Меню Рубрики

Что подразумевает процесс индивидуализации с точки зрения философии

Едва ли в отечественной педагогике, психологии, да и историческом материализме, как составной части марксистско-ленинской философии, найдется категория, сравнимая с категорией «индивидуальность» по количеству противоречивых определений. Известный отечественный психолог В.П.Зинченко по этому поводу не без юмора отметил: «Конкурировать с понятием «человек» могло бы понятие «индивидуальность». Мне второе понятие кажется менее адекватным по двум причинам. Во-первых, понятие индивидуальность весьма невразумительно истолковывается в нашей литературе. Д.Б.Эльконин как-то сказал, что, просмотрев около двадцати определений индивидуальности в нашей литературе, он пришел к заключению, что он не индивидуальность. То есть проблема формирования, становления индивидуальности — это часть, конечно, важнейшая, но все же лишь часть более широкой проблемы развития человека. » Зинченко В.П. Проблемы психологии развития // Вопросы философии. 1991. N 4. — С.126 .

Сравним несколько точек зрения.

Американский психолог и философ рубежа XIX — XX веков, один из основоположников прагматизма, У.Джемс в фундаментальном труде «Психология», включившем и психологические, и философские выводы автора, писал: «Понимая слово индивидуальность в самом широком смысле, мы можем прежде всего подразделить анализ ее на три части в отношении 1) ее составных элементов, 2) чувств и эмоций, вызываемых ими, (самооценка), 3) поступков, вызываемых ими (забот о самом себе и самосохранения). Составные элементы индивидуальности могут быть подразделены также на три класса: 1) физическую индивидуальность, 2) социальную индивидуальность и 3) духовную индивидуальность».

Известный советский философ Э.В.Ильенков, автор работы, в название которой вынесен вопрос: «Что же такое индивидуальность?», писал: «Человеческая индивидуальность, по старинке называемая иногда «душой», той самой «душой», которую каждый человек знает как свое «Я», как нечто уникально-неповторимое, неразложимое на какие-либо общие составляющие и, стало быть, принципиально ускользающее от научно-теоретических определений и даже невыразимое в словах. » Ильенков Э.В. Что же такое индивидуальность? // Философия и культура. М.,1991. С.388. .

Известный грузинский мыслитель М.К. Мамардашвили утверждал: «Индивидуальность — это форма, способ бытия, особое состояние жизни, находка ее эволюции. Я бы сказал так, что индивидуальность — это «крупная мысль природы». Самонастраиваемость ее проявлений не зависит от всезнания или от каких-либо высших ориентиров. Понимаете, ведь главная страсть человека — это быть, исполниться, состояться» Мамардашвили М.К. Как я понимаю философию. М.,1990. С.173. .

Индивидуальность в философии — это прежде всего человек, наделенный социальными качествами, то есть такими качествами, которые он приобретает при взаимодействии с обществом. Современная социальная философия ставит перед собой задачу изучения различных социальных типов индивидуальности, формирующихся в результате социальной дифференциации общества. (Напомним, что дифференциация — следствие общественного разделения труда, разделившего материальное и духовное производство, сферы руководства и подчинения и т.д.). Понятие «индивидуальность» не следует путать с понятием «индивидуальность».

Под индивидуальностью в философии понимают своеобразное сочетание в человеке природного и социального. Отметим, что социальная философия не изучает природные задатки индивидуальности. Ее интересуют те объективные условия и субъективные факторы, которые оказывают воздействие на человека, и которые он формирует сам.

Какие факторы и условия воздействуют на формирование индивидуальности? Прежде всего — это мир обыденной повседневности. В социальной философии делается попытка разобраться в этой сложнейшей проблеме — сущности повседневности, для того, чтобы понять специфику, оказывающую формирующее воздействие на индивидуальность.

Но что такое повседневность? В.Н.Шевченко отвечает на этот вопрос так: «Повседневность, или жизненный мир людей, включает в себя повседневную активность, обычное (или обыденное) сознание как реально существующее сознание живущих и действующих индивидов, которые ставят себе конкретные, как правило, весьма прозаические цели на ближайшие час-два, целый день, на какую-то перспективу и добиваются их практической реализации в той или иной форме в зависимости от обстоятельств».

Обыденное, обыденно-практическое или бытовое сознание, — это сложная система, в которую входит освоенная часть устной речи и письменного языка повседневного общения, иерархия ценностей, сформировавшиеся моральные образцы поведения, навыки межличностного общения, знание традиций и обычаев, определенные знания правовых и политических норм и т.п. И что особенно интересно: все это многообразие взглядов и представлений почерпнуто человеком не специально, а как бы само собой, из обыденного мира повседневности. Понятно, что в такой форме мировоззрения благополучно уживаются основы научных знаний, народная мудрость, определенная наблюдательность, расчетливость, мистика, суеверия, пережитки многих прошлых веков, предвзятость и ограниченность рамками своих собственных интересов.

Но если человека главным образом формирует повседневность, то не изменив ее, изменить человека невозможно. Трудно рассчитывать на то, что у родителей, не обременяющих себя знаниями норм современного этикета, в убогой обстановке неуютной квартиры, в грязном подъезде, в волнах ненормативной лексики, при засилии на телевизионном экране примитивных и отупляющих фильмов будет воспитан ребенок, воплощающий в себе все земные добродетели. Э.Сепир, знаменитый американский ученый, точно подметил: «Подлинная опасность, в изобилии засвидетельствованная повседневным опытом, заключается в подчинении безжалостным нивелирующим силам нашего культурного наследия и в воздействии заурядного ума на заурядный ум».

В формировании индивидуальности молодого человека значительное место занимает система образования. Сегодня образование как один из основных социальных институтов общества, активно изучается социологией, но и социальная философия также проявляет к нему интерес, который касается, прежде всего, философских проблем воспитания и образования. Нужно отметить, что на протяжении всей своей истории философия не обходила стороной проблемы воспитания и образования, и именно философией, внесен значительный вклад в наращивание этой области знания и деятельности.

Образование входит в повседневную жизнь школьника и студента, становится основным видом их деятельности, поэтому оно может превратиться в центр развития индивидуальности и основной источник ее духовного формирования. Известный современный философ М.Фуко отмечает, что педагогикой мы можем назвать передачу такой истины, функцией которой является снабжение субъекта какими-либо отношениями, способностями, знаниями, которых он до этого не имели которые должен будет получить к концу педагогических отношений.

