Меню Рубрики

Человек это с точки зрения культуры

Как видно уже из самого названия, понятие «культура» является в этом курсе основным. Полное овладение понятием «культура» должно стать результатом изучения курса. Но в то же время, первоначальное «рабочее» представление о ней должное быть задано с самого начала. Исторически термин «культура» восходит к латинским (древнеримским) словосочетаниям, в которых сultura означало «возделывание», «обработка», например, cultura agri («обработка земли»), cultura animi («возделывание», т.е. в нашем понимании, воспитание «душевных сил человека»). Уже начальным смыслом слова «культура» фиксировалась организующая и упорядочивающая деятельность человека по отношению к исходной природной данности — дикой необработанной почве, стихийности «не возделанного» человека — ребенка, варвара, дикаря. «Продукты природы – то, что свободно произрастает из земли. Продукты же культуры производит поле, которое человек вспахал и засеял». В ХVI — XVII вв. на заре Нового времени, в сочинениях европейских мыслителей, писавших на латыни, встречаются выражения, в которых слово cultura обозначает совершенствование, упорядочивание не только природной, но уже и существующей человеческой среды в разных ее областях: cultura litterarum — совершенствование письменности, cultura linguae — совершенствование языка, cultura scientаe — упорядочивание, совершенствование знаний, опытности.

В современном значении слово «культура» остается многозначным. Оно продолжает использоваться в словосочетаниях типа «культура чего-то», например, «культура поведения», «культура быта» и даже «культура микроорганизмов» — в смысле бактерий, специально выведенных в питательной среде для исследовательских или других практических нужд. В другом своем значении «культура», выступая синонимом слова «цивилизация», указывает на достигнутую целесообразную упорядоченность и комфортабельность человеческой среды («культурный мир») в противоположность хаосу, угроза которого связана, например, с войной («война несет гибель культуре»). Слово «культура» может также символизировать преемственность достижений человеческого творчества. С этой точки зрения «бескультурным» у нас называют человека, не умеющего ориентироваться в истории, классической живописи, музыке, архитектуре и т. п.

С возникновением «науки о культуре» – культурологии – понадобилось научное определение ее предмета. Но, чтобы дать удовлетворительное по четкости определение, нужно выразить его в понятиях, смысл которых должен быть, в свою очередь, достаточно ясен. Например, определяя «окружность» как «геометрическое место точек, равноудаленных от данной точки», мы предполагаем, что понятия «точка» и «геометрическое место точек» однозначно ясны. Если это не так, то можно определить «окружность» через процедуру ее образования, как «замкнутую кривую, образованную вращением на плоскости отрезка ОВ вокруг точки О и описываемую точкой В». Впрочем, и в это определение включены понятия, смысл которых должен быть ясен заранее, такие, например, как «кривая» и «плоскость». Вот почему существующие научные определения «культуры» достаточно разнообразны – они зависят в первую очередь от системы понятий, преимущественно развитых в том или ином научном направлении. Но также и от целей исследования.

Польский социолог Ян Щипаньски приводит определение культуры, сформулированное американскими этнологами, исследователями раннекультурных народов: «Культура основана на схематизированных и эталонных способах мышления, восприятия и реагирования, добытых и передаваемых главным образом с помощью символов, представляющих собой характерное достижение человеческих групп, включая их воплощение в материальных произведениях; существенное ядро культуры составляют традиционные (то есть исторически отобранные и переданные) идеи и прежде всего связанные с этими идеями ценности». «Упрощая, — комментирует Щипаньски, — мы могли бы сказать: существуют определенные идеи, передаваемые из поколения в поколение, с этими идеями связаны системы ценностей; они в свою очередь определяют поведение и деятельность индивидов и групп, их способы мышления и восприятия. Весь этот комплекс называется культурой». К этому комментарию можно было бы добавить, что приведенное определение построено на системе культурологических понятий, таких как «традиции», «ценности», «эталоны», и обобщает опыт изучения преимущественно ранних форм культуры, в рамках которых сохранение и передача из поколения в поколение известных способов мышления и деятельности были важнее, чем изобретение новых. Разумеется, определение, основанное на изучении более современной культуры, не обошлось бы без указания на ее способность к самообновлению.

Характерный пример такого, «динамичного» определения культуры находим в книге советского культурфилософа В. Межуева «Культура и история». «Культура, — пишет он, — охватывает всю совокупность общественных связей и отношений между людьми как субъектами деятельности. Будучи всегда синонимом человеческого развития, культура совпадает тем самым с общественным развитием, с развитием человека как общественного существа». В этом определении, основанном на понятиях «субъект» и «деятельность», «культура» представлена как непрерывный процесс изменения форм жизни на всем протяжении человеческой истории.

1.2. «Внутренняя» и «внешняя» точки зрения на культуру

Оба приведенных определения, как и многие другие, обоснованные исследовательской точкой зрения на культуру, отражают позицию наблюдателя, который в момент исследования находится вне ее. Но для обычного человека культура – это прежде всего та духовно-материальная среда, в которой он пребывает в любую минуту своей жизни – от рождения и до смерти. Поэтому точку зрения обычного человека можно назвать «внутренней» точкой зрения на культуру, а исследовательскую – «внешней».

Могут быть также определены «условно внутренняя» точка зрения, когда исследователь намеренно «вживается» в незнакомую ему культуру, например, поселяясь среди отсталых племен (как русский этнограф Н. Н. Миклухо-Маклай, живший несколько лет среди племен Новой Гвинеи), и «условно внешняя» – когда современная человеку культура воспринимается им как бы с точки зрения стороннего наблюдателя. Этот прием известен в классической литературе как прием «остранения» (от слова «странный»). В этих случаях привычная читателю жизнь описывается с позиции условного персонажа, скажем, животного (вспомним «Холстомера» Л.Толстого, «Житейские воззрения кота Мурра» Э.Т.А.Гофмана) или, например, «инопланетянина» – в произведениях жанра фантастики.

Позиция современного человека по отношению к культурам прошлого, например, к культуре Древнего Египта или средневековой Европы, по необходимости внешняя. Но лучшего понимания этих и других «чужих» культур можно достичь, если перейти на «условно внутреннюю» точку зрения. Такую возможность таят в себе так называемые «памятники культуры» – сохранившиеся рукописи, сооружения, предметы домашнего и общественного быта, продукты духовного творчества. Всматриваясь в византийские иконы, римские скульптурные портреты, «вживаясь» в мифопоэтическую образность легендарного наследия народов Древнего Востока, мы воспринимаем и такие свойства этих культур, которые были им присущи, но не осознавались современниками. Возможность «вжиться» в чужую культуру открывает современному человеку искусство ХIХ — ХХ веков, скажем, от романов английского писателя Вальтера Скотта до романа современного итальянского историка и писателя Умберто Эко «Имя розы», в котором с почти научной достоверностью воспроизведена система жизни средневекового монастыря.

1.3. Культура с «внутренней» точки зрения

«Внутренняя» точка зрения на культуру естественно дана каждому человеку; он живет и формируется в своих человеческих свойствах внутри родной для себя культуры. Овладевая родным языком, принятыми формами проявления природных инстинктов, навыками целесообразного поведения и многим другим, включая представления о добре и зле, о красивом и безобразном и т.п., человек овладевает, а можно сказать и – проникается своей культурой. С этой «внутренней» точки зрения культура есть все то, что составляет содержание сознания человека.

Поясним сказанное на примере. Пятьсот лет тому назад Христофор Колумб открыл Америку. Точнее было бы сказать, что он открыл ее для европейцев: с этого момента начался процесс включения Американского континента в пространственные представления жителей Европы. Только став спустя годы фактом всеевропейской культуры, Америка стала реальностью для каждого европейца. Поставим рядом и обратный пример. Те же пятьсот лет назад в миропредставлении европейцев было особое пространство — «Чистилище», находившееся где-то между «Адом» и «Раем». Как известно «Чистилище» было несомненной реальностью для большинства европейцев. Со временем, однако, изменился культурный мир Европы, изменилось содержание европейской культуры, в нем не оказалось места для «Чистилища», и оно перестало быть в составе действительности для большинства современных европейцев.

Таким образом, в простейшем смысле можно утверждать, что в сознании человека содержится то, что содержится в культуре, к которой он принадлежит. В силу этого тождества человек иногда с трудом различает себя в ней. Поступая «как все», например, человек может думать, что действует по личному побуждению, хотя он просто придерживается тех традиций, целей и средств, которые приняты в окружающей его культурной среде. То же можно отнести и к области мышления: думая «как все», разделяя всеобщее заблуждение, человек может не чувствовать своей личной ответственности за ошибку. «Человек из толпы» — образцовая модель такого положения. Известны многие примеры, когда люди, составлявшие преступную толпу погромщиков и мародеров, не чувствовали своей личной вины: действуя «как все», они как бы не действовали «от себя лично».

1.4. Культура как личная проблема человека

Безусловно, что неразличенность своего Я в окружающей культурной среде – свойство раннего или вообще неразвитого, «инфантильного» (от лат. infans – ребенок) сознания. Более развитое сознание оказывается в более сложных отношениях с культурой, в которую естественно и с самого начала погружено. Подросток довольно рано сталкивается с тем, например, что лексика, принятая в кругу его школьных друзей, мало пригодна для общения с родителями, а его собственные симпатии, интересы и цели не всегда могут совпадать с таковыми у других людей. Иными словами, по мере освоения культурной среды как сферы собственной жизнедеятельности, человек обнаруживает, что культура – это сложная и противоречивая среда, и взаимоотношения с ней составляют его личную проблему.

