Меню Рубрики

Что такое интуиция с точки зрения философии

Развитие человеческого знания происходит в результате экспериментальной деятельности, умозаключений, формирования понятий. Однако для прогресса цивилизации одной лишь логики недостаточно. Большое значение в появлении новых знаний имеют догадки, внезапные, необъяснимые здравым смыслом озарения.

Новый импульс и направление движению мысли даёт интуиция. Это феномен, в основе которого – умение принимать правильные решения, минуя промежуточные ступени рассуждений.

Интуиция издревле выступала предметом обсуждения философов, психологов, изобретателей и просто любознательных граждан. Попробуем разобраться с тем, что такое интуиция, и какую роль она играет в науке и повседневной жизни.

Интуиция – это (в философии) способ познания истины путём её прямого усмотрения без доказательств. Интуитивные решения возникают в результате долгих раздумий над решением вопроса.

Психологи объясняют интуицию деятельностью подсознательного. Человек долго думает, размышляет над проблемой, отчаивается найти решение, но оно приходит словно само, причём неожиданно. Психология объясняет это продолжением мыслительной деятельности на подсознательном уровне и последующим перемещением результата интеллектуального труда в сферу сознания. Так что интуиция – это (в психологии) знание, возникающее без осознания путей и условий получения его.

К интуитивным не относятся умозаключения, посылки которых не сформулированы в явном виде. Также интуицией не являются поведенческие реакции, в основе которых – инстинкты и физиологические проявления.

Историческое развитие понятия

Проблемой интуиции интересовались ещё в Античности. Так, Платон утверждал, что интуиция – это созерцание идей. Человек обладает абсолютным знанием, но, попадая в материальный мир, забывает обо всём. Учение, открытие нового – это припоминание того, что было известно раньше. Сделать это помогает интуиция. Речь идёт не о пассивном восприятии, а о внезапно открывшейся истине после длительной подготовки ума.

Признавая феномен интуиции, Аристотель считал её недостаточной для получения достоверного научного знания. По мнению учёного, подлинные представления о предметах и явлениях окружающего мира формируются в результате чувственного опыта и дедукции.

В Средневековье попытки научно объяснить интуицию предпринимали Фома Аквинский и Уильям Оккам. Ф. Аквинский роль интуиции видел в организации мышления человека. У. Оккам выделил несложное и сложное познание. К первому он относил знания, полученные при непосредственном восприятии предметов и явлений, ко второму – формирование понятий. Интуиция проявляется на уровне несложного познания, когда очевидное принимается без доказательств.

Трактовка понятия «интуиция» изменилась в Новое время. Бурное развитие естественных наук обусловило необходимость пересмотра теории познания, разработки новых методов обоснования понятий и законов. Интуитивное познание стало рассматриваться как выход на более высокий уровень интеллектуальной деятельности. Эту точку зрения высказывали Р. Декарт, Б. Спиноза, Г. Лейбниц, И. Кант и другие. Интуиция – это (в философии) путь к истине.

А. Бергсон, О. Лосский, С. Франк создали новое философское учение – интуитивизм. Сущность теории заключается в том, что человек открыт для познания окружающего мира. Объективно существующий познаваемый предмет отражается в сознании индивида. Первоначальные представления о предмете, формирующиеся при непосредственном восприятии, интуитивны. Это ещё не подлинное знание, но основа для рационализации, умозаключений.

С. Франк выделил созерцательную интуицию и интуитивное познание. В последнем случае имеется в виду целостное, системное восприятие мира в единстве знаний и отношений вещей. Интуиция – это продолжение мыслительной деятельности там, где логика бессильна.

В начале XX века понятие «интуиция» исключили из научного обихода. В то время считалось, что получить знания о мире можно лишь при помощи логики. Позже интуицию стали рассматривать как озарение, догадку, «прыжок в неизвестное» (С. Субмаев, С. Михоэлс и др.). Изучение интуиции актуализировалось по причине развития психологии творчества. Известный психолог Я. А. Пономарёв создал учение о побочном продукте – неожиданном, но оригинальном и важном результате творческой деятельности, полученном в результате напряжённой работы подсознания. Интуиция – это способность, позволяющая найти нестандартное решение проблемы.

Сегодня трактовки интуиции разнятся от «полусознательного предчувствия» до «высших форм творческого мышления». Сложность изучения феномена обуславливается проблематичностью описания и логического анализа того, что по своей природе нелогично.

Чувственное и рациональное познание

Человек познаёт мир благодаря органам чувств (зрение, слух, обоняние, осязание, вкус) и при помощи мышления. Чувственное познание даёт возможность получить представления о предметах при их непосредственном восприятии. Обобщения, переноса воспринимаемых признаков и свойств на другие однородные предметы не происходит. Так, для ребёнка 1-2 лет чашка – это только та чашка, из которой он пьёт. Малыш может назвать предмет, но слово ещё не выполняет обобщающей функции.

Рациональное познание осуществляется при помощи понятий, суждений и умозаключений: «треугольник – это геометрическая фигура, состоящая из трёх отрезков, соединяемых тремя точками, не лежащими на одной прямой», «трение – источник теплоты», «все хищники едят мясо, тигр – хищник, следовательно, он ест мясо» и т. д.

Чувственное и рациональное познание тесно связаны между собой. Тот или иной вид познавательной деятельности становится главенствующим в зависимости от специфики решаемой задачи. Форма сопряжения чувственного и рационального – интуиция. Говорить об интуиции имеет смысл при переходе от чувственного к рациональному, и наоборот. В сознании человека появляются уникальные образы, а новые понятия формируются без предварительных умозаключений. Пример – открытие формулы бензола Ф. Кекуле (змея, кусающая хвост).

Можно ли утверждать, что интуиция – это чувственное познание? Да, если иметь в виду ощущения и восприятия, противопоставленные рассудку, но не лишённые его. Результаты исследований показывают, что даже элементарные формы чувственного отражения действительности опосредованы.

Виды интуиции

Интуиция бывает интеллектуальной, чувственной, эмоциональной, мистической (необъяснимые предчувствия) и профессиональной (техническая, врачебная, художественная и т. д.).

По характеру деятельности интуиция бывает стандартизированная и эвристическая. Например, доктор ставит правильный диагноз без предварительного обследования больного. Это стандартизированная интуиция, так как врач не изобретает ничего нового. Об эвристической интуиции уместно говорить, когда происходит взаимодействие чувственных образов и абстрактных понятий, в результате чего образуются новые образы и понятия.

Интуиция и наука

Большинство научных открытий совершались «по наитию». Так, идея электромотора на переменном токе пришла в голову Николаю Тесла во время любования закатом. Мысль об относительности скорости происходящих в мире процессов посетила А. Эйнштейна после утреннего пробуждения. Д. А. Менделеев увидел периодическую систему элементов во сне. Психологи и физиологи объясняют подобные феномены следующим образом.

У людей с развитой интуицией хорошо работает долговременная память. Элементы прошлого опыта увязываются в систему, которая существует как в сознании, так и на подсознательном уровне.

В механизм интуиции входит и эмоциональный компонент. Возникшая в процессе решения проблемы эмоция воздействует на зону головного мозга, отвечающую за долговременную память. Формирующиеся таким образом ассоциации способствуют появлению образов, в том числе оригинальных.

Мышление тесно связано с речью. Но бывает и невербализованное мышление. Скорость его протекания значительно выше, поэтому переработка информации с участием данного познавательного процесса протекает гораздо быстрее.

Принятие интуитивного решения невозможно без учёта этического, эстетического и ценностного факторов. Успешность научной деятельности зависит не только от интеллектуально-творческих способностей, но и от личности учёного.

Истина не вызывает сомнений у того, кому она открылась, но для принятия новой идеи общественностью требуются доказательства.

Условия проявления интуиции

Предчувствия возникают не просто так. Озаряет, как правило, тех, кто хорошо подкован в профессии, имеет глубокие научные знания или соответствующий жизненный опыт.

Следующее условие – наличие проблемы. Подсознательное начинает работать там, где наличных знаний недостаточно. Интуиция – это шаг к открытию. Субъект очень хочет решить вопрос, поэтому находится в состоянии раздумья. Напряжённая мыслительная деятельность продолжается до обнаружения подсказки.

Люди давно знали о том, что у собаки при виде мяса текут слюнки, но использовать этот факт в научных целях смог лишь И. П. Павлов. Яблоки и раньше падали на головы прохожих, но открыть закон всемирного тяготения получилось только у И. Ньютона. Успех работы интуиции зависит от того, насколько человеку удаётся увлечься проблемой, освободиться от стереотипов и не потерять надежду на успех.

Интуиция и повседневная жизнь

Подсознательное принятие решений характерно для большинства людей. Полагаясь на интуицию, мы выбираем, в какой вуз поступать, доверять ли новому знакомому, узнаём о состоянии человека по голосу из телефонной трубки. Интуиция – это чувство, не поддающееся рациональному объяснению.

Не следует путать интуицию с желанием. Желание связано с потребностью, а интуиция – с опытом. Так, велосипедист понимает, как надо повернуть колесо на определённом участке дороги, чтобы удержать равновесие. Это происходит благодаря предыдущему падению. Опытная мама определяет, что нужно младенцу, по интонациям его плача. Стремление же приобрести новую сумку или сапоги основано не на предчувствии, а на потребности быть красивой и не мёрзнуть зимой.

Женская интуиция: миф или реальность?

Принято считать, что интуиция на обыденном уровне в большей мере проявляется у женщин. Они способны предугадывать события, судить о человеке по внешнему облику, понимать своих детей и близких. В Древнем мире и Средневековье считалось, что прекрасный пол обладает магической силой и может творить чудеса.

С развитием науки представления о женщинах менялись, проводились соответствующие исследования. Так, американский психолог У. Аргор обнаружил, что женская интуиция – это не миф. Способность к предчувствию формируется на основе опыта. Женщины имеют более широкий круг общения, участвуют в разрешении конфликтов, общественной деятельности. Успех во взаимодействии с людьми невозможен без достаточной гибкости и чувствительности.

Дамы лучше понимают мимику и жесты, язык тела. Это позволяет замечать несоответствие между высказываниями и невербальными реакциями собеседника, понимать истинные намерения человека.

Развитие интуиции

Во время работы над интуицией необходимо уделить внимание развитию наблюдательности и совершенствованию органов чувств. Внимательно рассматривайте предметы, обращайте внимание на то, что раньше оставалось незамеченным, анализируйте ощущения от вкусного кофе, прикосновения к древесной коре, нового бархатного платья и т. д. Попробуйте представить жёлтый звук или предприимчивый комод. Какие чувства возникают при подобных ассоциациях?

Хорошие результаты дают аутотренинг, отдых от повседневных забот, попытки предугадать события текущего дня, текст непрочитанного письма, определить, кто звонит по телефону до снятия трубки. Служители восточных культов для освобождения разума используют медитацию.

Интуиция – это способность постижения истины, однако чрезмерно доверять шестому чувству не стоит. Иногда оно подводит, и человек расплачивается за ошибки. Как в науке, так и в жизни интуитивные решения следует проверять логикой или опытом.

Что такое интуиция с точки зрения философии

ИНТУИЦИЯ (лат. intuitio – созерцание, непосредственное восприятие, пристальное всматривание) – в широком (обыденном) понимании способность прямого, ничем не опосредованного постижения истины. В философии трактовка интуиции отличается смысловым и содержательным многообразием: от безотчетного озарения – до особой и даже высшей формы знания. Проблема интуиции в истории философии не имела самодостаточного значения и рассматривалась в контексте поиска средств и путей достоверного знания. Своими корнями проблема интуиции уходит в античную философию, осуществлявшую эти поиски в двух основных направлениях – сенсуалистическом и рационалистическом, соответственно которым впоследствии сформировались понятия «чувственной» и «интеллектуальной» интуиции. Платон говорит о духовном созерцании «эйдосов». Согласно Аристотелю, высшие понятия усматриваются непосредственно (Никомахова Этика, VI, 9 1142 а; VI 1143 b). Интуиция как духовное узрение сверхчувственного представлена в учении Плотина, Дионисия Ареопагита, Николая Кузанского.

Весьма сдержанное отношение к интуиции со стороны схоластов и философов средневековья вообще (Дунс Скот признавал за интуицией лишь способность констатации факта бытия объекта; Оккам говорил об интуиции как о «смутном» представлении) резко меняется в 17 в. в связи с укреплением позиций классического рационализма и широкой экспансией математики и ее методов в философию и науку. Важнейшим условием истинности знания и познания основных аксиом науки Декарт считал фактор непосредственной достоверности, характерный для интуиции как формы «ясного и внимательного ума», порожденной «одним лишь светом разума» (Избр. произвел. М., 1950, с. 86). Подчеркивая особую роль дедукции в познании, Декарт усматривал преимущество интуиции в ее «простоте» и надежности. Статус интеллектуальной (рациональной) интуиции как высшего вида знания отстаивали с теми или иными оговорками Спиноза, Локк, Лейбниц, Мальбранш и др. В отличие от Декарта, Лейбниц не считал ясность и простоту интуиции гарантией безусловной истинности знания, а Локк ограничивал компетенцию интеллектуальной интуиции констатацией связей и отношений между идеями. Различного рода коррекции интеллектуальная интуиция подверглась в дальнейшем со стороны Фихте, Шеллинга (интуиция как непосредственное тождество субъекта-объекта), Новалиса (интуиция как исток жизни). Ценность интуиции подчеркивалась Шефтсбери, Гете, Якоби, Гаманом. Кант называл интуицию схематическим, или символическим, способом представления, подчеркивая, что мышление дискурсивно, а не интуитивно.

Рационалистическая концепция интуитивного знания оказалась, как это ни парадоксально, наиболее теоретически и логически уязвимой и именно в этом качестве интуиция приобрела действительно проблемный характер. Непосредственность, безотчетность и субъективность, как специфические свойства (особенности) интуиции вступали в явное противоречие с установленными тем же рационализмом критериями достоверности научного и философского знаний как знаний понятийных и логически корректных. Созерцание (die Anschauung) – так Кант именовал обычно интуицию – лишь посредствующее звено между предметом мысли и самим мышлением, субъективное «представление о явлении», но не знание в строго научном понимании этого слова. Не отрицая важной роли непосредственного созерцания как возможной предпосылки знания и указывая одновременно на его субъективность и статичность, Гегель отверг мысль о возможности непосредственного знания. Непосредственность – лишь момент опосредствования как механизма формирования знания. Вслед за Кантом, полагавшим, что способностью «интеллектуального созерцания» может обладать лишь «первосущество», Гегель в конечном счете также отказывает интеллектуальной интуиции в праве именоваться формой философского знания.

