Меню Рубрики

Что такое пассионарность с точки зрения гумилева

Любовная лирика маяковского стихи
Бабушке — ева

теория пассионарности гумилева кратко

Теория пассионарности гумилева кратко

Лев Гумилев и «теория пассионарности».

Теория этногенеза Льва Николаевича Гумилева выглядит одной из наиболее убедительных концепций исторического процесса. Гумилевский термин « пассионарность » стало модным цитировать по поводу и без повода, причем бросается в глаза, что большинство «толкователей» толком не знакомы с работами Льва Николаевича (на этом фоне и появляются верноподданнические рассуждения типа: « пассионарии Москвы – от Юрия Долгорукого до Юрия Лужкова»).

Итак, вкратце – у теории Гумилева имеются несколько аспектов: пассионарность ; понятие этноса; его периоды развития; системность и антисистемность . Для нашей темы важно следующее.

Согласно историку (и в этом он солидарен со Шпенглером и Данилевским) народ есть органическое явление, которое проходит определенные периоды жизни – «фазы»: подьем , акматическая фаза, надлом, инерционная фаза, обскурация . Причем эти фазы (как и само возникновение этноса) непосредственно связаны с состоянием пассионарности (уровнем энергетики) его членов.

В фазе подъема пассионарность растет, в фазе акматики она достигает высшего накала. Происходит «перегрев системы» — борьба честолюбий, и этнос вступает в состояние надлома (резкого снижения энергетики).

В инерционной фазе (если посчастливится в нее войти, минуя депопуляцию ) снижение пассионарности затормаживается и этнос живет накопленными богатствами и традициями. Этот период особенно благоприятен для «собирания плодов земных» — золотая осень цивилизации. Ярким примером здесь является Западный мир 18 – 20 веков.

Наконец, обскурация – новое резкое понижение пассионарности , мучительное падение этноса.

Надо добавить, что (по Гумилеву) имеются три категории людей: пассионарии , гармоничные особи, субпассионарии . У пассионариев энергетика избыточна. Причем это не имеет отношения к морали, идеологии, даже к таланту, есть лишь градации пассионарности-энергетики . В любом случае, пассионарий совершает поступки, выходящие за грань биологического инстинкта самосохранения. Пассионарий может быть воином, политиком, ученым, художником, писателем, террористом, просто неудачником (как герои Шукшина – «чудики»).

У гармоничного человека пассионарность и биологический инстинкт уравновешивают друг друга. Такой индивид (если есть соответствующий талант и школа) в хороших условиях стать даже отличным художником, композитором и т.д. При одном условии — если за это платят. Если нет – он займется каким либо другим делом, пусть менее творческим, зато более прибыльным (посокрушавшись, конечно).

Субпассионарий же ни на что полезное не способен. Биологические импульсы – первичные реакции (похоть, злоба, лень) намного превосходят энергетику. Типичные субпассионарии – бродяги, наемники, проститутки. Хотя, разумеется, они могут проявлять свои таланты и в иных сферах. Современную эпоху, кстати, характеризует накопление таких типов в верхах общества, как в России, так и на Западе. Видимо, вызревает переход к новой фазе развития.

Гумилев приводит массу примеров истории этносов и суперэтносов (цивилизаций). Вот как это выглядит относительно западного мира.

В 9 веке нашей эры пассионарный толчок затронул территорию Франции и Германии («феодальная революция»). После веков безвременья и варварских королевств родилась новая, рыцарская Европа. В эпоху подъема пассионарности она отстояла себя от атак викингов, арабов и венгров, покрылась романскими замками и готическими соборами, выплеснулась от переизбытка сил крестовыми походами.

В акматической фазе мы видим борьбу гвельфов и гибеллинов в Священной римской империи германской нации, Столетнюю войну Англии и Франции, борьбу королей с феодалами.

В фазе надлома происходят Реформация, религиозные войны, Тридцатилетняя война 17 века, с разгулом субпассионарного бандитизма.

В фазе инерции ликвидируется этнокультурный раскол Европы, ведутся успешные колониальные завоевания. Происходит невиданный подъем науки и благосостояния Западного мира. Эта фаза тянется до наших дней. Хотя, возможно, то явление, что возникло в конце 1960 гг. и величается загадочным словом « постмодерн » есть просто европейская форма вступления в обскурацию . Со всеми ее хищничеством и паразитарностью.

Теория пассионарности. Гумилев Лев Николаевич

На протяжении многих веков человек пытается найти ответы на вопросы: почему люди так похожи во многих сферах жизни, но одновременно так разнятся; от чего зависит формирование конкретной личности; что заложено в человеке на генном уровне, а что появляется под воздействием среды обитания и общения.

Многие ученые в процессе своей деятельности выдвигали гипотезы о формировании человека с его неповторимым внутренним миром. В вопросе о том, что наследуется, а что приобретается в процессе жизни, выдвигали свои идеи Чезаре Ломброзо, Бенедикт Огюстен Морель, Зигмунд Фрейд, Абрахам Маслоу, Бехтерев Владимир Михайлович и многие другие специалисты. Естественно, каждый из них доказывал свои гипотезы, опираясь на профессиональную практику, наблюдения, эксперименты.

Лев Гумилев известен выдвижением гипотезы о структуре и механизмах развития этногенеза и пассионарности как важной его составляющей. В чем же отличие этой гипотезы от современных ей научных теорий?

Подоплека возникновения нового мнения о природе этногенеза

Будучи ребенком двух поэтов, которого вырастила бабушка и отвергло общество как сына «предателя Родины», Лев Гумилев не мог обойти вниманием вопрос, почему все происходит так, а не иначе в его окружении и возможны ли иные варианты развития сценария жизни. Свою гипотезу мыслитель выстраивал на анализе исторических и географических факторов возникновения и развития этносов.

Согласно теории Гумилева, формирование и последующую целостность этноса обеспечивают геохимические энергии биосферы. Каждый народ вырабатывает свои правила взаимодействия с окружающим миром. Основным фактором возникновения разных народностей считается приспособление к рельефу и характеру местности. С легкой руки Гумилева пассионарность отвечает за судьбы конкретного человека и целого этноса. Какую смысловую нагрузку несет этот термин?

Что такое пассионарность

Происхождение слова латинское (passio – претерпевание, но и страсть, аффект). В ареале европейских языков однокоренные слова имеют некоторые нюансы. В Испании pasion трактуется так же, как и на латинском. В Италии passione – это страстная любовь. Во Франции и Румынии passione – описание чувственных пристрастий. В Англии passion – обозначение вспышки гнева. В Польше термин обозначает ярость. В Голландии, Германии, Швеции, Дании passion – это увлечение.

Русский эквивалент латинского слова – старинное слово страсть. Много лет назад оно имело иное значение, нежели сегодня (по В. И. Далю) – это и маета, мученье, душевный порыв к чему-либо, нравственная жажда, безотчетное влеченье и неразумное хотение. Согласно со старорусскими понятиями пассионарность нации представлялась в лице страстников или страстотерпцев.

Однако многие старинные слова русского языка либо вышли из обихода, либо потеряли былую смысловую нагрузку, и сегодня «страсть – это сильная любовь, сильное чувственное влечение (по И. С. Ожегову). Налицо упрощение значения слова. Поэтому Гумилев говорит не о страстности, а о пассионарности.

Что такое пассионарность? Определение описывает общее утверждение В.И. Вернадского о неоднородности распространения биохимической энергии в продолжительный исторический период. Результаты неравномерности распределения энергий выливаются в пассионарность (по Гумилеву). А моменты наивысшего выделения биохимической энергии в пространство обозначаются как пассионарные толчки.

Утверждается, что пассионарность вызывается микромутацией на генном уровне, однако этот факт практически недоказуем. И дело даже не в том, что не проводились соответствующие исследования, а в том, что отклонение генного набора (в виде мутации) даже на десятые доли процента от нормы вызывает тяжелую патологию, а на 1-2 % – изменение вида (можно стать дельфином или крокодилом).

Утверждения Гумилева о пассионарности как наследственном признаке правдивы постольку, поскольку наследуются типы темперамента, свойства нервной системы. Но подобными исследованиями занимается психогенетика, в которой достаточно терминов для описания подобных явлений. При помощи методов исследования учеными доказано, что пресловутое желание «учиться и познавать новое и неизведанное» закодировано в определенной группе генов и передается по наследству. Этот факт подтвержден лабораторными исследованиями, многолетними наблюдениями и экспериментами.

Множественность определений термина

По Гумилеву, пассионарность – это «характерологическая доминанта, непреоборимое внутреннее стремление (осознанное или чаще неосознанное) к деятельности, направленной на осуществление какой-либо цели (часто иллюзорной)» (книга «География этноса в исторический период»). Существуют и другие определения. Некоторые психологи утверждают, что автор создал новую психодинамическую теорию личности, однако в «классической» типологии характеров описаны все особенности, приписываемые Гумилевым пассионариям, только в другой классификации.

