Меню Рубрики

Что такое язык с точки зрения системного подхода

Читайте также:

  1. Cуперкластерная система
  2. DNS — доменная система имен
  3. I Система планов и принципы планирования.
  4. I. Система трудових показників і взаємозв’язків їх елементів
  5. II. Генуэзская валютная система (1922 — 1944 гг.).
  6. II. Тарифна система оплати праці та її елементи
  7. III. Работа после 1937 года: переход от единичного действия к системам действия
  8. IV. Ямайская валютная система (с 1976 г. — по настоящее время).
  9. IX Маркетинговая информационная система
  10. SQL Server как многоуровневая система клиент/сервер
  11. VII. Общая система действия, ее подсистемы и среды
  12. А. Система с выделенным каналом.

Понимание языка как с-мы, т.е. осознание того, что язык представляет собой не простой набор разнородных элементов слов, грамматических форм и т.д., а своеобразное единство взаимосвязанных, взаимообусловленных и взаимодействующих частей, и того, что его отдельные элементы должны рассматриваться в отношении друг к другу и к тому целому, в состав которого они входят – в чем заключается системность языка. С-ма языка – это своего рода «кладовая», где сложены правила и элементы. С-ма языка является многослойной и разнородной как по качеству и составу входящих в нее элементов, так и по их взаимоотношениям друг с другом. Это не просто с-ма, а в некотором смысле с-ма систем. Такое рассмотрение языка предусмотрено уже в традиционной модели его описания, распределяемого по разделам: фонетика, грамматика (морфология и синтаксис) и лексикология.

Согласно стратификационному принципу, яз-вая сис-ма складывается из подсистем, к-ые как бы наслаиваются друг на друга, располагаясь одна над другой в строго регламентированном порядке. Отдельные подсистемы выделяются, =>, по вертикали и представляют собой разные уровни иерархии системно организованных лингвистических единиц. При этом: 1)единицы каждого данного уровня обладают некоторым общим для них специфическим качеством (отличающим их от единиц другого уровня); 2)ед-цы более высокого уровня могут быть построены из единиц более низкого уровня ( но не путем их простого сложения, а путем такого соединения, благодаря к-му и получается качественно новая единица); 3)ед-цы каждого уровня могли быть выявлены в любом осмысленном тексте.

Ядро яз. сис-мы образуют предельные единицы языка и связывающие их отношения. Под предельными единицами понимаются аллофоны, морфы, слова, словосочетания, предложения или, в абстрактном аспекте, фонемы, морфемы, слова, структурные схемы словосочетаний, структурные схемы предложений. Под отношениями м/у предельными единицами (лементами) понимаются все типы парадигматич. и синтагматич. отношений. Под уровнем языка понимается та часть его системы, которая имеет соответствующую предельную единицу. Существуют фонемный, морфемный, лексич., текстовый уровни, поскольку есть предельные единицы – фонема, морфема, слово, словосочетание, предложение (высказывание),

Единицы разных уровней находятся м/у собой в иерархич. отношениях. Уровни, состоящие из более простых элементов, подчиняются уровню, включающему более сложные единицы. В свою очередь, более высокий уровень зависит от предшествующего уровня. Причем элементы более высокого уровня включают в себя элементы следующего за ним низкого уровня в качестве элементов, из которых образуются единицы этого более высокого уровня — единица низшего уровня входит в состав единицы высшего уровня, являясь ее компонентом. Итак, предельные единицы языка существуют в силу 2-ух типов отношений в языке: 1)отношений вхождения в единицу более высокого уровня и разложения на составляющие более низкого уровня – в своем конкретном аспекте (парадигматика); 2)отношений дистрибуции в пределах своего уровня (синтагматика).

При анализе языка эти единицы устанавливаются как результат предельного разложения. Еще Ф. де Соссюр теоретически обосновал системный характер языка через введенное им понятие соотносительной значимости, или ценности, единиц языка, а также через понятия синтагматических и парадигматических (у Соссюра: ассоциативных) отношений между единицами языка. Язык признается, н-р, системным образованием и теми, кто считает язык знаковым образованием, и теми, кто отрицает знаковый характер языка. Системность является важнейшей характеристикой языка. Можно считать установленным, что язык относится к системным образованиям. Он отмечал 2 особенности сис-мы: 1) все члены системы находятся в равновесии; 2) система является замкнутой

Согласно концепции Ельмслева, сис-ма языка есть чистая абстракция, целостная и замкнутая в себе стр-ра (схема отношений, зависимостей, или «функций»). В языке решающую роль играют только сами эти отношения. Отдельные его элементы — лишь точки или линии пересечения различных отношений, своеобразные «пучки функций». Совр. представления о системности языка: 1) Яз как принципиально открытая самоорганизующаяся сис-ма (мир живёт по законам самоорганизации, пока не влияет человек). Яз – самоорг. с-ма, т.к. воздействие общества на яз невозможно. Какие бы нормы не водились, носители языка эти нормы отторгают.; 2) язык как нечеткое множество нечетких множеств и как с-ма систем (способность выступать в виде с-мы систем). Нечёткое множество — открытость, от 0 до бескон-ти. В любом языке в любой момент – новые единицы. Нельзя всё разносить по уровням, по полочкам. Не противоречит пониманию языка как “система систем”? Каждая с-ма – изоморфна.Концепции строения яз-а, отражающие его системность:многоуровневая (стратификационная) (т.е. иерархичная); полевая; спектровая.

Языки под угрозой исчезновения, т.к. живут по законам синергетики. Системность языка в свете синергетики «Открытые нелинейные с-мы – это с-мы, способные к самоорганизации. Нелинейность с-мы связана с существенным удалением открытой с-мы от состояния равновесия со средой, т.е. с сильной неравновесностью, когда ограничивается действие детерминистических законов и вероятностное описание становится единственно реальным. Нелинейные с-мы (или состояния с-ем) – это нестабильные, неустойчивые, хаотические с-мы (или состояния), готовые к качественным изменениям и структурным перестройкам.» (Назарова, Шаповаленко)

Прошло более 30 лет с тех пор, как теория самоорганизации, или синергетика, авторами к-ой считаются представители зап.европ. научной школы Хакен и Пригожин, стала достоянием науки. Синергетика = междисциплинарное научное направление, ставящее своей гл. задачей изучение общих признаков и механизмов самоорганизации в самых разных с-мах, в т.ч. и социальных.

