Меню Рубрики

Единый народ с биологической точки зрения

Система главного государства – США, выстроена на самоуничтожение. При правильной биологической политике США может простоять ещё сотни лет, но без смены векторов развития это государство падёт очень быстро

Система главного государства – США, выстроена на самоуничтожение. При правильной биологической политике США может простоять ещё сотни лет, но без смены векторов развития это государство падёт очень быстро. Как указывал Шмальгаузен «фенотип отражает свойства генотипа на уровне организации особи», при большом выборе фенотипов внутри системы «народ-нация» накапливается энергия хаоса, то есть энтропия. Энтропию живым системам не победить, как гласит третий закон термодинамики: «При стремлении температуры к абсолютному нулю, энтропия системы приближается к постоянному минимуму». Из этого закона вытекает, что в системе «народ-нация» энтропия не должна выходить за пределы нормы.

Структура и система государства – главный враг энтропии. С рубежа примерно в 15% чужаков от остального населения у автохтонов и иммигрантов начинаются стычки на национальной почве. Национальные столкновения вытачивают нации, обособляют их от других этнических групп, тем самым давая толчок к прогрессу. Именно поэтому в системе «Россия» и в системе «Европа-США» самый страшный грех – национализм и расизм. В этих же системах созданы группы мимикрии, главной задачей которых является переориентация воли нации в сторону космополитизма и искажённой морали блаженных.

Нет отдельно взятого злого национализма, как нет отдельно взятого доброго национализма. Нет фашизма, нацизма, коммунизма, анархизма, либерализма. Есть системы оптимальные для жизни и процветания народа, а есть системы, паразитирующие на альтруизме и высоких моральных качествах народа. Фашизм, коммунизм и прочие ругательства это ярлыки. Ярлык это психоэмоциональный кодирующий нетвёрдую волю регулятор для достижения определённой цели или фактор сдерживающий/блокирующий мыслительные процессы средней особи человека.

Нормальная система «государство на своей земле» строится на фундаментальном стержне. Это предполагает наличие главного народа. Альфа-самец в стае системы «Россия» по умолчанию должен быть Русским. На данный момент Русский в системе «Россия» это бета-народ, то есть подчинённый. Вектор воли Русских не всегда совпадает с векторами других народов. На данный момент он полностью совпал с вектором властного альфа-народа (евреи+русские+любая космополитическая смесь) в борьбе за Украину. Это доказывает то, что Русские это имперский народ, державный народ. Этот выбор нужно уважать.

Введение России в мир капитализма и либерализма без предводительной санации есть главная и умышленная ошибка современной власти системы «Россия». Более семидесяти лет из Русских отбраковывались подлинные купеческие таланты, отбраковывались люди способные к коммерции, способные рисковать своими финансами, когда в западных системах эти люди процветали и оставляли больше потомства, соответственно оставляли больше генов «удачи».

Система «СССР» проиграла как система фантасмагории и дискомфорта. Благодаря правильно выстроенной стратегии США, система «СССР» была вынуждена бросать самый элитный арийский интеллектуальный потенциал на обеспечение военного могущества страны, когда жизнь это не только танки, самолёты и ядерные ракеты, но ещё и простые бытовые вещи, красивая одежда, красивые автомобили и вкусная еда. Но даже выявление интеллектуалов в системе «СССР» было не оптимальным, так как путём льгот для неинтеллектуальных народов создавала трудности главному созидателю – Русскому народу.

Исходя из всего вышеизложенного система «Россия» может повторить судьбу системы «СССР». Как писал Лотар Штенгель фон Рутковски: «судьба это результат соотношения сил наследственной субстанции и среды». Наследственность Русских с каждым годом отягощается вредными мутациями, смешением с неродственными народами, ускоренным вырождением, что повлечёт за собой и изменение среды не в лучшую сторону.

Против белых славян в системе «Россия» идёт война на уничтожение. К примеру, после вторжения войск США в Афганистан поток наркотических веществ в Россию вовсе не снизился, а заметно увеличился. Главный удар приходится на молодое поколение, которое суть будущее любой страны, и которое нужно защищать всеми доступными средствами.
Сейчас мы ещё способны выводить генетический мусор за пределы организма народа, но если тенденция продолжится, то в скором времени это сделать будет проблематично.
Позиция англо-саксов понятна: стратегическое ослабление генетического потенциала народа конкурента. Ничего личного. Просто им нужно чтобы Русские больше не встали, точно так же именно они подорвали биологический потенциал буров в Африке.

К сожалению, система «Россия» почти не отвечает на действия США, которые направлены в будущее. Система выстроена на сиюминутное блаженство, капиталы выведены, дети на западе. То есть операторы системы «Россия» не являются самодостаточными людьми, а являются полностью управляемой биомассой.

Россию на Украине вынудили к действию. Но атакует она своих же обманутых братьев, причём мобилизация народа вызывает некоторую долю восхищения, ибо внешнего врага Русский всегда уничтожал исправно. Проблемы всегда были с опознаванием врага внутреннего.

Одна из первопричин вырождения это система. Шпенглер это понял, когда ещё в его стране не было негров и турок. Многие немецкие правые философы и некоторые расологи пытались опровергнуть утверждение о закате западной цивилизации. Но опровержения ничего не стоят вне реальности. Реальность же такова, что системы запада проиграли и даже адреналин, пущенный в вены западной цивилизации Андерсом Брейвиком не способен оживить духовно мёртвую материю.

Нас же в контексте европейского вырождения интересует Русский народ. Как показали Балановские в своей книге «Русский генофонд на Русской равнине» Русские являются гетерогенным народом, соответственно все крики об истинных Русских являются криками разных генетических программ. Из книги же Конрада Лоренца «Агрессия» явствует, что агрессия является явлением внутривидовым, и действительно очень часто цветные народы похожие друг на друга как два унитаза в дешёвом кафе удивляются, почему Русские могут гноить друг друга на полном контакте без перчаток и с матом? Ответ прост как красный кружок на морде лица индуса: всё оттого что проснулись биопрограммы доарийских народов, проснулись потому что арийцы массово вырождаются на всём фронте генетических боевых действий.

Погасить доарийское возрождение на данном этапе не является возможным. К тому же арийцы интеллектуалы вполне могут направлять действия доариев в нужном русле, так как многие доариийы показывают пассионарную силу, пока ещё без интеллектуалов, но с авторитетами. Персонально управлять человеком очень сложно, тогда как массовое манипулирование достигает своего совершенства, а доарийцы сильны именно своей группой, будь то чеченцы, западные украинцы, греки, хорваты, сербы и прочие доарийские народы можно и нужно идеологически оседлать, дабы избежать кровосмесительных браков.

Мир устроен просто: кто оставляет меньше потомства будет поглощён теми, кто оставляет больше потомства. Цель Русской элиты на первом этапе привести народ в максимальное гомогенное состояние с выработкой сложных культурных норм поведения, которые будут блокировать внутривидовую агрессию.

Сначала увеличивается в объёме мозг, а только потом увеличиваются кости черепа. То есть, сначала эволюционирует мысль, и вслед мысли кости черепа государственного устройства. Когда «поумнели» немцы, им стало тесно в рясе католичества, и они её сменили удобным и комфортным течением протестантизма. Это была кровавая смена, но закалила их и стала живительной влагой для возникновения передовых немецких философов и немецкой науки.