Как «чистое созерцание» интуиция утрачивает чисто эпистемологический статус и приобретает, согласно Канту, Фихте и Шеллингу, статус эстетический. Гегель, критикуя абсолютизацию интуиции как непосредственного знания, отождествляет «чистое созерцание» и «чистое мышление» (Гегель. Соч., Т. І. М. – Л., 1929, с. 117).

Элементы скептицизма в отношении рациональной интерпретации интуиции обнаружились уже в учениях Гамана и Якоби. Однако в полной мере эта тенденция проявилась в философии А.Шопенгауэра. Не отрицая позитивной ценности интеллекта (понятийного мышления), Шопенгауэр не только выводит из сферы его действия принципиально недескурсивный, как он считает, рассудок, но и низводит интеллект до роли оформителя приобретенного не им знания. Знание – результат «незаинтересованного» созерцания, гарантирующего объективность и наглядность истины. Интуиция вновь обретает статус истинного знания, но уже не как «понимания ясного и внимательного ума», а как продукта воли и чувств (Шопенгауэр А. Мир как воля и представление, кн. I, § 15). Новый качественный шаг в осмыслении интуиции и ее сущностной интерпретации был сделан на рубеже 19 и 20 вв. В философии Дильтея интуиция трактуется как переживание личности, а в интуитивизме, возникшем в качестве ответной реакции на сциентизм и интеллектуализм, интуиция оказывается средоточием знания. Интуитивисты, стремясь преодолеть опасный культ «научного знания», который отличается, согласно А.Бергсону, Н.Бердяеву, узким прагматизмом и откровенной корыстью, выдвигают на первый план интуицию. Свободная от подобных пороков интуиция представляет собой надежное средство «вчувствования» (А. Бергсон) в истину, берет на себя функцию «пророческого вещания» (Н.О.Лосский). Бергсон вполне лояльно относится к интеллекту (понятийному мышлению), указывая, однако, на ограниченность его функциональных возможностей и сферы применения: интеллект выявляет и упорядочивает лишь связи и отношения между «мертвыми» вещами; жизнь же постигается интуицией. Согласно Бергсону, интуиция («симпатия») предстает в качестве условия спонтанного творческого порыва личности, реализующего себя прежде всего в искусстве. Человек, считает он, настолько художественно одарен, насколько он свободен от воздействий «разлагающей силы разума» и, напротив, утонченность (элитарность) и «чистота» его интуитивных прозрений, концентрирующихся в глубинах духа, становится стимулом эстетических восприятий и переживаний действительности.

Бердяев ставит своей целью не только дезавуировать гносеологический статус интуиции, но и дискредитировать всю традиционную гносеологию, представляющую собой, по его убеждению, орудие насилия рефлектирующего субъекта над объектом. Чем активнее разум воздействует на объект, чем длиннее и изощреннее цепь логических умозаключений, тем больше шансов окончательно потерять истину. Последняя «стяжается» исключительно интуитивным путем. Интуиция – это инструмент «непосредственного касания» и «первичного переживания» бытия. «Бытием», однако, Бердяев именует не доступный научному и обыденному знанию чувственно-материальный («болезненный» и «греховный») мир, но мир «невидимый», мир «иной». Таким образом, из формы (или даже предпосылки) знания интуиция трансформируется в компонент религиозной веры.

Иную интерпретацию интуиции предлагает Н.О.Лосский. Превознося мистическую интуицию, он не считает ее единственным средством постижения истины. С интуицией связана высшая способность духа, цель которой – приобщение человека к «сверхкосмическому металогическому принципу» – божественному «Ничто». Помимо мистической интуиции, он вычленяет чувственную и интеллектуальную интуицию, сферы приложения которых – природно-материальные объекты и идеальные связи и отношения между ними. Под интуицией Лосский понимает способность «непосредственного созерцания предметов в подлиннике», т.е. таковыми, каковы они сами по себе, без каких бы то ни было привнесенных «субъективных примесей» и оценок. В интуиции объект свидетельствует о себе и тем самым гарантирует истинность представляемого о себе знания. Интуиция трактуется Лосским весьма широко. Особыми разновидностями интуиции он считает и сам разум, и все формы рассудочного мышления, и даже опыт. Интуитивизм Лосского представляет собой лишь звено в развиваемой им теории имманентизма, призванной ликвидировать пропасть между объектом и субъектом, наукой и метафизикой.

С.Л.Франк рассматривает интуицию как первичную сверхрациональную ступень постижения «целостного бытия» в его металогической цельности. В современной философии науки интуиции отводится важное место в структуре и процедурах познания (А.Пуанкаре, Г.Вейль и др.). В феноменологии Гуссерля эйдетическая интуиция, достигаемая после эпохе, – основное средство познания.

Современные научные представления об интуиции не опровергают возможности мгновенного «схватывания» (термин Канта) истины, но определяют интуицию не как трансцендентное озарение, а исключительно как важный (но не необходимый) момент сложного и неосознаваемого по своему механизму взаимодействия чувств, разума и опыта. Непосредственность интуиции условна. Интуиция является не начальным этапом знания, а переходным звеном от одного его уровня к другому. Будучи субъективной по механизму формирования, интуиция трансформируется в знание лишь при условии включения в рационально осмысленную и понятийно эксплицированную систему.

В математике и логике понятие интуиции стало основой формирования особого направления – интуиционизма.

1. Бергсон А. Философская интуиция. – В кн.: Новые идеи в философии, сб. 1. СПб., 1912;

2. Асмус В.Ф. Проблема интуиции в философии и математике. М., 1963;

3. Фейнберг Е.Л. Две культуры. Интуиция и логика в искусстве и в науке. М., 1992;

4. Батай Ж. Внутренний опыт. СПб., 1997;

Интуиция с точки зрения философии

Интуиция (позднелат. созерцание, от лат. intueor — пристально смотрю), способность принимать правильные решения, минуя промежуточные результаты. Интуитивное решение может возникнуть как в результате напряженного раздумывания над решением вопроса, так и без него.

Интуиция – способность прямого, непосредственного постижения истины без предварительных логических рассуждений и без доказательств.

В истории философии понятие Интуиции включало разное содержание. Интуиция понималась как форма непосредственного интеллектуального знания или созерцания (интеллектуальная Интуиция). Так, Платон утверждал, что созерцание идей (прообразов вещей чувственного мира) есть вид непосредственного знания, которое приходит как внезапное озарение, предполагающее длительную подготовку ума.

В истории философии нередко чувственные формы познания и мышление противопоставлялись. Рене Декарт, например, утверждал: «Под интуицией я разумею не веру в шаткое свидетельство чувств и не обманчивое суждение беспорядочного воображения, но понятие ясного и внимательного ума, настолько простое и отчётливое, что оно не оставляет никакого сомнения в том, что мы мыслим, или, что одно и то же, прочное понятие ясного и внимательного ума, порождаемое лишь естественным светом разума и благодаря своей простоте более достоверное, чем сама дедукция. ».

Г. Гегель в своей системе диалектически совмещал непосредственное и опосредствованное знание.

Интуиция трактовалась также и как познание в виде чувственного созерцания (чувственная Интуиция): «. безоговорочно несомненное, ясное, как солнце. только чувственное», а потому тайна интуитивного познания и «. сосредоточена в чувственности» (Фейербах Л.).

Интуиция понималась и как инстинкт, непосредственно, без предварительного научения определяющий формы поведения организма (А. Бергсон), и как скрытый, бессознательный первопринцип творчества (З. Фрейд).

В некоторых течениях философии Интуиция трактуется как божественное откровение, как всецело бессознательный процесс, несовместимый с логикой и жизненной практикой (интуитивизм). Различные толкования Интуиции имеют нечто общее — подчёркивание момента непосредственности в процессе познания, в отличие (или в противоположность) от опосредствованного, дискурсивного характера логического мышления.

Материалистическая диалектика усматривает рациональное зерно понятия Интуиции в характеристике момента непосредственности в познании, которое представляет собой единство чувственного и рационального.

Процесс научного познания, а также различные формы художественного освоения мира не всегда осуществляются в развёрнутом, логически и фактически доказательном виде. Нередко субъект схватывает мыслью сложную ситуацию, например во время военного сражения, определения диагноза, виновности или невиновности обвиняемого и т. п. Роль Интуиции особенно велика там, где необходим выход за пределы существующих приёмов познания для проникновения в неведомое. Но Интуиция не есть нечто неразумное или сверхразумное. В процессе интуитивного познания не осознаются все те признаки, по которым осуществляется вывод, и те приёмы, с помощью которых он делается. Интуиция не составляет особого пути познания, идущего в обход ощущений, представлений и мышления. Она представляет собой своеобразный тип мышления, когда отдельные звенья процесса мышления проносятся в сознании более или менее бессознательно, а предельно ясно осознаётся именно итог мысли — истина.

Интуиции бывает достаточно для усмотрения истины, но её недостаточно, чтобы убедить в этой истине других и самого себя. Для этого необходимо доказательство.

LiveInternetLiveInternet

Метки

Рубрики

  • Анатомия. (312)
  • Гормоны. (15)
  • Клетка. (29)
  • Мозг. (17)
  • Первая помощь. (20)
  • Помощь организму. (65)
  • Рефлексогенные точки. (66)
  • Симптоматика. (51)
  • Физические упражнения. (47)
  • Античность. (143)
  • Легенды. мифы. (29)
  • Цивилизации и учения. (85)
  • Вселенная. (64)
  • Вязание. (397)
  • Вязание крючком. (60)
  • Вязание спицами. (93)
  • Домашняя обувь. (29)
  • Кружево. (39)
  • Маленькие хитрости. (41)
  • Пледы. (58)
  • Салфеточки. узоры. (80)
  • Живой мир. (150)
  • В мире животных. (71)
  • В мире птиц. (38)
  • В морских глубинах. (23)
  • Изучение ПК. (451)
  • Блогеру. (80)
  • Интернет. (36)
  • Програмки. (25)
  • Рамочки для текста. (4)
  • Рамочки конспектные. (19)
  • Рамочки тематические. (71)
  • Флэшки. (54)
  • Искусство. (80)
  • Животный мир. (21)
  • Море. (3)
  • Пейзаж. (26)
  • Фарфор. (13)
  • Красота. полезные советы. (298)
  • Для красоты дома. (61)
  • Для нас. (64)
  • Интерьер. (23)
  • Красивые плетения. (35)
  • Уход за кожей. (82)
  • Кулинария. (980)
  • Вторые блюда. (87)
  • Желе. конфетки. мусс. (68)
  • Запеканки мясные. (34)
  • Запеканки овощные. (11)
  • Кексики. (79)
  • Напитки. (6)
  • Пироженое. безе. (25)
  • Пирожки..да булочки. (74)
  • Рулетики. печеньки. (62)
  • Рыбка. (57)
  • Салатики. или перекусить. (55)
  • Соусы. (38)
  • Торты. (80)
  • Фрукты. (11)
  • Хлеб. (77)
  • Мир кино. (11)
  • Мир растений. (203)
  • Выращивание цветов. (64)
  • Комнатные растения. (44)
  • Лечебные растения. (68)
  • Растения сада. (54)
  • Общая психология. (1486)
  • Психологические тесты. (101)
  • Аудиолекции. (28)
  • Векторная психология. (52)
  • Детская психология. (128)
  • Книги олайн. (51)
  • Мужчина и женщина. (61)
  • Помоги себе сам (113)
  • Помоги себе сам. (212)
  • Психологические тренинги. (26)
  • Психология и здоровье. (108)
  • Психология успеха. (168)
  • Семейные отношения. (63)
  • Сказки. (14)
  • Техники и медитации. (28)
  • Типология личности. (118)
  • Притчи. Мудрые цитаты. (81)
  • Путешествия по миру. (386)
  • Городские улочки. (69)
  • Национальные парки. (27)
  • Прекрасные дворцы. (103)
  • Храмы. (39)
  • Царица Водица. (52)
  • Чудесные сады. (49)
  • Развитие детей (2244)
  • Английский язык. (157)
  • Аппликация. (91)
  • Гранит науки. (131)
  • Испанский язык. (22)
  • История. (9)
  • Логопедия. (36)
  • Математика 1 класс. (47)
  • математика 2 класс. (41)
  • Математика 3-4 классы. (50)
  • Математика(к). (52)
  • Математические задания 5-7. (44)
  • Математические р/и. (10)
  • Обучение грамоте 3-5. (36)
  • Обучение грамоте 5-7. (71)
  • Обучение грамоте(к) 3-5. (92)
  • Обучение грамоте(к) 5-7. (186)
  • Обучение грамоте(н шк). (68)
  • Окружающий мир (вр.г.). (38)
  • Окружающий мир (задания). (52)
  • Окружающий мир (к). (98)
  • Окружающий мир (н.п.). (115)
  • Оригами. (39)
  • Оформление. (81)
  • Пальчиковые игры. (36)
  • Педагогика. (93)
  • Планирование. (24)
  • Пластилин. (62)
  • Поделки из бумаги. (102)
  • Поделки на праздник. (72)
  • Полезные сайты. (3)
  • Прописи. (47)
  • Развитие речи (к). (36)
  • Развитие речи(задания). (73)
  • Рисовалки. (35)
  • Рисование. (47)
  • Русский язык (общее). (75)
  • Русский язык 1 класс. (19)
  • Русский язык 2 класс. (42)
  • Русский язык 3 класс. (50)
  • Тесты. (24)
  • Физ. минутки. (16)
  • Стихи. Чувства. (163)
  • Тайное Знание. (1860)
  • Астрология. (163)
  • Хиромантия. Физиогномика. (84)
  • Графология. (10)
  • Для размышления. (305)
  • Зороастризм. (19)
  • Камни. (36)
  • Литература. (4)
  • Мандалы. (54)
  • Нумерология. (52)
  • Практики и медитации. (79)
  • Релакс. (41)
  • Рэйки. (153)
  • Славяне. (123)
  • Таро. (52)
  • Таро. карта дня. (78)
  • Таро. расклады. (91)
  • Фэн-шуй. (69)
  • Эзотерека. (218)
  • Энергопрактики. (69)
  • Творчество. (558)
  • Вышивка лентами. (32)
  • Квиллинг. (42)
  • Лепка. (50)
  • Макраме. (14)
  • Папье-маше. (17)
  • Плетение из газет. (18)
  • Роспись. (43)
  • Рукоделие. (1)
  • Украшалочки. (17)
  • Уроки рисования. (291)
  • Техника шитья. (106)
  • Улыбнись. (50)
  • Юридические вопросы. (42)
  • Ящик сортировочныйй. (22)

Цитатник

как оцифровать и обработать акварельный рисунок

Студия Олега Торопыгина. Рисунок. Вступительное слово к циклу Серия 0 Предисловие к серии .

