Меню Рубрики

Что такое власть с точки зрения социологии

Социология политики — наука о взаимодействии политических и социальных систем в процессе функционирования и распределения власти, о закономерностях протекания политических процессов, развертывания политических отношений, о функционировании политических режимов, политических норм, ценностей, политических ожиданий, ориентаций и стремлений, свойственных различным социальным группам.

В своей содержательной сущности власть представляет собой способность и возможность одного индивида (социального слоя или группы) осуществлять свою волю и, навязывая ее другим, побуждать их выполнять намеченные цели при помощи различных средств: авторитета, права, насилия, знания, денег, демагогии и т.п. В современном обществе власть представляет собой институционально оформленную возможность и способность определять, направлять и контролировать содержание и формы социального поведения различных социальных групп и общностей, отдельных индивидов. Сама же возможность одних социальных групп или индивидов оказывать властное влияние на других вытекает из дифференциации всех людей и общностей, существующих в данном обществе, на две большие группы, одна из которых владеет политической властью и вследствие этого доминирует, господствует над другими людьми и группами, а эти последние, будучи лишенными власти, вынуждены подчиняться первым и выполнять их господствующую волю. Складывающиеся вследствие этого в обществе отношения власти суть не что иное, как отношения господства и подчинения. Этим и определяются политические позиции различных социальных групп в обществе: политически господствующие и подчиненные. Интересы же людей, принадлежащих к этим группам, не только различны, но и противоположны: те группы, которые обладают властью, заинтересованы в ее удержании, сохранении и укреплении, те же, которые власти лишены и не имеют к ней доступа, заинтересованы, чтобы изменить существующее положение, добиться перераспределения власти.

Основным средством завоевания, удержания, укрепления, расширения масштабов власти, равно как и ее ниспровержения, является насилие. Политическое насилие представляет собой применение тем или иным индивидом или социальной группой различных (психического, морального, физического и т.д. вплоть до вооруженного) форм принуждения в отношении других социальных групп и классов с целью приобретения политического господства над ними. Само же понятие политическое господство означает определенное структурирование в обществе отношений командования (управления) и подчинения, организационное и законодательное оформление разделения в обществе управленческого труда и обычно связанных с ним привилегий. Господство неразрывно связано с властью и является формой ее организации и проявления в обществе.

Политическое господство, выступающее формой реализации власти, может по-разному восприниматься и оцениваться гражданами. Положительная оценка и признание населением права существующей власти осуществлять управление, вытекающее отсюда согласие подчиняться ей, означает ее легитимность, т.е. законность. Легитимность обычно связана с авторитетом власти, ее соответствием ценностным представлениям большинства граждан. В зависимости от мотивов подчинения М. Вебер выделил три типа легитимности власти.

1. Легальное господство. Первый тип господства — легальный — в качестве «мотива уступчивости» имеет соображения интереса; в его основе лежит целенаправленное действие индивидов. К такому типу принадлежат современные европейские государства, в которых, по М. Веберу, подчиняются не личности, а законам. Аппарат управления состоит из специально обученных чиновников, к которым предъявляется требование действовать по строго формальным и рациональным правилам. Формально-правовое начало — принцип, лежащий в основе «морального господства»; именно этот принцип оказался, согласно М. Веберу, одной из необходимых предпосылок развития современного капитализма как системы формальной рациональности.

2. Бюрократия, утверждает М. Вебер, технически является наичистейшим типом легального господства. Однако никакое господство не может быть только бюрократическим: «На вершине лестницы стоят либо наследственные монархи, либо избранные народом президенты, либо либералы, избранные парламентской аристократией» Жумашев К. Социология в России: история и современность // Социология и власть. — 2008. — №6. — С. 38. , но повседневная, непрерывная работа ведется при этом специалистами-чиновниками, т. е. машиной управления. Помимо специального профессионального образования (преимущественно юридического) чиновник, соответствующий рациональному типу государства, должен иметь специальное управленческое образование, поскольку от него требуется профессиональная и управленческая компетентность Урванцева Н.П. Власть в социальном обществе // Социология и власть. — 2007. — №3. — С. 18. .

3. Патриархальное господство. Другой тип легитимного господства, обусловленный нравами, привычкой к определенному поведению, М. Вебер называет традиционным. Традиционное господство основано на вере не только в законность, но даже в священность издревле существующих порядков и властей; в его основе лежит традиционное воздействие. Чистейшим типом такого господства является, по М. Веберу, патриархальное господство. Союз господствующих представляет собой общность: тип начальника — «господин», штаб управления — «слуги», подчиненные — «подданные», послушные господину. Патриархальный тип господства структурно во многом подобен семье, что делает особо прочным и устойчивым этот тип легитимности. Здесь не столько служебная дисциплина или деловая компетентность, сколько личная преданность служит основанием для назначения на должность и продвижения по иерархической лестнице. Поскольку ничто не ставит предела произволу господина, иерархическое членение часто нарушается привилегиями.

4. Харизматическое господство. Третьим чистым типом является так называемое харизматическое господство (от греч. charisma — божий дар). Харизма, по М. Веберу, — некая экстраординарная способность, выделяющая индивида среди остальных, не столько приобретенная им, сколько дарованная ему природой, Богом, судьбой. К харизматическим качествам М. Вебер относит магические способности, пророческий дар, выдающуюся силу духа и слова. Согласно М. Веберу, харизмой обладают герои, великие полководцы, маги, пророки и провидцы, гениальные художники и писатели, выдающиеся политики, основатели государств и мировых религий (Будда, Христос, Магомет, Александр Македонский, Цезарь, Наполеон и др.). Харизматический тип легитимного господства представляет собой противоположность традиционного: если последний держится привычкой, привязанностью к обычаю, то харизматический, напротив, опирается на нечто необычайное, никогда ранее не признававшееся. Аффективный тип социального действия является основной базой харизматического господства. М. Вебер рассматривает харизму как «великую революционную силу», способную изменить лишенную динамизма структуру традиционных обществ Богачева О. Власть с точки зрения социологии политики // Мировая экономика и международные отношения. — 2008. — №8. — С. 37. .

Однако при всем различии и даже противоположности традиционного и харизматического типов господства у них есть и нечто общее, а именно: и тот, и другой опираются на личные отношения между господином и подчиненным. В этом отношении традиционный и харизматический типы господства противостоят формально-рациональному как безличному. Источником личной преданности харизматическому государю является не традиция и не признание его формального права, а эмоционально окрашенные преданность и вера в его харизму. Поэтому харизматический принцип легитимности в отличие от формально-рационального авторитарен.

М. Вебер неоднократно отмечал неустойчивость и слабость легитимности в современном правовом (формально-рациональном) государстве; легальный тип государства представлялся ему хотя и наиболее подходящим для современного индустриального общества, но нуждающимся в некотором «подкреплении».

Серьезное внимание социология политики уделяет исследованию политической деятельности. Политическая деятельность — это существующая в обществе, в каждом типе и форме государства борьба за власть между индивидами и социальными группами в защиту их собственных интересов и за участие в общем ориентировании и регулировании жизнедеятельности людей в политической сфере. Изменения в политической жизни общества в 20 в. обусловили возникновение новых типов политической деятельности. Основными среди них являются:

1. Действия политических элит, т.е. носителей наиболее ярко выраженных политико-управленческих качеств и функций, в целях совершенствования государственного управления.

2. Политические движения реформистского, революционного или контрреволюционного характера, выступающие за трансформацию и реформирование политической системы, ее совершенствование либо за ее ниспровержение и создание новой, качественно отличающейся от прежней.

3. Региональные и этно-национальные движения, борющиеся за свободное и эффективное развитие сообществ, основанных на этническом и/или культурном своеобразии соответствующих территорий и представительстве интересов населяющих их социальных групп в принятии и осуществлении политических решений.