Особенность научного знания, в отличие от гипотетических предположений, — в том, что оно доказуемо, наблюдаемо, повторяемо в сходных условиях, с его помощью можно составить точный сценарий будущих событий. Теория пассионарности и этногенеза – это попытка взглянуть на историю народов с иной точки наблюдения (минуя экономические и политические закономерности). Поскольку известно, что в человеке только 50 % наследуемых характеристик, а оставшиеся приходятся на воздействие социума и окружающей среды, Лев Гумилев описывал возможное воздействие последней (влияние ландшафтов и их энергетической насыщенности).

Опубликована теория Гумилева о пассионарности в книге «Этногенез и биосфера Земли». Это нестандартный подход к изучению истории и географии этносов и закономерностей их развития. Однако в ней нетрудно заметить так называемое неоевразийство. Евразийство было национальным постулатом в 1920 – 30-х годах. Теория Гумилева о пассионарности основана на идеях таких известных евразийцев, как Трубецкой, Красавин, Савицкий, Вернадский. Лев Николаевич является продолжателем многих идей этой культурологической концепции. Прослеживается это и в описании малочисленных этносов (закрытых и самобытных), их религиозных и типологических особенностях, а также роли личностей с особой психикой в исторически напряженных моментах развития этноса.

Взгляды Гумилева на взаимодействие цивилизации и этноса

Лев Николаевич был одним из тех, кому теория прогресса была противна. Именно в цивилизации он видел признаки разрушения этнических систем, что, по мнению Гумилева, приводит к деградации земель и ухудшению экологического состояния среды обитания. Основным губительным фактором в данном случае является «противоестественная миграция» и возникновение городов («искусственные ландшафты»). Можно утверждать, что эта идея заимствована и продолжена некоторыми последователями Льва Николаевича из концепции Вернера Зомбарта.

Роль пассионариев в развитии этносов

Поскольку на возникновение пассионарности среди населения Земли влияет «некая космическая сила», то и удельная доля получения данного признака будет разной. Для описания этой особенности Гумилевым были разработаны уровни пассионарности. Всего в классификации 9 уровней, расположившихся по шкале координат в рамках значений от -2 до 6. Условно все уровни делятся на три группы (классическая модель деления):

  • Пассионарии выше нормы.
  • Пассионарность в норме.
  • Пассионарии ниже нормы.

Как расположились уровни пассионарности по Гумилеву (кратко) в перечисленных группах:

  1. В группе «ниже нормы» расположены представители человечества, относящиеся, по мнению Гумилева, к рейтингу -2 и -1 (субпассионарии). Это люди, которые не проявляют какой-либо деятельностной активности, направленной на изменения, и те, кто в состоянии приспособиться к ландшафту (соответственно).
  2. Интересно, что «норма пассионарности» расположена на отметке 0 (обыватель). Представители этой группы считаются самыми многочисленными и описываются как «тихие» люди, полностью приспособленные к окружающему ландшафту. Примечательно, что Лев Николаевич не утруждает себя в данном случае приведением примеров подобных личностей из истории.
  3. Группа «выше нормы» более разнообразна:
  • Уровень 1 характеризуется стремлением к достижению целей без риска для жизни.
  • Уровень 2 (под названием «поиск удачи с риском для жизни») отличается изрядной долей авантюризма и характеризуется как «джентльмен удачи».
  • Уровень 3 (называемый «фаза надлома») описывается стремлением к «вечным» идеалам: красоте и знаниям. В эту группу Гумилев относит людей творческих профессий, ученых.
  • Уровень 4 (обозначается как «уровень перегрева, акматической фазы, переходный») очерчивается способность стремиться к «идеальной» цели и достижению превалирования в обществе.
  • Уровень 5 отличается способностью к достижению цели любой ценой, кроме собственной жизни.
  • Уровень 6 (называется «жертвенным» или «высшим уровнем») отмечен способностью человека идти на самопожертвование.

Довольно противоречиво утверждение Гумилева о независимости его концепции от учения о темпераменте. Этот факт хорошо заметен при изучении выше изложенной классификации.

Сосуществование этносов

В вопросе взаимодействия этнических групп, согласно теории пассионарности, ключевое значение имеют размеры взаимодействующих этносов и комплиментарность (эмоциональное отношение этносов друг к другу). Выражаются такие отношения в разных способах взаимодействия:

  1. Симбиоз – подразумевает отношения этносов, занимающих свой ландшафт, но взаимодействующих по разным причинам. Такая форма считается оптимальной для благосостояния каждого этноса.
  2. Ксения – (очень редкая форма взаимодействия) подразумевает присутствие на территории ландшафта многочисленного этноса малочисленных представителей другого этноса, существующих изолированно и не нарушающих систему, в которой присутствуют.
  3. Химера – возникает в случае смешения представителей двух суперэтносов на территории одного ландшафта. Отрицательная комплиментарность в данном случае приводит к конфликтам и распаду этносов.

Стереотипы поведения в теории Гумилева

Важной составляющей этноса как единого организма определяется стереотип поведения представителей группы. По Л. Н. Гумилеву, данная характеристика представляется структурно упорядоченными поведенческими навыками, характерными для определенного этноса. Высказывается мнение, что данный фактор относится к категории наследуемых (на биологическом уровне). Структурно выделяются четыре типа отношений:

  • отношения между группой и личностью;
  • межличностные отношения;
  • отношения внутриэтнических групп;
  • отношения этноса и внутриэтнических групп.

В стереотипы поведения Гумилев также включает правила отношений этнической группы к инородцам.

Классификация этапов развития этносов

Согласно теории Льва Николаевича, стереотипы поведения претерпевают изменения на протяжении всей жизни этноса до его «старения» (состояние гомеостаза). Выделяются девять этапов (или фаз развития) этногенеза:

  1. Толчок или дрейф – этап зарождения пассионарности в этносе, появления представителей с яркой характеристикой.
  2. Инкубационный период – этап накопления энергии пассионарности с ее проявлениями, запечатленными в истории.
  3. Подъем – этап кипучего наростания пассионарности со всеми вытекающими последствиями (например, захват новых территорий).
  4. Акматическая фаза – этап наивысшего расцвета пассионарности во всех сферах жизни этноса.
  5. Надлом – этап «пресыщения» и резкого убывания пассионарности.
  6. Инерционная фаза – этап процветания этноса без проявления пассионарности.
  7. Обскурация – этап развития этноса, характеризуемый деградацией.
  8. Гомеостаз – этап существования этноса в согласии с окружающим ландшафтом.
  9. Агония – этап распада этноса.

Классификация этносферы

В основании данной пирамиды расположены конвикции и консорции. Далее, по возрастающей, – субэтносы, этносы и суперэтносы.

Зарождение и развитие этноса, по мнению Гумилева, начинается с консорций и конвикций. Первое – группа лиц с общим историческим прошлым, а второе – группа с однохарактерными бытовыми и семейными укладами. Взаимодействие этих групп и поддерживает единство этноса.

Критика теории Л. Н. Гумилева

Самым веским аргументом в пользу псевдонаучности теории Гумилева является описание и объяснение явлений с позиции «патриотизма» (научное знание свободно от «эмоциональных» теорий, не опирающихся на прочную фактологическую базу). Данное обстоятельство, как замечено критиками, мешает историку видеть суть происходивших исторических явлений. По утверждению самого Гумилева, «эмоции в науке – порождают ошибки», однако все работы автора наполнены противоречиями (происходит это благодаря отказу от некоторых методов исследования в пользу «патриотизма»).

Справедливо оспаривается и постулат об «отсутствии категории вины и ответственности» при развитии этногенеза. Критики усматривают в нем оправдание любого вида агрессии под прикрытием «жерновов истории» (настоятельной необходимости). Иллюстрацией может служить использование концепции Гумилева радикальными русскими националистами с целью оправдания своих действий.

Евразийская концепция преследовала цель оправдать русскую революцию (и все связанные с ней последствия) без отвлечения на этические оценки. Центральной идеей являлась целостность России. А методы и приемы взаимодействия с этносами в неоевразийстве (теории Гумилева) списывались на превалирующую пассионарность русского народа.

У концепции есть сторонники и противники, но одно осталось неизменным – работа так и не стала научным трудом (именно поэтому диссертация Гумилева не была утверждена ВАКом, поскольку критерии оценивания научности и псевдонаучности у комиссии одни для всех). К сожалению, противоречия, которыми наполнены книги Гумилева, никем не устранены, а заниматься «огранкой» данного «алмаза» желающих не оказалось.

Однако данный факт не умаляет значимости проделанной работы, оформленной в концепцию Пассионарной теории этногенеза Льва Николаевича Гумилева.