Обсуждавшиеся выше проблемы человеческого появления, развития и существования относятся к человеку как таковому. Однако, человек вообще – понятие абстрактное, родовое. В действительности каждый человек находится в постоянном процессе развития, что в свою очередь требует особых научных понятий. Общепризнанными понятиями характеризующими ступени развития человека являются понятия индивид, индивидуальность, личность.

Термин «индивид» употребляется прежде всего для обозначения всякого отдельно взятого представителя человеческого рода. В социальной философии словом «индивид» издавна обозначался единичный представитель какой-либо группы (исторически определенного сообщества, общины, корпорации). Уникальность реальной жизни и деятельности отдельного человека в это понятие не входит. Индивид экземплярен. Это не просто «один», а всегда «один из». Различия людей как индивидов — это, во-первых, различия между самими общественными группами, к которым они принадлежат, а во-вторых, различия в том, насколько полно типические признаки одной и той же группы выражены в разных ее представителях. С помощью понятия «индивид» подчеркивается исходная зависимость каждого отдельного человека от социальных условий, в которых совершалось его личностное формирование (от объективного социального положения, характера включения в общественное производство, от решающего для его группы общего интереса и т.д.). Понятие «индивидуальности» акцентирует внимание на том особенном, специфическом, своеобразном, что отличает данного конкретного человека от других людей. Оно может рассматриваться как антитеза по отношению к понятию среднетипичного. С представлением о развитой индивидуальности связывается наличие многообразных социальных качеств, сообщающих человеку подлинную неповторимость.

Высшим этапом в развитии человека является превращение человека в личность. Личность является объектом изучения ряда гуманитарных наук. Психология изучает личность в качестве устойчивой целостности психических процессов, свойств и отношений: темперамента, характера, способностей, волевых качеств. Социологический подход выделяет в личности социально-типическое. Он анализирует процесс развития личности во взаимосвязи с социальными общностями и социальными группами, обществом в целом. Философия рассматривает личность с точки зрения ее положения в мире как субъекта деятельности, познания и творчества. Понятие «личность» означает, что человек может вы­ступить ответственным субъектом своего действия и пережива­ния, он осознает свои восприятия и знает цену собственным ини­циативам. Принято выделять две основные концепции личности – сущностную и ролевую. Первая понимает личность как наличие определенного ценностного ядра, формирующегося в процессе деятельности и общения в социальной среде. Данное ядро представляет собой определенную устойчивость. Ролевая концепция ставит под сомнение наличие устойчивого ядра и утверждает множественность социальных ролей личности в зависимости от окружающих обстоятельств.

Лич­ность есть носитель системы ценностей, которые опредмечиваются и в вербальном, и в объектных планах. Поэтому считается, что личность может «сделать» самое себя, т.е. строить свою жизнь, сообразуясь с идеальным планом-замыслом, и в опреде­ленной мере подчинить себе обстоятельства. Личность всегда нуждается в самовыражении, она устойчива и узнаваема. В этом смысле утверждение, что личность есть орга­ническая целостность, а не конгломерат случайным образом про­являющихся черт и особенностей, правомерно. В структуру личности входят – система потребностей, система деятельностей, система способностей и система целей и ценностей. Устойчивость личности является следствием развития автономности в самосознание и жизненную позицию. Последнее – одно из важнейших отличий личности от индивида состоит в способности активно отстаивать свои убеждения, осознавая в качестве субъекта социальной деятельности их правоту. Становление личности происходит в процессе усвоения людьми опыта и ценностных ориентаций данного общества, который традиционно принято называть социализацией. Человек учится выполнять социальные роли в семье, организации, социальном институте, государстве. Однако, данный процесс не происходит сам по себе. Лишь в процессе различных типов деятельности (и прежде всего труда), а также общения, коммуникации с другими участниками социальной жизни, происходит формирование личности. Вместе с тем, социализируясь человек все больше осознает свое собственное значение в обществе, свою роль и социальные функции. Данный процесс принято называть индивидуализацией.

Вместе с тем, автономность личности и ее жизненная позиция предполагают точное осознание границ поступков. Для характеристики данных сторон степени развития личности принято использовать понятия «свобода», «ответственность» и «творчество». В истории философии можно наблюдать две взаимоисключающие точки зрения на понятие свободы. Одни философы (например, Спиноза, Гольбах, Гегель) сближают это понятие с понятием необходимости; они либо отрицают наличие в свободе элемента случайности, либо преуменьшают его значение. Свое крайнее выражение такая точка зрения получила у Гольбаха. «Для человека, — писал он, — свобода есть не что иное, как заключенная в нем самом необходимость». Другие философы, напротив, противопоставляют понятие свободы понятию необходимости и тем самым сближают его с понятием случайности, произвола. Весьма распространенным является представление о свободе как возможности выбора. И это вполне справедливо. В этом понятии свободы отчетливо можно видеть наличие обоих противоположных моментов — случайности и необходимости. Необходимый момент выбора находит свое выражение в двух категориях — категории потребности и категории долга (моральной ответственности). Категория потребности выражает личностно необходимый момент выбора (человек нуждается, испытывает настоятельную потребность в каком-либо роде деятельности или в каком-либо предмете, который он может «добыть» только с помощью труда). Категория долга (ответственности) выражает общественно необходимый момент выбора (человек обязан, должен работать, трудиться, чтобы не быть тунеядцем, иждивенцем). Случайность же оказывается лишь незнанием окружающих обстоятельств. Условием и критерием развития личности выступает творчество. Принято различать три аспекта творчества:

1. Творчество как создание духовных и материальных ценностей — ценностный (аксиологический) аспект.

2. Творчество как создание или открытие нового, небывалого — эвристический аспект.

3. Творчество как самовыражение и саморазвитие человека — гуманистический аспект.

Переживания личности неизбежно соотносимы с ценностя­ми. Понятие ценностей отражает значимость тех или иных объективных явлений для жизни людей. Ценностное отношение формируется в процессе человеческой деятельности. К ценностям, обеспечивающим жизнь человека, относятся здоровье, определенный уровень материальной обеспеченности, общественные отношения, обеспечивающие реализацию личности и свободу выбора, семья, право и др. Ценности, традиционно относимые к рангу духовных — эстетические, нравственные, религиозные, правовые и общекультурные (образовательные), — рассматриваются обычно как части, составляющие единое целое, называемое духовной культурой. Моральные (нравственные) ценности, во главу угла ставят вопрос о соотношении добра и зла, природе счастья и справедливости, любви и ненависти, смысле жизни. Эстетические ценности также являются определенным переживанием человеком окружающей действительности, выражаемые с помощью представлений о красоте, совершенстве, возвышенном и низменном. Правовые ценности традиционно понимаются как совокупность общественных представлений относительно меры вины, а также способов наказания. Ценности, закрепляясь в обычаях, традициях превращаются в нормы. Однако, возникает вопрос – что делать с теми, кто заведомо полагает данные ценности и нормы неприемлимыми. Т.е. насколько общество готово защищать мораль одних с помощью насилия над другими?