Православные страны самые отсталые, потому что самые глупые. Глупость это генетическое свойство. Все мы имеем одинаковые гены, разница только в форме этих генов. Последовательность нуклеотидов в генах и даёт ум и глупость. Эти последовательности глупости и ума ещё в должной мере не открыты, так как в передовой стране наук – США подобные исследования запрещены, ибо там постулируется полное генетическое равенство всех рас и охраняется цепными псами эгалитаризма.
С биологической точки зрения отток интеллектуалов из России это самое страшное горе для народа, так как кто не работает на свой народ, всегда работает на чужой. А учитывая ум выше среднего взращённый нашей системой и отданный в руки чужой системы, сила жизнестойкости системы «Россия» снижается.

Цель любого народа – жить. Мы хотим, чтобы Русский народ жил достойно. Достоинство есть дисциплина. Дисциплина есть минимум энтропии в отдельно взятой особи человека. Единое человечество – абстракция для манипуляции сознанием. Мы не хотим никого уничтожать, просто есть народы созданные для рабства, а есть созданные для воли. Ведь ещё Агесилай говорил, что жители Азии – это никуда негодные свободные граждане, но превосходные рабы. Всё это генетические программы. Наша цель не загнать всех недовольных в концлагерь, наша цель распространить аллели присущие Русскому народу как можно шире на нашем исконном ареале обитания. Наша цель – гармония. А гармонии в расовом хаосе быть не может, поэтому все кто поддерживает хаос, должен изыматься из репродуктивной магистрали нации.

В мире всегда идёт, и будет идти борьба за жизненное пространство и за ресурсы. Тигру нет дело до антилопы, она для него просто животный белок, без которого тигр умрёт. Мы же на вершине пищевой цепочки, причём именно белые пока на вершине, так как именно у нас самое разрушительное оружие, и самые передовые учёные. Хотя доказано что IQ монголоидов в среднем выше IQ белых. Но монголоидам ничего не угрожает, они не впускают в свои страны метисов и цветных. Некоторые уже пророчат, что скоро центр цивилизации смесится на восток в Китай, Корею и Японию. Так и будет, если только мы это им позволим.

Если вы хотите чтобы ваши дети и внуки были похожими на вас, чтобы они несли ваши гены, вы должны бороться за это. Из загробного мира никто никогда не возвращался, и именно слава в виде ваших здоровых и белых потомков достойна всех богатств на земле, ибо вырожденец всегда несчастлив, сколько бы банкнот не лежало на его персональном счету. Враги нашу волю к жизни всегда будут называть фашизмом и расизмом пытаясь назвать чёрное белым, но это всего лишь ярлыки, используя которые враг показывает нам, что он слаб.

Родина и Народ

Я знаю, что народ мой слеп как крот,
И деморализован он идеей
Всё удаляющей от нас восход,
Ведущей нас по призрачной алее.
Туда, где труп и ворону не мил,
Где ядом пропитались даже розы…
Где тишина священная могил
Царит как вездесущая угроза.
Мы не привыкли к подлости и лжи,
Мы презираем вкрадчивую льстивость,
И может быть, за это на ножи
Так любит нас бросать Несправедливость.
Но словно Феникс из волны камней
Не раз моя Отчизна воскресала,
И становилась с каждым днём сильней
Под натиском дробящим горы шквала.
Кто жил вне ориентиров наших душ
Навряд ли нас поймёт на этом свете.
Кому – обман, кому – великий куш
Что олицетворён в златой монете.
А нам – воды из родника глоток,
И хлад колоогня плацдарма молний
Который наш отеческий порог
Железным светом гордой славы полнит.
Я знаю, что народ мой не святой,
Народ святых живёт лишь в думах прозы.
И ведома мне суть судьбы земной:
Роса ложится и на грязь и розы.
О, Родина моя святая мать,
Народ – Отец мой, дай благословенье.
Рождён я вашу волю воплощать,
Всегда есть выход, в этом нет сомненья.

Примечания:
Волна камней – огонь
Колоогонь плацдарма молний – солнце
Daggen faller både på lort och lilja (роса ложится и на грязь, и на лилии) шведская поговорка

Генетические исследования показали, что русские – один из самых чистокровных народов в Евразии. Недавние совместные исследования российских, британских и эстонских ученых-генетиков поставили большой и жирный крест на обихожем русофобском мифе, десятки лет внедрявшемся в сознание людей ‑ дескать, «поскреби русского и обязательно найдешь татарина».

Результаты масштабного эксперимента, опубликованные в научном журнале «The American Journal of Human Genetics»[1] совершенно однозначно говорят, что «несмотря на расхожие мнения о сильной татарской и монгольской примеси в крови русских, доставшейся их предкам еще во времена татаро-монгольского нашествия, гаплогруппы тюркских народов и других азиатских этносов практически не оставили следа на населении современного северо-западного, центрального и южного регионов».

Вот так. В этом многолетнем споре можно смело поставить точку и считать дальнейшие дискуссии по данному поводу просто неуместными.

Мы не татары. Татары не мы. Никакого влияния на русские гены т.н. «монголо-татарское иго» не оказало.
Никакой примеси тюркской «ордынской крови» у нас, русских, не было и нет.

Более того, ученые-генетики, подытоживая свои исследования, заявляют о практически полной идентичности генотипов русских, украинцев и белорусов, доказав тем самым, что мы были и остаемся одним народом: «генетические вариации Y-хромосомы жителей центральных и южных районов Древней Руси оказались практически идентичны таковым у украинцев и белорусов».

Один из руководителей проекта, российский генетик Олег Балановский признал в интервью Газета.ру, что русские являются практически монолитным народом с генетической точки зрения, разрушив еще один миф: «все перемешались, чисто русских уже нет». Как раз наоборот ‑ русские были и русские есть. Единый народ, единая нация, монолитная национальность с четко выраженным особенным генотипом.

Далее, исследуя материалы останков из древнейших захоронений, ученые установили, что «славянские племена освоили эти земли (Центральную и Южную Россию) задолго до массового переселения на них в VII–IX веках основной части древних русских». То есть земли Центральной и Южной России были заселены русскими (русичами) уже, как минимум в первых веках по Р.Х. Если ещё не раньше.

Это позволяет развенчать и еще один русофобский миф ‑ о том, что Москва и окружающие ее области, якобы, издревле были заселены угро-финнскими племенами и русские там – «пришельцы». Мы, как доказали генетики ‑ не пришельцы, а совершенно автохтонные жители Центральной России, где русичи жили с незапамятных времен. «Несмотря на то что заселены эти земли были ещё до последнего оледенения нашей планеты около 20 тысяч лет назад, свидетельств, прямо указывающих на наличие каких-либо «исконных» народностей, живших на этой территории, нет» ‑ указывается в докладе. То есть нет никаких свидетельств, что до нас на наших землях жили какие то другие племена, которых мы, якобы вытеснили или ассимилировали. Если так можно выразиться ‑ мы тут живем от сотворения мира.

Определили ученые и дальние границы ареала обитания наших предков: «анализ костных останков указывает на то, что основная зона контактов европеоидов с людьми монголоидного типа находилась на территории Западной Сибири». А если учесть, что археологи, раскопавшие древнейшие захоронения 1 тысячелетия до Р.Х. на территории Алтая, обнаружили там останки ярко выраженных европеоидов (не говоря уже о всемирно известном Аркаиме) ‑ то вывод очевиден. Наши предки (древние русичи, протославяне) ‑ исконно проживали на всей территории современной России, включая Сибирь, а вполне возможно и Дальний Восток. Так что поход Ермака Тимофеевича со товарищи за Урал с этой точки зрения был вполне законным возвращением ранее утраченных территорий.

Вот так, друзья. Современная наука разрушает русофобские стереотипы и мифы, выбивая почву из-под ног наших «друзей»-либералов.

