Меню Рубрики

Достойная жизнь с социальной точки зрения

Как в Конституции РФ определяется понятие «достойная жизнь» — то есть экономический уровень, позволяющий гражданину существовать достойно?

И наоборот – какой конкретно экономический уровень в главном законе России определяется как недостойный человеческого существования?

Вопрос дискуссионный безусловно. Но попытаюсь на него ответить.

Достойная жизнь упоминается в части 1 статьи 7 Конституции РФ. В тоже время часть 2 вышеназванной статьи говорится об охране труда и здоровья людей. Отсюда, можно сделать вывод, что термин «достойная жизнь» имеет числовое выражение, определяемое термином «качество жизни». В свою очередь качество жизни — это:
1) уровень потребления материальных благ, т.е. совокупный доход человека в разрезе его расходов (питание, жилье, одежда, лечение, отдых и т.д.) и их процентное соотношение.
2) удовлетворение духовных потребностей — количество театров, клубов, домов культуры и т.д. в единицах на 100 тыс. населения.
3) здоровье и продолжительность жизни — тут все понятно, уровень смертности, в т.ч. младенческой, число заболеваний на 100 тыс. и т.д.
4)условия окружающей среды — думаю, пояснений не нужно.

Соответственно, динамика данных показателей отражает приближение (удаление) к достойной жизни. А вот что брать за конечный результат, затрудняюсь сказать. Предполагаю, что качество жизни развитых стран Европы и, конечно,США.

Дата размещения статьи: 02.04.2016

Одним из важнейших прав человека, направленных на обеспечение его достоинства, является право на достойную жизнь. Его признание непосредственным образом связано с приданием государству социальной функции. В российской науке данное право исследовано достаточно фрагментарно. Большинство работ, посвященных обозначенной тематике, принадлежат зарубежным авторам, таким как Л. Фридмен, А. Хайт, Р. Саскинд, А. Садж, П. Маттик, Ф. Селезник, Р. Унгер и др. Что касается отечественной литературы, то среди наиболее значимых в рассматриваемой сфере следует назвать работы А.И. Соловьева, П. Новгородцева, Б.А. Кистяковского, С. Котляровского, В. Гессена, Л. Петражицкого, С.В. Калашникова, Е.А. Лукашевой, В.А. Четвернина, В.Е. Чиркина, Л.С. Мамута и др. Следствием не слишком пристального внимания отечественной науки к рассматриваемому вопросу является несовершенство российского законодательства, регулирующего право на достойную жизнь, а соответственно, и его практической реализации. С сожалением мы вынуждены констатировать, что на сегодняшний день указанное право даже не находит прямого закрепления в российской Конституции и может быть выведено лишь из содержания ст. 7 Основного Закона, соответственно, сохраняется неясность в вопросах о том, что собой представляет достойная жизнь вообще, каковы ее критерии, каковы содержание и основные характеристики права на достойную жизнь и каково место данного права в системе прав человека.

Что касается термина «достойная жизнь», то анализ научных воззрений по данному вопросу демонстрирует, с одной стороны, смешение понятий «достойная жизнь» и «достойное существование», а с другой — крайнюю размытость представлений о содержании данных явлений (диапазон мнений простирается от абсолютно утилитарных подходов до полностью идеалистических). Полагаем, что достоверное знание о том, что собой представляет достойная жизнь, может сложиться при условии синтеза данных о том, что есть жизнь вообще, а также о критериях ее достойности.

Раскрывая понятие жизни человека, следует исходить из устоявшегося в философии мнения, согласно которому бытие человека необходимо рассматривать в двух формах: во-первых, бытие человека в мире вещей (в данном контексте человек рассматривается как объект, который подчиняется законам конечных, преходящих тел (т.е. биологическим законам, циклам развития и гибели организмов и т.д.); и, во-вторых, собственное человеческое бытие (в данном случае человек рассматривается уже не как объект, а как субъект, который подчиняется не только законам природы, но и существует как социальное, духовно-нравственное существо) [11]. Соответственно, жизнь человека представляет собой состояние комплексной реализации его потребностей как биосоциального существа, а именно биологических, социальных и духовных.

Что касается критериев достойной жизни, то анализ научных воззрений по данному вопросу, а также наиболее распространенных рейтингов и индексов качества и уровня жизни населения, применяемых в России и за рубежом (индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП), индекс качества жизни, индекс процветания стран мира, рейтинг удовлетворенности жизнью, Всемирный индекс счастья, доклад о мировом счастье и др.) позволяет сделать вывод о том, что система критериев достойной жизни должна включать в себя две группы: 1) критерии, характеризующие уровень выполнения государством обязанности обеспечить достойную жизнь своим гражданам; 2) критерии, характеризующие уровень выполнения человеком обязанности жить достойно (вести достойный образ жизни).

Поскольку первая группа критериев достойной жизни детерминирована обязательствами государства перед человеком, ее непременными атрибутами являются такие категории, как достойный или достаточный уровень жизни и качество жизни. Соответственно, данная группа критериев, в свою очередь, делится на две подгруппы. Первая подгруппа включает критерии достойного (достаточного) уровня жизни, под которым понимается показатель, характеризующий количество и качество товаров и услуг, потребляемых человеком, меру удовлетворения основных жизненных потребностей. Вторая подгруппа включает в себя критерии, характеризующие качество жизни, под которым понимается интегральный показатель, призванный охарактеризовать социальное самочувствие личности, удовлетворенность гражданскими свободами, правами человека, безопасностью существования, уровень его защищенности, реализации внутреннего потенциала человека, его интеллекта, творческого смысла жизни и др. Соответственно, вторая подгруппа состоит из трех блоков показателей (первый блок характеризует уровень достаточности нематериальных благ, приобретаемых в результате реализации прав человека второго и третьего поколения; второй блок — уровень удовлетворенности граждан нематериальными благами, приобретаемыми в результате реализации прав первого поколения; третий — уровень гарантированности и защищенности права на достойную жизнь).

Вторая группа критериев достойной жизни имеет субъективный характер, их выполнение уже зависит в основном от человека. Эта группа критериев ориентирована на достойный образ жизни человека, под которым понимается такой образ жизни, когда человек не только обладает знаниями о содержании принятых в обществе социальных норм (моральных, религиозных, правовых и т.д.), но и осознанно их выполняет.

