Меню Рубрики

Что такое деньги с юридической точки зрения

А. Е. Шерстобитов,
доктор юридических наук, профессор;

А. В. Белевич,
ассистент кафедры гражданского права
юридического факультета МГУ

ДЕНЬГИ И ДЕНЕЖНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
Юридическое исследование

ВВЕДЕНИЕ. Предмет юридического исследования о деньгах

I. ОСНОВНЫЕ ЮРИДИЧЕСКИЕ ПОНЯТИЯ В ОБЛАСТИ ДЕНЕЖНОГО ОБРАЩЕНИЯ

1. Деньги в гражданском обороте имеют своим назначением служить всеобщим орудием обмена. Каждый хозяйствующий субъект имеет возможность в обмен на деньги получить имущественное благо, которое собственник этого блага согласен ему предоставить. Но эта возможность носит фактический, а не юридический характер: денежный знак не есть ордер на товар, не дает своему обладателю права требовать от государства или частного лица предоставления ему какой-либо имущественной ценности. Функция всеобщего орудия обмена сообщается деньгам в силу доверия к ним участников гражданского оборота, в силу уверенности каждого из них, что данный денежный знак будет охотно принят в обмен на товар другим лицом, что этот знак дает фактическую возможность свободного выбора хозяйственных благ. Если покупательная способность денег основана на доверии к ним со стороны гражданского оборота, то на том же основана и степень этой покупательной способности: ценность денежного знака, как и ценность товара, определяется соотношением спроса и предложения и никогда не является абсолютно устойчивой.

2. Закон непосредственно не может создать всеобщего орудия обмена, ибо он не может указать, что должно быть предметом сделок, совершаемых добровольно; закон не может также предписать определенную покупательную силу существующего орудия обмена, так как покупательная сила денег есть результат сложного взаимодействия индивидуальных оценок всех участников гражданского оборота.

Тот факт, что определенная вещь служит орудием обмена, покоится на привычных действиях участников гражданского оборота. Но эти «привычки» складываются под сильнейшим, хотя и косвенным, воздействием со стороны государства.

При наличии в гражданском обороте кредита, при существовании сделок, по которым исполнение отсрочено, для государства открывается возможность назвать тот предмет, который должен служить крайним и принудительным средством исполнения обязательств: крайним в том смысле, что предмет этот заменяет собой действительный предмет долга, если предоставление последнего становится невозможным без, однако, того, чтобы эта невозможность освободила должника; принудительным в том смысле, что должник может освободиться от обязательства предоставлением этого предмета, а веритель должен его принять, если не хочет впасть в просрочку.

Государство является кредитором по целому ряду обязательств (налоги, пошлины, сборы). Сделки между частными лицами часто заключаются в кредит, так что момент совершения договора не совпадает с моментом его исполнения; невозможность для должника исполнить действие, обусловленное по договору, может освободить его от ответственности лишь в случаях, указанных законом; ненадлежащее исполнение дает право кредитору на возмещение интереса; недозволенные действия дают право потерпевшему на возмещение причиненных убытков.

Во всех этих случаях для законодателя представляется не только возможным, но и необходимым указать такие предметы, предоставление коих должно иметь место для обязанного лица и принятие коих должно иметь место со стороны лица управомоченного: предмет, служащий универсальным суррогатом исполнения имущественных обязательств, носит название законного платежного средства.

3. Итак, гражданский оборот создает орудие обращения, а государство — законное платежное средство. Каково взаимоотношение этих двух понятий?

Государство выпускает изготовленные из бумаги знаки, объявляя, что знаками этими можно погашать существующие долги; гражданский оборот пользуется этими знаками для заключения новых сделок. Здесь — законное платежное средство стало орудием обращения.

Государство чеканит монеты из золота, которое в обороте до этого служило средством обмена, и объявляет эти монеты законным платежным средством. Здесь — орудие обращения получило законную платежную силу.

В обоих случаях понятия эти предметно совпадают. Такое совпадение представляется с народнохо-зяйственной точки зрения нормальным и неизбежным, ибо государство не может длительно навязывать платежную силу какому-либо предмету, если гражданский оборот отказывается пользоваться этим предметом для заключения новых сделок. Но совпадение это не носит логического характера, не вытекает из сущности самих понятий: «орудие обращения» и «законное платежное средство» — два понятия, которые различны по своему содержанию, хотя обычно сходны по объему.

4. Ввиду указанного взаимоотношения понятий орудия обращения и законного платежного средства не представляется возможным дать единое определение юридического понятия денег. Экономическое понятие о деньгах является общим основанием для выделения из всей совокупности объектов гражданского оборота таких предметов, которые фактически исполняют в гражданском обороте функцию всеобщего орудия обмена. Поскольку для исполнения этой функции не установлено какого-либо законодательного запрета[43], соответственные предметы должны быть признаны деньгами в юридическом смысле. Наряду с этим к деньгам должны быть отнесены предметы, наделенные по закону платежной силой.

5. Вещи, служащие орудием обращения или снабженные платежной силой, могут быть самостоятельными предметами обязательств — денежных обязательств в широком смысле слова. В примитивных народно-хозяйственных условиях средством обмена и платежа служили куски металла, которые взвешивались при совершении платежей. С появлением чеканки денежные обязательства стали выражаться в определенном количестве монет.

Так как монеты были разные (золотые, серебряные, медные), то во всяком денежном обязательстве приходилось указывать род монеты, который служил предметом сделки. Государство постепенно объединяет различные монеты в денежную систему; оно определяет твердое соотношение платежной силы различных монет и для этого пользуется денежной единицей. Например, закон устанавливает, что 10 рублей золотой монетой по своей платежной силе равны 10 рублям серебряными монетами: в данном случае «рубль» есть идеальная счетная единица, измеряющая платежную силу монет, изготовляемых из различных металлов — золота и серебра. При заключении денежного обязательства уже не требуется непременно указания рода монеты, так как, с точки зрения закона, монеты отличаются друг от друга не своими физическими свойствами, а лишь числом обозначенных на них счетных денежных единиц.

