Меню Рубрики

Что такое вечность с точки зрения философии

Опыт. Движение всегда совершается в пространстве и времени. Это – основные формы всякого существования в материальном мире. Однако нельзя сказать, что сами они материальны. Каждый из нас интуитивно знает, что это такое. На каждом шагу мы используем пространственные понятия. Мы говорим: «здесь», «там», «направо», «налево», «верх», «низ» и т.д. Также мы используем и временные понятия: «сегодня», «завтра», «тогда», «сейчас», «долго», «быстро» и т. п.

Свойства пространства. Пространство обладает размерностью – имеет несколько измерений. Традиционно считалось, что измерений – три. В настоящее время в науке рассматриваются теории, приписывающие пространству 5, 7,11 и бесконечное количество измерений. Пространство изотропно — это означает, что все направления в пространстве равноправны. Пространство, согласно теории относительности, искривлено.

В отличие от пространства время одномерно и анизотропно. У него одно направление — из прошлого в будущее. Машина времени невозможна, поскольку вмешательство в прошлое нарушило бы причинно-следственную связь и привело бы к появлению парадоксов.

Каждый момент времени неуловим. Только сосредоточишься на настоящем моменте, а он уже в прошлом. Время постоянно течет, движется. Между прошлым и будущим есть асимметрия. Все утверждения о прошлом истинны или ложны. Но некоторые утверждения о будущем ни истинны, ни ложны.

Согласно теории относительности свойства пространства и времени зависят от свойств материи и ее движения. Возле тел с большой массой пространство искривляется. При скоростях близких к скорости света длина тела уменьшается относительно постороннего наблюдателя. Время замедляется возле тел с большой массой и при скоростях близких к скорости света. Таким образом пространство и время не одинаковы во всех точках вселенной, не являются самостоятельными вечными субстанциями. Они разные в разных местах Вселенной, в разных материальных условиях. Прекрасной иллюстрацией этому обстоятельству служит так называемый «парадокс близнецов». Представим себе, что есть два брата-близнеца. Один из них работает психологом, а другой – звездолетчик отправился к ближайшей звезде на звездолете с околосветовой скоростью. Он проведет в полете, скажем, десять лет. Когда он вернется на Землю, его будет встречать его брат, который постарел на 50 лет. Близнецы — люди, родившиеся одновременно, окажутся разного возраста, потому что время течет во Вселенной неодинково.

Как связаны материя, пространство и время? По этому вопросу в истории философии можно обнаружить две основных концепции. Субстанционализмсчитает, что пространство и время – это самостоятельные по отношению к материи реальности, самостоятельные субстанции. Если вдруг материя исчезнет из мира, то пространство и время останутся. Они безразличны к материи. Так считал, например, великий физик И. Ньютон. Он считал, что есть абсолютное пространство и время, существующие независимо от материи и ее движения. В противовес И. Ньютону уже в 18 веке немецкий философ Г. Лейбниц выдвинул реляционную концепцию.Реляционизм считает, что пространство и время не существуют без материи. Пространство – порядок возможных сосуществований вещей. А время – порядок последовательностей вещей. Каждый может судить, какой теории – реляционизму или субстанционализму — ближе теория относительности А. Эйнштейна.

Важной философской проблемой является проблема связи прошлого, настоящего и будущего. Здесь можно выделить 3 основные точки зрения.

1. Динамическая концепция считает реальным только настоящее. Время постоянно движется, течет, моменты сменяют друг друга. Прошлого уже нет, будущего еще нет. Только в настоящем мы можем действовать и что-то изменять в окружающем мире.

Однако, еще Августин Блаженный (354 – 430) в своей «Исповеди» приходит к апории времени: прошлого и будущего нет, а настоящее – исчезающая граница между ними, сводящаяся к нулю. Сколько длится настоящее? Вот проходит секунда. Часть ее в прошлом, часть в будущем. А где же само настоящее? Оно сводится к нулю. Выходит, что времени вообще не существует.

2. Для «спасения времени» была создана статическая концепция времени.

Ее родоначальник – английский философ Джон Эллис Мак-Таггарт (1866 – 1925). Он установил, что люди представляют время двумя способами, двумя сериями понятий. Первая серия понятий – прошлое, настоящее и будущее. Вторая серия – порядок событий раньше — позже. Порядок событий всегда неизменен. А прошлое, настоящее и будущее постоянно сменяют друг друга. По мнению Мак-Таггарта первая серия понятий ведет к противоречиям. Одно и тоже событие, например, поступление в институт человека А, сначала было в будущем, затем стало настоящим, а потом становится все более и более прошлым. Получается, что событие является настоящим в настоящий момент, будущим в прошлый, в прошлом – будущим. Но ведь прошлое, настоящее и будущее исключают друг друга. Значит, течение времени самопротиворечиво и его на самом деле не существует.

Весь ряд событий уже дан от века, поэтому нельзя говорить о течении времени. Время неподвижно. Это наше сознание движется вдоль линии событий, сталкиваясь то с одним событием, то с другим, отчего и возникает иллюзия течения времени. В этой концепции «замерзшей вселенной» время уподобляется пространству. События на линии подобны домам на улицы. Мы проходим дома один вслед за другим. Но ведь они существуют и до нашего прохождения. Значит, все события уже есть и были всегда. Уже есть наша зрелость и старость, наши дети и внуки. И наша смерть уже есть. Это мы открываем эти события для себя по очереди. И нам кажется, что время течет. В этой концепции можно заметить внутренне противоречие.

3. В противовес этой идее французский философ Анри Бергсон (1859 – 1941) полагал, что пространство и время принципиально различны. Пространство мертво, делимо до бесконечности. Время же неделимо по существу и есть жизнь. Главная характеристика времени – длительность. Время длится. Это означает, что нет резкой границы между прошлым, настоящим и будущим, они плавно переходят и проникают друг друга. длительность – это непрерывность и взаимное проникновение прошлого, настоящего и будущего. Так, например, память – это присутствие прошлого в настоящем. План на будущее – присутствие будущего в настоящем и т. п. Мы можем понимать музыку, фразы языка только потому, что прошлое, настоящее и будущее образуют целостность.

Немаловажно рассмотреть соотношение времени и вечности. Для тех, кто сомневается в существовании вечности можно привести следующее доказательство, принадлежащего русскому философу А. Ф. Лосеву: Время существует. Если оно никогда не закончится, то оно вечно. Если же оно закончится, то наступит его противоположность – вечность. В любом случае вечность существует.

Вечность, по Плотину (ок. 204 – 270) — это совершенное обладание сразу все полнотой жизни.

Время же, поПлатону(427 – 347 до н.э.) —подвижный образ вечности.

Английский поэт Генри Воон так поэтически выразил взгляд Платона:

Однажды ночью я увидел Вечности спокойное лицо;

Из света бесконечного, огромное и яркое кольцо.

Под ним клубились времени часы, и дни, и годы:

И покрывали их небес хрустальные своды.

Гигантской тенью двигались они в эфире,

И в ней вращался мир и все, что существует в мире.

Я и время. Нужно различать объективное, безличное время в науке и субъективное время, как оно предстает в наших переживаниях в сознании. Каждый знает, что время может течь по разному. Когда нам хорошо, время движется быстро. А когда плохо – медленнее. Хотя нам хотелось бы, чтобы было иначе.