Читайте также:  Что такое жизнь с точки зрения физики содержание

Что такое ОНТОЛОГИЯ?

В 20 в. возрастание уровня абстрактности научного познания выдвигает некоторые принципиальные онтологические проблемы: построение адекватной онтологической интерпретации абстрактных понятий современной науки (например, физики элементарных частиц, космологии) и создание теоретического фундамента для современных методологических подходов и направлений (например, онтологический базис системного подхода, кибернетики и т. д.) . В современной марксистской литературе вопрос об О. является предметом дискуссии: если одни считают, что О. не имеет права на самостоятельное существование, то, по мнению других, в рамках диалектического материализма О. должна выступать в качестве его особого раздела.

В XX в. к проблематике О. обращаются философы феноменологической школы в ее широком понимании — Мейнонг, Гуссерль, Шелер, Н. Гартман, Ингарден, а также представители аналитической философии, среди которых своими трудами по О. выделяется Куайн. В первом направлении новая постановка онтологических проблем была связана прежде всего с идеей интенциональности. Это проявилось и в «теории предметов» Мейнонга, и в онтологических анализах Гуссерля. Понимая интенциональность как «сознание о. » и различая в нем акты и их содержание, Гуссерль первоначально трактовал О. как всеобщую феноменологию предметностей сознания, данных в актах переживания, созерцания, понимания. Затем он обратился к анализу изначальных актов конституирования этих предметностей сознания, а позднее отождествил О. с телеологией и исследованием мира возможностей. Онтологическая переориентация в философии, осуществленная Гуссерлем, предполагает «очищение» сознания от различного рода натуралистических привнесений (см. натурализм) , целью чего является достижение созерцания «самих сущностей» . В аксиологии Шелера ставится вопрос о способе бытия ценностей в их соотнесенности с актами познания и оценки. Н. Гартман не принял гуссерлевского отождествления О. с анализом конституирующих актов трансцендентальной субъективности и занял более реалистическую позицию, названную им «критической онтологией» . Сходная установка воплощена и в трактате Ингардена «Спор о существовании мира» , в котором соединены феноменологический подход, гносеологический реализм и тщательный анализ идущей от Аристотеля традиции онтологической мысли.

Решительная переориентация философского мышления в сторону О. связана с именем Хайдеггера. Фундаментальный вопрос О. — вопрос о бытии как таковом (Sein), а не просто о «сущем» (Seiendes). Историко-философский поиск приводит Хайдеггера к выводу, что проблема бытия адекватным образом ставилась только греками, а именно, досократиками; но уже начиная с Платона происходит уклонение от вопроса о бытии, не тождественном бытию сущего. В этом смысле поздний Хайдеггер называет историю метафизики историей «забвения бытия» .

Лингвистический поворот, характерный для аналитической философии, переводит онтологическую проблематику в план анализа «концептуальных каркасов» . В логическом эмпиризме традиционные виды О. рассматривались как проявления метафизики. Отрицая содержательный характер О. , Карнап трактовал ее как «формальную семантику» , выявляющую «языковые каркасы» , в рамках которых высказываются суждения о вещах. Куайн называет О. сферу экзистенциальных допущений используемого нами языка. Эта сфера определяется областью действия «связанных переменных» этого языка, что отразилось в его известном афоризме: «быть — значит быть значением связанной переменной» . Исходя из понимания существующих языков как целостных систем, связанных с реальностью различными и неоднозначными способами, Куайн отстаивал тезис о неопределенности перевода, что привело его к вызвавшей продолжительные дискуссии концепции «онтологической относительности» .

Процесс индивидуализации

Характеристика процесса взросления, самореализации личности и индивидуализация по психологии Юнга. Основные психические функции. Борьба личности с собой за лидерство в душе человека. Цель и процесс индивидуализации. Формирование тени, и её влияние.

Рубрика Психология
Вид реферат
Язык русский
Дата добавления 19.10.2014
Размер файла 25,9 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Фокус психологии Юнга — индивидуализация, т. е. процесс взросления, самореализации личности. Большинство людей понимают взросление как «накопление ума», отказ от юмора в пользу серьезности, как умение управлять своими чувствами и вести себя в соответствии с общепринятыми нормами. Юнг подвергает сомнению все эти обыденные представления о взрослении, которые были свойственны и классическому психоанализу Фрейда.

Разум — лишь одна из психических функций. Абсолютное доминирование сознания свидетельствует не о зрелости души, а об односторонности развития. Что же касается социальной адаптации, то она способствует взрослению лишь тогда, когда помогает «собрать личность воедино», гармонизовать ее внутреннюю структуру. Стратегическая задача индивидуализации — обретение «самости», смысла жизни. Она не сводится к чему-либо частному — профессиональной карьере, созданию семьи, умственному развитию. Смысл жизни человек обретает в том случае, когда ему удается сформировать свою самость, отличную как от рационального «эго», так и от «сверх-я».

Самость — важнейший архетип. Он отличен от внешних масок, ролевых идентификаций, способен примирить и согласовать разнонаправленные психические силы и, наконец, стать точкой соприкосновения с Трансцендентным началом, с Богом, перед лицом которого индивидуальная судьба только и обретает смысл.

Интуиция, фантазия, спонтанно возникающие образы сновидений и мифы — помогают нам понять путь жизни и сориентировать себя в направлении самости, найти себя в обширной области бессознательного. Путем «амплификации», то есть уточнения, прояснения, рационализации спонтанных образов сновидений и фантазий человек способен принимать правильные решения и избегать неврозов.

В отличие от Фрейда, который акцентировал роль детства в становлении личности, выводил характер и невротические симптомы из прошлого травматического опыта личности, Юнг подчеркивает значение цели, жизненной перспективы и будущего. Человек развивается из прошлого. Но жизнь его наполняется смыслом, душа приобретает форму и содержание в зависимости от предпочитаемого и выбираемого будущего. Юнг ставит судьбу личности в зависимость от свободного и ответственного выбора, подчеркивая самоценность каждого этапа жизни и каждого принимаемого решения.