эволюция картинки и другие уроки от стокеров подборка видео в ВК о работе с цветом. Сохра.

Обзор учебников рисунка. Студия Олега Торопыгина. Николай Ли. Основы учебного академического ри.

рисуем с детьми весело Учим детей рисовать: 20 уникальных техник, доступных каждому родителю в ст.

Приложения

  • ОткрыткиПерерожденный каталог открыток на все случаи жизни
  • Толкование сновУзнайте в чем тайна вашего сна — стоит готовиться к чему-то плохому или, наоборот, надо чтобы сон обязательно сбылся. Вы непременно найдете толкование вашего сна, ведь в базе уже сейчас содержится 47
  • СРОЧНО.ДЕНЬГИК сожалению, всякое бывает… И чаще, почему-то, это всегда случается неожиданно… Уникальная единая форма для подачи заявки на кредит во все банки сразу поможет сэкономить нервы, время и деньги!
  • Дешевые авиабилетыВыгодные цены, удобный поиск, без комиссии, 24 часа. Бронируй сейчас – плати потом!

Музыка

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Интересы

Друзья

Постоянные читатели

Сообщества

Статистика

Интуиция и предназначение

Понедельник, 29 Апреля 2019 г. 02:26 + в цитатник

Читайте также:  Глазное яблоко с точки зрения филолога сканворд

Интуиция и предназначение

Большинство людей относятся к интуитивным способностям как к чему-то сверхъестественному и либо боятся их развивать, либо не доверяют сами себе. Они не чувствуют, не понимают своих истинных желаний и слепо следуют целям и убеждениям, навязанными семьей и обществом. А с точки зрения общества, интуиция бывает опасна — ее подсказки могут противоречить социальным стандартам, нормам, правилам и догмам.

Однако, интуитивные способности есть у всех людей от рождения. Почему же и для чего в нас «встроена эта опция»? Зачем нам нужна интуиция?

Иногда интуицию называют «шестым чувством». Первые пять (слух, зрение, осязание, обоняние, вкус) — необходимы человеку для биологического выживания в видимом, физическом мире. «Шестое чувство» (интуиция) связано с миром невидимым.

Все люди по-разному воспринимают и познают мир. Основные способы познания видимого мира — «я вижу, слышу, чувствую, думаю». Исходя из того, какие «настройки» сильнее выражены, люди делятся на визуалов, аудиалов, кинестетиков, дигиталов.

Для визуала важны образы, его девиз: «Мир, я вижу тебя». Для аудиала важны звуки («Мир, я слышу тебя»). Для кинестетика — ощущения, прикосновения («Мир, я чувствую тебя»). Дигиталы воспринимают действительность как поток информации, материал для логического анализа («Мир, я понимаю тебя»).

«Шестое чувство» (интуиция) — это чувствительность к невидимым сигналам, способность получать информацию и улавливать суть явлений поверх логики и здравого смысла. Способы восприятия невидимого мира и получения информации у нас тоже разные. Как правило, люди получают интуитивную информацию по нескольким каналам, например:

Ясновидение — способность воспринимать информацию в виде образов или цветовых пятен, видеть энергетическое поле, ауру людей или предметов, духов, ангелов или сущностей.

Яснослышание — способность воспринимать звуки, слова, голоса, которые направляют, подсказывают или останавливают.

Яснознание — способность мгновенно получать информацию или ответ на вопрос, не понимая точно, откуда ответ пришел (например, о личности человека или перспективах проекта, благоприятных моментах или опасных обстоятельствах).

Ясночувствование — способность на расстоянии чувствовать эмоциональное или физическое состояние другого человека или способность испытывать эмоции, предвосхищающие события (например, еще ничего не случилось или ничего неизвестно, а вам уже радостно или грустно).

Телесные ощущения — способность получать информацию через свое тело (например, вы чувствуете озноб или спазм, когда интуиция вас пытается остановить или через телесные ощущения эмпатически получаете информацию о самочувствии другом человеке ).

Сновидения — З. Фрейд называл сны «царской дорогой в бессознательное», во время сна подсознание посылает нам образные сигналы, понимая которые можно получить ответ на волнующие нас вопросы.

Но зачем нам входить в контакт с миром невидимым?

Дело в том, что у интуиции есть более высокий смысл, чем предвидение ситуаций, считывание людей или видение ауры. Интуиция — это прямой канал связи с Душой. И развивать интуитивные способности необходимо для того, чтобы Душа могла реализовать свое «предназначение».

Душа приходит на Землю для развития. Перед тем, как прийти в этот мир, Душа назначает сама себе задачу, которую хочет решить. Эта задача и называется «предназначение» («то, что назначено перед»).

Представьте, что Душа — это игрок, который сел за компьютер, загрузил игровую программу, поставил цель (например, «прокачать честность», «активировать смелость»), выбрал персонажа и приступил к игре. Так вот. Вы — это выбранный персонаж. Чтобы Душа (Игрок) могла поддерживать с вами контакт и посылать направляющие сигналы, ей нужны «канал связи» и «пульт управления».

«Канал связи» — это интуиция. А «пульт управления» — ваши чувства.

Чем больше вы натренируете способность удерживать внимание в позиции «Души-Игрока» и рассматривать обстоятельства и события в своей жизни с этой позиции, тем лучше у вас будет работать интуиция.

У Души высокая точка обзора. Она видит обстоятельства игры сверху, целиком, вне времени и земных ограничений. Поэтому сигналы, которые Душа посылает, могут противоречить социальным стандартам, семейным нормам или логическим доводам. Ей безразлично, вы миллионер или бюджетник, замужем или бездетна, живете в столице или глуши. Ей важно, какие качества, навыки и умения она (Душа) приобретет, благодаря пережитому на Земле опыту. А внешние обстоятельства — это просто тренажеры в спортзале, уровни игры, которые Душа проходит, чтобы выполнить свое «назначение».

И вот здесь возникает много подмен и недоразумений. Ко мне часто обращаются с запросом «хочу узнать свое предназначение». При этом многие считают, что «предназначение» связано с с внешними обстоятельствами, с каким-то видом деятельности, с работой, занятиями, пользой или служением, проявлениями себя во внешнем мире. Но посмотрите на эту «деятельность» с позиции Души. Что Душе с того, что вы будете работать журналистом, у вас будут деньги, пятеро детей и директорское кресло? Какие перемены произойдут с вашей Душой?

Чем больше сессий я провожу, тем яснее понимаю, что «предназначение» с внешними проявлениями вообще не связано. Предназначение — это не про достижения, работу, семью, детей, творчество или карьеру. Это про внутренний путь, процесс изменений, состояний человека от рождения до смерти . Например, в начале пути человек был «жадным», стал «щедрым»; был «равнодушным» — стал «отзывчивым»; был «жестоким» — стал «милосердным».

«Предназначение» связано с развитием качеств самой Души, раскрытием даров и талантов.

Например, стать мамой 5 детей — это не предназначение. Это тренажер. А «предназначение» — это ответ на вопрос «стать мамой 5 детей, чтобы что?» Например, чтобы научиться любить детей без условий и претензий. При этом дети будут разочаровывать, не оправдывать ожиданий, жить своими интересами и не рожать внуков. И предназначением мамы 5 детей может быть задача научиться любить детей безусловной любовью. При этом у нее будут раскрываться талант восхитительно готовить и дар создавать уют и красоту.

Или еще вариант. Стать миллионером и владельцем крупного бизнеса — это не «предназначение». «Предназначение» — это ответ на вопрос «стать владельцем крупного бизнеса и миллионером, чтобы что» Например, чтобы будучи жестким, жадным и равнодушным к людям человеком научиться щедрости, отзывчивости и бескорыстию. Потому что именно эти качества Душа хочет развить и натренировать.

А человек может об этом не задумываться, игнорировать интуицию, упиваться властью, деньгами, внешними привилегиями. Но Душе это безразлично. Она хочет научиться чему-то другому. И тогда Душе, чтобы ее услышали, «приходится» организовать человеку кризис, стресс, встряску, чтобы достучаться.

Как определить, слышите ли вы голос своей Души, следуете ли по пути своего Предназначения или сбились с дороги? Например, вот по этим признакам (спасибо О. Юрковской, цитирую).

«Вы не следуете целям Души, если:
— сильно и долго болеете;
— чувствуете себя несчастной и потерянной;
— часто и горько ошибаетесь в людях;
— с вами все время происходят неприятности;
— не можете найти любимое дело;
— цепляетесь за прошлое и тревожитесь о будущем;
— не видите смысла в вашей жизни.

Вы следуете целям Души, если:
— выбираете верный путь;
— чувствуете невидимую помощь и поддержку в решении сложных задач и ситуаций;
— слышите внутренний голос, подсказывающий правильное решение;
— притягиваете нужных людей;
— ощущаете счастье здесь и сейчас».

Тонкость в том, что

никто, кроме вас самих, вам про ваше Предназначение не расскажет. То есть сказать — скажут, но вы не поверите. Или не поймете. Или, если вы уже следуете своему Предназначение, ничего нового не услышите. Это внутреннее знание вы можете открыть в себе только сами.

Например, с помощью медитации. Или с помощью Метафорических ассоциативных Карт. Это проективная методика, основанная на том, что наше подсознание общается с нами на языке образов. Образы метафорических карт позволяют настроить контакт со своим подсознанием, научиться распознавать и понимать его послания. И буквально увидеть невидимое — ваши ограничения, которые мешают следовать целям своей Души, возможности и ресурсы, которые вы не замечали или не использовали. А главное — с помощью образов можно успешно менять убеждения и создавать ту реальность, которую вы хотите!

Юлия Колясникова

Найдено 30 определений термина ИНТУИЦИЯ

открывающееся в самоочевидности смысловое содержание как объективная реальность.

способность постижения (усмотрения) истины путем прямого ее переживания без обращения к ее обоснованию с помощью доказательства.

лат. intuitio от intueri – пристально смотреть, исследовать, обдумывать) – непосредственное усмотрение сущности феномена

— категориальная – интеллектуальное созерцание нечувственного содержания

способность постижения истины путем непосредственного ее усмотрения без какого-либо рационального вывода. Творческое мышление невозможно без И. и включает в себя как рационально осмысленные, так и несознаваемые, интуитивные моменты.

от лат. intuitus — взгляд, вид; intueri — пристально, внимательно смотреть) — непосредственное постижение истины без обоснования с помощью логических, математических или др. доказательств, «откровение, развивающееся изнутри человека» (Гете); чутье, проницательность.

Интуиция фактически является аспектом и продолжением инстинкта. Как все инстинкты, она превосходно действует в обычных обстоятельствах, сформировавших привычки животного, но совершенно бесполезна, как только обстоятельства меняются и требуется какой-то непривычный образ действия.

способ постижения истины путем прямого ее усмотрения без обоснования с помощью доказательств (интуиция-суждение). В математике и физике под интуицией подразумевают угадывание результата, который обязательно должен быть подтвержден логическим доказательством (дискурсивно) или опытной проверкой (интуиция-догадка).

от лат. intueor — внимательно смотрю, рассматриваю), способность познания истины путем ее прямого усмотрения без какого-либо дополнительного обоснования или доказательства. И. процесс постижения истины, характеризующийся ее непосредственным усмотрением. Близка таким состояниям, как вдохновение, духовное видение, откровение, имеет истоки в бессознательном. В акте интуиции «схватывается» сущность вещи, ее глубинные состояния и противоречия. И. — способность к непосредственному постижению истины.

непосредственное знание. Обычно различают «эмпирическую» интуицию, соотносимую с тем или иным объектом мира, и «рациональную» интуицию, обозначающую непосредственное восприятие отношений между двумя идеями (например, рациональная интуиция, с помощью которой мы постигаем доказательство того, что сумма углов треугольника равна сумме двух прямых углов). Всякая интуиция — это своего рода открытие, будь то открытие объекта мира, новой идеи или анализ чувства. Именно в этом смысле говорилось о божественной природе интуиции. Психология различает «интуитивный» и «дискурсивный» ум, в зависимости от быстроты схватывания и потребности в объективных доказательствах, или же, наоборот, неприятия последних.

от лат.-взгляд, вид): знание, возникающее без осознания путей м условий его получения – как результат «непосредственного усмотрения». Трактуется и как специфическая способность (например, интуиция художественная или научная), и как целостное охватывание условий проблемной ситуации (интуиция чувственная и интеллектуальная), и как механизм творческой деятельности (интуиция творческая). Интуиция на самом деле – базисный, природный дар человека. Многое человек постигает путем воображения, фантазии, предчувствия. И это тоже тип знания, который был широко представлен до возникновения науки. Приобщиться к тайнам Вселенной можно не только путем размышления, анализа, эксперимента, но и посредством интуиции. Научное сознание – не единственный прорыв к истине.

человеческая способность постигнуть истину путем прямого ее усмотрения без доказательств и размышлений. Гете называл интуицию откровением, развивающимся изнутри человека. Процесс научного познания, создания художественного произведения далеко не всегда осуществляются последовательно, логически. Часто человек схватывает мыслью сложную ситуацию (например, во время военного сражения, при определении того или иного диагноза и т. д.). Интуиция — это своеобразный тип мышления, когда отдельные звенья процесса мышления осуществляются бессознательно. Осознается только итог интуитивной мысли — истина. При помощи интуиции можно увидеть истину, но ее еще требуется доказать. Только так правильность интуитивной догадки может быть доказана другим людям.