4. Межнациональные движения, которые стремятся объединить различные регионы и народы по принципу единства или близости исторических традиций, культурного подобия, экономических и политических интересов.

Таким образом, существует концепция, согласно которой общество в результате своей активной социально-политической деятельности приходит к самосознанию, а вследствие этого и к самосозиданию. В этом процессе самосозидания политические движения являются силами, которые оспаривают сложившуюся систему политического развития и стремятся направить его в другое русло.

Социологические аспекты государственной власти

Политика, с точки зрения социологии, область социальных отношений по поводу государственной власти, ее завоевания, удержания и использования.

Существует достаточно большое количество понятий государства. В качестве наиболее значимых теорий о сущности и возникновении государства назовем следующие: патриархальная теория, органическая теория, теория насилия, теория «общественного договора», психологическая теория, марксистское учение о государстве.

Согласно патриархальной теории (Аристотель) государство возникает в результате естественного развития семьи сначала в селение, затем — в племя, а потом — в государство. Его лидер стоит во главе общества, как отец во главе семьи.

Представители органической теории полагали, что государство можно уподобить особому живому существу, имеющему свой организм и самостоятельную волю. Воля государства выражается в законах и прочих правовых нормах.

Согласно теории насилия, основателем которой является Л. Гумплович, государство возникает в результате покорения одного племени другим. Для того, чтобы сохранить власть над побежденными, победители создают такую машину, как государство.

Представители теории общественного договора, Т. Гоббс и Ж. Руссо считали, что государство возникает в результате добровольного взаимного договора, заключенного между людьми, проживающими на определенной территории. Люди посредством договора создают государство, имеют одинаковые права, но при этом граждане передают государству часть своих прав и своих доходов. Государство должно обеспечить им беспрепятственную реализацию той части прав, которая ему не передается.

Психологическая теория (Ж. Гобино, Х. Чемберлен) гласит, что люди делятся на два основных типа. К первому относятся те, кому по психическим качествам предначертано господствовать. Второй тип составляют те, кто по этой же причине нуждается в лидерах, руководителях.

Марксистское учение представляет государство как организацию господствующего класса, предназначенную для защиты интересов последнего, и главным образом, собственности. Правда, со временем складывается особый слой государственных чиновников, бюрократия, которая в интересах сохранения и развития государства может навязывать определенные правила и господствующему классу, в том числе силой.

Типы политических систем

В зависимости от состояния государства определяется тип политической системы конкретного общества. Чаще всего в качестве критериев для различения государств по организации власти выступают формы правления, виды политического режима, формы общественного устройства и способы осуществления правовых функций.

1. По форме правления государства делятся на монархии и республики.

Монархии в свою очередь можно разделить на:

абсолютные и конституционные;

парламентские и дуалистические (сам монарх возглавляет правительство).

Республики — это такие государства, которые возглавляет лицо или коллективный орган, пришедшие к власти в результате выборов.

По способу организации и осуществлению власти различаются республики:

В республиках с парламентской системой основная власть принадлежит парламенту, а главе государства отводится второстепенная роль.

В президентских республиках президент и парламент параллельно осуществляют каждый свои определенные конституцией властные функции.

2. С точки зрения существующего политического режима различаются автократические, тоталитарные и демократические государства.

В автократических государствах большая часть населения не имеет никаких прав и не может оказывать влияния на ведение государственных дел. Государственный аппарат в автократиях зависит фактически от одного человека.

Тоталитарный тип государства — продолжение авторитарного типа, но с более жестким контролем за всеми сферами жизни общества. Для него характерны широчайшее использование идеологии во всех сферах жизни общества, как правило, однопартийная система, контроль за средствами массовой информации, сильное вмешательство государства в экономику.

В демократическом типе политической системы формируются различные ветви власти на основе свободного волеизъявления. По образному выражению, У. Черчилля «демократия» — вещь не очень приятная, но ничего лучше человечество не придумало». В демократическом обществе человеческая личность, защита ее прав стоят на первом месте.

3. С точки зрения формы государственного устройства, которая определяется отношениями центральных и региональных органов власти, государства делятся на простые (унитарные) и сложные.

Унитарными государствами являются те, в которых нецентральные (региональные) органы власти осуществляют властные функции от имени центрального государственного органа. Их решения центральный орган может отменить или приостановить.

Сложное государство характеризуется таким отношением между центральными и региональными органами власти, которое означает децентрализацию, разделение полномочий. Таким образом, сложное государство, по существу, состоит из некоторого числа составляющих его государств.

4. По способу создания различаются два основных типа государств: федерация и конфедерация.

Конфедерацию образуют государства, объединившиеся на основе международного договора и создавшие совместные органы управления. Любое из таких государств может выйти из конфедерации.

Федерация — сложное государство, которое составляют тесно связанные между собой государственные образования. Центральное правительство и другие органы управления в полном смысле слова являются источником государственной власти. Его решения обязательны для всех членов федерации. Федерации могут быть договорные и конституционные.

Разумеется, в экстремальных условиях роль государства может резко усиливаться, например, во время военных действий, стихийных бедствий. Но если таких условий нет, то это приведет к авторитаризму, существенному ограничению демократических прав и свобод.

На первый взгляд, авторитарные государственные механизмы обладают большей эффективностью в управлении. Но такой тип государственного управления разрушает механизмы саморегулирования в экономике, общественной жизни, и общество становится застойным, вялым, не способным к динамичному развитию. В этом вся драма советской системы, которая на первых этапах показала свою высокую эффективность, а потом остановилось в развитии. Но, с другой стороны, вряд ли оправданны попытки насаждения западного типа демократической системы во всех странах без исключения. Она не очень подходит для России, т. к. у нас сильны традиции коллективизма, патернализма. Разумеется, политическая система в отличие от организационно-технических подчиняется своим законам, имеет более сложные социально-психологические механизмы управления. Можно вспомнить сокрушительное поражение, У. Черчилля и его партии в 1945 г. или огромный авторитет, Б. Ельцина в начале 90-х гг., который за несколько лет был практически исчерпан. Государство в современном обществе — главный властный институт, воплощение политической власти. Именно оно способно эффективно обеспечить интересы класса, социальной группы, нации. Поэтому и главный вопрос политической жизни — вопрос о государственной власти.

Если рассматривать политическую жизнь нашей страны, то можно заметить удивительное сочетание: с одной стороны, некоторые социальные группы, накопив честным и нечестным путями деньги, собственность, рвутся к политической власти, с другой стороны, интеллигенты, вчерашняя номенклатура, заполучив власть, прибирают к рукам собственность.

В советской системе положение государства было серьезно деформировано. Однопартийная система привела фактически к тому, что эта партия сама стала государственной и подменяла государство. По нормальной демократической логике партия проводит свои интересы через государственные структуры. Выдвигается привлекательная программа, проводятся демократические выборы, и победившая политическая партия формирует властные структуры для реализации своей программы. Но политическая деятельность — это всегда борьба, в том числе и со своими оппонентами, оппозицией. В советской системе всякая возможность организованной оппозиции была уничтожена в 20-30-е гг. Но без оппозиции политическая жизнь в демократическом обществе просто невозможна. Власть портит, абсолютная власть — портит абсолютно. О. Бальзак заметил: «Опираться можно лишь на то, что оказывает сопротивление».

Читайте также:  Операция по восстановлению зрения областная больница

Органы государственной власти в советской системе, по существу, представляли собой декоративное оформление власти государственной партии. При том условии, что руководители партии обладали абсолютной властью. Складывалась парадоксальная ситуация: там, где принимали решение, не несли ответственности за его последствия, а там, где несли ответственность, не имели права принимать решения. Даже награждение Почетной грамотой, присвоение почетного звания от имени государственных органов первоначально рассматривались в партийных комитетах. Триумфальные выборы ничего не решали.