Дата добавления: 2014-01-04 ; Просмотров: 2066 ; Нарушение авторских прав? ;

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

На психологию разработки Соссюра также оказали сильное влияние. Он провел строгое различие между языком и речью. Язык — это надиндивидуальное, общее явление, социальное по своей природе. Речь состоит в использовании языка, она текуча, неустойчива, переменчива. Язык— предмет изучения лингвистики, речь — психологии.

Главная книга Ф. де Соссюра «Курс общей лингвистики» вышла в Женеве в 1916 г. уже после смерти автора. Эта публикация имела неординарную историю.
Соссюр, крайне мало публиковавшийся при жизни, с 1907 г. трижды прочел студентам Женевского университета курс лекций по общему языкознанию, однако никак не оформлял его письменно и тем более в пригодном для печати виде. После его смерти коллеги покойного Шарль Балл и (1865—1947) и Альберт Сешэ (187—1946) реконструировали текст лекций по имевшимся в их распоряжении студенческим конспектам разных лет, сведя их в некое единое целое. Впоследствии избранный ими метод «реставрации» соссюровского труда вызвал ряд критических замечаний, но именно воссозданный ими текст стал той отправной точкой, на которую опирались или от которой отталкивались лингвисты последующих десятилетий[7].
Говоря о наиболее характерных чертах представленной в названной работе концепции, часто обращают внимание на использование в ней дихотомий — двух понятий, противопоставленных друг другу — черта, во многом напоминавшая В. фон Гумбольдта. Характеризуя общий феномен речевой деятельности «речи вообще», как свойства, присущего человеку, Соссюр вводит следующие дихотомии:
• Язык «является социальным продуктом: он существует полностью лишь в коллективе». Напротив, речь — это «индивидуальный акт воли и разума; в этом акте над

лежит различать: 1) комбинации, в которых говорящий использует код языка с целью выражения своей мысли; 2) психофизический механизм, позволяющий ему объективировать эти комбинации». Поэтому «в речи нет ничего коллективного, проявления ее индивидуальны и мгновенны». Язык— явление чисто психическое, это «клад, практикой речи отлагаемый во всех, кто принадлежит к одному общественному коллективу, это грамматическая система, виртуально существующая у каждого в мозгу, точнее сказать, у целой совокупности индивидов». Напротив, речь психофизична, она есть «сумма всего того, что говорят люди» и включает: «а) индивидуальные комбинации, зависящие от воли говорящих, и б) акты фонации, равным образом зависящие от воли говорящего и необходимые для реализации этих комбинаций». Язык не представляет собой деятельности, это «готовый продукт, пассивно регистрируемый говорящим; он никогда не предполагает сознательности». Напротив, речь по определению представляет собой сознательную деятельность говорящего. Язык есть существенное, тогда как речь — нечто побочное и случайное.
Соссюр неоднократно подчеркивал взаимосвязь между языком и речью: «. Язык необходим, чтобы речь была понятна и тем самым эффективна; исторически факт речи всегда предшествует языку. Наконец, именно явлениями речи обусловлена эволюция языка: язык одновременно и орудие и продукт речи. Но все это не мешает речи и языку быть двумя совершенно разными вещами». Соответственно, ставится вопрос о необходимости создания в качестве отдельных дисциплин лингвистики языка и лингвистики речи, причем сам Соссюр подчеркивает, что его интересует именно первая: «. Надо с самого начала встать на почву языка и считать его основанием Для всех прочих проявлений речевой деятельности».
Рядом с первой дихотомией — языка и речи — в «Курсе общей лингвистики» предлагается и вторая — синхронии (одновременности) и диахронии (разновременности). Первую, согласно Соссюру, можно представить в виде горизонтальной оси, рассматривающей отношение между сосуществующими явлениями, где исключено всякое вмешательство времени, вторую же — в виде вертикальной оси, «на которой никогда нельзя рассматривать больше одной вещи сразу и по которой располагаются все явления первой оси со всеми их изменениями».
Как и в первом случае, Соссюр подчеркивает бескомпромиссность и абсолютный характер противопоставления синхронии и диахронии, подчеркивая при этом, что синхронический аспект превалирует над диахроническим, так как для говорящих только он — подлинная и единственная реальность. Если синхрония системна, то диахрония системой не обладает, поскольку изменения происходят не во всей системе в целом, а лишь в отдельных ее частях (хотя и сказываются на системе). Поэтому они могут изучаться отдельно. Соответственно, можно говорить о синхроническом и диахроническом законе (с оговоркой, что само это понятие по отношению к языку в достаточной степени условно): «Синхронический закон — общий закон. Но не императивный: попросту отображая существующий характер вещей, он только констатирует некоторое состояние. Таким образом, если и можно говорить о законе в синхронии, то только в смысле упорядочения, в смысле принципа регулярности.
Диахрония предполагает, напротив того, динамический фактор, приводящий к определенному результату, производящий определенное действие. Но. диахронические события всегда в действительности носят случайный характер, несмотря на видимые исключения из этого. »
Резюмируем: синхронические факты, каковы бы они ни были, обладают определенной регулярностью, но совершенно лишены какого-либо императивного характера; напротив, диахронические факты навязаны языку, но не имеют характера общности.
Постулируя — как и в первом случае — необходимость выделения двух лингвистик — синхронической и диахронической, Соссюр подчеркивает, что большая важность син
хронии предполагает и примат первой над второй. «Язык есть система, все части которой должны рассматриваться в их синхронической взаимообусловленности».
При всей взаимосвязи двух рассмотренных дихотомий (на что указывал и сам Соссюр) взаимоотношение между ними толкуется в «Курсе общей лингвистики» не вполне однозначно. С одной стороны, Соссюр указывает, что «все диахроническое в языке является таковым лишь через речь. Именно в речи источник всех изменений. факту эволюции всегда предшествует факт или, вернее, множество сходных фактов в сфере речи. ». Однако, с другой стороны, предлагаемая им схема составных частей лингвистики:
синхрония
язык
Речевая
деятельность
речь
фактически относит диахронию именно к области языка, отграничивая ее, таким образом, от собственно речи.
Автором «Курса» затрагивается также и вопрос о том, можно ли, помимо синхронии и диахронии, выделять также панхронию (всевременность), т.е. говорить об отношениях, которые являются истинными везде и всегда. Отвечает на него Соссюр следующим образом: «В лингвистике есть правила, переживающие все события. Но это лишь общие принципы, независимые от конкретных фактов; в отношении же частных и осязаемых фактов никакой панхронической точки зрения быть не может: В этом мы и найдем критерий для отличения того, что относится к языку, от того, что к нему не относится. Конкретный факт, допускающий панхроничес- Кое объяснение, не может принадлежать языку».
К двум рассмотренным дихотомиям можно присовоку