Но культура представляет собой личную проблему человека не только в том смысле, что она как бы «препятствует» простейшему удовлетворению его жизненных потребностей (например, «требуя» от него «в обмен» культуросообразной и продуктивной деятельности), но и в том смысле, что в ней, в культуре находит человек свои проблемы и цели. Культура Европы времен Колумба уже содержала представление о шарообразности Земли. Традиционно в ней существовал также образ сказочно богатого «Востока» — Индии, Японии, Китая. Проблема европейской культуры в этот момент заключалась в том, чтобы, используя шарообразность Земли, достичь Востока западным морским путем. Эта проблема и стала личной для Христофора Колумба.

1.5. Культура с «условно внешней» точки зрения

Потерявший дорогу человек (например, в лесу), старается использовать близлежащую возвышенность, чтобы оттуда лучше осмотреться, понять, где он находится. В море, чтобы определить свое местонахождение, смотрят вверх — на звезды. Это общее правило: чтобы решить жизненную задачу, нужно выйти за ее пределы, посмотреть на дело шире. Человек, конечно, не обречен быть полностью «растворенным» в культуре, но, чтобы «осмотреться», он должен занять по отношению к себе «условно внешнюю» точку зрения. Взгляд на свою ситуацию как бы «со стороны» называют «рефлексией» этой ситуации (от лат. reflectio — отражение), а «условно внешнюю» точку зрения в этом случае — «рефлексивной позицией».

Способность увидеть себя как бы «со стороны», «себя как другого» — сложное приобретение индивидуального развития человека. Первоначальной естественной «точкой отсчета» для человека служит его собственное положение в культуре: представление о жизненном мире строится по принципу сферы, центром которой является сам человек. Это так и называется — «эгоцентризм» (от лат. ego — я). Не стоит связывать эгоцентризм непременно с сильно выраженным индивидуальным началом в человеке. Напротив, эгоцентризм — свойство детского сознания, хотя оно нередко сохраняется и у взрослых. Действительно, если человек не стремится быть источником самоответственных действий, он может удовлетвориться относительно простым эгоцентрическим представлением о себе и своем месте в своем жизненном мире. Но в случае построения более сложной или оригинальной жизненной стратегии, у человека возникает потребность увидеть себя и свой жизненный мир наиболее полно, в том числе и как бы со стороны, с «условно внешней» точки зрения.

Все сказанное о человеке применимо и к обществам в целом. Вот пример. В годы, предшествовавшие Первой мировой войне (1914-1918) в мире росло ощущение упадка европейской культуры, ее тяжелой болезни, причины которой никто не знал. В те годы вышел ряд работ, анализирующих сложившуюся ситуацию. Среди них самой знаменитой оказалась книга Освальда Шпенглера «Закат Европы», в которой автор, обсуждая судьбы большинства культур в истории человечества, приходит к выводу о неизбежности заката каждой культуры. Взгляд Шпенглера был по существу рефлективным (взгляд на ситуацию своего времени с позиции общемировой истории), а его рефлексия – культурологической. Поэтому «Закат Европы» по своему методу считается одной из первых классических работ в области культурологии.

Культурология создает для общества возможность увидеть себя как бы «со стороны», поскольку представляет собой систему объективного внеличностного знания (научное знание всегда внеличностно) об общих закономерностях, регулирующих отношения между миром и человеком в нем. Правдивое знание общества о себе в периоды общественных кризисов может стать источником благоприятных перемен. Власти в СССР всячески избегали признания кризисных явлений в стране, преследовали тех, кто стремился к их правдивому пониманию. В этом состоит одна из причин политического краха Советского союза.

НАЙДОРФ МАРК ИСААКОВИЧ, канд. философских наук, доцент кафедры культурологии и искусствоведения Одесского национального политехнического университета.

Культурный человек — это. Признаки культурного человека

Прежде чем разобраться, кто же такой культурный человек, важно дать четкое определение «культуре». Данное понятие с трудом поддается трактовке, так как является очень многоаспектным и проявляет себя в совершенно разных ипостасях. В соответствии с различными подходами, культуру необходимо рассматривать:

  • В общем смысле. Как совокупность характеристик, присущих определенной общности.
  • В более конкретном смысле. Как системообразующий элемент социальной действительности.

Не будет лишним каждый из них рассмотреть в отдельности.

О первом подходе

Он предполагает рассмотрение культуры как сочетания всех результатов исторического развития человеческих общностей. В данном контексте она включает в себя:

  • Особенности ментального склада ума.
  • Духовное наследие, включающее традиции, обычаи, культово-обрядные практики, праздники, быт, фольклор и искусство.
  • Систему ценностей, выработанных и устоявшихся на протяжении истории.

В широком смысле язык и вероисповедание так же воспринимаются как составные элементы культуры.

О втором подходе

Он рассматривает данное явление как основной социально-образующий фактор и концентрирует внимание на таких показателях индивида, как:

  • Духовная организация.
  • Полноценное разностороннее развитие.
  • Склонность к гносеологической (познавательной) деятельности.
  • Нравственное воспитание и моральные ориентиры.
  • Склонность к взаимодействию с другими представителями общества, эстетическое начало.

Культура, как социально-образующий фактор, является индикатором развитости обозначенных показателей у конкретного индивида и у групп людей, формирующих общество. В социальной психологии, чем она выше, тем в большей степени развиты приведенные показатели. В каждом отдельном обществе параметры культуры отличаются. Из чего следует вполне логичный вывод. И звучит он так: культуры неоднородны, разнообразны и уникальны.

Роль культуры в социальной жизни

Социум, или общество, являет собой одну из форм общностей. Это нужно запомнить. Каждому обществу, в свою очередь, независимо от его размера и состава, присущи отличительные черты, обеспечивающие его уникальность. Говоря о роли культуры в социальной жизни, целесообразно прибегнуть к теории систем.

Тут всё просто. Социальная жизнь – это своего рода система. И культура в данном случае выступает системообразующим элементом. Наравне с экономической формацией, политическим строем, формой устройства государства, в котором проживает общество.

Основополагающим постулатом рассматриваемой теории является следующее утверждение: «Изменение или удаление одного из элементов системы неминуемо влечет за собой изменение всей структуры в целом и в конечном счете ведёт к её распаду».

Но роль культуры в жизни социума носит витальный характер. И даже теоретическое рассмотрение исключения культуры из общественной жизни является не то, что бессмысленным. Оно просто логически невозможно.

Уровни проявления культуры

Как уже было сказано, трудность понимания и восприятия изучаемого понятия напрямую связана с плюрализмом форм его проявления.

Самый высокий уровень дифференцирования культур – цивилизационная принадлежность. К примеру, проявляется в разности совокупностей культур Африканских и Европейских народов. Самой яркой разделительной линией, отделяющей культуры между собой на сегодня, является национальная принадлежность.

Учитывая их многообразие, это как ничто лучше демонстрирует контраст различных культур. Существуют и другие, менее масштабные уровни культуры, которые способны существовать как в рамках одной национальности, так и за их пределами. Выходя за них, они объединяют людей на основе общности интересов, жизненных взглядов и убеждений, идеологии и т. д.

Такие проявления культуры могут быть основаны на совершенно разных фундаментах. И чаще всего именуются субкультурами. Примеры всем известны — неонацисты, хип-хоп-сообщество, косплееры, геймеры.

Материальная и духовная ипостаси

Рассматривая понятие культурного человека, их тоже стоит отметить вниманием. Тут имеет место быть как материальная, так и духовная ипостась. Причем в совершенно разных аспектах жизни.

Материальная культура воплощена в картинах, архитектурных памятниках, в произведениях кинематографа, музыки и поэзии, признанных классическими и приобщенными к историческому и национальному достоянию.

Материальная культура проявляет себя даже в конкретных брендах, напитках, наименованиях музыкальных групп. Последние три случая являются примерами проявления популярной культуры — как американские «Кока-кола», «Металлика», «Макдональдс» на рубеже девяностых-двухтысячных. Или Apple, «Майкрософт», «Старбакс» в наше время. Также она проявляется в национальных одеяниях, прическах, кухне и т. д. Это уже не просто составляющие культурного человека, а проявление самобытности социума, к которому он относится.

Что же касаемо нематериальных проявлений культуры? Они чаще всего обнаруживают себя в качестве признаков, используемых социологами и философами при описании психосоциологических особенностей разных обществ. Об этом будет более подробно сказано позже.

Кто такой культурный человек?

Это понятие теперь можно рассмотреть в подробностях. В современном понимании он воплощает собой личность, перманентно стремящуюся к удовлетворению баланса потребностей, включающих стремление к духовному, ментальному, нравственному и эстетическому самосовершенствованию.

В намерении гармонизировать и в равной степени развить эти 4 элемента, человек растет культурно. Духовное самосовершенствование предполагает приоритет интересов к творчеству, искусству и другим продуктам когнитивно-конструктивной деятельности личности над материальными ценностями. Данное стремление – ключевое качество культурного человека.

Что касательно ментального развития? Оно подразумевает стремление приумножать и расширять знания. Нравственное самосовершенствование – воспитание в себе основных благодетелей. Таких как честность, верность, справедливость, скромность.