Если мы присмотримся к переживаемому нашему мгновению, то мы обнаружим в нем сложную структуру. Помимо переживания настоящего момента в нем есть также и переживание будущего – это наши планы, цели, намерения, ожидания, страхи, надежды, и прошлое в виде воспоминаний, которые, с одной стороны есть несущая основа настоящего, а с другой стороны, есть то, что стесняет и ограничивает наше будущее. Жить во времени человек может подлинно или неподлинно. Человек может растеряться во времени, разбросаться, отказаться от постановки сознательных задач и пассивно отдаться подступающим событиям.

Н. А. Бердяев считал, что время – это болезнь. Время – это распавшаяся вечность, где одно мгновение вытесняет другое. Во времени человек бывает только частично, но никогда целиком. Один он в детстве, другой в зрелости, третий – в старости. Он никогда не бывает цельным существом. Время – это судьба человека. «В чем болезнь и смертельная печаль времени? В невозможности пережить полноту и радость настоящего как достижения вечности, в невозможности в этом моменте настоящего, самом даже полноценном и радостном, освободиться от отравы прошлого и будущего, от печали о прошлом и от страха будущего. Радость мгновения не переживается как полнота вечности, в ней есть отравленность стремительно мчащимся временем. Мгновение, как часть уходящего времени, несет в себе всю разорванность, всю мучительность времени, вечное разделение на прошлое и будущее. И лишь мгновение, как приобщение к вечности, имеет иное качество. Есть глубокая меланхолия в мысли о том, что все непрочно, все преходяще. Мысль о прошлом и мысль о будущем меланхоличны». Бердяев Н.А. Я и мир объектов. Опыт философии одиночества и общения // Бердяев Н.А. Философия свободного духа.- М.,1994.- С.284 – 293.

Но человек может решиться сконцентрироваться на проживании в полной мере каждого мгновения. Он вовлекается всем существом в каждое мгновение, ведет яркое существование. В этом миге человек переживает полноту времени, он касается вечности. Время как бы приводится в вертикальное состояние, в отличие от обычного течения событий.

Английский поэт Уильям Блейк так выразил это состояние:

В одном мгновенье видеть вечность,

Огромный мир — в зерне песка,

В единой горсти – бесконечность

И небо — в чашечке цветка.

Философ-романтик Ф. Шлегель считал, что вечность может присутствовать во времени: «Но и в самой жизни существует много явлений и мгновений, когда границы времени, по крайней мере на короткий период такого приподнятого состояния, кажутся как бы прорванными или упраздненными. Сюда относятся отдельные моменты высшего восторга в чувстве благоговения, или подлинного экстаза, который, если только он подлинный и реальный, должен рассматриваться как мимолетный луч света из этого высшего мира полной и беспрепятственной духовной жизни. Даже внутренняя молитва без слов, если только она подлинна и в душе при этом действительно что-то происходит, предстает как капля вечности, падающая в душу сквозь время.

Существует и множество других видов этого; один из менее удивительных и столь же всеобще и благотворно воздействующих на душу, как и общепонятных, — это тот, который имеет место в подлинном искусстве и высшей поэзии.

В качестве истоков подлинного искусства Ф. Шлегель отмечает воспоминание о вечной любви, тоску по бесконечному (в музыке оно выражается через страстное томление) и истинное вдохновение божественного. Шлегель Ф. Философия языка и слова// Эстетика. Философия. Критика. В 2-х т.- Т.2. – М.,1983. — С.366.

В мировых религиях мы наблюдаем стремление преодолеть власть времени и спастись в вечности, обрести жизнь вечную. Оригинальна трактовка вечности в дзэн-буддизме. Вечность существует всегда, значит, она есть в каждый момент времени. Если научиться сознанием полностью присутствовать в настоящем, то можно прикоснуться к вечности и стать счастливым. Можно сказать, что мы живем в раю, просто об этом не знаем, считают последователи этого учения. Поведение последователя этой точки зрения хорошо иллюстрируется следующей историей. Когда один монах гулял по лесу, на него напал тигр. Спасаясь от тигра, монах бежит и падает с обрыва. Он успевает уцепиться одной рукой за сухой куст. Этот куст скоро сломается, вдобавок его корни подгрызают мыши. Сверху тигр старается достать монаха лапой. Снизу прибежал еще один тигр. И вот в этот момент монах видит перед своим лицом кустик земляники. Свободной рукой он срывает ягоду, и кладет ее в рот. Счастье есть только в настоящем.

На умении концентрироваться на настоящем и прямо воспринимать реальность как она есть, основано японское поэтическое искусство хокку. Европейцам порой нелегко понять смысл подобных стихотворений, как, например, данного произведения поэта Басё:

  • Время и вечность
  • Что такое пространственно-временной континуум
  • Правда ли, что Вселенная бесконечна

Вечность, пожалуй, относится к неким философским материям, которые схожи и неотделимы от понятий жизнь, время, вера. Согласно религиозным традициям, вечность — некая независимость божественного начала от такого условия, как время. Церковь предписывает различать божественную и тварную вечность. Если первая существует без каких на то ни было условий, вторая — находится в прямой зависимости и обусловлена первой. С понятием вечность связываются имена Бога, Святого духа, бытия.

С астрономической точки зрения вечность и время понятия ни в коем случае не тождественные, ведь вечность в отличии от привычных нам вещей, не наделена свойствами начала и конца она не имеет продолжения и существует независимо от прочих факторов.

С философской точки зрения вечность ассоциируется с бытием, растянутым во времени. Понятие вечности с давних пор захватывало умы ученых всего мира, его пытались выразить и сформулировать Платон, Аристотель, Гегель. Однако все они сходились во мнении о том, что вечность никак не связана с бессмертием, которое, по существу, неизменно, вечность наполнена человеческими страстями и эмоциями, дарит нам любовь и другие чувства, которые призваны сделать человека абсолютно счастливым и заставить забыть об ощущении времени как такового.

Математики зачастую, давая определение понятию вечность, называют ее «дурной бесконечностью» множества чисел, не имеющих начала и логического завершения, тем, что способно вызвать страх от того, что личности не дано познать уму непостигаемые величины. Считается, что с точки зрения геометрии вечность можно выразить в виде замкнутой геометрической фигуры, круга, так как движение по нему не может закончиться никогда и считается вечным.

Воплощением вечности в природных явлениях принято считать обыкновенные морские ракушки, спектральное свечение или всем известный звук тишины. В целом вечность считается неотъемлемой частью мира, характеризующей неуничтожимость всего сущего во вселенной.

Время и вечность в философии и истории

Прошло более двух с половиной тысяч лет с той поры, как было положено начало научным размышлениям человека о времени. Тем не менее интерес к проблеме времени не только не снижается, но растет и углубляется как со стороны философов и физиков, так и биологов, геологов, историков и др.

Так, например, И. М. Савельева и А. В. Полетаев в своей монографии «История и время. В поисках утраченного» пишут: «Одной из главных тем философии времени является сакраментальный вопрос “что есть время?”, который, несомненно, можно отнести к числу “основных вопросов философии”. Для нашего анализа, однако, существен несколько иной вопрос, а именно как выглядит время. Речь идет об образе времени, складывающемся в сознании, и о тех качествах, которыми наделяется этот образ»[1]. По поводу сказанного заметим, что вопрос «что такое время?», помимо важности его постановки, стал сакраментальным еще и по той причине, что одни философы упорно и настойчиво вели поиск ответа на него, а другие (нередко и выдающиеся мыслители) объявляли его умонепостигаемым феноменом. Вместе с тем вопрос «что есть время?», а не иной – «как выглядит время?», на наш взгляд, является наиболее существенным не только для анализа, проводимого философами, но и для представителей всех сфер науки и практики, включая, естественно, и историков. В этой связи попытаемся обосновать высказанный тезис в данной работе.