денежное обязательство направлено теперь не на предоставление определенного количества определенных денежных знаков, а на предоставление денежных знаков в определенной сумме денежных единиц.

6. Такой характер нынешних денежных обязательств обусловлен техническими особенностями современных платежей: в наше время порядок исполнения гражданско-правовых обязательств отличается тем, что имущественные обязательства погашаются в огромном большинстве случаев в порядке денежных расчетов — в сфере торгового оборота по возможности путем зачета взаимных и однородных требований между кредиторами и должниками. Поэтому вещи, которые при передаче от одного лица другому приходилось бы взвешивать, каким-либо образом оценивать, а не только считать, не могли бы исполнять функцию орудия обращения: в наше время всякий денежный знак, независимо от того, обладает ли он законной платежной силой или нет, определяется по тому признаку, в каком числовом отношении он стоит к определенной счетной единице. Физические и ценностные свойства денежного знака, поскольку они не выражаются в виде числового отношения этого знака к определенной счетной единице, сами по себе не принимаются во внимание при производстве и приеме платежей; другими словами, свойства эти могут найти свое выражение лишь в форме того или иного числового отношения этого знака к счетной денежной единице.

Отмеченная особенность современных денег не может, однако, служить основанием для конструирования самого понятия денег, так как она присуща не только деньгам, но и некоторым видам ценных бумаг, имеющих массовое обращение[44].

7. Выпуская новый денежный знак, законодатель обозначает на нем сумму денежных единиц и тем самым определяет платежную силу этого знака.

В тех случаях, когда законодатель выпускает деньги, выраженные в новой денежной единице, он определяет соотношение старой и новой единиц. Например, в Германии при переходе от талера к марке (1871) было установлено, что 3 марки = 1 талеру. Тем самым марка получила свое юридическое определение, а выраженные в ней знаки были введены в оборот как платежные средства; вместе с тем это твердое соотношение служило основанием для погашения неликвидированных к моменту означенного перехода долгов, которые были выражены в талерах.

Если платежная сила денежного знака определяется законом, то она не может быть изменена обстоятельствами чисто фактического характера. Эта мысль в несколько гиперболической форме выражена у Кнаппа:

«Юридическая сила денег не затрагивается колебаниями цен. Государство вовсе не знает изменения цены денег».

Поэтому денежное обязательство, выраженное в определенной сумме денежных единиц, по общему правилу не имеет своим предметом предоставления определенной ценности, определенной покупательной силы.

8. Приведенный афоризм Кнаппа может считаться истинным лишь постольку, поскольку речь идет о денежном знаке как платежном средстве. Но это платежное средство нормально является и орудием обмена; поэтому денежная единица — не только счетная единица, измеряющая платежную силу денежных знаков, но и мерило ценности, определяющее рыночную цену товаров: ибо при обмене товаров на деньги цена товара по необходимости выразится в определенной сумме денежных единиц.

Отсюда вытекает еще одна функция денежной единицы. Так как она служит мерилом ценности всех товаров, то она же может служить средством выражения абстрактной ценности.

Этою последнею функцией денежной единицы пользуется законодатель, когда он считает необходимым с определенной абстрактной ценностью связать известные юридические последствия (например, установить минимум основного капитала для акционерного общества, максимум допустимого наследования или дарения).

Для того, чтобы такое употребление денежной единицы было действительным и возможным, деньги должны обладать относительной устойчивостью в своей покупательной силе. В колеблющейся единице абстрактная ценность может быть выражена лишь на данный определенный момент времени: с последующим изменением цены денег та же сумма будет выражать другую ценность.

1. Всеобщее орудие обмена

2. Законное платежное средство

3. Взаимоотношение этих понятий

4. Правовое понятие денег

5. Понятие денежного обязательства

6. Счетная денежная единица

7. Единица исчисления отсроченных платежей

8. Единица исчисления абстрактной ценности

II. ЮРИДИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ О ДЕНЬГАХ

9. Основным элементом юридического учения о деньгах является, как мы видели, разграничение двух понятий: 1) понятия денег, общего для права и экономической науки, и 2) понятия денег в специальном юридическом смысле.

Разграничение это впервые было проведено в небольшой по объему, но богатой содержанием книге G. Hartmann’a «Ueber den rechtlichen Begriff des Geldes und den Inhalt von Geldschulden», Braunschweig, 1868. Работа эта, вышедшая в свет более полувека тому назад, до сих пор, однако, сохраняет свое значение основного источника правильных суждений о юридической природе денег. Hartmann изучает всю совокупность правовых норм, установленных для денег как для особого вида объектов гражданских прав (нормы о защите добросовестного владения денежными знаками; о законных процентах по денежным обязательствам; о понятии денег как основании разграничения договоров купли-продажи и мены; о валюте векселя и др.), и приходит к заключению, что эти нормы имеют своим объектом вещи, которые обладают способностью служить эквивалентом всех других хозяйственных благ и в силу этого фактически в гражданском обороте служат средством накопления и обращения имущественных ценностей; сюда относятся не только знаки, снабженные платежною силою по закону, но и банкноты, а также иностранная валюта, фактически обращающаяся в стране. Наряду с этим «общим» понятием денег Hartmann конструирует «специальное» понятие о деньгах как о предметах, которым по закону присвоена способность служить средством погашения обязательств во всех случаях невозможности исполнения, не освобождающей должника[45]. Это последнее понятие служит основанием для разрешения вопроса о содержании денежных обязательств. При исполнении этих последних принимается во внимание не «курсовая цена денег» (покупательная их способность), не «металлическая цена» (стоимость содержащегося в монете благородного металла), а «номинальная цена» их, т. е. количество денежных единиц, обозначенных на денежных знаках.