Учитывая изложенное, под достойной жизнью человека следует понимать состояние комплексной реализации его биологических, социальных и духовных потребностей, обеспечиваемой человеком как самостоятельно, так и при помощи государства и определяемой такими критериями, как достойный уровень, качество и образ жизни.

Переходя непосредственно к вопросу о феномене права на достойную жизнь, полагаем необходимым остановиться на том, какие права лежат в основе данного права. Единства мнений по данному поводу в литературе нет. Одни авторы полагают, что фундамент права на достойную жизнь составляет конституционная категория достоинства личности [1, с. 11; 9; 12, с. 40; 19, с. 8], другие считают, что право на достойную жизнь следует рассматривать как элемент конституционного права на жизнь [5, с. 62; 7, с. 8; 17, с. 11; 18, с. 9]. Высказывается мнение, что основу указанного права составляют право на достоинство, право на жизнь и право на свободу в позитивном смысле (т.е. на свободу от нужды) [2, с. 21 — 24] и т.д. На наш взгляд, наиболее убедительно выглядит мнение тех ученых, которые отстаивают позицию, что фундамент права на достойную жизнь слагают право человека на жизнь и право на достоинство [8, с. 108]. Основываясь на данной позиции, можно сделать вывод о том, что принципами достойной жизни выступает достоинство человека как высшая ценность и неприкосновенность человеческой жизни.

Обращаясь к содержанию рассматриваемого права, следует отметить, что оно носит сложный характер и включает в себя в качестве структурных элементов целый комплекс различных прав. Вопрос об их составе в литературе разрешается неоднозначно. В самом общем виде все имеющиеся точки зрения можно разделить на две концепции: первую из них составляют воззрения ученых, ограничивающих содержание рассматриваемого права правами второго и третьего поколения (ее сторонниками являются представители нового российского либерализма конца XIX — начала XX веков [6, с. 126 — 130], а также ряд современных авторов, например У.А. Старшова [14], И.Н. Николаенко [10], И.М. Торгашин [15, с. 140 — 143] и ряд других); согласно второй концепции право на достойную жизнь включает в себя также личные и политические права, т.е. права первого поколения (И.С. Салихова [13, с. 129 — 133], Е.В. Бакланова [4], С.Ю. Арбузов [2, с. 21 — 24] и др.). Последняя точка зрения, на наш взгляд, выглядит более обоснованно по сравнению с предыдущей. Очевидно, что право на достойную жизнь нельзя воспринимать исключительно с утилитарных позиций (с позиций материального благополучия), оно значительно шире по своему содержанию. Недостатком данной концепции является излишне широкое толкование права на достойную жизнь (как синтеза абсолютно всех прав человека). Это не совсем так. Ранее нами уже было установлено, что право на честь и достоинство и право на жизнь не входят в структуру права на достойную жизнь, напротив, они имеют более широкое содержание и включают его в свою структуру.

На наш взгляд, в содержание комплексного права на достойную жизнь входят два блока. Первый блок связан с созданием государством условий, отвечающих достойному (достаточному) уровню жизни. В него входят такие социально-экономические права, как право на труд (включая право на отдых и адекватную оплату труда); право на осуществление предпринимательской и иной экономической деятельности; право на социальное обеспечение; право на жилье. Второй блок посвящен регулированию права на создание государством условий для обеспечения качества жизни. В него входят следующие личные права: право на юридическое равенство; защиту прав и свобод; на персональную свободу, в том числе на личную физическую неприкосновенность, на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства; на свободу совести и вероисповедания; на свободу определять и указывать свою национальную принадлежность; на свободу мысли и слова. Также в данный блок входят такие политические права, как право на общественную и политическую самореализацию и право на квалифицированное и эффективное управление. Первое из них включает в себя право на участие в общественных объединениях; на участие в управлении делами государства; на собрания; на обращение и петиции; избирать и быть избранным. Второе реализуется благодаря праву на внутреннюю и внешнюю политическую стабильность; на безопасность и правопорядок; на защиту от коррупции. Наконец, в состав данного блока входят социально-экономические и культурные права, в том числе право на охрану здоровья и медицинскую помощь; на образование; на экологическую безопасность; на участие в культурной жизни и творческую самореализацию; на защиту семьи, материнства, детства.

Вопрос о содержании права на достойную жизнь непосредственным образом связан с вопросом о том, является ли право на достойную жизнь правом в прямом смысле этого слова. Анализ публикаций по данному вопросу позволяет сделать вывод о том, что все мнения относительно данной проблемы условно можно разделить на две части. Представители первого блока (Б.Н. Чичерин, В.С. Нерсесянц, Л.С. Мамут, В.А. Четвернин, Э. Фаге [16, с. 37], Д. Боуз и др.) отстаивают позицию, согласно которой обеспечиваемые государством права второго и третьего поколения, которые входят в качестве структурной составляющей в право на достойную жизнь, не являются настоящими правами. Они представляют собой льготы для неимущих слоев населения, акт благотворительности сильных мира сего по отношению к слабым, аутсайдерам общества. Соответственно, и право на достойную жизнь нельзя назвать подлинным правом. Представители второго блока, напротив, убеждены в том, что права второго и третьего поколения, а следовательно, и право на достойную жизнь, как результат их синтеза, являются не менее подлинными, чем права первого поколения. К ним относятся приверженцы нового либерализма, сторонники коллективистского, социального, нерыночного подхода, а также либерального социализма, социал-демократии и коммунизма (Г. Самуэль, Л. Гобхаус, Г. де Руджеро, Б. Кроче, Д. Дьюи, В.С. Соловьев, П.И. Новгородцев, С.И. Гессен, Б.А. Кистяковский, С.С. Алексеев, В.М. Хвостов, З.Ш. Гафуров, И.Н. Николаенко, Е.В. Бакланова и др.).

Концепция, согласно которой право на достойную жизнь ничем не уступает по своим характеристикам всем другим правам, на наш взгляд, выглядит гораздо убедительнее, в силу следующих причин. Во-первых, источником рассматриваемого права является социальное государство, которое одновременно является и правовым. И.Н. Николаенко совершенно верно отмечает, что «в современном обществе социальное государство, которое не базируется на праве и индивидуальной морали и не корректируется ими, так же разрушительно, как правовое государство, которое не поднимается до коллективистской морали, не дополняется ею и требует полной десоциализации государства и общества» [10]. Таким образом, если социальное государство является правовым, то оно не может преследовать неправовую цель.