Читайте также:  Через сколько восстанавливается зрение после операции на сетчатку

Указанные авторы, имея в виду под двумя образами времени вечность и время, далее подчеркивают: «Анализируя взгляды крупнейших философов на проблему времени, прежде всего, обращаешь внимание на то, что почти все они говорили о двух типах, точнее, образах времени. Подобные представления, несмотря на некоторые различия в способах описания, остаются практически неизменными вот уже два с половиной тысячелетия европейской истории. От античности и до поздней современности (или постмодернизма, существующего если не в социальной жизни, то, безусловно, в социальной мысли) подавляющее большинство философов, говоря о времени, мыслит категориями поразительно устойчивой структуры. Этот факт, как нам кажется, достаточно уникален и представляет самостоятельную тему для размышлений»[2].

Упомянутый факт, действительно, имеет место, однако по понятным причинам авторы не объясняют причину того, почему подавляющее большинство философов, говоря о времени, мыслит категориями поразительно устойчивой структуры. А все дело, по нашему мнению, в том, что природа (или причина) времени, которая не допускает наличия двух образов времени, не была им известна. О справедливости сказанного нами косвенно свидетельствует уже то обстоятельство, что, начиная от мыслителей древности и заканчивая философами современности, вечность и время или четко различали (как это делали, например, Платон, Августин, Боэций и Фома Аквинский), или в чем-то отождествляли (как это делают современные философы).

Как известно, в европейской культуре четкое различение двух образов времени, которые обозначаются терминами «вечность» и «время», впервые введено Платоном, хотя он сам при этом ссылался на «древних и священных философов» как на своих предшественников. Начиная с тех давних пор многие выдающиеся мыслители и философские школы предлагали им свое оригинальное толкование. Наконец, в современной философской литературе и справочных изданиях утвердилось мнение, согласно которому вечность – бесконечное время, время, не имеющее ни начала, ни конца. Однако если рассматривать проблему соотношения вечности и времени с точки зрения разработанной нами функциональной концепции времени, адекватно отражающей объективно-реальное время, вечность – не бесконечное время.

Дело в том, что, согласно функциональной концепции, объективно-реальное время образуется в результате последовательной смены конкретных, конечных материальных объектов, процессов (каждый объект – процесс). Объективно-реальное, функциональное время образуют все без исключения материальные процессы, начиная от микропроцессов и заканчивая процессами расширения и сжатия Вселенной как целого, если она пульсирует, и теория «горячей Вселенной» адекватно отражает существующие в природе реальности.

Причем функциональное время образуется не всяким, не любым движением, а качественными изменениями, являющимися причиной становления, то есть возникновения и исчезновения материальных объектов, процессов как таковых. Точнее было бы сказать, что лишь конкретные, конечные материальные процессы образуют свои собственные времена, в которых и существуют с момента своего возникновения и до воплощения их материального содержания в другие, последующие процессы, объекты. Свои собственные времена образуют физические, химические, биологические, исторические и любые другие реально существующие процессы.

В связи с тем, что последовательно сменяющиеся состояния материальных процессов, пока существуют как таковые, образуют только настоящее время, при течении объективно-реального, функционального времени происходит последовательная смена одних промежутков настоящего времени другими, последующими промежутками настоящего времени. Иными словами, объективно-реальное, функциональное время, образуемое конкретными, конечными процессами и их состояниями, течет не от прошлого через настоящее к будущему, а от настоящего к последующему настоящему. Сказанное относится и к функциональному историческому времени.

Функциональное историческое время образуется последовательно сменяющимися конкретными историческими процессами. Единицами функционального исторического времени являются временные промежутки, периоды, образуемые последовательно сменяющимися состояниями конкретного исторического процесса, а не дни, годы или столетия, представляющие собой единицы постулированного, условного исторического времени, придуманного человеком.

Физическое время образуется в результате изменений, последовательно происходящих в материальных объектах, процессах, а историческое – в результате последовательно сменяющихся событий, являющихся результатом деятельности людей, пользующихся орудиями труда и войны.

Таким образом, не только в природе, но и в обществе каждый процесс образует свое собственное время. Именно в этой связи мы вправе называть время, образуемое историческими процессами, историческим. Следует также иметь в виду, что, в отличие от физического времени, в понятие исторического времени вкладывается социальный смысл. Самим процессам, образующим социальное, историческое время, безразлично, живут люди в этом обществе богато или бедно, сражаются или занимаются мирным трудом, являются высоко- или малообразованными, здоровыми или больными. Все это волнует лишь самих людей, членов данного общества, и все это только в их сознании. И если сами социальные процессы управляются объективными законами, то восприятие их субъективно. Разные члены общества трактуют по-разному результаты социальных процессов в зависимости от места, занимаемого ими в этом обществе. Вместе с тем как физическое (и любое другое) время, так и историческое, по причине своей несубстанциональности, собственными свойствами не обладает, а лишь специфически отражает свойства образующего его процесса.

Функциональное время, по причине своей несубстанциональности, принципиально необратимо. Оно не повернется вспять и при обратном протекании процесса (если бы это было возможно).

В связи со сказанным выше более предпочтительной нам представляется точка зрения Августина Блаженного, который более полутора тысячи лет назад указывал на «бесконечное различие между временем и вечностью»[3].

И, по нашему мнению, между временем и вечностью существует бесконечное различие, ибо время, имеющее статус реальности, физическое значение, образуют, а потому во времени существуют лишь конкретные, конечные материальные объекты; объективно-реальное, но несубстанциональное функциональное время (другого времени, на наш взгляд, в природе нет), прежде чем существовать, должно возникнуть, иметь начало отсчета.

Несотворимая и неуничтожимая, вечно существующая глобальная Вселенная не возникает и не исчезает как таковая (Вселенной безразлично, какие в ней происходят изменения, процессы – независимо от них она всегда остается Вселенной), а потому своего собственного, единого времени не образует. Семантика же слова «вечность» означает лишь то, что несотворимая и неуничтожимая Вселенная, в отличие от материальных объектов, ее составляющих, существует постоянно, всегда. Иными словами, Вселенная в целом существует постоянно, вечно по причине своей несотворимости и неуничтожимости, а не потому, что существует в бесконечном времени.

Рациональное зерно содержится в другом высказывании Августина: «Все прошедшее слагается из будущего и все будущее зависит от прошедшего, всегда сущего, для которого нет ни прошедшего, ни будущего, что мы называем вечностью»[4]. Действительно, все прошедшее когда-то было настоящим, и будущее реализуется, может реализоваться лишь в настоящем, но не в некотором едином мировом настоящем, не в вечности, а в настоящем времени, образуемом конкретными, конечными материальными объектами. По нашему мнению, здесь исключительно важно иметь в виду, что материальные процессы не являются функцией времени, как принято считать в науке. В реальной действительности, наоборот, само время является функцией образующих его процессов – физических, биологических, геологических, исторических и любых других.

Имея в виду время и вечность, Августин писал, что «они несравнимы. что длительное время делает длительным множество преходящих мгновений, которые не могут не сменять одно другое; в вечности ничто не проходит, но пребывает как настоящее во всей полноте, время как настоящее в полноте своей пребывать не может»[5].