Эстетическое самосовершенствование – любовь и осознание ценности красоты. Подразумевает склонность к прекрасному, или тягу к красоте. Имеется в виду не только слабость к красивому извне, но и приверженность к индивидуальному облагораживанию. Всё это — качества культурного человека.

Читайте также:  Как окулисты проверяют зрение по таблице

Признаки культурной личности

Тоже интересная тема, и её стоит затронуть вниманием. На самом деле, при первой встрече с той или иной личностью нельзя точно определить, что это – культурный человек. Ведь духовное, ментальное и нравственное богатства не всегда способны отчетливо проявить себя при первом общении. В то же время существует ряд отличительных качеств и особенностей, которыми непременно обладает культурный человек.

Это, в первую очередь, наличие правильного воспитания, отвечающего нормам общества, в котором он проживает. А ещё соблюдение правил этикета во взаимодействии с другими людьми, умеренное поведение и негативное отношение к вычурности и эпатажу.

Обязательный «атрибут» культурного человека — это учёт и уважение комфорта окружающих. А ещё склонность не реагировать на явные провокации, способность защищать собственное достоинство, не прибегая к низостям и не теряя самообладания.

Физическими, визуально заметными признаками культурного человека могут выступать и особенности гардероба. Такая личность, как правило, избегает пестроты и скабрезности в одежде. Поскольку это может создать образ несерьезного, незрелого индивида.

В некоторых случаях аскетизм в быту и имидже может быть качеством культурного человека. Не стоит путать с безвкусием, низким качеством и пренебрежением к собственной внешности. Культурный человек умело проецирует на своем внешнем образе личные внутренние достоинства.

Социальная культура

Об этом – напоследок. Ранее было оговорено – что такое культура и культурный человек, были описаны качества и признаки, определяющие его. Но! Добавление к формуле «культурный человек» понятия социальности предполагает включение индивида с ярко выраженными духовными, ментальными, нравственными и эстетическими характеристиками в систему межличностных взаимоотношений в пределах организованной общности.

Это если углубляться в изучение понятия. Другими словами, социально-культурный человек – тот, кто способен применять свои развитые качества в процессе взаимодействия с другими членами социума, тем самым способствуя поступательному движению в процессе общественного развития.

Понятие культуры. Человек и культура. (Можно ли считать витальные потребности человека целиком «естественными»?)

Понятие культуры является сложным и неоднозначным. Культура в различных ее проявлениях является объектом и предметом изучения множества конкретных наук. Это археология, этнография, история и социология. Каждая из этих наук создает свое определенное представление о культуре. Археология по остаткам, дошедших до нашего времени, изучает культуру исторических предков, ныне живущих или исчезнувших народов. Этнография занимается культурой представителей различных национальностей во всем ее многообразии и целостности. Своя точка зрения на культуру как на объект исследования имеется у историков и социологов. Отсюда и огромное количество определений данного понятия. Ведь каждая из этих наук дает ей свое определение. Не случайно поэтому специалисты насчитывают от 150 до 250 определений культуры в различных научных областях, а всего в мировой литературе их около 500. Для философии в отличие от этих наук свойственно, во-первых, рассмотрение культуры в ее общих чертах, т. е. с мировоззренческих позиций; во-вторых, под углом зрения выяснения ее места в обществе и историческом процессе в целом.

Сам термин культура имеет происхождение от латинского слова «culture» — что в переводе означает «возделывание земли, уход». Этот термин как нельзя более точно выражает сущность понятия культуры, под которым философы понимают все виды преобразовательной деятельности общества и человека вместе с ее результатами. В настоящее время слово «культура» часто употребляется как мера уровня образованности и просвещенности и воспитанности человека. Хотя спор по поводу точности и полноты этого определения продолжается и вряд ли когда-нибудь будет закончен, так как многообразие деятельности человека порождает и многообразие проявлений культуры, одним из наиболее исчерпывающих и лаконичных определений культуры является определение известного культуролога Э. С. Маркаряна. Оно гласит: «Культура есть способ внебиологической адаптации человеком окружающей действительности». В этом понятии наиболее отчетливо зафиксировано общее отличие человеческой жизнедеятельности от биологических форм жизни, качественное своеобразие исторически-конкретных форм этой жизнедеятельности на различных этапах общественного развития.

На протяжении всей истории развития философской мысли культура в том или ином аспекте являлась предметом изучения различными мыслителями, литераторами, историками. Первоначальное понятие культуры, существовавшее в древних цивилизациях Китая (понятие «жень») и Индии (понятие «дхарма») означало прежде всего целенаправленное воздействие человека на окружающую его природу. Включало оно также и воспитание и обучение самого человека. Философы древней Греции видели в «пайдейе», т. е. «воспитанности», которую они считали синонимом культуры, главное свое отличие от «некультурных» варваров. Эпоха Рима, особенно в поздний ее период, органично впитав философские взгляды древнегреческих мыслителей, породила свое представление о культуре, которое более близко к понятию цивилизации. Культура стала ассоциироваться с признаками личного совершенства. В эпоху средневековья засилье теологии и схоластики в Европе не позволяло ставить проблему изучения культуры, как важнейшего качественного и органичного признака человеческого бытия. Сам процесс создания культурных ценностей и всей деятельности человека целиком отдавался в удел бога. Процесс творческого подъема иногда отождествлялся то с проявлением божьей милости, то с кознями дьявола. Подлинное возрождение интереса к изучению и познанию культуры возобновилось лишь в эпоху Просвещения. Именно в этот период под совершенством культуры стали понимать соответствие гуманистическому идеалу человека, а в дальнейшем — идеалу просветителей.

Для зарождавшейся буржуазной философии характерно понимание под культурой различных форм духовного и политического саморазвития общества и человека, проявляющихся в движении науки, искусства, морали, религии и государственном правлении. Французские просветители XVIII века (Вольтер, Тюрго, Кондорсе) понимали содержание культурно-исторического процесса как развитие человеческого разума. Цель этого процесса, по их мнению, сделать всех людей счастливыми, живущими в согласии с запросами и потребностями своей «естественной» природы. Однако уже в то время зародилось философское направление «критики культуры». Последователи этого направления (Руссо) осуждали не только культурную эволюцию, но и саму человеческую цивилизацию. В своих работах они противопоставляли чистоту и простоту нравов народов, находившихся на патриархальной ступени развития, испорченности и развращенности «культурных» наций. Восприняв эту критику культуры, как проблему общетеоретического осмысления противоречий буржуазной цивилизации, представители немецкой классической философии стали искать выход в осознании культуры как сферы «духа». Кант рассматривал культуру прежде всего с позиций морального сознания (его знаменитый категорический императив). Шиллер как совокупность эстетических форм сознания, а Гегель усматривал в развитии культуры эволюцию философского сознания человека. С этой точки зрения, культура предстает как область духовной свободы человека. Таким образом представители немецкой классической философии рассматривали сущность культуры как единую цепь множества ее типов и форм, располагающихся в определенной исторической последовательности и образующих единую линию духовной эволюции человечества.

Многочисленные философские школы ХХ века очень интенсивно занимались и занимаются изучением феномена культуры. Собственно говоря, именно в это время возникла философия культуры как самостоятельная философская дисциплина. Последователи неокантианства (Риккерт и М. Вебер) рассматривали культуру прежде всего как специфическую систему ценностей и идей, различающихся по их роли в жизни и организации общества того или иного типа. Интересна концепция немецкого философа-идеалиста О. Шпенглера. Сущность ее заключается в рассмотрении культуры как организма, который обладает единством и обособлен от других ему подобных организмов. Каждому культурному организму, по Шпенглеру, заранее отмерен предел, после которого культура, умирая, перерождается в цивилизацию. Таким образом, цивилизация рассматривается как противоположность культуре. Это означает, что единой общечеловеческой культуры нет и быть не может. С этой точки зрения на культуру очень тесно соприкасается теория «локальных» цивилизаций английского историка А. Тойнби.

Диалектико-материалистическая философия рассматривает культуру как специфическую характеристику общества, которая выражает достигнутый человечеством уровень исторического развития, включающий в себя определенное отношение человека к природе и обществу, развитие творческих сил и способностей личности. Важнейшей детерминирующей характеристикой культуры является ее качественная сторона. Любое выражение культуры есть проявление качественных свойств и признаков, степени развития человека. Реальная, живая культура неотъемлема от человека как от субъекта культуры. Собственно сам процесс формирования человека протекает как культурно-исторический процесс. Его человеческие качества есть результат усвоения им языка, приобщения к существующим в обществе ценностям, традициям, овладения присущими данной культуре приемами и навыками деятельности. можно сказать, что культура — это мир человека, и, в известном смысле, способ его бытия, созданный и постоянно воссоздаваемый им самим. Культура — это очеловеченный слой жизни, «вторая» искусственно созданная человеком природа. Там, где есть человек, его деятельность, ее продукты, взаимоотношения между людьми там и есть культура. Иными словами, культура представляет собой меру человеческого в человеке.

Само становление личности есть не что иное, как результата культурной эволюции индивида. Только усваивая и соединяя в себе определенную долю общественной культуры, человек становится личностью и персонифицирует обретенный культурный потенциал как свой собственный мир, как богатство своего «Я».