Читайте также:  Можно ли восстановить зрение после отслойки сетчатки

пить и дихотомию внешней и внутренней лингвистики. К первой будет относиться изучение условий, в которых развивается и функционирует тот или иной язык (исторические, географические, этнологические и т.п.), предметом же второй является собственно язык как система, подчиняющаяся своему внутреннему порядку. «Мы считаем весьма плодотворным изучение внешнелингвистических, т.е. внеязыковых явлений, — говорится в «Курсе», — однако, было бы ошибкой утверждать, будто без них нельзя познать внутренний организм языка. Вообще говоря, нет никакой необходимости знать условия, в которых развивался тот или иной язык». Для иллюстрации своего положения Соссюр проводит аналогию с игрой в шахматы (которую он достаточно часто использовал и при рассмотрении других вопросов): «То, что эта игра пришла в Европу из Персии, есть факт внешнего порядка; напротив, внутренним является все то, что касается системы и правил игры. Если я фигуры из дерева заменю фигурами из слоновой кости, то такая замена будет безразлична для системы; но если я уменьшу или увеличу количество фигур, такая перемена глубоко затронет «грамматику» игры. внутренним является все то, что в какой-либо степени видоизменяет систему».
Одним из важнейших компонентов концепции Соссюра, особенно существенных для интересующей нас темы, является разработанное в «Курсе общей лингвистики» учение о языковом знаке. Последний определяется как «двусторонняя психическая сущность», связывающая не вещь и ее название, а понятие и акустический образ (последний представляет собой «психический отпечаток звука»).

Соссюр предлагает называть их означаемым и означающим, отмечая два основных свойства, присущих языковому знаку: произвольность и линейность.
Произвольность должна пониматься как отсутствие естественной связи между означающим и означаемым (немо- тивированность). Иначе говоря, любое означаемое в принципе может быть выражено любым сочетанием звуков, что доказывается самим фактом существования разных языков.
Линейность присуща означающему. Суть ее заключается в том, что последнее, развертываясь во времени, обладает протяженностью, которая имеет только одно измерение — линию: элементы означающего «следуют один за другим, образуя цепь».
Характеризуя языковой знак, Соссюр уделяет особое внимание противоречию, существующему между такими его свойствами, как неизменность и изменчивость.
Первое непосредственно связано с невозможностью сознательного воздействия на язык в собственном смысле слова. «Если по отношению к выражаемому им понятию означаемое представляется свободно выбранным, то, наоборот, по отношению к языковому коллективу, который им пользуется, оно не свободно, а навязано. Не только отдельный человек не мог бы, если бы он захотел, ни в чем изменить сделанный уже языком выбор, но и сам языковой коллектив не имеет власти ни над одним словом; общество принимает язык таким, каков он есть».
Подчеркивая в этой связи социальную природу языка, Соссюр останавливается на основных причинах, обусловливающих указанную особенность.
Сама произвольность знака лишает смысла вопрос о сознательном его изменении, поскольку нет никаких оснований предпочитать одно означаемое другому. «Именно потому, что знак произволен, он не знает другого закона, кроме закона традиции, и наоборот, он может быть произволен только потому, что опирается на традицию».
Множественность знаков, существующих в языке (число их — в отличие, например, от букв в системе письма) также препятствует их изменению.
Языковая система обладает слишком сложным характером, постичь который можно лишь путем специальных размышлений и о котором большинство пользующихся языком ничего не знает.
Наконец, важнейшим фактором устойчивости языкового знака является языковая «коллективная косность». lt;lt;В каждый данный момент язык является делом всех и каждого; будучи распространен в некотором коллективе и служа ему, язык есть нечто такое, чем каждый человек пользуется ежечасно, ежеминутно. Из всех общественных установлений язык предоставляет меньше всего возможностей для проявления инициативы. Он составляет неотъемлемую часть жизни общества, которое, будучи по природе инертным, выступает, прежде всего, как консервативный фактор».
Отсюда делается вывод о невозможности «революции в языке», и о фактической нецелесообразности какого-либо сознательного вмешательства в систему языка и попыток ее урегулирования. «Можно было бы представить себе возможность преобразования языка лишь путем вмешательства специалистов, грамматиков, логиков и т.п. Но опыт показывает, что до сего дня такие попытки успеха не имели». С этим связано и скептическое отношение автора «Курса» к проблеме происхождения языка. «Во всякую эпоху, как бы далеко в прошлое мы ни углублялись, язык всегда выступает как наследие предшествующей эпохи. Нетрудно себе представить возможность в прошлом акта, в силу которого в определенный момент названия были присвоены вещам, то есть в силу которого было заключено соглашение о распределении определенных понятий по определенным акустическим образам, хотя реально такой акт никогда и нигде не был засвидетельствован. Фактически всякое общество знает и всегда знало язык только как продукт, который унаследован от предыдущих поколений и который должен быть принят таким, как он есть. Вот почему вопрос о происхождении языка не так важен, как это обычно думают. Такой вопрос не к чему даже и ставить; единственный реальный объект лингвистики — это нормальная и регулярная жизнь уже сложившегося языка. Любое данное состояние языка всегда есть продукт исторических факторов, которые и объясняют, почему знак неизменчив, то есть почему он не поддается никакой произвольной замене».
Факт существования языка во времени, обеспечивает устойчивость знака. «Связь с прошлым, — говорит Соссюр, — ежеминутно препятствует свободе выбора, мы говорим “человек” и “собака”, потому что и до нас говорили “человек”