Здесь Августин однозначно указывает на то, что в вечности нет течения времени, и с ним нельзя не согласиться. Другое дело, что продолжительность объективно-реального, функционального времени образуется не из преемственной последовательности различных мгновений, а из последовательно сменяющихся промежутков, периодов времени, образуемых последовательно сменяющимися состояниями конкретных, конечных материальных процессов, которые могут длиться от миллиардных долей секунды до миллиардов лет, но не бесконечно. И эти процессы образуют собственные настоящие времена, а не единое настоящее время материи в целом, глобальной Вселенной.

В вечности, действительно, «ничто не проходит», поскольку вечность – не безначальное и бесконечное время, образуемое миром в целом. Другое дело, что в вечно существующем мире возникают и исчезают конкретные конечные вещи, явления и процессы, образующие собственные настоящие временные длительности, в которых и существуют. Вечность не является особой субстанцией – единственной субстанциональной реальностью является сама материя, а потому все изменения, образующие время, происходят в вечно движущейся материи, а не в вечности, означающей лишь постоянное существование материи, обусловленное ее несотворимостью и неуничтожимостью. И лишь в этом смысле можно вести речь о том, что в мире, в природе всегда существует настоящее время, а к несотворимому и неуничтожимому, существующему вечно миру понятие времени, а следовательно и понятие видов времени, неприменимо. Иными словами, понятие времени, точнее, настоящего времени применимо лишь к конкретным, конечным материальным объектам, процессам, составляющим мир, а понятие вечности – к несотворимому неуничтожимому миру в целом.

Вечность мира не следует понимать в духе того, будто бы мир бесконечно стар в некотором едином течении времени. В этой связи нельзя не согласиться с тем, что вечность мира «следует понимать, прежде всего, в том смысле, что несотворимая, неуничтожимая материя будет иметь бесконечное существование, безотносительно к тому, каков бы ни был временной ритм изменений ее конкретных форм»[6].

Однако мы не можем согласиться с тем, что «вечность – бесконечное время»[7]. Материя вечна и бесконечна в своем существовании не потому, что пребывает в бесконечном, вечном времени, а в связи с тем, что несотворима и неуничтожима, тогда как все ее конкретные конечные формы образуют свои собственные временные длительности, в которых и существуют. Именно благодаря их многообразию и сменяемости обеспечивается вечность самой материи, самого мира в целом.

Как уже было сказано, вечный мир единого времени не образует, поэтому понятие времени к нему неприменимо, следовательно, к вечности неприменимы и такие временные характеристики, как длительность и последовательность. Они применимы лишь ко времени, образуемому конкретными, конечными материальными объектами, составляющими мир.

Между тем Я. Ф. Аскин пишет: «Неправильно противопоставлять вечность как что-то неподвижное, как неподвижную длительность, течению времени. Неподвижной длительности не может быть. ибо по самой сущности длительность создается движением материи (но не материи как таковой, а материального содержания ее конкретных, конечных форм! – Т. Л.), она не может быть неподвижной. Вечности присущи оба основных атрибута времени: и длительность, и последовательность»[8].

Неправомерность точки зрения, согласно которой длительность и последовательность – атрибуты вечности, очевидна уже ввиду отсутствия единого мирового времени. Ведь материя не может иметь длительности существования в несуществующем времени. Неподвижной временной длительности действительно не может быть. Собственные временные длительности образуют все без исключения конкретные формы существования материи, но не материя как таковая. И не только по причине своей несотворимости и неуничтожимости, но еще и потому, что материя существует только в своих конкретных формах.

Вечность мира – не бесконечное время не потому, что материя неподвижна, а в связи с тем, что она как таковая неизменна и стабильна, материи в целом не присуще становление.

В связи со сказанным выше и понятие длительности применимо лишь к конкретным, конечным формам материи, а не к вечности. Понятие «вечность», как было уже подчеркнуто, означает не подвижную длительность, не бесконечное время, а несотворимость и неуничтожимость материи, ее постоянное существование в ее конкретных конечных формах, которые только (а не материя как таковая) и образуют свои собственные временные длительности.

С нашей точки зрения, к материи как таковой, к глобальной Вселенной неприменимо и понятие последовательности. Если даже Вселенная в целом пульсирует – свое собственное время образуют и во времени существуют лишь периоды ее расширения и сжатия, но не сама несотворимая и неуничтожимая Вселенная. Только циклы пульсирующей Вселенной могут образовывать время, имеющее точку отсчета с момента Большого взрыва и момента начала сжатия, но не Вселенная как таковая.

Вечность мира – это вечность материи, неизменной стороны материи как субстанциональной реальности; материя несменяема и неизменна при многообразии и сменяемости ее проявлений, вечность связана с субстанцией, а время – с субстанциональной сферой, то есть с изменяющейся стороной субстанции. Субстанциональная сфера находится в постоянном движении, изменении, тогда как субстанция неизменна, стабильна. С одной стороны, движение, изменения – причина становления, а потому причина образования времени, с другой – движение, изменения обусловливают неизменность, сохраняемость, стабильность материи как единственной субстанциональной реальности.

Таким образом, понятие «вечность» применимо к тому, что сохраняется, неизменно, стабильно, то есть к материи как таковой, а понятие «время» – только к тому, что возникает и исчезает, имеет преходящий характер.

И хотя между временем и вечностью существует бесконечное различие, вечность и время представляют собой единство – единство противоположностей: сохранения и изменения, стабильности и нестабильности, – и это единство данных противоречивых сторон материи выражено в ее движении.

В этой связи мы не можем согласиться с Я. Ф. Аскиным, который, подразумевая под вечностью бесконечное время, пишет: «Рассматривая вечность как такое течение времени, которое не имеет начала и не придет к концу, мы тем самым характеризуем вечностью прошлое и будущее. По отношению к первому вечность выступает как отсутствие начала существования мира, по отношению ко второму – как отсутствие конца мира, его гибели. Но этими двумя моментами понятие вечности не может быть исчерпано. Имеется еще один, и притом центральный, вид времени – настоящее. И вечность прежде всего проявляется в том, что всегда имеется реальное настоящее материального мира, наличное бытие»[9].

Однако, если иметь в виду, во-первых, что Вселенная в целом не образует единого времени, уже неправомерно вести речь о видах времени применительно к несуществующему времени. Во-вторых, рассмотрение вечности как безначального и бесконечного течения времени означает не что иное, как признание объективности некоторого единого вселенского времени, отсутствие которого доказано. В-третьих, как было сказано выше, в реальной действительности нет времени без начала и конца, так как объективно-реальное, функциональное время образуют и поэтому во времени существуют лишь конкретные, конечные материальные вещи, явления и процессы. В-четвертых, все без исключения конкретные материальные объекты и их последовательно сменяющиеся состояния образуют только промежутки, периоды настоящего времени, которые имеют физический смысл, физическое значение. Прошлое и будущее статуса реальности не имеют, не могут иметь. В-пятых, по указанным выше причинам глобальная Вселенная была, есть и будет всегда Вселенной, так как она несотворима и неуничтожима, а не потому, что она существует во времени, не имеющем ни начала, ни конца.

Читайте также:  Этот способ проверки остроты зрения у воинов использовали в древней греции

Все сказанное выше должно внести достаточно ясности в то, что бесконечность ошибочно считается многими исследователями свойством времени. Так, например, Я. Ф. Аскин пишет: «Бесконечность как свойство времени выступает, прежде всего, бесконечной длительностью существования материи. Это временное свойство имеет важнейшее мировоззренческое значение. Проблема бесконечной или конечной длительности существования материи есть, в сущности, вопрос о том, была или не была материя порождена или она существовала постоянно, а также вопрос о возможности или невозможности будущей гибели материального мира»[10].