Читайте также:  Презентация органы зрения и слуха презентация 3 класс гармония

Во-вторых, право на достойную жизнь складывается не только из прав второго и третьего поколения. Оно представляет собой комплекс прав не только социально-экономического и культурного характера, но и личных и политических прав (т.е. прав первого поколения).

В-третьих, доводы о том, что права второго и третьего поколения, которые, безусловно, являются обязательной составляющей права на достойную жизнь, есть не более чем привилегии и льготы в силу отсутствия признаков эквивалентности и взаимности, выглядят неубедительно. Более обоснованной видится позиция, согласно которой права первого и второго поколения относятся к категории субъективных публичных прав. Субъективными их делает принадлежность человеку, а публичными — то, что обязанным лицом по отношению к человеку выступает государство. При этом, несмотря на принципиальную специфику по сравнению с гражданскими правами, социально-экономическим и культурным правам свойственны черты эквивалентности и взаимности. Правда, учитывая характер субъектов публичного права, для них характерен разный объем прав и обязанностей. В-четвертых, права второго и третьего поколения, являющиеся составной частью права на достойную жизнь, имеют широкое нормативное закрепление. Уже на рубеже XIX — XX веков они были провозглашены на конституционном уровне во многих странах мира. После Второй мировой войны был принят ряд важнейших международных нормативных правовых актов, закреплявших социально-экономические и культурные права (Всеобщая декларация прав человека 1948 года, Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 года и многие другие). Приведенные доводы с высокой степенью убедительности свидетельствуют о подлинном, правовом характере права на достойную жизнь.

Итак, проведенное исследование позволяет сформулировать следующие признаки права человека на достойную жизнь: ему свойственен субъективный характер, т.е. данное право обладает свойством персонифицированности, является принадлежностью каждого человека; субъектом рассматриваемого права является любой человек независимо от физических, социальных и духовных качеств с момента рождения и до момента смерти; ему присущ публичный характер, означающий, что обязанным лицом в правоотношениях, связанных с реализацией рассматриваемого права, выступает государство; данное право имеет комплексный характер, что означает вхождение в состав данного права совокупности прав первого, второго и третьего поколения, соответственно, рассматриваемое право имеет интегрирующий характер по отношению ко всем остальным правам человека; многокомпонентный объект, включающий совокупность благ материального и нематериального характера; оно базируется на принципах высшей ценности человеческого достоинства и неприкосновенности жизни человека; нацелено на комплексную реализацию биологических, социальных и духовных потребностей человека; нормы, его регулирующие, являются структурной составляющей охранительного субинститута комплексного межотраслевого института чести и достоинства человека.

Таким образом, право на достойную жизнь есть субъективное публичное право, представляющее собой социально обусловленное, нормативно определенное притязание человека к государству, основывающееся на принципах высшей ценности человеческого достоинства и неприкосновенности жизни человека и осуществляемое в единстве правомочий, нацеленных на комплексную реализацию биологических, социальных и духовных потребностей.

Размышления о праве на достойную жизнь вызывают к жизни вопрос об обязанности жить достойно. Справедливо будет отметить, что в настоящее время существует немало работ, посвященных праву на достойную жизнь, однако почти нигде не говорится о том, что подлинно достойная жизнь не может состояться в отсутствие нормативно установленной обязанности жить достойно. В основном данная обязанность носит морально-этический характер, однако ей свойственна и юридическая составляющая. Ее безусловным компонентом является обязанность подчиняться закону, платить налоги (ст. 57 Конституции РФ), охранять природу (ст. 58 Конституции РФ); защищать Отечество (ст. 59 Конституции РФ), а также запрет на пропаганду или агитацию, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду (ст. 29 Конституции РФ) и т.п.

В завершение проводимого нами исследования хотелось бы остановиться на особенностях механизма достижения цели социально-правового государства, заключающейся в обеспечении реализации права на достойную жизнь. Наиболее актуальным в этом смысле является вопрос о том, должно ли оно обеспечить каждому достойный уровень и качество жизни или лишь создавать условия для того, чтобы человек сам добивался своего счастья [3]. В современных условиях сложилось три основных подхода, связанных с пониманием роли государства в обеспечении достойной жизни человека: экзогенная концепция ориентирована на тотальный государственный патернализм; эндогенная концепция направлена на проявление творческой активности и созидательного потенциала человека; структурно-генетическая концепция сочетает в себе положения первых двух теорий. Последняя концепция выглядит, на наш взгляд, наиболее актуальной и адекватно отражающей реалии современной жизни. Социальное государство, безусловно, должно исходить из постулата о личной активности индивида, при этом в обществе всегда существуют слабые и больные, те, кто в силу психофизических особенностей и недугов нуждается в заботе, которая должна быть достаточной, а не минимальной, иначе жизнь будет ущербной. Таким образом, необходим некий баланс между безвозмездной помощью государства и созданием условий для собственной активности человека.

Итак, по итогам проведенного исследования представляется возможным сформулировать ряд выводов.

Право на достойную жизнь есть интегрированное субъективное публичное право, представляющее собой социально обусловленное, нормативно определенное притязание человека к государству, основывающееся на принципах высшей ценности человеческого достоинства и неприкосновенности жизни человека и осуществляемое в единстве правомочий, нацеленных на комплексную реализацию биологических, социальных и духовных потребностей.

Помимо права на достойную жизнь человек наделен обязанностью вести достойный образ жизни.

Для создания условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие личности, России как социально-правовому государству необходимо решить задачи стабилизации и развития экономики (в том числе путем устранения из нее теневого сектора и придания ей социальной направленности); совершенствования социальной политики; формирования качественного законодательства.

Создание социально-ориентированной рыночной экономики подразумевает развитие системы благоприятных условий для занятия предпринимательской деятельностью, развития индивидуальных способностей и профессионального роста.

Совершенствование социальной политики должно осуществляться в направлении создания реальных условий для повышения уровня реализации всех прав, входящих в содержание права на достойную жизнь.

Формирование качественного, непротиворечивого, сбалансированного законодательства, регулирующего вопросы, связанные с созданием условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, следует начать с совершенствования Конституции РФ путем внесения в нее специальной статьи, позволяющей иметь четкое и ясное представление о том, что же собой представляет достойная жизнь и право на нее. На наш взгляд, она должна выглядеть следующим образом:

«Статья __

1. Каждый человек имеет право на достойную жизнь.

