациями двух различных фонем.

    Если два акустически (или артикуляторно) родственных звука никогда не встречаются в одной и той же позиции, то они являются комбинаторными вариантами одной и той же фонемы.

    Два звука, во всём удовлетворяющие условиям третьего правила, нельзя тем не менее считать вариантами одной фонемы, если они в данном языке могут следовать друг за другом как члены звукосочетания, притом в таком положении, в каком может встречаться один из этих звуков без сопровождения другого.

    Московская фонологическая школа не выделяет фонему [ы], считая её равной фонеме [и]; также не различаются твёрдые и мягкие варианты фонем [к], [г] и [х]. В таком случае получается 39 фонем.

    Основные положения МФШ. Специфика московского понимания фонемы.

    1945 первый том – «Очерк грамматики русского литературного языка» Аванесов, Сидоров

    Аванесов – родоначальник, МФШ возникла из второй стороны учения Бодуэна.

    Фонема – компонент морфемы.

    Фонема – множество звуков речи, занимающее каждый раз одно и то же место в морфеме. Фонема – номер в морфеме.

    Р.И.Аванесов, А.А.Реформатский, П.С.Кузнецов (четко сформулировал понятия), Виноградов, Касаткин

    Московские фонологи не считают фонему самостоятельной единицей, они считают её частью морфемы. Для определения фонемного состава слова фонему нужно поставить в сильную позицию.

    . На первом месте – учение о позициях. В сильной позиции различается максимальное количество звуковых единиц. Фонема – только в сильной позиции, гиперфонема – в абсолютно слабой.

    Гиперфонема – группа фонем, способных реализоваться в данной фонеме в данном аллофоне.

    Вопрос о единицах в слабых позициях: состав фонем – только в сильной позиции.

    Звук речи представители СПФШ называют фоном, а звук языка – аллофоном, подчеркивая его обобщенный характер. Аллофоны формируются не на основе артикуляторно-акустического сходства звуков (фонов), а на базе потенциальной связи звуковых вариантов со значимыми единицами.

    Сторонники МФШ выделяют в русском языке 34 согласных фонемы. В их число включаются[35]:

    Парные по звонкости — глухости фонемы различаются в позициях перед гласными, сонорными согласными и . В прочих позициях их противопоставления нейтрализуются, то есть фонемы выступают в своих вариантах: в конце слова и перед глухими имеет место оглушение звонких, перед звонкими — озвончение глухих. Внепарные согласные также способны оглушаться и озвончаться, однако в этих случаях они представлены вариациями, а не вариантами, поскольку нейтрализации не происходит

    Задненёбные мягкие звуки [к’ г’ х’] признаются в МФШ вариациями соответствующих твёрдых фонем . Однако, в отличие от прочих парных твёрдых, обусловливающих позиционную вариацию [ы], эти фонемы сами смягчаются в позиции перед [35].

    Представители СПФШ принимают за исходную единицу словоформу. При этом признается равенство позиций (сильная и слабая), т. е. то, что не различается в произношении, не различается и в фонемной составе, и наоборот. Так, в парах слов столы – стол, вода – вóды в первом слоге выступают разные гласные фонемы: в словах столы, вода – фонема /а/1 (так же, как и в слове мама, например), в словах стол, вóды – фонема /о/.

    . 1) мягкие [г’], [к’], [х’], т. к., по мнению представителей МФШ, эти звуки являются лишь вариантами фонем , т. к. самостоятельно, без помощи других фонем не могут различать звуковые оболочки слов или морфем: они не могут быть противопоставлены по твердости/мягкости в абсолютном конце слова; встречаются только в фонетически зависимом положении – перед гласными переднего ряда [и] и [э], где невозможно определить, палатализуются ли с — гласные или мягкость у них самостоятельная; не могут быть в позиции перед гласными непереднего ряда [у], [о], [а];

    Петербургские фонологи насчитывают 41 фонему, из них 6 гласных и 35 согласных. СПФШ рассматривает /г’, к’, х’/ как самостоятельные фонемы, т. к. в некоторых случаях они выступают как смыслоразличители: [к]ури – [к’]юри, т[к’]ет. Несмотря на невозможность употребления мягких /г’, к’, х’/ в конце слова, в современном русском языке в некоторых случаях они противопоставляются по твёрдости-мягкости перед гласными непереднего ряда [а, о, у] в заимствованных словах: киоскёр, ликёр, кюре, гяур и др., но такого рода случаи исключительно редки. Разногласия существуют и по поводу трактовки сложных звуков [ш’], [ж’]. МФШ рассматривают их как самостоятельные особые фонемы, ссылаясь на то, что они не могут быть расчленены на два кратких мягких звука.