В этой связи заметим, что бесконечность не может являться свойством времени, поскольку время образуют и поэтому во времени существуют лишь конкретные, конечные материальные объекты. Бесконечная длительность существования материи (точнее было бы сказать – постоянное существование материи, поскольку время образуют конкретные формы материи, а не материя как таковая) обусловливает вечность существования материи, а не бесконечную длительность ее существования в бесконечном времени.

Вопрос о том, была или не была материя порождена, или она существовала постоянно, а также вопрос о возможности или невозможности гибели материального мира является проблемой не бесконечной или конечной длительности существования материи, а вечной или конечной длительности ее существования. Дело в том, что несотворимая и неуничтожимая Вселенная существует постоянно, вечно, а не в бесконечном времени. Как уже было сказано, несотворимая и неуничтожимая Вселенная в отличие от конкретных материальных объектов, ее составляющих, собственного времени не образует, а потому понятие времени (следовательно, и понятие бесконечности времени) к ней не применимо. Следует согласиться с тем, что признание первого, начального момента применительно к движущейся материи ведет к отказу от причинности и от принципа сохранения материи и движения, но не с тем, что положение о бесконечности времени является выводом из фундаментальных принципов современного естествознания, имеющих опытное происхождение. И это несмотря на то, что действительно «органическая связь времени с движущейся материей давно уже перестала быть содержанием лишь философских воззрений, она воплотилась в плоть и кровь естествознания, в таких его достижениях, как теория относительности, геохронология, учение о “биологических часах”»[11].

Все дело в том, что время связано не с несотворимой и неуничтожимой материей как таковой, а с конкретными, конечными формами ее существования, которые только и являются, могут являться объектом изучения естественных наук: физики, геологии, биологии и т. д.

Не обусловлено существование Вселенной в бесконечном времени и причинностью (ни самой по себе, ни вместе с законами сохранения), несмотря на то, что она действительно представляет собой связующую нить, объединяющую различные, последовательные состояния в развитии материи, генетическое отношение порождения одного явления другим, имеющее существенный временной характер. Дело в том, что последовательно сменяются не состояния материи как таковой, а конкретных, конечных материальных объектов и сами объекты, которые только и образуют свои собственные времена.

«Таким образом, – пишет Я. Ф. Аскин, – бесконечность существования мира, его вечность состоят в постоянном движении, изменении, развитии материи. В свете этого вывода лишается основы противопоставление категорий “вечности” и “времени”, характерное для идеалистической философии и теологии. Рассматривая время как нечто связанное с изменениями, философы-идеалисты и теологи понимают вечность не как бесконечное время, а как вневременность. Это связано с рассмотрением ими вечности как атрибута, принадлежащего чему-то неизменному, потому, что длится без изменений, что лишено последовательности. Тем самым вечность рассматривается как отделенное от материального мира и противопоставленное ему состояние»[12].

В связи с этим заметим, что мир, действительно, существует вечно, постоянно, всегда, поскольку он несотворим и неуничтожим, но не в бесконечном времени – именно по причине своей несотворимости и неуничтожимости (а не потому, что он неподвижен). Материальный мир находится в постоянном движении и изменении, однако эти изменения являются причиной становления, возникновения и исчезновения, а потому причиной образования конкретными материальными объектами собственного (но не единого мирового) времени.

Речь здесь идет не о противопоставлении категорий «вечности» и «времени», а о единстве двух противоположностей, которое выражено в вечном движении.

«Структурной единицей течения времени, – утверждает Я. Ф. Ас-кин, – выступает “момент времени”. Бесконечность времени означает бесконечность моментов времени. Поскольку мы говорим об этой последней, мы берем моменты времени в некотором отношении как элементы, одинаковые в смысле принадлежности их всех ко времени как к определенной форме бытия материи. С другой стороны, момент времени не является некоей самостоятельной субстанцией, а представляет собой форму бытия совокупности событий, состояний движущейся материи, причем специфика каждого из временных моментов есть выражение качественно различного характера этих совокупностей»[13].

По нашему мнению, структурной единицей течения времени может выступать «момент времени» лишь при условии, что под ним подразумевается промежуток, период времени, образуемого последовательно сменяющимися состояниями материальных объектов, самими объектами. Однако бесконечность моментов времени не может означать, по известным уже причинам, бесконечность единого мирового времени.

Вопреки всему сказанному выше в философском энциклопедическом словаре сказано: «Вечность, бесконечность времени существования материального мира обусловлена несотворимостью и неуничтожимостью материи и ее атрибутов, материальным единством мира. Вечность присуща лишь материи в целом; каждая конкретная материальная система имеет начало и конец во времени, является преходящей»[14].

В этой связи заметим, во-первых, что вечность, по указанным уже причинам, не является бесконечным временем.

Во-вторых, несотворимостью и неуничтожимостью материи и ее атрибутов обусловлена вечность мира в целом, но не бесконечность времени, поскольку бесконечного времени в природе не существует, ибо объективно-реальное, функциональное время образуют, как уже было сказано, лишь конкретные конечные формы бытия материи.

В-третьих, вечность присуща не только материи в целом, но и материальному содержанию каждой конкретной системы, так как оно субстанционально, не возникает и не исчезает как таковое, а, только изменяясь, воплощается в другие системы. В природе имеет место многообразие и сменяемость проявлений материи, но не возникновение и исчезновение материи как таковой или материального содержания ее конкретных форм как таковых.

В-четвертых, следует иметь в виду, что каждая конкретная материальная система имеет начало и конец не в некотором едином мировом времени, а в ею же образуемом времени. Несубстанциональное время, прежде чем существовать, должно возникнуть, а возникает оно лишь с конкретными системами. Началом отсчета их собственного времени являются моменты их возникновения как таковых, заканчивается же собственное настоящее время этих систем в момент их исчезновения как таковых в результате воплощения их материального содержания в другие системы.

В-пятых, преходящей является данная конкретная материальная система как таковая, а не ее материальное содержание. Заканчивается, исчезает навсегда, безвозвратно время данной системы, поскольку оно несубстанционально, а ее субстанциональное материальное содержание воплощается в новые, последующие системы, которые начинают образовывать свое собственное настоящее время.

В связи со сказанным выше мы не можем согласиться и со следующим утверждением: «Вечность как бесконечность времени существования материи имеет количественные и качественные аспекты. В количественном отношении вечность включает в себя актуальную бесконечность последовательно сменяющих друг друга временных интервалов бытия материальных систем (столетий, тысячелетий и т. д.). В качественном отношении вечность включает в себя бесконечную последовательность качественных изменений материи, смену ее состояний, форм и законов движения, неограниченное многообразие пространственно-временных структур в различных материальных системах»[15].

Поскольку вечность не является временем, бесконечным временем, она не может иметь каких-либо временных характеристик. Вечность не может включать в себя актуальную бесконечность последовательно сменяющих друг друга временных интервалов бытия материальных систем (столетий, тысячелетий и т. д.), так как, во-первых, эти интервалы не образуют единого мирового безначального и бесконечного времени; во-вторых, столетия и тысячелетия являются единицами условного, реально не существующего времени и поэтому, при строгом подходе, не имеют какого-либо отношения не только к вечности, но и к объективно-реальному, функциональному времени.