D/ Intuition /E/ Intuition F/ Intuition /Esp/ Intuicion.

Понятие, определяющее процесс непосредственного получения знания посредством целостного охватывания проблемной ситуации без дискурсивного его выведения и доказательства. Различают чувственную, интеллектуальную и мистическую интуиции с целью возвеличения тайны духовной жизни по сравнению с материальностью бытия, противопоставления разума чувствам; науки — искусству и философии. Наука изучает материю, расчленяя ее на элементы и устанавливает внешнее отношение между ними. Искусство и философия, по мнению Ф.Шеллинга, А.Шопенгауэра, Ф.Ницше, прозревают подлинную суть вещей, поскольку производят знание-переживание, которое не может быть концептуализировано. Это знание резюмируется в форме метафор, художественных образов и т.п. и отождествляется с интуитивным.

(от лат. intuere — глядеть) — непосредственное усмотрение чего-либо в качестве истинного, целесообразного, нравственно доброго или прекрасного. Противополагается рефлексии. Отрицать И., как факт, невозможно, но было бы неосновательно искать в ней высшую норму философского познания, перед которою рефлектирующее мышление теряло бы свои права. Такая точка зрения (интуитивизм) в сущности отнимает raison d&etre y самой философии, задача которой — все данное во внешнем и внутреннем восприятии проводить отчетливо через рефлексию разума, отбрасывая случайные и исключительные свойства явлений и оставляя в результате смысл всего, т.е. всеобщее и необходимое содержание целого опыта. Интуитивность или интуитивное отношение к предметам занимает преобладающее, хотя и не исключительное место в художественном творчестве.

от лат. intueor — пристально смотрю) — непосредственное, без использования языка, логических суждений и выводов видение истины. История науки показывает существенную роль интуиции в великих научных открытиях. Вместе с тем интуиция как внезапный прорыв к новому неизведанному всегда оказывается подготовленной предшествующим кропотливым трудом ученого, накоплением многих фактов и знаний, прежде чем они непроизвольно укажут путь познания или обнажат сущность вещей. Специальное философское обоснование значения интуиции в научном познании содержится в методологии Р. Декарта, считавшего основанием для использования дедуктивного метода интеллектуальную интуицию, с которой начинается утверждение истинности исходного знания. Существенное значение интеллектуальной интуиции в научном познании подчеркивали А. Пуанкаре, А. Гейтинг, А. Эйнштейн, Ж. Адамар и др.

ИНТУИЦИЯ (в науке)

использование в процессе познания, при решении научных проблем огромного массива неструктурированной заранее в языке (дискурсе) информации, как подсознательной, так и бессознательной. При четко поставленной проблеме и сильной мотивации в ее решении в сознании ученого на уровне интуиции происходит огромная работа по извлечению из недр сознания и отбору релевантной для решения поставленной проблемы информации. В сознании эти решения появляются внезапно, при самых различных внешних обстоятельствах, и обозначаются словом «инсайт». Однако «инсайт» бывает только у хорошо подготовленных профессионалов. Интуиция в науке выполняет функции фиксации и удостоверения определенного (элементарного) содержания знания (интеллектуальная интуиция). Огромную роль интеллектуальной интуиции в процессе научного (и особенно — математического) познания отводили Р. Декарт, Г. Галилей, А. Пуанкаре, А. Рейтинг, А. Эйнштейн, Ж. Адамар и др.). (См. интуиционизм (философский), контекст открытия, научное творчество).

— способность познания, отличающаяся от опыта и разума и позволяющая непосредственно воспринимать суть вещей в «прозрении» или «озарении». Оккам (XIV в.) трактовал интуицию как акт восприятия, на основании которого дается очевидное суждение о существовании или несуществовании какого-либо предмета. Познание разумом Оккам считал невозможным без интуиции и вторичным по отношению к ней. Согласно С.Франку, «всякое познание есть интуиция, т.е. непосредственное созерцание реальности и отдача себе отчета в отношении его содержания. В этой интуиции состоит само существо сознания как непосредственного и вневременного начала, способного обозревать, уяснять и то, что в пространственном и временном смысле стоит вне узкой сферы внутренней психической жизни личности». Интуиция родственна вере, но обращается не к Высшей реальности, а к реальностям нашего мира, не требующим религиозного отношения. Однако, нередко говорят и о «религиозной интуиции», в которой присутствует и вера. Философские труды нередко оцениваются и анализируются с точки зрения тех исходных интуиций, которые легли в их основу и затем всесторонне осмысливались разумом.

от лат. пристально, внимательно смотреть) – форма внерационального познания, основанная на способности непосредственного постижения сущности истины без опоры на логические обоснования и доказательства. В истории философии можно выделить следующие трактовки интуиции: 1) как формы непосредственного интеллектуального знания (созерцания) (Платон); 2) как понятие ясного и внимательного ума, порождаемое естественным светом разума (Декарт); 3) как скрытый бессознательный принцип творчества (Фрейд); 4) как своеобразный тип мышления, когда оно протекает в виде «свернутого» и неосознанного процесса, а предельно ясно осознается только итог скрытых размышлений (материалистическая диалектика). Истина, найденная интуицией в дальнейшем должна пройти через этап доказательств и обоснований. Она имеет особое значение в ситуациях, когда информация неполна и противоречива. В результате интуитивной догадки человек внезапно, сразу усматривает целостное решение проблемы, не имея пока его логического доказательства. Однако неожиданность интуитивной догадки – лишь кажущаяся: успешность ее предполагает хорошее знание предмета, длительное размышление о нем. Интуитивное познание играет существенную роль в творческой деятельности.

от позднелат. intuitio — созерцание) — способность непосредств, постижения истины. Понятие И. по-разному истолковывается в философских учениях. Для мн. мыслителей — эмпириков и рационалистов (Декарт, Спиноза, Локк, Лейбниц. Гегель и Др.) И. является особым видом познания. Иначе подходят к проблеме представители интуитивизма и иррационализма (Бергсон, Джеме, Лосский и др.). По их мнению, познание подлинной реальности, основу к-рой составляют чистая «длительность», поток сознания или к.-л. др. духовное начало, возможно лишь с помощью И., понимаемой как переживание или вера. Подобные идеи находят завершение в представлениях теологов, для к-рых И. — это чудесное прозрение, «религ. экстаз», сверхразумная, «мистич. сила», позволяющая человеку постичь свой Внутренний и потусторонний мир в единстве, постичь бога. Марксистская философия отвергает ми-стико-идеалистич. взгляд на И. В то же время она стремится дать научное объяснение природы И. как формы непосредственного знания, вскрыть связи интуитивного и логического, т. е. непосредственного и опосредствованного знания, выводя их взаимозависимость из материально-практической деятельности человечества. Всякое знание, каким бы способом оно ни было получено, в конечном счете должно быть подтверждено практикой.

от лат. intuitus взгляд, вид) — рассматривание, видение, созерцание, а также (с древних времен) духовное видение, вроде вдохновения, понимание, приобретенное непосредственно, а не эмпирически или путем размышления (рефлексии), непосредственное переживание действительности; «откровение, развивающееся изнутри человека» (Гете). Интуитивное знание: понимание сути предмета, полученное благодаря интуиции, непосредственному постижению сущности вещи. Кант различает дискурсивную (логическую) ясность, полученную с помощью образования понятий, и интуитивную (эстетическую, т.е. чувственную) ясность, приобретенную с помощью видения. Нем. идеалисты, особенно Шеллинг, определяли ту разновидность познания, которая позже была названа интуицией, как интеллектуальное созерцание. У Бергсона интуиция — «одновременно и общее, и внутреннее видение результатов анализа, но не доаналитическое положение вещей. Философия не должна. ни конструировать реальность. ни довольствоваться фактическим состоянием естественного мировоззрения и. науки. она должна реконструировать вселенную с помощью интуиции тем, что она в возрастающей степени приобретает с нею непосредственный жизненный контакт, а равно и благодаря тому, что она разрушает те формы и схемы, которые придают вселенной характер чисто человеческой среды» (H. Bergson. Denken und schцpferisches Werden, 1948).

лат. intueri — пристально смотреть) — способность непосредственного постижения истины. Декарт, напр., считал, что дедуктивная форма доказательства покоится на аксиомах, последние же постигаются чисто интуитивно, без всякого доказательства. И., по Декарту, в соединении с дедуктивным методом служит всеобщим критерием полной достоверности. Большое место занимает И. в философии Спинозы, к-рый считал ее “третьим родом” познания, наиболее достоверным и важным познанием, схватывающим сущность вещей. В совр. буржуазной философии и психологии И. рассматривается как мистическая способность знания, несовместимая с логикой и жизненной практикой (Интуитивизм). Диалектический материализм рассматривает И. как непосредственное знание, как живое созерцание в его диалектической связи со знанием опосредствованным (Познание). И. нельзя считать каким-то принципиальным отклонением от обычных путей постижения истины, она является закономерной формой их проявления, опосредствованной логическим мышлением и практикой. За способностью как бы “внезапно” угадывать истину на самом деле стоят накопленный опыт, приобретенные ранее знания. Психологический механизм И. еще мало изучен, но имеющиеся экспериментальные данные позволяют считать, что в его основе лежит способность индивида отражать в ходе информационного, сигнального взаимодействия с окружающим наряду с прямым (осознанным) побочный (неосознанный) продукт. При определенных условиях эта (ранее не осознанная) часть результата действия становится ключом к решению творческой задачи. Результаты интуитивного познания со временем логически доказываются и проверяются практикой.

(лат. intueri — пристально, внимательно смотреть) — способность сознания непосредственно постигать предмет познания без опосредующих знаково-символич. инструментов и логич. процедур. И. традиционно противополагается дискурсивному, т.е. выводному, доказательноподробному знанию. Жесткое разведение И. и дискурса, критическая оценка возможностей логич. мышления характерны в осн. для религ.-мистич. учений. В рамках европ. философии наиболее последовательная попытка рассмотреть И. в кач-ве осн. способности сознания дана в интуитивизме А.Бергсона. В истории отеч. мысли оригинальные и глубокие взгляды на сущность И. развивали С.Л.Франк и Н.О.Лосский. В большинстве филос. и психол. концепций различия между непосредственными и опосредствованными путями получения знания не абсолютизируются, хотя сам факт мгновенного озарения (инсайт), творч. откровения не вызывает сомнений. В результате таких прозрений человек может обрести решение проблемы, мучившей его, найти выход из жизненной коллизии; создать худ. шедевры; проникнуть в глубины психич. мира чужого и собств. «Я», обрести новый смысл и цель личного бытия. Акт интуитивного понимания зачастую происходит столь быстро и внезапно, а эмоционально переживается настолько возвышенно и остро, что индивид ощущает собств. «Я» как бы вышедшим за пределы его физ. тела и растворившимся в постигаемой предметности (это состояние называется экстазом). Иногда наоборот: спонтанно и мгновенно обретаемое просветление производит впечатление, будто ключевая мысль, образ или формула приходит извне, словно посылаются свыше —т.н. нисхождение благодати, особенно свойственное психологии религ. человека. Н.Д.Наумов

Обозначает непосредственное познание, «проникновение» в некий данный предмет, на который смотрят или о котором размышляют. Есть два типа интуиции. Одна предшествует рассуждению, вторая — своего рода образ системы в целом, уже созданной с помощью рассуждения. С интуицией связаны два заблуждения. Согласно первому, без интуиции можно обойтись, во всяком случае без интуиции интеллектуальной (т. е. интуиция ограничивается областью чувств). Человек якобы не может познавать непосредственно, он способен только рассуждать, выводить заключения. То, что это заблуждение, вытекает не только из очевидных фактов (совершенно ясно, что многие истины мы познаем непосредственно). Если нет интуиции, то наши рассуждения лишаются основания и мы впадаем в скептицизм.

Заблуждением является также мнение, что интуиция может заменить рассуждение, т. е. постигнуть объекты, которые не даны субъекту непосредственно. Конечно, когда влюбленные смотрят друг другу в глаза, они могут интуитивно проникнуть в чувства друг друга, однако нет и не может быть интуиции жизни или материи.

Одной интуиции недостаточно, чтобы сориентироваться в сложных рассуждениях, скажем в области математики. Поэтому представление о том, что интуиция может заменить разум, является заблуждением.

Его успех объясняется, с одной стороны, преувеличением роли рассуждений, характерным для некоторых рационалистов, а с другой — простой ленью, желанием избежать тяжелого труда, связанного с умозаключениями, проверкой рассуждений и т. д. И все же в данном случае речь идет о предрассудке.

Следует знать, что «интуиционизмом» называется «голландская» школа философии математики и логики, которая не имеет с названным заблуждением ничего общего.

См.: логика, наука, разум, рационализм.

позднелат. intuitio, от лат. intueor — пристально смотрю), способность постижения истины путем прямого ее усмотрения без обоснования с помощью доказательства.

В истории философии понятие И. включало разное содержание. И. понималась как форма- непосредств. интеллектуального знания или созерцания (интеллектуальная И.). Так, Платон утверждал, что созерцание идей (прообразов вещей чувств. мира) есть вид непосредств. знания, к-рое приходит как внезапное озарение, предполагающее длит. подготовку ума. В истории философии нередко чувств. формы познания и мышление противопоставлялись. Декарт, напр., утверждал: «Под интуицией я разумею не веру в шаткое свидетельство чувств и не обманчивое суждение беспорядочного воображения, но понятие ясного и внимательного ума, настолько простое и отчетливое, что оно не оставляет никакого сомнения в том, что мы мыслим, или, что одно и то же, прочное понятие ясного и внимательного ума, порождаемое лишь естественным светом разума и благодаря своей простоте более достоверное, чем сама дедукция. » (Избр. произв., М., 1950, с. 86). Гегель в своей системе диалектически совмещал непосредственное и опосредствованное знание. И. трактовалась также и как познание в виде чувств. созерцания (чувств. И.): «. безоговорочное, несомненное, ясное, как солнце. только чувственное», а потому тайна интуитивного познания и «. сосредоточена в чувственности» (Фейербах Л., Избр. филос. произв., т. 1, М., 1955, с. 187).