Что такое пассионарность, или Почему кому-то легко умирать

Denis Bondarev

«Теории и практики» возобновляют традицию рассказывать о словах русского языка, которые вызывают сложности в употреблении и не всегда понимаются правильно. В новом выпуске рубрики «Словарный запас» разберемся с важными деятелями в истории человечества — пассионариями — и поймем, насколько это понятие относится к каждому из нас. О тех, чьи неоднозначные идеи переворачивают мир, и о том, почему в истории каждого народа наступает «время слабаков», — в материале T&P.

Пассионарность — это внутренняя жажда деятельности, направленная на осуществление какой-то цели, которую, как правило, человеку сложно контролировать и объяснить самому себе. Она связана со способностью получать из внешней среды больше энергии, чем требуется для личного и видового выживания. Избытки энергии пассионарная личность (пассионарий) подсознательно использует для создания состояния внутреннего сверхнапряжения и фиксации на определенной идее. Такие идеи всегда связаны с изменением окружающего мира. Стремление к деятельности у таких личностей может быть осознанным или нет. Их цели часто иллюзорны, находятся вне рациональных объяснений и объективных обстоятельств, но им самим необходимость их достижения может казаться важнее собственной жизни и тем более жизни и счастья других людей.

Читайте также:  Как определить размер очков для зрения

Большинство поступков, совершаемых людьми, так или иначе продиктованы инстинктом самосохранения — личного или видового. Последний проявляется в стремлении к размножению и воспитанию потомства. Пассионарий же ради своих целей готов жертвовать и собственной жизнью, и жизнями своего потомства, которое либо не рождается, либо остается без должного внимания. Жертвенность — высшее проявление пассионарности. Смерть ради достижения цели не пугает и не останавливает таких людей, она их даже как будто не волнует. В этом смысле такое свойство личности можно назвать антиинстинктом.

Хотя о существовании биохимической энергии живого вещества и ее влиянии на психику человека говорил еще философ и классик современного естествознания Владимир Вернадский, термин «пассионарность» ввел в науку в середине прошлого века Лев Гумилев. Пожалуй, логично, что теорию о способности человека к самопожертвованию и сверхусилиям развил человек очень непростой судьбы. Сын поэтов Николая Гумилева и Анны Ахматовой был впервые арестован в 25, провел в исправительных лагерях в общей сложности 12 лет, воевал на фронте и, несмотря на все это, добился успехов в нескольких областях науки (истории, этнологии, археологии, географии), став большим советским ученым.

Термин «пассионарность», один из ключевых в его работах, Гумилев позаимствовал у Долорес Ибаррури, одного из лидеров и наиболее ярких личностей в испанской Компартии XX века. Ее выступления во время гражданской войны 30-х годов в Испании (Ибаррури — автор исторической фразы «¡No pasarán!»), а после — в советской эмиграции были яркими и захватывающими, из-за чего однопартийцы называли ее Пассионарией, что означает «страстная». Заразительность — важное свойство пассионариев. Такие люди, как правило, блестящие ораторы, они умеют внушить волю к победе, заразить идеей или определенным отношением. Во многом на подобном эффекте основываются военные лидеры, выступая перед боем. Поэтому же так важны слова тренеров в перерывах спортивных матчей, и по этой же причине, когда в бою кто-то из солдат кричит «Ура!» и идет в атаку, остальные бросаются следом.

По теории Гумилева, образ жизни, мировоззрение, уровень и направление развития групп людей напрямую зависят от количества входящих в него пассионариев

Пассионарии — это личности производительного типа: изобретатели, первооткрыватели, созидатели, способствующие накоплению и преобразованию энергии и рационализации жизни; активные, предприимчивые и рисковые люди. Пассионарий может обладать как высоким уровнем способностей, так и низким. Являясь чертой психической конституции, пассионарность не зависит от внешних факторов и не относится к сфере этики, одинаково легко порождая подвиги и преступления, творчество и разрушения, благо и зло, но только не равнодушие.

Среди наглядных примеров пассионариев — Кант, Христофор Колумб, Гитлер, Ньютон, Наполеон, Александр Македонский, Петр I, Жанна Д’Арк, Михаил Ломоносов. Но, конечно, так же широко, как на страницах учебников, пассионарность встречается и в повседневной жизни среди активистов, предпринимателей и борцов за «светлое завтра» — не всегда успешных, но всегда крайне энергичных.

Гумилев рассматривал пассионарность как шкалу, и если на одном ее конце были пассионарии, то на другом располагались субпассионарии. Это люди, которые, наоборот, не способны получить достаточно энергии из окружающей среды и поэтому не могут полноценно адаптироваться. Если пассионарии часто пренебрегают своими потребностями ради достижения цели, то поведение субпассионариев в первую очередь определяется неспособностью сдерживать инстинктивные вожделения, даже если это идет во вред им самим и окружающим. Как правило, они ведут паразитический и асоциальный образ жизни, это инертные и безынициативные приспособленцы. Показательные примеры такого типа — бродяги, люмпен-пролетарии, наемные солдаты, пьяницы, преступники, стяжатели.

Тип личности, находящийся посередине между двумя пассионарными крайностями, — так называемые гармонические личности, или гармоники. Пассионарность и инстинкт самосохранения у них находятся примерно на одном уровне. Гумилев писал о них так: «У подавляющего большинства нормальных особей оба этих импульса уравновешиваются, что создает гармоническую личность, интеллектуально полноценную, работоспособную, уживчивую, но не сверхактивную». Речь здесь о добросовестном, надежном и ответственном человеке, который чаще всего является хорошим семьянином и работником. Он всегда сделает достаточно, но заниматься чем-то излишним не будет.

Модусы, то есть виды пассионарности, бывают разные. Например, гордость рождает полководцев и тиранов с жаждой власти и исторической славы; алчность — бизнесменов и ученых, накапливающих знания вместо денег; тщеславие подталкивает к демагогии и творчеству; ревность вызывает жестокость, а приложенная к идее, создает фанатиков и мучеников. Каждая из этих наклонностей, помноженная на высокий энергетический потенциал и мотивацию, создает пассионариев определенного рода. Так как речь идет об энергии и импульсах, а не о сознательных решениях, то моральные оценки здесь неприменимы. Кроме того, по мнению Гумилева, уровень пассионарности человека определен с рождения. Причинами пассионарных толчков, то есть появления большого количества пассионариев в одном ареале, ученый считал активацию космического излучения. Это мнение оспаривали многие его коллеги, критикуя подобные предположения за излишний мистицизм.

По теории Льва Гумилева, пассионарностью обладают как отдельные личности, так и целые этносы (народы). Более того, образ жизни, мировоззрение, уровень и направление развития таких групп людей, по его мнению, напрямую зависит от количества входящих в него пассионариев и, соответственно, общего уровня пассионарности данного этноса. «Пассионарная теория этногенеза» — главный труд ученого, который объясняет формы взаимодействия, достижения, упадок и смерть народов сменой фаз этногенеза. Лев Николаевич различал семь таких фаз:

Подъем — интенсивный рост пассионарного напряжения этноса. Характеризуется ростом всех видов его активности;

Акматика — временная стабилизация пассионарности на высшем для этноса уровне. Характеризуется преобладанием пассионариев жертвенного типа, высокой частотой событий этнической истории;

Надлом — резкое снижение пассионарного напряжения. Сопровождается острыми конфликтами пассионариев внутри этнической системы, ростом числа субпассионариев;

Инерция — плавное продолжение снижения уровня пассионарности. Сопровождается укреплением государственной власти, интенсивным накоплением материальных и культурных ценностей, интересом к достижениям прошлого;

Обскурация — окончательное снижение пассионарного напряжения до уровня ниже нулевого (гомеостатического) из-за значительного увеличения числа субпассионариев. Деградация этнической и общественной системы, невозможность конструктивной деятельности, за исключением направленной на удовлетворение элементарных потребностей;

Регенерация — кратковременное восстановление пассионарности этноса за счет пассионариев, сохранившихся на окраинах ареала;

Реликтовая фаза — завершение процесса этногенеза, стабилизация пассионарного напряжения на предельно низком уровне. Существование, исключающее как эксцессы, так и историческую активность.

Продолжительность всего цикла этногенеза составляет примерно 1 200–1 500 лет. Первые четыре фазы, согласно теории, длятся примерно по 250–300 лет, а заключительные могут быть очень короткими, потому что в состоянии низкой пассионарности велика вероятность ассимиляции или уничтожения этноса другими народами. Но при благоприятных условиях последние фазы могут длиться и неопределенно долго, а этнос — существовать как памятник самому себе.

Как говорить:

Неправильно: «Это крайне пассионарная идея!» Идея может быть захватывающей, пассионарным — человек или группа людей.

Правильно: «Паша у нас пассионарий: победил на олимпиаде по физике, не выходит из дома без гальванометра и исписал формулами все стены в подъезде».

Правильно: «Пассионарность этой семьи высокая, их инициативы измучили всех вокруг».