Таким образом, лишь осваивая через познание и деятельность внешнее, материализованное выражение культуры, индивид обретает человеческое качество, становится способным сам участвовать в культуротворческой деятельности. Культура — это процесс развития человеческих сил и способностей, показатель меры человеческого в человеке, характеристика развития человека как человеческого существа, процесс, получающий свое внешнее выражение во всем богатстве и многообразии создаваемой людьми действительности, во всей совокупности результатов человеческого труда и мысли.

По мнению большинства современных социологов и философов, занимающихся проблемой культуры, в структуре данного феномена можно выделить два класса элементов. Первый класс включает в себя идеи, ценности, которые направляют и координируют поведение и сознание людей в их групповой и индивидуальной жизни. Второй класс элементов состоит из социальных институтов и учреждений культуры, благодаря которым эти идеи и ценности сохраняются и распространяются в обществе, доходят до каждого его члена. Если первый класс элементов характеризует культуру как систему эталонов общественного поведения людей, то второй — как систему, осуществляющую социальный контроль над ценностями и идеями. К последнему классу относятся системы просвещения и образования, средств массовой информации и коммуникации, различные виды культурного сервиса.

Культуру принято разделять на материальную и духовную. Материальную культуру образуют продукты материального, а духовную продукты духовного производства. Но их различия ни в коем случае нельзя преувеличивать хотя бы потому, что предметы духовной культуры всегда так или иначе овеществляются, материализуются, а материальная культура несет в себе человеческую мысль, достижения человеческого духа. Они связаны между собой так, как и две обозначенные выше области производства- материального и духовного, причем первое к в конечном счете играет в системе общественной жизни ведущую, определяющую роль.

Являясь выражением способов и норм социальной организации и регулирования жизнедеятельности общества, культура обладает рядом функций. Это социально-регулятивная функция культуры, воплощающаяся в нормах, традициях и обычаях регулирующих жизнь общества. Вторая, не менее важная функция культуры называется коммуникативно-репродуктивной. Она заключается в трансляции опыта, знаний, опредмеченных результатов человеческой деятельности от поколения к поколению, чем обеспечивается непрерывность исторического процесса и его прогрессивное развитие. Продукты культуротворческой деятельности подвергаются своеобразной проверке, социальному отбору: одни из них сразу входят в культурный оборот и становятся составляющей культурного прогресса, для других требуется время, чтобы они были осознаны и включены в социальную практику. Социальной функцией культуры является отбор и отсеивание в ходе трансляции тех культурных ценностей, которые остаются в употреблении у нового поколения и тех, которые отсеиваются, отслужив свое. Эта функция культуры называется ценностно-ориентационной.

Нельзя сводить культуру лишь к результатам деятельности, это и сама деятельность. именно так предстает перед нами культура мировоззренческая, политическая, технологическая, производственная, культура человеческого общения, культура экологическая, правовая и художественная. Культура данной эпохи поэтому включает в себя и результаты, и способы деятельности, причем не только творческой, но и репродуктивной. Деятельность выступает как составляющая и источник культуры тогда, когда она носит общественный характер, когда ее продукты имеют смысл не только для данного индивида, но и для других людей. Таким образом, культура является продуктом общественной деятельности, независимо от того в какой форме — коллективной или индивидуальной — она осуществлялась. Поэтому главный родовой признак культуры — это неприродный, деятельностный, общественный источник ее происхождения и развития. Под этим источником подразумевается общественный труд, который носит всеобщий характер.

Таким образом, культура — это не только производство вещей и идей в их оторванности от человека, это производство самого человека во всем богатстве и многосторонности его общественных связей и отношений, во всей целостности его общественного бытия.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Культура и культурность. Модели культурного человека

С информационно-семиотической точки зрения мир культуры предстает в трех основных аспектах: как мир артефактов, мир значений и мир знаков. Феномены культуры — это любые артефакты (искусственно созданные людьми предметы и явления), которые несут в себе значение, то есть выступают как знаки, обладающие значениями. Совокупности знаков образуют тексты, в которых содержится социальная информация.

Сказанного достаточно, чтобы сформулировать краткое определение культуры: «Культура — это социальная информация, которая сохраняется и накапливается в обществе с помощью знаковых средств, создающихся людьми».

Вся разумность, рациональность человеческого интеллекта направлена на преобразование жизни, на приведение его в соответствие с биологическими потребностями людей. Если разум и выделил человека из животного мира, то это выделение состоялось в форме безграничной возможности реализовывать свою животность. Каким сделал человека разум в XXI веке? Очевидно одно: в вопросах реализации своих животных инстинктов разум поставил человека вне конкуренции. Ни одно животное не смогла уничтожить такое количество себе подобных. Ни одно животное не в состоянии столь успешно истреблять среду своего существования. Ни одно животное не обеспокоена в такой степени изощренностью своих физиологических отправлений. Гордость человека за свой ум и за построенную им Великую Техническую Цивилизацию превращается в пустой звук, когда тот же разум оказывается не в состоянии ответить на вопрос: «во имя чего все это?».

Животность человека не такая безобидная и невинная, как начальная животность природного существа. Для животного его состояние естественное. Для человека это деградация, подчинение разума животности. Животный мир не знает войн и оружия массового поражения. Животный мир не знает цинизма и пороков. Животный мир не уничтожает себя и условия своего существования. И только человек не может быть нейтральным к разуму и духу: познав добро и зло, он обречен на выбор.

Современный человек находится в дезинтегрированной системе координат, существует между культурой и цивилизацией, поэтому черты «культурного человека» XXI века отражают эту двойственность: толерантность (терпимость), профессионализм, способность к духовному саморазвитию и самосовершенствованию. Американский культуролог Дж. Пассмор считает главным признаком культурного человека — способность понимать и оценивать интеллектуальное и художественное достояние разных культур.

В некотором смысле с безальтернативным культурным нигилизмом мы встречаемся в высказываниях типа: «А еще культурный человек!». Такие замечания, как правило, имеют двойной семантический пласт. Только извне здесь якобы в целом признается ценность человеческой культурности, образованности, воспитанности и якобы выражается удивление тем, что человек, учитывая ее социальное положение, полученное официальное образование или что должна отвечать определенным требованиям, в действительности им не соответствует. Но второй, более глубокий и «настоящий» семантический пласт подобных высказываний имеет в виду другое, а именно — обесценивание культурного уровня, духовной культуры как таковой. Вместо удивления: «А еще культурный человек!» реально имеется в виду: «Вот цена той вашей культуры!». Конечно, даже такой позиции мы можем оценивать как культурный нигилизм с определенной долей условности. Ведь с научной, культурологической точки зрения и эта позиция так или иначе остается в контексте специфически человеческого способа жизнедеятельности — культуре [13, с. 120].

Всякий человек есть человек определенной культуры. Но значит ли это, что он — культурный человек? Об этом размышляли давно. И построили даже своеобразные “ модели” культурного человека. Они были различными в разные времена, но многое их и объединяло.

Первой в истории моделью культурного человека считается античная, или платоновская модель. Существовала она примерно в одно время с древнекитайской, конфуцианской моделью (Платон и Конфуций, как известно, — это античный и древнекитайский мудрецы примерно V—IV вв. до н. э.).

Согласно этому, столь древнему, представлению, культурным следует считать, прежде всего, — образованного человека. Человека, способного к длительному и целенаправленному образованию. Это дано далеко не всякому человеку, поскольку предполагает предрасположенность к тяжелому умственному труду. В этом — и некоторая избранность, неординарность культурного человека.

Второе: культурный человек внутренне организован, собран. Древние вообще очень ценили умение владеть собой. Они говорили: владеющий собой выше завоевателя города. Только человек, способный к самообладанию, владеющий собой может стать правителем, считали они. Правда, стоит оговориться, что подобные рекомендации мудрецов никогда не проводились в жизнь; правители были людьми преимущественно других достоинств, а образованные люди не стремились к управлению. Позднее эта идея была заменена другой: культурные люди должны окружать правителя. Однако на практике это тоже не реализовывалось или же кончалось довольно плачевно: в своих неудачах правители винили советников и казнили их.

И вот третья важная черта культурного человека, по мнению древних: нравственность. Культурный человек не может быть безнравственным.

Таково исторически первое представление о культурном человеке.

Исторически вторая модель культурного человека соответствовала эпохе формирования европейской культуры. Ее культурный феномен — человек эпохи Возрождения (XIV—XVI вв.). Это гуманистическая модель. Она предполагала резкое расширение сфер интересов человека, выход его на политическую арену. Человек не только стремится к знанию, но занимается общественной деятельностью. Знание делает его свободным от религиозной или иной зависимости.

Вообразить себе культурного человека того времени поможет фигура Леонардо да Винчи. Этот великий итальянский художник поражал своей разносторонностью даже современников, хотя в эпоху Возрождения многие мастера занимались разнообразной творческой деятельностью. Леонардо не только был живописцем, но и скульптором, архитектором, а также анатомом, физиком, математиком, естествоиспытателем в широком смысле слова, инженером. Он был сильным и ловким, статным и красивым, превосходным наездником. Он был музыкантом и исполнял песни, сложенные им, под аккомпанемент им же сконструированной лютни. Это ученый-экспериментатор и несравненный собеседник. Одним словом Homo universale эпохи Возрождения [13, с. 124].

Новое время (XVII в.) характеризуется и новой (третьей) моделью культурного человека. К обязательному требованию образованности добавляется весьма существенное: специализация в какой-то области знаний. Эта тенденция реально отражала процесс разделения труда, и модель человека этого периода получила название Homo faber.