Таким образом, из всего сказанного выше вытекает, что вечность не является, не может являться бесконечным временем. Следовательно, в связи со сказанным выше исторические процессы происходят не в вечности, а в ими же образуемом времени. Исторический процесс представляет собой последовательную смену исторических событий, вместе с которыми начинается и заканчивается образуемое ими время.

В этой связи как философов и историков, так и представителей всех других сфер науки и практики должны интересовать, прежде всего, сущность и свойства объективно-реального, функционального времени, а не образы реально не существующего постулированного, придуманного человеком времени. Использование, например, историками в своих исследованиях понятия функционального исторического времени, на наш взгляд, позволит им не только создавать более объективную историю, но и лучше прогнозировать будущее.

[1] Савельева, И. М., Полетаев, А. В. История и время. В поисках утраченного. – М., 1997. – С. 73. [2] Савельева, И. М., Полетаев, А. В. Указ. соч. – С. 73. [3] Антология мировой философии. – Т. 1. – Ч. 2. – М., 1969. – С. 586. [4] Антология мировой философии. – Т. 4. – М., 1969. – С. 586. [5] Августин Аврелий. Исповедь. Абеляр, П. История моих бедствий. – М., 1992. – С. 165. [6] Мелюхин, С. Т. Проблема конечного и бесконечного. – М., 1958. – С. 167. [7] Аскин, Я. Ф. Проблема времени. Ее философское истолкование. – М., 1966. – С. 182. [8] Там же. – С. 180–181. [9] Аскин, Я. Ф. Проблема времени. Ее философское истолкование. – С. 185–186. [10] Аскин, Я. Ф. Бесконечность Вселенной во времени // Бесконечность и Вселенная. – М., 1969. – С. 158. [12] Аскин, Я. Ф. Бесконечность Вселенной во времени // Бесконечность и Вселенная. – М., 1969. – С. 151. [13] Аскин, Я. Ф. Бесконечность Вселенной во времени. – С. 162. [14] Философский энциклопедический словарь. – М., 1983. – С. 80. [15] Философский энциклопедический словарь. – М., 1983. – С. 80.

Николай Г узенко (Магистр философии. Одесский литературный музей)

Философское значение слова «вечность»

Что есть вечность? Этот вопрос может быть предметом философских дискуссий.

В зависимости от философских оснований, которые выделены в онтологии, ответы на поставленный вопрос могут иметь огромное значение. В интересах современной трактовки эти вопросы обозначены в «трансцендентальной онтологии» (Кант и Гуссерль), в «критической онтологии»­ (Гартман Н. В), «фундаментальной онтологии» (Хайдеггер).

Задачей предлагаемого исследования является существенное раскрытие понятия «вечность».

В философской литературе размышления на тему вечности можно встретить у Плотина 1 , Аристотеля (6). Общее определение этого понятия встречается в западной и восточной мистике и теологии, в индийской теософии, в некоторых из Упанишад, а также в греческой философии, особенно у неоплатоников. К этой теме непосредственно обращались такие философы, как Вл. Соловьев, П.Д. Успенский. Вл. Лосский, А. Лосев, А. П. Флоренский, Беркли 2 .

Действительно, есть ли вообще ответ на этот вопрос? Как говорил Кант: «Разве возможно «величину», включающую и сознание, определить умом и выразить словами?» Есть самое простое доказательство вечного, и оно выводимо из долговечного существа предметов художественного образца произведений во времени. По некоторым источникам, «вечность – это бесконечность времени, атрибут материального мира в целом, характеризующий несотворимость и неуничтожимость его. В духовном переживании человека время и вечность выступают в единстве, как ощущение бренности жизни и вместе с тем веры в ее абсолютный, непреходящий смысл и значение» (1, С.17)

Например, некоторые ученые-математики, сравнивая вечность, равняют ее с «дурной бесконечностью» 3 (2). Богословы считают, что Бог есть источник жизни – это непостижимый образ подлинного дыхания души нашей, которой предназначено пройти три состояния, соответствующие жизни её вечной души: в утробе матери, на Земле и за гробом. «Вечность выступает как непрерывное и нескончаемое продолжение бытия. Человек, получив жизнь в утробе матери, вступил в вечность» (3, С. 40).

Мысль о вечности не есть безусловный факт во времени; мысль – содержание феномена субъекта, предлежащего всей полноте своего бытия из познания объектов над-бытийного в мире вещей, где пространство, среда, и состояние образованы словами мысли. В творческом порыве мысли истекает энергия чувств, воли и ума, пронизанная от начала и до конца осознанием самих слов в их собственном смысле. Любая попытка проникнуть в суть понятия вечности — не более чем попытка «смертного» познать «бессмертное».

Размышляя о вечности, можно к ней прикоснуться, но невозможно ее достичь. Философствуя, ее можно описать, но не постичь. Хотелось бы познать вечность… Но только то, что можно познать, подвергается исследованию, открывает свой первый план.

1. Соизмеримо ли понятие «вечность» с бесконечным рядом исчислений, или вечность неизмерима числами математического ряда? Вечность переживается не как непрерывная и расчлененная последовательность определимого пространства, но мыслима только как «длительно-беспредельное» вселенной, не имеющей числа, где нет никакого движения «времени-пространства» 4 (5). Здесь бесконечное множество чисел, исчисляемых временем, не имеет предела.

2. Почему вечность исключает движение предельного числа? Число, подлежащее счету времени, есть движение предельных последовательно действительных чисел – «прошлого» и предельно последовательное недействительное число – «будущего», а настоящее – «теперь»(6), как перемещаемое, есть единица числа перемещения времени. Поскольку время есть мера нахождения тела и его движения от предельной единицы числа «теперь», то вследствие движения перемещаемого тела это «теперь» всегда иное – граница времени, как края одной и той же точки на линии (не в смысле ее частей), а скорее как предельное число движения времени «прошлого» и предельное число «будущего». Поэтому все находящееся во времени необходимо объемлется временем и уничтожается временем; движение лишает существующее тело ему присущего числа – так время изменяет тело. Но «вечное тело», если оно является таковым, существует вечно, ибо не находится во времени, так как «оно» не объемлется временем и бытие «его» не измеряется движением времени. «Вечность» исключает движение предельного числа времени – «теперь», так как для вечности не существует предела ни в «прошлом», ни в «будущем», а «настоящее» – поскольку оно вне времени – есть число бесконечной «безвременной» константы, «абсолютной точки», где «настоящее» — вечно.

Читайте также:  Не прошел по плохому зрению армия

3. Возможно допустить, что вечность есть абсолютная бесконечность? Если вечность есть абсолютная бесконечность, перед которой испытываешь страх и мысли не под силу вместить умопостигаемые величины «нескончаемой длительности»(4), то здесь бесконечное множество действительных чисел превосходит всякое число из математического ряда сверх-конечного предела, как в безгранично-малом, так и в неограниченно-большом, как в актуальном, так и в потенциальном существовании бесконечности математических объектов, «завершенных» и «незавершенных» величин.

4. Выразима ли вечность геометрически, и в какой фигуре допустима тогда возможность изображения оной? Если вечность математически определяется отсутствием начала и конца в потенциальном ряде «нескончаемой длительности» (4), то ее беспредельную полноту в геометрической фигуре умозрительно можно выразить кругом – в «абсолютной бесконечности» (2,С.29) радиуса – [ R = 0 ∞ ]. Это идеальная форма, красота, не требующая понимания. Доказано, что «круговращение есть первая мера движения» (6,С. 256-258). И точно определено: «движение по кругу может быть вечным, ведь каждая точка одинаково и начало, и середина, и конец – поэтому движущаяся точка занимает одно и то же место на круговой линии – и, в этом движении нет ни начала, ни конца в нем самом…»(6).