    Представители CПФШ отказываются видеть в данном случае особого рода фонемы, указывая на незначительную фонологическую активность такого рода сложных звучаний. Таким образом, оценивая обе школы, следует отметить, что каждая из них имеет свои сильные и слабые стороны, причем зачастую недостатки одной школы автоматически оказываются достоинствами другой.

    СПФШ рассматривает /г’, к’, х’/ как самостоятельные фонемы, т. к. в некоторых случаях они выступают как смыслоразличители: [к]ури – [к’]юри, т[к’]ет. Несмотря на невозможность употребления мягких /г’, к’, х’/ в конце слова, в современном русском языке в некоторых случаях они противопоставляются по твёрдости-мягкости перед гласными непереднего ряда [а, о, у] в заимствованных словах: киоскёр, ликёр, кюре, гяур и др., но такого рода случаи исключительно редки.

    studopedia.org — Студопедия.Орг — 2014-2019 год. Студопедия не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования (0.002 с) .

    Фонологические школы: Московская и Санкт-Петербургская (Ленинградская). Определение фонемы, ее функций, состава фонем в концепциях разных фонологических школ

    Понятие фонемы в МФШ и ЛФШ.

    Ленинградская (Петербургская) фонологическая школа (ЛФШ)

    Одно из направлений в современной фонологии, возникших на основе учения И. А. Бодуэна-де Куртенэ о фонеме (наряду с Московской фонологической школой (МФШ), представителями которой были Р. И. Аванесов, В. Н. Сидоров, А. А. Реформатский и другие учёные). Основателем школы является Л. В. Щерба. Среди других её представителей — Л. Р. Зиндер, Л. В. Бондарко, М. И. Матусевич.

    Основной принцип подхода ЛФШ к единицам звукового уровня языка — стремление связать лингвистическую природу фонемы с её ролью в речевой деятельности. В учении школы фонема рассматривается как обеспечивающая использование материальных явлений (движений артикуляционного аппарата и производимых им акустических эффектов) для образования значащих единиц языка. Таким пониманием фонемы определяется интерес представителей ЛФШ к материальным свойствам звуковых единиц, их обращение к экспериментальной фонетике и методам анализа речи.

    Л. В. Щерба, ученик И. А. Бодуэна-де Куртенэ, на основе бодуэновской теории дивергенции (фонетически обусловленных чередований) разработал теорию оттенков фонемы. Понятие оттенка соответствует бодуэновскому понятию зародышевого дивергента — дивергента, возникающего под действием фонетических факторов и рассматриваемого вне связи со значением и рамок какой-либо морфемы.
    Шерба определил фонему как единицу, способную дифференцировать слова и их формы. Он установил обусловленность членения звуковой по­следовательности на фонемы морфологическим членением (в словах бы-л, засну-л, он-а, был-а конечные фонемы отделяются благодаря возмож­ности провести перед ними морфологическую гра­ницу).

    Языковую функцию фонемы Щерба также связывал с её способностью участвовать в образовании звукового облика значимой единицы (одет — одеть и т. д.).

    Основной принцип подхода этой школы к звуковым единицам — стремление связать языковую (социальную) природу фонемы с её ролью в речевой деятельности человека. Фонема, будучи минимальной языковой единицей, лежащей в основе иерархии фонема — морфема — слово — синтагма, в то же время является единицей уникальной, поскольку именно фонема обеспечивает использование материальных явлений (физиологических, акустических) для образования значимых единиц языка.

    Для Ленинградской школы характерно утверждение, что система фонем того или иного языка — не просто результат логических построений исследователя, а реальная организация звуковых единиц, обеспечивающая каждому носителю языка возможность порождения и восприятия любого речевого сообщения. Отсюда понятен интерес к тем функциям звуковых единиц, которые обнаруживаются при исследовании речевой деятельности и языкового материала: подробное фонетическое описание раз­личных фонологических систем, идея важности «звукового облика слова», интерес к разным стилям речи, разработка теории слога, теории интонации и т.д.

    Читайте также:  Урок на тему зрение 4 класс

    Фонема в ЛФШ определяется как кратчайшая (неделимая во времени) звуковая единица данного языка, способная быть в нём единственным средством различения означающих морфем и слов. Определение фонемы как способной к смыслоразличению позволяет признать различными фонемами единицы, не образующие минимальной пары, однако выступающие в тождественных фонетических позициях. Указание же на смыслоразличительную функцию позволяет противопоставить фонему оттенку (варианту) фонемы как не обладающему данной функцией и обеспечить самоё возможность выделения фонемы в потоке речи, где звуки в артикуляторно-акустическом отношении не отграничены друг от друга и лишь отнесение соседствующих звуков к разным морфемам или словам позволяет слушающему разграничить их.