Читайте также:  С каким зрением призывают в категория а

Наконец, наше время тоже явилось важной вехой на пути построения моделей культурного человека и сформировало четвертую модель. Оно выдвинуло свое требование: культурный человек — тот, кто способен не только к проявлению национальных чувств, но и владеющий планетарным мышлением.

Человек не может замыкаться на своей частной жизни, быть представителем только одной культуры. Он не может предпочитать, ставить выше других какую-то из религий, наций, партий. Человек не должен забывать, что, прежде всего, он — человек планеты, всей Земли, он должен знать и уважать иные культуры. Чтобы быть культурным, недостаточно только специального знания, но нужно комплексное знание: экологии, политики, психологии, этики. Нужно умение подойти к проблеме со всех сторон, разных точек зрения; нужно знание языков, на которых говорят другие люди планеты.

Мы говорим об одной очень актуальной и важной вещи. В наше время необычайно возросла ответственность людей за судьбу планеты. В руках современного человека оказались мощные технические силы, воздействующие на экологический комплекс, представляющие опасность для самой жизни на Земле. Поэтому немаловажно, в чьих руках эти силы.

Важнейшим для нашего времени является требование культурного плюрализма. Человек стоит перед альтернативой гибели или развития цивилизации и культуры.

Таким образом, мы получили своеобразную схему исторических моделей культурного человека. Она включает в себя четыре ступени формирования представлений о культурном человеке.

Первая — античная, платоновская модель. Согласно этой модели, культурный — значит образованный, склонный к рациональному знанию, человек. Эта модель дополнялась моделью, сформировавшейся на Востоке, в Китае, — конфуцианской. Согласно ей, культурный человек — это человек, следующий нравственным правилам и, прежде всего, — «не делай другому того, чего не желаешь себе».

Вторая — модель человека эпохи Возрождения. Она вошла в историю культуры как гуманистическая модель культурного человека. В это время оказалась особенно востребованной широкая и всесторонняя развитость, эрудированность, противостояние религиозной косности и догматизму, культурный универсализм.

Третья — модель человека Нового времени, когда ценился профессионализм, мастерство человека. Эта модель человека-мастера.

Четвертая — модель человека современного (ХХ — ХХI в.в.), когда на первое место вышли такие черты человека как способность к культурному плюрализму и толерантности, т.е. к терпимости по отношению к иной культуре и ее традициям, способность к взаимодействию в конфликтной ситуации и т.п. [23, с. 194].

Человек это с точки зрения культуры

ЧЕЛОВЕК — главная тема философии, центральная проблема всех филос. школ и направлений, неисчерпаемая в силу своей бесконечной сложности, дающая пищу для самых разнообразных интерпретаций и толкований. Ч., по мнению Б. Паскаля, это химера, невидаль,… … Философская энциклопедия

ЧЕЛОВЕК — особый род сущего, творец исторического развития, культуры, субъект социального творчества. Ч. биосоциальное существо, генетически связанное с другими формами жизни, выделившееся из них благодаря способности производить орудия, обладающее … Энциклопедия культурологии

Культуры Плано — Культуры Плано условное название нескольких сообществ охотников и собирателей, которые обитали на Великих Равнинах Северной Америки в период 9 6 тыс. до н. э. Для них характерны несколько видов метательных снарядов, которые могли также … Википедия

ЧЕЛОВЕК — фундаментальная категория философии, являющаяся смысловым центром практически любой философской системы. Сложность философского определения Ч. состоит в невозможности однозначного подведения его под какое либо более широкое родовое понятие… … История Философии: Энциклопедия

ЧЕЛОВЕК — фундаментальная категория философии, являющаяся смысловым центром практически любой философской системы. Сложность философского определения Ч. состоит в невозможности однозначного подведения его под какое либо более широкое родовое понятие… … Новейший философский словарь

Человек умелый — ? † Человек умелый … Википедия

Человек Галахи — ивр. איש הלכה‎ … Википедия

ЧЕЛОВЕК — ЧЕЛОВЕК, общественное существо, обладающее сознанием, разумом; субъект общественно исторической деятельности и культуры. Человек возник на Земле в ходе длительного и неравномерного эволюционного процесса антропогенеза, многие этапы которого до… … Современная энциклопедия

ЧЕЛОВЕК — общественное существо, обладающее сознанием, разумом, субъект общественно исторической деятельности и культуры. Человек возник на Земле в ходе длительного и неравномерного эволюционного процесса антропогенеза, многие этапы которого до конца не… … Большой Энциклопедический словарь

Человек — ЧЕЛОВЕК, общественное существо, обладающее сознанием, разумом; субъект общественно–исторической деятельности и культуры. Человек возник на Земле в ходе длительного и неравномерного эволюционного процесса антропогенеза, многие этапы которого до… … Иллюстрированный энциклопедический словарь

Человек — главная составляющая культуры

Характеристика этапов эволюции отношения к человеческой сущности в разные исторические эпохи. Появление человека, с точки зрения древнейших мифологических картин мира. Осмысление природы человека в античные часы, во времена Возрождения и Просвещения.

Рубрика Культура и искусство
Вид реферат
Язык русский
Дата добавления 27.06.2010
Размер файла 36,5 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ

КИЕВСКИЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

Выполнила студентка 33 группы

Что может быть отправной точкой для выяснения сущности столь многофакторного и многозначного феномена, каким является культура? Пожалуй, главным и единственным всеобъемлющим началом рассуждений о культуре всегда и везде становится человек — его особое положение в окружающем мире, его деятельность, продукты этой деятельности — то, что так или иначе связано с жизнью человека в мире природы и в мире людей.

Зададим себе вопрос: возможно ли наличие культуры вне человека и возможно ли существование человека (в человеческом качестве) вне культуры? При любом ответе на этот вопрос обратим внимание на то, что нам пока неизвестны обе его составляющие: нужно понять сущность обоих понятий — “культура” и “человек”.

Трудно сказать со всей определенностью, когда человек всерьез заинтересовался тем, что же он собой представляет. Но в сохранившихся до наших дней мифологических картинах мира уже присутствует вопрос о том, как и каким образом, появился человек. В одних случаях его лепили боги из глины или другого подручного материала: например, шумерский миф рассказывает о том, как праматерь Намму велит своему сыну Энки и богине-матери Нинмах слепить людей из своей плоти — глины и помогает им в этом. Согласно индийской мифологии люди произошли от первого человека, Пуруши, принесенного в жертву богам: из его рта появились брахманы (жрецы), из рук — кшатрии (воины), из бедер — вайшьи (земледельцы), из ступней ног— шудры (низшее сословие).

В других мифологиях мира мы встречаемся с различными вариациями на тему возникновения человечества. Чаще других повторяется сюжет о божественном происхождении человека, возможно, чтобы выделить его особое место в мире. Однако нужно обратить внимание и на то, что в мифологии представлена целостная картина мира, в которой, как говорил В. И. Вернадский (1863—1945), “человек. не отделял себя от остальной живой природы. Он теснейшим образом чувствовал свою генетическую, неразрывную связь со всем остальным миром. ” [56, с. 44]. Но само желание человека осмыслить как самого себя, так и свои истоки — уже вполне культурный феномен.

Приблизительно с V века до н. э. появляются первые учения, в которых делается попытка представить, понять или объяснить сущность человека. В древнем Китае считалось, что “меж Небом и Землей человек драгоценнее всего” [325, с. 21]. Последователи легендарного Лао-цзы, родоначальника даосизма, предложили одно из самых ранних объяснений причин такого высокого отношения к человеку: “Человек подобен небу и земле и, как они, таит в себе природу пяти движущих начал (воды, земли, огня, дерева и металла.— А. Б.). Человек — самое разумное среди всех существ, наделенных жизнью” [там же, с. 35]. Для Лао-цзы человек — один из элементов мира, который соединил в себе гармонию инь и ян, что и делает его драгоценностью, носителем мудрости — цзы. Как видим, разумность признается качеством, свойственным только человеку, и этот критерий, лежащий в основе представления о сущности человека, надолго войдет в научный обиход и восточной, и западной культур.

В это же время древнегреческий мыслитель Протагор из Абдеры (ок. 481—ок. 411 до н.э.) в сочинении “Истина” выразил приблизительно ту же мысль словами: “Человек есть мера всех вещей: существующих, что они существуют, и не существующих, что они не существуют” [242, т. 2, с. 203]. Другими словами, для Протагора истина может существовать только в сознании человека, и он, человек, не только просто разумное существо, но, и мерило истины. Многообразие истин для Протагора заключено в многообразии людей, неповторимость суждений — в неповторимости человека. Именно человек — та мера, которой можно измерить любые вещи мира.

Знаменательно, что человек предстал перед мировой культурой в гораздо более ранние времена — в греческой мифологии и в греческом искусстве — не только как “мера всех вещей”, но и как богоподобное существо (“ликом подобен богам” — так писал Гомер в “Илиаде” об одном из своих героев). Он запечатлен в скульптуре как гармоническое существо в единстве телесного и духовного начал, он смело вступает в борьбу с неумолимым роком в греческой трагедии.