Личность, согласно Юнгу, не выступает как единый, самотождественный субъект мысли и действия, а состоит из множества «парциальных личностей», которые борются между собой за лидерство в душе человека. В мифологическом сознании древних, да и в Средние века, эти отдельные личности или частичные силы души символизировались в образах различных демонов и гениев. Свой гений был у Сократа — он всегда подсказывал ему правильную мысль или решение. В Средние века многие люди были «одержимы демонами». Чтобы их изгнать, человека сжигали на костре. Сегодня человек склонен думать, что он вполне овладел собой, что разум способен контролировать душевные силы. Но это — иллюзия. На самом деле, полагает Юнг, разум не контролирует душу, а подавляет ее. Современный человек все еще одержим силами, находящимися вне его контроля. Об этом свидетельствует весь ход развития цивилизации последнего столетия: несмотря на беспрецедентное развитие науки, знаний, средств массовой информации, человечество в целом оказывается все менее защищенным от буйства своих внутренних демонов — алчности, властолюбия, агрессии и множества изощренных садистических влечений. Демоны современного человека более иррациональны и жестоки, чем демоны дикаря. Получая в свое распоряжение средства, созданные наукой и техникой, они становятся еще опасней. Отсюда — задача индивидуализации, то есть осознания всех сил, определяющих душевные влечения, включения их в общий смысловой ансамбль личности. Задача индивидуализации оказывается не только личностно, но и общественно-значимой.

Индивидуализация, по Юнгу, также настоятельна, как голод, жажда, агрессия или сексуальность. Индивидуализация — это сверхзадача развития. Казалось бы, путей и целей индивидуализации столько же, сколько существует на свете людей. До известной степени это верно. Но влечение к индивидуализации подталкивает человека к соприкосновению с божественной искрой, с единым для всех архетипом, который Юнг называл самостью и который должен стать центром личности. Личность, зажатая в тиски социальной машины, не обладающая достаточными ресурсами психической энергии, находится часто под властью других лиц, внешних, чуждых сил. Любая попытка истинной индивидуализации наталкивается на сопротивление. Всякий шаг, делаемый ради того, чтобы стать самим собой, требует жертв и усилий. Человек достигает успеха в этом отношении лишь благодаря случайности или благодати. Редко мы встречаем людей, которым в полной мере удалось найти себя, обрести смысл.

Разум большинства людей подвержен сиюминутным внешним влияниям и превращается в инструмент получения удовольствия «теперь и здесь» или в рабочий орган общества. Разум не проясняет человеку пути к самому себе, не вырабатывает стратегии индивидуальной жизни. Как это ни парадоксально, не разум, а фантазия и сновидение расставляют все по местам и указывают правильное направление жизни. Душа созидается большей частью ночью и во сне, а не днем и наяву. Только в сновиденческой фантазии душа способна трезво посмотреть в будущее и правильно оценить настоящее. Акт созидания души является скорее актом воображения, а не актом рассудка, поскольку днем рассудок занят поиском удовольствия, выполняет рутинную, навязанную обществом работу.

В реальной действительности лишь редко и в силу случайных обстоятельств возникают ситуации, когда человеку открывается путь к самому себе и когда он достигает самости. Вечный образы мировой литературы имеют столь долгую жизнь и популярность вероятно потому, что символизируют как раз такие пути и ситуации, на которых, вопреки всем препятствиям, сходятся и гармонизируются главные душевные силы личности. При этом каждый раз оказывается, что такая редкая возможность быть самим собой должна быть дорого оплачена.

Путь Дон Кихота, Дон Жуана, Фауста и Гамлета «прорвавшихся» к истине личного бытия через любовь, через знание или право принимать решение, ведет, как оказывается, к гибели или безумию. Судьба архетипических героев (вспомним судьбу Сократа, Наполеона, Пушкина) оказывается трагической.

Лишь недавно творцы культуры, умело используя новые реалии и благодаря новым техническим и психологическим возможностям — научились улавливать и удовлетворять тягу массового человека к идеальному и вместе с тем, жизнеспособному условно-реальному образу. Такой образ появился в виде Джеймса Бонда на Западе, а у нас — Штирлица. Этот советский человек, супершпион стал рыцарем без страха и упрека, только благодаря тому, что был одет в мундир группенфюрера СС, помещен в абсолютно чуждое и враждебное советскому народу окружение, которым он однако в полной мере овладел благодаря не свойственному — в обычных условиях — советским людям свободному, активному разуму, не робеющими перед властью авторитетов. Штирлиц избавлен от тягот советского быта, произвола мелкого начальства, идеологических ритуалов. Он не философствуя, без сомнений и колебаний верит в правоту своей Родины, в ее руководителей, в ее идеологию. И это — вполне правдоподобно в том месте, и в тот момент, когда происходит действие. Цельность, полнота бытия, право жить «не светлым будущим», а настоящим — т. е. мгновением, которое «свистит, как пуля у виска». — вот та «нуминозность», которая пленяет и очаровывает в Штирлице русского, советского зрителя. В нем, несмотря на всю исключительность и даже неправдоподобность многих ситуаций, мы распознаем момент истины, а именно то, что ему в отличие от огромного большинства советских людей, удалось реализовать свою самость. Все его душевные силы собраны воедино. Мы все еще устремлены в коммунистического будущее, а он уже живет в настоящем.

Цель и процесс индивидуализации с трудом сознаются индивидом. Но они давно осознаны культурой, раскрыты во множестве мифологических сюжетов. Жизнь и гибель на кресте Иисуса Христа — один из возможных символов индивидуализации. Этот образ приводит каждого человека в соприкосновение с Богом, который живет в нашей душе. Другой символ индивидуализации — путешествие к Золотому Граду — Иерусалиму. Многие сказки содержат символику индивидуализации. Герой должен преодолеть множество препятствий, чтобы жениться на принцессе. Свадьба часто есть символ соединения с собственной душой, поскольку мужчина проецирует свой сокровенный идеал на женщину. В сказках герой нередко уклоняется от цели путешествия, увлекается самим процессом поиска, и, прибыв в замок, узнает, что принцесса давно умерла. Герой на пути к цели совершает назначенное число подвигов, сталкивается с чудовищами, разгадывает их хитрости, одерживает победы, получая поддержку животных-помощников. Все эти элементы сказочных сюжетов недвусмысленно говорят о важнейших вехах и стимулах индивидуализации, о неизбежности борьбы, страданий, выбора, ошибок, помощи на этом пути.