    Функции фонем в ЛФШ

    Сторонниками ЛФШ выделяются следующие функции фонемы:

    • конститутивная — создание звукового облика значащих единиц языка (со стороны говорящего);
    • опознавательная — другая сторона конститутивной, проявляющаяся при рассмотрении со стороны слушающего;
    • различительная (дистинктивная) — использование своеобразия фонемного состава значащих единиц для их различения; является следствием конститутивной-опознавательной функции.

    Фонема также может выполнять разграничительную функцию, что наблюдается в языках, в которых некоторые фонемы употребляются исключительно на границах значащих единиц.

    В рамках Ленинградской фонологической школы в русском языке усматривается наличие шести гласных фонем: /a o u e i ы/ — однако использование всех шести возможно лишь под ударением; в безударных позициях системой языка запрещено использование /e/ и /o/.

    Позиция ЛФШ по вопросу о фонологической сущности отношения гласных /i/ и /ы/, в отличие от МФШ, где [ы] рассматривается как вариация фонемы , и взглядов И. А. Бодуэна-де Куртенэ, предполагавшего наличие у фонемы «i mutabile» двух основных типов, состоит в признании /i/ и /ы/ отдельными самостоятельными фонемами. Аргументами в пользу такого решения служат:

    • наличие в русском языке случаев употребления /ы/ в позиции начала слова (приводимого Л. В. Щербой со ссылкой на Д. Н. Ушакова глагола ыкать, в случае которого /ы/ может даже дифференцировать слова (икать — ыкать), а также ряда имён собственных: Ытыга, Ыйчжу, Ыныкчанский) и изолированного употребления /ы/ (название буквы ы);
    • отношение носителей русского языка к /ы/ как к самостоятельной единице, выражающееся в названиях («Операция „Ы“ и другие приключения Шурика») и сопротивлении предложению заменить написания Ы после Ц написанием ци.

    Тем не менее, в ЛФШ отмечается, что /ы/ может являться самостоятельной фонемой «не в той же мере», как /a e i o u.

    С точки зрения ЛФШ, в русском языке насчитывается 36 согласных фонем:

    • губные: /p p’ b b’ m m’ f f’ v v’/;
    • переднеязычные: /t t’ d d’ n n’ s s’ z z’ š z š’: c c l l’ r r’/;
    • среднеязычный: /j/;
    • заднеязычные: /k k’ g g’ x x’/.

    В ЛФШ, как и в других фонологических концепциях, не признаются самостоятельными фонемами аллофоны конечных аффрикат /c/, /c/ и заднеязычного щелевого /x/, выступающие в позиции перед следующим звонким шумным согласным (дочь друга [d??], конец года [d?z], мох горит [?]).

    Московская фонологическая школа (МФШ)

    Одно из направлений в современной фонологии, возникших на основе учения И. А. Бодуэна-де Куртенэ о фонеме.

    Важнейшее положение школы — необходимость применения морфологического критерия (обращения к морфемному членению) при определении фонемного состава языка. В рамках МФШ разработаны теория фонологических позиций и учение о варьировании фонемы.

    Идеи МФШ нашли применение в первую очередь в теории письма: в графике, орфографии, создании алфавитов, практической транскрипции и транслитерации, а также в исторической фонетике, диалектологии, лингвистической географии и преподавании неродного языка.

    Понятие фонемы в МФШ

    Фонемами в учении МФШ называются самостоятельные звуковые различия, служащие знаками различения слов языка, иначе говоря, минимальные составляющие звуковых оболочек минимальных знаковых единиц — морфем. Поскольку морфема понимается как множество чередующихся морфов, фонема предстаёт множеством звуков, чередующихся в составе морфов по фонетическим правилам. Если чередование обусловлено не фонетически, а морфологически (как в рус. водит — вожу) илилексически, чередующиеся элементы входят не в состав фонемы, а в состав морфонемы (морфофонемы). Следует отметить, что за морфонемами не признаётся статус самостоятельных языковых единиц, а морфонология считается не отдельным уровнем языка, а особой сферой, входящей как в фонологию, так и в морфологию; от явлений первой её отличает обусловленность морфологическими условиями вместо фонетических позиций, от явлений второй — отсутствие значимостей, присущих морфемам.