2. Государство обязано создать все необходимые условия для достойной жизни человека, его развития и самореализации.

3. Достойная жизнь человека представляет собой состояние комплексной реализации его биологических, социальных и духовных потребностей, определяемой такими критериями, как достойный уровень, качество и образ жизни.

4. Достойный уровень жизни представляет собой совокупность показателей, характеризующих достаточный уровень наличия у человека материальных благ, необходимых для реализации его индивидуальных интересов и потребностей (пищи, одежды, жилища и т.п.), а также возможности их приобретения (посредством трудовой деятельности или социального обеспечения) для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи.

5. Качество жизни человека включает в себя совокупность показателей, характеризующих достаточный уровень наличия у человека нематериальных благ, необходимых для реализации его индивидуальных интересов и потребностей (здоровья, образования, возможности участвовать в культурной жизни и творчески самореализовываться, безопасной среды обитания, свободы, равенства, вовлеченности в гражданскую активность, защищенности и гарантированности прав и свобод и т.п.).

6. Каждый человек обязан вести образ жизни, соответствующий достоинству человека (достойный образ жизни), в том числе соблюдать законодательство, заботиться о своем здоровье, о своей семье и близких, уважительно относиться к окружающим, бережно относиться к окружающей среде и культурным ценностям, защищать свое Отечество, поддерживать мир, развиваться интеллектуально, духовно и творчески, стремиться к самореализации и т.п.».

В настоящее время реальность такова, что жизнь российских граждан далека от того, чтобы назвать ее в полном смысле слова достойной, по многим показателям наше государство сильно уступает другим странам. Однако именно высокий уровень реализованности права на достойную жизнь является реальным доказательством благополучия государства, его стабильности и мощи. Именно поэтому вопрос об обеспечении достойной жизни находится на пике актуальности. Необходимы реальные шаги со стороны государства в направлении выполнения его главной цели. При этом следует понимать, что уповать исключительно на активизацию государственной деятельности неправильно. Каждый из нас должен работать над тем, чтобы наша жизнь стала достойной.

Список литературы

1. Андреева Е.М. Социальная функция демократического государства: конституционно-правовой аспект: Дис. . канд. юрид. наук. М., 1998. С. 11.
2. Арбузов С.Ю. Конституционное право человека на достойную жизнь и его место в системе прав человека // Грамота. 2011. N 8 (14). Ч. VI. С. 21 — 24.
3. Баиева Н.А. Некоторые вопросы юридических гарантий достойного уровня жизни и развития // Материалы XXXVIII науч.-техн. конф. по итогам работы профессорско-преподавательского состава СевКавГТУ за 2008 г. Ставрополь, 2008.
4. Бакланова Е.В. Сущность и критерии достойной жизни человека и общества как цели социального государства: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 2007.
5. Воеводин Л.Д. Юридический статус личности в России: Учеб. пособ. М., 1997. С. 62.
6. Вострикова В.В. Социальные права как неотъемлемая составляющая прав человека в идеологии нового российского либерализма (конец XIX — начало XX в.) // Научные труды РАЮН: В 3 т. М., 2009. Вып. 9. Т. 1. С. 126 — 130.
7. Зайцева А.М. Жизнь человека как объект конституционно-правового регулирования: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 2009. С. 8.
8. Иваненко В.А., Иваненко В.С. Социальные права человека и социальные обязанности государства: международные и конституционные правовые аспекты. СПб., 2003. С. 108.
9. Кислов А.Г., Кропанева Е.М., Москаленко М.Р. Достойное существование человека как этическая категория // Человек в мире культуры. 2012. N 4.
10. Николаенко И.Н. Социально-правовое государство и право человека на достойное существование: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 2008.
11. Рябоконь Н.В. Философия: Учеб.-метод. комплекс. Минск, 2009.
12. Саблин Д.А. Права человека. Оренбург, 2004. С. 40.
13. Салихова И.С. Право человека на достойную жизнь как юридическая категория // Пробелы в российском законодательстве. 2009. N 4. С. 129 — 133.
14. Старшова У.А. Конституционные основы социального государства в Российской Федерации: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Саратов, 2004.
15. Торгашин И.М. Понятие «достойная жизнь» и право на жилище // Известия Пензенского государственного педагогического университета имени В.Г. Белинского. 2011. N 24. С. 140 — 143.
16. Фаге Э. Либерализм // О свободе: Антология мировой либеральной мысли (первая половина XX века). М., 2000. С. 37.
17. Чеботарева В.П. Право на жизнь и его обеспечение в Российской Федерации: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 2008. С. 11.
18. Чепурин В.В. Право человека на достойную жизнь и состояние его осуществления в современном российском обществе: теоретико-правовой анализ: Дис. . канд. юрид. наук. Владимир, 2005. С. 9.
19. Штанько И.Н. Достоинство личности как правовое явление: Дис. . канд. юрид. наук. Владимир, 2006. С. 85.