Шаг за шагом по мере укрепления командно-административной системы из компетенции государства изымались властные функции. В рамках КПСС была создана параллельная структура управления страной, всеми сферами жизни. Коммунистическая партия представляла собой стержень, на котором держался весь СССР. Убрали стержень — и все рассыпалось. Поэтому сегодняшние попытки воссоздания СССР в прежнем виде нереальны.

С точки зрения современной науки, накопленного опыта, любое общество может эффективно развиваться только в том случае, если оно имеет следующие относительно самостоятельные структуры:

В. Ленин говорил, что в основе любой политики лежит экономика. Однако проблема в том, что в основе советской экономики лежала чистейшей воды идеология, политика. Только коллективное, общественное, государственное имело право на существование. В Китае отец экономической реформы Ден Сяопин заметил: «Не имеет значения цвет кошки, лишь бы ловила мышей». В России в начале века столыпинская реформа дала мощный толчок развитию сельского хозяйства, потому что позволила дать выход инициативе крестьянства, разрешила уход их части из общины на отруба, хутора, заимки.

В демократической системе в самой организации власти, властных структурах также требуется относительная самостоятельность ее отдельных ветвей. Излишняя концентрация власти ни к чему хорошему не приводит. Общественная мысль и практика доказали необходимость выделения в демократической системе законодательной, исполнительной и судебной власти. Только при их самостоятельности, независимости возможно нормальное функционирование гражданского, демократического общества и правового государства. В противном случае процветает «телефонное» право, сплошь и рядом нарушаются права и свободы граждан. В нашей стране только начинается процесс продвижения к такому обществу. Однако уже виден колоссальный перекос в сторону исполнительной власти: она сама организует выборы, подводит итоги, формирует президентскую вертикаль власти. Представительные органы не имеют необходимых прав. По существу, в России развивается авторитарный тип политической системы.

Демократия как способ осуществления политической власти предполагает правовое равенство основных политических институтов, четкое разделение их функций. Только демократия может обеспечивать легитимность политической власти. Понятие легитимности власти введено в социологию, М. Вебером. Первым ее принципом является доверительное отношение людей к власти, вера в ее способность решать жизненно важные задачи. Если власть опирается только на силу и на страх, то никакой легитимности быть не может. Видимой ее частью является отношение людей к конкретным государственным деятелям. Поэтому через социологические опросы общественного мнения можно отслеживать индикаторы легитимности. Сама легитимность не является чем-то раз и навсегда данным. Другое дело, что она часто бывает иррациональной и люди могут любить и уважать самого откровенного диктатора, харизматического лидера.

Утрата легитимности власти всегда имеет определенные внешние признаки. Они проявляются в нарастании беспорядков, нарушениях сложившихся норм взаимоотношений между властью и гражданами и, как следствие, нарастании роли карательных органов, применении силы. Легитимным является тот режим, который может обеспечить стабильное развитие общества, не прибегая к насилию. Авторитаризм или тоталитаризм как способы реализации власти не возникают на основе каких-то новых политических институтов. Происходит гипертрофированное возвеличивание роли одного из механизмов власти, что дает возможность их лидеру присвоить дополнительную политическую власть. Варианты разные — президент, армия, монарх, партия и небольшая группа людей — хунта.

Властные отношения всегда связаны с принятием правовых актов. Вот почему такое важное значение имеют принципы формирования представительных органов власти, законотворческая деятельность парламентов. В законы могут оформляться процессы, которые реально пробиваются к жизни.

Французский поэт Пьер Ронсар еще в ХVI в. написал:

Законы новые пуская в оборот,

Подумайте сперва, чтобы потом народ

Не вздумал действовать наперекор декретам,

Ребячества нельзя позволить в деле этом.

Это наблюдение имеет особенно важное значение для нашей страны. Кто-то из великих заметил, что строгость российских законов всегда компенсировалась возможностью их неисполнения. Об этом же гласят народные пословицы: «Закон что дышло, куда повернешь, туда и вышло», «Закон что телеграфный столб: перепрыгнуть нельзя, но обойти можно».

Если законы противоречат интересам классов, больших социальных групп, то возникают конфликты, социальные антагонизмы. Все это ведет к социальным потрясениям, отставкам правительства и т. п. Политика — это всегда искусство возможного.

В современных условиях особую актуальность приобретает проблема построения правового государства и развития гражданского общества. Говорить об этом стало очень популярно в последние годы, и не только в России. В конституциях многих европейских государств (США, Германия, Франция и др.) провозглашается и закрепляется правовой характер отношений в обществе. Это означает, что только через право определяется связь государства и гражданина. По состоянию права можно судить о развитости того или иного государства, о степени свободы и безопасности его граждан.

Правовое государство — это форма осуществления народовластия, политическая организация граждан, функционирующая на основе права. Это инструмент защиты и обеспечения прав, свобод и обязанностей личности каждого человека. социологический отношения политика власть

Правовое государство строится на следующих принципах:

Господство закона во всех сферах жизни.

Верховенство и прямое действие конституции (основного закона государства).

Разделение властей, наличие системы сдержек и противовесов.

Связанность законом государства и его органов.

Правовая организация системы органов государственной власти.

Наличие развитого гражданского общества.

Незыблемость личности, ее правовая защищенность.

Взаимная ответственность государства и личности.

Наличие эффективных форм контроля за реализацией законов.

Единство прав и обязанностей граждан.

Соответствие внутреннего законодательства принципам и нормам международного права.

Если внимательно проанализировать эти принципы, то мы увидим, что в настоящее время в России можно говорить лишь о наличии некоторых элементов правового государства.

Власти противостоит гражданское общество, которое в России также находится в зачаточном состоянии. Успешно развиваться оно может лишь при наличии системы правовых норм, соответствующих принципам демократии и согласующихся с культурно-историческими традициями.

Важная роль в становлении правового государства наряду с социально-экономическими условиями принадлежит формированию политической культуры населения. Она базируется на информированности людей, знании теории и практических проблем, сформированных в процессе социализации ценностях и убеждениях. В современном российском обществе существуют разнообразные политические убеждения — от монархических до анархических, от религиозных до фашистско-атеистических, от либеральных до коммунистических.

Политическая культура проявляется в политической деятельности и выражается в степени осмысленности участия гражданина в политическом процессе. Это и участие в выборах, и в принятии политических решений федерального, и тем более регионального значения. Политическая культура находит непосредственное проявление в ходе политических дискуссий, споров и согласований.

Социологические характеристики политических партий, движений, лидеров

Кроме государства, в политической структуре демократического общества важное место занимают политические партии, общественные организации, трудовые коллективы, средства массовой информации, которые нередко называют четвертой властью.

Полицентризм политической системы — нормальное явление для демократического общества. Каждый человек, социальная группа имеют возможность выразить свой политический интерес через ту или иную партию, организацию, газету. Монополизм в политической системе общества всегда чреват авторитаризмом.

Принятие в нашей стране в 1991 г. Закона об общественных объединениях привело к формированию десятков самых различных партий, общественных движений. В настоящее время зарегистрировано около 50 политических партий и более 100 общественно-политических движений. Достаточно отметить, что на выборах в Государственную Думу в 1995 г. в избирательные бюллетени было внесено 43 партии и общественно-политических движения, в 1999 году — 28 избирательных объединений и блоков. Это свидетельствует о тенденциях консолидации политических партий и движений. Правда, многие из них еще не ушли от кружкового принципа организации и действуют, в основном, в пределах Садового кольца столицы.