Читайте также:  Какое должно быть зрение для вождения автомобиля

«Номинальная цена» денег — этот неудачный термин часто давал повод утверждать, что учение Hartmann’a и его последователей[45] — учение «номиналистов» — допускает закрепление ценности денег на определенном уровне в порядке законодательного акта[45]. Между тем речь здесь идет не об определении покупательной способности денег и даже не о создании правовой фикции об устойчивой их ценности[46], а об определении их платежной силы[47]. При выпуске денег государственная власть определяет обязательность их приема в платежи и обозначает на каждом знаке определенную сумму тех денежных единиц, в которых выражены существующие денежные долги. Таким путем государство не только присваивает деньгам платежную силу, но и определяет степень этой платежной силы. Государственная денежная единица при нормальных условиях становится единицей исчисления отсроченных долгов (standard of deferred payments). Но и это обстоятельство не дает возможности государству в законодательном порядке фиксировать ценность денег, так как при господстве децентрализованного хозяйства содержание денежных обязательств по договорам определяется в любой сумме денежных единиц по усмотрению участников сделок. Таким образом, рассмотренная нами «номиналистическая» теория носит чисто юридический характер: она вовсе не касается вопроса о ценности денег — этой чисто экономической проблемы, по самому существу своему не могущей быть предметом юридического исследования.

10. В этом отношении теория Hartmann’a и его последователей выгодно отличается от других номиналистических учений, из коих особого внимания заслуживают: а) французские юридические учения о деньгах XVIII века, оставившие следы в действующем Французском Гражданском Кодексе, и б) «Государственная теория денег» Г. Кнаппа, оказавшая значительное влияние на германскую, а через нее и на русскую науку о деньгах.

Принцип королевской монетной регалии, т. е. исключительное право короля на чеканку и на выпуск в обращение монет, получил во Франции XVII — XVIII веков особенно широкое толкование.

В XVII веке Le Bret писал: государь имеет право повысить или понизить цену монеты, когда этого требуют обстоятельства. В XVIII веке Монтескье говорил: «:серебро в монете имеет ту цену, которую определяет государь: он устанавливает соотношение между определенным количеством серебра в слитке и тем же количеством серебра в монете; он устанавливает соотношение между разными металлами, из коих чеканится монета; и, наконец, он определяет идеальную цену каждой монеты». Наконец, в ту же эпоху знаменитый Pothier пишет: «Монета составляет собственность частного лица лишь в качестве знака определенной ценности, которую ей присвоил государь, и если государь пожелает, чтобы не эти, а другие монеты служили знаком ценности всех вещей, то частные лица теряют свои права в отношении этих монет»[48].

Эта теория отразила современную ей правовую действительность: фискальные меры правительства по уменьшению веса монеты, уголовные репрессии за расплавку монеты, за отказ принимать ее в платежи и т. п. — все это нашло здесь вполне адекватное юридическое выражение. У нас в России, в эпоху зарождения петербургского абсолютизма, аналогичные условия вызвали такую же теорию: Иван Посошков в 1724 г. (в своей книге «О скудости и о богатстве», см. издание М. Погодина, Москва, 1824 г.) пишет: «Мы не иноземцы, не меди цену исчисляем, но имя царя своего величаем; нам не медь дорога, но дорого его царское именование. Того ради мы не вес в них числим, но счисляем начертание на ней. У нас толь сильно его пресветлого величества слово, ащеб повелел на медной золотниковой цате положить рублевое начертание, тобы она за рубль и в торгах ходить стала во веки веков неизменно». Далее следует предложение правительству использовать доверие поданных «ради пополнения казны и ради всенародныя пользы». Посошкову, по-видимому, осталась неизвестною печальная судьба медных рублей, выпущенных при царе Алексее Михайловиче[49].

Во Франции изложенная теория — в особенности ее практические выводы — получила суровую отповедь в речи Дюпона (одного из основателей школы физиократов) в Национальном Собрании 15 апреля 1790 г. «Есть вещи, — сказал Дюпон, — в отношении которых государство бессильно: к таким вещам относится ценность. Ценность денег никогда не зависит от наименования, но везде лишь от конкуренции и товаров. «6 ливров» — это не обозначение ценности».

11. Если французская теория XVIII века исходит из идеи фиксированной государством ценности денег, то теория Кнаппа и его последователей[50] (в особенности учение Бендиксена) вовсе отрицает за деньгами качество ценности, признавая за ними лишь свойство платежного средства, созданного государственной властью.

«Государственная теория денег, — говорит Кнапп, — есть догматическое выражение ряда историко-правовых фактов, которые в течение XIX века обнаружились в области денежного обращения важнейших культурных государств. В настоящее время платежный механизм всюду регулируется нормами административного права, которые и являются основным материалом для исследования».

Ныне действующий порядок есть результат долгого исторического развития. Некогда платежи производились путем взвешивания металла[51] — единица ценности в ту пору определялась с помощью единицы этого металла. Засим появляются монеты, которые содержат определенное количество металла. Чеканка монет становится государственной прерогативой. Теперь государство предписывает: долг в 1 фунт серебра будет уплачиваться не посредством взвешивания металла, а путем передачи монет — 240 пфенигов. С этого момента каждая монета становится «хартальным» платежным средством (от слова «charta», означающего — документ в противоположность материальным благам). Далее государство уменьшает вес монеты; но несмотря на это, монеты нужно только считать, а не взвешивать. Платежная сила (Geltung) каждого денежного знака ныне определяется правовым порядком и уже не зависит от того материала, из которого сделан денежный знак (поэтому возможны денежные знаки из бумаги). Денежная единица, выражающая платежную силу денег, стала номинальной (от «nomen» — название). Марка, крона, рубль не могут быть определены как известные весовые количества металла: все это исторически определившиеся понятия нашего правопорядка. Определение нынешней германской денежной единицы возможно лишь путем установления обратной связи ее с предшествовавшей денежной единицей (rekurrenter Anschluss): марка есть третья часть существовавшей до нее денежной единицы — талера. При выборе материала, из которого изготовляются денежные знаки, государство ничем не связано; если монеты понижаются в весе, то для внутригосударственного обращения это не представляется существенным: всякий житель данного государства находится в роли получающего и платящего, и кто должен принимать более легкие монеты, тому разрешено и платить такими же монетами.