Что такое пассионарность с точки зрения гумилева

. Происхождение пассинарности с точки зрения социопатологии

Список используемой литературы

Пассионарная теория этногенеза — гипотеза Льва Гумилёва, описывающая исторический процесс как взаимодействие развивающихся этносов с вмещающим ландшафтом и другими этносами.

Гипотеза Гумилева определяет и описывает понятия этноса (точнее, несколько видов этнических систем), вводит понятие пассионарности, описывает типичные процессы этногенеза и взаимодействия этносов.

Гумилев совершенно справедливо предположил, что история направляется вовсе не вторичными к духу и планам людей экономическими процессами, а собственно — духом и планами людей, которые могут быть позитивными (созидание), нулевыми (обскурантизм) и дегенеративными (разрушение).

Гумилев справедливо предположил, что члены этноса объединены общим стереотипом поведения, имеющим определённую связь с ландшафтом (место развитием этноса), и, как правило, включающим религию, язык, политическое и экономическое устройство. Этот стереотип поведения обычно называется национальным характером.

Получается, что этнос — есть общность, направляемая коллективным разумом.

1.Пассионарная теории этногенеза

Гумелёв Лев Николаевич (1912-1992) — автор концепции этноса как динамической системы, проходящей ряд последовательных фаз жизненного цикла от рождения до угасания. Данная концепция впоследствии получила название «пассионарной теории этногенеза» (ПТЭ). Этнос в понимании Гумилёва — не социальная, а «природная» категория, то есть он подчиняется неким природным закономерностям, не имеющим ничего общего с марксистской сменой общественно-экономических формаций. В то же время он отмечал, что этнос — это и не биологическая популяция. Этнос в понимании Гумилёва — это коллектив людей, обладающий оригинальным стереотипом поведения, отличающим его от других этносов, причём этот стереотип поведения не остаётся одним и тем же, а меняется на различных фазах жизненного цикла этноса.

Гумилёв подчёркивает, что для поддержания существования такого образования, как этнос, требуются определённые затраты сил входящих в него людей (в терминологии В.И. Вернадского — биохимической энергии). Речь идёт о затратах энергии людей, составляющей этнос, сверх необходимой для простого самообеспечения, жизни для себя и своей семьи. Именно эта энергия необходима для творческих достижений этноса, сохранения его самобытности, распространения этноса в пространстве, войн с другими этносами и т.д.

Применительно к отдельному индивиду свойство наличия избытка жизненной энергии (активности) сверх необходимой для «жизни для себя», Гумилёв назвал « пассионарностью» (от лат. Passio — страсть; это главная категория всей системы Гумилёва). Пассионарность по своей сути противоположна инстинкту самосохранения. Именно пассионарность заставляет её носителей жертвовать своим временем, здоровьем, а подчас и жизнью, ради какой-либо абстрактной идеи или цели, гонит их в далёкие военные походы, заставляет открывать новые земли, совершать научные открытия, создавать произведения искусства, инициировать политические и религиозные преобразования и т.д. Саму поведенческую особенность таких людей действовать вопреки самосохранению Гумилёв называет пассионарным импульсом поведения.

Для иллюстрации сущности пассионарности Гумилёв ссылается на работу Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства»: «. цивилизация совершила такие дела, до каких древнее родовое общество не доросло даже в самой отдаленной степени. Но она совершила их, приведя в движение самые низменные побуждения и страсти людей и развив их в ущерб всем их остальным задаткам». Вспоминает Гумилёв и Гегеля («Философия истории»): «Мы утверждаем, что вообще ничто не осуществлялось без интереса тех, которые участвовали своей деятельностью, и так как мы называем интерес страстью, поскольку индивидуальность, отодвигая на задний план все другие интересы и цели, которые также имеются и могут быть у этой индивидуальности, целиком отдается предмету, сосредоточивает на этой цели все свои силы и потребности, — то мы должны вообще сказать, что ничто великое в мире не совершается без страсти».

В зависимости от степени проявления свойства пассионарности Гумилёв подразделяет людей на три типа. Люди, у которых пассионарный импульс поведения превышает импульс инстинкта самосохранения, называются пассионариями. Деятельность пассионариев характеризуется способностью к сверхнапряжениям. Всю жизнь они посвящают служению какой-то абстрактной идее: истине, честолюбию, славе, справедливости, свободе и т.д. Примеры пассионариев: Наполеон, Александр Македонский, Сулла, Ян Гус, Жанна д Арк, протопоп Аввакум. Если пассионарный импульс поведения равен импульсу инстинкта самосохранения, то таких людей Гумилёв называет «гармоничными особями». Они хорошо выполняют свои функции в рамках своей сферы деятельности, но они не способны к сверхнапряжениям ради абстрактной цели. Наконец, так называемые субпассионарии — это человеческие особи, у которых пассионарный импульс меньше инстинкта самосохранения. Их жизненной энергии недостаточно даже для нормального самоподдержания. Это — безинициативные, себялюбивые люди, неспособные к активной деятельности и думающие лишь об собственных удовольствиях. К ним относятся праздные представители высшего общества, праздная чернь, требующая «хлеба и зрелищ», а также «прожигатели жизни», бродяги, морально и социально деградировавшие люди, вырожденцы и т.д. На крайней ступени проявления субпассионарности, по Гумилёву, стоят «дебилы и кретины».

Пассионарность Гумилёв считает врождённым признаком, передающемся по наследству, его нельзя приобрести образованием или воспитанием. Вместе с тем, согласно Гумилёву, существует такое явление, как «пассионарная индукция», когда гармоничные особи и даже субпассионарии в присутствии пассионариев, вдохновляемые их примером, начинают вести себя подобно пассионариям, то есть приобретают в той или иной степени способность к самопожертвованию.

Представления Гумилёва о пассионариях и субпассионариях в корне отличаются от представлений о «герое и толпе», то есть от противопоставления активных лидеров и ведомой ими инертной массы. Пассионарий — это совсем не обязательно лидер, это просто человек, в той или иной степени способный к самопожертвованию. Для того, чтобы герой-лидер мог вести массу людей за собой, в самой этой массе должно быть достаточное количество пассионариев.

Уровень пассионарного напряжения определяется как суммарная пассионарность, имеющаяся в этносе, делённая на количество персон, составляющих этническую систему. Соответственно, чем больше в этносе пассионариев, и чем меньше субпассионариев, тем выше уровень пассионарного напряжения. По мнению Гумилёва, как недостаток, так и избыток пассионарного напряжения ( «пассионарный перегрев») разрушительно действует на этнос.

Возникновение нового этноса Гумилёв связывает с первичной микромутацией, в ходе которой у части людей, проживающих на определённой территории, появляется биологический признак пассионарности. Такие микромутации бывают достаточно редко — примерно два или три раза за тысячу лет, и появляются они каждый раз в географически новом месте. Возникновение такой микромутации Гумилёв называет пассионарным толчком. Территория, которую охватывает пассионарный толчок, каждый раз оказывается узкой (около 300 километров) полосой, тянущейся по земной поверхности в определённом направлении на несколько тысяч километров ( «ось пассионарного толчка»). Такая полоса проходит через несколько географических ландшафтов. И в каждом ландшафте есть шанс сформироваться отдельной этнической системе, если её только раньше времени не уничтожат окружающие этносы. Точнее, новая этническая система формируется в том случае, если полоса (ось) пассионарного толчка попадает на территорию, где а) сочетаются два или более ландшафта, например, лес и степь; б) имеются представители нескольких существующих этносов. В ходе каждого пассионарного толчка вдоль оси возникает обычно несколько новых этносов-ровесников. Так, в результате пассионарного толчка I века н.э. возникли готы, славяне, даки; в ходе пассионарного толчка VI века н.э. — арабы-мусульмане, раджпуты (в Индии), средневековый китайский этнос и т.д. Пассионарные толчки Гумилёв образно сравнивает с ударами плети, «хлещущей шар земной». Происхождение пассионарных толчков он связывает с влиянием космического излучения, воздействующего на отдельные участки земной поверхности в определённые эпохи в связи с изменением проницаемости атмосферы для космических лучей. «Все датированные пассионарные толчки хронологически совпадают с минимумами солнечной активности либо с периодами ее спада. При уменьшении солнечной активности защитные свойства ионосферы снижаются, и отдельные кванты или пучки (космического) излучения могут достигать земной поверхности. А жёсткое излучение, как известно, вызывает мутации».

У каждого этноса, возникшего в ходе пассионарного толчка, формируется уникальный стереотип поведения. Кроме того, он обладает определённым этническим полем. По Гумилёву, это некое физическое поле, определёный ритм микроколебаний человеческого тела, внутренних органов и т.д. Уникальное этническое поле возникает на основе пассионарного поля — поля, которое создают вокруг себя за счёт биохимической энергии пассионарии. Этническое поле представителей своего и чужого этноса ощущается людьми на бессознательном уровне, делая комфортным их пребывание в среде «своих» и, наоборот, дискомфортным — в среде «чужих». В то же время расовые признаки — цвет кожи, разрез глаз и т.д., согласно Гумилёву, никакого значения для этнической идентификации и самоидентификации не имеют. Бессмысленно, считает Гумилёв, говорить и о происхождении этноса от определённого предка, так как не существует такого этноса, который имел бы только одного «прародителя». Новый этнос в результате пассионарного толчка возникает из «обломков» не одного, а нескольких «старых этносов», при этом появляется и новый ритм этнического поля.