Что такое власть с точки зрения социологии

Социология политики — наука о взаимодействии политических и социальных систем в процессе функционирования и распределения власти, о закономерностях протекания политических процессов, развертывания политических отношений, о функционировании политических режимов, политических норм, ценностей, политических ожиданий, ориентаций и стремлений, свойственных различным социальным группам.

В своей содержательной сущности власть представляет собой способность и возможность одного индивида (социального слоя или группы) осуществлять свою волю и, навязывая ее другим, побуждать их выполнять намеченные цели при помощи различных средств: авторитета, права, насилия, знания, денег, демагогии и т.п. В современном обществе власть представляет собой институционально оформленную возможность и способность определять, направлять и контролировать содержание и формы социального поведения различных социальных групп и общностей, отдельных индивидов. Сама же возможность одних социальных групп или индивидов оказывать властное влияние на других вытекает из дифференциации всех людей и общностей, существующих в данном обществе, на две большие группы, одна из которых владеет политической властью и вследствие этого доминирует, господствует над другими людьми и группами, а эти последние, будучи лишенными власти, вынуждены подчиняться первым и выполнять их господствующую волю. Складывающиеся вследствие этого в обществе отношения власти суть не что иное, как отношения господства и подчинения. Этим и определяются политические позиции различных социальных групп в обществе: политически господствующие и подчиненные. Интересы же людей, принадлежащих к этим группам, не только различны, но и противоположны: те группы, которые обладают властью, заинтересованы в ее удержании, сохранении и укреплении, те же, которые власти лишены и не имеют к ней доступа, заинтересованы, чтобы изменить существующее положение, добиться перераспределения власти.

Основным средством завоевания, удержания, укрепления, расширения масштабов власти, равно как и ее ниспровержения, является насилие. Политическое насилие представляет собой применение тем или иным индивидом или социальной группой различных (психического, морального, физического и т.д. вплоть до вооруженного) форм принуждения в отношении других социальных групп и классов с целью приобретения политического господства над ними. Само же понятие политическое господство означает определенное структурирование в обществе отношений командования (управления) и подчинения, организационное и законодательное оформление разделения в обществе управленческого труда и обычно связанных с ним привилегий. Господство неразрывно связано с властью и является формой ее организации и проявления в обществе.

Политическое господство, выступающее формой реализации власти, может по-разному восприниматься и оцениваться гражданами. Положительная оценка и признание населением права существующей власти осуществлять управление, вытекающее отсюда согласие подчиняться ей, означает ее легитимность, т.е. законность. Легитимность обычно связана с авторитетом власти, ее соответствием ценностным представлениям большинства граждан. В зависимости от мотивов подчинения М. Вебер выделил три типа легитимности власти.

1. Легальное господство. Первый тип господства — легальный — в качестве «мотива уступчивости» имеет соображения интереса; в его основе лежит целенаправленное действие индивидов. К такому типу принадлежат современные европейские государства, в которых, по М. Веберу, подчиняются не личности, а законам. Аппарат управления состоит из специально обученных чиновников, к которым предъявляется требование действовать по строго формальным и рациональным правилам. Формально-правовое начало — принцип, лежащий в основе «морального господства»; именно этот принцип оказался, согласно М. Веберу, одной из необходимых предпосылок развития современного капитализма как системы формальной рациональности.

2. Бюрократия, утверждает М. Вебер, технически является наичистейшим типом легального господства. Однако никакое господство не может быть только бюрократическим: «На вершине лестницы стоят либо наследственные монархи, либо избранные народом президенты, либо либералы, избранные парламентской аристократией» Жумашев К. Социология в России: история и современность // Социология и власть. — 2008. — №6. — С. 38., но повседневная, непрерывная работа ведется при этом специалистами-чиновниками, т. е. машиной управления. Помимо специального профессионального образования (преимущественно юридического) чиновник, соответствующий рациональному типу государства, должен иметь специальное управленческое образование, поскольку от него требуется профессиональная и управленческая компетентность Урванцева Н.П. Власть в социальном обществе // Социология и власть. — 2007. — №3. — С. 18..

3. Патриархальное господство. Другой тип легитимного господства, обусловленный нравами, привычкой к определенному поведению, М. Вебер называет традиционным. Традиционное господство основано на вере не только в законность, но даже в священность издревле существующих порядков и властей; в его основе лежит традиционное воздействие. Чистейшим типом такого господства является, по М. Веберу, патриархальное господство. Союз господствующих представляет собой общность: тип начальника — «господин», штаб управления — «слуги», подчиненные — «подданные», послушные господину. Патриархальный тип господства структурно во многом подобен семье, что делает особо прочным и устойчивым этот тип легитимности. Здесь не столько служебная дисциплина или деловая компетентность, сколько личная преданность служит основанием для назначения на должность и продвижения по иерархической лестнице. Поскольку ничто не ставит предела произволу господина, иерархическое членение часто нарушается привилегиями.

4. Харизматическое господство. Третьим чистым типом является так называемое харизматическое господство (от греч. charisma — божий дар). Харизма, по М. Веберу, — некая экстраординарная способность, выделяющая индивида среди остальных, не столько приобретенная им, сколько дарованная ему природой, Богом, судьбой. К харизматическим качествам М. Вебер относит магические способности, пророческий дар, выдающуюся силу духа и слова. Согласно М. Веберу, харизмой обладают герои, великие полководцы, маги, пророки и провидцы, гениальные художники и писатели, выдающиеся политики, основатели государств и мировых религий (Будда, Христос, Магомет, Александр Македонский, Цезарь, Наполеон и др.). Харизматический тип легитимного господства представляет собой противоположность традиционного: если последний держится привычкой, привязанностью к обычаю, то харизматический, напротив, опирается на нечто необычайное, никогда ранее не признававшееся. Аффективный тип социального действия является основной базой харизматического господства. М. Вебер рассматривает харизму как «великую революционную силу», способную изменить лишенную динамизма структуру традиционных обществ Богачева О. Власть с точки зрения социологии политики // Мировая экономика и международные отношения. — 2008. — №8. — С. 37..

Однако при всем различии и даже противоположности традиционного и харизматического типов господства у них есть и нечто общее, а именно: и тот, и другой опираются на личные отношения между господином и подчиненным. В этом отношении традиционный и харизматический типы господства противостоят формально-рациональному как безличному. Источником личной преданности харизматическому государю является не традиция и не признание его формального права, а эмоционально окрашенные преданность и вера в его харизму. Поэтому харизматический принцип легитимности в отличие от формально-рационального авторитарен.

М. Вебер неоднократно отмечал неустойчивость и слабость легитимности в современном правовом (формально-рациональном) государстве; легальный тип государства представлялся ему хотя и наиболее подходящим для современного индустриального общества, но нуждающимся в некотором «подкреплении».

Серьезное внимание социология политики уделяет исследованию политической деятельности. Политическая деятельность это существующая в обществе, в каждом типе и форме государства борьба за власть между индивидами и социальными группами в защиту их собственных интересов и за участие в общем ориентировании и регулировании жизнедеятельности людей в политической сфере. Изменения в политической жизни общества в 20 в. обусловили возникновение новых типов политической деятельности. Основными среди них являются:

Читайте также:  Можно ли снять очки и восстановить зрение

1. Действия политических элит, т.е. носителей наиболее ярко выраженных политико-управленческих качеств и функций, в целях совершенствования государственного управления.

2. Политические движения реформистского, революционного или контрреволюционного характера, выступающие за трансформацию и реформирование политической системы, ее совершенствование либо за ее ниспровержение и создание новой, качественно отличающейся от прежней.

3. Региональные и этно-национальные движения, борющиеся за свободное и эффективное развитие сообществ, основанных на этническом и/или культурном своеобразии соответствующих территорий и представительстве интересов населяющих их социальных групп в принятии и осуществлении политических решений.