[43] См. законодательство о так называемых денежных суррогатах в гл. 3-й, а также валютное законодательство в Приложении. [44] См. об этом подробнее § 14. [45] Так характеризует учение номинализма Mises. «Theorie des Geldes und der Umlaufs­mittel, 1924, Mynchen und Leipzig», см. стр. 242 о классификации денежных теорий. [45] Так характеризует учение номинализма Mises. «Theorie des Geldes und der Umlaufs­mittel, 1924, Mynchen und Leipzig», см. стр. 242 о классификации денежных теорий. [45] Так характеризует учение номинализма Mises. «Theorie des Geldes und der Umlaufs­mittel, 1924, Mynchen und Leipzig», см. стр. 242 о классификации денежных теорий. [46] Нам представляется поэтому, что нельзя говорить о «Rechtliche Konstanz der Geldwertes», как это делает Knies в своем известном сочинении «Geld und Credit». [47] Различие понятий о «платежной силе» и «ценности» особенно отчетливо выражается в немецкой терминологии: «Geltung» и «Wert». Кнапп и Бендиксен (см. ниже), отрицающие самое существование проблемы ценности денег, говорят о том, что деньги имеют «Geltung», но не имеют «Wert». [48] См.: Schaff. La dépréciation monétaire. Ses effets en droit privé, Paris, 1926, p. 241; Pothier. Contrat de Prêt № 37. Мы не останавливаемся здесь на учении о деньгах канонического права, а также на комментариях глоссаторов и постглоссаторов, которые оказали большое влияние на французских юристов XVII – XVIII вв., но в настоящее время имеют лишь исторический интерес. [49] В 1656 г. – при царе Алексее Михайловиче – в Московском государстве были выпущены медные деньги с принудительным курсом серебряных, которые вначале ходили «с серебряными заровно», затем вытеснили их из обращения. Результатом была всеобщая дороговизна, которая вызвала мятеж в 1662 г. (Ключевский. Курс Русской Истории, т. III, лекция LI). [50] Knapp. Staatliche Theorie des Geldes. München und Leipzig, 1923. [51] В эпоху XII таблиц в Риме уже существовала монета, которую, однако, при платежах взвешивали, а не считали: eorum nummorum vis et potestas non in numero erat sed in pondere posita. guam ob rem gui dabat olim pecuniam, non numerabat eam sed appendebat – Gai Inst. 1, § 122.

Деньги (валюта): правовая природа, экономическое значение

Деньги, представляясь нам лишь инструментом для исполнения повседневных потребностей, по сути, являются крайне сложным и многогранным явлением. От того, как функционирует денежная система, во многом зависит стабильность экономического развития любой страны.

Впервые искать ответ на вопрос, что же такое деньги, какова их природа и значение, — стали экономисты. Поэтому, прежде чем рассматривать деньги как правовую категорию, обратим внимание на их экономическую специфику. Экономическая природа денег как правило отображается в дефинициях, предлагаемых различными учеными.

Так, деньги определяют, как признаваемое всеми средство обмена, которое принимается в обмен на товары и услуги и может быть использовано для накопления богатства и использования в будущем [23, с.27].

Кроме того, с экономической точки зрения деньги признают средством выражения стоимости товаров или всеобщий эквивалент множества стоимостей товаров [22, с.37].

Некоторыми учеными деньги рассматриваются в качестве особого экономического блага, безусловно и свободно принимаемого для оплаты всех товаров и услуг и измеряющего их стоимость [12, с.63].

Одно из известных определений дал К. Маркс: «Деньги — это только отделившаяся от субстанции товара, меновая ценность. Деньги обязаны своим возникновением всего лишь тенденции данной меновой ценности утверждать себя в чистом виде». Деньгами является все то, что используется для совершения сделок [10, с.27].

В экономической теории существуют два ключевых направления в исследовании природы денег, а именно: товарная теория денег и государственно-правовая теория денег.

Товарная теория денег исходит из ключевого постулата о том, что деньги — это особый товар, такой же, как и любой другой товар, имеющий свою стоимость. Выбор определенного вида товара в качестве денег происходит эволюционным путем. В определенный момент участники натурального обмена просто не могут осуществить обмен одного товара на другой непосредственно, возникает острая необходимость в некоем «усредненном благе», которое не только было бы эквивалентно обоим обмениваемым товарам, но и могло бы быть использовано в дальнейшем для обмена на иные товары с иными участниками обменных операций. Именно в этой ситуации и возникают деньги.

Государственно-правовая теория денег, наоборот, исходит из того, что реальная стоимость денег не имеет никакого значения, поскольку деньгами является лишь то, чему специальным государственным актом придана сила денег. Таким образом, деньги могут быть и металлическими, и бумажными, и электронными, важно лишь то, что все участники гражданского оборота признают такие деньги и используют их для своих расчетов.

Государственно-правовая теория денег возникает на более позднем этапе, нежели товарная теория денег и, соответственно, в большей степени пытается объяснить существование бумажных и кредитных денег.