Читайте также:  Что означает боль в пояснице с точки зрения психолога

Каждый этнос проходит в своём развитии ряд фаз: фазу подъёма (примерно первые 300 лет существования этноса от момента пассионарного толчка), акматическую фазу (300-600 лет), фазу надлома (600-800 лет), инерционную фазу (800-1000 лет), фазу обскурации (1000-1200 лет), которая знаменует собой «сумерки этноса», его старение и исчезновение. Весь цикл существования этноса, или цикл этногенеза, составляет, согласно Гумилёву, 1200, иногда до 1500 лет. Но и после окончания цикла этногенеза этнос может не исчезнуть, а продолжить своё существование в фазе гомеостаза (статического состояния, равновесия с окружающей средой), в качестве реликта. «Вся фаза подъема длится примерно 300 лет; процесс роста идёт весьма интенсивно. Примерно такова по длительности и акматическая фаза. Именно в этом периоде складывается комплексное своеобразие этноса, заканчивается его экспансия и создаются условия для формирования суперэтнических культурных образований. Надлом длится меньше и занимает по времени от 150 до 200 лет. Особенно сильно варьируют по своей длительности фазы инерции и обскурации. Это зависит как от интенсивности внутренних процессов разложения этноса, так и от исторической судьбы, определяемой степенью развития материального базиса, накопленного за предшествовавший период, физико-географическими условиями ареала и состоянием смежных этносов. Наконец, продолжительность фазы гомеостаза, в которой существуют исторические реликты, уже целиком зависит от историко-географических особенностей территории, вместившей остаток разбитого этноса. Если эти условия благоприятны, он становится изолятом и существует неопределённо долго, т.е. до тех пор, пока на его землю не позарятся соседи. Таким образом, весь цикл этногенеза занимает от момента оформления этносоциальной системы до превращения этноса в реликт около 1200 лет, конечно, при отсутствии внешнего смещения, которое может нарушить процесс этногенеза в любой фазе». Под внешним смещением понимаются действия этносов- соседей, которые могут уничтожить данный этнос.

Первые две фазы этногенеза характеризуются ростом пассионарного напряжения. «Первой стадией развития является подобная взрыву ломка устоявшихся взаимоотношений. Это всегда происходит так: в одном-двух поколениях появляется некоторое количество персон, не мирящихся с ограничениями, которые охотно сносили их деды. Они требуют себе места в жизни, соответствующего их талантам, энергии, подвигам, удачам, а не заранее предназначенного, определенного только случайностью рождения в той или иной семье. Первые из них гибнут, ибо коллектив оказывает им сопротивление, но если процесс размножения идет с необходимой интенсивностью, этих отчаянных «недовольных» оказывается достаточно для того, чтобы сплотиться и навязать свою волю спокойным людям прежнего склада». «Фаза подъема этногенеза всегда связана с экспансией, подобно тому как расширяется нагретый газ». Этнос постепенно набирает силу.

В акматической фазе пассионарное напряжение достигает своего максимума, наступает «пассионарный перегрев», жизнь этноса доходит до точки кипения. Стремление к территориальной экспансии, религиозным, политическим и иным преобразованиям, и просто к самореализации у пассионариев становится столь сильно выраженным, что делается уже опасным для этноса в целом. В итоге в этносе возникает ощущение: «Мы устали от великих!». Фаза надлома, сменяющая акматическую фазу, характеризуется уничтожением или изгнанием «лишних» пассионариев, и далее уровень пассионарного напряжения начинает идти на спад.

Следом наступает инерционная фаза (фаза инерции) — пора цивилизации, «золотой осени» этноса, период «собирания плодов» предшествующего развития, когда завоевания, потрясения и перевороты сменяются спокойной стабильностью. А стабильность объясняется просто. Пассионарности не слишком много, чтобы вызывать разные бури и катаклизмы, но и не слишком мало, чтобы допустить господство субпассионариев со всеми вытекающими последствиями. Накапливаются материальные богатства, множатся культурные достижения. И кажется, этот период стабильного существования будет длиться вечно . Но процесс старения этноса уже идёт, и остановить его невозможно. Это проявляется в сокращении числа пассионариев и росте количества субпассионариев.

В следующей фазе, фазе обскурации, правят бал уже именно субпассионарии. «В героические эпохи роста и самопроявлений эти особи имеют мало шансов выжить. Они плохие солдаты, никакие рабочие, а путь преступности в строгие времена быстро приводил на эшафот. Но в мягкое время цивилизации при общем материальном изобилии для всех есть лишний кусок хлеба и женщина. «Жизнелюбы» (да простится автору неологизм) начинают размножаться без ограничений и, поскольку они являются особями нового склада, создают свой императив: «Будь таким, как мы», т.е. не стремись ни к чему такому, чего нельзя было бы съесть или выпить. Всякий рост становится явлением одиозным, трудолюбие подвергается осмеянию, интеллектуальные радости вызывают ярость. В искусстве идёт снижение стиля, в науке оригинальные работы вытесняются компиляциями, в общественной жизни узаконивается коррупция, в армии солдаты держат в покорности офицеров и полководцев, угрожая им мятежами. Все продажно, никому нельзя верить, ни на кого нельзя положиться, и для того чтобы властвовать, правитель должен применять тактику разбойничьего атамана: подозревать, выслеживать и убивать своих соратников.

Порядок, устанавливающийся в этой фазе, которую правильнее всего назвать «обскурацией», никак нельзя считать демократическим. Здесь господствуют, как и в предшествовавших стадиях, группы, только принцип отбора иной, негативный. Ценятся не способности, а их отсутствие, не образование, а невежество, не стойкость в мнениях, а беспринципность. Далеко не каждый обыватель способен удовлетворить этим требованиям, и поэтому большинство народа оказывается, с точки зрения нового императива, неполноценным и, следовательно, неравноправным. Но тут приходит возмездие: жизнелюбы умеют только паразитировать на жирном теле объевшегося за время «цивилизации« народа. Сами они не могут ни создать, ни сохранить. Они разъедают тело народа, как клетки раковой опухоли организм человека, но, победив, т.е. умертвив соперника, они гибнут сами».

За фазой обскурации следует либо гибель разрушенного субпассионариями этноса, либо переход в мемориальную фазу, или фазу гомеостаза. В последнем случае субпассионарии вымирают, и от этноса остаётся реликт, состоящий из гармоничных особей, которые, в отличие от пассионариев, ничего не стремятся менять, и являются носителями статического состояния. «В самом деле, даже для сохранения семьи и воспитания детей нужны совсем иные качества, нежели те, которые столь тщательно культивировались (субпассионариями); в противном случае дети расправятся с родителями, как только это будет им удобно. Итак, после наступления торжества обскурации носители её исчезают, как дым, и остаются уцелевшие от всех передряг потомки первоначальных носителей статического состояния, которые на руинах вновь начинают учить своих детей жить тихо, избегая конфликтов с соседями и друг с другом. Анатомически и физиологически они полноценные люди, приспособившиеся к ландшафту, но пассионарного напряжения у них столь мало, что процесс развития этносов не идет. Даже когда среди них случайно рождается пассионарная особь, она ищет себе применения не на родине, а у соседей (например, албанцы делали карьеру либо в Венеции, либо в Константинополе). Тут возникают две возможности: либо оставшиеся в живых влачат жалкое существование как реликтовый этнос, либо они попадают в горнило переплавки и при некоторых благоприятных условиях из нескольких обломков выплавляется новый этнос, лишь смутно помнящий о своем происхождении, ибо для него куда важнее дата его нового рождения. И снова процесс проходит те же стадии, если его случайно не прервет постороннее воздействие».

На любой фазе этногенеза этнос, как уже говорилось, может погибнуть от «смещения» — удара других этносов. Смещения наиболее опасны для этноса при переходе от одной фазы к другой.