Спустя столетие после Протагора великий Аристотель (384—322 до н. э.) определит человека как общественное существо и отметит, что “только человек способен к восприятию таких понятий, как добро и зло, справедливость и несправедливость” [14, т. 4, с. 379]. Именно на этой его особенности основана жизнь в государстве и семье. Изолированный от общества человек теряет человеческую сущность: он “не является существом самодовлеющим. А тот, кто не способен вступить в общение или, считая себя самодовлеющим, не чувствует потребности ни в чем, уже не составляет элемента государства, становясь либо животным, либо божеством” [там же]. Аристотелево понимание сущности человека не теряло своего значения в течение многих веков и надолго сохранилось в мировой науке о человеке — антропологии Антропологиянаука о происхождении и эволюции человека, образовании человеческих рас и о нормальных вариациях физического строения человека. Как самостоятельная наука сформировалась в середине XIX века. .

Христианство рассматривало человека как сотворенного Богом, с одной стороны, и полностью зависимого от Бога, с другой. Человек христианского мира — существо изначально греховное, поэтому вся его жизнь должна быть постоянным искуплением греха, в котором он был рожден, а заслужить искупление можно только лишениями, верной службой Богу, отречением от себя. В европейском средневековье утвердилась мысль о том, что человек — раб: подданный, вассал, слуга своих господ и — в любом случае — раб Божий, судьба которого от рождения до смерти “в руце Божьей”, руководящей всеми его делами, помыслами, чувствами.

Однако именно христианство обратило внимание на духовную сущность человека, поставив ее над телесной, считая тело “сосудом соблазнов”, средоточием греха. Поэтому ради искупления греха и загробного блаженства нужно было “умерщвлять плоть” физическими страданиями: избивая себя кнутом, нося грубую одежду, выдерживая изнурительные посты. Многочисленные аутодафе (публичное сожжение еретиков) были не просто средством казни инакомыслящих, но и искупительной жертвой: бессмертная душа, избавившись от грешной телесной оболочки, должна была предстать пред высшим судией.

Христианский мыслитель IV века Августин Аврелий (354—430), прозванный Блаженным Августином, в своей “Исповеди” говорил: “Есть, однако, в человеке нечто, чего не знает сам дух человеческий, живущий в человеке, ты же, Господи, создавший его, знаешь все, что в нем” [2, с. 131]. Для человека, говорил он, нет прошлого и будущего, есть только настоящее: земная жизнь, которая бесконечно продолжается в вечности после Страшного суда.

Почти целое тысячелетие Средневековье шло к идее любви, без которой невозможен человек. Другой известный христианин, проповедник Франциск Ассизский (1182—1226), основатель нищенствующего ордена францисканцев, считал, что религия должна быть “религией любви, она учила людей любить Бога, животных, . была убеждена, что только тот верит, кто чувствует” [98, т. 1, с. 35]. Однако и в этом учении признавалось, что лишь аскетизм может даровать человеку блаженство и на этом, и на том свете.

Только эпоха Возрождения осмыслила человека как существо свободное, богоподобное и всесторонне развитое. В Трактате “Речь о человеческих достоинствах” Пико делла Мирандола (1463—1494) говорил, что Бог, создавший человека по своему образу и подобию, наделил его свободой выбора: поднимется ли он до Бога в своем совершенстве или опустится ниже животного. Поэтому искусство того времени воспевало всесторонне развитого человека, человека совершенного, обладающего прекрасным телом, высокой христианской нравственностью, богатыми знаниями и острым умом, человека — поистине богоподобного. Это еще не атеист или еретик, но свободный человек, ищущий гармонии в окружающем мире и в себе самом. Он деятелен, он творец многих вещей и идей и в этом подобен Богу-творцу. А искусство показало не только богоподобного, но и влюбленного и любящего человека.

Развитие наук и расширение знаний о мире сформировали представление о человеке, главная и определяющая способность которого — разум. Именно разумностью, способностью к познанию человек утверждает и возвышает себя. Английский философ Фрэнсис Бэкон (1561 — 1626) в своих рассуждениях о путях познания мира страстно обличает предрассудки, способные помешать движению разума, называя их “призраками” или “демонами”. Он утверждает, что мир должен быть “царством человека” (reginum homini), для чего человека нужно освободить от иллюзий. Иллюзии, считает Бэкон, могут происходить от несовершенства органов чувств (“призраки рода”— idola iribus), от ошибок воспитания и влияния других людей (“призраки пещеры” — idola specus), из особенностей его социального положения, поддержания расхожих взглядов толпы (“призраки рынка” — idola fori) и слишком большого влияния авторитетов (“призраки театра” — idola theatri). По его мнению, только человек способен выбрать для себя наиболее верный путь познания, который поставит человека на его истинное место — властелина мира. “Слуга и истолкователь природы” через посредство науки и разума, облагороженного философией, получает власть “над природными видами, телами, лечебными средствами, машинами и бесконечным множеством других вещей” [51, т. 2, с. 289].

Такого рода идеи в различной форме пронизывают учения самых выдающихся умов этого времени. Рене Декарт (1596—1650) вообще связывал существование человека с его мышлением. Его знаменитое “Cogito, ergo sum” (“Мыслю, следовательно, существую”) коснулось не только процесса познания мира человеком, но и его поведения в этом мире. Декарт считал, что разум должен окрасить все поведение человека, освободить его от страстей, сделать осмысленным. Тогда, с его точки зрения, человек достигает счастья, при котором “всегда можно оставаться довольным, поскольку будешь пользоваться разумом” [281, т. 1, с. 239]. Человеку следует “. иметь твердое и постоянное решение исполнять все, советуемое рассудком, не поддаваясь страстям и влечениям. ” [там же, с. 222]. Декарту вторит известный французский писатель, автор острых, кратких мыслей-максим Франсуа де Ларошфуко (1613—1680): “Страстям присущи такая несправедливость и такое своекорыстие, что доверять им опасно и следует их остерегаться даже тогда, когда они кажутся вполне разумными” [165, с. 151].

Нидерландский философ Бенедикт Спиноза (1632—1677) центром своего учения сделал человека и одним из первых в Новое время поднял проблему его свободы. Спиноза рассматривает человека в единстве и многообразии его природы. Человек нам понятен, но в то же время таинствен, поскольку в нем соединяется множество неизвестных моментов, их число неисчерпаемо, и вместе с этим неисчерпаем человек. Человек одновременно велик и ничтожен, но только он в огромном мире природы стремится к свободе. И, отдавая дань веку, Спиноза видит свободу в познании человеком законов мира и самого себя; познание для него — наивысшее благо и добродетель. Именно познание и основанная на нем разумность могут привести такую форму организации людей, как государство, к согласию. Необходимо лишь одно, чтобы “все. во всем согласовывались друг с другом, чтобы души и тела всех составляли как бы одну душу и одно тело” [284, т. 1, с. 538].

Как бы завершая философское осмысление человека в XVII веке, Готфрид Лейбниц (1646—1716) выделил в нем три стороны: разум, волю и чувства. Определяющим же началом в этой триаде становится, конечно, разум, который ведет человека из тьмы произвола и зла к свету свободы и добра.

Искусство этого времени прославило величие разумного человека в трагедиях Корнеля и Расина, высмеяло ничтожество невежественности в комедиях Мольера.

Новую страницу в эпопее познания человеческой сущности открывает эпоха Просвещения. Французский философ и врач Жюльен Офре де Ламетри (1709—1751) в трактате с выразительным названием “Человек-машина” (1747) пытается разобраться в том, от чего зависит множество состояний человеческого тела и духа, чем обусловлено великое разнообразие человеческих индивидуальностей. Он видит причины этого в особенностях пиши и даже утверждает, например, что от того, какая пища употребляется людьми, зависят и качества национального характера: “Сырое мясо развивает у животных свирепость, у людей при подобной же пище развивалось бы это же качество; насколько это верно, можно судить по тому, что английская нация, которая ест мясо не столь прожаренным, как мы, но полусырым и кровавым, по-видимому, отличается в большей или меньшей степени жестокостью, проистекающей от пищи такого рода наряду с другими причинами, влияние которых может быть парализовано только воспитанием” [163, с. 183]. Ламетри пытается объяснить различные настроения, мышление, темперамент, поведение человека исходя из его анатомических особенностей, сравнивая человека с животными и растениями. В духе своего времени он видит различия между человеком и животным в развитии ума. Но ум, по мнению Ламетри, не задан человеку свыше, он развивается под воздействием природных условий и воспитания. “Плохо воспитанный ум,— пишет Ламетри,— подобен актеру, которого испортила провинция” [там же, с. 186].

Главным завоеванием эпохи Просвещения было учение о “естественном” человеке. Томас Гоббс (1588—1679) в Англии, Жан Жак Руссо (1712—1778) во Франции провозгласили, что человек свободен уже по своему “естеству”, по рождению. Его свобода заключена в равноправии с другими людьми, и только противоестественная общественная среда делает его либо властелином, либо нищим. Именно она, считали Руссо и другие просветители, поставила человека на колени и объявила рабом. Поэтому человек должен стремиться к свободе, он должен бороться за нее.

Читайте также:  Очки для коррекции зрения при аметропии

Нет, не теоретики призвали на баррикады в борьбе за свободу, равенство, братство. Но и они, и добропорядочные немецкие философы предполагали, что человек не только должен, но и может обрести свободу. Ее воспевали поэты, о ней писали драматурги, и человек мятежный, борец, свободный духом, становится героем своего времени. Ему противопоставлены аристократ, властелин, притесняющий свободу, с одной стороны, церковь, оправдывающая рабство,— с другой и обыватель, филистер — с третьей.