Геногеограф Олег Балановский: «Русских, украинцев и белорусов на уровне генофонда иногда и различить-то не удается»

Читайте также:  Минимальный угол зрения под которым две точки видны как раздельные


Пять лет прошло с тех пор, как «КП» в статье «Сенсационное открытие ученых: Раскрыта тайна русского генофонда» рассказала о работах геногеографа Олега Павловича Балановского с коллегами и их исследованиях генофонда русского народа.

«Хочется узнать, как устроен русский генофонд, и попробовать по современным чертам восстановить его историю», — сказал тогда ученый. Сегодня, в свете новых данных науки, мы вернемся к этому разговору.

НЕ СКРЕБИТЕ РУССКИХ

— Олег Павлович, откуда все-таки пошел русский народ? Не древние славяне, а именно русские?
— Касательно русских точно можно утверждать лишь то, что монгольское завоевание XIII века, вопреки распространенному мнению, не оказало влияния на генофонд — в русских популяциях практически не обнаруживаются центральноазиатские варианты генов.
— То есть известное выражение историка Карамзина «поскреби русского — найдешь татарина» наукой не подтверждается?
— Нет.
— До генетиков русский народ долгое время исследовали антропологи. Насколько совпадают или не совпадают результаты ваших и их исследований?
— Генетические исследования народов часто воспринимаются как окончательное слово науки. Но это не так! До нас работали главным образом антропологи. Изучая внешний облик населения (как мы изучаем гены), они описывали сходство и различия между населением разных регионов и из этого реконструировали пути их происхождения. Вся наша область науки выросла из этнической, расовой антропологии. Причем уровень работы классиков во многом остается непревзойденным.
— По каким параметрам?
— Например, по подробности изучения населения. Антропологи обследовали более 170 популяций в пределах исторической территории расселения русского народа. А мы в своих исследованиях — пока в 10 раз меньше. Возможно, именно поэтому Виктор Валерьянович Бунак (выдающийся русский антрополог, один из основоположников советской антропологической школы. — Ред.) и смог выделить целых 12 типов русского населения, а мы — только три (северный, южный и переходный).

Антропологи, лингвисты и этнографы собрали информацию практически обо всех народах мира. Огромные массивы информации накоплены о физическом облике русского населения (этим занимается наука соматология) и о кожных узорах на пальцах и ладонях (дерматоглифика, которая обнаруживает различия у разных народов). Лингвистика давно изучает данные о географии русских диалектов и о распространении тысяч русских фамилий (антропонимика). Можно перечислять много примеров совпадений результатов современных генетических исследований и классических исследований антропологов. А вот непреодолимых противоречий не могу назвать ни одного.

— То есть ответ ученых однозначный — русские как нация существуют.
— Это вопрос не к ученым, а к тем людям, которые отождествляют себя с русским народом. Пока такие люди есть, ученые будут фиксировать и существование народа. Если эти люди из поколения в поколение еще и говорят на своем языке, то смешны попытки объявить такой народ несуществующим. Так что, к примеру, за русских и украинцев беспокоиться не приходится.

СЛАВЯНЕ — ПОНЯТИЕ НЕ ГЕНЕТИЧЕСКОЕ, А ЛИНГВИСТИЧЕСКОЕ

— И все-таки, насколько же русский генотип однороден?
— Различия между популяциями разных регионов ВНУТРИ одного народа (в данном случае русского) практически всегда меньше, чем различия МЕЖДУ различными народами. Изменчивость русских популяций оказалась выше, чем, к примеру, популяций немцев, но меньше, чем изменчивость многих других европейских народов, например итальянцев.
— То есть русские отличаются друг от друга больше, чем немцы, но меньше, чем итальянцы?
— Именно. В то же время генетическая изменчивость в пределах нашего Европейского субконтинента намного меньше, чем изменчивость, к примеру, в пределах Индийского субконтинента. Проще говоря, европейцы, в том числе и русские, куда более похожи друга на друга, чем соседние друг с другом народы во многих регионах планеты, между европейскими народами гораздо легче обнаружить генетическое сходство и труднее — различия.
— Сейчас многие подвергают сомнению существование «братских славянских народов» — русского, украинского, белорусского… Дескать, разные это совсем народы, совсем непохожие.

— «Славяне» (так же, как и «тюрки», и «финно-угры») — это понятия вовсе не генетические, а лингвистические! Существует славянская, тюркская и финно-угорская группы языков. И в пределах этих групп вполне уживаются генетически далекие друг от друга народы. Скажем, между турками и якутами, которые говорят на тюркских языках, сложно найти генетическое сходство. Финны и ханты говорят на финно-угорских языках, но генетически далеки друг от друга. Пока еще ни один лингвист не усомнился в близком родстве русского, украинского и белорусского языков и их принадлежности к славянской группе.

Что же до сходства генофондов трех восточнославянских народов, то первоначальные исследования показали, что они похожи настолько, что иной раз и различить-то не удается. Правда, эти годы мы не стояли на месте и теперь уже научились видеть тонкие отличия украинского генофонда. Белорусы же из северных и центральных областей по всему множеству изученных генов пока неотличимы от русских, показано своеобразие лишь белорусов Полесья.

ОТКУДА У РУССКОЙ НАЦИИ ДВА ПРАОТЦА?

— Являются ли русские славянами? Какова действительная доля «финского наследства» в русском генофонде?
— Русские — конечно, славяне. Сходство северных русских популяций с финнами очень небольшое, с эстонцами же — довольно высокое. Проблема в том, что ровно те же генетические варианты встречаются и у балтских народов (латышей и литовцев). Наше исследование генофонда северных русских показало, что трактовать его особенности как унаследованные от ассимилированных русскими финно-угров было бы необоснованным упрощением. Особенности-то есть, но они связывают северных русских не только с финно-уграми, но также и с балтами, и с германоязычным населением Скандинавии. То есть эти гены — рискну предположить — могли быть унаследованы предками северных русских из столь давних времен, когда ни славян, ни финно-угров, ни германцев, ни татар еще просто не было на свете.

— Вы пишете о том, что впервые показана двусоставность русского генофонда по маркерам Y-хромосомы (то есть по мужской линии). Каковы же эти два праотца русского генофонда?
— Один генетический «отец» русского народа — северный, другой — южный. Их возраст теряется в веках, а происхождение — в тумане. Но в любом случае уже целое тысячелетие прошло с тех пор, как наследство обоих «отцов» стало общим достоянием всего русского генофонда. А их нынешнее расселение хорошо видно на карте. При этом северно-русский генофонд имеет черты сходства с соседними балтскими народами, а южный — черты сходства с соседними восточными славянами, но также и со славянами западными (поляками, чехами и словаками).

— Бушуют ли политические страсти вокруг исследования? Есть ли давление? Кто и как искажает ваши данные? И с какими целями?
— С политикой и тем более с давлением мы, к счастью, никогда не встречались. А вот искажений очень много. Все хотят подогнать научные данные под свои привычные взгляды. А наши данные при честном подходе под них не подгоняются. Именно поэтому наши выводы во всей их совокупности не нравятся обеим сторонам — и тем, кто говорит, что русский генофонд «самый-самый» в мире, и тем, кто заявляет, что он не существует.

В январском номере журнала The American Journal of Human Genetics была опубликована статья об исследовании русского генофонда, проведенного российскими и эстонскими генетиками. Результаты оказались неожиданными: по сути, русский этнос генетически состоит из двух частей — коренное население Южной и Центральной России родственно с другими народами, говорящими на славянских языках, а жители Севера страны — с финно-уграми. И второй довольно удивительный и, можно даже сказать, сенсационный момент — типичного для азиатов (в том числе, пресловутых монголо-татар) набора генов ни в одной из русских популяций (ни в северной, ни в южной) в достаточном количестве не обнаружено. Получается, поговорка «поскреби русского — найдешь татарина» не верна.