Помимо собственно этноса, Гумилёв выделяет и другие уровни этнических систем. Суперэтнос — группа этносов, возникшая одновременно в одном регионе в результате одного пассионарного толчка, взаимосвязанных политически, идеологически, экономически, и проявляющая себя в истории как мозаичная целостность, состоящая из этносов. Примеры суперэтносов — Западная Европа, Китай, Великая степь. Данная категория Гумилёва похожа на «культурно-исторические типы» Данилевского и «цивилизации» Тойнби. Входящие в суперэтнос этносы, в свою очередь, делятся на субэтносы, т.е. подразделения, существующие лишь благодаря тому, что они входят в единство того или иного этноса, но обладающие определённой спецификой стереотипа поведения. В составе этноса постоянно возникают новые субэтносы и «рассасываются» старые. В свою очередь, внутри субэтноса выделяются консорции и конвиксии. Консорция — группа людей, объединённых одной исторической судьбой, например, артель, кружок, объединение или общество по интересам. Если члены консорции вступают в семейные связи и консорция сохраняется на протяжении нескольких поколений, то она превращается в конвиксию. Конвиксия — группа людей со сходным образом жизни и семейными связями. Иногда конвиксия переходит в субэтнос. Таким образом, получаются следующие уровни этнических систем: консорция — конвиксия — субэтнос — этнос — суперэтнос. Наличие внутри этноса многих субэтносов, а внутри них — консорций и конвиксий — усложняет этническую систему. А сложные системы устойчивее упрощённых. В реликтовых этносах, находящихся в состоянии гомеостаза, нет субэтносов (точнее, только один субэтнос — весь этнос), система предельно упрощена.

Отдельное внимание Гумилёв уделяет проблеме этнических контактов. Он выделяет несколько типов контактов между этносами. «Ксения» (от греч. «гостья») — тип контакта, когда этносы нейтрально сосуществуют при сохранении каждым из них своеобразия. Обычно в современных государствах проживают представители нескольких этносов, которые и сосуществуют в форме ксении. Симбиоз — форма взаимополезного сосуществования этносов за счёт разделения хозяйственных и иных функций между ними. При этом этносы сохраняют своё своеобразие. Обычно это бывает, когда этносы занимают разные ландшафтные регионы (экологические ниши). Этническая аннигиляция — взаимное ослабление и уничтожение этносов. Может иметь место при контакте двух или более суперэтносов. В то же время контакт двух и более суперэтносов может создать и новую систему, в которой, с одной стороны, теряется своеобразие составляющих систему этносов, но в то же время эта новая система и не является «полноценным» суперэтносом. Это так называемая «химера» (в греч. мифологии чудовище с телом козы, головой льва и хвостом дракона) — соединение несовместимых этносов. В отличие от этноса, химера неустойчива.

Химеры бывают пассивными и антисистемными. Пассивная химера не несёт в себе определённого мироощущения. Антисистемная химера — это химера, порождающая новую целостность людей с особым восприятием мира, так называемую антисистему. Антисистема — это системная целостность людей с негативным мироощущением. Характерные черты негативного мироощущения — не противопоставление, а приравнивание друг другу истины и лжи; восприятие окружающего мира не как блага, а как зла и средоточения страданий; понимание миссии человека в этом мире не как задачи сохранения благого мира, а как отрицания мира и его разрушения с целью вырвать человеческие души из пучины страданий, связанных с этим миром. Причина возникновения антисистемы — наложение друг на друга двух разных ритмов этнических полей, возникающее при контакте двух и более суперэтносов. «Когда два разных ритма накладываются друг на друга, возникает своего рода какофония, воспринимаемая людьми как нечто противоестественное, что в общем-то и правильно. Но тогда люди начинают не любить вмещающую их географическую среду, искать выхода при помощи строгой логики и оправдывать свою ненависть к миру, устроенному так неудобно». Примеры антисистем — гностицизм, манихейство, дуалистические ереси европейского средневековья (богумильство, альбигойство и др.). Антисистемным являлось мировоззрение западноевропейских инквизиторов, русских опричников. Как полагает Л.Н. Гумилёв, антисистемы оказывают губительное воздействие на биосферу, так как их представители не заинтересованы в сохранении природных ландшафтов, рассматривая их как часть враждебного мира.

Поскольку контакты между представителями разных суперэтносов случаются очень часто, химеры и антисистемы — не редкость в истории. «Там, где слагается этническая химера — наложение этнических полей разного ритма, появляются антисистемы. А так как за время существования человека на Земле все этносы давным-давно вступили между собою в контакты, то, казалось бы, антисистемы должны были вытеснить этносы, заменить их собой, уничтожить все живое в своих ареалах. А ведь ничего подобного почему-то не произошло». Причиной тому являются пассионарные толчки. Пассионарный толчок приводит к тому, что из осколков нескольких этносов формируется новый этнос с новым стереотипом поведения, а не химера. «Именно толчок, мутация, порождающая признак пассионарности и сообщающая заново возникающим этносам оригинальный ритм биополя — вот что губит химеры и гнездящиеся в них антисистемы. Пассионарный импульс даёт как бы высокий накал, в котором химеры «плавятся» . и превращаются в этносы, гармонически сочетающиеся с ландшафтами, как звено геобиоценозов. При столь высоких накалах антисистемы существовать не могут. Но дальше идёт уже описанный процесс этногенеза, при котором иногда, вследствие создавшихся условий, появляются импульсы с отрицательными значениями». Таким образом, согласно Гумилёву, пассионарные толчки — это своеобразная «очистительная сила», без которой жизнь человечества не могла бы продолжаться. Л.Н.Гумилев перечислил следующие признаки пассионарного толчка, по которым можно узнать о его наличии, так и о возникновении процесса этногенеза народов: — изменение стереотипа поведения;

усложнение внутриэтнической структуры;

совершенствование хозяйства, а следовательно и изменение взаимодействия этноса с ландшафтом;

военные и технические усовершенствования;

расширение ареала обитания за счет завоеваний и миграций.

Именно по этим признакам можно узнать о возникновении процесса пассионарного обновления этноса.

Полагают, что после выхода из фазы надлома в инерционную фазу этногенеза в XYII-XYIII в.в. Европейский Мир в XYIII-XIX пытался неудачно регенерироваться через революционную Францию (благодаря пассионарному толчку XYIII века, затронувшего Юг Франции, Корсику ХIХ век для него был веком усталости, сопровождавшийся разрушением то социальных барьеров в одних странах, то государственных — в германских княжествах, которое на короткое время становилось подобием пассионарного толчка. А в ХХ веке он снова пытался неудачно регенерироваться через Объединенную Германию.

Мнений в этом случае есть несколько. Одни утверждают, что так выглядит фаза обскурации-агонии этногенеза. Другие утверждают, что это произошло благодаря пассионарности, полученной от Литвы к Польши (продукты пассионарного толчка в XIII веке), или может благодаря толчку, задевшему Юг Франции, Альпы). Но теперь на завершающем этапе этногенеза вблизи фазы гомеостаза (покоя) все у него разложено, все на месте, уют, тишина, порядок. Хотя все понимают, что уравнительная тенденция суть и есть инстинкт смерти. Но зато народ умиротворенный, законопослушный, ну, прямо, как когда-то в Древнем Риме на закате его дней. А то, что современные пассионарные варвары-мусульмане (продукты пассионарного толчка в XYIII веке) могут все перетряхнуть под себя, обмусульманить живущих, и перестроить кардинально жизнь Европы под свои традиции и навязать свои стереотипы поведения и мировоззрение, как это было с Древнем Римом во время переселения народов, — так ведь это не скоро будет.

Но все же есть разночтения в сообщениях в том, какие регионы затронул пассионарный толчок XYIII века. Ведь в их число (там, где наблюдаются социальные потрясения) попадают Китай, Вьетнам, Камбоджа, Япония, Афганистан, Таджикистан, Иран, Ирак, ЮАР, Судан, Сомали, Ефиопия, Заир, Мозамбик, Мадагаскар, Чечня, Армяне.

Сам же Л.Н.Гумилев свои этнологические исследования сознательно закончил XYIII веком. Но некоторые критики теории этногенеза А.Янов и М.Гаврилов упрекали его за то, что он не предложил объяснений всплескам пассионарности во времена революций во Франции в XYIII-XIX в.в., активности Германии в XYIII-XX в.в., как и активности Ирана, Японии и Китая в ХХ веке.

Во-первых, сам Л.Н.Гумилев предполагал наличие только одного толчка в XYIII веке по полосе от Южной Африки до Японии через Китай [Но есть мнение, что таких толчков было два с промежутком в 50 лет. Один — с протяженностью полосы от Филлиппин, через юг Вьетнама, центр Малакского полуострова север острова Суматры, Мадагаскар до Южной Африки, а второй — от Японии, Китая через Тибет, Индию, Пакистан, через Афганистан, Иран и Ирак в Египет и Северную Африку. Косвенным подтверждением их реальности могут быть вспышки двух сверхновых звезд, соотвественно, в 1604 г. в созвездии Змееносца (сверхновая Кеплера) и в 1572 г. в созвездии Кассиопеи. Учитывая возможный инкубационный период около 100-120 лет начало взрыва этногенеза предположительно должно было наступить в середине 18 века.

Но в других обозрениях сообщаются, что один толчок был от Пиренеев через Францию и Альпы до Японии, второй — от Южной Африки через Галичину до Финляндии, третий — от Ирана через Чечню до Тамбова, четвертый — от Сомали через Кавказ к Калмыкии, пятый — от Ирана до С.-Петербурга, шестой — от Пиренеев через Иран к Туркмении, седьмой- от Японии, через Корею, южный Китай, Индокитай до Суматры, восьмой — от Бенгалии до Балкан.