и “собака”. Однако, время в большей или меньшей степени изменяет языковые знаки, приводя к сдвигу отношений между означаемым и означающим: эта эволюция является неизбежной: нет языка, который был бы от нее свободен». Неспособность языка сопротивляться обусловливающим подобный сдвиг факторам также вытекает из произвольности знака. «Прочие общественные установления — обычаи, законы и т.п. — основаны в различной степени на естественных отношениях вещей; в них есть необходимое соответствие между использованными средствами и поставленными целями. Даже мода, определяющая наш костюм, не вполне произвольна: нельзя отклониться далее определенной меры от условий, диктуемых свойствами человеческого тела. Язык же, напротив, ничем не ограничен в выборе своих средств, ибо нельзя себе представить, что могло бы воспрепятствовать ассоциации какого угодно понятия с какой угодно последовательностью звуков». Этот фундаментальный принцип, по мнению Соссюра, распространяется и на искусственные языки, если только последние «перейдут в общее пользование», т.е. станут использоваться в качестве коммуникативного средства. «Человек, который пожелал бы создать неизменный язык для будущих поколений, походил бы на курицу, высидевшую утиное яйцо: созданный им язык волей-неволей был бы захвачен течением, увлекающим вообще все языки».
При характеристике основных особенностей языка в «Курсе общей лингвистики» неоднократно повторяется тезис: «Язык есть система знаков, выражающих понятия». С этой точки зрения его можно сравнить с азбукой для глухонемых, символическими обрядами и т.д. Отмечая, что язык является самой важной из знаковых систем, Соссюр вместе с тем подчеркивает, что желающий «обнаружить истинную природу языка должен прежде всего обратить внимание на
что в нем общего с иными системами того же порядка», тсюда следует, что языкознание должно рассматриваться как часть более общей науки, изучающей жизнь знаков в Римках жизни общества, которую предлагается назвать се-
миологией[8]. «Она должна открыть нам, что такое знаки и какими законами они управляются. законы, которые откроет семиология, будут применимы и к лингвистике. »
Системный характер языка, по мнению Соссюра, крайне важен для понимания истинной природы языковых знаков, поскольку с ним связаны следующие характеристики последних: Решающую роль играет не положительная сторона языкового знака, а его противопоставленность другим знакам, входящим в данную систему. «В языке нет ничего, кроме различий: в языке имеются только различия без положительных членов системы. И понятие и звуковой материал, заключенные в знаке, имеют меньше значения, нежели то, что есть вокруг него в других знаках. Отличительные свойства единицы сливаются с самой единицей: язык есть форма, а не субстанция». Образующие систему языка знаки вступают между собой в два типа отношений. С одной стороны, они соединяются друг с другом, выстраиваясь один за другим в потоке речи и образуя сочетания, имеющие протяженность (синтагмы). С другой стороны, вне процесса речи слова могут ассоциироваться в памяти, образуя различные группы. Первый тип отношений Соссюр называет синтагматическими, второй — ассоциативными. Синтагматические и ассоциативные группы взаимосвязаны и обусловливают друг друга. Это означает, что составные части синтагмы могут выделяться благодаря соответствующим ассоциативным связям, а координация в пространстве, в свою очередь, способствует их созданию. Например, латинское quadruplex «четвертной» является синтагмой лишь потому, что ассоциируется, с одной стороны, с такими словами, как quadrupes, quadrifrons, quadraginta и др., а с другой — со словами simplex, triplex, centuplex и др. Вхождение в систему ограничивает произвольность знаков: если одна их часть является абсолютно произвольной, то другая обладает относительной мотивированностью. Например, слова «пять», «десять» немотивированы, но слово «пятьдесят» немотивировано в относительно меньшей степени, поскольку вызывает представление о словах, из которых составлено и с которыми связано. Системность языка предполагает различение значения и значимости. «Входя в состав системы, слово облечено не только значением, но и значимостью, а это нечто совсем другое». Если первое представляет собой соответствие между понятием и акустическим образом внутри знака, то второе определяется его отношением к другим знакам.

Понятие системы и системного подхода к изучению лексического состава языка

Система — это упорядоченная и внутренне организованная совокупность (множество) взаимосвязанных и взаимодействующих объектов. Элементы системы образуют целостный комплекс, подчинены отношениям иерархии, могут, в свою очередь рассматриваться как подсистемы и функционируют во взаимодействии с внешней средой (И.В. Арнольд, 1991, 17 -30).

Первыми лингвистами, положившими в основу описания языка и языковых элементов понимание системных отношений, были И.А. Бодуэн де Куртенэ (1845 — 1929) и Ф. де Соссюр (1857 — 1913). Ф. де Соссюр писал, что «язык есть система, элементы которой образуют целое, а значимость одного элемента проистекает только от одновременного наличия прочих». Он разделил и противопоставил два возможных аспекта изучения языка: синхронический и диахронический. В то же время он утверждал, что изучить системные отношения в языке можно лишь при синхронном подходе, поскольку время разрушает системные связи. Соссюр сравнивал язык с шахматами, где важны правила и значимость каждой фигуры, а материал, из которого фигуры сделаны, значения не имеет (Ф. де Соссюр, 1977).