И. понималась и как инстинкт, непосредственно, без предварит. научения определяющий формы поведения организма (Бергсон), и как скрытый, бессознательный первопринцип творчества (Фрейд).

В нек-рых течениях бурж. философии И. трактуется как божеств. откровение, как всецело бессознат. процесс, несовместимый с логикой и жизненной практикой. Различные толкования И. имеют нечто общее — подчеркивание момента непосредственности в процессе познания, в отличие (или в противоположность) от опосредствованного, дискурсивного характера логич. мышления.

Материалистич. диалектика усматривает рациональное зерно понятия И. в характеристике момента непосредственности в познании, к-рое представляет собой единство чувственного и рационального. Процесс науч. познания, а также различные формы художеств. освоения мира не всегда осуществляются в развернутом, логически и фактически доказательном виде. Нередко субъект схватывает мыслью сложную ситуацию (напр., во время воен. сражения, при определении диагноза, при установлении виновности или невиновности обвиняемого и т. п.). Роль И. особенно велика там, где необходим выход за пределы приемов познания для проникновения в неведомое. Но И. не есть нечто неразумное или сверхразумное. В процессе интуитивного познания не осознаются все те признаки, по к-рым осуществляется вывод, и те приемы, с помощью к-рых он делается. И. не составляет особого пути познания, идущего в обход ощущений, представлений и мышления. Она представляет собой своеобразный тип мышления, когда отд. звенья процесса мышления проносятся в сознании более или менее бессознательно, а предельно ясно осознается именно итог мысли — истина. И. бывает достаточно для усмотрения истины, но ее недостаточно, чтобы убедить в этой истине других и самого себя. Для этого необходимо доказательство.

Читайте также:  Сделать очки для зрения в москве

лат. intuitio — созерцание) — способность постижения истины путем непосредственного ее усмотрения без обращения к логическим аргументам. Отношение к И. — это принципиальный «водораздел» среди ученых, философов и других представителей обществознания. Ее безусловные сторонники — Р. Декарт, Б. Спиноза, И. Кант, А. Бергсон, Э. Гуссерль, Н. Лосский, Ж. Пуанкаре, Л. Брауэр; не менее яростные противники И. — Б. Рассел, К. Поп- пер, М. Бунге и др. Сегодня очень Много говорится о различных вариантах И., связанных с профессиональной деятельностью: И. государственного деятеля, ученого, полководца, музыканта, врача и т. д. Существуют ли аргументы против применения И., особенно в научном познании? Да, конечно. Во-первых, это неизученность многих сторон, моментов в механизме действия И. Бунге писал об И. как о коллекции хлама, куда сваливаются еще интеллектуальные механизмы, которые нельзя не только строго проанализировать, но даже просто четко обозначить. Во-вторых, неосознанность и неосознаваемость самого момента интуитивного озарения, ибо невозможно зафиксировать этот момент, «увидеть» его как бы со стороны. «Момент рождения» нового знания в процессе открытия, подчеркивал Дж. Холтон, может быть «далеко не обязательно осознаваемым или понимаемым даже самим действующим лицом». В- третьих, определенная настороженность по отношению к И. у части ученых связана с негативной реакцией на попытки мистических спекуляций на данном феномене. В-четвертых, абсолютная внутренняя убежденность в истинности результатов, полученных путем интуитивного озарения, что может привести к некритическому их восприятию и отказу от проверки строгими научными методами. В-пятых, очень важный недостаток И. заключается в том, что она служит источником консерватизма, привыкания ученых к заведомо устаревшим результатам, когда интуитивно очевидным кажется то, что соответствует выработанным, устоявшимся представлениям, хотя они и могут противоречить строгим логическим аргументам. Так, И., основанная на очевидности, сопротивлялась принятию идей неевклидовых геометрий, отвергала возможность существования непрерывных кривых, не имеющих касательной ни в одной точке, либо линии, проходящей через все точки квадрата, и т. д. Недаром Рассел с горечью писал, что с тех пор как стали доказывать очевидные вещи, многие из них оказались ложными. Каковы же возможности И. в научном познании? Еще Кант связывал проблему И. с бессознательным, ибо оно, как стало особенно ясно в современных условиях, играет весьма значимую роль в процессах научного творчества, несводимых к чисто логическим процедурам. Русский нейрофизиолог академик П. Симонов, выделив в бессознательном, кроме подсознания, еще и сверхсознание, отмечает: «К сфере сверхсознания относятся первоначальные этапы всякого творчества — порождение гипотез, догадок, творческих озарений». Гуссерль подчеркивал: «Сокровища знания могут заключаться в науках. Но этих сокровищ у нас нет, мы должны только добыть их. Ибо знание есть интеллектуальное проникновение, есть истина, почерпнутая из интуиции и, таким образом, полностью понятая». Французский математик, физик и методолог науки Пуанкаре показал, что новые результаты в науке (даже такой формальной, как математика) нельзя получить только с помощью чисто логических средств, необходима еще и И. Процесс творческой деятельности, согласно Пуанкаре, непременно включающий И., слагается из следующих этапов: «за первый присест не удается сделать ничего путного»; затем наступает длительный перерыв, в течение которого совершается бессознательная работа; после этого наступает новый этап сознательной деятельности, который кажется таким же безрезультатным; внезапно появляется решающая мысль; последний этап, и Пуанкаре особо на этом настаивал, — обязательная проверка результата. Процесс инкубации (т. е. бессознательной деятельности) плодотворен, подчеркивал Пуанкаре, если ему «предшествует и за ним следует период сознательной работы». Сознательная работа особенно необходима для обработки результатов вдохновения: «Сделать из них непосредственные выводы, привести их в порядок, провести доказательства; а прежде всего их надо проверить». И. не должна противопоставляться логике. Более того, успешное научное творчество (как подчеркивали наши соотечественники академики В. Вернадский, В. Глушков, Н. Моисеев и мн. др.) реально возможно при объединении формальных и неформальных методов, которые должны не противопоставляться, а взаимно дополнять друг друга. Открытие функциональной асимметрии полушарий головного мозга человека (Нобелевская премия американского нейрофизиолога Р. Сперри за 1981 г.) — не только самый революционный результат науки XX в., сравнимый с открытием деления урана или компьютерных технологий, но и переворот в понимании творческих возможностей И. Было выяснено, что у человека логическое мышление «закреплено» за левым полушарием, ориентированным на использование строго формализованных знаков, а также на способность свободно оперировать цифрами и математическими формулами. Правое полушарие «отвечает» за непосредственно-чувственное восприятие мира как за исходную предпосылку художественного, образного, интуитивного знания. Новые возможности использования И. сегодня связывают с развитием теории принятия решений, где И. должна дополнять обоснованное решение, но не заменять его.

от позднелат. intuitio, от лат. intueor — пристальное, внимательное всматривание, созерцание) — способность к прямому усмотрению истины, постижению ее без всякого рассуждения и доказательства. Для И. обычно считаются типичными неожиданность, невероятность, непосредственная очевидность и неосознанность пути, ведущего к ее результату. С «непосредственным схватыванием», внезапным озарением и прозрением много неясного и спорного. Иногда даже говорится, что И. — это куча хлама, в которую сваливаются все интеллектуальные механизмы, о которых неизвестно, как их проанализировать (М. Бунге). И., несомненно, существует и играет заметную роль в познании. Далеко не всегда процесс научного и тем более художественного творчества и постижения мира осуществляется в развернутом, расчлененном на этапы виде. Нередко человек охватывает мыслью сложную ситуацию, не отдавая отчета во всех ее деталях, да и просто не обращая внимания на них. Особенно наглядно это проявляется в военных сражениях, при постановке диагноза, при установлении виновности и невиновности и т.п.

Из многообразных трактовок И. можно эскизно наметить следующие:

И. Платона как созерцание стоящих за вещами идей, приходящее внезапно, но предполагающее длительную подготовку ума;

интеллектуальная И. Р. Декарта как понятие ясного и внимательного ума, настолько простое и отчетливое, что не оставляет никакого сомнения в том, что мы мыслим;

И. Б. Спинозы, являющаяся «третьим родом» познания (наряду с чувствами и разумом) и схватывающая сущность вещей;

чувственная И. И. Канта и его более фундаментальная чистая И. пространства и времени, лежащая в основе математики;

художественная И. А. Шопенгауэра, улавливающая сущность мира как мировую волю; И. философии жизни (Ф. Ницше), несовместимая с разумом, логикой и жизненной практикой, но постигающая мир как форму проявления жизни;

И. А. Бергсона как непосредственное слияние субъекта с объектом и преодоление противоположности между ними;

моральная И. Дж. Мура как непосредственное видение добра, не являющегося «естественным» свойством вещей и не допускающего рассудочного определения;

чистая И. времени Л.Э.Я. Брауэра, лежащая в основе деятельности мысленного конструирования математических объектов;

И. 3. Фрейда как скрытый, бессознательный первоисточник творчества;

И. М. Полани как спонтанный процесс интеграции, непосредственного внезапного усмотрения целостности и взаимосвязи в ранее разрозненном множестве объектов.

Этот перечень может быть продолжен: едва ли не у каждого крупного философа и психолога имеется свое собственное понимание И. В большинстве случаев эти понимания не исключают друг друга.

И. как «прямое видение истины» не является чем-то сверхразумным. Она не идет в обход чувств и мышления и не составляет особого рода познания. Ее своеобразие состоит в том, что отдельные звенья процесса мышления проносятся более или менее бессознательно и запечатлевается только итог мысли — внезапно открывшаяся истина.

Существует давняя традиция противопоставлять И. логике. Нередко И. ставится выше логики даже в математике, где роль строгих доказательств особенно велика. Чтобы усовершенствовать метод в математике, полагал Шопенгауэр, необходимо прежде всего отказаться от предрассудка — веры в то, будто доказанная истина выше интуитивного знания. Б. Паскаль проводил различие между «духом геометрии» и «духом проницательности». Первый выражает силу и прямоту ума, проявляющихся в железной логике рассуждений, второй — широту ума, способность видеть глубже и прозревать истину как бы в озарении. Для Паскаля даже в науке «дух проницательности» независим от логики и стоит неизмеримо выше ее. Еще раньше некоторые математики утверждали, что интуитивное убеждение превосходит логику, подобно тому как олепительный блеск Солнца затмевает бледное сияние Луны.

Неумеренное возвеличение И. в ущерб строгому доказательству неоправданно. Логика и И. не исключают и не подменяют друг друга. В реальном процессе познания они, как правило, тесно переплетаются, поддерживая и дополняя друг друга. Доказательство санкционирует и узаконивает достижения И., оно сводит к минимуму риск противоречия и субъективности, которыми всегда чревато интуитивное озарение. Логика, по выражению математика Г. Вейля, — это своего рода гигиена, позволяющая сохранить идеи здоровыми и сильными. И. отбрасывает всякую осторожность, логика учит сдержанности.

Уточняя и закрепляя результаты И., логика сама обращается к ней в поисках поддержки и помощи. Логические принципы не являются чем-то заданным раз и навсегда. Они формируются в многовековой практике познания и преобразования мира и представляют собой очищение и систематизацию стихийно складывающихся «мыслительных привычек». Вырастая из аморфной и изменчивой пралогической И., из непосредственного, хотя и неясного «видения логического», эти принципы всегда остаются связанными с изначальным интуитивным «чувством логического». Не случайно строгое доказательство ничего не значит даже для математика, если результат остается непонятным ему интуитивно.

Логика и И. не должны противопоставляться друг другу, каждая из них необходима на своем месте. Внезапное интуитивное озарение способно открыть истины, вряд ли доступные последовательному и строгому логическому рассуждению. Однако ссылка на И. не может служить твердым и тем более последним основанием для принятия каких-то утверждений. И. приводит к интересным новым идеям, но она нередко порождает также ошибки, вводит в заблуждение. Интуитивные догадки субъективны и неустойчивы, они нуждаются в логическом обосновании. Чтобы убедить в интуитивно схваченной истине как других, так и самого себя, требуется развернутое рассуждение, доказательство (см.: Аргументация контекстуальная). А.А. Иван

от лат. intuitio — пристальное, внимательное всматривание, созерцание)

— способность к прямому усмотрению истины, постижению ее без всякого рассуждения и доказательства. Для И. обычно считаются типичными неожиданность, невероятность, непосредственная очевидность и неосознанность пути, ведущего к ее результату. С «непосредственным схватыванием», внезапным озарением и прозрением много неясного и спорного. Иногда даже говорится, что И. — это куча хлама, в которую сваливаются все интеллектуальные механизмы, о которых не известно, как их проанализировать. И., несомненно, существует и играет заметную роль в познании. Далеко не всегда процесс научного и тем более художественного творчества и постижения мира осуществляется в развернутом, расчлененном на этапы виде. Нередко человек охватывает мыслью сложную ситуацию, не отдавая отчета во всех ее деталях, да и просто не обращая внимания на них. Особенно наглядно это проявляется в военных сражениях, при постановке диагноза, при установлении виновности и невиновности и т. п.

Из многообразных трактовок И. можно эскизно наметить следующие:

— И. Платона как созерцание стоящих за вещами идей, приходящее внезапно, но предполагающее длительную подготовку ума;

— интеллектуальная И. Декарта как понятие ясного и внимательного ума, настолько простое и отчетливое, что не оставляет никакого сомнения в том, что мы мыслим;

— И. Спинозы, являющаяся «третьим родом» познания (наряду с чувствами и разумом) и схватывающая сущность вещей;

— чувственная И. Канта и его более фундаментальная чистая И. пространства и времени, лежащая в основе математики;

— художественная И. Шопенгауэра, улавливающая сущность мира как мировую волю;

— И. философии жизни (Ницше), несовместимая с разумом, логикой и жизненной практикой, но постигающая мир как форму проявления жизни;

— И. Бергсона как непосредственное слияние субъекта с объектом и преодоление противоположности между ними;

— моральная И. Мура как непосредственное видение добра, не являющегося «естественным» свойством вещей и не допускающего рассудочного определения;

— чистая И. времени Брауэра, лежащая в основе деятельности мысленного конструирования математических объектов;

— И. Фрейда как скрытый, бессознательный первоисточник творчества;

— И. Полани как спонтанный процесс интеграции, непосредственного внезапного усмотрения целостности и взаимосвязи в ранее разрозненном множестве объектов.