Читайте также:  Картинки офтальмолога для проверки зрения детей

Однако, сейчас для нас является очевидным тот факт, что и товарная теория денег, и государственно-правовая теория денег описывают, по сути, одно и то же явление. Так, М.И. Туган-Барановский писал: «Хотя деньги возникли как результат стихийного процесса обмена, тем не менее, для своего полного развития они требуют санкции государственной власти, признающей данный предмет деньгами, т.е. законным платежным средством» [20, c.278]. Автор впервые смог нащупать двойственную природу денег.

Известный специалист в области денег и денежного обращения, юрист, профессор МГУ Л.А. Лунц в своем труде «Деньги и денежные обязательства. Юридическое исследование» так писал: «При наличии в гражданском обороте кредита, при существовании сделок, по которым исполнение отсрочено, для государства открывается возможность назвать тот предмет, который должен служить крайним и принудительным средством исполнения обязательств: крайним в том смысле, что предмет этот заменяет собой действительный предмет долга, если пре — доставление последнего становится невозможным без, однако, того, чтобы эта невозможность освободила должника; принудительным в том смысле, что должник может освободиться от обязательства предоставлением этого предмета, а веритель должен его принять, если не хочет впасть в просрочку» [19, c.154]. Лунц понимал, что, с юридической точки зрения, первостепенным в определении природы и сущности денег является разрешение вопроса о том, что есть законное платежное средство. Однако решить данный вопрос возможно, только принимая во внимание экономические характеристики сущности денег, в частности, тот факт, что деньги являются «усредненным» благом, т.е. выступают в качестве всеобщего орудия обмена. Л.А. Лунц проанализировал и объяснил взаимодействие двух понятий: юридического и экономического, а именно деньги как всеобщее орудие обмена и деньги как законное платежное средство. Он подчеркивал, что, несмотря на то что эти два понятия различны по своему содержанию, они полностью предметно совпадают с народно-хозяйственной точки зрения. Так, государство не может принудительно придать какому-либо предмету силу законного платежного средства, если участники хозяйственного оборота отвергают такой предмет, не желая использовать его в качестве «орудия обмена» для заключения новых сделок.

Таким образом, теоретически государство, используя свою власть, может издать обязательное для всех постановление, согласно которому участники хозяйственного оборота будут обязаны считать законным платежным средством тот предмет, который указан в таком постановлении. Обязательность данного постановления будет обеспечиваться специальным государственным аппаратом принуждения. Однако такое постановление никогда не сможет создать «деньги», поскольку здесь не будет отражена экономическая составляющая сущности денег, а именно: такой предмет не будет восприниматься участниками хозяйственного оборота в качестве всеобщего орудия обмена, что рано или поздно приведет к крушению всей денежной системы.

Суммируя вышесказанное, можно сделать вывод, что определить природу денег возможно только принимая во внимание одновременно как экономические, так и правовые характеристики данного явления. Первоначально люди, руководствуясь собственными эгоистичными стремлениями, выбирают наиболее удобный из всех предметов, который в наибольшей степени способен служить эквивалентом всех благ, и признают его всеобщим орудием обмена. На данном этапе развития денежного обращения роль государства и, в целом, юридической составляющей в природе денег крайне мала. Участники хозяйственного оборота не нуждаются в каком-либо регулировании извне при условии, что у них есть возможность совершать все сделки одновременно, то есть в одном акте обменивать товар на деньги и наоборот. Далее, с усложнением хозяйственного оборота понимание природы денег обрастает новыми фактами. На определенном этапе участники хозяйственных отношений уже не могут обойтись без регулирующего воздействия государства, которое должно своим волевым актом, принимая во внимание общее соглашение всех участников оборота об использовании определенного предмета в качестве денег, определить законное платежное средство, обязательное для всех. Таким образом, к экономической составляющей добавляется юридическая составляющая природы денег.

Природу денег можно понять через рассмотрение их функций. Подход, в соответствии с которым под деньгами понимается все то, что выполняет функции денег преобладает в западной экономике. Например, американские экономисты, отдавая предпочтение функциональному подходу, считают деньгами также чековые вклады, потому что на них можно приобрести товары и рассчитаться за услуги [14, с.128]. Остановимся на ключевых функциях денег, а именно:

  • 1) деньги как мера стоимости — призваны служить мерилом ценности для разнородных имущественных благ, благодаря чему такие блага в итоге могут быть сравнены между собой и обменены друг на друга. Для определения цены товара деньги приравниваются к его стоимости, формируя цену товара и выполняя функцию меры стоимости. В качестве таковой функции деньги используются как измеритель ценности, как масштаб цен. Так как функцию меры стоимости могут выражать различные денежные знаки, цена одного и того же товара может иметь многообразное выражение. Так, например, в России измерителем цен остается рубль. В разных странах используются для измерения стоимости различные денежные единицы (доллары, фунты стерлинги, евро, юани, песо и т.д.);
  • 2) деньги как средство накопления — позволяют переносить покупательную способность, присущую таким деньгам, из настоящего в будущее. Выполняют данную функцию, как правило, деньги, временно не участвующие в обороте, деньги используются для образования резерва покупательного и платежного средства. Выполнение деньгами функции средства накопления обусловлено потребностями в расширенном общественном воспроизводстве, дорогостоящем потреблении. Так, товаропроизводитель, желая приобрести дорогостоящее оборудование, должен прибегнуть к накоплению, т.е. после реализации товара не обращать денежную выручку в новый товар. С расширением товарного хозяйства, превращением его в непрерывно воспроизводящуюся систему отношений возникает необходимость создания страховых запасов не в натуральном виде, а в более компактном и универсальном денежном облике;
  • 3) деньги как средство платежа — помогают урегулировать различные обязательства хозяйствующих субъектов, складывающиеся по поводу имущественных благ. В функции средства платежа, деньги используются для обслуживания кредитных отношений, а также при совершении платежей, которые не предполагают получения какого-либо эквивалента. В этой функции деньги опосредуют не только движение товаров, но и движение капитала. Деньги в функции средства платежа используются для: погашения долговых обязательств; предоставления и погашения кредитов; выплаты заработной платы оплаты налогов; осуществления коммунальных платежей и др.;
  • 4) деньги как средство обращения — означают, что участники рынка готовы их принимать в качестве оплаты за производимые ими товары. Они могут использоваться как таковые или в силу того, что население их принимает как средство обращения, или потому, что государство принуждает использовать деньги как обязательное платежное или покупательное средство. Данная функция очень близка к пониманию денег как всеобщего орудия обмена. Наличие данной функции у денег приводит к позитивному эффекту для всей экономики, поскольку люди получают возможность передавать произведенный ими продукт за деньги и в дальнейшем использовать эти деньги для покупки других товаров и услуг, а также для обеспечения своего производства.