4. Межнациональные движения, которые стремятся объединить различные регионы и народы по принципу единства или близости исторических традиций, культурного подобия, экономических и политических интересов.

Таким образом, существует концепция, согласно которой общество в результате своей активной социально-политической деятельности приходит к самосознанию, а вследствие этого и к самосозиданию. В этом процессе самосозидания политические движения являются силами, которые оспаривают сложившуюся систему политического развития и стремятся направить его в другое русло.

Найдено 20 определений термина ВЛАСТЬ

способность достигать желаемых целей вопреки сопротивлению других.

способность навязывать свою волю другим и мобилизовывать ресурсы для достижения цели.

способность отдельных индивидов и групп подчинять других своим целям и заставлять их служить своим интересам.

это влияние на основе закона или традиции, т.е. нефизическое воздействие, оказываемое на других людей в рамках закона или обычая.

способность и возможность оказывать определяющее воздействие на деятельность, поведение людей с помощью воли, авторитета, права, насилия.

любая закрепленная социальными отношениями возможность настаивать на своем даже при наличии сопротивления, независимо от того, в чем эта возможность выражается.

любая закрепленная социальными отношениями возможность настаивать на своем даже при наличии сопротивления, независимо от того, в чем эта возможность выражается.

англ. power; нем. Macht. Способность и возможность для индивида или группы осуществлять свою волю, оказывать воздействие на других людей независимо от их согласия или несогласия (М. Вебер). См. ВЛИЯНИЕ.

одно из понятий социологии политики, определяющее отношение субординации, т.е. многоуровневого подчинения, иерархии. Власть как социологическая категория — способность одних индивидов контролировать действия других.

Власть (power)

Способность отдельных индивидов или членов групп достигать определенных целей и реализовывать свои интересы. Власть — неотъемлемая часть любых человеческих отношений. Многие конфликты в обществе происходят из-за борьбы за власть, поскольку от того, какой властью обладают индивиды или группы, зависит возможность реализации их интересов на практике.

любая, закрепленная социальными отношениями, возможность настаивать на своем, даже при наличии сопротивления, независимо от того, в чем эта возможность выражается. Социальные отношения господства и подчинения, при которых одни индивиды и (или) группы обладают способностями и возможностями оказывать решающее воздействие на других людей или социальные группы и слои и навязывать им свою волю, цели и задачи не только при их согласии, но и вопреки их оппозиции по отношению к властным структурам.

форма социальных отношений, характеризующаяся способностью влиять на характер и направление деятельности и поведение людей, социальных групп и классов посредством экономических, идеологических и организационно-правовых механизмов, а также с помощью авторитета, традиций, насилия.

Социальные отношения господства и подчинения, при которых одни индивиды и (или) группы обладают способностями и возможностями оказывать решающее воздействие на других людей или социальные группы и слои навязывать им свою волю, цели и задачи не только при их согласии, но и вопреки их оппозиции по отношению к властным структурам.

в латинском языке potestas обозначает способность, возможность, обладание достаточной силой для осуществления какой-либо деятельности. Поле власти может быть предельно малым (личность самого человека, семья и т.п.) и предельно большим, таким как сфера государственной власти, международных отношений.

Отношения власти пронизывают все общество. Основой универсализма власти является природа отношений — это отношения зависимости, независимости и взаимозависимости между всеми уровнями социальной субъектности. Власть предстает и как самостоятельное общественное отношение, и как определенное измерение, качество и смысл других общественных отношений.

Власть — есть возможность осуществления воли внутри определенных социальных отношений, несмотря на сопротивление других их участников. Иными словами — власть состоит в навязывании своей воли одной стороной и в подчинении ей другой.

Власть — социальный институт, с помощью целенаправленной деятельности которого достигается равновесие и интеграция, необходимые для существования общества как саморегулирующейся системы.

Власть в общем смысле, способность и возможность осуществлять свою волю, оказывать определяющее воздействие на деятельность, поведение людей с помощью какого-либо средства — авторитета, права, насилия.

1. Концепция референтной власти — главное не само осуществление власти, а то, как мы ее представляем.

а) Негативистское отношение к власти — власть основана на силовых методах.

б) Концепция силового поля власти — три черты власти: мотивация, степень контроля и степень сопротивления.

2. Реляционистская концепция. Подобная концепция трактует власть как межличностные отношения, позволяющие одному индивиду изменять поведение другого. Три вида:

а) Теория сопротивления — субъект власти подавляет сопротивление объекта власти.

б) Теория обмена ресурсами — когда имеет место неравное распределение ресурсов между участниками власти.

в) Теория раздела зон влияния — когда власть распределяется за сферой влияния.

3. Системная концепция власти. Основное понятие в этой концепции — понятие политической системы и политическая система рассматривается авторами как качественно отличная от других систем. Политическую систему возвышают над другими системами. Три варианта концепции:

а) Власть как атрибут макросоциальной системы, общество рассматривается в целом. Ее сторонник Парсонс.

б) Крезье рассматривает власть на уровне конкретных систем (в группе, организации).

в) Роджерс рассматривает власть как взаимодействие индивидов, действующее в рамках специфической социальной системы.

4. Поведенческая концепция власти. Разработана в 1920-30-ых годах Чарльзом Мериам. В ней заложена идея бихевиоризма. Это установка на эмпирическое исследование поведения людей в сфере политики. Рассмотрен поведенческий аспект человека, группы, массового движения. Из существующего ряда концепций различные рассуждения можно свести к одной мысли: власть в общем смысле есть способность и возможность оказывать определенное воздействие на деятельность, поведение людей с помощью конкретных средств (воли, авторитета, насилия и т.п.).

authority), право командовать или руководить к.-л. группой людей. Может принадлежать либо отд. личностям (власть папы), либо учреждениям (власть парламента). Такого рода В., в отличие от власти политической, существует только тогда, когда подчинение ей происходит в силу признания легитимности орг-ции, от к-рой исходит распоряжение. Она не подразумевает подчинения с помощью силы и рационального убеждения. В. присутствует везде: в обществ, жизни, семье, деловой сфере, школах и церквах, равно как и в гос. аппарате. Вебер в классич. анализе, изложенном им в книге Хозяйство и общество (1922), различает три осн. типа власти: харизматическую, власть выдающейся личности, рассматриваемую в кач-ве носителя высшей миссии; традиц., когда почтение выказывается тому, чье право руководить проистекает из давно установившейся практики; и рационально-правовую, власть учреждений (особенно бюрократических), образованных для достижения конкретных обществ, целей. Впасть (в политической теории) (power), умение достигать желаемых рез-тов вопреки сопротивлению. Человеческое об-во основывается на В. отд. лиц, групп или одних ин-тов, напр., гос-ва, по отношению к др., напр. В. президента США над Конгрессом или В. бизнеса над пр-вом. В. в этом смысле означает способность убеждать др. делать то, чего они не сделали бы при иных обстоятельствах; имеются широкие возможности осуществления В. — от авторитета до силы. Существуют две осн. т.зр. относительно распределения В. в совр. об-вах: первая подразумевает, что В. сконцентрирована в руках относительно сплоченной элиты, состоящей из ведущих политиков, бизнесменов, финансистов, воен. верхушки и т.п. (Ч. Райт Миллс Властвующая элита, 1956). Согласно второй, плюрализму, В. рассредоточена среди разл. заинтересованных групп и групп давления, каждая из к-рых способна оказывать влияние в своей конкретной сфере принятия решений (Роберт Даль Кто правит. 1961). Факт, что оба мнения в опред. степени верны, свидетельствует о том, насколько трудно найти объективный способ измерения В.