Этот перечень может быть продолжен. В сущности, едва ли не у каждого крупного философа и психолога имеется свое собственное понимание И. В большинстве случаев эти понимания не исключают друг друга.

И. как «прямое видение истины» не является чем-то сверхразумным. Она не идет в обход чувств и мышления и не составляет особого рода познания. Ее своеобразие состоит в том, что отдельные звенья процесса мышления проносятся более или менее бессознательно и запечатлевается только итог мысли — внезапно открывшаяся истина.

Существует давняя традиция противопоставлять И. логике. Нередко И. ставится выше логики даже в математике, где роль строгих доказательств особенно велика. Чтобы усовершенствовать метод в математике, полагал Шопенгауэр, необходимо прежде всего отказаться от предрассудка — веры в то, будто доказанная истина выше интуитивного знания. Паскаль проводил различие между «духом геометрии» и «духом проницательности». Первый выражает силу и прямоту ума, проявляющиеся в железной логике рассуждений, второй — широту ума, способность видеть глубже и прозревать истину как бы в озарении. Для Паскаля даже в науке «дух проницательности» независим от логики и стоит неизмеримо выше ее. Еще раньше некоторые математики утверждали, что интуитивное убеждение превосходит логику, подобно тому как ослепительный блеск Солнца затмевает бледное сияние Луны.

Неумеренное возвеличение И. в ущерб строгому доказательству неоправданно. Логика и И. не исключают и не подменяют друг друга. В реальном процессе познания они, как правило, тесно переплетаются, поддерживая и дополняя друг друга. Доказательство санкционирует и узаконивает достижения И., оно сводит к минимуму риск противоречия и субъективности, которыми всегда чревато интуитивное озарение. Логика, по выражению математика Г.Вейля, — это своего рода гигиена, позволяющая сохранить идеи здоровыми и сильными. И. отбрасывает всякую осторожность, логика учит сдержанности. Только проведенное шаг за шагом логическое доказательство делает завоевания И. объективно установленным результатом.

Уточняя и закрепляя результаты И., логика сама обращается к ней в поисках поддержки и помощи. Логические принципы не являются чем-то заданным раз и навсегда. Они формируются в многовековой практике познания и преобразования мира и представляют собой очищение и систематизацию стихийно складывающихся «мыслительных привычек». Вырастая из аморфной и изменчивой пралогической И., из непосредственного, хотя и неясного «видения логического», эти принципы всегда остаются связанными с изначальным интуитивным «чувством логического». Не случайно строгое доказательство ничего не значит даже для математика, если результат остается непонятным ему интуитивно.

Логика и И. не должны противопоставляться друг другу, каждая из них необходима на своем месте. Внезапное интуитивное озарение способно открыть истины, вряд ли доступные последовательному и строгому логическому рассуждению. Однако ссылка на И. не может служить твердым и тем более последним основанием для принятия каких-то утверждений. И. приводит к интересным новым идеям, но она нередко порождает также ошибки, вводит в заблуждение. Интуитивные догадки субъективны и неустойчивы, они нуждаются в логическом обосновании. Чтобы убедить в интуитивно схваченной истине как других, так и самого себя, требуется развернутое рассуждение, доказательство (см.: Аргументация контекстуальная).

позднелат. intuitio — созерцание). В истории философии можно выделить следующие основные трактовки И.: 1) И. как интеллигибельное явление, внечувст-венное восприятие особой (не тождественной эмпирической) действительности (Платон, Аристотель, Фома Аквинский, Николай Кузанский); 2) И. как высший вид интеллектуального познания, достижения нового знания непосредственным, не опирающимся на доказательство усмотрением ума (Декарт, Спиноза, Лейбниц); 3) И. как непосредственное чувственное восприятие мира (Кант); 4) И. как мистическая целостность проникновения в глубины индивидуального сознания, постижение сущности «Я», воли, жизни, экзистенции и т.п. (Фихте, Шеллинг, Бергсон, Гуссерль, Лосский, представители экзистенциализма, неотомизма, реализма, прагматизма). Современные исследователи проблемы И., независимо от их мировоззренческой ориентации, едины в том, что И. возможна на основе бессознательного и может получить рациональное объяснение в рамках теории бессознательного. И. понимается в широком и узком смысле слова. В широком смысле И. — связующее звено между бессознательным и сознанием, тот момент во взаимодействии субъекта и объекта, который, хотя сам и не осознается, приводит к переходу тех или иных элементов из области бессознательного психического в область сознания. В таком понимании И. — не дар, присущий отдельным индивидам. Она свойственна каждому человеку, но в зависимости от индивидуального опыта, знаний, интересов, потребностей, целей, которые ставит перед собой человек, задач, которые он решает, и условий, в которых находится, проявляется по-разному. У одних И. проявляется при решении повседневных бытовых вопросов, у других она приводит к оригинальным решениям, изобретением, открытиям. В последнем случае налицо творческая И. (или И. в узком смысле слова). Творческая И. — такой момент во взаимодействии субъекта и объекта, который, будучи неосознаваем, приводит к качественно новому, не имевшему места ранее и не вытекающему непосредственно из внешних воздействий в данный момент знанию. Это направляемая осознаваемой субъектом познавательной задачей активность бессознательного. В истории философии имеет место разделение И. на чувственную и рациональную. Однако такое разделение чисто условно. И. представляет собой единый, целостный процесс, в котором выделяются два уровня. Первый, чувственный уровень — это такой момент во взаимодействии субъекта и объекта, когда субъект осознает наличие у себя определенного эмоционального состояния без ярко выраженного предметного содержания данного состояния. Второй уровень — интеллектуальный. Он возникает на основе первого, являясь его продолжением. Если первый уровень И. — своего рода предчувствие, то интеллектуальный уровень приводит к объективации субъективного, появлению в области субъективной реальности четкого предметного содержания сознания. Интеллектуальный уровень И. не имеет самостоятельного, внечувственного уровня, существования, в то время как последний может проявляться и сам по себе. Это объясняется тем, что эмоция как первичная форма субъективного, предшествует субъективному в форме восприятий и понятий. Следовательно, чувственный уровень И., как момент во взаимодействии субъекта и объекта, предшествует интеллектуальному уровню. В зависимости от объективных и субъективных факторов И. в познавательном процессе может быть представлена в разной мере. Наиболее ярко и мощно она проявляется, когда перед субъектом возникает актуальная познавательная задача, решение которой требует от него глубоких знаний, большого опыта, огромного напряжения духовных и физических сил. Особую трудность представляет для субъекта поиск необходимых средств и приемов объективизации. Проблема может быть решена на уровне бессознательного, но объективировать (вербализовать) полученный результат субъект не в состоянии. Объективация такого результата и есть творческая И. Она срабатывает чаще всего в экстремальных условиях, когда с большим напряжением длительное время работают чувственность, интеллект, воля человека. Творческая И. — высшая форма И., высший вид ее. На содержание объективации накладывает отпечаток характер конкретной познавательной и практической деятельности индивида. По своей сути И. — общественный продукт, так как она предполагает ов-ладевание средствами и приемами объективации. В силу этого можно выделить и так называемую профессиональную И., под которой понимается И., вызванная решением чисто профессиональных задач и связанная с использованием специфических, присущих данному виду деятельности приемов и средств объективации. Необходимо различать также художественную и научную И. Такие области человеческой деятельности, как литература и искусство, с одной стороны, и наука — с другой, характеризуются специфическими, по некоторым компонентам качественно различными средствами и приемами объективации. С позиций понимания И. как момента связи бессознательного и сознания, перехода первого во второе, постановка вопроса об истинности И. не имеет смысла, так как он сводится к проблеме истины как таковой. И. может быть сопряжена как с адекватной, так и с не адекватной объективацией. Наше беспокойство может быть напрасным, радость — преждевременой, предчувствие — ложным. Точно так же предметное содержание сознания может представлять собой не образ объективной реальности, а субъективную конструкцию, которая лишь в малой степени соответствует объективной взаимосвязи предметов и явлений внешнего мира. Поэтому истинность любого знания должна быть подвергнута логическому обоснованию и практической проверке. И. — не нечто, противоположное интеллекту. Они — взаимосвязанные стороны единого, целостного познавательного процесса. Не может быть сугубо интуитивного или сугубо интеллектуального познания, оно всегда есть единство того и другого. Интеллект в «снятом» виде содержит И., которая, в свою очередь, возможна лишь в том случае, если ей предшествует и за ней следует интеллект. И. играет важную роль в предвидении. В этой связи следует различать предчувствие и предвидение. Предчувствие базируется на чувственной И., предвидение — на интеллектуальной. Чем тоньше психофизиологическая организация личности, чем устойчивее ее интересы, больше опыт и знания, чем актуальнее задачи, которые необходимо ей решать, тем адекватнее предчувствие и интуитивное предвидение данной личности.

лат. intuitio — созерцание, непосредственное восприятие, пристальное всматривание) — в широком (обыденном) понимании способность прямого, ничем не опосредованного постижения истины. В философии трактовка интуиции отличается смысловым и содержательным многообразием: от безотчетного озарения — до особой и даже высшей формы знания. Проблема интуиции в истории философии не имела самодостаточного значения и рассматривалась в контексте поиска средств и путей достоверного знания. Своими корнями проблема интуиции уходит в античную философию, осуществлявшую эти поиски в двух основных направлениях — сенсуалистическом и рационалистическом, соответственно которым впоследствии сформировались понятия «чувственной» и «интеллектуальной» интуиции. Платон говорит о духовном созерцании «эйдосов». Согласно Аристотелю, высшие понятия усматриваются непосредственно (Никомахова Этика, VI, 9 1142 а; VI 1143 b). Интуиция как духовное узрение сверхчувственного представлена в учении Плотина, Дионисия Ареопагита, Николая Кузанского.

Весьма сдержанное отношение к интуиции со стороны схоластов и философов средневековья вообще (Дунс Скот признавал за интуицией лишь способность констатации факта бытия объекта; Оккам говорил об интуиции как о «смутном» представлении) резко меняется в 17 в. в связи с укреплением позиций классического рационализма и широкой экспансией математики и ее методов в философию и науку Важнейшим условием истинности знания и познания основных аксиом науки Декарт считал фактор непосредственной достоверности, характерный для интуиции как формы «ясного и внимательного ума», порожденной «одним лишь светом разума» (Избр. произвел. М., 1950, с. 86). Подчеркивая особую роль дедукции в познании, Декарт усматривал преимущество интуиции в ее «простоте» и надежности. Статус интеллектуальной (рациональной) интуиции как высшего вида знания отстаивали с теми или иными оговорками Спиноза, Локк, Лейбниц, Мальбранш и др. В отличие от Декарта, Лейбниц не считал ясность и простоту интуиции гарантией безусловной истинности знания, а Локк ограничивал компетенцию интеллектуальной интуиции констатацией связей и отношений между идеями. Различного рода коррекции интеллектуальная интуиция подверглась в дальнейшем со стороны Фихте, Шеллинга (интуиция как непосредственное тождество субъекта-объекта), Новалиса (интуиция как исток жизни). Ценность интуиции подчеркивалась Шефтсбери, Гете, Якоби, Гаманом. Кант называл интуицию схематическим, или символическим, способом представления, подчеркивая, что мышление дискурсивно, а не интуитивно.

Рационалистическая концепция интуитивного знания оказалась, как это ни парадоксально, наиболее теоретически и логически уязвимой и именно в этом качестве интуиция приобрела действительно проблемный характер. Непосредственность, безотчетность и субъективность, как специфические свойства (особенности) интуиции вступали в явное противоречие с установленными тем же рационализмом критериями достоверности научного и философского знаний как знаний понятийных и логически корректных. Созерцание (die Anschauung) — так Кант именовал обычно интуицию — лишь посредствующее звено между предметом мысли и самим мышлением, субъективное «представление о явлении», но не знание в строго научном понимании этого слова. Не отрицая важной роли непосредственного созерцания как возможной предпосылки знания и указывая одновременно на его субъективность и статичность, Гегель отверг мысль о возможности непосредственного знания. Непосредственность — лишь момент опосредствования как механизма формирования знания. Вслед за Кантом, полагавшим, что способностью «интеллектуального созерцания» может обладать лишь «первосущество», Гегель в конечном счете также отказывает интеллектуальной интуиции в праве именоваться формой философского знания.

Как «чистое созерцание» интуиция утрачивает чисто эпистемологический статус и приобретает, согласно Канту, Фихте и Шеллингу, статус эстетический. Гегель, критикуя абсолютизацию интуиции как непосредственного знания, отождествляет «чистое созерцание» и «чистое мышление» (Гегель. Соч., т.1.М.-Л.,1929,с.П7).

Элементы скептицизма в отношении рациональной интерпретации интуиции обнаружились уже в учениях Гамана и Якоби. Однако в полной мере эта тенденция проявилась в философии А. Шопенгауэра. Не отрицая позитивной ценности интеллекта (понятийного мышления), Шопенгауэр не только выводит из сферы его действия принципиально недескурсивный, как он считает, рассудок, но и низводит интеллект до роли оформителя приобретенного не им знания. Знание — результат «незаинтересованного» созерцания, гарантирующего объективность и наглядность истины. Интуиция вновь обретает статус истинного знания, но уже не как «понимания ясного и внимательного ума», а как продукта воли и чувств (Шопенгауэр А. Мир как воля и представление, кн. I, § 15).

Новый качественный шаг в осмыслении интуиции и ее сущностной интерпретации был сделан на рубеже 19 и 20 вв. В философии Дильтея интуиция трактуется как переживание личности, а в интуитивизме, возникшем в качестве ответной реакции на сциентизм и интеллектуализм, интуиция оказывается средоточием знания. Интуитивисты, стремясь преодолеть опасный культ «научного знания», который отличается, согласно А. Бергсону, Н. Бердяеву, узким прагматизмом и откровенной корыстью, выдвигают на первый план интуицию. Свободная от подобных пороков интуиция представляет собой надежное средство «вчувствования» (А. Бергсон) в истину, берет на себя функцию «пророческого вещания» (Н. О. Лосский). Бергсон вполне лояльно относится к интеллекту (понятийному мышлению), указывая, однако, на ограниченность его функциональных возможностей и сферы применения: интеллект выявляет и упорядочивает лишь связи и отношения между «мертвыми» вещами; жизнь же постигается интуицией. Согласно Бергсону, интуиция («симпатия») предстает в качестве условия спонтанного творческого порыва личности, реализующего себя прежде всего в искусстве. Человек, считает он, настолько художественно одарен, насколько он свободен от воздействий «разлагающей силы разума» и, напротив, утонченность (элитарность) и «чистота» его интуитивных прозрений, концентрирующихся в глубинах духа, становится стимулом эстетических восприятий и переживаний действительности.