Читайте также:  Таблица для проверки зрения 1 метр

В дальнейшем учёные отказались от этого жёсткого деления синхронии и диахронии. Французский учёный Густав Гийом (18831960) считал, что язык одновременно является наследием прошлого и результатом преобразования его человеком в процессе познавательной работы. Он предлагал изучать синхронию в развитии. Теорию Гийома называют психосистематикой.

В современной лингвистике существуют разнообразные определения системы языка. Большинство определений сводится к тому, что язык есть:

— семиотическая функциональная система, служащая для обмена информацией и ее хранения информации в человеческом обществе и человеческом сознании;

— система систем, внутри которой различают фонетическую, морфологическую, лексическую, синтаксическую и другие подсистемы.

Каждая отрасль лингвистики уточняет общее понятие системы применительно к своим задачам. Так, например, для лексикологов лексика языка — знаковая система особого рода. Современная лексикология стремится к комплексному рассмотрению лексической системы и к показу её связи с познавательной и практической деятельностью человека, с переживаемыми им эмоциями, а также с другими семиотическими системами, такими, например, как паралингвизмы (жесты, мимика, взгляд и т.д.), с кодами обычаев и этикета, с разнообразными графическими средствами, с искусством.

В качестве синонима термина «подсистема» в лингвистической литературе часто употребляют термин «поле» — лексическое поле, лексико-семантическое поле, функционально-семантическое поле и т. д. По полем понимается «совокупность содержательных единиц, покрывающая определенную область человеческого опыта и образующая более или менее автономную микросистему» (О.С. Ахманова, 1966, 366).

Как уже указывалось, разные исследователи по-разному подходили к изучению системности в лексике и выделяли поля, опираясь на разные основания. Известны поля М.М. Покровского, который еще в 1890 г. поставил задачу системного изучения лексики; он обосновал внутриязыковые объединения «по сферам представлений» и объединения внеязыковые «по предметным областям». Его идеи получили развитие в современном языкознании при разработке вопроса о лексической и семантической организации словарного состава языка, в том числе, в теории тематических групп. Тематическая группа — это совокупность слов, объединенных на основе внеязыковой общности обозначаемых ими предметов или понятий. Основанием для выделения тематической группы является совокупность предметов или явлений внешнего мира, объединенных по определенному признаку и выраженных различными словами. Одним из важных признаков тематической группы является разнотипность языковых отношений между ее членами или отсутствие таковых вообще и наличие у них внеязыковых связей, которые и служат основанием для объединения. В тематическую группу входят слова, основывающиеся не на языковых лексико-семантических связях, а на внеязыковых, т.е. на классификации самих предметов и явлений внешнего мира. В этом заключено принципиальное отличие от лексико-семантической группы, в основе которой лежат внутриязыковые связи входящих в нее слов. Поскольку в тематические группы организуются целые «отрезки действительности», в языке существует огромное количество тематических рядов.

При изучении иностранного языка человеку приходится овладевать не только новой лексической системой, но и новой системой понятий. Изучающий иностранный язык вырабатывает для себя новое лексическое понятие и связывает его с новой, вновь запоминаемой лексемой.

Рассмотрим основные понятия, связанные с лексико-семантической системой языка. Так, в лингвистике общепринято рассматривать лексико-семантическую систему языка как иерархию семантических полей, объединяемых, с одной стороны, в более крупные сферы лексики, а с другой, — включающих в себя менее многочисленные по количеству единиц и вполне обозримые микрополя. Так, в известном словаре Роже лексика английского языка подразделяется на шесть больших сфер («абстрактные отношения», «пространство», «материя», «разум», «воля», «чувства»), которые в свою очередь делятся на 24 класса и далее на 1000 тем, каждая из которых содержит близкие по значению лексические единицы.

При подобной систематизации лексики ее единицы располагаются не по алфавиту, а по тематическому (понятийному) принципу: они группируются как языковые средства выражения определенного содержания. Такое описание лексики называется идеографическим.

Достаточно полное описание лексические единицы получают в семантическом поле. Под семантическим полем понимается множество языковых единиц, объединенных общим (инвариантным) значением. Лексические единицы входят в семантические поля на основании того, что у них есть общая, объединяющая их сема, например изба, хижина, хата, особняк, дворец, многоквартирный дом, небоскреб и т.п. — входят в семантическое поле названий жилья как имеющие общую архисему. Мы предлагаем обозначить ее как «замкнутое пространство, место обитания человека».

Единицей семантического поля является чаще всего лексико-семантический вариант слова, а также все слово, если оно однозначно или имеет во всех своих значениях однородное понятийное содержание. Границы семантических полей относительны по своей природе. Количество единиц поля колеблется от сравнительно ограниченного до очень большого. Поэтому наряду со значительными по своему объему полями в их составе выделяются различного рода обозримые микрополя. Элементарным семантическим микрополем является лексико-семантическое поле — относительно замкнутый ряд лексических единиц одной и той же части речи, объединенных общей семой, а именно архисемой более конкретного содержания и классификационно более низкого порядка, чем архисема поля.

Структура семантического поля — понятие многомерное и сложное. Важнейшими характеристиками семантического поля являются: измерение поля, семантические отношения его единиц, центр и периферия поля, взаимоотношение данного поля с другими смежными полями.

Несмотря на различия в строении разных семантических полей, они имеют некоторую принципиально общую структуру. Единицы поля обычно группируются вокруг лексемы, несущей общее значение поля, а ее ближайшее окружение образуют ядро семантического поля. Если представить поле в виде сферы, то его единицы будут располагаться слоями на разном удалении от ядра по степени их смысловой близости к общему значению поля, которое наиболее явно представлено в ядре и в центре семантического поля и постепенно угасает при удалении к его периферии.

Резкой границы между центром и периферией ЛСП и между смежными полями нет, как нет и скачкообразного перехода в семантике соответствующих единиц. Все единицы поля объединяются общим значением, общим содержательным компонентом их семантики.

Наиболее полный анализ основных лингвистических концепций поля представлен в монографии Г.С. Щура.