Необходимо отметить, что функция денег как средства обращения является, пожалуй, самой важной из всех экономических функций, поскольку именно благодаря тому, что деньги постоянно циркулируют в экономике, становится возможным существование и всех остальных функций денег. Обращение денег делает возможным разделение труда, что в итоге плодотворно влияет на благосостояние общества в целом. Соответственно, чем быстрее происходит обращение денег, тем лучше.

Государство регламентирует использование денег на своей территории, и на территории большинства государств легитимным средством платежа выступает лишь национальная денежная единица. Использование иностранных денег (валюты) жестко регламентируется и контролируется государственными органами, т.к. использование валюты, а также умелые манипуляции, спекуляции, с ними могут серьезно повлиять на государственную безопасность отдельного государства. Поэтому деньги из средств платежа при определенных условиях и умелом использовании могут стать и экономическим оружием, способным подорвать экономику государства.

Юридическая значимость денег

Деньги как средство исполнения обязательств

Деньги входят в понятие обязательства. Употребляя слово «деньги» в его специальном значении мы как бы находимся в логическом круге. Однако этого круга в действительности нет, поскольку общей отправной точкой для понимания обязательства должно являться охарактеризованное ранее общее определение денег, основывающееся в свою очередь на элементарном понятии меновой стоимости.

Принудительное средство исполнения обязательств: это следует понимать в том смысле, что должник (в самом крайнем случае) присуждается к уплате денег как вещей, указанных данным правопорядком и обладающих правовым свойством принудить кредитора под угрозой невыгодных для него последствий принять такое денежное исполнение.

Возможно последнее средство: во многих случаях деньги составляют ближайший или же первоначальный предмет обязательства; в других же случаях это последнее средство может быть применено по наступлении невозможности исполнения обязательства в натуре, связанной с виной должника.

Последнее средство: объясняя этот элемент своей формулы, Хартманн ссылается на Монтескье, который, рассматривая природу денег, приводил следующий пример. В период гражданских войн Цезарь разрешил должникам, находившимся в бедственном положении, рассчитываться со своими кредиторами недвижимым и движимым имуществом по той стоимости, которую это имущество имело до войны. В таких случаях, полагал Монтескье, передаваемое во исполнение обязательства имущество является не представителем денег, а в такой же степени деньгами (monnaie), как и серебро (l’argent). Но Хартманн решительно полемизировал с такой точкой зрения, отмечая, что многие подобные известные случаи представляют собой не исполнение обязательства, а навязывание кредитору (datio in solutium) иного (и зачастую ненужного ему) имущества вместо надлежащего исполнения. Возвращаясь к началу свой формулы, Хартманн еще раз подчеркивал, что именно деньги и являются той материей, которая обладает правовым свойством быть, возможно, последним принудительным средством исполнения обязательств. Завершая этот краткий анализ точек зрения проф. Лунца и проф. Хартманна, следовало бы отметить весьма существенный, на наш взгляд, момент: то понимание денег, которое Л.А. Лунц считал общим для экономической науки и для права, по своей сути мало чем отличается от общего понимания денег Хартманном, поскольку универсальными представителями меновых стоимостей выступают вполне материальные предметы, вещи (металл, монеты, бумажные деньги). Однако специальное понимание денег у Хартманна существенно отличается от общего; последним принудительным средством исполнения обязательства выступает особая материя, которая включает в себя материальные вещи (наличные деньги), но не сводится к ним. Это обстоятельство представляется нам весьма важным.

Принадлежащий Л.Г. Ефимовой краткий исторический очерк происхождения и эволюции денег позволяет поддержать один из основных выводов этого автора, согласно которому нельзя говорить о правовой природе денег вообще; можно обсуждать лишь правовую природу и соответствующий ей правовой режим конкретного вида имущественных благ, который выполняет функции денег. Действительно, в современной практике функции денег выполняют материальные объекты (монеты и банкноты) и безналичные денежные средства, имеющие принципиально различные модусы существования и проявляющие лишь функциональное сходство.