References

1. Andreeva E.M. Sotsial’naia funktsiia demokraticheskogo gosudarstva: konstitutsionno-pravovoi aspekt: Dis. . kand. iurid. nauk. M., 1998. S. 11.
2. Arbuzov S.Iu. Konstitutsionnoe pravo cheloveka na dostoinuiu zhizn’ i ego mesto v sisteme prav cheloveka // Gramota. 2011. N 8 (14). Ch. VI. S. 21 — 24.
3. Baieva N.A. Nekotorye voprosy iuridicheskikh garantii dostoinogo urovnia zhizni i razvitiia // Materialy XXXVIII nauch.-tekhn. konf. po itogam raboty professorsko-prepodavatel’skogo sostava SevKavGTU za 2008 g. Stavropol’, 2008.
4. Baklanova E.V. Sushchnost’ i kriterii dostoinoi zhizni cheloveka i obshchestva kak tseli sotsial’nogo gosudarstva: Avtoref. dis. . kand. iurid. nauk. M., 2007.
5. Voevodin L.D. Iuridicheskii status lichnosti v Rossii: Ucheb. posob. M., 1997. S. 62.
6. Vostrikova V.V. Sotsial’nye prava kak neot»emlemaia sostavliaiushchaia prav cheloveka v ideologii novogo rossiiskogo liberalizma (konets XIX — nachalo XX v.) // Nauchnye trudy RAIUN: V 3-kh t. M., 2009. Vyp. 9. T. 1. S. 126 — 130.
7. Zaitseva A.M. Zhizn’ cheloveka kak ob’ekt konstitutsionno-pravovogo regulirovaniia: Avtoref. dis. . kand. iurid. nauk. M., 2009. S. 8.
8. Ivanenko V.A., Ivanenko V.S. Sotsial’nye prava cheloveka i sotsial’nye obiazannosti gosudarstva: mezhdunarodnye i konstitutsionnye pravovye aspekty. SPb., 2003. S. 108.
9. Kislov A.G., Kropaneva E.M., Moskalenko M.R. Dostoinoe sushchestvovanie cheloveka kak eticheskaia kategoriia // Chelovek v mire kul’tury. 2012. N 4.
10. Nikolaenko I.N. Sotsial’no-pravovoe gosudarstvo i pravo cheloveka na dostoinoe sushchestvovanie: Avtoref. dis. . kand. iurid. nauk. M., 2008.
11. Riabokon’ N.V. Filosofiia: Ucheb.-metod. kompleks. Minsk, 2009.
12. Sablin D.A. Prava cheloveka. Orenburg, 2004. S. 40.
13. Salikhova I.S. Pravo cheloveka na dostoinuiu zhizn’ kak iuridicheskaia kategoriia // Probely v rossiiskom zakonodatel’stve. 2009. N 4. S. 129 — 133.
14. Starshova U.A. Konstitutsionnye osnovy sotsial’nogo gosudarstva v Rossiiskoi Federatsii: Avtoref. dis. . kand. iurid. nauk. Saratov, 2004.
15. Torgashin I.M. Poniatie «dostoinaia zhizn'» i pravo na zhilishche // Izvestiia Penzenskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta imeni V.G. Belinskogo. 2011. N 24. S. 140 — 143.
16. Fage E. Liberalizm // O svobode: Antologiia mirovoi liberal’noi mysli (pervaia polovina XX veka). M., 2000. S. 37.
17. Chebotareva V.P. Pravo na zhizn’ i ego obespechenie v Rossiiskoi Federatsii: Avtoref. dis. . kand. iurid. nauk. M., 2008. S. 11.
18. Chepurin V.V. Pravo cheloveka na dostoinuiu zhizn’ i sostoianie ego osushchestvleniia v sovremennom rossiiskom obshchestve: teoretiko-pravovoi analiz: Dis. . kand. iurid. nauk. Vladimir, 2005. S. 9.
19. Shtan’ko I.N. Dostoinstvo lichnosti kak pravovoe iavlenie: Dis. . kand. iurid. nauk. Vladimir, 2006. S. 85.

Читайте также:  Как определить какие очки для зрения тебе подходят

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:

Вернуться на предыдущую страницу

ЧТО ТАКОЕ – ДОСТОЙНАЯ ЖИЗНЬ

В нашем материальном мире любые нематериальные значимости люди пытаются определять, используя материальные эталоны. Успешность на материальном плане, часто независимо от средств, используемых человеком, считается достойной подражания, и вообще, когда у человека – «дом – полная чаша», то он автоматически становится уважаемым для окружающих людей. Человек может занимать достойное положение в социальном мире, его заслуги могут быть оценены по достоинству и вообще у него есть всё для достойной жизни. Ну а может ли быть у человека достойной жизнь, если он беден, и не занимает достойного социального положения в обществе, могут ли быть его поступки достойными, если в его жизни небыло ничего героического, возможно, он вёл незаметный образ жизни и о нём мало что было известно даже ближайшим соседям. Может ли у такого человека жизнь быть достойной, да и сам он может ли обладать каким-то достоинством?

Может быть достойная жизнь и достойная смерть, могут быть достойные поступки и достойное поведение человека. Но любые достоинства человека имеют два варианта проявлений – одно из них внешнее, другое – внутреннее. Например, человек может говорить о достойной жизни, когда у него всё желаемое в достаточной или даже в превосходной степени – у него есть квартира, дача, машина, он занимает уважаемое социальное положение, у него достойная зарплата, есть красавица жена и дети, которые ни в чём не нуждаются. И достоинство может быть внутренним, которое совершенно не зависит от материального и социального положения человека, когда он стремится жить по-правде в гармонии с окружающей его природой. Я не говорю о гармонии с его социальным окружением, потому что социальное окружение содержит в себе в значительной степени примеси элементов лжи, порождением которой является выгода и своя индивидуальная значимость. Но, конечно же, в человеческом мире есть и правда и есть истина, иначе бы небыло стремления к ней. Жить достойно – это во всём стремиться к истине, сохраняя при этом собственное достоинство, честность, справедливость, умеренность, бесстрашие, жертвенность, стремление к гармонии с истине, строить своё материальное благополучие не за счёт кого-то другого, а только благодаря своим собственным разумным усилиям, быть справедливым, непреклонным на путях истины, уметь прощать и забывать обиды прошлого. Материальное положение человека никакого отношения к его достоинству не имеет, и богатство человека не гарантирует счастья для него и его близких, живущих с ним. Не напрасно говорят, что «с милым и в шалаше рай».

Право на достойный уровень жизни: общая характеристика

Понятие и сущность права на достойный уровень жизни

Российская Федерация согласно ч. 1 ст. 7 Конституции РФ является социальным государством, политика которого на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. Конституция РФ 1993 г. М: Ось — 89 Впервые в Основном Законе страны были провозглашено, что общечеловеческие интересы стоят выше над всеми другими ценностями государства и общества.

Уровень жизни граждан — один из важнейших социальных показателей, который даёт представление о благосостоянии общества и основных социальных групп населения или отдельных граждан и их семей.

Уровень жизни как характеристика благосостояния народа является важнейшим элементом образа жизни.

Действующее российское законодательство выделяет несколько видов достойного уровня жизни: социальное обслуживание, медицинская помощь, льготы и компенсации.

Структура конституционного права на достойный уровень жизни как комплексного правомочия включает в себя несколько элементов:

  • — право на пенсионное обеспечение;
  • — право на социальные пособия и компенсации;
  • — право на социальное обслуживание;
  • — право на медицинскую помощь;
  • — право на предоставление льгот.