Так XVIII век соединил в образе человека разум и страсти, а родоначальник немецкой классической философии Иммануил Кант (1724—1804) уже рассматривает человека и с точки зрения его разума, и с точки зрения темперамента, ищет мост от мира природы к миру свободы и находит его в эстетической сфере. У нас еще будет возможность увидеть европейского человека через призму культурного контекста его времени в разделе, посвященном истории европейской культуры. Пока же обратим внимание на то, что тогда не только в Европе, но и в России человека понимали как часть природы, как существо естественное, но в то же время и как совершенство, наделенное умением трудиться. И здесь все, кто обращался к проблеме человека, увидели противоречие между возможностями разума и униженным, угнетенным положением человека, а также между его разумной и чувственной сферами. Первое из названных противоречий вопиет к читателю со страниц книги А. Радищева “Путешествие из Петербурга в Москву” (1790) и поэмы И. П. Пнина “Человек” (1805):

В каком пространстве зрю ужасном

Раба от Человека я,

Один — как солнце в небе ясном,

Другой так мрачен, как земля.

Один есть всё, другой ничтожность.

Когда б познал свою раб должность,

Спросил природу, рассмотрел:

Кто бедствий всех его виною?

Тогда бы тою же рукою

Сорвал он цепи, что надел.

Второе противоречие анализировал в трактате “Право естественное” А. П. Куницын (1783—1840), будущий педагог Царскосельского лицея. Он писал: “Если бы человек имел одну только чувственную природу, то приятность была бы для него единственным законом желаний, единственным благом и безусловною побудительною причиною деяний. Употребление его сил было бы только страдательное, зависящее от внешних впечатлений. Но сверх чувственности человек имеет разум, который рассматривает вещи не только по их отношению к желаниям, но и по их сообразности с своею собственною природою. Посредством сей высшей способности человек может действовать независимо от внешних вещей, ибо разум предписывает человеку известный способ деяния, несмотря на то, сообразен он с чувственными желаниями или нет” [там же, т. 2, с. 206].

Когда XIX век устал от революционных потрясений, постепенно сложилось, казалось бы, полное представление о человеке, соединяющем в себе разум, волю и чувства. Но все эти его стороны не были в гармонии, они бесконечно противоречили друг другу, вступая друг с другом в конфликт. Человеческая сущность становится полем битвы, человек постоянно находится в борьбе с самим собой и одновременно с внешним миром. Такова трагедия “лишнего” человека, обреченного на бесплодный поиск себя самого, смысла жизни и либо уступающего внешним обстоятельствам и опускающегося на дно обывательского существования, либо противостоящего им и гибнущего в этом противостоянии. Герой искусства, а часто и создатель искусства — уже не мятежник. Он, скорее, мятущийся человек, мучительно ищущий выхода из бесконечных противоречий общества и собственного духа. Примеры такого рода мы найдем в творчестве Ф. М. Достоевского, в повести Л. Н.Толстого “Отец Сергий”. Потеряв веру в любовь, честь и добро, тяготясь обществом людей, чьи убеждения — одни слова, отец Сергий пытается отыскать свой путь в служении Богу, людям, но сталкивается с теми же грехами, которые свойственны светской жизни и от которых он бежал.

Еще одна особенность европейской мысли XIX века: не приемля реального человека, она устремлена к поиску того, каким человек должен быть. Для Карла Маркса (1818—1883) человек, с одной стороны,— носитель родовой сущности, с другой — представитель определенного социального класса. В качестве носителя родового начала человек — результат трудовой деятельности, которая изменила его натуру, стала основой возникновения и развития сознания, привела к отделению человека от природы. Как представитель класса человек — участник материального производства, находящийся в определенных отношениях со всеми его сторонами: процессом труда, собственностью, обменом и распределением. Для наиболее полного выражения своих родовых качеств человек должен обладать равенством, а для этого ему следует изменить социальную структуру общества. Тогда главной ценностью общества станет свободное время каждого, ибо именно оно позволяет наиболее полно проявиться всевозможным способностям и задаткам человека.

К должному, но не реальному в человеке обращены интересы и тех, чьи взгляды носили на себе печать скепсиса. Эти мыслители сомневались в том, что человек — вершина развития жизни и уникальное природное существо, в том, что человек неисчерпаем и свободен.

Однако надо заметить, что XIX век насыщен новыми знаниями и размышлениями о человеке, основанными на развитии естественных наук, антропологии, этнографии Этнография (греч. ethnos “племя, народ” + grapho “пишу”)— народоведение, наука, изучающая бытовые и культурные особености народов мира, проблемы происхождения, расселения и культурно-исторические взаимоотношения народов. , появлении первых данных о стоянках первобытного человека и его орудиях труда. Английский естествоиспытатель Чарльз Дарвин (1809—1882), создавая теорию о происхождении видов, делает вывод о том, что “человек носит в строении своего тела ясные следы происхождения от низшей формы” [97, т. 1, кн. 1, с. 115]. Сравнивая человека и низших животных, он заключает, что наследственные изменения, которые накапливались постепенно многими поколениями, приводили в результате к укреплению в организмах животных видов качеств, наиболее необходимых в целях выживания, приспособления к условиям жизни. С его точки зрения, в борьбе за существование выживают наиболее сильные, и в их организмах все более совершенствуются те стороны, которые и обеспечивают это выживание.

Дарвин в своем труде приводит множество примеров сходства в поведении и психике человека и животного, но обращает внимание и на различия. Результатом его исследования стали представления о том, что человек по своим исходным данным оказался не только вершиной эволюции животного мира, но и наиболее сильным и приспособленным для дальнейшего совершенствования. Для Дарвина человек — несомненно существо биологическое, природное, которому удалось приобрести более развитое сознание в результате различных изменений в процессе естественного отбора. Он не только сделал вывод о том, что человек — вершина эволюции, наиболее приспособленное к выживанию существо, но и обратил внимание многих последующих мыслителей на сам феномен жизни. Что такое жизнь — этот вопрос интересует не только биологов, но и философов. Философы пытаются ответить и на самую сущность вопроса о жизни. Фридрих Энгельс (1820—1895), например, говорит, что жизнь— это способ существования белковых тел. Однако такое определение жизни связано с биологическим уровнем существования. У человека же помимо биологического начала присутствует и социальное. Поэтому все чаще возникает вопрос о смысле жизни.

Артур Шопенгауэр (1788—1860) отличает человека от животного по наличию у человека воли, которая отсутствует у животного, потому что оно действует в зависимости от особенностей своей природы. И только человек имеет волю. Для Шопенгауэра воля представляется единым мировым началом, и лишь в человеке она распадается на объект и субъект, между которыми нет и не может быть гармонии. Человек вечно страдает, поскольку его желания невозможно насытить. Но помимо воли человек должен обладать и свободой. Именно с ней Шопенгауэр связывает смысл жизни человека. Врожденные способности человек может развить и проявить только в борьбе с обстоятельствами объективной жизни, в которых скрыта мировая воля. Преодолевая трудности, человек должен выстрадать свой опыт и с ним получить свободу.

Преодоление трудностей, страданий и лишений — смысл жизни человека и для Фридриха Ницше (1844—1900), одного из основателей “философии жизни”. Одна из его первых работ раздражала обывателя и своим названием — “Антихристианин”, и своим содержанием. Уже в этой работе Ницше говорит о том, что идея христианского всепрощения делает человека покорным, укрепляет в нем дух рабства. Она размягчает волю, унижает и делает человека жалким. Человек становится героем, лишь преодолевая страдания. Только пройдя через них, человек выходит победителем, становится сверхчеловеком. Для Ницше человек — либо раб, либо сверхчеловек. Но его сверхчеловек — не супермен, а существо, сумевшее пройти путь освобождения от страстей и желаний, способное преодолеть любые страдания. Именно поэтому он достоин не жалости, а признания.

Удивительно, что сделали идеологи XX века с теориями Маркса и Ницше! Маркс никогда не провозглашал идеи уравнительного существования людей. Наоборот, он считал уравниловку признаком нищего общества, условием выживания в первобытном обществе [188, т. 42, с. 114—119]. Маркс полагал, что развитие каждого индивида является условием развития всех, и наоборот, развитие всех — условие развития каждого. При этом каждый человек должен разворачивать свои способности в свободном мире. Его равенство с другими — это равенство его возможностей. Уравнительный коммунизм социалистического периода произвел сознательную подмену аргумента о равенстве возможностей человека в обществе формулой “незаменимых нет”. Кошмар уравниловки описан в начале XX века в романах-антиутопиях О. Хаксли (1894—1963) “О, этот дивный новый мир!”, Дж. Оруэлла (19031950) “1984” и Е.Замятина (18841937) “Мы”. В них ярко и убедительно показано, что стремление к абсолютной одинаковости людей и их жизней чревато гибелью в человеке человечности: “Каждое утро, с шестиколесной точностью, в один и тот же час и в одну и ту же минуту мы, миллионы, встаем как один. В один и тот же час единомиллионно начинаем работу — единомиллионно кончаем. И, сливаясь в единое миллионнорукое тело, в одну и ту же. секунду мы подносим ложки ко рту и в одну и ту же секунду выходим на прогулку и идем в аудиториум, в зал тэйлоровских экзерсисов, отходим ко сну. ” (111, с. 211).