Невозможно игнорировать объективные факты истории, демонстрирующие, что первые металлические монеты появились в VII веке д.н.э. в Лидийском царстве и в Китае, что в VIII веке нашей эры в Китае уже обращались и бумажные деньги, что в XVI — XVIII веках действовала система биметаллизма, что в XIX веке возобладал золотой стандарт, постепенно «демонтированный» в XX веке в связи с отменой золотых паритетов валют и широким распространением бумажных платежных средств. Поэтому Л.Г. Ефимова, безусловно, права, когда она последовательно предпринимает анализ правовой природы наличных денег, и лишь затем — безналичных денег. Такая логика научного исследования вытекает из фактов экономической истории и объективно отражает действительную тенденцию в эволюции денег и соответственно эволюцию понятия денег. Однако экономическая тенденция, это еще не экономический закон. Для науки представляет интерес подчас не только закономерное развитие событий, но и отступления от этих закономерностей. Имеются, к примеру, достаточные доказательства того, что и в древних цивилизациях, еще до появления металлических монет, возникали платежные системы как своеобразные прототипы современных безналичных расчетов. Так, характеризуя материальную культуру Древнего Египта, Г. Вейс писал, что после удачных войн с народами Ближней Азии в египетские сокровищницы стекались огромные богатства. Египтяне уже умели «ранжировать» их с точки зрения меновой ценности. «В надписях-перечнях той эпохи на первом месте стоят «серебро, золото, медь, олово, драгоценные камни, слоновая кость, черное дерево» и т.д., затем драгоценная утварь прекрасной работы, богатые сосуды, роскошно убранные колесницы и оружие». В литературе отмечается, что в Древнем Египте издавна существовала чисто условная, теоретическая единица, именуемая «шетит». Египтяне хорошо знали, какое количество золота, серебра или меди соответствовало одному шетит. Таким образом, товар не обменивался на деньги. Но тот, кто хотел продать дом и договаривался о его стоимости в шетит, получал зерна или скота на эту сумму. Если продавец и покупатель обменивались животными или изделиями неодинаковой стоимости, разницу измеряли в шетит и, чтобы ее уравновесить, подыскивали подходящий товар, который одна сторона могла предложить, а другая соглашалась принять. На другой пример «безналичного» косвенного товарообмена из истории Египта, заимствованный из работ Б. Литаера, ссылается А.С. Генкин: «Хранилище пищевых продуктов лежало в основе египетской валютной системы. Каждый фермер, который вносил свой вклад в коллективное хранилище, получал черепок, на котором указывалось количество и дата вложения. Затем он мог его использовать, чтобы получить другие товары». Если не «придираться» к частностям, то, видимо, речь идет о явлениях весьма близких, если не совпадающих. Для того, чтобы иметь право на долю в этом коллективном богатстве, необходимо было выразить эту долю в какой-то условной единице, «вмещающей» в себя определенное количество весовых частей определенного металла. Неважно, что представляла собой эта единица: слово «шетит» или керамический черепок. Существенно, что и в первом, и во втором случае имеется некая материальная субстанция, отражающая познанную человеком практическую и экономическую закономерность в соотношении меновых стоимостей. Напомним, все это имело место до появления в обороте первой металлической монеты. Слово, черепок, запись в книге, отчеканенный на монете или отпечатанный на купюре номинал денежной единицы, электронная запись в банковском счете — все это, на наш взгляд явления если не одного, то близкого порядка.

Читайте также:  Рабочее место для инвалида по зрению типовое специальное компьютерное

В силу объективной связанности экономики и права тенденции современного юридического понимания денег должны были бы как-то согласовываться с преобладающим пониманием денег в экономической теории. А основополагающий принцип современной экономической теории денег заключается в том, что все, что выступает в качестве денег, и есть деньги. «Действительно, большинство «активов» (так называют имеющие рыночный спрос ценности, которые при определенных обстоятельствах и условиях могут быть отчуждены их собственниками) являются потенциальными деньгами. Вот эта способность любого реального актива выступить в роли средства платежа (пусть и «незаконного»), а тем самым и в роли своеобразных денег получила в экономической теории название «ликвидность)… Ликвидность — реальное свойство активов в рыночной экономике: платежным средством потенциально может выступить любой актив, на который на рынке имеется платежеспособный спрос. Дело только в затратах, связанных с обменом данного актива на приобретаемое благо. «Степень ликвидности» при таком понимании и означает сравнительную величину затрат обмена данного актива на обмен другого актива (в экономической теории такие обменные затраты называются транзакционными издержками).

Хотя деньги как объект гражданских прав непосредственно и закреплены в ст.128 ГК РФ, научное исследование данного правового явления не только не перестает быть актуальным, но и, более того, приобретает все большую значимость. Теоретические выводы по нему имеют прямой выход на нормотворческую и правоприменительную практику. Деньги как экономико-правовое понятие всегда было в центре научных дискуссий, затрагивающих вопросы финансовых механизмов становления и развития товарного производства. На передний план обычно выдвигались такие проблемы денег как товарная особенность, наличные и безналичные деньги. При закреплении в праве важно знать, в чем особенность денег, их общность и различие с материальными вещами, ценными бумагами, информацией, обращающимися в обществе. Гражданский законодатель деньги отнес к разновидности вещей, не уточняя при этом, что он подразумевает под деньгами как вещами: деньги наличные или безналичные, либо то и другое вместе?

Деньги становятся таковыми с содержательной стороны качеством всеобщего товара, не имеющего «телесной оболочки», то есть лишь как стоимость товара. «Как стоимость, товар есть деньги». Ее основой является абстрактный труд; конкретный труд создает потребительную стоимость товара. Деньги, чтобы стать всеобщим товаром «сбрасывают» конкретные предметные признаки и могут всегда быть обменены на любой реальный товар, находящийся в гражданском обороте. Наличие у субъекта денег означает осуществление им социальной функции присвоения абстрактного труда. На этой экономической основе складываются отношения экономической власти. В общей форме данное положение К.Маркс выразил так: «…свою общественную власть, как и свою связь с обществом, индивид носит в своем кармане».