В связи с этим обоснованным представляется утверждение Т.К. Мироновой о том, что корректнее было бы говорить о праве на различные виды достойного уровня жизни. Оно не может быть единым как статутное право человека и гражданина. Говорить о таком праве можно только условно, в теоретическом плане. Миронова Т.К. Социальная защита в России (правовые вопросы). Монография. М., 2004. С. 138.

Выделяют следующие задачи и направления изучения уровня жизни:

  • — выделение и обеспечение малообеспеченных слоёв населения, нуждающихся в социальной и экономической поддержке;
  • — анализ характера и степени влияния социальных и экономических факторов на уровень жизни и изучение их состава;
  • — оценка степени социально — экономического разделения общества, степени различий по уровню благосостояния между отдельными группами населения;
  • — общая и всесторонняя характеристика благосостояния населения.

Уровень жизни является сложной и многогранной категорией. Несмотря на то, что многие элементы жизненного уровня связаны между собой, они имеют значительные особенности, специфику и для их комплексной характеристики требуется использование соответствующей системы специфических показателей. Из — за отсутствия рационального способа объединения разнородных показателей такой системы в единый показатель, признана невозможность использования одного показателя характеризующего уровень жизни.

Показатель характеристики уровня жизни подразделяются на три вида:

  • — стоимостные показатели (ВНП, фонд потребления, общие доходы населения и т.д.);
  • — натуральные показатели
  • — натуральные показатели определяющие объём потребления материальных благ (продуктов питания, число перевезённых пассажиров и т.д.);
  • — показатели, демонстрирующие пропорции и структуру распределения благосостояния;

На современном этапе в социальной сфере России происходят значительные изменения. Но похожие изменения происходят во всём мире. Совсем недавно основной целью социального государства было обеспечение властными структурами права на достойный уровень жизни для каждого гражданина страны, а мера свободы которую позволяет гражданам получать пособия по безработицы, пенсии, дотации и т.п. является основным критерием «социальности» государства. Сегодня происходит смена основного критерия: меры свободы, обеспеченной через патронаж органов публичной власти, — скорость и степень «включения» гражданина в трудовую деятельность (речь идет исключительно о полностью или частично трудоспособных гражданах). Именно этот критерий определяет степень «социальности» современного неопатерналистского социального государства. Значимы изменения и в субъектном составе социальной функции, так как происходит активная ее приватизация. Принцип активизации включения трудоспособных реципиентов в трудовую сферу является основополагающим принципом модифицированной социальной функции и определяет изменение вектора развития социальной функции современного государства, что позволяет позиционировать ее новую концепцию.

Сегодня четко вырисовывается контур нового социального государства. Социальное государство — это вовсе не этап развития правового государства, а именно этап развития государственно-организованного общества в целом. И мы не можем согласиться с мнением ряда авторов, которые считают, что социальное и правовое государство как атрибуты государства приобретают ясный смысл только в альтернативном, а не кумулятивном режиме употребления, и толкуют о фундаментальных противоречиях между правовым и социальным началом его бытия. Такой атрибут государства, как социальная функция, является имманентным атрибутом любого типа государства, развивающегося в рамках индустриального или постиндустриального общества. Не только государство обязано осуществлять социальную функцию, это обязанность всего современного государственно-организованного общества. Причем основным актором осуществления социальной функции в современном государстве могут быть либо публичная власть, либо структуры гражданского общества. Возможен и такой вариант — оба эти соактора реализуют социальную функцию субсидиарно. Таким образом, идея модификации социальной функции не является исключительной прерогативой современной России, это общемировая тенденция, обусловленная объективно. В последнее время практически во всех современных государствах весьма существенно проявляется тенденция сокращения бюджетных расходов на социальные нужды. Все без исключения социальные государства приступили к подобного рода модификации еще в. Сегодня и Россия вынуждена пойти по новому пути развития социальной функции. И Президент РФ, и Правительство РФ уделяют особое внимание развитию социальной функции государства. Но она по необходимости осуществляется в рамках современных условий, данных объективно. С одной стороны, Федеральная программа по увеличению рождаемости и попытка стабилизации демографической ситуации, Федеральная программа «Семью для каждого ребенка», а с другой — «монетизация льгот», которую можно считать модифицированным способом оказания социальной помощи определенным группам населения. «Монетизация льгот» — уступка необходимости, это тот самый вынужденный рациональный подход к реализации социальной функции государства. Некоторые политики оценивают данную ситуацию весьма пессимистично: «Реформа льгот — лишь «первый звоночек» в реализации нашим правительством гораздо более впечатляющего и ужасающего проекта «монетизации прав человека». Речь идет о запланированных и отчасти уже начатых реформах образования, здравоохранения, науки, культуры. Доведение до логического конца политики коммерциализации этих сфер ставит под вопрос конституционные права граждан России и установленные Основным Законом принципы социального государства». Конечно, можно публично сожалеть о том, что социальная функция государства изменяет методы своего осуществления, используя создавшуюся ситуацию для приобретения определенных преференций в предстоящей предвыборной борьбе, но более продуктивный путь — беспристрастно проанализировать мировой опыт, выявить критерии современной социальной функции, основные направления ее развития, новые методы ее осуществления.

В современной России социальная функция реализуется в основном через государственно-организованную деятельность, которая осуществляется путем оказания социальной услуги и административной услуги. Социальную услугу могут оказывать органы, учреждения и предприятия публично-властные (например, образовательную услугу может оказать государственное образовательное учреждение) и структуры гражданского общества (ту же образовательную услугу может оказать и негосударственный вуз).

А вот административную услугу (например, перераспределение доходов путем финансирования льгот и компенсационных выплат из государственного бюджета) оказывают публично-властные структуры, этот аспект решения социальных проблем находится исключительно в их компетенции. Таким образом, выявляются различия между социальной услугой и административной услугой, хотя и то и другое является государственно-организованной деятельностью. Социальные услуги оказывают и институты гражданского общества, и органы публичной власти одновременно, по сути, являясь соакторами осуществления социальной деятельности. Социальная функция, осуществляется в той или иной форме на любом этапе его развития.

Необходимо остановиться на структуре социальной функции государства. Это образование, здравоохранение, художественная культура, пенсионное обеспечение. В структуре социальной функции государства по акторам можно выделить следующие элементы: граждан (налогоплательщиков); местные органы публичной власти; региональные органы публичной власти; центральные органы публичной власти и государство в целом.