Мысль же о сверхчеловеке Ницше была преобразована идеологами фашизма, использовавшими его философию для своих целей: термин “сверхчеловек” был изъят из контекста теории и произвольно отнесен к тем, кто силен и безжалостен к слабым. Этот термин попал в один ряд с другим: “белокурая бестия”. Так же, как и в первом случае, теория оказалась отринутой во имя политического лозунга.

XX век, изучая феномен человека, все глубже анализирует его как существо биологическое, но вопрос о социальной сущности человека также занимает все большее внимание исследователей. Не случайно австрийский врач-психиатр Зигмунд Фрейд (1856—1939) связывал причины неврозов и психозов, различных нарушений нервной системы людей и их психики с общественными условиями жизни. Он считал, что социальные нормы, запреты, всевозможные табу, принятые в цивилизованном обществе, загоняют человека в тупик, из которого нет выхода, и это ведет к нарушениям психического мира личности, к развитию у нее различных комплексов.

Несмотря на преувеличение роли биологического (сексуального), достижения Фрейда повлияли на последующую науку о человеке. Он обнаружил у человека три уровня психики: бессознательное, подсознательное и сознательное. Бессознательное начало выступает как совокупность таких процессов и действий человека, в которых он не отдает себе отчета. Подсознание содержит в себе переживания, эмоции и образы, возникающие у человека под действием реальности. Сознание включает в себя активную деятельность мозга, логику, мышление, интеллект. Теория Фрейда дала возможность более точно определить и понять человека как индивидуальность, как неповторимое “Я”.

Ф. Т. Михайлов, автор книги “Загадка человеческого Я”, в самом начале выносит в заголовок вопрос: где мое “Я”? Он пишет: “Я” — тот, кто понимает, что вот — дерево, а вот — книга. Родился человек, стал тем, кто называет себя “Я”. Именно он ощущает радость и боль, гнев и восторг. Он называет себя “Я” потому, что ощущает свое собственное присутствие в мире и потому, что весь мир ощущается им как “не-Я”, как то, что нас окружает”. Далее автор объясняет, как выглядит то, что вкладывается в термин “индивидуальность”: это “тело, ощущающее себя, как нечто отличное от других (вне его находящихся) тел, тем самым выделяет из всех остальных ощущений ощущение своей особенности — самоощущение, которое и называется для краткости личным местоимением “Я” [200, с. 13].

Русские религиозные философы В. С. Соловьев (1853—1900), Н.А.Бердяев (1874—1948), С.Л.Франк (1877—1950) видели сущность человека в его творческом начале, в том, что он является частью Бога-творца и поэтому всегда выступает как создатель.

Эта мысль, как мы видим, отнюдь не является новой. Новым для XX века было понимание того, что человек во многом может стать создателем не только вещей, но и своей судьбы и, в конечном счете, самого себя. Эта мысль звучит в различных работах философов, психологов и тех, кто изучает культуру и ее феномены. В середине века психолог и социолог Эрих Фромм (1900—1980) в книгах “Иметь или быть”, “Бегство от свободы”, “Искусство любви”, “Анатомия человеческой деструктивности” и других рассматривает творческую (продуктивную) и деструктивную деятельность людей и выделяет различные типы характеров человека. Несколько позже отечественный психолог В. Леви говорит об “искусстве быть собой” и “искусстве быть другим”.

В российской и зарубежной литературе появляется множество работ, цель которых — разработка методик управления своими способностями и возможностями для достижения личного и общественно значимого результата. Различные “технологии успеха” демонстрируют, что культурное пространство человека простирается гораздо дальше освоения окружающей среды, что полем культурного освоения становится сам человек. Человек все более и более видится мыслителями современности как средоточие единства с природой, космосом и, одновременно, как нечто, имеющее особый статус. Об этом говорит выдающийся поэт современности Арсений Тарковский (1907—1989):

Я человек, я посредине мира,

За мною мириады инфузорий,

Передо мною мириады звезд.

Я между ними лег во весь свой рост —

Два берега, связующее море,

Лва космоса соединивший мост.

1. Уже с самых древних времен появляется взгляд на человека как на особое существо в мире, концентрирующее в себе всю специфику мира в целом: “Человек подобен небу и земле. ”, “Человек есть мера всех вещей. ”, человека видели богоподобным и богоравным. В более поздние времена его считали вершиной эволюции и — в полную противоположность этому — ошибкой природы.

2. Мыслители древности, выделив особый характер существования человека в мире, обратили внимание и на его двойственность: тело и дух человека должны были находиться в гармонии (античность); дух должен был преобладать над телом (христианство); человек должен был быть земным во всем богатстве своих проявлений и одновременно являться демиургом (Возрождение); он существовал в постоянной борьбе разума и чувства (XVII век); в противопоставлении его природной естественности и общественных требований к нему (XVIII век); он раб и властелин, мятежный и смиренный и т. д.

3. Многие теории рассматривают человека, исходя из смысла его жизни, при этом одни считают существование человека если не бессмысленным вообще, то во всяком случае трагическим по объективным причинам, другие же предполагают, что человек свободен как в выборе своей судьбы, так и в придании ей смысла.

4. Во всех теоретических построениях всех времен и народов человек рассматривается как единственный создатель и носитель культуры.

1. Мир культуры (Основы культурологии). Учебное пособие. 2-е Б95 издание, исправленное и дополненное.— М.: Издательство Фёдора Конюхова; Новосибирск: ООО “Издательство ЮКЭА”, 2002. — 712 с.

Подобные документы

«Естественный человек» эпохи Просвещения: парадоксы и противоречия эпохи. Усиление королевской и духовной цензуры, Великая французская революция, техническое перевооружение производства и осознание природы человека в обществе и морального закона.

реферат [36,2 K], добавлен 28.06.2010

Представители эпохи раннего Ренессанса, отображение человеческой индивидуальности в произведениях. Художественное своеобразие картин Леонардо да Винчи, Рафаэля и М. Буонарроти. Отказ от идей гуманизма художников Позднего Возрождения (Понтормо, Веронезе).

реферат [52,0 K], добавлен 18.01.2011

Общая характеристика эпохи Возрождения, ее отличительные черты. Основные периоды и человек эпохи Возрождения. Развитие системы знаний, философия Возрождения. Характеристика шедевров художественной культуры периода высшего расцвета искусства Возрождения.

творческая работа [9,1 M], добавлен 17.05.2010

Определение степени влияния Средневековья на культуру эпохи Возрождения. Анализ основных этапов развития художественной культуры Возрождения. Отличительные черты Возрождения в разных странах Западной Европы. Особенности культуры белорусского Возрождения.

курсовая работа [73,6 K], добавлен 23.04.2011

Сущность мировой культуры. Характеристика культуры нации и взгляды на эту проблему мыслителей Возрождения. Изучение культуры человека с точки зрения марксистской философии. Анализ мировых религий современности: иудаизма, ислама, буддизма, христианства.

реферат [29,8 K], добавлен 25.02.2010

Субъект как носитель предметно-практической деятельности или познания, источник и агент активности, направленной на окружающий мир. Черты человека и человеческих сообществ, в которых проявляется человеческое, культурное. Различие мира человека и природы.

лекция [19,2 K], добавлен 29.04.2010

Определение особенностей эпохи Возрождения. Рассмотрение характеристик живописи, архитектуры и скульптуры данной эпохи, основных авторов. Изучение нового взгляда на человека, женщину в искусстве, развитие силы мысли и интереса к человеческому телу.

реферат [4,7 M], добавлен 04.02.2015

Периодизация эпохи Возрождения и ее характеристика. Своеобразие материальной культуры эпохи Возрождения. Характер производства предметов материальной культуры. Основные черты стиля, художественного облика эпохи. Характерные черты материальной культуры.

курсовая работа [79,9 K], добавлен 25.04.2012

Гуманизм эпохи Возрождения. Расцвет литературы: Данте Алигьери, Франческо Петрарка, Джовани Боккаччо. Дерзновенный взлет человеческой мысли: Сандро Боттичелли, Леонардо да Винчи, Микеланджело, Рафаэль, Тициан. Образ человека в изобразительном искусстве.

реферат [41,6 K], добавлен 15.10.2009

Гуманизм как мировоззренческая основа эпохи Возрождения. Новые представления о человеке и их отражение в культуре. Концепция человека Леонардо да Винчи. Идеи Ренессанса во взглядах Пьетро Помпонацци. Изменения в понимании человека в эпоху Возрождения.

курсовая работа [39,6 K], добавлен 03.10.2012

Источники:
  • http://www.syl.ru/article/361760/kulturnyiy-chelovek---eto-priznaki-kulturnogo-cheloveka
  • http://studopedia.ru/11_58983_ponyatie-kulturi-chelovek-i-kultura-mozhno-li-schitat-vitalnie-potrebnosti-cheloveka-tselikom-estestvennimi.html
  • http://studwood.ru/1347051/literatura/kultura_kulturnost_modeli_kulturnogo_cheloveka
  • http://spiritual_culture.academic.ru/2411/%D0%A7%D0%B5%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D0%BA_%D0%BA%D1%83%D0%BB%D1%8C%D1%82%D1%83%D1%80%D1%8B
  • http://knowledge.allbest.ru/culture/2c0b65635b3bd68a4d43a88421216d27_0.html