Читайте также:  Как настроить монитор чтобы не зрением

Потому, что эти полосы покрывают места сильных социальных и этнических напряжений, а вот так проявил себя пассионарный подъем на Ближнем Востоке в XYIII веке. Середина XVIII века в Египте отмечена мощным восстанием египтян против власти мамлюков и турок. Через некоторое время становится независимым весь Верхний Египет и совершается первый распад османского суперэтноса, с одной стороны, и османской этнической химеры, с другой стороны. С большим трудом в 1769 году мамлюки подавляют мятеж, но уже в 1778 году начинаются новые восстания феллахов. Восточнее, в Палестине, в середине XVIII века против турецкого владычества выступает арабское княжество Сафад, правитель которого — Дагир в 1765 году провозглашает независимое арабское государство. В 1769 году, сразу после подавления восстания крестьян в Египте, Дагир входит в союз с египетскими мамлюками и начинает широкомасштабную войну против Турции.

В XVIII веке объединенные арабо-мамлюкские сообщества начинают успешно громить турецкие войска и захватывают города: Дамаск, Бейрут и Сайду. Взятие Дамаска сопровождается поддержкой местного населения, которое вело активную антитурецкую борьбу также с середины XVIII века. Примерно на этой же полосе, в Северной Аравии, в то же самое время возникает движение ваххабизма, основоположник которого Мухаммед Абдал-Ваххаб родился в 1703 году. Финалом борьбы арабов за независимость становится изгнание ими армии Наполеона, вторгшейся в Египет в конце XVIII века.

По стереотипу поведения и по острому неприятию идеи европеизации Восточная Турция резко отличалась от центральных районов. В 1826 году султан Махмуд II ликвидирует янычарский корпус, подвергнув янычар почти полному истреблению. Cтраной, давшей кров опальным янычарам из Восточной Турции, стал Египет. Там убежавшие от свирепства турецких властей янычары и албанцы развернулись на полную мощь. Египет быстро стал расширять свои владения. С 1820 по 1822 гг. египетская армия устанавливает контроль над Суданом. В 1833 году Мухаммед Али принимает решение разгромить Турцию и остановить тем самым духовную агрессию Европы на Востоке. Нанеся поражение туркам, возглавляемые Ибрагимом войска оккупируют Палестину, Сирию, а затем и всю Азиатскую Турцию. Триумфальное шествие египтян на Стамбул было остановлено лишь русскими. В 1839 году Турция еще раз испытала на себе крепость египетских войск и снова вмешательство извне спасло ее от полного разгрома.

Скепсис большинства европейских историков к теории Л.Н.Гумилева отчасти объясняется тем, что с XIII века Европа не знала пассионарных толчков. Но может просто их не заметила? Да и не всегда ясно, как ведет себя этнос в разных фазах этногенеза, получивший дополнительный пассионарный толчок. Ведь в это время он наиболее уязвим для более пассионарных этносов. Вот мы знаем, что этнос поляков наиболее пассионарный в Европе. Но культурное влияние Европы на него привело к понижению пассионарности. А этнос немцев после военных поражений в ХХ веке, как когда-то было с чехами в XY веке, и с японцами в ХХ веке, вообще пассионарно надломлен. Так же пассионарно надломанным стал этнос Камбоджи в ХХ веке после деструктивного господства в нем «красных кхмеров». Сейчас это происходит с этносом чеченцев. Территориальная агрессия, свойственная пассионарным этносам в акматической фазе, не всегда приемлема для окружающих его этносов. И потому те могут насильственно надломить этногенез таких этносов, ускорив его старение.

Япония на первом пике пассионарности в 1867 г. вырвалась на исторический простор. Но наблюдается и другое, когда вмешательство других этносов только замедляет, а не прерывает этногенез. Так было с Ираном (1848-1852,1905-1911, 1979-образование республики) и Китаем (1853-1868, 1900-1911- образование республики), восстания в которых подавлялись европейскими странами. Так, подавив восстание сипаев в 1857 г. англичане только замедлили этногенез индийцев. В Судане в 1871 г. движение махдистов было подавлено англичанами за счет огромного превосходства в стрелковом оружии. А чеченцев затормаживают уже на нескольких колебательных подъемах (1990 г.) растущей пассионарности. А началось с того, что в 1785 году На Северном Кавказе пастух-чеченец Ушурма приняв имя Мансур, объявил газават (священную войну) местным язычникам и поддерживающей их России. А в 1840 г. возникает восстание Шамиля. В 1930 г. отмечается неповиновение чеченцев власти большевиков. Все упомянутые движения роднило не общность идеологии, а жертвенно-экзальтированный, реформаторский настрой. Так этноцидом за некомплиментарность ответили турки пассионарным армянам в 1915 г. и курдам. Потому, что все дело в выборе этнической доминанты, далекой цели, на достижение которой направляются усилия большинства пассионариев.

3. Критика теории пассионарнарности

этнос исторический пассионарность исторический

В 1989 году теория пассионарности стала известна широкой публики после публикации монографии Л.Гумилева.

С одной стороны, она тут же стала неотъемлемой частью современной истории и социологии, представляя из себя колоссальный шаг вперед для понимания социопсихических процессов.

С другой — сказочная причина её возникновения — «облучение космическими лучами», «биологическая мутация облученных» — сразу же подверглась обоснованной критике.

Собственно, критика теории пассионарности сводится, в основном, к критике её космических и биогеохимических источников.

Л. С. Клейн считает, что «предложенные Л. Н. Гумилевым обобщения — рубежи периодов (фаз), их длительность, цифры — всё это построено на песке.

Потому что — какой смысл говорить о начале существования этноса или его конце, о его преобразованиях, если неправильно, неубедительно указаны его определяющие признаки, если нет критериев диагностики — один и тот же это этнос или уже новый?

Он же указывает на методологическую слабость провозглашаемой Гумилёвым опоры на данные естественных наук — служащую, по его мнению, основой этноса «геобиохимическую» энергию живого вещества» невозможно соотнести ни с одним видом энергии, известным естествознанию. Теория, по которой пассионарные толчки являются следствием вариации интенсивности космических лучей, также не выдерживает строгой естественнонаучной критики. Данные дендрохронологии ясно показывают, что, приводимые Л.Н.Гумилёвым, даты пассионарных толчков не соответствуют реально наблюдаемым максимумам образования 14C, являющегося универсальным маркером интенсивности внешней радиации.

К тому же известно, что в горной местности интенсивность космического излучения заметно выше, чем вблизи уровня моря, и тогда — горные этносы должны были бы иметь большую пассионарность, чем равнинные, чего на приводимых Л. Н. Гумилёвым примерах пассионарных этносов не наблюдается. Яков Лурье указывает на такие слабые моменты в теории пассионарности. По Гумилёву, «продолжительность жизни этноса, как правило, одинакова и составляет, от момента толчка до полного разрушения, — около 1500 лет», а «до превращения этноса в реликт — около 1200 лет». Однако Гумилев фактами это не подкрепляет, а лишь ссылается на «наблюдения этнологов», не называя их.

А. Л. Янов утверждает, что отсутствие объективного и верифицируемого критерия новизны этноса не только делает гипотезу Гумилева несовместимой с требованиями естествознания, но и, вообще, выводит её за пределы науки, превращая в легкую добычу «патриотического» волюнтаризма.

Янов указывает, что Гумилёв так изображает процесс рождения нового этноса: сначала возникают «пассионарии», люди, способные жертвовать собой во имя возрождения и величия своего этноса, провозвестники будущего. Затем, некий «страстный гений» сплачивает вокруг себя опять же «страстных, энергичных, неукротимых людей» и ведет их к победе. Возникает «контроверза», — новое борется с «обывательским эгоизмом» старого этноса. Но, в конце концов, «пассионарность» так широко распространяется посредством «мутаций», что старый этнос сдается на милость победителя. Из его обломков возникает новый.

По словам Янова, это — всего лишь универсальный набор признаков любого крупного политического изменения, одинаково применимый ко всем революциям и реформациям в мире, например к Великой Французской революции.

Вольтера и Дидро можно назвать «пассионариями», сказать, что у них возникла «контроверза» со старым феодальным этносом, что «наряду с процессами распада появилось новое поколение — героическое, жертвенное, патриотическое, что эта „пассионарность так широко распространилась по Европе, что старому этносу пришлось сдаться на милость победителя (Наполеона)».

Янов указывает, что, по мнению Гумилёва, пять веков отделяют первый взрыв (Эллада) от второго (Персия), но лишь два отделяют предпоследний (монголы) от последнего (Россия). Янов говорит: «Либо что-то серьезно забарахлило в биосфере, если она не смогла за шесть столетий произвести ни одного нового „суперэтноса , либо Гумилев искусственно её заблокировал — из „патриотических соображений».