Засекреченная тайна или ген «русскости»


Научные данные, приведённые ниже, являются страшной тайной. Засекреченная тайн.

Формально эти данные не засекречены, поскольку получены американскими учёными вне сферы оборонных исследований, и даже кое-где опубликованы, но организованный вокруг них заговор молчания является беспрецедентным. Что же это за ужасная тайна, упоминание о которой является всемирным табу?
Это – тайна происхождения и исторического пути русского народа. Родство по отцу Почему информацию скрывают – об этом позже. Сначала – кратко о сути открытия американских генетиков. В ДНК человека 46 хромосом, половину он наследует от отца, половину – от матери. Из 23 хромосом, полученных от отца, в одной-единственной – мужской Y-хромосоме – содержится набор нуклеотидов, который передается из поколения в поколение без каких-либо изменений в течение тысячелетий. Генетики называют этот набор гаплогруппой. У каждого живущего сейчас мужчины в ДНК находится точно та же гаплогруппа, что у его отца, деда, прадеда, прапрадеда и т. д. во множестве поколений.

Так, американские ученые выяснили, что одна такая мутация произошла 4500 лет назад на Среднерусской равнине. Родился мальчик с несколько иной, чем у его отца, гаплогруппой, которой они присвоили генетическую классификацию R1a1. Отцовская R1a мутировала, и возникла новая R1a1. Мутация оказалась очень жизнеспособной. Род R1a1, которому положил начало этот самый мальчик, выжил, в отличие от миллионов других родов, исчезнувших, когда пресеклись их генеалогические линии, и расплодился на огромном пространстве. В настоящее время обладатели гаплогруппы R1a1 составляют 70% всего мужского населения России, Украины и Белоруссии, а в старинных русских городах и селениях – до 80%. R1a1 является биологическим маркером русского этноса. Этот набор нуклеотидов и есть «русскость» с точки зрения генетики.

Таким образом, русский народ в генетически современном виде появился на свет на европейской части нынешней России около 4500 лет тому назад. Мальчик с мутацией R1a1 стал прямым предком всех живущих сейчас на земле мужчин, в ДНК которых присутствует эта гаплогруппа. Все они – его биологические или, как говорили раньше, кровные потомки и между собой – кровные родственники, в совокупности составляющие единый народ – русский. Поняв это, американские генетики, с присущим всем эмигрантам энтузиазмом в вопросах происхождения, принялись бродить по миру, брать у людей анализы и искать биологические «корни», свои и чужие. То, что у них получилось, представляет для нас огромный интерес, поскольку проливает истинный свет на исторические пути нашего русского народа и разрушает многие устоявшиеся мифы.

Сейчас мужчины русского рода R1a1 составляют 16% всего мужского населения Индии, а в высших кастах их почти половина – 47% Наши предки мигрировали из этнического очага не только на восток (на Урал) и на юг (в Индию и Иран), но и на запад – туда, где сейчас располагаются европейские страны. На западном направлении статистика у генетиков имеется полная: в Польше обладатели русской (арийской) гаплогруппы R1a1 составляют 57% мужского населения, в Латвии, Литве, Чехии и Словакии – 40%, в Германии, Норвегии и Швеции – 18%, в Болгарии – 12%, а в Англии – меньше всего (3%).

Расселение русских-ариев на восток, юг и запад (дальше на север идти было просто некуда; и так, согласно индийским Ведам, до прихода в Индию они жили рядом с полярным кругом) стало биологической предпосылкой формирования особой языковой группы – индоевропейской. Это – почти все европейские языки, некоторые языки современных Ирана и Индии и, конечно, русский язык и древний санскрит, наиболее близкие друг другу по очевидной причине: во времени (санскрит) и в пространстве (русский язык) они стоят рядом с первоисточником – арийским праязыком, из которого и выросли все другие индоевропейские языки. «Оспорить невозможно. Нужно замолчать»

Сказанное выше – неопровержимые естественнонаучные факты, к тому же добытые независимыми американскими учеными. Оспаривать их – все равно что не соглашаться с результатами анализа крови в поликлинике. Их и не оспаривают. Их просто замалчивают. Замалчивают дружно и упорно, замалчивают, можно сказать, тотально. И на то есть свои причины. Например, придется переосмыслить все, что известно о татаро-монгольском нашествии на Русь.

Вооруженное завоевание народов и земель всегда и повсюду сопровождалось в то время массовым изнасилованием местных женщин. В крови мужской части русского населения должны были остаться следы в виде монгольских и тюркских гаплогрупп. Но их нет! Сплошная R1a1 – и больше ничего, чистота крови поразительная. Значит, и Орда, пришедшая на Русь, была вовсе не тем, что о ней принято думать: монголы там если и присутствовали, то в статистически незначительном количестве, а кого называли «татарами», вообще непонятно. Ну кто из ученых станет опровергать научные устои, подкрепленные горами литературы и великими авторитетами?!

Вторая причина, несопоставимо более весомая, относится к сфере геополитики. История человеческой цивилизации предстает в новом и совершенно неожиданном свете, и это не может не иметь серьезных политических последствий. В течение всей новой истории столпы европейской научной и политической мысли исходили из представления о русских как о варварах, недавно слезших с елок, от природы отсталых и неспособных к созидательному труду. И вдруг оказывается, что русские – это и есть те самые арии, которые оказали определяющее влияние на формирование великих цивилизаций в Индии, Иране и в самой Европе!

Что именно русским европейцы обязаны очень многим в их благополучной жизни, начиная с языков, на которых они говорят. Что неслучайно в новейшей истории треть самых важных открытий и изобретений принадлежит этническим русским в самой России и за рубежом. Что русский народ неслучайно смог отразить вторжения объединенных сил континентальной Европы под предводительством Наполеона, а затем – Гитлера. И т. д.

Великая историческая традиция Неслучайно, потому, что за всем этим стоит великая историческая традиция, основательно забытая за многие века, но остающаяся в коллективном подсознании русского народа и проявляющаяся всякий раз, когда нация сталкивается с новыми вызовами. Проявляющаяся с железной неизбежностью в силу того, что она произросла на материальной, биологической основе в виде русской крови, которая остается неизменной в течение четырех с половиной тысячелетий. Западным политикам и идеологам есть над чем подумать, чтобы сделать политику в отношении России более адекватной в свете открытых генетиками исторических обстоятельств. Но думать и что-либо менять им не хочется, отсюда – и заговор молчания вокруг русско-арийской темы. Крушение мифа о русском народе Крушение мифа о русском народе как об этнической смеси автоматически разрушает другой миф – миф о многонациональности России.

До сих пор этнодемографическую структуру нашей страны пытались представить как винегрет из русской «смеси не поймешь чего» и множества коренных народов и пришлых диаспор. При такой структуре все ее компоненты примерно равновелики, поэтому Россия якобы является «многонациональной». Но генетические исследования дают совсем другую картину. Если верить американцам (а поводов им не верить нет: ученые они авторитетные, репутацией дорожат, да и врать – таким-то прорусским образом – у них причин никаких нет), то получается, что 70% всего мужского населения России составляют чистокровные русские.

Читайте также:  Что такое животное с точки зрения обществознания

По данным предпоследней переписи (результаты последней пока неизвестны), к русским себя относят 80% опрошенных, т.е. на 10% больше – это обрусевшие представители других народов (именно у этих 10%, если «поскребти», найдешь нерусские корни). И 20% приходится на остальные 170 с лишним народов, народностей и племен, проживающих на территории Российской Федерации. Итого: Россия есть страна мононациональная, хотя и полиэтническая, с подавляющим демографическим большинством природных русских. Именно здесь начинает работать логика Яна Гуса.