(Июль 2000-9.02 2001)

5. В какой форме красоты вечность выразима? Поскольку из потенциальной бесконечности форм, слагающихся в одно существование, предполагается, что понятие «актуальной бесконечности» – законченность вселенной – можно выделить кругом в бесконечном радиусе своего сверх-конечного предела; тогда абсолютная форма, не требующая понимания, «вытекает» из точки и в неё же «втекает» спиралью, раскручиваясь, стремится к совершенству ее оформленности в шар 5 . Не эта ли извечная в идеале красота форм видима в морских ракушках, или на морской волне, эвольвентой разорванных движений – дыханию подобных; в мире величественное творение форм материи рождается из динамического хаоса, а в сотах идеальной гармонии фракталов 6 представляется явлением абсолютной красоты. Не об этой ли красоте «Точки» устами поэта поётся:

«И я, — невольно зренье обращая

К тому, что можно видеть в сфере той,

Её от края оглянув до края, —

Увидел Точку, лившую такой

Острейший свет, что вынести нет мочи

Глазам, ожженным этой остротой» (7, С.490)

Здесь, в геометрии фигур, эта «точка» – абсолютно совершенная в своем существе – завершает в себе «нескончаемую потенциальную бесконечность природы» (2, С.56). Подобно тому история сотворения мира (Быт. 1,25), где повествуется о том, что Бог сотворил бессловесные одушевленные существа по роду их, а человека по его частной неделимой природе, как единую и особенную личность. И человек, как существо бессмертное, не исчезает в роде, а обладает собственным личным существованием во времени и вечности – единой сердцевине неповторимого существа – и в сгустке живой энергии формы, в которой неистощимая, неисчерпаемая «потенция бытия» 7 – наполняет пространство и из недр своих производит все оформленное Словом.

(29.12. 2000 г., 02.-03. 01. – 10.- 11. 2001 г.)

6. Возможно ли понять «вечность» цвета в красоте созерцаемого цветообразия мира? Беспредельная цветность тоновых схождений в световом спектре неделимых точек радуги отражает цвета в свете луча небесной премудрости из вечности «Божественного Мрака» 9 .

В этом мире «цветовой свет» формообразующего отражения одной самой малой единицы точки луча – есть неделимое, «пыль» 8 , излученная в длине волны. Её спектральное свечение – это импульс света, как побудительная причина «освещенности тьмы междупланетных пространств»(9). Присутствие доминанты вечности обнаруживает себя на видимом цветовом импульсе света, как единое свечение света единого солнца.

Созерцая красоты мира, художник создает нечто прекрасное, но не более того. Краски на палитре и белоснежный холст выступают как двумерная плоскость, на которой он (художник) открывает соотношения неделимого света и в раздробленности вещества красок подчиняет эти краски закону живописи, условной закономерности ремесла, характерной для индивидуальности мастера; так возникает произведение. Непосредственно созерцая, мы зрим единый, непрерывный, неделимый свет небесных знамений. Цветовая гармония мира открывает загадку воздушного пространства светового, лучезарного, тончайшего эффекта цвета в бесчисленном фейерверке смешений атмосферной пыли, определяющих названия красок: белой, желтой, оранжевой, красной, фиолетовой, синей, голубой, зеленой, серой, чёрной.

Вечность – безмерно великая, неописуемая красота, не имеющая аналога цветность света в «пресветлом Мраке» 9 и абсолютно беспредельная в пустоте «черной Тьмы» 9 , которую не осветит и которую не просветит никакой свет.

7. Как вечность согласуется со звуком? Для вечности характерна умная тишина и покой, в ней возрождается память веков, и обнажаются события прошедшего; вспоминается утерянное блаженное состояние и тогда творится чудо, где преодолевается томительная пустота и пестрый шум самой чистой эмпирии.

Вечность это смысловая законченность подвижного временного покоя, где слышатся отзвуки «музыки тишины» космоса во Вселенной. Дыхание – это такт звучания жизни; гармония духа и ритм единого в теле сердца, созерцающего космическую симфонию души. Чувственным словом человеческих уст это невыразимо. Остается последнее: только – вдох и на выдохе – пауза. Тишина молчания, слово без звука – только одно – дрожь по телу… «Слово без звука» выразить может то чувство, «совершаемое заботливостью ума, только когда слышим свои помышления в том, что сокрыто от очей внутри» 10 . Если говорить о чувстве, то лучшее состояние единения ума и сердца открывается в молитвенном песнопении, когда нежный, тонкий трепет пронзает все тело и бывает, что выступают на глазах слезы; также и музыке свойственны отзвуки «ангельских миров» 11 . Например, всего несколько аккордов бессмертных творений И. С. Баха способны чуть ли не мгновенно устремить душу к небесной обители, вырывая ее из объятий этого мира 12 . Этот взывающий к чувствам трепет есть начало обретения подвижного временного покоя, благостное соединение души в духе движимой к инобытию, соединенной с вечностью.

8. В каких образах умопостигаемого мира открыто явление вечности? Размышляя над этим вопросом, сошлюсь на некоторые суждения Плотина. «На каком же основании мы называем весь умопостигаемый мир вечным и неизменным и в чем состоит эта неизменность? Тождественна ли она с вечностью, или же вечность является ее порождением? Суть в том, что вечность должна быть целостным, но и многообъемлющим понятием, или, говоря иначе, она по природе своей должна быть признаком, свойственным ноуменальному миру, либо связанным с ним, либо проявляющимся в нем.

Таким образом, умопостигаемый мир в своей совокупности составляет вечность, которая, со своей стороны, представляет комплекс многообразных сил. Рассматриваемая, как это многообразие, как своего рода субстрат умопостигаемого мира, вечность называется субстанцией; как жизнь, – она является движением, как неизменно пребывающее начало, – это покой, как единство в многообразии,– она есть первично данное тождество. Если все эти различные формы вечности мы снова объединим в живом бытии умопостигаемого мира, отвлекаясь, по возможности, от присущих ему моментов многообразия и сосредоточив свое внимание на вечно живом и неутомимом потоке его сил, на его внутренней неизменности, его постоянстве, непрерывности, проявляющихся в его мышлении и жизни, то совокупность всех этих моментов даст нам вечность в форме жизненного процесса, постоянно тождественного с самим собой. Этот процесс сразу объемлет все; в нем проявляется все одновременно, и он обнаруживает себя во всем, не меняя своих форм во времени, а охватывая их все высшим единством. И единство это также не меняет своего характера во времени; оно есть нераздельное совершенство, в котором все как бы сконцентрировано вокруг одного пункта, не приходя при этом в движение, а оставаясь на одном месте; неизменное, оно всегда живет в настоящем, так как ничто, причастное ему, не могло отойти в прошлое и не может скрываться в будущем, а вечно существует в неизменном виде. Отсюда следует, что вечность не есть умопостигаемый субстрат, а является как бы исходящим от этого субстрата светом его тождества с самим собой, тождества, которое относится не к его будущему состоянию, а к тому наличному бытию, которое всегда остается самим собой» (10, С.1).

Обоснование вечности в тезисах.