Янов указывает, что Гумилёв подчёркивает приоритет нации (этноса) над личностью: «Этнос как система неизмеримо грандиознее человека», является противником культурных контактов между этносами, а свобода для Гумилева тождественна анархии: «Этнос может… при столкновении с иным этносом образовать химеру и тем самым вступить в „полосу свободы

4. Происхождение пассинарности с точки зрения социопатологии

Изложив как взгляды великого ученого Л.Н.Гумилева, так и оправданную критику ряда его положений, обратимся к представляемой нами новой науке социопатономии (макропсихиатрии, теории социопатологий). Она может многое прояснить в проблемах зарождения и функционирования, а так же угасания пассионарности.

С нашей точки зрения, пассионарность есть не плод мистических «космических лучей», а плод оптимального совпадения двух компонентов:

)Личные знания и убеждения (генерация идей).

)Социопсихическое давление извне (внушаемость).

Точка пассионарности — место совпадения личного мнения и общественного внушения, которые становятся заодно.

До этой точки присутствует элемент «коллективного слабоумия» — члены общества слишком инфантильны, легковерны, слишком пассивны. Обычно, внешне это проявляется в фаталистическом бездумном равнодушии ко всему, соглашательстве с верхами и элитами (даже если — это элиты захватчиков).

Мы отмечаем состояние роботизированности поведения индивида, опутанного (и опутавшего себя) алгоритмами на все (как ему кажется) случаи жизни.

В европейской традиции анализа психологии масс это получило название «азиатского фатализма». Ему свойственно обезличенное поведение человека, не осознающего себя в толпе чем-то отдельным, самоценным. Такие общества устойчивы, но легко покоряемы, и потому не пассионарны.

Противоположностью им выступают общества высокой (уже патологической) степени самореализации, самовыражения индивида в ущерб системе общественного внушения. По мере того, как личное самомнение человека уходит вверх, а возможности внушить ему коллективную идею извне падают — общество распадается, слабеет от внутренних раздоров и от множества основанных самореализаторами экзотических доктрин и вероучений. Пропадает способность общества к коллективному действию. Такое общество находится в стадии гибели, разложения и, тем более, — не может быть пассионарным.

Патология первого случая заключается в том, что бодрствует коллективный разум, личный же, индивидуальный разум — спит.

Патология второго случая связана с тем, что индивидуальный разум пробужден, активно действует — и усыпляет коллективный разум.

Таким образом, пассионарность — это идея, овладевшая многими разом, как личное, глубокое и внутреннее убеждение, и не разбавленная никаким скепсисом.

Пассионарий не просто спорит, возражает, отвергает альтернативы своей ide fixe, он — вообще их не замечает.

Здесь действует то правило, что всякий, кто начал возражать и отвергать идею — уже отчасти её принял.

По крайней мере, любой апологет отвергаемую идею изучил, пропустил через себя и хранит в своей памяти, где она — при перемене обстоятельств — может добиться пересмотра своего положения отверженной.

Пассионарий, одержимый идеей маниакально, тем и отличается от апологета идеи, что не берет альтернативных идей в плен, а убивает их на месте. Он не имеет потребности в отрицании альтернатив своей ide fixe, потому что, вообще, не понимает — как это можно в ней сомневаться?!

Именно поэтому проницательный философ начала ХХ века Семен Франк писал, что «всякое доказательство бытия Бога, по-видимому, отнимает у веры самое ее существо», а Фома Аквинский, богословская система которого, доселе, догматически обязательна для католиков, отмечал, что вера неграмотной крестьянки — выше веры его, философа.

Это состояние коматозной общественной мысли и психологии масс. В 1893 году Пётр Александрович Бадмаев, крещёный бурят и знаток тибетской медицины, представил своему крёстному отцу, Александру III, докладную записку под выразительным названием: «О присоединении к России Монголии, Тибета и Китая». Бадмаев предлагал организовать депутацию из Пекина, которая попросит Белого царя — Цаган-хана, принять Китай заодно с Тибетом и Монголией в российское подданство. «Очевидно, — писал Бадмаев, — европейцам пока ещё не известно, что для китайцев безразлично, кто бы ими ни управлял, и что они совершенно равнодушны, к какой бы национальности ни принадлежала династия, которой они покоряются без особенного сопротивления». Бадмаев получил два миллиона рублей золотом, выехал в Читу, откуда совершил несколько поездок в Монголию и Пекин.

Апологеты христианства в Греции говорили, что «множество греческих философов убедительно доказали множество истин, противоречащих друг другу и доказали тем самым убедительно, что методами философии Истина недостижима». (Ну, в общем, на любителя, интересующегося нестандартными подходами.

Теория Гумилева — имеет немалое подтверждение и очень интересна сама по себе, в плане осмысления процессов эволюции, в отличие от критики, которая напоминает, скорее, — языковое словоблудие.

Неизбежно пришел Гумилев к идее пассионарности, которой великий ученый обозначил загадочную силу, дающую возможность возникновения гигантских государств, этносов, политико-идеологических систем из микроскопических зародышей (племен, малых групп и т.п.)

Сам основоположник пассионарной теории этногенеза приводил примеры, но о природе и сущности пассионарности не говорил. Л.Н.Гумилев лишь указал, что пассионарность индивида по сути — является психологической переменной и зависит, вероятно, от мутаций, вызываемых космическим излучением. «Каков характер этого излучения? Здесь мы можем строить только гипотезы. Их две. Первая — о возможной связи пассионарных толчков с многолетней вариацией солнечной активности, обнаруженной Д. Эдди. Вторая гипотеза — о возможной связи со вспышками сверхновых».

Л. Н. Гумилёв неоднократно обращал внимание на то, что пассионарность никак не коррелирует со способностями личности, силой воли и т. д. Могут быть — умный обыватель и довольно глупый «учёный», волевой субпассионарий и безвольный «жертвенник», равно, как и наоборот; это всё не исключает и не предполагает друг друга. Также, пассионарность не определяет такой важной части психотипа, как темперамента: она лишь, по-видимому, создаёт норму реакции для этого признака, а конкретное проявление определяется внешними условиями.

Гумилев совершенно верно отмечал, что в природе и истории, время от времени, происходят массовые мутации, повышающие уровень пассионарности (пассионарные толчки). Они продолжаются не дольше нескольких лет, затрагивают узкую (до 200 км) территорию, расположенную вдоль геодезической линии и тянущуюся несколько тысяч километров. Особенности их протекания указывают на их обусловленность внеземными процессами.

Мутационная природа пассионарного толчка явственно следует из того, что пассионарные популяции появляются на поверхности Земли не произвольно, а одновременно — в отдаленных друг от друга местах, которые располагаются в каждом таком эксцессе на территории, имеющей контуры протяженной узкой полоски и геометрию геодезической линии, или натянутой нитки на глобусе, лежащей в плоскости, проходящей через центр Земли.

Это говорит, в свою очередь, о том, что центрально-симметричные поля Земли определяют геометрию пассионарного толчка. Таким полем, скорее всего, может быть электромагнитное поле, а, следовательно, причиной мутации должен быть внешний энергетический источник, с излучением которого это поле взаимодействует.

Список используемой литературы

1. Внутренние закономерности этногенеза:(Ландшафт и этнос. XIV) //Вестник ЛГУ. 2003. N 6. Вып.1: серия геология, география. С.94-103.

. Древняя Русь и Великая степь. М.:»Мысль», 2009. 766 с.

. От Руси до России: Очерки этнической истории. СПб:»Юна», 2002. 272 с.

. Сущность этнической целостности: (Ландшафт и этнос. XII) //Вестник ЛГУ. 2011. N 24. Вып.4: серия геология, география. С.97-106.

. Этногенез и биосфера Земли //Природа и человек. 2008. N 12. С.56-60.

. Этнос — состояние и процесс:(Ландшафт и этнос. XI) //Вестник ЛГУ. 2003. N 12. Вып.2: серия геология, география. С.86-95.

. Гумилев Л.Н., Иванов К.П. Этнические процессы, два подхода к изучению //Социологические исследования. 2002. N 1. С.50-57.

. Гумилев Л.Н., Иванов К.П. Этносфера и космос //Космическая антропоэкология: техника и методы исследования. М., 1988. С.211-220.

. Гумилев Л.Н., Флоренский Л.В. Помни о Вавилоне, или история с географией //Истоки. 2009. Вып.20. С.359-372.

Репетиторство

Наши специалисты проконсультируют или окажут репетиторские услуги по интересующей вас тематике.
Отправь заявку с указанием темы прямо сейчас, чтобы узнать о возможности получения консультации.

Источники:
  • http://fb.ru/article/347946/teoriya-passionarnosti-gumilev-lev-nikolaevich
  • http://theoryandpractice.ru/posts/14513-chto-takoe-passionarnost-ili-pochemu-komu-to-legko-umirat
  • http://diplomba.ru/work/89498