Об отсталости Далее – об отсталости. К этому мифу основательно приложили руку церковники: мол, до крещения Руси люди на ней жили в полной дикости. Ничего себе «дикость»! Освоили полмира, построили великие цивилизации, научили аборигенов своему языку, причем все это задолго до Рождества Христова… Не вяжется, никак не вяжется реальная история с ее церковной версией. Есть в русском народе нечто изначальное, природное, к религиозной жизни не сводимое. На северо-востоке Европы, помимо русских, жили, и сейчас живут, многие народы, но никто из них не создал ничего даже отдаленно похожего на великую русскую цивилизацию. То же самое относится и к другим местам цивилизационной активности русских-ариев в древности. Природные условия везде разные, и этническое окружение разное, поэтому и построенные нашими предками цивилизации не одинаковы, но есть нечто для всех них общее: они великие по исторической шкале ценностей и намного превосходят достижения соседей.

anton21

Откровенно Шокирующий текст о нации и воле Сущего.

«Нация: подходы к определению с точки зрения биологии.

Разумеется, мы отдаём себе отчёт в том, что сама постановка вопроса является откровенной оплеухой современным нормам «полит-корректности» и, несомненно, вызовет соответствующую реакцию её адептов.
Это не должно нас смущать, потому что в последние десятилетия
«поли -корректность» превратилась в агрессивную идеологическую доктрину, систематически и по-диктаторски подавляющую свободу научной, общественной, философской и религиозной мысли.
У нас нет оснований оказывать этой обскурантистской и мракобесной доктрине хоть сколько-нибудь уважения.
Гораздо важнее и существеннее другой вопрос: насколько корректна такая постановка вопроса с научной точки зрения?

Понятие «нация» имеет в общественных науках много различных определений, не тождественных и даже не всегда пересекающихся по объёму своего содержания. Иными словами, под этим словом понимаются подчас совершенно разные вещи. Поэтому, говоря слово «нация», всегда необходимо уточнять, в смысле какого из определений употребляется данное слово.

Всё множество существующих подходов к определению понятия «нация» и к природе самого соответствующего феномена можно разделить на два принципиальных направления – примордиализм и конструктивизм.

Примордиализм исходит из того, что нация является объективно и независимо от субъективного восприятия существующей общностью людей.
Наиболее радикальные формы примордиализма считают национальную общность;
во-первых, «изначальной» и в определённом смысле «вне историчической»,
вовторых, имеющей кровнородственную природу.
Такой подход к пониманию природы нации сам по себе имеет глубокие исторические корни и, по-видимому, является первичным человеческим представлением о природе нации.
Во всяком случае, и в Библии, и в эпической, и в летописной литературе мы зачастую сталкиваемся с представлением о народе как о совокупности потомков одной семьи. Более мягкие формы примордиализма исходят не из биологической, а из хозяйственно-экономической, культурной, языковой, религиозной или иной социальной детерминированности принадлежности к этносу / народу / нации. Тем не менее, и в этом случае нация понимается как объективно существующая человеческая общность.

Принципиально иной подход у конструктивистов.
Они понимают нацию как общность, сознательно и целенаправленно конструируемую элитами с помощью ряда методов и с использованием «примордиалистских» идей в качестве действующих мифов, не отражающих реальность, а формирующих её. С точки зрения конструктивистов первичным фактором возникновения и поддержания национальной общности выступают не объективные биологические или социальные признаки, а субъективное их восприятие, придающее или не придающее им значение. То есть первичным оказывается субъективное коллективное самосознание, которое, овладев массами, становится действующей исторической силой и проявляет себя в качестве «объективного» исторического фактора. Иными словами, не объективная принадлежность к нации порождает национальное самосознание, а инициированное национальное самосознание формирует нацию.
Конструктивисты могут привести длинный перечень примеров того, как за несколько десятилетий были сконструированы народы со своими «древними языками» (на самом деле придуманными конкретными филологами) и со своей «древней историей» (точно также придуманной конкретными энтузиастами, а затем обросшей народным мифологическим новоделом).
Но, поскольку путём определённых манипуляций нацию можно сконструировать и собрать, её точно также можно и разобрать или пере-собрать на иных основаниях, качественно изменив её свойства и характеристики.

Коротко говоря, с точки зрения примордиалистов нация представляет собой скорее организм, который, возможно, и принадлежит историческому контексту, но рождается, живёт и умирает по своим внутренним объективным законам. В крайнем случае, он может быть изуродован или даже уничтожен внешним воздействием, но и в этом случае он остаётся организмом.
С точки зрения конструктивистов нация представляет собой скорее не организм, а механизм, который можно собирать и разбирать из деталей и блоков, задавая тем самым ему конкретные «тактико-технические характеристики».

Следует также указать на то, что в ряде теорий понятия «этнос», «народ», «национальность» и «нация» разводятся, а подчас и противопоставляются друг другу.
Например, в марксизме формирование наций связывается только с развитием капитализма, а докапиталистические народы нациями не признаются (несмотря на то, что само слово латинское «natio» возникло задолго до появления капитализма и является вполне точным эквивалентом русского слова «народ»).
В некоторых случаях нация понимается как конечная фаза развития этноса и т. д. В рамках настоящей работы понятия этнос, народ и нация понимаются как синонимы.

Есть ли ген русскости в русской крови?

Понятно, что нация является феноменом социальным или, говоря точнее, имеет свои проявления в качестве такового. Но значит ли это, что она не проявляется также и как феномен биологический?
Утверждать подобное, по сути, значит отрицать биологическую составляющую человеческой природы или, по меньшей мере, биологическое значение связанной с национальным разделением и постоянными различиями человечества как вида.

Если же мы стоим на научных позициях и признаём корректность применения биологической методологии к познанию человека, то и нация как феномен может рассматриваться с точки зрения своей биологической составляющей.

Что же представляет собой биологическая составляющая нации?

Первейшее и простейшее биологическая трактовка нации как размножившегося потомства одной семьи или даже одного рода, то есть как внутривидовой группы, имеющей монофилетическое происхождение, очевидно, не верна.
Монофилия (др.-греч. μόνος — один и φυλή — семейный клан) — происхождение таксона от одного общего предка. Согласно современным представлениям, монофилетической в биологической систематике называют группу, включающую всех известных потомков гипотетического ближайшего предка, общего только для членов этой группы и ни для кого другого.
Иногда монофилию в смысле принятого определения называют голофилией
История практически любой нации демонстрирует полифилитичность её изначального субстрата, если только сама эта история достаточно хорошо изучена и не сводится к легендарно-мифологическим источникам, что очень важно.

Вторая биологическая трактовка по существу отождествляет нацию с подрасой, то есть сводит вопрос к наличию генетических маркеров, отличающих данную нацию от других наций. Эта точка зрения имеет свои резоны, но, в то же время, имеет и существенные ограничения.

Действительно, каждая «исторически устоявшаяся» нация имеет свой характерный антропологический тип или, говоря точнее, спектр антропологических типов. Действительно, нации отличаются генетически.
Однако генетическое различие наций есть свойство скорее статистическое, нежели индивидуальное. Иными словами, каждая нация характеризуется своей частотой аллелей (дискретных альтернативных генетических признаков), которая отличает её от других наций. У другой, скажем, соседней нации частота встречаемости аллелей будет уже иной. Но при этом, хотя и с другой частотой, они будут присутствовать. Грубо и упрощённо говоря, мы сможем установить генетическую разницу между выборкой из тысячи русских и тысячи поляков, но, скорее всего, не сможем по генетическим характеристикам определить, является ли отдельно взятый индивидуум поляком или русским. Практически любой генетический признак, встречающийся у одного народа, встречается и у соседнего, но с иной частотой.