    Каждая фонема реализуется в определённых разновидностях, каждая из которых выступает в определённых фонетических условиях; в одной и той же позиции всегда выступает одна и та же разновидность, в различных позициях — разные.

    Как следует из определения фонемы как ряда позиционно чередующихся звуков (возможно, включающего и нуль звука), для отнесения разных звуков к одной фонеме необходимо и достаточно, чтобы звуки находились в дополнительном распределении (дистрибуции) в зависимости исключительно от фонетических позиций и занимали одно и то же место в одной и той же морфеме. Фонетическая близость звуков не играет роли в их отнесении к той или иной фонеме. Такой критерий называется морфологическим.

    Функции фонемы

    Согласно учению МФШ, фонема осуществляет две основных функции:

    • перцептивную — способствовать отождествлению значимых единиц языка — слов и морфем;
    • сигнификативную — способствовать различению значимых единиц.

    Применение морфологического критерия опирается как на перцептивную (по мнению сторонников МФШ, опознавание и отождествление говорящими слов и заметно видоизменяющимися в зависимости от контекста морфем основано не только на единстве значения, но и на тождестве фонемного состава), так и на сигнификативную функцию фонем (позиционно чередующиеся звуки не участвуют в смыслоразличении).

    С точки зрения МФШ, в русском языке насчитывается пять гласных фонем: . В сильных позициях (под ударением) они реализуются в своих основных вариантах или вариациях, обусловленных твёрдостью или мягкостью соседних согласных. В слабых (безударных) позициях фонемы и также представлены вариациями, не совпадающими с реализациями других фонем и отличающимися друг от друга степенью редукции, меньшей в слабых позициях первой ступени — в первом предударном слоге — и большей в слабых позициях второй ступени, к которым относится иные предударные слоги. Прочие гласные в слабых позициях представлены своими вариантами, причём качество варианта обусловлено как ступенью слабой позиции (положением относительно ударения), так и качеством предшествующего согласного.

    Поскольку в русском языке, по мнению сторонников МФШ, отсутствуют фонетические положения, в которых встречались бы и звук [и], и [ы], то есть присутствие в некоторой позиции одного из этих звуков исключает возможность присутствия в ней другого, последователями школы делается вывод о том, что [и] и [ы] являются разновидностями одной фонемы: [ы] представляет собой вариацию фонемы , обусловленную положением после твёрдого согласного. Таким образом, в парах, подобных мыл — мил, единственное фонемное различие состоит в мягкости или твёрдости согласного, а не в гласных фонемах.

    Сторонники МФШ выделяют в русском языке 34 согласных фонемы. В их число включаются:

    Парные по звонкости — глухости фонемы различаются в позициях перед гласными, сонорными согласными и . В прочих позициях их противопоставления нейтрализуются, то есть фонемы выступают в своих вариантах: в конце слова и перед глухими имеет место оглушение звонких, перед звонкими — озвончение глухих. Внепарные согласные также способны оглушаться и озвончаться, однако в этих случаях они представлены вариациями, а не вариантами, поскольку нейтрализации не происходит.

    Согласные, парные по твёрдости — мягкости, различаются в позициях на конце слова, перед гласными , перед губными и задненёбными согласными. В других случаях они, за исключением , различающихся во всех позициях, нейтрализуются и выступают в своих вариантах: твёрдые смягчаются перед ; перед твёрдыми зубными зубные всегда твёрдые, перед мягкими — мягкие; и нейтрализуются перед и . Неразличение твёрдых и мягких имеет место перед .

    Задненёбные мягкие звуки [к’ г’ х’] признаются в МФШ вариациями соответствующих твёрдых фонем . Однако, в отличие от прочих парных твёрдых, обусловливающих позиционную вариацию [ы], эти фонемы сами смягчаются в позиции перед .

    Сравнение МФШ и СПФШ

    И для Московской и для Петербургской фонологических школ фонема — это звукотип, обобщенное, идеальное представление о звуке. Т.е. МФШ и СПФШ дают одинаковую трактовку фонемы, но рассматривают это определение с разных сторон. Петербургские фонологи отмечают способность к дифференциации слов и форм, т. е. произнесение, не зависящее от индивидуальных особенностей говорящих. В определении МФШ подчеркивается функция фонемы как минимальной составляющей звуковых оболочек минимальных знаковых единиц — морфем.

    МФШ

    СПФШ

    Соотношение понятий фонема и морфема

    Вне морфемы нельзя определить фонему; отсюда несамостоятельность фонологического уровня

    Фонологический уровень самостоятелен, а фонемный состав слова ясен и без предварительного морфемного анализа. Фонема может выступать в виде отдельной морфемы и только в этом проявляется их потенциальная связь.