Читайте также:  Науки изучающие человека с различных точек зрения

Бердяев ставит своей целью не только дезавуировать гносеологический статус интуиции, но и дискредитировать всю традиционную гносеологию, представляющую собой, по его убеждению, орудие насилия рефлектирующего субъекта над объектом. Чем активнее разум воздействует на объект, чем длиннее и изощреннее цепь логических умозаключений, тем больше шансов окончательно потерять истину. Последняя «стяжается» исключительно интуитивным путем. Интуиция — это инструмент «непосредственного касания» и «первичного переживания» бытия. «Бытием», однако, Бердяев именует не доступный научному и обыденному знанию чувственно-материальный («болезненный» и «греховный») мир, но мир «невидимый», мир «иной». Таким образом, из формы (или даже предпосылки) знания интуиция трансформируется в компонент религиозной веры.

Иную интерпретацию интуиции предлагает Н. О. Лосский. Превознося мистическую интуицию, он не считает ее единственным средством постижения истины. С интуицией связана высшая способность духа, цель которой — приобщение человека к «сверхкосмическому металогическому принципу» — божественному «Ничто». Помимо мистической интуиции, он вычленяет чувственную и интеллектуальную интуицию, сферы приложения которых — природно-материальные объекты и идеальные связи и отношения между ними.

Под интуицией Лосский понимает способность «непосредственного созерцания предметов в подлиннике», т. е. таковыми, каковы они сами по себе, без каких бы то ни было привнесенных «субъективных примесей» и оценок. В интуиции объект свидетельствует о себе и тем самым гарантирует истинность представляемого о себе знания. Интуиция трактуется Лосским весьма широко. Особыми разновидностями интуиции он считает и сам разум, и все формы рассудочного мышления, и даже опыт. Интуитивизм Лосского представляет собой лишь звено в развиваемой им теории имманентизма, призванной ликвидировать пропасть между объектом и субъектом, наукой и метафизикой.

С. Л. Франк рассматривает интуицию как первичную сверхрациональную ступень постижения «целостного бытия» в его металогической цельности. В современной философии науки интуиции отводится важное место в структуре и процедурах познания (А. Пуанкаре, Г. Вейлъ и др.). В феноменологии Гуссерля эйдетическая интуиция, достигаемая после эпохе, — основное средство познания.

Современные научные представления об интуиции не опровергают возможности мгновенного «схватывания» (термин Канта) истины, но определяют интуицию не как трансцендентное озарение, а исключительно как важный (но не необходимый) момент сложного и неосознаваемого по своему механизму взаимодействия чувств, разума и опыта. Непосредственность интуиции условна. Интуиция является не начальным этапом знания, а переходным звеном от одного его уровня к другому. Будучи субъективной по механизму формирования, интуиция трансформируется в знание лишь при условии включения в рационально осмысленную и понятийно эксплицированную систему.

В математике и логике понятие интуиции стало основой формирования особого направления — интуиционизма.

Лит.: Бергсон А. Философская интуиция. — В кн.: Новые идеи в философии, сб. 1.СП6., 1912; Асмус В. Проблема интуиции в философии и математике. М., 1963; Фейнберг Е. Л. Две культуры. Интуиция и логика в искусстве и в науке. М., 1992; Катай Ж. Внутренний опыт. СПб., 1997; Asthetik und Naturerfahrung, hrsg. I. Zimmermann. Stuttg., 1996.

лат. intuitio – пристальное всматривание). В истории философии понятие И. включало чрезвычайно многообразное и разноречивое содержание. 1) И. как обыкновенный биологич. инстинкт, непосредственно указывающий живому существу то, что необходимо для продолжения жизни. На этом понимании Бергсон построил свою антиинтеллектуалистич. интуитивистскую философию «творч. эволюции». И. у Бергсона противопоставляется рассудку, разуму и науке как форма проявления «жизненной силы», составляющей сущность бытия. 2) И. как чувств. форма познания – ощущения и восприятия, к-рые противопоставляются рассудку и мышлению, но к-рые, как это обнаруживает диалектич. метод, отнюдь не лишены элементов рассудка, ибо иначе они не были бы средствами познания. Несмотря на полную, казалось бы, очевидность и естественность чувств. И., никогда не было недостатка в ее критиках и отрицателях. Если в начале греч. философии имело место учение о чувственно воспринимаемых элементах (земля, вода, воздух, огонь) у ионийцев, то уже с элейцев (см. Парменид В1,2; Зенон А 21; Мелис А 14) начинается никогда не прекращавшаяся в антич. философии критика чувств. восприятий, как настолько текучих, смутных, неопредел. и ложных, что они будто бы уже не давали никакого материала для человеч. знания. Истинность чувств. И. отвергается не только идеалистом Платоном (Theaet., 157a189в.) (а в новое время также Лейбницем, см. «Новые опыты о человеч. разуме», М.–Л., 1936), но и нек-рыми материалистами. Напр., у Левкиппа (А 33), Демокрита [«ощущения ложны» (70 А 22), «исполнены тьмы» (68 В 165)] и Метродора (70 А 22). В истории математики большую роль сыграло понятие рацион. И., в к-рой нет никакой грубой чувственности, но зато нет и никакой мистич. нагрузки. Таковы все, напр., геометрич. образы. Такая разумная И. является основанием вполне здравого, точного, очевидного и максимально науч. знания и мышления (см. Интуиционизм). 3) И. как учение рационалистов, находящих непосредств. знание в самих операциях рассудка или разума – т.н. интеллектуальная И. Декарт в «Правилах для руководства ума» пишет: «П о д интуицией я разумею не веру в шаткое свидетельство чувств и не обманчивое суждение беспорядочного воображения, но понятие ясного и внимательного ума, настолько простое и отчетливое, что оно не оставляет никакого сомнения в том, что мы мыслим, или, что одно и то же, прочное понятие ясного и внимательного ума, порождаемое лишь естественным светом разума и благодаря своей простоте более достоверное, чем сама дедукция. » (Избр. произв., М., 1950, с. 86). Спиноза говорит об интуитивном знании: «Этот род познания ведет от адекватной идеи о формальной сущности каких-либо атрибутов бога к адекватному познанию сущности вещей» (Избр. соч., М., 1957, т. 1, с. 439). Он поясняет это на примере нахождения четвертого числа пропорций по данным трем числам. То же и у Лейбница (см. «Новые опыты о человеч. разуме», М.–Л., 1936, с. 318). В такой интеллектуальной И. совершенно нет ничего сверхъестественного или необычного. Просматривая таблицу умножения, без труда можно заметить, что она составлена на основе примитивного и вполне непосредств. присоединения одной единицы к другой. Точно так же во всяком умозаключении, напр. в силлогизме, мы были бы вполне беспомощны, если в этой, с виду только рассудочной операции, не опирались бы и на самую обыкновенную И., что особенно убедительно, когда посылки силлогизма изображаются в виде кругов. Это – вполне здоровый рационализм, противо-положный кантовскому, поскольку Кант, отрицая у человека способность интеллектуальной И., должен был волей-неволей для спасения точности науки признать пространство и время априорными, т.е. идеально неподвижными и раз навсегда данными чувственными И. Интеллектуальная И. у Декарта, Спинозы, Лейбница, X. Вольфа и Мальбранша противоположна также и той интеллектуальной И., к-рую эти философы понимали просто как здравый смысл (включая, правда, религ. веру) вопреки будто бы пустому рассудку в учениях своего времени. Интеллектуальной И. старых рационалистов родственна И. феноменологов нач. 20 в. Разница, однако, здесь огромная. Феноменологи типа Гуссерля или Мейнонга понимали философию как описание сущности всего того, что появляется в сознании, причем все эти сущности понимались безотносительно к тому, соответствует ли этим сущностям что-нибудь в реальном мире или не соответствует. Такая идеалистич. позиция делала всю эту феноменологию самой бессильной философией, доходящей иной раз до полного нигилизма. Интеллектуальная И. странным образом оказывалась здесь служанкой нигилизма, в к-ром отразилось разложение современной бурж. философии. Родственна этому и система имманентного интуитивизма Шуппе и Лосского, к-рые, впрочем, не решаются полностью отказаться от онтологии, хотя их безоговорочный интуитивный имманентизм едва ли давал им к.-н. право оставлять нетронутой субстанциальность познаваемого объекта. Интересно то, что одновременно с этими течениями нач. 20 в. термин «И.» применялся неокантианцами, и прежде всего Когеном и Наторпом, для обозначения того, что они называли «переживанием», противопоставляя это последнее всякому мышлению и лишая его всех познават. элементов. Это была какая-то вполне иррациональная, слепая И. 4) И. как скрытый, затаенный и бессознат. первопринцип творчества. Такие учения о подсознательной и организующей все творчество И. выдвинули Бергсон и Фрейд. 5) От всех этих положит. и отрицат. учений об И. нужно отличать спекулятивное учение об И., когда И. и рассудок трактовались как подчиненные моменты цельного знания, а само цельное знание на них не сводилось, но было в сравнении с ними чем-то новым. Здесь было множество разных теорий. Гегель диалектически совмещал непосредственное и опосредствованное знание в своей системе, построенной именно на интеллектуальной И., понимаемой им в плане идеалистич. диалектики. Еще дальше шли антично-средневековые сторонники интеллигибельной И., т.е. Платон в своем учении о созерцании идей, Аристотель в своем учении о самосозерцании перводвигателя (Met. XII, 7 и 10) и о превосходстве созерцат. жизни человека (Ethic, Nic. VI и Polit. VIII), неоплатоники, ср.-век. философы от Августина до Николая Кузанского. К этому же пониманию И. примыкали в новое время романтики (Новалис, Шеллинг) и Фихте. Самый термин «интеллигибельный» не значит ничего другого, как «умопостигаемый», но здесь имелось в виду не просто постижение умом, а еще особая мистич. действительность, к-рая и признавалась предметом чистого мышления. Вместе с тем история философии полна попыток рассматривать И. не отдельно от противоположных ей рассудочных операций, а вместе с ними, как единое целое. Элементы подобного рода диалектич. единства И. и рассудка встречаются у многих авторов античности, средневековья и нового времени, причем эту диалектику пытались строить как идеалисты, так и материалисты. Представителями этой диалектики в области идеализма были Николай Кузанский и Гегель. Т.о., общим для различных толкований понятия И. является подчеркивание момента непосредственности в процессе познания, в отличие (или в противопоставление) от опосредствованного (дискурсивного) характера логич. мышления. Материалистич. диалектика усматривает рациональное зерно понятия И. именно в этой характеристике элемента непосредственности в познании, к-рое есть единство чувственного (непосредственного) и рационального (опосредствованного). В то же время нигде и никогда не существует И. в чистом и изолированном виде. Всякий интуитивно данный предмет требует определения, т.е. познается не только интуитивно и непосредственно, но анализируется рассудком. Однако в процессе познания дискурсивное осмысление данных не всегда выделяется как особая, ступень, а осуществляется в порядке своеобразного обобщения непосредственно от исходных данных к результату. При этом знание выступает здесь как опосредствующее звено в виде накопленного опыта. Такова науч. И., И. врачебная, И. художественная и т.д. Только диалектика дает точное и строгое учение о единстве противоположностей И. и рассудка, и потому только диалектика и может определить как подлинную сущность И., так и ее место в человеч. познании, мышлении и практике. Лит.: Энгельс Ф., Диалектика природы, М., 1955, с. 24; Diels H., Elementum, Lpz., 1899; Lagercrantz O., Elementum, Uppsala (Lpz.), 1911; Aars К. В., Die intellektuelle Anschauung im System Platons,»Z.Philos. und philos. Kritik», 1911, Bd 143, S. 190–99; Wiсhmann . Platos Lehre von Instinkt und Genie, «Kant-Studien», 1917, Erg.–H. 40; Казанский А. П., Учение Аристотеля о значении опыта при познании, Одесса, 1891; Ланц Г., Момент спекулятивного трансцендентализма у Плотина, «Ж. Мин-ва нар. просвещения», 1914, No 1, с. 84–138; Аrnou В., Le d?sir de Dieu dans la philosophie de Plotin, P., [1921]; S?hngen О., Das mystische Erlebnis in Plotins Weltanschauung, Lpz., 1923. Бэкон Ф., Новый Органон, пер. с англ., Л.–М., 1938 (классич. теория научного использования чувственной И.); Локк Д., Опыт о человеческом разуме, Избр. филос. произв., т. 1, М., 1960 (кн. 2 о значении чувственных И.); Половцова Р. Н., К методологии изучения философии Спинозы, «Вопр. филос. и психол.»; 1913, кн. 118 (III) (много важных мыслей об интуитивном характере рационализма нового времени); Кожевников В. . Философия чувства и веры в ее отношениях к литературе, ч. 1, М., 1897; Асмус В. Ф., Учение о непосредственном знании в истории философии нового времени, «Вопр. философии», 1959, No 11, стр. 128–140 (о Канте, Фихте и Гегеле); Гегель, Феноменология духа, Соч., т. 4, М., 1959; Маркс К. и Энгельс Ф., Святое семейство. Соч., 2 изд., т. 2; их же, Немецкая идеология, там же, т. 3; Давыдов Ю. Н., Борьба вокруг гегелевской «Феноменологии духа» в философии XIX – первой половины XX в., М., 1960 (автореф. дисс). Бергсон . Творческая эволюция, пер. с франц., М.–СПБ, 1914 (особенно гл. 2); его же, Философская интуиция, в кн.: Новые идеи в философии, сб. 1, СПБ, 1912, с. 1–28; Husserl Ed., Logische Untersuchungen, Tl 2, Halle, 1901, 2 изд., 1921, гл. 6–8 (о чувственной и категориальной И.); Лосский Н., Обоснование интуитивизма, 2 изд., СПБ, 1908; Джемс Б., Многообразие религиозного опыта, М.,1910; Гольдер О., Наглядное представление и мышление геометрии, в кн.: Новые идеи в математике. Сб. 8, СПБ, 1941, с. 53–116. А. Лосев. Москва.