Конечно, мы всегда по генетическим признакам сможем отличить русского от негра или от японца, но не сможем отличить от поляка, финна или немца(. ).
Генетические маркеры расовой принадлежности есть, и они проявлены в фенотипе. Но генетических маркеров, которые бы позволяли дифференцировать представителей биологически близких, относящихся к одной расе наций не существует.
Специфического гена русскости в русской крови нет, как нет гена немецкости, польскости или финнства.
Есть лишь статистические различия в частоте встречаемости генетических признаков.
Если представить нации в виде многомерных генетических полей, то, хотя центры этих полей и будут иметь различные координаты, но перекрывание будет столь велико, что никакой определённой границы между ними исходя из самих только генетических признаков мы провести не сможем.

Нация как человеческая популяция.

Итак, мы пришли к выводу, что биологическая трактовка нации как монофилетической группы или как генетически маркированной подрасы не соответствует действительности.
Но это не значит, что нация не имеет биологического проявления.

В биологическом аспекте нация проявляет себя как популяция внутри человеческого вида, то есть как группа особей одного вида, относительно изолированная в репродуктивном отношении от других аналогичных групп того же вида.
В растительном и животном мире основным фактором такой изоляции
(и, соответственно, разделения видов на популяции) чаще всего выступают географические преграды, полностью или частично разделяющие ареал вида.
Реже факторами разделения на популяции выступают иные причины, например, различие биологических ритмов или поведенческих стереотипов между двумя группами особей одного вида, что создаёт определённый репродуктивный барьер даже в условиях общего географического ареала.
Однако обычно формирование таких факторов вторично и само по себе является следствием предшествующего разделения ареалов.

Человеческие нации зачастую не разделены существенными географическими преградами и их границы редко определяются неравномерностью плотности населения.

Преграды между нациями имеют чаще всего не природную, а социальную причину.

Это,
во-первых, различие культур и стереотипов поведения, различие языков, затрудняющее межнациональное общение, наконец, наличие политических барьеров в форме границ и дискретного гражданства.
Кроме того, в подавляющем большинстве случаев (с древнейших племенных времён и вплоть до настоящего времени) межнациональные браки подвергались общественному осуждению как неравные и нечистые, а смешанное потомство (в особенности, если между нациями имеются заметные антропологические различия) – как неполноценное.
Можно найти исторические примеры ослабления или даже полного затухания социального осуждения смешанных браков, но, тем не менее, несмотря на наличие исключений, такое отношение является доминирующим и на бытовом уровне действует и сегодня, несмотря на все усилия пропаганды «полит-корректности».

Итак, в случае наций причинно-следственная связь
обратна по отношению к обычной:
не биологическая база получает социально-культурное оформление,
а социально-культурные факторы порождают феномен, имеющий
несомненное биологическое значение – разделение человечества
на относительно изолированные друг от друга в репродуктивном
отношении внутривидовые группы даже в условиях, когда природных (географических) причин для такого разделения нет.

Проявления национализма во всей их совокупности, начиная от самого существования различающихся друг от друга национальных культур и национальных языков, включая национально-культурную самоидентификацию и самосознание и заканчивая политическим национализмом и даже проявлениями ксенофобии и расизма, являются причиной важного биологического результата: разделения человечества на относительно изолированные репродуктивные сообщества.

Является ли этот результат с точки зрения биологического состояния человечества позитивным или негативным?

Биологическое разнообразие как проявление адаптации.

Естествознание достаточно скептически относится к любым вопросам,
имеющим не только «этический», но и вообще ценностный подтекст
(«лучше-хуже», «полезнее-вреднее», «развитый-примитивный» и т. п.).
На самом деле, такая постановка вопроса есть ничто иное, как попытка экстраполяции чисто субъективных оценок и антропоморфных характеристик на природные процессы.
Грубо говоря, в природе мы имеем только феномен, а любая его оценка лежит за рамками природы. В большинстве случаев процессы адаптации и процессы патологии неотделимы друг от друга. И, тем не менее, различия признаков приводят к различиям в выживаемости и репродуктивном потенциале.
То же самое можно сказать об эффектах тех или иных воздействий. Это даёт основание хотя и с осторожностью и с оговорками, но всё же употреблять такие понятия как «полезный» и «вредный» признак, как «позитивное» и «негативное» значение того или иного воздействия, помня, конечно, об относительности подобных оценок. Сделав эту необходимую оговорку, перейдём, собственно, к обсуждению биологического значения репродуктивной изоляции.

Биологическое разнообразие вида есть результат его биологической эволюции и адаптации к условиям среды. Это в полной мере может быть отнесено и к человеческому виду.
Расовые биологические различия, сформировавшиеся, очевидно, на базе общих механизмов внутривидовой эволюции, и связанные с географической,
а не социально-заданной изоляцией человеческих групп, имеют очевидное адаптивное, приспособительное значение.
Наиболее яркий и очевидный пример – это пигментация кожи, которая защищает негров от избыточного ультрафиолета, а европеоидам , живущим в условиях его дефицита, не препятствующая использовать его для синтеза витамина Д.
При этом наряду с очевидными и ярковыраженными адаптивными расовыми признаками имеются и признаки, либо нейтральные в плане адаптации, либо те, адаптивное значение которых не ясно.
Тем не менее, общее расово-антропологическое разнообразие человечества имеет очевидное адаптивно-приспособительное значение к конкретным географическим и климатическим условиям.
Но этим приспособительным значением дело не ограничивается.
Не менее, а, может быть, и более важно то, что популяционное многообразие создаёт важный запас прочности вида в лице тех «нейтральных» признаков, которые могут стать критическими для выживания в случае резкого изменения условий окружающей среды.
Например, те или иные аллели могут оказаться факторами устойчивости к несуществующим сейчас, но могущим появиться в будущем возбудителям заболеваний или к токсическим веществам, которые сейчас не выступают действующими факторами. Однако эти же самые признаки могут в то же самое время иметь и негативное значение, например, быть причиной метаболических нарушений.
Биологическое многообразие человечества, существующее за счёт относительной изоляции его репродуктивных сообществ, является важнейшим фактором таких «резервных» свойств, каждое из которых может при изменении условий оказаться как спасительным, так и гибельным для своих носителей, но их совокупность резко повышает устойчивость вида в целом.
Очевидно, что сформировалось это разнообразие преимущественно в результате географической, а не социально-культурной изоляции, однако в условиях современного уровня развития транспорта эти географические барьеры утратили всякое значение.
Единственным фактором и залогом сохранения биологического разнообразия становятся поведенческие, социально-культурные и политические факторы.
Важнейшими из них выступают относительная закрытость национальных границ и общественное осуждение межнациональных и, особенно, межрасовых половых связей.
Резкое ослабление обоих этих факторов в последние десятилетия приводит к стремительной метисации человечества, что делает его всё более однородным и однообразным, а, следовательно, всё менее биологически устойчивым.

Читайте также:  Что то я зрением слаб стал

Репродуктивная изоляция как фактор эффективности естественного отбора.

Известно, что наиболее быстро эволюционные процессы идут в изолятах, то есть маленьких популяциях, изолированных от основного ареала. Это связано с механизмами изменения соотношения аллелей в популяционном генофонде.