способность и возможность людей принимать решения, влияющие на действия других людей; механизм реализации решений, инструмент координации деятельности людей; преобразующая способность социальных структур; система государственных органов; лица, облеченные административными полномочиями [68]. Механизм власти существует на протяжении всей истории человеческого общества. Известно множество определений власти. Так, по мнению В.И. Даля, «это право, сила и воля над чем- то, свобода действий и распоряжений, начальствование, управление» [33]. Власть — это многоаспектная совокупность отношений социальных субъектов, обладающих некими ресурсами и механизмами и целенаправленно использующих их в своих интересах. Способы принуждения подвластной стороны могут быть различны: убеждение, контроль, поощрение, насилие и др. Власть включает директивный, управленческий и коммуникативный аспекты. Вопросы легитимности власти, т.е. признания ее права на руководство, исследовал М. Вебер, выделивший три типа господства: рационально-легальное (в силу авторитета рациональных установлений и правил); традиционное (на основе авторитета исконных прав и извечного закона); харизматическое (оправдание авторитетом). По характеру применения различают власть демократическую, авторитарную, тоталитарную, деспотическую, бюрократическую и др. Власть бывает индивидуальная и коллективная, явная (эксплицитная) и неявная (имплицитная), политическая, экономическая, религиозная и др. [22, 33]. Аристотель характеризовал власть как свойство любой сложной системы. Т. Парсонс понимал власть как системно-функциональное взаимодействие, обеспечивающее способность одних субъектов реализовать функцию управления в отношениях с другими. Власть в организации определяется, прежде всего, правами владения, пользования и распоряжения имуществом, это власть хозяина. Кроме того, чем выше руководящий пост в иерархической структуре организации, тем обычно шире властные полномочия. Власть дает возможность ставить цели, распределять ресурсы, контролировать достижение целей. Характер реализации властных полномочий обусловлен особенностями восприятия подчиненными руководителя и применяемых им методов воздействия: насильственные действия, доминация (приказ или просьба) или манипуляция (формальные и неформальные приемы воздействия). Однако, кроме лиц, официально наделенных властными полномочиями, на ситуацию в организации значимо влияют и неформальные лидеры, что необходимо учитывать в реальной практике социального менеджмента [13, 72].

в классических философских концепциях — особое отношение между людьми, способность осуществлять свою волю. Традиция интерпретации В. в терминах воли (субъективной или коллективной) и дихотомии «господин — раб» восходит к Платону и Аристотелю. Преодолевая доминировавшие в средневековье сакральные представления о В., Н.Макиавелли выдвинул идею о светском характере В., необходимой для сдерживания эгоистической природы человека и определяемой тактическими соображениями в отношениях «государь — подданные». В доктрине европейского либерализма (Дж.Локк, Т.Гоббс и др.) нашли свое развитие рационалистические взгляды на природу, источники и функции В. Работы Маркса и Энгельса сместили акценты на исследование политической В., основанной на классовых антагонизмах и определяемой в конечной счете материально-производственными отношениями.

Проблема В. была систематически проанализирована в социологии М. Вебера , который ввел понятие легитимности господства (признания В. управляемыми индивидами), выделил легальный, традиционный, харизматический виды, а также личностный и формально-рациональный типы В. В настоящее время при анализе В. принято рассматривать в качестве видов политическую, экономическую, государственную, семейную В., учитывать различные ее формы (господство, руководство, управление, организация, контроль) и методы (авторитет, право, насилие).

Неклассические философские версии В. связаны со снятием оппозиции «правитель — подчиненный», пересмотром понимания В. как чисто идеологического, подконтрольного разуму феномена и рассмотрением ее в более широких философских контекстах. С первым наброском такого подхода выступил Ф.Ницше. Он дезавуировал деятеля-субъекта как «присочиненного» к волевому акту. Безличная сила «воли к В.» лежит, по Ницше, в основании существования; познание мира, будучи «волей к истине», оказывается формой проявления иррационального полифункционала «воли к В.».

Идеи генеалогического исследования В. (по Ницше) были восприняты современной французской философией от структурализма до «новых левых». М.Фуко , исследуя комплексы «В. — знания», рассматривал «структуры В.» как принципиально децентрированные (лишенные иерархически привилегированной точки — Суверена) образования, специфика которых в том, что они — «везде». Эта «вездесущность» В. задает ее новое видение как лишенного теологического измерения самоорганизующегося процесса взаимоориентации, конфликтующих отношений, пронизывающего силовыми полями весь социум. Природа В., по Фуко, обращена к сфере бессознательного, существуя в модусе самосокрытия, она обнаруживает свои подлинные «намерения» на микроуровне социальной жизни (классификация удовольствия, ритуал исповеди, локализация секса и т.п.), на поверхности кристаллизуясь в государственные институты и социальные гегемонии. Р.Барт развивает и перерабатывает в русле «политической семиологии» ницшеанские интуиции об укорененности В. в «самом начале языка». Он демонстрирует, что язык, считающийся нейтральным средством коммуникации, на самом деле пропущен через механизмы вторичного означивания (идиоматические смыслы, жанровые конвенции и т.п.), имеющего идеологическую природу и обеспечивающего языку социальную действенность и статус дискурса. Таким образом, В., по Р.Барту, осуществляется в форме дискурсивных стратегий, на службе у которых оказывается индивид в силу самого факта употребления языка, и которые в совокупности образуют первичный уровень принуждения.

Более радикальные трактовки В. содержатся в работах Делеза и Гваттари (В. как субпродукт «производства желания»), проясняющих бытийные аспекты В. через образы «В. ткани», «В. организма» и т.д. Общая направленность неклассических концепций В. заключается в выявлении форм и методов принуждения, осуществляемых помимо сознания индивидов, что определяет переход от попыток дефиниции В. к ее систематизированному описанию.