При всём разнообразии материала, интерпретируемого как поле, и, несмотря на некоторые нюансы в толковании этого понятия отдельными авторами, можно выделить несколько направлений в полевом подходе и рассмотреть позиции некоторых исследователей, взгляды которого пользуются наибольшей популярностью (Г.С. Щур, 1974). Преобладающими подходами являются: парадигматический и синтагматический, или синтаксический. Семантическое поле определяется также как совокупность слов, обладающих общим значением.

ЯЗЫК КАК СИСТЕМА СИСТЕМ

и), а парадигматические — с логическими отношениями дизъюнкции (отношения или

или). В иерархических отношениях (типа «состоит из» или «входит в») находятся единицы разных языковых уровней, ср. фонемы входят в звуковые оболочки морфем, морфемы — в слово, слово — в предложение и, наоборот, предложения состоят из слов, слова — из морфем, морфемы — из фонем и т.д. Уровни языка не являются изолированными ярусами, напротив, они тесно связаны между собой и определяют устройство языковой системы (ср., например, связь всех уровней языка в такой единице, как слово: разными своими сторонами оно принадлежит одновременно фонемному, морфемному, лексическому и синтаксическому уровням). Иногда в одной звуковой форме могут совпадать единицы разных уровней. Классическим примером, иллюстрирующим это положение, стал пример А.А. Реформатского из латинского языка: два римлянина поспорили, кто скажет короче фразу; один сказал: «Ео rus» ‘я еду в деревню’, а другой ответил: «I» ‘поезжай’. В этом латинском / совпадают предложение, слово, морфема и фонема, т.е. оно включает в себя все уровни языка. Языковая система — это постоянно эволюционирующая система, хотя разные ее уровни развиваются с неодинаковой скоростью (морфологический уровень языка, например, в целом оказывается более консервативным, чем лексический, который быстро реагирует на изменения в жизни общества), поэтому в языковой системе выделяется центр (морфология) и периферия (лексика). Многоярусность системы языка способствует экономии языковых средств при выражении различных понятий. Всего несколько десятков фонем служат материалом для построения морфем (корней, аффиксов); морфемы, по-разному сочетаясь друг с другом, служат средством для образования номинативных единиц языка, т.е. слов со всеми их грамматическими формами; слова, сочетаясь друг с другом, образуют разные типы предложений и т.д. Много- ярусность языковой системы позволяет языку быть гибким средством выражения коммуникативных потребностей общества. Контрольные вопросы 1. Основные единицы грамматического строя языка. 2. Чем отличается грамматическое значение слова от лексического? 3. Что такое морфема? Что такое нулевая морфема? 4. Типы значений корневых и аффиксальных морфем. 5. Классификация аффиксальных морфем. 6. Что такое форма слова? Синтетическая и аналитическая форма. 7. Чем отличается словообразование от формообразования? 8. Какие способы словообразования существуют в языках мира? 9. Как выражаются грамматические значения? 10. Что такое опрощение и переразложение? 11. Что такое предложение как единица языка и как единица речи? 12. Что такое словосочетание? 13. Типы синтаксической связи слов в словосочетании. 14. Что такое актуальное членение предложения, тема и рема? 15. Как соотносятся части речи и члены предложения? 16. Что такое система и структура языка? Рекомендуемая литература 1. Вопросы теории частей речи. На материале различных языков. Л, 1968. 2. Головин Б.Н. Введение в языкознание. М, 1983, гл. 5-10. 3. Золотова Г.А. Коммуникативные аспекты дошжосингакзса М, 1982. 4. Курилович Е. Основные структуры языка: словосочетание и предложение // Очерки по лингвистике М, 1962. 5. МасловЮ.С. Введение в языкознание. М.,1998, гл. IV. 6. Реформатский А.А, Введение в языковедение. М., 1967, гл. IV. 7. Реформатский А.А. Очерки по морфологии, фонологии, морфонологии. М., 1978. 8. Серебренников Б.А. Части речи // Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990. 9. Современные зарубежные грамматические теории. М., 1985. 10. Солнцев В.М. Язык как системно-структурное образование. М, 1977. 11. Члены предложения в языках различных типов. Л., 1972.

9. Системность языка. Язык как система систем.

Понимание языка как с-мы, т.е. осознание того, что язык представляет собой не простой набор разнородных элементов слов, грамматических форм и т.д., а своеобразное единство взаимосвязанных, взаимообусловленных и взаимодействующих частей, и того, что его отдельные элементы должны рассматриваться в отношении друг к другу и к тому целому, в состав которого они входят – в чем заключается системность языка. С-ма языка – это своего рода «кладовая», где сложены правила и элементы. С-ма языка является многослойной и разнородной как по качеству и составу входящих в нее элементов, так и по их взаимоотношениям друг с другом. Это не просто с-ма, а в некотором смысле с-ма систем. Такое рассмотрение языка предусмотрено уже в традиционной модели его описания, распределяемого по разделам: фонетика, грамматика (морфология и синтаксис) и лексикология.

Согласно стратификационному принципу, яз-вая сис-ма складывается из подсистем, к-ые как бы наслаиваются друг на друга, располагаясь одна над другой в строго регламентированном порядке. Отдельные подсистемы выделяются, =>, по вертикали и представляют собой разные уровни иерархии системно организованных лингвистических единиц. При этом: 1) единицы каждого данного уровня обладают некоторым общим для них специфическим качеством (отличающим их от единиц другого уровня); 2) ед-цы более высокого уровня могут быть построены из единиц более низкого уровня ( но не путем их простого сложения, а путем такого соединения, благодаря к-му и получается качественно новая единица); 3) ед-цы каждого уровня могли быть выявлены в любом осмысленном тексте.