    Состав фонемного ряда

    Фонему составляют все пересекающиеся и параллельные фонетические чередования звуков (аллофонов) в данной позиции конкретной морфемы.

    Фонему составляют только параллельные ряды чередующихся звуков (аллофонов) в данной позиции слова (словоформы).

    Состав фонем определяется по

    Состав фонем определяется в

    полном типе произнесения.

    Сильные и слабые позиции фонемы

    Существуют сильные и слабые позиции.

    Все позиции для фонемы равны.

    Количество гласных фонем

    5 гласных фонем: , , , ,

    6 гласных фонем: , , , , ,

    Количество согласных фонем

    34 согласных, не признаются самостоятельными фонемами мягкие [г’], [к’], [х’]

    35 согласных, признаются самостоятельными фонемами мягкие , ,

    24.02.2016, 19213 просмотров.

    Московская фонологическая школа (МФШ) и

    Ленинградская фонологическая школа (ЛФШ)

    По вопросу о фонеме единства взглядов у лингвистов нет. В русском языкознании сформировалось 2 направления, две фонологические школы — Московская фонологическая школа (МФШ) и Ленинградская фонологическая школа (ЛФШ). Главой МФШ являлся Рубен Иванович Аванесов (1902-1982). Создателем ЛФШ был Лев Владимирович Щерба (1880-1944). Обе школы рассматривают фонему в сильной позиции с одной и той же точки зрения — функциональной. А фонему в слабых позициях трактуют по-разному:

    МФШ последовательно осуществляют функциональный подход как в сильных позициях, так и в слабых позициях;

    ЛФШ в сильной позиции применяет функциональный подход, а в слабой акустико-артикуляционный.

    Для иллюстрации различий позиции МФШ и ЛФШ возьмем такой пример – круг [крук]. Какая фонема выступает здесь в АКС?

    В соответствии с МФШ здесь выступает фонема , т. к. в сильной позиции перед гласным в этой морфеме выступает звук [г] – [кру́гъ] (круга). Звуки [г] и [к] представляют здесь одну и ту же фонему, т. к. выполняют одну и ту же функцию – служат образованию одной и той же корневой морфемы.

    Сторонники ЛФШ считают, что в морфеме [крук] (круг) выступает фонема , исходя из акустико-артикуляционных свойств звука [к]. Таким образом, представители ЛФШ рассматривают фонему в слабой позиции не с функциональной, а с акустико-артикуляционной точки зрения. По определению ЛФШ, фонема — это звуковой тип, в которой включаются звуки, близкие по акустическим и артикуляционным признакам.

    В академических грамматиках русского языка и современных вузовских учебниках русского языка описание фонемы дается с позиций МФШ.

    В МФШ разработано понятие гиперфонемы. Гиперфонемой называется фонема, не имеющая сильных позиций. Это гласные, которые нельзя проверить ударением (например, баран, собака и др.); согласные, всегда находящиеся в слабой позиции (например, везде, когда и др.).

    Последовательно функциональный подход к определению понятия фонемы привел МФШ к выделению специальной науки, которая называется морфонология.

    Морфонология — изучает фонемную структуру морфем и ее изменения в процессе словоизменения, формообразования и словообразования (ср.: рука — ручка).

    МФШ и ЛФШ различаются и в определении количественного состава гласных фонем в современном русском языке.

    По МФШ, в системе русского языка — 5 гласных фонем: . По ЛФШ, в системе русского языка — 6 гласных фонем: .

    Читайте также:  Что такое семья с точки зрения общества

    Отсутствие фонемы МФШ объясняет тем, что в современном русском языке нет позиций противопоставления фонем и , что исторически мотивированно изменением [и→ы] после падения редуцированных.

    Дата добавления: 2015-10-13 ; просмотров: 935 ; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

    Фонема с точки зрения мфш и лфш

    Дискуссия по фонологии «История фонологических школ»

    Левкова Лилия Юрьевна

    1. Как же все-таки решается МФШ и ЛФШ вопрос о фонемах и ?

    Ответ: Для ленинградской школы фонема существует, поскольку учитывается в первую очередь акустико-артикуляционный образ фонемы. В московской школе принадлежность этих двух звуков к одной фонеме и доказывал М.В. Панов, пользуясь методом «от противного»: мы допускаем, что — самостоятельная фонема. Тогда возникают следующие трудности и неустранимые логически противоречия:

    • слишком много исключений (после [ч’] не бывает [ы] и др.);
    • калачи и шалаши оказываются словами разных типов склонений;
    • я и[д]у — он и[д’]ет — странное чередование внутри морфемы;
    • почему в поэзии окончания с разными фонемами — свободно рифмуются?