Читайте также:  Собственность с экономической точки зрения виды и формы

В сфере образования авторами реализации социальной функции в виде образовательной услуги могут быть граждане, местные органы публичной власти, региональные органы публичной власти, центральные органы публичной власти. Так, имеют место частные дошкольные учреждения, частные школы, частные колледжи, организованные гражданами (налогоплательщиками). В этом случае граждане могут быть одновременно и учредителями вышеуказанных учреждений, и получателями образовательной услуги одновременно. Местные органы публичной власти также могут стать (и становятся) учредителями образовательных учреждений. Муниципальные дошкольные учреждения, муниципальные школы — это традиционная норма российской жизни. Региональные органы публичной власти также могут стать учредителями образовательных учреждений и оказывать образовательные услуги населению. Центральные органы публичной власти также становятся либо учредителями от лица государства либо от собственного лица. Учреждать и финансировать профессиональные отраслевые колледжи могут совместно и органы государственной власти, и заинтересованные корпорации.

Качество образовательной услуги различается в государственных и негосударственных учреждениях. Для современной российской действительности характерны: на уровне дошкольного воспитания и школьного образования частная услуга в подавляющем большинстве случаев преобладает по качеству над муниципальной и государственной услугой. А вот на уровне начального профессионально-технического обучения и колледжей она сегодня только начинает претерпевать изменения в сторону смещения ролевой активности в пользу частных и корпоративных структур. На уровне высшего профессионального образования частная услуга иногда уступает государственной, но, видимо, это всего лишь вопрос времени. И в ближайшее десятилетие ситуация изменится и в сфере высшего образования.

Таким образом, образовательная услуга не является сферой исключительно публично-властных структур. Она может оказываться, и ее оказывают и частные лица, и корпорации.

В сфере здравоохранения можно проследить аналогичную ситуацию. Здесь также в роли актёров осуществления социальной услуги выступают и граждане, и местные органы публичной власти, и региональные и центральные органы публичной власти. Муниципальные лечебные и поликлинические учреждения, аналогичные учреждения публичной власти на региональном и центральном уровнях — это традиционные, привычные с советских времен учреждения. Но сегодня в России медицинская услуга даже более активно, чем образовательная, осваивается частными лицами, как отдельными гражданами, так и частными корпорациями: медицинская услуга также не является исключительной прерогативой публичной власти. Все они выступают в роли соакторов реализации социальной функции в аспекте художественной культуры. На практике сосуществуют государственные, муниципальные и частные музеи, государственные, муниципальные и частные галереи, государственные, муниципальные и частные филармонии и т.д. и т.п. Но, наиболее волнующим и актуальным аспектом проявления социальной функции государства практически для всех социальных групп современного российского государственно-организованного общества является пенсионное обеспечение. Трудно определить наиболее важный аспект данной проблемы — они все равновелико важны. Но, по нашему мнению, наиболее существенным моментом является институциональное изменение пенсионной системы. Отметим следующее: пенсионную услугу может оказывать не только государство в целом или органы местной, региональной и (или) центральной власти. Пенсионная услуга не является исключительной прерогативой государственных структур, она может оказываться и корпорациями, и частными структурами, что и имеет место в ряде государств. Соакторство в сфере пенсионной услуги особенно свойственно корпоративному типу социального государства (Германия), где уже достаточно длительный срок сосуществуют, дополняя друг друга, государственные и корпоративные пенсии.

Для современной России неотъемлемым элементом социальной функции является система государственных гарантий права граждан на пенсионное обеспечение. Ее можно определить как систему законодательно гарантируемых государством параметров жизнеобеспечения всех и особенно наиболее незащищенных слоев населения. Но в современных условиях пенсия слабо зависит от трудового вклада. Совсем не учитывает вклад страховой, т.е. продолжительность и объем уплаченных в Пенсионный фонд взносов. На размер пенсионных выплат сильнее всего влияет стаж работы, а слабее всего — заработная плата, и общий уровень пенсий остается при этом сравнительно низким. Как отмечают некоторые исследователи, «нынешняя пенсионная система не несет в себе экономических стимулов к регулярной уплате пенсионных взносов с реальной заработной платы. Более того, общий низкий уровень слабо дифференцированных пенсионных выплат превращает всю эту систему из вида социального страхования в разновидность социальной помощи». И в России могут иметь место частные, корпоративные пенсионные услуги, наравне с государственными, но на сегодняшний день система профессиональных страховых пенсий у нас не развита, хотя российские этнокультурные традиции вполне позволяют часть пенсионных гарантий переложить с государственных органов непосредственно на плечи частных производственных корпораций.

Следует отметить, что приватизация социальной функции не может быть полной, всеохватывающей. Потребности тех групп населения, которые по каким-либо причинам не могут работать, должны удовлетворяться в обязательном порядке либо органами публичной власти, либо иными акторами, но под обязательным и постоянным контролем органов публичной власти и с их субсидиарным финансированием в случае необходимости, а соответствующие группы населения должны иметь государственные гарантии социальной помощи.

«Достойная жизнь» — понятие и определение

Почему в России «Достойная жизнь» определяется лишь деньгами?

В России безденежье означает потерю достоинства. А в Европе, даже при небольших деньгах, человек может жить достойно, не чувствуя себя униженным и оскорблённым.
Почему так происходит?

Ингмар Кампрада, создатель IKEA, сделал для россиян гораздо больше, чем всё российское правительство. Дело не в том, что мебель IKEA недорогая, а в том, что это едва ли не единственная доступная небогатым людям дизайнерская мебель.

Дизайнер — специалист по производству достойной жизни. Функционально, дизайнерские вещи от недизайнерских ничем не отличаются, но именно с дизайнерских вещей начинается достойная жизнь. Беда России не в том, что даже IKEA не всем по карману, а в том, что за порогом квартиры достойная жизнь, так и не начавшись, заканчивается. За порогом дома — лёд, грязь, пыль, злобно гудят машины, «по газонам не ходить», «без паспорта не входить»… Всюду признаки унижения и оскорбления.

В Европе такого унижения не ощущаешь, даже когда живёшь, имея совсем небольшие деньги.