Читайте также:  Форма правления в современной россии точки зрения

Ядро яз. сис-мы образуют предельные единицы языка и связывающие их отношения. Под предельными единицами понимаются аллофоны, морфы, слова, словосочетания, предложения или, в абстрактном аспекте, фонемы, морфемы, слова, структурные схемы словосочетаний, структурные схемы предложений. Под отношениями м/у предельными единицами (лементами) понимаются все типы парадигматич. и синтагматич. отношений. Под уровнем языка понимается та часть его системы, которая имеет соответствующую предельную единицу. Существуют фонемный, морфемный, лексич., текстовый уровни, поскольку есть предельные единицы – фонема, морфема, слово, словосочетание, предложение (высказывание),

Единицы разных уровней находятся м/у собой в иерархич. отношениях. Уровни, состоящие из более простых элементов, подчиняются уровню, включающему более сложные единицы. В свою очередь, более высокий уровень зависит от предшествующего уровня. Причем элементы более высокого уровня включают в себя элементы следующего за ним низкого уровня в качестве элементов, из которых образуются единицы этого более высокого уровня — единица низшего уровня входит в состав единицы высшего уровня, являясь ее компонентом. Итак, предельные единицы языка существуют в силу 2-ух типов отношений в языке: 1)отношений вхождения в единицу более высокого уровня и разложения на составляющие более низкого уровня – в своем конкретном аспекте (парадигматика); 2)отношений дистрибуции в пределах своего уровня (синтагматика).

При анализе языка эти единицы устанавливаются как результат предельного разложения. Еще Ф. де Соссюр теоретически обосновал системный характер языка через введенное им понятие соотносительной значимости, или ценности, единиц языка, а также через понятия синтагматических и парадигматических (у Соссюра: ассоциативных) отношений между единицами языка. Язык признается, н-р, системным образованием и теми, кто считает язык знаковым образованием, и теми, кто отрицает знаковый характер языка. Системность является важнейшей характеристикой языка. Можно считать установленным, что язык относится к системным образованиям. Он отмечал 2 особенности сис-мы: 1) все члены системы находятся в равновесии; 2) система является замкнутой

Согласно концепции Ельмслева, сис-ма языка есть чистая абстракция, целостная и замкнутая в себе стр-ра (схема отношений, зависимостей, или «функций»). В языке решающую роль играют только сами эти отношения. Отдельные его элементы — лишь точки или линии пересечения различных отношений, своеобразные «пучки функций». Совр. представления о системности языка: 1) Яз как принципиально открытая самоорганизующаяся сис-ма (мир живёт по законам самоорганизации, пока не влияет человек). Яз – самоорг. с-ма, т.к. воздействие общества на яз невозможно. Какие бы нормы не водились, носители языка эти нормы отторгают.; 2) язык как нечеткое множество нечетких множеств и как с-ма систем (способность выступать в виде с-мы систем). Нечёткое множество — открытость, от 0 до бескон-ти. В любом языке в любой момент – новые единицы. Нельзя всё разносить по уровням, по полочкам. Не противоречит пониманию языка как “система систем”? Каждая с-ма – изоморфна. Концепции строения яз-а, отражающие его системность: многоуровневая (стратификационная) (т.е. иерархичная); полевая; спектровая.

Языки под угрозой исчезновения, т.к. живут по законам синергетики. Системность языка в свете синергетики «Открытые нелинейные с-мы – это с-мы, способные к самоорганизации. Нелинейность с-мы связана с существенным удалением открытой с-мы от состояния равновесия со средой, т.е. с сильной неравновесностью, когда ограничивается действие детерминистических законов и вероятностное описание становится единственно реальным. Нелинейные с-мы (или состояния с-ем) – это нестабильные, неустойчивые, хаотические с-мы (или состояния), готовые к качественным изменениям и структурным перестройкам.» (Назарова, Шаповаленко)

Прошло более 30 лет с тех пор, как теория самоорганизации, или синергетика, авторами к-ой считаются представители зап.европ. научной школы Хакен и Пригожин, стала достоянием науки. Синергетика = междисциплинарное научное направление, ставящее своей гл. задачей изучение общих признаков и механизмов самоорганизации в самых разных с-мах, в т.ч. и социальных.

Язык как система

1. Проблемы системы и структуры языка в современной линг­
вистике.

2. Признаки системы и специфика системы языка, ее откры­
тость и динамизм.

3. Язык как система систем. Система языка в синхронии и ди­
ахронии.

4. Теории единства структуры языка.

5. Ярусы структуры языка.

I. В современной науке невозможно назвать такую отрасль зна­ния, развитие которой не связывалось бы с внедрением в нее поня­тий системы и структуры. Изучение системных и структурных свойств объекта познания стало одной из центральных задач боль­шинства теоретических дисциплин, переходящих по мере своего | совершенствования от описания наблюдаемых фактов, их Knack­s’ фйкации к познанию глубинных свойств объекта и принципов его организации, выражаемых прежде всего в системных и структур­ных отношениях.

Благодаря системному подходу к анализу различных языковых единиц и категорий в лингвистике произошли заметные изменения: 1) расширились и умножились ее связи с другими науками; 2) вы-•’ Делились новые области исследования; 3) усовершенствовалась техника лингвистического анализа, и наши знания пополнились ; важными сведениями об особенностях языковых единиц и отноше­ний между ними; 4) рассмотрению с новых позиций подверглись >Сймые различные аспекты речевой деятельности и функционирова­вшим языка.

В итоге понятия системы и структуры стали основополагающи­ми теоретическими понятиями языкознания в целом.

Вместе с тем тезис о системности языка и важности изучения его структуры, принимаемый сейчас почти безоговорочно лингви­стами разных школ и направлений, раскрывается в конкретных ис­следованиях далеко не одинаково, и реальное содержание, которое вкладывается в соответствующие термины, оказывается не тожде­ственным.

Становление и эволюция системного подхода к языку происхо­дили на фоне общего поворота науки XX века от «атомистических» к «холистическим» взглядам (т. е. к признанию примата целого над частями и всеобщей связи явлений). В науке XXI века эти тенден­ции продолжаются.