Большинство мутаций рецессивны. Это значит, что в случае, если одна из хромосом нормальна, а вторая несёт мутацию, то мутантный признак никак внешне не проявляется. Доминантных мутаций, то есть таких, которые проявляются даже в случае, если мутацию несёт только одна хромосома из двух, сравнительно немного.

Поскольку большинство мутаций рецессивны, то, возникнув, они никак не проявляются, и естественный отбор на них никак не действует до тех пор, пока частота их встречаемости в популяции столь низкая, что вероятность их выхода в гомозиготу (то есть встречи в одной оплодотворённой яйцеклетке) пренебрежимо мала. На частоту их присутствия в генофонде популяции в это время действуют только такие факторы, как дрейф генов, связанный со случайными колебаниями численности популяции и меняющий частоту аллелей случайным, непредсказуемым образом, перенос генов при контакте с другой популяцией и накопление аллели в результате новых гомологичных мутаций.

Естественный отбор начинает действовать только тогда, когда (и если это происходит вообще!) мутация становится столь частой, что начинает регулярно выходить в гомозиготу и проявляться в качестве признака. И только с того момента, как признак начинает проявляться, естественный отбор может либо подхватывать его, либо подавлять.

Подавляющее большинство мутаций с точки зрения влияния несомых ими признаков на выживаемость и репродуктивный потенциал особи являются вредными. Это и понятно, поскольку мутация представляет собой случайное и нецеленаправленное нарушение наследственности, и вероятность при этом получить положительный результат такая же, как вероятность повысить художественную ценность текста книги путём внесения случайных ошибок при её наборе. Поэтому основное действие естественного отбора проявляется в том, что он уничтожает носителей мутации, тем самым, вновь снижая частоту мутации в генофонде до уровня, который с высокой вероятностью исключает её выход в гомозиготу и проявление в качестве признака.

В тех же исключительных случаях, когда мутация несёт признак, положительно влияющий на выживаемость и репродуктивный потенциал особи, проявление этого признака в гомозиготном организме приводит к повышению доли потомства данной особи и, соответственно, к увеличению доли мутантной аллели в генофонде популяции.

Отсюда вывод: чем выше репродуктивная изоляция внутри вида (то есть, чем мельче популяции), тем быстрее новая мутация проявляет себя в качестве признака и, соответственно, тем интенсивнее идёт процесс очищения генофонда от вредных мутаций, а также и быстрее проявляют себя и подхватываются естественным отбором полезные признаки.

При этом репродуктивная изоляция, которая практически никогда не бывает полной и абсолютной, служит достаточно надёжном барьером для «утекания» вредных, подавленных естественным отбором и потому сравнительно редких мутаций в соседние популяции, но вполне может пропускать перенос частых, подхваченных естественным отбором и ставших преобладающими аллелей.

Напротив, размывание репродуктивных границ между популяциями приводит к тому, что «вредные» мутации не выходят в гомозиготу, не проявляют себя и потому не вычищаются естественным отбором до тех пор, пока не накопятся в достаточном количестве в генофонде уже не отдельной популяции, а всего вида.
Иными словами, в этом случае при той же самой скорости мутагенеза (образования мутации) интенсивность её элиминирования резко снижена, что, естественно, ведёт к росту её частоты в обще-видовом генофонде.
Но полезная мутация (будем помнить, что это большая редкость) в случае размытых популяционных границ тоже «прячется» в гетерозиготе и не проявляет себя, а потому не подхватывается естественным отбором, до тех пор, пока не накопится в результате случайного мутагенеза в обще-видовом генофонде до статистически заметной частоты, что, учитывая редкость такой мутации и объём видового генофонда, если не невозможно, то практически крайне маловероятно.

Итак, чем более вид разделен на отдельные малые популяции, тем интенсивнее он само-очищается от вредных мутаций и тем быстрее проявляются и подхватываются мутации полезные.

Наличие процессов видообразования и движущего естественного отбора (то есть вытеснения новыми аллелями прежних) у человеческого вида многими авторами ставится под сомнение.
Однако роль стабилизирующего естественного отбора (то есть очищения от постоянно возникающих вредных мутаций в результате ими же вызванного снижения репродуктивного потенциала их носителей) несомненна.
В противном случае (особенно с учётом техногенного повышения мутагенеза) человечество обречено выродиться в поголовных физических и умственных инвалидов.

Но стабилизирующий отбор, так же, как и любой другой, тем эффективнее, чем больше барьеров на пути «расползания» мутации по видовому генофонду.

А в условиях современного развития транспорта единственный механизм существования таких барьеров – это неприятие обществом смешанных браков и запретительное миграционное законодательство.

Контраргумент: вырождение замкнутых общин.

Против перечисленных выше аргументов обычно выдвигается два контраргумента. Первый – это известный эффект вырождения замкнутых, географически или социально изолированных общин.
Или, что то же самое, хорошо известный эффект повышенной частоты уродств и врождённых болезней у потомства близкородственных браков (в результате чего целый ряд цивилизаций запрещают близкородственные браки и рассматривают половые отношения между родственниками как недопустимые и преступные).

Второй аргумент – это известный как в растительном, так и в животном мире (не исключая и человека) эффект гетерозиса, то есть заметного положительного эффекта метисации на здоровье и репродуктивный потенциал метисов первого, а иногда и немногих последующих поколений.

Оба эти эффекта известны и легко объяснимы. Человек, как и все многоклеточные животные и подавляющее большинство растений, является существом диплоидным, то есть каждая его клетка (кроме половых) несёт двойной набор хромосом. То есть каждый «вид» хромосомы представлен гомологической парой, в которой одна досталась по наследству от отца, а другая – от матери. Чем ближе родство отца и матери, тем более похожи доставшиеся от них хромосомы. Следовательно, тем больше вероятность, что материнская и отцовская хромосомы будут нести мутацию по одному и тому же гену, то есть ребёнок окажется гомозиготным по этой мутации. В этом случае мутация проявит себя в качестве признака. Именно поэтому частота уродств и наследственных генетических заболеваний у потомков родственных браков резко повышена.

Наоборот, если отец и мать несут предельно разные генетические признаки (в предельном случае принадлежат к разным расам), резко повышается вероятность того, что ребёнок будет гетерозиготен по максимально возможному числу признаков. Поскольку мутации в большинстве своём являются вредными (то есть, проявляясь в качестве признака, снижают здоровье и репродуктивный потенциал), но при этом рецессивными (не проявляются в случае, если данную мутацию несёт только одна из пары гомологических хромосом, а вторая нормальна), то чем более различаются отцовская и материнская хромосомы, тем больше вероятность, что генетические дефекты каждой из них окажутся скомпенсированы второй. Если мы в качестве наглядного образа представим мутации в виде «дырок» на хромосоме, то, чем более генетически различаются отец и мать, тем больше вероятность, что дырки на материнской и отцовской хромосомах окажутся в разных местах, и нигде не совпадут. В этом и состоит одна из причин эффекта гетерозиса – то есть увеличения жизнеспособности гибридов первых поколений вследствие унаследования определённого набора различных аллелей от своих разнородных родителей.
Вторая возможная причина гетерозиса связана с эффектом сверхдоминирования, когда вредная или даже смертельная в гомозиготном состоянии мутация в гетерозиготе не только не проявляет своего негативного эффекта, но проявляет противоположные свойства – повышает индивидуальную выживаемость или репродуктивный потенциал особи.

С эффектом гетерозиса тесно связан так называемый «эффект редкого самца» – генетически запрограммированная поведенческой программа, в соответствии с которой самец с редкими для данной популяции признаками является более привлекательным для самок, а самка с редкими признаками – более привлекательной для самцов (характерное отражение этого биологического механизма в культуре – сюжет сказки «Красавица и чудовище»).