1. Субстанционально человек соединен с вечностью; получив жизнь в утробе матери, он уже вступил в вечность – в ее непостижимый образ подлинного дыхания жизни души, предназначенной пройти три состояния: в утробе матери, на Земле и после смерти; это непрерывная возможность и опора вселенской эманации в таинстве.

2. Таинство смерти как «дверь», через которую душа, расставшись со своим телом, вступает в вечность.

3. В методологии познания и теории науки вечное бытие связано с временным, а временная длительность вещи вмещает в себе и неподвижность эйдоса (12)

4. Временное есть сплошное и текущее становление вечного движения времени.

5. Вечность – это бесконечность времени, атрибут материального мира в целом, характеризующий несотворимость и неуничтожимость всего. Вечность охватывает все сразу, ибо только она придает всему характер неизменности.

6. Вечность как непрерывное и нескончаемое продолжение бытия.

7. Вечность присутствует абсолютно во всех моментах временного, ибо движение предполагает, что движущееся остается самим собой во все моменты своего подвижного покоя.

8. В духовном переживании человека время и вечность выступают в единстве как ощущение бренности жизни и вместе с тем веры в ее абсолютный, непреходящий смысл и значение; находят обоснование в теологии и экзистенциальной философии.

9. Слово «вечность» имеет два обоснования и употребляется в двух различных смыслах: в первом оно означает существо абсолютного вневременного свойства, состояния одного нераздельного акта всей полноты бытия; во втором – бесчисленный цикл одного и того же космического и исторического содержания «мирового процесса», то есть бесконечное продолжение временного.

10. Само понятие «вечность» выводимо из представления долговечности предметов, которые идентифицируются как окончательно победившие силу времени.

11. Понятие «вечность» находит свое объяснение в искусстве, которое основывается на существовании художественных произведений во времени как образце долговечности.

12. Метафизическое понимание вечности характеризуется признаками трансцендентного бытия, безусловно, сверхвременного.

13. Вечности характерна умная тишина и покой, в ней возрождается память веков, и обнажаются события прошлого; вспоминается утерянное блаженное состояние и, тогда творится чудо, где преодолевается томительная пустота и пестрый шум самой чистой эмпирии.

14. Вечность – это смысловая законченность подвижного временного покоя движущегося к инобытию человечества; «музыка тишины» космоса во Вселенной, благостное состояние души и духа, соединенных в теле человека любовью и чистотой смирения.

15. В математике вечность соизмерима с бесконечным множеством чисел, не имеющих «предела» и мыслима как «длительно-беспредельное» Вселенной, вне числа исчисляемого «времени-пространства».

16. Вечность исключает движение предельного числа времени – «теперь»; так, как для вечности не существует предела ни в прошлом, ни будущем, а «настоящее» — поскольку оно вне времени, есть «безвременная» константа. В этой точке происходит истечение не только времени, но «пространства-времени», поскольку пространство есть ноль в степени бесконечность, минус время.

17. Вечность есть неизмеримая сверх конечная предела длительности, как в актуальном, так и в потенциальном существовании бесконечности математических объектов, в их безгранично малом или неограниченно большом.

18. Вечность сохраняет «нескончаемую» красоту вещей, их свойств и отношений в мире актуальной и потенциальной бесконечности форм природы во Вселенной.

19. Вечность – безмерно великое «пространство-предел», и вечно существует в неизменном виде; она – неистощимая, неисчерпаемая потенция живой энергии бытия и по природе своей является признаком, свойственным ноуменальному миру, либо связанным с ним, либо проявляющимся в нем.

1.Плотин / Эннеада «О времени и вечности» (10)

2. Вл. Соловьев. / Философский словарь Владимира Соловьева/ Ростов Н.Дону: Изд. «Феникс» — 464 с.; Вл. Лосский /Мистическое богословие/ К.:1987.с.197.; А. Лосев /Миф – Число – Сущность/ М.: Мысль, 1994.-919с. /Диалектика числа у Плотина/ С.734.; А. П. Флоренский Соч. в IV – T . Т.2 М.: Мысль, 1986,-874с./Небесные знамения/ С.416; Д. Беркли /Сочинения М.: Мысль, 2000.- 608с.

3. «И. Кант различал «истинную» и «дурную бесконечность» (2, С.63)

«Происходит не только истечение времени, но также истекает и пространство… происходит истечение не только времени, но пространства-времени» (А.В.Киндиревич)

4. «В мире явлений движение считается сущностью времени». ( Плотин)

5. Ибо «мир конечен в пространственном отношении и имеет форму шара» (2, С.29)

6. Наиболее впечатляющее открытие было сделано американским математиком Мандельбротом в 1980г. Он открыл математическое множество, которое было занесено даже в книгу рекордов Гиннеса как самый сложный из известных математических объектов; «такие множества описывают странные аттракторы динамических систем, т. е. предельные состояния динамического хаоса, к которым стремятся эти системы. Хотя такие состояния достижимы лишь в результате бесконечного предельного перехода (как это принято в математике), тем не менее, уже промежуточные состояния приводят к появлению удивительной гармонии (системы контрастов и равновесий)» (8, С.565)

7. То же самое, что « Apeiron » — неопределенное, термин у Анаксимандра. См. (А. П. Флоренский «Столп и утверждение истины» С.74-76)

8 «Красный, розовый и другие цвета – это тоже пыль» (9, С.247) см.

П. Флоренский «Небесные знамения» (Размышления о символике цветов). С.461

9. Дионисий Ареопагит. См. (Лосский «Мистическое богословие» К.:1997)

10. Исаак Сирианин «Добротолюбие» Т.2, С. 658

11. «Музыка оперирует не словами, не понятиями, но именно с числами чисто числовой единичности» (А. Лосев) Музыка – самое в нерассудочное искусство, взывающее к чувствам почти непосредственно.

12. Музыка, сравнительно легко вовлекает податливую душу в свой мир, к сожалению, часто оставляя душу опустошенной. Искусство это самое всепроникающее, но и самое бесконтрольное.

1. Современный философский словарь и хрестоматия / Ростов – на – Дону: Феникс,1997-С.511.

2. Конечное и бесконечное К.: 1982,-300с.

3. о. Митрофан /Загробная жизнь/ К.: МП «Радуга» , 1991, — 330 с.

4. П. Флоренский /Ф. Н. Т. 122. Сочинение в IV T.: Мысль, М.:- 1994 / «О символах бесконечности» Т. I , С. 79-128.

5. А. В. Киндеревич «Теория поля» К.: 1998

6. Аристотель / Сочинения, в IV T.: Мысль, М.:-1981/ Т.:III «Физика» (Г.9)

7. А. Данте / Божественная комедия/ М., 1982

8. В. П. Брянский /Искусство и философия/Калининград: Янтарный сказ, 1999.- 704с.

9. А.Лосев /Диалектика мифа. . 247-249 с./ — М.: Мысль, 1994,- 919 с.

10. Плотин /Энеады/ в 2 х Т., Т.1, — К.: Уцимм-пресс, 1995,- 392с.

11. Исаак Сирианин /Добротолюбие/ в 5 — Т, Т.2 й, изд. Свято – Троицкой Сергиевой лавры, 1992. — 764 с.

12. А. Лосев/ Диалектика числа у Плотина/ С.734

Источники:
  • http://www.kakprosto.ru/kak-841823-vremya-i-vechnost
  • http://www.socionauki.ru/journal/articles/254215/
  • http://www.rusnauka.com/33_NIEK_2008/Philosophia/37214.doc.htm