Читайте также:  Куда могут взять с плохим зрением

Множество препятствий, равно как и благоприятных предпосылок, содержат детские годы. Затем идет труднейший подростковый возраст, освобождение от опеки родителей, успех или неуспех при контактах с лицом другого пола, выработке благоприятного социального «имиджа», борьба с собственными недостатками и слабостями, воспитание в себе терпимости к противоречиям и умение принимать мир таким, каков он есть, испытывать терзания, тоску, депрессию, не теряя надежды, переживать утраты, сохраняя веру в осмысленность жизни, чувствовать несокрушимость Бога, осознавая хрупкость и кратковременность жизни — вот лишь некоторые из трудностей индивидуации, с которыми приходится сталкиваться каждому человеку.

В индивидуализации прослеживается определенная логика, достигается слияние сознания и бессознательного, практических действий и символов, индивидуальных и родовых целей, субъективного смысла и объективной истины. Смысл индивидуализации раскрывается, по Юнгу, в драматической истории открытия каждым индивидом своих «архетипов», в работе с ними, с целью их согласования и наполнения жизненным материалом.

Через всю жизнь проходит работа с «тенью», архетипом, собирающим в себе установки, чувства, отвергаемые сознательным «эго». Каждый человек имеет свою тень, которая состоит отчасти из родовых животных влечений, вытесненных культурой, а отчасти возникает в результате индивидуальных вытеснений. Третья часть тени развивается на основе вытесняемого материала, подобно живой фантазии. Соблазнительные и искушающие компоненты тени расцветают, как бы сами собой, подобно отрицательным персонажам художественных произведений, которые бывают более живыми и интересными, чем добродетельные герои.

Чем меньше осознается тень, тем она темнее и гуще. Мощные сопротивления, исходящие из тени, приводят к выработке коллективных образов «врага», «падшего человека», «фашиста», «коммуниста», «безбожника», которые переносятся на других людей — вместе со всей грязью и мерзостью, которых массовый человек не хочет признать в себе самом.

Часто сознание отвергает всякую критику в свой адрес и во всех несчастьях ищет виновника «на стороне», но не в собственной душе. Это означает, что человек боится своей тени, не хочет отдавать себе отчета даже в нелепых, с его точки зрения, своих поступках. Он недоволен жизнью, но сопротивляется всему, что может ее изменить. Хочет оправдать свою жизнь, выстраивая в сознании сложный образ враждебной действительности, отказываясь видеть свою жизнь такой, какова она есть.

На примере Дон-Кихота, отстаивающего свой идеал в борьбе с ветряными мельницами, мы видим, что в борьбе сознания с тенью имеются трагическая и комическая стороны.

Если бы тень была только злом, то не возникло бы особых проблем. Но тень не есть то, что целиком скверно. Тень — это нечто неприспособленное, то, что мы не смогли ввести в свой культурный обиход. В состав тени входят, по Юнгу, и ценные качества, например, детскость, непосредственность, которые могли бы обновить и украсить жизнь. «Вечное дитя», по Юнгу, вневременно. Это архетип молодости, живущий в душе каждого, независимо от возраста. В десять лет человек может чувствовать себя старцем, а в семьдесят — оставаться младенцем. Зевса — бородатого мужа — называли «великим мальчиком», и Христа изображают как младенца. Символ «вечного дитяти» в фантазиях и сновидениях выражает стремление к свободе. «Дитя» раздражается по поводу любых ограничений, презирает мир взрослых и стремится обойти любые преграды на своем пути. Неоднократно отмечалось, что творческие люди хранят в себе детское начало. Вытеснение детства в «тень» символизируется в снах и фантазиях решетками, запертыми дверями. Восприятие жизни пропитывается при этом «привкусом тюрьмы».

Архетип «дитяти» действует в связке с архетипом «мудрого старца». Своему старцу Юнг дал даже собственное имя — Филемон. Старец («сенекс») персонифицирует черты пожилых людей, самоконтроль, ответственность, систематичность, мудрость, консерватизм. Мифология представляет сенекса в образе бога Аполлона, уравновешенного и гармоничного, тогда как дитя ассоциируется у греков с Дионисом — капризным, возбужденным и опьяненным.

Старец-мудрец появляется в снах и сказках в образах учителя — гуру, волшебника, доктора, священника, дедушки. Он дает добрый совет и помогает обрести уверенность в трудные минуты жизни.

Тень всегда желает выйти на свет под любым предлогом. Но тени мешает маска («персона») — компенсаторный архетип, который, учитывая требования общества и желая скрыть недостатки личности, создает защитные сооружения для борьбы с тенью и всеми, кто хотел бы указать на нее. Персона развивается в автономный образ в социальной роли — учителя, мужа, президента, полицейского. Социальная роль подпитывается иногда и лучшими побуждениями личности, но может расти автоматически, за счет внешних требований и ожиданий, распространяя профессиональные и рациональные установки на все сферы жизни.

Персона, как и другие архетипы, содержит множество потенций. Она переживается как социальная идентичность — когда человек отождествляет себя с половозрастной когортой, профессией, политической партией; как индивидуальность, когда человек желает подчеркнуть свое отличие от других, самостоятельность, вкус, который он утверждает как всеобщий, «научный» разум, которому все должны следовать.

Юнг отмечает, что в «персоне» присутствуют как личностные, аутентичные, так и безличные компоненты.

Вырождение личности в маску, в роль, задаваемую обществом, происходит часто. Чем больше давление социума, чем выше ранг, ответственнее должность, тем неотвратимее личность трансформируется в маску, которая лишь инсценирует индивидуальность. Врачу-психиатру, учителю, генералу, президенту, миллиардеру бывает трудно сохранить себя в качестве личности. Эти люди принуждаются их окружением играть определенную роль и делают это исходя из соображений психического комфорта, поскольку стандартно-ролевое поведение позволяет выполнять наибольшую сумму обязательств с минимальной затратой сил.

Ролевая маска есть образец профессионала или лидера. Она интегрирует социальные умения, ролевые позиции, фразеологию, жесты, мимику. Все это может вылиться в яркий, привлекательный образ и стать массовым идеалом. Маска особенно выражена у политических вождей, крупных профессионалах, любимцев публики. Она важна и для «среднего человека». Сословно-классовая или половая роли также навязываются с большой силой.

Персона служит психологической основой отчужденных, преемственно сохраняемых культурой форм жизни, как легальных, так и криминальных. Человек надевает уже готовую маску, освобождая себе время для хобби или расширения своего могущества.