ИНТУИЦИЯ (от лат. intueor, intuitus — пристально смотрю) — форма знания, получаемого разумом непосредственно, без логического доказательства или анализа; открытие или изобретение, происходящее благодаря озарению; способность к целостному схватыванию ситуации и сущности проблемы. И. осознается как факт внутреннего опыта и присуща всем видам когнитивной, коммуникативной и поведенческой активности. В повседневной жизни И. проявляется в виде чутья, догадок и прозрений относительно сути жизненных проблем. Практическая И., жизненная смекалка, обеспечивает правильность решения и успех в социальных коммуникациях, являясь непременным спутником здравого смысла и мудрости. В человеческом общении И. обнаруживает себя в способностях к эмпатии — «вживанию» в жизненный мир собеседника, к сочувствию, к проникновенному пониманию. Интуитивное распознавание характера и намерений другого человека называют проницательностью, а способность прослеживать чужую жизнь как свою — прозорливостью. Бесценную роль И. играет в научном творчестве, где требуется выход за пределы познанного и прорыв в неведомое. Значение И. усиливается в связи с расширяющейся виртуализацией научного познания, переходом к изучению сложных эволюционирующих систем, что требует развития способностей к синтезу при развитой аналитике. Многообразие форм И. определяется спецификой профессиональной деятельности и условиями познания. В чувственной И. целостность ситуации или проблемы воспринимается в виде образа или символа (эйдоса). Образ может быть любой природы — зрительный, слуховой, осязательный, вкусовой, обонятельный или полимодальный; конкретный или абстрактный. Существенно то, что образ выполняет функцию управляющего центра (средоточия), который объединяет и организует процесс мышления, а также конструктивную деятельность воображения. Интеллектуальную И. определяют как непосредственное созерцание идей — прообразов вещей чувственного мира (Платон), схватывание сущности явлений (Э. Гуссерль), усмотрение идеальной целостности мира, его системности и категориальной оформленности, что обусловлено предшествующим жизненным опытом (Н.О. Лосский). Эмоционально-волевая И. проявляет себя в актах аксиологического предпочтения (М. Шелер). Мистическую И. связывают с созерцанием сверхчувственной реальности; есть свидетельства ее проявления и в научном творчестве (К.Э. Циолковский, В.Н. Вернадский, Н. Тесла). Интуитивных прозрений достаточно, чтобы приобрести уверенность в правильном решении, понять всю ситуацию (в математике — доказательство) в целом; но ее недостаточно для понимания деталей, а также для убеждения в правильности решения членов научного сообщества. В творческом процессе логико-аналитические и интуитивно-спонтанные аспекты составляют единое целое, взаимно дополняя друг друга, при этом И. отводится скрытое, глубинное измерение, параллельное видимому относительно различающего интеллекта. При интуитивном озарении происходит «перенос» информации на поверхностный уровень сознания, раскодирование смысловых (пропозициональных) кодов с целью дальнейшей интерпретации и верификации. Возможности управления И. для исследователя зависят от его когнитивного стиля — от совокупности предпочтений и познавательных приемов в решении задач, которые индивидуальны. Большое значение имеют способность к концентрации, умение ослаблять дисциплинированное логическое мышление, умение достигать состояния «безмятежной сосредоточенности» (произвольно-непроизвольного внимания), состояния надситуативного созерцания, дистанцированного видения цели. И. как состоянию присуща тонкая чувствительность: обостряются чувства, и идеи становятся ясными и отчетливыми. В большинстве случаев тонкое чувствование обнаруживает себя как психическое осязание, способствуя развитию навыков профессиональной чувствительности — чувства слова, чувства композиции, чувства статистики, чувства понимания задачи в целом и пр. Без особой чувствительности — эстетического чувства гармонии и порядка — невозможно математическое изобретение, считал А. Пуанкаре. В отдельных случаях акт И. переживается как внутреннее эйдетическое слышание (у Моцарта — слышание готовой симфонии как бы сразу). Знаменитый изобретатель Н. Тесла обладал мощным эйдетическим воображением — способностью к визуализации — и научился управлять спонтанно возникающими образами. Весь процесс изобретения — от появления идей в виде геометрических образов и осознания принципа открытия до его физической и математической обработки, а также тестирование визуализированных конструкций вплоть до окончательного износа материалов, — происходили в его уме, в творческой субъективной «лаборатории-заводе». Вопрос о природе И. остается открытым. С точки зрения когнитивных наук ее отчасти можно объяснить: 1) целостными, сценарными стратегиями работы правого полушария головного мозга; 2) активизацией долговременной памяти; 3) активизацией глубинной генетической памяти. С распространением энергоинформационной парадигмы ставятся вопросы о неизвестных ранее в науке уровнях самоорганизации мироздания (волновая коммуникация в живых системах, физический вакуум как энергоинформационный источник, гипотеза «темной материи» пр.). В свете этих представлений можно выдвинуть гипотезу об И. как о квантовом скачке, «тоннеле», связывающем глубинно-информационные и вещественные уровни мироздания. А.С. Кармин И. — термин, которым пользуются для обозначения способности человека получать какое-то знание так, что оно появляется у него в сознании без посредства ведущих к нему познавательных операций. Найденное интуитивно знание называют непосредственным. По сложившейся издавна традиции, его противопоставляют знанию: а) дискурсивному, получаемому путем последовательного логического рассуждения; Ь) ясному и отчетливому; с) обоснованному и достоверному. Научное исследование И. с самого начала наталкивается на специфическую трудность, связанную с тем, что слово «И.», войдя в язык философии и науки из естественного языка, продолжает нести на себе смысловую нагрузку, которую оно обрело в практике устной и письменной речи, где к нему обращаются с целью сказать о появления некоего знания в уме человека, происхождение которого остается необъясненным. Более того, именно необъяснимость, непонятность, загадочность происхождения какого-то знания обычно и служит условием, при котором это знание называют интуитивным. Таким образом, необъяснимость И. представляется как ее непременный, обязательный признак. Научный подход к И. требует, прежде всего, критического отношения к непосредственности интуитивного знания. Ее надо понимать не в абсолютном, а в относительном смысле — как непосредственность лишь по отношению к субъекту, как субъективно переживаемую непосредственность. Она означает не отсутствие процессов, опосредующих возникновение интуитивного знания, а лишь их неосознанность — скрытость от субъекта, непредставленность в его сознании. Но не представленными в сознании субъекта могут быть самые различные механизмы, с помощью которых осуществляется его познавательная деятельность, — как физиологические, так и психические. И. многолика. Среди многообразия когнитивных механизмов, которые подпадают под имя И., поскольку их действия субъект не осознает, можно выделить несколько основных типов: И. как инстинктивная реакция; диспозиционная И. (обусловленная бессознательными установками); перцептивная (чувственная) И.; ассоциативная И.; логическая И.; интеллектуальная И. Неосознанность как признак, объединяющий под именем И. в одну группу эти различные по своей природе когнитивные механизмы, представляет собою их общую психологическую характеристику. Однако эпистемологию, в отличие от психологии, интересуют, в первую очередь процессы образования и преобразования знания, а не то, в какой мере субъект осознает или не осознает протекающие в его мозгу познавательные процессы. Различие между бессознательными и осознанными процессами, несомненно, является чрезвычайно существенным с психологической точки зрения, но в эпистемологическом отношении оно не имеет особого значения. Напр., процесс логического мышления может протекать «автоматизированно» и не осознаваться; но эпистемологически, в его когнитивном аспекте, он ничем не отличается от сознательно совершаемого, ибо независимо от того, осознает его субъект или нет, преобразование знания, которое при этом происходит, остается одним и тем же. Если субъект «задним числом» реконструирует (т.е. отрефлексирует, осознает) ход интуитивного акта, от этого познавательное содержание последнего, очевидно, не изменяется. Таким образом, интуитивность, понимаемая как непосредственность, или неосознанность, есть психологический феномен, сопутствующий различным познавательным процессам. В теории познания это психологическое понятие И. может использоваться лишь в собирательном смысле, а не как обозначение некоторого особого, специфического пути или способа получения знания. Из указанных выше когнитивных механизмов И. два первых представляют собою условия, определяющие зависимость познавательных процессов от предшествующего опыта — генетически закрепленного (инстинкты) или прижизненно полученного (диспозиции). Перцептивная И. входит в структуру чувственного познания, определяя некоторые особенности возникающих в нем наглядных образов. Ассоциативная и логическая И. — это процессы, протекающие по законам образного и логического мышления, но отличающиеся тем, что субъект не осознает всех их звеньев. С эпистемологической точки зрения, особый интерес представляет то, что скрывается под именем интеллектуальной И. Представление о ней сложилось в учениях философов-рационалистов о непосредственном усмотрении истины «очами разума». Однако в действительности самоочевидность интуитивного знания для разума оказывается следствием работы бессознательных механизмов взаимодействия между чувственно-наглядными образами и понятиями. В этом взаимодействии на основе оперирования чувственными образами формируются понятия (концептуальная И.) или с помощью понятий создаются чувственные образы (эйдетическая И.). Если в ассоциативной И. мысль движется в плоскости наглядно-образного мышления, в логической — в плоскости абстрактно-понятийного, то в актах концептуальной и эйдетической И. она «перескакивает» с одной из этих плоскостей на другую. Учитывая функциональные различия полушарий головного мозга (образное мышление — в правом, вербально-логическое — в левом), можно сказать, что здесь происходит взаимообмен информацией между ними. Операции, связанные с этим взаимообменом, образуют особый тип мыслительных процессов — интуитивное мышление. В реальном ходе человеческого мышления оно сочетается и переплетается с образным и понятийным. В интуитивном мышлении при определенных условиях могут происходить вспышки креативной (творческой) И. Это именно та И., которой, по мнению многих выдающихся деятелей науки, принадлежит важнейшая роль в научном творчестве. Психологически она переживается как внезапное «озарение», «инсайт», «ага-переживание», а в эпистемологическом отношении выступает как прорыв к принципиально новой идее. Специфика креативной И. состоит в том, что она не просто воспроизводит ранее сложившиеся связи понятий с соответствующими им наглядными образами, а устанавливает новые «сцепления» между ними. Это вызывает их трансформацию и переосмысление, в результате чего в креативной концептуальной И. рождаются новые понятия, которые было бы невозможно логически вывести из имеющихся в распоряжении субъекта понятий, а в креативной эйдетической — новые образы, которые было бы невозможно сконструировать из имеющихся у него образов. Поскольку полученные таким способом новые понятия не опосредуются их логическим выводом из других понятий, а новые образы — ассоциативной связью с другими образами, постольку вполне естественно, что они представляются «непосредственно усмотренными». Скачкообразные переходы от образов к понятиям и обратно — это своеобразные «обходные маневры», позволяющие преодолеть барьеры, преграждающие дорогу к новому знанию при движении в колее логического или образного мышления. Проблема И. привлекала и продолжает привлекать интерес философов, главным образом, в связи с поисками источника безусловных и достоверных истин. Однако И., в том числе и творческая, всегда опирается на какое-то предпосылочное знание, а психологическая очевидность ее результатов и чувство уверенности в их правильности — отнюдь не гарантия их истинности. И. может быть эффективной только как часть сложной разумной деятельности человека. Вдохновенные поэтические описания интуиции как таинственного и необъяснимого «наития», при всей их прелести и изысканности, не могут быть положены в основу ее научного и философского понимания. Время, когда философы строили концепции И. умозрительным путем, не обращая при этом внимания на различия между гносеологическим, психологическим и «разговорным» ее толкованием, ушло в прошлое. В современной эпистемологии представления об И. должны базироваться на научном (рациональном) понимании ее механизмов и учитывать, что под И., как в обыденном словоупотреблении, так и в психологии, подразумевают весьма различные, в гносеологическом отношении, феномены. И.А. Герасимова Лит.: Бергсон А. Философская интуиция // Новые идеи в философии. Сб. 1. Спб, 1912; Бранский В.П. Философское значение проблемы наглядности в современной физике. Л., 1962; Асмус В.Ф. Проблема интуиции в философии и математике. М., 1963; Бунге М. Интуиция и наука. М., 1967; Пономарев А.Я. Психика и интуиция. М., 1967; Адамар Ж. Исследование психологии процесса изобретения в области математики. М., 1970; Кармин А.С. Интуиция и ее механизмы // Проблемы методологии науки и научного творчества. Л., 1977; Фейнберг ЕЛ. Две культуры: Интуиция и логика в искусстве и науке. М., 1992; Грановская P.M. Конфликт и творчество в зеркале психологии. СПб, 2002; Ошо Багван Ш.Р. Интуиция. Знание за пределами логики. СПб, 2004; Шульц Л. Язык интуиции. М., 2004; Yukawa Y. Creativity and intuition. NYC: Kodansha, 1973; Bowers K., Regehr C, Balthazard C, Parker K. Intuition in the context of discovery // Cognitive psychology. № 22. 1990; Myers D.G. Intuition: Its Powers and Perils. Yale University Press, 2000; Lieberman M. Intuition // Psychological Bulletin. № 196. 2000; Henden G. Intuition and its Role in Strategic Thinking. L., 2004.

Найдено схем по теме ИНТУИЦИЯ — 0

Найдено научныех статей по теме ИНТУИЦИЯ — 0

Найдено книг по теме ИНТУИЦИЯ — 0

Найдено презентаций по теме ИНТУИЦИЯ — 0

Найдено рефератов по теме ИНТУИЦИЯ — 0

Узнай стоимость написания

Ищете реферат, курсовую работу, дипломную работу, контрольную работу, отчет по практике или чертеж?
Узнай стоимость!

Источники:
  • http://iphlib.ru/greenstone3/library/collection/newphilenc/document/HASH523b26935f21f2467bc452
  • http://www.psychologos.ru/articles/view/intuiciya-s-tochki-zreniya-filosofii
  • http://www.liveinternet.ru/users/the_swan/post454036483/
  • http://terme.ru/termin/intuicija.html