POWER) Существуют различные взгляды на проблему власти. Согласно Веберу, власть — это вероятность того, что индивид в рамках социальных отношений сможет осуществлять свою волю в преследовании целей действия, несмотря на оказываемое сопротивление. Схожим образом Вебер определял «господство» как вероятность того, что тот или иной приказ встретит повиновение у данной группы людей. Из этого определения следует, что (1) власть осуществляется индивидами и таким образом предполагает выбор, деятельность (agency) и намерение; (2) идея власти связана с представлением о деятельности, то есть о достижении индивидом желаемых целей; (3) власть осуществляется по отношению к другим индивидам и может порождать сопротивление и конфликты; (4) власть подразумевает существование различий в интересах между теми, кто обладает ею, и теми, кто ее лишен; (5) власть негативна, она приводит к ограничениям и депривации подчиненных. Вебер утверждал, что власть приобретает качества авторитета тогда, когда люди считают ее осуществление легитимным. Одно из критических замечаний относительно веберовского подхода состоит в том, что при свойственном ему акценте на деятельности и принятии решений из виду упускается то, что непринятие решений также может быть осуществлением власти. Например, неспособность действовать или отказ от действия могут свидетельствовать о неравной власти. Носители власти могут также формировать потребности или интересы подчиненных. Так, в случае с рекламными кампаниями осуществление власти проявляется в искусственном создании потребностей. Веберовское определение власти позволяет сформулировать проблему противоположности «реальных» и «субъективных» интересов. В марксистской социологии власть рассматривалась как структурное отношение, существующее независимо от воли индивидов. Представления о деятельности и намерениях не являются существенными для такого определения, поскольку существование власти рассматривается как следствие классовой структуры обществ. Так, Н. Пулантцас (Poulantzas, 1978) определял власть как способность одного класса реализовывать свои интересы в противостоянии с другими классами. С этой точки зрения власть характеризуется следующим: (1) она не может быть отделена от экономических и классовых отношений; (2) она предполагает классовую борьбу, а не просто конфликты между индивидами; (3) анализ власти невозможен без рассмотрения способа производства. Принятие теми, кто лишен власти, господства тех, кто ею обладает, объясняется в рамках марксистской традиции с помощью понятия гегемонии, разработанного Грамши. Одним из аспектов гегемонии является способность господствующего класса навязывать классу подчиненному определенную идеологию (или мировоззрение), поддерживающую его господство. Идеи, распространяемые средствами массовой коммуникации, системой образования и другими организациями гражданского общества (например, церковью и профсоюзами), интернализуются подчиненными и формируют их взгляды на общество, в результате чего вырабатывается ложное классовое сознание. Дальнейшее развитие эта концепция получила в работах Альтюссера. В американской социологии власть не рассматривалась с точки зрения неизбежного конфликта и принуждения. Т. Парсонс определяет власть как позитивную социальную способность к достижению целей сообщества; таким образом, власть рассматривается по аналогии с деньгами в экономике как обобщенная способность обеспечивать достижение общих целей социальной системы. Однако с этой точки зрения трудно провести различие между властью и влиянием. Действительно, Р. Дал (Dahl, 1970) определяет «власть», «авторитет» и «влияние» как «отношения влияния», при этом влияние рассматривается как способность одного индивида изменять поведение другого. Таким образом, власть не сконцентрирована в рамках правящей элиты, она широко распространена во всем обществе. При этом считается, что политическая система является открытой и плюралистической, предоставляя возможность всем членам сообщества участвовать в определенной степени в политическом процессе. Общепринятым является проведение различий между плюралистическим, марксистским и веберовским подходами к власти. Предполагается, что плюралистические теории рассматривают власть как нечто рассеянное в пространстве всей политической системы, тогда как, согласно марксистской социологии, власть сконцентрирована в пределах правящего класса. Вебер же подчеркивал значение силы и определял государство в качестве института, обладающего монополией на ее применение. Тем не менее, данные различия являются упрощенными. Например, Дал отмечал, что власть сконцентрирована в руках меньшинства, называемого им «политическим классом», однако он защищал либеральную демократию от нападок со стороны марксистов, которые подчеркивали, что экономически правящий класс управляет обществом в целом. Он также неявно поддерживал веберовский взгляд на государство как на легитимную монополию на применение силы. Современные подходы к власти испытали значительное влияние Фуко, который сосредоточивался на осуществлении власти посредством дискурса и экспертного знания, а также на ее локальных проявлениях и проявлениях на микроуровне. Он подчеркивал как созидательный, так и негативный эффекты власти. Все попытки определить власть подтверждают трудность соотношения понятий деятельности и структуры в социологии. Существуют серьезные разногласия относительно того, следует считать власть чем-то интенциональным или структурно обусловленным или и тем, и другим. Кроме того, существующие определения оказываются неспособными соотнести противоречивые взгляды на власть, с одной стороны, как на нечто репрессивное и принудительное, с другой — как на нечто созидательное и предоставляющее определенные возможности. Власть — это спорное понятие, использование которого неизбежно вызывает критические вопросы о ценности и точке зрения. См. также: Конфликта теория; Лидерство; Плюрализм; Санкция. Лит.: Clegg (1989)

Читайте также:  Цвета и их названия для зрения

функция, необходимый элемент жизнедеятельности соц. системы. Его содержание — подчинение воле носителей функции (лиц, групп, учреждений) всех субъектов данной системы. В. обеспечивает порядок, т. е. соответствие поведения субъектов нормам и ценностям, провозглашенным целесообразными и для системы. Порождается обществ. разделением труда и обусловливается спецификой построения соц. системы как иерархич. организации, дифференцированной на властвующих и подвластных. Проявляется в исторически конкретных формах. С композиционной т.зр. В. есть совокупность объективно складывающихся властеотношений, опосредствующих эти отношения ин-тов и многоуровневой структуры соц. ролей, основные слагаемые к-рой — роли властвующих и подвластных. Позиции каждого из таких слагаемых в ролевой структуре В. противоположны и неравны по значению. Роли властвующих занимают вершину указанной структуры и выражаются в директивном воздействии на статус и поведение подвластных. Роли подвластных располагаются у подножия ролевой структуры В. и зависят (по линии субординации) от ролей властвующих; по своему содержанию они сводятся к актам повиновения декретируемой сверху воле. Носителями тех или иных ролей во властеотношениях могут быть субъекты (индивиды, коллективы). Однако подобный факт не меняет природы обозначенных двух типов соц. ролей и характера связи между ними. Имеется несколько методов реализации ролей властвующих. Принуждение физич. и пси-хич.: первое состоит в прямом навязывании (силой) подвластному определенного рода поведения; второе — угроза подвластному негативными для него последствиями в случае уклонения от требуемого поведения. Носители В. прибегают также к приемам убеждения и поощрения, используют авторитет. Убеждение выступает как культивирование в подвластном установки на безусловное послушание властвующим, на внутреннее согласие с их волей. Поощрение: предоставление подвластному нек-рых материальных либо нематериальных благ с целью одобрить и стабилизировать угодное властвующим поведение. Использование авторитета — эксплуатация влияния, оказываемого на подвластных престижем самой роли властвующих, ее символикой, ее конкретными носителями и т. д. Упомянутые методы и приемы применяются практически все вместе, хотя (смотря по обстоятельствам) в известные моменты может превалировать один из них. Процессы (состояния), благодаря к-рым в соц. системах реализуются властеотношения, есть господство, управление, руководство, регулирование, контроль. Властеотношение — связь двусторонняя. Она предполагает, с одной стороны, изъявление воли властвующего, а с другой — непременное повиновение подвластного этой воле. Властеотношения, следовательно, и В. (как таковая) наличествуют в действительности только тогда, когда фактически даны и «сомкнуты» обе стороны этого отношения. Подвластный во властеотношениях обычно не пассивный объект, механически претерпевающий воздействия властвующих. Он динамичный (по-своему) субъект, активный (в той или иной мере) участник процессов властвования. Его активность учитывается властвующими — иначе они не могут удерживаться на вершине ролевой пирамиды В. В., являясь функцией соц. системы, в своем эмпирич. бытие детерминируется рядом факторов, прежде всего экономич. строем. Отношения Собственности, напр., обусловливают главное — распределение и закрепление ролей в ролевой структуре В. между различн. обществ. группами (и их представителями), а также соц.-историч. тип отношений В. Вырастающий из экономич. отношений классовый строй (в об-ве, где есть классы) определяет те коренные интересы, к-рые ориентируют волю властвующих и направляют поведение подвластных. От организации соц. системы зависит своеобразие комплекса ин-тов и ролей, воплощающих В.: их сумма, деление на различн. категории, форма, взаиморасположение и т. п. Влияние социокультурной среды отражается в особенностях норм, процедур, традиций отправления В. Историко-ситуативные моменты накладывают отпечаток на выбор методов, средств и стиля (т. е. на режим) властвования. Исполнение ролей в структуре В. естественно корреспондирует с психич. складом индивидов, чьей практич. активностью эти роли превращаются в жизнедействующие стандарты поведения. В специальной литературе рассматривается несколько разновидностей В. По сфере распространения, а также по набору соответствующих инструментов и приемов властвования выделяют, в частности, экономич., политич., семейные и др. виды В. По количеству индивидов, играющих ключевые роли среди властвующих, виды В. уже иные: коллективная (обществ., классовая, групповая) и личная (единоличная). По степени доступности ролей в пирамиде В. для каждого субъекта системы различают В. открытую и закрытую и т. д. и т. п. Особое, ключевое положение в жизни классово организованного об-ва занимает государственная В., к-рую осуществляет свойственными ему средствами и методами аппарат (службы и должностные лица) гос-ва. Необходимые публично-властные прерогативы гос-ва составляют: законодательство, исполнительно-распорядительная деятельность, правосудие. Это исключительно принадлежность гос-ва, поскольку лишь оно одно выступает официальным представителем всего об-ва. Пристальное изучение многообразных проблем В. неизменно сопутствует всей истории мировой соц.-филос. и политико-юридич. мысли. В ходе исследования этой проблематики выдвинуты самые различн., нередко конкурирующие трактовки генезиса и природы В., методики ее анализа, характеристики взаимосвязей с другими обществ. явлениями. Разработка цельной развернутой научн. теории В., адекватно описывающей и объясняющей В. во всех ее частях и аспектах, продолжает оставаться важной актуальной задачей обществоведов. Лит.: Власть: Очерки современной политической философии Запада. М., 1989; Халипов В. Введение в науку о власти. М., 1996. Россия: власть и выборы. М., 1996; Barnes В. The nature of power. Cambridge, Oxford, 1988; Geschichtli-che Grundbegriffe. Historisches Lexikon zur politisch-sozialen Sprache in Deutschland. Stuttgart, 1975. Bd. 2; 1982. Bd. 3; Mann M. The sources of social power. Cambridge, 1986. Ka-нетти Э. Масса и власть. М., 1997. Л.С. Мамут