Если персона недоразвита, личность оказывается в уязвимом положении. Человек из одной публичной неловкости попадает в другую. Такие люди похожи на детей, они не ведают, что творят. Их безответственность может наделать много зла, а сами они рискуют быть вытолкнутыми на дно общества.

Но, как бы ни важна была маска, человек не может безнаказанно «отделаться от самого себя», став рабом собственной роли. Идентификация с ролью является источником неврозов. Маска лишь публично эксплицирует качества личности, не заменяя «самости». Гипертрофия маски влечет за собой гипертрофию тени. Человек, желающий всегда выглядеть сильным и мужественным, чувствует в своей душе сомнение. Внешняя, формальная дисциплина оказывается ширмой для необязательности. За строгой рациональностью ученого скрывается наивный ребенок. Политик, публично олицетворяющий добродетель, на деле — циничен и аморален.

Тень и персона находятся в компенсаторной взаимосвязи. Их конфронтация не должна приводить к антагонизму и неврозу. Приручение тени и ограничение притязаний маски — это вопрос мудрости и такта. Нужно уметь признавать свою тень, свои недостатки. Юмор по отношению к официальной роли помогает поддерживать чувство здоровой самоидентичности.

Борьба с тенью начинается с того, что человек наталкивается на факт неподконтрольности ему некоторых чувств, мыслей и настроений. Они выглядят не только чуждыми, но и враждебными, диссонируют с сознательным строем души. Попытки подавить осуждаемые настроения, отсечь их усилием воли, обычно не имеют успеха. Психоанализ обнаруживает, что мысли и настроения, противоречащие сознанию — не случайны и не единичны. За ними стоит целостное образование, которое относится к сознанию, как негатив к позитиву. Это и есть тень.

Тень может быть сдерживаема в определенных границах, но полное изгнание тени — невозможно. Человек, стремящийся к святости, только сильней ощущает свою греховность, ведь святость предполагает принятие на себя и чужих грехов.

Как формируется тень? Человек развивает качества выгодные ему, приносящие успех. Качества, оказавшиеся помехой в тех или иных ситуациях — вытесняются. Каждый борется в себе с трусостью, жадностью, ленью. Человек от природы открытый, искренний, учится скрывать свои намерения. Интроверт культивирует общительность, экстраверт — самообладание. Женщина подавляет мужеподобные черты. Мальчик, которого стыдят за то, что он «ведет себя, как девочка», старается выглядеть смелым и решительным. Таким образом, формирование маски и типа характера сопровождается формированием подпольной личности — тени.

Тень может и не проявлять себя, если обстоятельства складываются благополучно и ожидания оправдываются. Но в случае несбывшихся надежд, на крутых поворотах жизни сознательная личность «проваливается», и тогда тень выходит на сцену. Нередко, будучи «свергнут», человек чувствует презрение и ненависть к самому себе. Он начинает признавать за собой вину, которой не было. Невротическая регрессия — «падение в тень» — ведет к самоуничижению. Человек хочет стать жалким, ничтожным. Для него хорошо теперь попасть в беду или заболеть, что часто и случается. Таким образом, тень, с которой не работали, которую не приручали, выходит на свет — грубо и цинично. Дело выглядит так, как будто старая личность умерла и на ее месте расположилась новая, во всем противоположная. Тому, кто долго занимал привилегированное положение — и вдруг был смещен, уволен, брошен — нелегко перестроиться. Для этого ему нужно вступить в диалог с тенью, переосмыслить свое прошлое.

Тень — часть нашей личности и имеет право на некоторую долю наших успехов и радостей. У нее должна быть своя сфера свободы в виде компенсаторной активности — игры, спорта, писания детективных романов, коллекционирования. Если найти тени подходящее занятие, она может стать помощником сознательной личности.

Освоение коллективного бессознательного сталкивает человека с двумя важнейшими родовыми архетипами, соответствующими душевным сущностям женщины и мужчины («анима» и «анимус»). Идентификация с одним из них определяет половую или гендерную принадлежность. Анима и анимус — это общечеловеческие архетипы. Анима находится в тени у мужчины, анимус — в тени у женщины. Правда, стремление к андрогинизму, то есть объединению обеих гендерных начал в одном существе, как это доказывается в диалоге Платона «Пир», по-видимому, изначально присуще человеку. К тому же в современной либеральной культуре роли мужчин и женщин стираются. Феминистки требуют полного равенства мужских и женских прав во всех сферах жизни. Эти обстоятельства объясняют тот факт, что чистых мужчин и чистых женщин — реально не существует. Но гендерные архетипы от этого не теряют специфичности. В мифах и религиях анима символизирует Эрос, Жизнь, а анимус — Логос, Дух. Оба архетипа очень богаты оттенками и легко соединяются с символами других архетипов.

В массовом сознании подчеркиваются рациональность, властность, инструментальность, активность мужчин и эмоциональность, подчиненность, экспрессивность, пассивность — женщин. В китайской символике имеется подробная характеристика «инь» и «янь» — женского и мужского архетипов. В научной литературе разработаны шкалы «феминности»-«маскулинности». Но все попытки строго разграничить мужское и женское начала — не привели к успеху. Буквально все без исключения психические качества, обнаруживаемые у женщин, присутствуют также и у мужчин. В европейской культуре женственность понимается как эмоциональность, переменчивость настроений, а мужественность — как рациональность, верность избранной цели. До сих пор распространено представление, что мужчина по природе — лидер, а женщина должна быть ведома. Однако социальные роли мужчин и женщин зависят от деятельности, от культуры.

Архетипы мужественности и женственности, тем не менее, универсальны и контрастны. Чтобы охарактеризовать их, Юнг, как обычно, прибегает к мифологическим образам, которые для него первичны, фундаментальны, тогда как личностные черты — вторичны.

Анима олицетворяется в четырех архетипических образах: Евы, Елены, Марии и Софии. Каждый из них амбивалентен, включает в себя положительные и отрицательные черты, может вызывать восхищение и неприязнь, притягивать и отталкивать.

Ева — Земля, Мать, Прародительница. Она символизирует Родину, природную и культурную стихию. Это — работница, труженица, крестьянка. Она дает тепло и заботу. Но Ева — обыденный персонаж, она не одухотворена, в ней нет таинственного обаяния и сексуальной привлекательности.