    Таким образом, наше допущение опровергается рядом пунктов.

    1. Можно ли примирить эти школы? Стоит ли вообще это делать?

    Ответ: Такие попытки предпринимались Р.И. Аванесовым и М.В. Пановым. Они ввели новые термины и стремились найти общее рациональное зерно в обеих концепциях. А.А. Реформатский считал, что не нужно этого делать, две школы слишком по-разному подходят к фонологии.

    Мы придерживаемся точки зрения А.А. Реформатского.

    1. То есть противостояние Московской и Ленинградской фонологических школ сводится только к проблеме — фонем? Почему этот вопрос стал принципиальным? Разве Московская школа не может признать в качестве очень слабой фонемы?

    Ответ: Во-первых, мы не можем найти пару слов, где эти «фонемы» находились в идентичной сигнификативно сильной позиции и выполняли смыслоразличительную функцию. А во-вторых, нас интересует морфемный критерий, мы не можем допустить мены фонем в пределах одной морфемы.

    1. А если взять пару слов возы — вози? [вåзы — вåз’и] Вы уверены, что гласный звук представляет собой вариацию одной фонемы и зависит от предыдущего согласного? Не может ли быть наоборот, что именно гласный определяет качество согласного (твердость/мягкость)?

    Ответ: Возможно ,здесь действует закон внутрислогового сингармонизма. В таком случае мы подходим к понятию силлабемы, введенному в 1947 году Р.И. Аванесовым. Его подержали Иванов и Журавлев. Силлабема — неразрывное единство гласного и согласного в пределах одного слога, при котором качество твердости/мягкости согласного и зона образования гласного взаимообусловлены.

    Значит, у нас есть три возможных ответа:

    А) согласные не находятся под влиянием гласных, а наоборот, определяют зону образования гласных (МФШ);

    Б) мы имеем здесь силлабемы, как это было на втором синхронном срезе фонетической системы древнерусского языка, в XI веке;

    В) разные гласные требуют разных согласных (ЛФШ).

    Надо заметить, что представители Ленинградской школы настаивают на том, что это вопрос исторический, а не синхронический. Сравним на [б’эрűз’ű] и на [б’űрэз»ű]

    Мы видим, что в случае твердой основы гласный переднего ряда влияет на согласный, и тот становится полумягким. Значит, исторически теория МФШ не поддержана. В последнее время Московская фонологическая школа переходит на более гибкие позиции: можно признать фонемой, очень слабой, хилой, но все же фонемой. Истина лежит посередине: возможно, что когда-нибудь эти фонемы разойдутся и окончательно дифференцируются.

    С другой стороны, классическая антиморфематическая точка зрения ЛФШ тоже перестает быть актуальной: питерцы начинают учитывать морфемный критерий. Таким образом, фонология движется сегодня в сторону исторической фонетики.

    1. В чем различие МФШ и Пражской школы?

    Ответ: Пражцы вводят понятие архифонемы. В слове род у них будет две фонемы и , а — архифонема. В теории МФШ здесь будет три фонемы.

    Кроме того, пражцы настаивают на важности дифференциального признака фонемы.

    1. Почему они это делают? Что такое дифференциальный признак и как его находить?

    Ответ: Дифференциальный признак — отличительный признак фонемы. Для пражцев важны оппозиции: мы противопоставляем звуки, сравниваем их между собой, находим дифференциалы. В некоторых случаях видно, что различительных признаков в паре меньше — мы попадаем в позицию нейтрализации, о которой впервые сказал Н.С. Трубецкой.

    Если обратиться к истории фонологии, мы увидим, что все началось с Бодуэна де Куртенэ, которых написал о фонологических альтерациях (чередованиях). Его работы послужили основой для теории Московской фонологической школы (МФШ). Позже Бодуэн увлекся проблемой акустико-артикуляционных признаков фонемы, что стало толчком для возникновения Ленинградской фонологической школы (ЛФШ). Бодуэн де Куртенэ отличался широтой и разнообразием подходов, причем одни не исключали другие. Это был своеобразный человек и ученый: он основал Казанскую лингвистическую школу, потом работал в Петербурге, затем уехал в Варшаву, где и преподавал до конца жизни (1929 г.), не напечатав больше ни одной работы.