power) — 1. «Преобразующая способность» человека, то есть «способность вмешаться в цепь событий, чтобы как-то их изменить» (Гидденс, 1985). 2. «Вероятность того, что один актор в рамках социальных отношений окажется в состоянии реализовать собственную волю, несмотря на сопротивление» (Вебер, 1922). 3. Производительная или преобразующая способность социальных структур, существующая независимо от воли индивидуальных акторов (например, власть рыночных сил при капитализме). 4. Знание — власть (см. Фуко; Надзор; Дискурс и Дискурс-формирование). Хотя смыслы 2—4 понятия часто рассматриваются с негативной точки зрения, как принуждение и конфликты интересов, все они могут иметь и более положительное значение — «предоставление возможности». Властные отношения предполагают и взаимозависимость, и конфликт. Для Парсонса (1963) власть — это возможность достижения социальных и общественных целей, и в этом качестве она аналогична деньгам, служа основой обобщенной способности достигать целей. По выражению Гидденса, власть должна признаваться первичным понятием в социологическом анализе. Она потенциально определяет все отношения, но ее следует разбить на различные компоненты, прежде чем эффективно использовать. Главное различие Гидденс проводит между двумя типами ресурсов власти (ни один из которых не имеет преимущества): (а) материальными, то есть экономическими или распределяемыми; (б) авторитетными, включая легитимный авторитет, но также многие другие аспекты авторитетной власти, например, «надзор». Однако другие исследователи (Бахрах и Барац, 1962; Луке, 1974) выявили различие между властью, видимой в открытых решениях и проявляющейся в не-решениях, то есть в ситуации, когда она — результат мобилизации смещения в пределах общин, пассивного принятия установленной институционализированной власти, в которой потенциальные проблемы никогда не достигают политической арены. Внутри структур или организаций мы можем также говорить о границах или интенсивности власти (управления), руководителей над подчиненными. Но контроль никогда не является полным. Диалектика управления, можно сказать, всегда существует в том, что ни один агент (даже раб или ребенок либо обитатель тюрьмы или приюта) не бывает полностью бессильным, ибо необходимо активное согласие подчиненных, если властное отношение не должно стать тягостным для обеих сторон. Даже когда соотношение сил между участниками неравно, имеются некоторые взаимодействия во властных отношениях (см. также Тотальное учреждение; Насилие). В то время как власть выступает аспектом всех сфер общества и всех учреждений (в семьях, церквах, группах и организациях всех типов), ее главное сосредоточение в современных обществах — национальные государства и капитализм. В первом случае она опирается на поддержание легитимного авторитета, но в конечном счете основана на физическом насилии, а во втором находится в своей чистой форме, по существу «неполитической», и проявляется в «аллокативных ресурсах» современного общества. Однако капитализм все же играет важную роль в поддержании «политической легитимности», ввиду его эффективности и широко распространенной приемлемости по сравнению с другими экономическими системами, хотя некоторые авторы считают, что это предполагает идеологическую и культурную инкорпорацию, вопреки долгосрочным интересам (ср. Кризис легитимности). Изучение распределения, а также последствий власти на современном этапе заняли центральное место в политической социологии с ее акцентом на элитах и правящих классах, партиях и группах давления, а также на политических и экономических обладателях власти всех видов. Для Гарольда Ласуэелла политическая социология занимается следующими вопросами: кто, что, когда и как получает. Если одни теоретики (К. Райт Миллс) утверждали, что в современных обществах доминировала узкая властная элита, другие, включая Роберта Даля или Сеймура Липсета, решительно отвергают это, доказывая наличие плюралистского элитизма, основанного на участвующих политических культурах (см. Стабильная демократия). В исследовании, сопровождаемом плодотворными дебатами, Даль стремился обосновать свою точку зрения в эмпирическом изучении общественной политики. Однако она остается спорной и отвергается теми, кто указывает на его отказ принимать во внимание «не-решения» в выводе о том, что ни один человек или группа не в состоянии господствовать (см. также Общественную власть). Третью точку зрения отстаивают марксистские теоретики, доказывая, что существует либо явный капиталистический правящий класс, либо, значительно чаще, более рассеянная структурная власть, рассматриваемая как результат общей назначаемой власти капитализма, поддержанной контролем над тем, что Альтюссер называет идеологическим государственным аппаратом или еще более рассеянной гегемонией. Феминизм весьма эффективно использовал четыре определения власти. «Трансформационная способность» людей расценивается не в качестве нейтрального процесса, а в качестве очевидно гендери-рованного. Исследования социальных отношений и структур показали постоянные образцы неравенства, основанного на подчинении женщин мужчинам. Радикальные феминистки считают, что патриархат — более плодотворная парадигма для анализа власти в рамках социальных структур, чем класс, статус или чисто политические формирования, а материалистические феминистки настаивают на включении особого положения женщин в рамки исследований класса в капиталистических обществах. Очевидность во всех таких дебатах состоит в том, что в осмыслении и изучении власти возникают проблемы, которые нелегко решить. Настолько нелегко, что возникли сомнения (например, у Лукса, 1974) относительно того, не является ли «власть» по существу оспариваемым понятием, под которым Луке понимает, что окружающие его ценностные проблемы никогда не могут быть решены с эмпирической точки зрения или действительно удовлетворительным образом. В позиции Лукса есть сходство с позицией Макса Вебера (см. Ценностная уместность). Конечно, оба представления излишне ограничительны. Сложности и оспариваемый характер понятия «власть» можно признать. Но социологическое изучение стало бы более полезным не столько отбором явно трудных понятий, обладающих особым статусом, сколько просто признанием того, каким образом многие из них имеют тенденцию нести ценностные нагрузки, оставляя открытым вопрос о том, делает ли это их неразрешимо оспариваемыми. Это ближе к точке зрения Галли (1955), создателя понятия «оспариваемые понятия». Луке также осторожен в поддержке какого-либо понятия структурной власти. Ее совпадение с понятиями воли и структуры подсказывает, что отстраненность Лукса от «структурной власти» также огульна. Хотя имеются проблемы в их отдельном использовании, недавно было поддержано их парное сочетание, чтобы иметь большую перспективу решения проблем, возникающих от раздельного применения любого из них (см. Структура и воля).

Источники:
  • http://studwood.ru/625057/sotsiologiya/sotsiologicheskie_aspekty_gosudarstvennoy_vlasti
  • http://studbooks.net/604548/sotsiologiya/vlast_tochki_zreniya_sotsiologii_politiki
  • http://voluntary.ru/termin/vlast.html