Одним из первых о системе языка (употребив этот термин, но не дав ему лингвистической интерпретации) заговорил Н. М. Карам­зин в связи с выходом в свет шеститомного «Словаря Академии Российской» (СПБ, 1784-1794 гг.) — первого собственно академи­ческого словаря русского языка, насчитывающего 43257 слов: «Пол­ный Словарь, изданный Академиею, принадлежащий к числу тех феноменов, коими Россия удивляет внимательных иноземцев; наша, без сомнения, счастливая судьба во всех отношениях есть какая-то необыкновенная скорость: мы зреем не веками, а десятилетиями. Италия, Франция, Англия, Германия славились уже многими вели­кими писателями, еще не имея словаря: мы имели церковные, ду­ховные книги; имели стихотворцев, писателей, но только одного исконно классического (Ломоносова) и представили систему языка (выделено мной — Л. И.), которая может равняться с знаменитыми творениями Академии Флорентийской и Парижской». Отметим, что положение о системе языка Н. М. Карамзин высказал за 80 лет до Ф. де Соссюра, с именем которого связывают разработку этой кате­гории.

В учении Ф. де Соссюра система языка рассматривается как си­стема знаков. Ее внутреннюю структуру изучает внутренняя линг­вистика, внешнее функционирование системы языка, т. е. функци-

онирование в связи с внеструктурной действительностью, изучает внешняя лингвистика.

Большую роль в разработке учения о системе языка сыграли идеи И. А. Бодуэна де Куртенэ о роли отношений в языке, о разграниче­нии статики и динамики, внешней и внутренней истории языка, вы­деление им наиболее общих единиц системы языка — фонем, мор­фем, графем, синтагм.

Идеи о системной организации языка были развиты в несколь­ких направлениях структурной лингвистики.

В исследованиях конца XX — начала XXI века подчеркива­ется нежесткость, асимметрия системы языка, неодинаковая сте­пень системности различных ее участков (В. В. Виноградов, В. Г. Гак, В. Н. Ярцева). Выявляются отличия языка от других се­миотических систем (Вяч. Вс. Иванов, Т. В. Булыгина). Иссле­дуются «антиномии развития» системы языка (М. В. Панов), вза­имодействие внутренних и внешних факторов ее эволюции (Е. Д. Поливанов, В. М. Жирмунский, Б. А. Серебренников), за­кономерности функционирования системы языка в обществе (Г. В. Степанов, А. Д. Швейцер, Б. А. Успенский), взаимодей­ствия системы языка с деятельностью мозга (Л. С. Выготский, Н. И. Жинкин, Вяч. Вс. Иванов).

2. В современной лингвистике в принципе утвердилось следую­щее определение системы языка: (от греч. systema — целое, состав­ленное из частей) — множество языковых элементов любого есте­ственного языка, находящихся в отношениях и связях друг с дру­гом, которое образует определенное единство и целостность. Каж­дый компонент системы языка существует не изолированно, а лишь в противопоставлении другим компонентам системы (Т. В. Булы­гина, С. А. Крылов, ЛЭС, с. 452).

Структура — это строение системы.

А. С. Мельничук писал: «Следует признать наиболее целесооб­разным и соответствующим установившемуся в языке словоупот­реблению такое различение терминов система и структура, при ко­тором под системой понимается совокупность взаимосвязанных и

взаимообусловленных элементов, образующих более сложное един­ство, рассматриваемое со стороны элементов — его частей, а под структурой — состав и внутренняя организация единого целого, рас­сматриваемое со стороны его целостности. Так, например, подле­жащее представляет собой и элемент синтаксической сттщещщ предложения, и компонент системы членов предложения. Струк­тура (система) языка в самом языке непосредственному наблюде­нию не поддается. Объективно существующие структура и систе­ма языка обнаруживаются. в бесконечном повторении их различ­ных сторон и элементов, выступающих каждый раз в других конк­ретных проявлениях».

Язык является открытой динамической системой: он находится в состоянии постоянного развития, обогащаясь за счет новых эле­ментов и освобождаясь от устаревших.

От коммуникативных средств у животных система языка отли­чается способностью выражать логические формы мышления.

От искусственных формализованных знаковых систем система языка отличается стихийностью возникновения и развития, а так­же возможностью выражения дейктической, экспрессивной и по­будительной информации.

Будучи в известной степени открытой, система языка взаимо­действует с окружающей средой познавательной деятельности че­ловечества (ноосферой), что делает необходимым изучение ее вне­шних связей.

В современной систематике приняты следующие признаки сис­тем: 1) относительная неделимость элементов системы; 2) иерар­хичность системы; 3) структурность системы.

Рассмотрим эти признаки.

1. Относительная неделимость элементов системы. Элементы системы являются неделимыми с точки зрения данной системы. Ее элементы могут подвергаться дальнейшему членению, но для других задач, и, следовательно, составлять другие системы. Так, система синтаксиса состоит из системы сложного и системы про­стого предложения. Всякое предложение состоит из слов, т. е. можно говорить о системе лексики, слова распадаются на морфе-168

это уже система словообразования и т. д. Но и система лек-j и система словообразования — это уже другие, не синтак-юкая, системы. Иными словами, элементы потенциально де-а, но в данной системе мы имеем дело с неделимыми элемен-

‘. Признак потенциальной делимости элементов тесно связан с по-Йдациальной делимостью систем, т. е. с иерархическим построени-t систем.

2. Иерархичность системы. Этот признак предполагает возмож->сть расчленения данной системы на ряд других систем (подси-

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Как то на паре, один преподаватель сказал, когда лекция заканчивалась — это был конец пары: «Что-то тут концом пахнет». 7657 — | 7305 — или читать все.

193.124.117.139 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

Источники:
  • http://bookucheba.com/lingvistika_1373/sistemnost-yazyika-kontseptsiya-66248.html
  • http://superinf.ru/view_helpstud.php?id=4644
  • http://uchebnikfree.com/lingvistika_1407/yazyik-kak-sistema-60501.html
  • http://studfiles.net/preview/5611674/page:6/
  • http://studopedia.ru/3_177059_yazik-kak-sistema.html