    В Петербурге идеи Бодуэна подхватил и развил Л.В. Щерба. В это время в Питере складывается сильнейшая техническая база для фонетико-фонологических исследований, гораздо сильнее, чем в Москве. (NB: в Москве в это время вообще еще нет никакой фонологической школы.) Л.В. Щербу интересует также фонетика французского языка. В 1912 г. Выходит его фундаментальная работа «Русские гласные в количественном и качественном отношении», где, согласно показателям техники, позволяющей на должном уровне анализировать гласные звуки, [ы] и [и] описаны как сильно отличающиеся друг от друга в артикуляционном отношении.

    Позднее в Москве появляются лингвисты-филологи, изучающие поэтический язык: В.Н. Сидоров, А.М. Сухотин, Н.Ф.Яковлев, А.А. Реформатский, Р.И. Аванесов. Их исследования требуют погружения в звуковую сторону, однако они выбирают совершенно другой путь: они вспоминают раннего Бодуэна. Надо сказать, что в это время в Москве побеждает структурализм, которого вовсе не было в Питере, и в этом источник близости Московской и Пражской школ. Впервые идею о «московской» фонеме сформулировал Н.Ф. Яковлев в работе «Математическая формула построения алфавита». Первые московские фонологи — Н.Ф. Яковлев и В.Н. Сидоров — смотрят не только на звук, но и на букву. Нетрудно заметить, что московская транскрипция очень похожа на графическую запись слов.

    Таким образом, питерцев интересует физиологическая сторона фонемы, и потому Л.В. Щерба приспосабливает теорию Грамона о мускульном напряжении к русскому фонематическому строю, а Аванесов, следуя московскому принципу «от графики к фонологии», поддерживает на русской почве теорию сонорности Есперсена, но не просчитывает сонорность технически.

    Тем временем в Европе в период между двумя войнами складывается две крупнейшие лингвистические школы: Пражская и Копенгагенская. (Позже сюда присоединится и Парижская.)

    В 1935 г. А.А. Реформатский пишет работу (изд. В 1941 г.) «Проблемы фонемы в американской лингвистике», где ставит вопрос об определении дифференциального признака фонемы.

    В это время МФШ и ЛФШ еще не в конфликте.

    В 1945 г. Выходит первое «каноническое» произведение Московской фонологической школы. Р.И. Аванесов и В.Н. Сидоров начинают писать «Очерк грамматики русского языка», не окончив его, заканчивают раздел фонологии. Их идеи и описаны А.А. Реформатским в учебнике «Введение в языковедение».

    В 1945 г. Р.И. Аванесов пишет «Фонетику современного русского языка», где пытается объединить теории МФШ и ЛФШ.

    Идеи «пражцев» и «москвичей» тоже можно соотнести между собой: понятие «слабых фонем» очень близко архифонеме. Но если Н.С. Трубецкой на архифонеме фонологию заканчивает и начинает морфофонологию, которая позднее, устранив гаплологию в своем названии, станет просто морфонологией, то Аванесов с нее (архифонемы) все только начинает.

    В слове кот Аванесов предлагает видеть три уровня прочтения:

    1) [кот] — звуковое прочтение;

    2) , где — позиция нейтрализации по глухости/звонкости. Это т.н. словофонематическая транскрипция;

    3) проверяем сигнификативно сильной позицией ко[та] → — морфофонематическая транскрипция.

    Таким образом, для Р.И. Аванесова существует три ступени, для описания которых он вводит понятие фонемный ряд, объединяющий в себе одну сильную и несколько слабых фонем, с которыми они может чередоваться. «Сильная фонема» Р.И. Аванесова более абстрактна.

    А.А. Реформатский не видит в этих случаях чередования, он упрекает Р.И. Аванесова в нелогичном смешении двух концепций, в эклектичности, но теория Аванесова нашла очень широкое применение. Так, в «Русской грамматике» 1980 года фонология описана в соответствии в идеями Аванесова. Дмитренко только перенумеровала фонемы и несколько упростила систему «слабых фонем».

    1. Какая школа побеждает на территории России?

    Ответ: География распространения Ленинградской школы превосходит Московскую. Сегодня большинство исследовательских центров и институтов России придерживаются позиций ЛФШ.

    МФШ шагнула, казалось, вперед, в 50-ые гг., когда П.С. Кузнецов предложил термин гиперфонема — это фонема, которая всегда находится в слабой позиции. М.В. Панов, занимаясь проблемой глагольных суффиксов, заметил, что они либо плохо проверяются, либо допускают несколько проверок — он увидел здесь гиперфонемы. Л.Л. Касаткин подхватил эту идею.