Глава 2. Характеристика денег как правовой категории

2.1. Основные юридические понятия в области денежного оборота

Деньги в гражданском обороте имеют своим назначением служить всеобщим орудием обмена. Каждый хозяйствующий субъект имеет возможность в обмен на деньги получить имущественное благо, которое собственник этого блага согласен ему предоставить. Но эта возможность носит фактический, а не юридический характер: денежный знак не есть ордер на товар, не дает своему обладателю права требовать от государства или частного лица предоставления ему какой-либо имущественной ценности. Функция всеобщего орудия обмена сообщается деньгам в силу доверия к ним участников гражданского оборота, в силу уверенности каждого из них, что данный денежный знак будет охотно принят в обмен на товар другим лицом, что этот знак дает фактическую возможность свободного выбора хозяйственных благ. Если покупательная способность денег основана на доверии к ним со стороны гражданского оборота, то на том же основана и степень этой покупательной способности: ценность денежного знака, как и ценность товара, определяется соотношением спроса и предложения и никогда не является абсолютно устойчивой. 1

Гражданский оборот создает орудие обращения, а государство — законное платежное средство. Каково взаимоотношение этих двух понятий?

Государство выпускает изготовленные из бумаги знаки, объявляя, что знаками этими можно погашать существующие долги; гражданский оборот пользуется этими знаками для заключения новых сделок. Здесь — законное платежное средство стало орудием обращения.

Государство чеканит монеты из золота, которое в обороте до этого служило средством обмена, и объявляет эти монеты законным платежным средством. Здесь — орудие обращения получило законную платежную силу.

В обоих случаях понятия эти предметно совпадают. Такое совпадение представляется с народнохозяйственной точки зрения нормальным и неизбежным, ибо государство не может длительно навязывать платежную силу какому-либо предмету, если гражданский оборот отказывается пользоваться этим предметом для заключения новых сделок. Но совпадение это не носит логического характера, не вытекает из сущности самих понятий: «орудие обращения» и «законное платежное средство» — два понятия, которые различны по своему содержанию, хотя обычно сходны по объему. 1

Выпуская новый денежный знак, законодатель обозначает на нем сумму денежных единиц и тем самым определяет платежную силу этого знака.

Но это платежное средство нормально является и орудием обмена; поэтому денежная единица — не только счетная единица, измеряющая платежную силу денежных знаков, но и мерило ценности, определяющее рыночную цену товаров: ибо при обмене товаров на деньги цена товара по необходимости выразится в определенной сумме денежных единиц.

Сама теория денег по традиции считается прерогативой экономической науки, заботой экономистов, а не кого-либо еще, и, как следствие, почти вся литература о деньгах принадлежит перу специалистов в сфере экономики, а не иных областей знаний.

Между тем, для юридической науки, исследование феномена денег именно в его правовом значении, создание своей юридической теории денег, является не менее важными задачами, чем для науки экономической. А для цивилистики (науки гражданского права) эта задача должна занимать одно из первостепенных мест.

В доктрине условно можно обозначить две позиции на юридическое понятие денег.

«Формалистическая» трактовка денег основывается на буквальном толковании действующих норм законодательства. Согласно данной позиции, правовое понятие денег определяется нормами действующего закона и им же исчерпывается. 2 В экономической науке могут быть свои разнообразные теории денег, а для юриста теория денег есть норма действующего закона и не более. Однако до настоящего времени российское законодательство понятие денег не закрепило.

Данная трактовка денег получила свое развернутое изложение в работах Новоселовой Л.А. и заключается в следующем.

Согласно статьи 128 ГК РФ к объектам гражданских прав относятся вещи, включая деньги. Совершенно очевидно, пишет Л.А. Новоселова, что вещами являются только наличные деньги (банкноты и монеты). Именно банкноты и монеты Банка России в соответствии со статьей 29 ФЗ «О Центральном Банке РФ» являются единственным законным средством платежа на территории РФ. Таким образом, деньги в юридическом смысле это вещи (банкноты и монеты Банка России), являющиеся единственным законным средством платежа в Российской федерации. 1

По мнению Л.А. Новоселовой не являются деньгами понятия «денежные средства», «денежные суммы», используемые ГК РФ, поскольку они не свидетельствуют о вещественной природе денег как банкнот и монет. По этим же мотивам автор не считает деньгами денежные средства на счетах и вкладах и не признает за ними способности быть законным платежным средством. Безналичные расчеты данный автор рассматривает как движение обязательств между банками.

Сходные позиции по данной проблеме занимают В. Белов и С. Суханов также признавая деньгами только наличные банкноты и монеты и пытаясь дать объяснение движению денежных средств при безналичных расчетах используя уступку требования, новацию, комиссию и иные институты обязательственного права. 2

«Экономическая» трактовка денег исходит из посылки, что наряду с наличными деньгами существуют и деньги в безналичной форме. Сторонники данной трактовки обоснованно полагают, что признание деньгами только банкнот и монет неадекватно современным экономическим реалиям в которых большая часть расчетов и платежей производится не в наличной, а в безналичной форме. 1

В обоснование своей позиции они также апеллируют к выводам современной экономической науки, которая считает деньгами не только наличные банкноты и монеты, но и денежные средства на счетах и вкладах.

И «формалистическая», и «экономическая» трактовки денег при всей обоснованности и справедливости своих отдельных выводов имеют один общий и существенный недостаток. Ни одна из них не дает целостного и полного представления о понятии денег, не могут разрешить проблему соотношения понятий наличных и безналичных денег и дать последним непротиворечивое определение.

По мнению автора, можно дать следующее определение понятия денег в юридическом смысле.

Деньги – предметы материального мира и их электронные аналоги, которые являются объектами гражданских прав, и которые исполняют в гражданском обороте функцию всеобщего орудия обмена так как это не запрещено государством, а также предметы, изготовленные по определенным законом образцам специализированными государственными предприятиями и признанные государством в качестве единственного законного платежного средства с принудительным курсом, выраженным в национальной денежной единице.

Источники:
  • http://studwood.ru/505987/pravo/dengi_valyuta_pravovaya_priroda_ekonomicheskoe_znachenie
  • http://studbooks.net/1136441/pravo/yuridicheskaya_znachimost_deneg
  • http://studfiles.net/preview/3795883/page:4/