Работал я в Лондоне на «Би-Би-Си»: там русские журналисты как бы проходят стажировку, и зарплата у них соответственно стажёрская. Четверть сразу съедают налоги, а из оставшегося львиная доля уходит на комнату в общежитии. Но я не чувствовал себя маленьким человеком. Отчасти потому, что неподалеку начинаются зоны роскошных парков: Кенсингтон-гарденс, Гайд-парк, Грин-парк, Сент-Джеймс. Каждое утро я начинал с пробежки возле Кенсингтонского дворца, и пару раз видел, как прилетал принц Чарльз: вертолёт приземлялся в пятидесяти метрах, а из охраны — единственный полицейский. Раз в неделю я надевал ролики и вливался в толпу роллерблейдеров, которые с музыкой и воплями катят по городу. Однажды я оказался впереди всех, на Оксфорд-стрит, и ощущал, должно быть, то же, что ощущает английская королева. А уж как здорово валяться с книжкой на лужайках Кембриджа!

Подобное повторялось со мной и в других странах — жизнь за порогом ухожена, подстрижена, облагорожена. Выйдешь на улицу — и ты в приличной обстановке — попадаешь в другую, нередко лучшую жизнь. Но как достигается эта приличная, красивая жизнь?

В России красивая жизнь доступна лишь богачам. Достойную жизнь можно приобрести только за собственный счёт. Иметь много денег – вот, пожалуй, единственный вариант достойной жизни в России. А в Европе качественную жизнь гарантируют каждому.

Запад сильно отличается от России. На Западе, достоинство вообще держится не на деньгах, а на свободе и открытости публичных пространств. Парк — общественное достояние, газон — общественное достояние: можешь устраивать пикник, можешь ходить на голове. Но главное общественное достояние — это площадь.

Представьте себе любую российскую площадь: там свила себе гнездо власть. В Петербурге, перед Мариинским дворцом, вы увидите памятник тирану, ряды запаркованных депутатских машин и нескольких полицейских, недобро посматривающих на пешеходов.

Во дворец к депутатам без паспорта и пропуска – нельзя! Даже если с ними, то тоже нельзя, потому что вы мужчина без галстука, а глава парламента полковник Макаров (большой поклонник прекрасного) распорядился без галстука не пускать. Вряд ли полковнику Макарову понравится Ратхаусплатц, ратушная площадь в столице Швабии, Аугсбург.

Перед аугсбургской ратушей нет запаркованных автомобилей, а вот горожане гуляют в несметных количествах. В Аугсбурге ратушная площадь — место разгуляев: каждые выходные — ярмарки, праздники, карусели… В тёплое время года, площадь запружена столиками из кафе, а молодёжь валяется прямо на брусчатке: ест принесённые сэндвичи, попивает пивко. Полиция не гоняет, в ратушу любой может войти; даже в шортах и майке, и без паспорта. И есть в городе чудики. Для меня наличие чудиков на городских улицах является маркером свободы.

В России же общественные пространства изъяты у общества — в пользу «государственных» интересов. И напрасно Петербург самоубаюкивающе называет себя «европейским». Число отнятых у петербуржцев общественных пространств постоянно растёт. Например, закрыт выходящий к Мойке сад Инженерного замка. Когда-то модные барышни здесь играли в серсо, ловя на лету деревянные кольца и взгляды кавалеров, а теперь — только для начальства возводятся шатры: пусть они выпивают и закусывают, и чтобы к ним никто подойти не мог. Настоящее азиатство.

Азиатство – это чума России. По всей России закрыты университеты, кампусы (про госконторы вообще молчу). Человек с улицы не может пробежать по 220-метровому коридору Смольного или по 275-метровому коридору Двенадцати коллегий. В Москве на Новый год закрывают Красную площадь! Любого пикетчика тут же тащат в околоток.

Это не про политику. Это про достойную жизнь, которая невозможна без свободы. Если пространства принадлежат не горожанам, а начальству, то никакой свободы нет. Я про то, что любые инакомыслия (религиозные, политические, социальные, музыкальные!) — являются непременной частью достойной жизни. Для достойной жизни не нужно никаких инвестиций — достаточно отсутствия запретов.

Лучшим временем публичной жизни в России были поздние 1980-е и ранние 1990-е, когда на площади хлынули музыканты, неформалы, артисты, художники… Об этом периоде многие забыли: когда серое, казённое отступило; пустое стало живым. А среди живых каждый достойно чувствовал себя человеком.

Достойная жизнь в России, это когда на одном конце — ухоженный, упакованный дом, а на другом — шопинг-молл (суррогат городской площади). Сел с детишками в машину, приехал, потаращился на аниматоров, послушал музыкантов, пообедал в фуд-корте — и обратно. Очень напоминает поезд «Сапсан», который мчит из одной столицы в другую, игнорируя всё, что между. Понятно же, что в Малой Вишере нечего делать!

А в Европе другая конструкция. Там есть созданная публичная жизнь: когда нечто, недоступное прежде, становится доступным и потрясающе интересным. Простой пример — европейские велодороги. Не велодорожки, которые есть во всех городах, и в России кое-где…, а именно Велодороги. Они проложены через все леса, поля и реки Германии: Тюрингия дубравная, Вестфалия бузинная, Бавария хмельная. Качество грунтового покрытия — лучше, чем асфальт в Питере на набережной Фонтанки. Всюду — указатели, информация, знаки: этот путь — только для пешеходов, а этот — только для всадников, а вот тот маршрут — для велосипедистов… После снегопадов главные велодороги либо расчищают до грунта, либо посыпают гранитной крошкой. Зимой я прокатился по снегу на велике до ближайшего озера на летних шинах: белые деревья, глубокие сугробы, в полыньях хлопают крыльями лебеди — сказка, о которой в России можно только мечтать.

Подчеркиваю: достойная жизнь — это когда всюду, от милого дома до глухого леса — ухожено, прибрано, безопасно. Вот эту достойную жизнь любая страна должна производить для людей.

Автор оригинального текста «Достойная жизнь по сходной цене» — Дмитрий Губин

Источники:
  • http://lexandbusiness.ru/view-article.php?id=7068
  • http://soznanie.spb.su/articles/4034
  • http://vuzlit.ru/702748/pravo_dostoynyy_uroven_zhizni_obschaya_harakteristika
  • http://www.molodostivivat.ru/obraz-zhizni/dostojnaya-zhizn-ponyatie-i-opredelenie.html