Читайте также:  Координацию деятельности подразделений организации с точки зрения теории и практики

Елена — соблазнительница, предмет сексуальных вожделений. Она прекрасна, привлекательна, но ветрена. Елена — аристократка или проститутка. индивидуализация психология юнг личность

Мария — чистая девственница, невинная, непорочная, воплощение милосердия и доброты. Она может предстать во сне в образах школьной учительницы, авторитетной дамы. Но она суха, не подпускает к себе близко, к ней невозможно испытать сексуального влечения.

София — премудрость Божья. Она легко находит правильное решение, способна все понять, всех примирить. Но она не вызывает романтической, чувственной влюбленности, а мудрость свою может использовать и в коварных, мстительных целях. Баба Яга, Ведьма — теневые эквиваленты Софии — Мудрой Старухи.

Как и анима, анимус имеет четыре ступени развития. Сначала он выступает как олицетворение простой физической силы, как атлет-чемпион, Тарзан или Геркулес — работящий, надежный, но духовно ограниченный, может выступать также как разбойник и насильник. Таким видят мужчину совсем молодые девушки-подростки. На следующей стадии анимус обладает инициативой, способностью к целенаправленным действиям. Он может представляться властным лицом, руководителем. В женщине он видит помощницу, служанку, подавляя ее инициативу. На третьей стадии анимус становится словом, мудростью, предстает как профессор или священник. Наконец, на высшем, четвертом уровне, он становится воплощением смысла. Символической фигурой в этом случае выступает Гермес — посланник богов. Через него жизнь женщины приобретает новое значение. Он дает духовную твердость, внутреннюю крепость. Гермес во всем свободен и судьба не властна над ним. Гермес способствует духовному росту женщины, ее восприимчивости к новым творческим идеям. Следует подчеркнуть, что анима и анимус — это «проективные образы». Анима рождается в душе мужчины, но проецируется на женщину, а анимус творится женщиной и проецируется на мужчину. Что же касается «самообразов» мужчин и женщин, то они лишены яркости, поверхностны. Глубинная «самость», экзистенция людей обоих полов — одинакова и выражает единую родовую сущность человека и обращенность к Богу.

Взаимопонимание и практическая коммуникация осуществляются, главным образом, на уровне проективных образов. Поэтому внимание к гендерным архетипам вполне оправдано. Собственно говоря, «проекция» это и есть главный путь выявления, осознания архетипов. Проецируя свой бессознательный образ женщины на реальное лицо, мужчина испытывает самого себя. Он становится зависимым от женщины и обнаруживает свою слабость в любви. Однако тот мужчина, который хочет играть только роль сильного и лидирующего — подавляет свою аниму и поэтому не может вступить в глубокий контакт с женщиной. Неудивительно, что его «можно обнаружить под каблуком у жены».

Вызванный из мужской тени женский архетип способствует душевной близости и помогает установить надежные, устойчивые отношения. Если женщина-объект не соответствует архетипу, мужчина пытается ее перевоспитать. На этой почве возникают склоки и дело часто кончается разрывом или установлением некоторой оптимальной психологической дистанции. В браке архетип часто проецируется на жену, а частично — на других женщин или же опускается «обратно в тень». Полного соответствия своему идеалу не находит никто.

Примерно также дело обстоит и с женщиной, которая, в конце концов, должна решить, кого она предпочитает: сильного, но глупого Геркулеса, властного, но душевно далекого Юпитера или способного открыть смысл жизни, но не озабоченного земными делами Гермеса.

Индивидуализация, выработка самости — сложный процесс. Как уже отмечалось, полная его завершенность — скорее дело случая, чем правило. Самость, о которой Юнг говорил, как о цели индивидуального развития, вряд ли кем либо может быть достигнута раз и навсегда. Даже вполне зрелый человек, если обстоятельства его жизни начинают развиваться в непривычном для него русле, испытывает раздвоенность, расколотость личности, которую он, как ему казалось, давно преодолел. Эмоциональным фоном юнговского учения является романтическая ностальгия по целостному и безмятежному состоянию души, которого ему самому, вероятно, всегда не хватало. Для других людей, подобных, скажем, нашему архетипическому герою Обломову — цельность, покой души — вполне естественное, привычное состояние. Но этот герой не выглядит идеальным. На него указывали, говоря о том, каким не должен быть мужчина.

Размещено на Allbest.ru

Подобные документы

Пространство и время личностного становления в контексте высокой динамичности современного общества. Юность как стадия развития. Социализация и индивидуализация – содержание процесса взросления. Механизмы развития личности и её общественного бытия.

курсовая работа [31,3 K], добавлен 11.01.2012

Личность человека — интегральная целостность биогенных, социогенных и психогенных элементов. Формирование личности как сложный психологический процесс. Проблема структуры личности в психологии. Биологически обусловленные свойства и качества личности.

реферат [34,5 K], добавлен 01.12.2010

Анализ понятия «мотивации» и «самореализации» в психологии личности. Взаимосвязь самореализации и психологического здоровья личности. Организация и методика экспериментального исследования роли мотивации в самореализации личности, анализ результатов.

курсовая работа [2,1 M], добавлен 13.10.2015

Проблема человека и личности в отечественной психологии. Гуманистические и духовно-ориентированные теории личности. Исследование учения австрийского врача-психиатра З. Фрейда, индивидуальной психологии А. Адлера и аналитической психологии К.Г. Юнга.

реферат [64,5 K], добавлен 29.06.2010

Понятие индивида. Индивидуализация индивида. Структура индивида. Процесс формирования личности. Процесс объединения, связывания деятельностей индивида. Этапы формирования личности. Понятие личности. Развитие процесса целеобразования, действий субъекта.

реферат [11,8 K], добавлен 14.10.2008

Модель психической структуры личности в аналитической психологии Юнга. Коллективное бессознательное в психоанализе. Самость и четыре системы психики. Психологические типы Юнга и функции личности. Проблема сновидений в творчестве ученого, основы анализа.

контрольная работа [31,3 K], добавлен 01.04.2012

Индивидуальные различия, их влияние на эффективность трудовой деятельности в процессе формирования личности в организации. Основные типы личности. Потребность в достижениях, причастности и власти. Составные элементы формирования личности, ее социализация.

курсовая работа [63,4 K], добавлен 19.07.2015

Предпосылки становления характера — психического свойства личности, определяющего стратегическую линию поведения человека. Основные подходы к изучению характера. Классификация Юнга типов личности по психологической установке и по преобладающей функции.