В отношении к человеку явление гетерозиса означает благоприятность межэтнической и даже межрасовой метисации.
Как это соотносится с тем, что было сказано нами выше?

В предыдущих главах речь шла об оценке долгосрочных последствий метисации для вида в целом, а в данном случае речь идёт о непосредственных последствиях для метисов первого, второго и, реже, третьего поколения (положительный эффект гетерозиса в ряду поколений быстро затухает). Но разве не слагается, в конечном счёте, генетическое состояние вида из совокупности генетических состояний его представителей?

Как же может явный положительный (пусть и затухающий в ряду поколений, но не сменяющийся на негативный) эффект на генетическое здоровье отдельных особей означать негативный эффект на состояние видового генофонда в целом?

Для того, чтобы ответить на этот резонный вопрос ещё раз обратим внимание на то, за счёт чего достигается положительный эффект гетерозиса. Он достигается за счёт гетерозиготности по максимальному числу генов, то есть, грубо говоря, за счёт максимального сокрытия имеющихся негативных мутаций. Но сами-то мутантные аллели при этом ни из генотипа метиса, ни из обще-видового генофонда никуда не исчезают!
Более того, за счёт того, что вредный признак скрыт, метис получает дополнительные преимущества в репродуктивном потенциале, то есть повышает частоту своих как материнских, так и отцовских аллелей в видовом генофонде. Заметим: не за счёт того, что он несёт полезный генетический признак или хотя бы несёт мало вредных мутаций (как в случае обычного естественного отбора), а только за счёт «сокрытия» своих генетических дефектов.

Напротив, в случае близкородственного брака повышается вероятность того, что мутация проявит себя в явном виде, то есть в виде того или иного уродства, которое не позволит его носителю иметь собственное потомство.

Важно очень : В этом случае со смертью индивида из генофонда популяции будет выведено сразу две мутантные аллели – материнская и отцовская. То, что для отдельно взятого индивида станет жизненной драмой, то для вида в целом будет генетическим очищением и гигиеной.

Однако на этом моменте необходимо остановится подробнее.
Родственные браки (инбридинг) окажутся для популяции и вида в целом полезной генетической гигиеной только в том случае, если высок естественный отбор, то есть в случае, если родители рожают много детей, и только часть из них выживает.

Высокая рождаемость в сочетании с высокой смертностью (прежде всего детской) на протяжении веков и тысячелетий поддерживала генетическое здоровье человечества.
В этих условиях могли существовать цивилизации, которые не только не осуждали и не запрещали, но и поощряли родственные браки (вплоть до браков между родными братом и сестрой), и при этом не вырождались столетиями.

Напротив, современная модель (рожать мало, но выхаживать всех родившихся) фактически сводит если не до нуля, то до минимума фактор естественного отбора. Скорость возникновения мутаций при этом не снижается (а с учётом ряда техногенных факторов она оказывается существенно выше, чем в до индустриальном обществе), а очищение генофонда от мутаций блокируется.

Это ведёт к стремительному накоплению в генофонде мутаций, вызывающих наследственные заболевания самого разного рода – от аллергии до умственной неполноценности.

В этих условиях любое репродуктивное замыкание социальной группы действительно ведёт к вырождению, то есть к проявлению в явной форме тех генетических дефектов, которые уже независимо от этого были накоплены, но за счёт притока свежей крови маскировались и не проявляли себя в фенотипе.

Проблема «решается» сегодня за счёт искусственной, поощряемой межэтнической и межрасовой метисации, генетического консультирования в рамках планирования семьи и медицинских мер, направленных на лечение проявлений генетических болезней или профилактики вызванных генетической дефектностью предрасположенностей.

В крайнем случае, делаются попытки гено-терапии, то есть внесения изменений в генетический аппарат соматических клеток в целях лечения заболеваний. При этом половые клетки не затрагиваются, и «вылеченный» благополучно передаёт своим потомкам все свои мутантные аллели.

Таким образом, все современные методы решения проблемы не только не решают её на самом деле, но и усугубляют, постоянно беря взаймы у будущего. Все эти методы на самом деле лишь скрывают проявление мутации, то есть ещё более блокируют действие естественного отбора и ведут к лавинообразному накоплению дефектных мутантных аллелей в генофонде человечества.

1.Опосредованное социальными, культурными и политическими механизмами разделение человечества на относительно изолированные друг от друга в репродуктивном отношении сообщества имеет важное значение для биологического здоровья человечества как вида.
Национальные и расовые «предрассудки», то есть представление о недопустимости смешанных браков, с точки зрения биологического здоровья, многообразия и общей адаптивности Homo sapiens как вида имеют не негативное, а выраженно позитивное значение.

2. Необходимым условием жизнеспособности человечества является действие естественного отбора или адекватная его замена искусственным отбором в форме, например, ранней эмбриональной диагностики явных или скрытых генетических заболеваний.

3. Нынешняя система «борьбы» с генетическими дефектами (включая слом национально-этнических и расовых барьеров и метисацию человечества, генетическое консультирование при создании семьи, генную и медикаментозную терапию генетических заболеваний) нацелена исключительно на интересы отдельно взятого индивида и устраняет лишь внешние фенотипические проявления дефектов, а не сами генетические дефекты. Более того, борясь со следствиями, она существенно усугубляет причину. В перспективе это неизбежно приведёт к гибели всей той части человечества, которая будет вовлечена в данный процесс. Естественный отбор возьмёт своё со всеми набежавшими процентами.

4. Безусловное биологическое преимущество получат беднейшие этносы, не имеющие в настоящее время доступа к «благам» медицины, наименее подвергающиеся метисации (вследствие непревликательности своих стран для миграции) и имеющие высокую рождаемость и высокую смертность.

5.Если цивилизованные страны в ближайшее время не пересмотрят коренным образом самые основы своего существования и свои этические представления, то будущее человечества принадлежит диким народам,
не охваченным самоубийством цивилизации. Цивилизованные народы имеют три возможных выхода. Или сознательно вернуться в естественное «природное» состояние (высокая рождаемость, высокая смертность, минимум медицины), что, конечно, маловероятно. Или взять на себя ответственность за последствия собственных действий и компенсировать снижение естественного отбора искусственными евгеническими средствами.
Или выродиться и погибнуть под ритуальные мантры ревнителей полит-корректности и гуманистического морализма.»

Автор—Сергей Александрович Строев, публицист, член Центрального районного комитета КПРФ Санкт-Петербурга

Отредактировал
Волков А.А.

Собственно для русских вывод только один—
при существующем давлении внешней среды в виде толерантной демагогии
и силы золотого тельца
русскую нацию ждет гибель и уничтожение ( не путать с ассимиляцией ).
В ближайшее время советские мутанты погубят государственность России.

Выход только один-создать свою государственность.
Иметь в семье не менее 8 детей.
Необходимо вернуть свою землю, даже путем захвата.
Само -организоваться. Пример брать с казацкого сословия.
Воспитать свою элиту национальных врачей и учителей.
Создать свои национальные силы самообороны.
С нами и в нас наш дух божий и наш христианский Бог.
Очистим свою землю от сатанинских уродов.
Вспомним о сопротивлении злу силою по Ильину.
Рай есть на земле для русского народа.

Источники:
  • http://russkievesti.ru/novosti/nauka/geneticheskie-issledovaniya-pokazali-chto-russkie-odin-iz-samyix-chistokrovnyix-narodov-v-evrazii.html
  • http://anton21.livejournal.com/2164.html