    В начале 70-х появилась статья Виктора Виноградова (в сборнике на 70-летие А.А. Реформатского), посвященная вопросам гиперфонемы. Он пишет о гиперфонеме как объединении нескольких фонем и, в сущности, попадает в теорию Аванесова, но с другой стороны: Аванесов рассматривал явление с отрицательной стороны, а Виноградов с положительной.

    Однако МФШ не поставила самый важный вопрос: откуда взялась гиперфонема? Как получилось, что она возникла? Фонетисты обходят стороной эту проблему.

    Сегодня от МФШ, к сожалению, не приходится ждать чего-то нового. По идее МФШ должна была на словарном уровне описать систему русского языка. В 1981 г. вышла книга С.м. Кузьминой «Теория русской орфографии», где обосновывалось восхождение звука к фонеме. Следствием могло бы стать описание системы, но его не последовало. Только «Русская грамматика» 1980 г. описывает систему, но ее авторы стоят на аванесовских позициях.

    Сейчас в МФШ активно развиваются следующие области знания: интоналогия [Е.Г.1] ( ею занимается А.В. Кодзасов), фонетика и фонология русских говоров (Л.Л. Касаткин). Известный историк языка А.М. Камчатнов заметил как-то, что «московская фонология — фонология статей». Мы вынуждены с ним согласиться.

    1. В современной лингвистике наблюдается такое явление6 каждая научная школа создает свой терминологический аппарат. Есть ли такое в фонологии?

    Ответ: В целом, нет. Фонетика отличается обилием терминов вообще, а в фонологи наблюдается явление неоднозначности. Иногда одно и то же явление бывает описано (в разное время) различными терминами, например, слабая фонема Аванесова и архифонема Касаткина. Но сейчас система терминов уже сложилась.

    Рецензия на доклад.

    Рецензируемая работа представляет собой достаточно полный и развернутый обзор фонологических школ и их взглядов на учение о фонеме. В ее основе лежит сопоставительный анализ принципов и характеристик Московской лингвистической школы с Петербургской и Пражской, их сходств и различий во взглядах на теорию фонемы, который выполнен подробно и качественно.

    Способ подачи материала в виде сопоставительного анализа сначала положений МФШ и П(Л)ФШ, затем МФШ и ПФШ, вслед за которым рассматриваются такие точки зрения на фонему, которые не вписываются в рамки одной из школ, а нацелены на их синтез, и представляют собой, таким образом, особые, уникальные теории фонемы, выбран весьма удачно, так как текст обретает структурированность, а изложение материала — наглядность.

    Необходимо отметить логичность повествования: четко прослеживается последовательность хода мыслей. Выводы всегда обоснованы. Примеры подобраны интересные и приводятся всегда уместно. Объем материала, освоенный докладчиком, достаточный и проработан успешно.

    Но всё же есть некоторые замечания: во-первых, в заключении работы не представлены выводы, а во вступлении не поставлены цель и задачи исследования. Кроме того, стройность композиции нарушает то, что параграф «Расхождение МФШ и П(Л)ФШ» размещен не непосредственно после сопоставительного анализа их принципов, а следует за параграфом о Пражской лингвистической школе. Необходимо также уточнить, сравнивается в данном параграфе МФШ и П(Л)ФШ, как заявлено в названии, или позиции Бодуэна де Куртенэ и П(Л)ФШ. В тексте дублируется (повторяется) информация о сильных и слабых фонемах Р.И. Аванесова и синтагмо-фонемы и парадигмо-фонемы М.В. Панова. Трактовка звуков [к’, г’ ,х’]различными фонологическими школами описана, а вопрос о звуках [и — ы], [ъ] лишь поставлен, о них хотелось бы узнать более подробно.

    Высказанные замечания ни в коем случае не умоляют ценность представленной работы.

    Источники:
    • http://bigenc.ru/linguistics/text/2233233
    • http://www.studocu.com/en/document/rgpu-im-gertsena/fonetika/practical/prakticheskaya-mfsh-pfsh/571842/view
    • http://scicenter.online/russkiy-yazyik-scicenter/124-moskovskaya-leningradskaya-fonologicheskie-137583.html
    • http://studfiles.net/preview/2792732/page:28/
    • http://studopedia.org/6-23418.html
    • http://www.myfilology.ru/russkiiyazyk/fonetika-i-fonologiia/fonologicheskie-shkoly-moskovskaia-i-sankt-peterburgskaia-leningradskaia-opredelenie-fonemy-ee-funktsii-sostava-fonem-v-kontseptsiiakh-raznykh-fonologicheskikh-shkol/
    • http://helpiks.org/5-71980.html
    • http://rusohod.narod.ru/index/0-68