курсовая работа [38,8 K], добавлен 23.01.2015

Понятие личности в психологии, поведение личности в обществе. Черты девиантной личности. Роль самовоспитания в развитии личности. Формирование личности на определенных этапах развития человека, особенности поведения людей разных возрастных групп.

курсовая работа [35,9 K], добавлен 20.05.2012

Общее представление о личности. Психологическая структура личности. Формирование и развитие личности. Основные факторы развития личности. Формирование личности — очень сложный процесс. Социальное направление образования и общественного воспитания.

курсовая работа [28,8 K], добавлен 13.11.2003

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.

Индивидуализация

Факторы индивидуализации

  • • Генотип, наследственность
  • • Неповторимость («логистика») жизненного пути
  • • Непрограммированные ситуации
  • • Рефлексия и самоопределение

Индивидуализация

  • • «Тонкая доводка» социализации
  • • Формирует уникальную, неповторимую личность
  • • Личность как социально-культурная ценность (ср. Иисус, Пушкин, Будда).

Только осознавая свои мотивы, цели и идеалы, критически их осмысливая, человек ухватывает нити своей мотивации. Поэтому по-настоящему цельной, действующей на основе собственных убеждений личность может стать только в результате рефлектирующей индивидуализации. Чем глубже рефлексия, тем обоснованнее внутренняя мотивация поступков. Отрефлектированная индивидуализация не противостоит социализации, а является ее наиболее полным и зрелым выражением. Возможность совершать самостоятельные поступки предполагает, таким образом, самостоятельное мышление, а значит, и сомнение на какой-то стадии рефлектирующего самосознания. Сомнение, непослушание и отклонение от норм и образцов в определенном смысле есть необходимое условие становления и развития личности, ее самопрограммирования.

Это обстоятельство признается в подавляющем большинстве мировоззренческих концепций и даже в религиозной морали. Последняя, например, отдает предпочтение покаявшемуся грешнику перед изначальным праведником. Так, в известной библейской притче о блудном сыне рассказывается о непутевом сыне, промотавшем свою часть отцовского наследства и, тем не менее, с большой радостью принятом отцом вновь, когда он вернулся в отчий дом. Более того, своим вниманием отец выказал даже предпочтение ему перед другим сыном, никогда не покидавшим дом и заботившимся о родителях. Эпическим сомнением является и осмысление библейским Иовом своих жизненных испытаний. Речь идет о серьезнейшем испытании веры в Бога добропорядочного человека, когда на него обрушивается лавина незаслуженных, на его взгляд, утрат, лишений и катастроф. Основные положительные персонажи Нового Завета, главной для христиан части Библии, – это раскаявшиеся мытари, блудницы, апостол Павел, первоначально жестоко преследовавший христиан, и т.п., т.е. те, кто принял христианскую мораль не изначально автоматически, а в результате сознательного выбора. Именно сознательный выбор представляет моральную ценность, предполагается как необходимый этап становления личности, вочеловечения человека.

Библия в этом плане не уникальна. В аккадско-шумерском эпосе «Гильгамеш», в древнеиндийской «Махабхарате», киргизском «Манасе», карельском эпосе «Калевала», скандинавских «Старшей Эдде» и «Младшей Эдде», других эпосах и мифологиях речь также идет о сомнении, непослушании и противоречии предначертанным правилам и нормам, которое становится испытанием человеческого духа и фактически не отрицает нравственности, а углубляет ее, поскольку итогом становится самостоятельное осознание и выбор личностью истинного пути. Еще в религиозно-мифологическом сознании таким образом начинают складываться представления о послушании через непослушание, о том, что сама человеческая сущность предполагает возможность непокорности, отклонения от норм, что «послушание» свободного человека отличается от абсолютного и безусловного повиновения.

В философии Нового времени (XVII–XVIII вв.) сомнение закрепилось как один из принципов мировоззрения. Методологический принцип сомнения (подвергать изначальному сомнению все и вся), сформулированный Р. Декартом, стал одним из принципов формировавшейся науки. Его развитием стала установка ничего не принимать на веру и все подвергать сомнению, испытанию и проверке. Нетрадиционность мысли и действия, «инакомыслие» и отклонение от сложившихся стереотипов – необходимое условие любой творческой деятельности. В истоках любого творчества лежит неприятие и недовольство человека существующим. Поэтому талантливые люди нередко обладают так называемым трудным характером.

Отклонение от общепринятого, «самопрограммирование» – удел не только выдающихся деятелей, ученых, художников, но и обычных людей. Жизнь как в профессиональной, так и в бытовой среде очень часто ставит человека в ситуации, когда он за неимением социального образца поведения вынужден в себе самом находить пути решения, самодостраивать собственный опыт. Особую роль при этом играют трудные, критические и кризисные жизненные ситуации.

Личность есть центр, в котором находят себя социальная культура и общественное сознание. Сознание и поступки личности в конечном итоге есть единственный путь и способ их воплощения. С этой точки зрения личность можно рассматривать одновременно и как индивидуально реализуемую, но социально значимую пробу возможных вариантов человеческого самоизменения, и как практическую пробу общественного на его человеческую состоятельность.

Каждый человек рождается как биологическая особь (как еще одна генетическая копия биологического вида), но каждая личность занимает свое единственное место в жизни. «То место, где я стою, – писал Μ. М. Пришвин, – единственное, тут я все занимаю, и другому стать невозможно. Я последнюю рубашку, последний кусок хлеба готов отдать ближнему, но места своего уступить никому не могу, и если возьмут его силой, то на месте этом ничего для себя не найдут и не поймут, из-за чего я на нем бился, за что стоял». В жизни человека нет и не может быть заместителей.

Индивидуально неповторимый опыт может стать общезначимой социально культурной ценностью, потому что социальная культура производит отбор не только ценностей культуры, но и поступков, биографий личностей, которые выступают в качестве социально значимых образцов, воплощения определенных идей, а то и духовного содержания целой эпохи. Для общества оказываются важными не только их деяния, но и внутренний духовный мир, мотивы их поступков, идеи, которыми они руководствовались, важна сама индивидуальная неповторимость их мыслей и чувств. Гомер, Сократ, Данте, Пушкин – личности, важные не только сами по себе, через них определяется смысловое содержание целых эпох и культур.

Источники:
  • http://studfilosed.ru/uchebnye-materialy-po-filosofii/266-filosofskie-problemy-
  • http://otvet.mail.ru/question/2245545
  • http://revolution.allbest.ru/psychology/00469828_0.html
  • http://studme.org/1348122229583/filosofiya/individualizatsiya